Главная
Регистрация
Вход
Пятница
03.04.2020
12:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [370]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [391]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [96]
Юрьев [210]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [261]
Камешково [83]
Ковров [316]
Гороховец [114]
Александров [232]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [84]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [196]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Киржач

Рябов Михаил Иванович

Рябов Михаил Иванович

С. КРОТОВ. ВСПОМИНАЮТ ЕГО ДОБРОМ. 1985 г.


Рябов Михаил Иванович

Вид через деревенскую улицу от дома Рябовых открывается изумительный. Под уклон — широкий луг, а дальше, за речкой, ярусами вплоть до горизонта, утопая в синеватой дымке, лес. С этим просторным лугом, омутистой речушкой и бескрайним лесом связана вся жизнь Михаила Ивановича Рябова.
Здесь, в деревне Акулово, в доме, построенном отцовскими руками, он родился. Здесь мальчишкой бегал на рыбалку. Знал, где растут коричневые боровики, а где таятся настоящие грузди. Знал места, обильные малиной, и березовые рощи, богатые костяникой и ежевикой.
Его жизнь, как и жизнь всех его сверстников, родившихся в начале двадцатых годов, война тугим узлом перевязала на две половины. До войны учился. Сначала — в деревенской школе, затем — в большом соседнем селе Санино в столярной промартели.
Рос крепышом, весь в отца. Мускулы так и играли на руках. В глазах горел огонек пытливости и любопытства. Хотелось парню понять и освоить все премудрости столярного дела. Тем более, что поучиться в промартели было у кого. Местные плотники и столяры испокон века мастерством славились. Однако ничего он в первую половину своей жизни сделать не успел. Ни дом построить, ни семьей обзавестись. Огненным смерчем ворвалась в его судьбу война. Оторвала от дела, от родного дома, от первой любви.
В сентябре 1941 года с комсомольской путевкой прибыл Михаил в десантное подразделение. Учились по напряженной программе. Марш-броски, прыжки с парашютом, стрельба и снова прыжки. Тут ему не повезло. Выполняя учебное задание, сильно обморозил ноги. Больше месяца пришлось проваляться в госпитале.
Затем — отдельный саперный батальон под Сталинградом. Под бомбежками и артобстрелом строили переправы, оборонительные сооружения. Во время одного из обстрелов ранило в руку. Попал в госпиталь, а после — в школу младших командиров и новую часть.
Запомнилось, как при подходе к Днепру форсировали одну речку. Трое суток наблюдали за передней линией противника. Затем ночью в составе взвода, которым было поручено командовать ему, сержанту Рябову, переправились на вражескую сторону. Провели разведку и углубились километра на четыре. Потом вышли на огневые позиции фашистской батареи, решили атаковать. Фашисты и опомниться не успели, как были уничтожены. Бегом, на ходу стреляя из автоматов, разведчики устремились с тыла к передней линии противника. А с фронта по врагу ударили наши основные части. Когда соединились со своими, командир полка по-отечески обнял Рябова. За этот рейд его наградили орденом Красного Знамени.
— А, впрочем, — говорит Михаил Иванович, — может, медалью» «За отвагу». Точно не знаю, потому что обе награды мне вручали в госпитале.
Затем — новые бои. Форсирование Днепра. На плацдарме за Днепром его ранило третий раз.
Вышел из госпиталя, но повоевал недолго. Во время одного из наступлений попал под сильную бомбежку. Рядом с траншеей ухнула бомба. Рябова контузило и завалило землей.
Подлечившись, угодил снова в разведку. И опять удача сопутствовала смекалистому и отважному воину — на его груди засияла вторая медаль «За отвагу». Как-то ночью столкнулись с разведкой противника. Схватка была скоротечной, но ожесточенной. Рядом с Рябовым взорвалась граната. И несколько осколков попало в него.
Когда в августе 1944 года врачи вылечили Михаила, его направили в танковое училище. А в апреле сорок пятого он стал командиром танка. В составе 63-го танкового полка освобождал Прагу и Австрию.
Кончилась война. Стояли в тихом местечке. Цвели деревья. Умиротворенно жужжали пчелы. От всей этой идиллии сердце затосковало по родным местам. Перечитывал письма от невесты. Она писала, что в их деревне зацвели луга и что скоро в колхозе дел будет невпроворот. О любви не говорилось ни слова. Но она чувствовалась в каждой строчке. Много лет спустя, на серебряной свадьбе, сказал Михаил Иванович, как сокровенное приоткрыл, что, может, потому и выжил после стольких ранений, что всегда согревала его настоящая большая любовь.
Дождался и он демобилизации. Вернулся в деревню. Вскоре сыграли с Полиной свадьбу и зажили в отцовском доме. Устроился Михаил столяром-надомником от инструментального завода. И все бы хорошо, но осенняя распутица перерезала все дороги. Ни материал из города привезти, ни готовые изделия туда отправить. Пригорюнился мастер.
— Не расстраивайся, — успокаивала его жена. — Лесники вон тебя зовут. Хочешь, и я с тобой в лес пойду.
Так в 1946 году стал Михаил Рябов лесорубом. Сначала вместе с Полей валили деревья двуручной пилой.
— У него ведь руки-то золотые, — вспоминает Полина Никитична.— Так бывало полотно отточит, что шла пила по дереву, как по воде. Старался, чтобы жена меньше уставала в лесосеке. Ну и я, конечно, не бессердечная, тоже о нем всегда заботилась. Появились, в леспромхозе мотопилы. Михаил скоро стал вальщиком. Первым в леспромхозе освоил работу с гидроклином. Создал комплексную бригаду, которая по производительности труда не уступала вдвое-большей по численности.
Постепенно он стал известен на всю область. Из года в год выходил победителем соревнования. В 1966 году его наградили орденом Трудового Красного Знамени. К Рябову ехали за опытом, присматривались к приемам его работы.
Росла и семья у лесоруба. Михаил и Полина жили душа в душу. Он помнит, как жена, отказываясь от обновок для себя, откладывала деньги на мотоцикл. «Тебе, Миша, — убеждала она его, — не на чем ездить на работу. А пальто у меня еще ничего, я его перелицую». Помнит, как зимой, в метель, поджидая его, выходила она с лопатой, чтобы разгрести для него тропку. Как тщательно укутывала горячие котлеты и пироги, чтобы они к обеду в лесу не застыли.
Ну и он платил тем же. Как ни устанет в лесу, все что ни попросит жена, делал с улыбкой, веселой шуткой. По дому ли, или на колхозной ферме, где работала она. Вместе поднимали и детей. И те, видя как не жалеют себя в деле родители, росли скромными, трудолюбивыми.
Дорожат в этой семье реликвиями трудовой славы. Хранят их все вместе: почетные грамоты Михаилу Ивановичу за ударную работу в лесу и почетные грамоты Полине Никитичне — за успехи на ферме. Грамоты за отличную учебу и спортивные достижения, а потом и за успехи в труде сыну Николаю, дочерям Татьяне и Надежде.
Тридцать один год проработал в лесосеке Михаил Иванович. Когда уходил на пенсию, подсчитали, что он заготовил полмиллиона кубометров древесины. Она шла на шахты Донбасса, на стройки Подмосковья, в города и села области.
Пока позволяло здоровье, успевал и в лесосеке управиться, и по дому, и, будучи депутатом сельсовета, помочь колхозу: на ферме что-то подправить, выйти на сенокос.
Магазин подремонтировать, дорогу подсыпать, старушке забор поправить, — к кому же обратиться, как не к Рябову?!
Как-то в разговоре со мной Михаил Иванович сказал: «На мою долю, как и на долю всего поколения, годы выпали крутые. Работали тяжко, воевали. И все-таки я доволен судьбой. Воевал — выжил, хоть и ранен был несколько раз. Трудился на совесть — меня за это уважали. Детей троих с Полиной Никитичной в любви и согласии вырастили. Гордимся теперь ими. Хочется, чтобы и у них все было по-хорошему. Работа — на совесть, любовь и семья — в радость, уважение товарищей — от сердца».
Недавно пришло известие, что Михаил Иванович умер. Проводить его в последний путь собрались все до единого односельчане, приехали рабочие леспромхоза. Вспоминая о нем, каждый приводил какой-то эпизод, какой-то новый довод, почему в его сердце навсегда сохранится память об этом простом рабочем человеке — ветеране войны и труда. И шло это не от формы, а от настоящего уважения к человеку.

Деревня Акулово

Акулово — деревня в Киржачском районе Владимирской области России, входит в состав Кипревского сельского поселения.
Деревня называлась «Окулова» на картах А. И. Менде XIX века.
Деревня расположена в 25 км на юг от центра поселения деревни Кипрево и в 14 км на юг от райцентра города Киржач.
Деревня впервые упоминается в сотной выписи 1562 года, в ней значилось 6 дворов крестьянских.
В XIX — начале XX века деревня входила в состав Лукьянцевской волости Покровского уезда, с 1926 года — в составе Киржачской волости Александровского уезда.
С 1929 года деревня являлась центром Акуловского сельсовета Киржачского района, с 1954 года — в составе Новоселовского сельсовета, с 2005 года — в составе Кипревского сельского поселения.
Численность населения: в 1859 г. – 322 чел. (53 двора), в 1905 г. – 478 чел. (96 дворов), в 1926 г. – 596 чел. (128 дворов), в 2002 г. – 34 чел., в 2010 г. – 30 чел.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Киржач | Добавил: Николай (02.03.2020)
Просмотров: 33 | Теги: вов, Киржачский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика