Главная
Регистрация
Вход
Четверг
09.07.2020
07:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1278]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [107]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Секта бегунов во Владимирской губернии

Секта бегунов во Владимирской губернии

Сектой бегунов в настоящее время (1911 год) в Шуйском уезде заражены приходы: Дуниловский, Митрофаниевский (дер. Зыбиха), Афанасьевский (село и деревня Петряево), а также и г. Иваново-Вознесенск.
По имеющимся сведениям старообрядчество этой секты занесено сюда из-за „Волги" в 60-х годах XIX столетия, прежде всего в приход Дуниловский, а отсюда и в другие места Шуйского уезда. Бегунов в одном только Дуниловском приходе насчитывается около 600 д. об. пола, а в остальных местах точная цифра их неизвестна по их „скрытности". Центром бегунства в настоящее время считается по-прежнему Дуниловская волость и вообще вся местность по реке «Мардасу» с деревнями: Орлихой, Пырьевкой, Лесными-Дворишками и дер. Петряевой (Афанасьевского прих.). Наименование „голубочники" местного характера. Так здесь в Шуйском уезде называют этих сектантов за то, что в их домах около порога и печи устраиваются обыкновенно „голубец". Это ни что иное, как широкая деревянная пристройка (нары) для взлезания на печь — вместо приступки, под этими „голубцами", обычно у них устраивается „подполье" с разными „тайниками" и „выходами" на „задворки" и „в лес".
Тайники эти предназначены для „сокрытия" бегунов и в случае поисков полиции служат для них удобным местом для сокрытия, а то и для выхода прямо в „поле, в огород и в лес". Есть по слухам (напр. в дер. Орлихе) целые „ходы", соединяющие эти тайники с таковыми же соседним домов.
Кроме „голубочников", странников Шуйского уезда иначе именуют „скрытниками, келейниками", сами же себя они называют „рабами Христовыми", „совершенными христианами", „братцами, сестрицами» старцами и старицами, хотя бы и очень молодых, а людей еще только склонных к „бегунству", но не перекрещенных в их секту, людьми „познамыми", т. е. стремящимися познать истинную веру, иначе „христолюбцами", «странноприимцами».
Любопытные данные о религиозно-бытовой жизни „странников" Шуйского уезда сообщаются на стр. Миссионер. Сбор. за 1909 год кн. Сен. — Окт., стр. 341 — 342. Эти сведения о бегунах взяты редакцией «М. Сбор.» из отчета Владимирского Еп. миссионера о. Акципетрова 4-му Всероссийскому Киев. Мисс. Съезду, а последним сообщены на основании отчета пом. миссионера, крест. Е. Пайкова за 1906 г., бывшего наставником бегунской секты в Шуйском уезде. Сведения эти весьма важны и ценны для освещения внутреннего устройства и организации темного, замкнутого бегунского царства, особенно в виду того, что они (сведения) принадлежат лицу, жившему среди бегунов и следовательно хорошо знакомому с устройством, порядками и обычаями их секты.
«Эта секта странников или бегунов очень мне известна», - пишет в своем отчете Пайков. Говорит он прежде всего о крещении бегунов. «Целые семейства проживают, по отзыву Пайкова, бывшего наставника бегунской секты в Шуйском уезде, „некрещеныя" во избежание еретического крещения от „никонианской" — православной церкви, но и свой наставник, как их самих, так и детей их крестить не будет, потому что по крещении нужно жить „в келлии", т. е. в удалении от „мира", как бы в пустыне, в горах и вертепах (по 105 слову Ефр. Сирина) во времена антихриста.
Келлии у бегунов бывают не застрахованы; как бы чрез это они убегают от „антихристовой печати“. По их понятию, антихристова печать будет: брать деньги, паспорта (на них ложный год) и делать страхование имущества.
Что касается крещения младенцев, то их крестят только в случае смертной опасности, а если после крещения они выздоровеют, то об этом родители много плачут, потому что они будут „мирскими". Взрослые допускаются до крещения под условием обещания «отрещись от мира и жить в уединении, а если кто из крещенных соблазнится и войдет в „мир", таковой должен смыть это пятно слезами и покаянием, за то второй раз его не крестят при смерти».
Что касается наставников, то они живут скромно, воздержно, молятся подолгу без пения, денег в руки не берут, а имеют при себе „расходчика" никонианского крещения слабости своей ради. Сей „расходчик", если не хватит им подаяния, продает в мире их рукоделия и покупает все, что им нужно. Наставники странников денег и билетов на прожитие не имеют за их якобы ложное счисление, признавая их за „печать антихриста".
Своих усопших странники хоронят в лесах, на гумнах, иногда и под сараем, чтобы не видно было могилы. Хоронят более по ночам, чтобы антихрист не коснулся тела усопших. При отпевании усопшего поминают тем именем, с коим он скончался в странстве; при этом трупы зарывают не глубоко в землю в том соображении, чтобы антихристова земля не слишком давила „истинного христианина". Вследствие этого бывает, что трупы размывает и их находят. Так например лет 15-ть тому назад найден в лесу близ д. Зыбихи, Шуйского уезда, труп странника Андрея Осипова Зорина (дед Ольги Зориной).
По словам Пайкова, манифест 17-го апреля 1905 г. произвел на странников Шуйского уезда действие ошеломляющее: они упали духом, видя в дарованных свободах „антихристову ловушку", или особые „козни антихристовы". Так в 1907 году бегунский наставник из дер. Ананкина, Шуйского уезда, Владимирской губернии Феодор Иванов Козин уехал на жительство в Томскую губернию и теперь четыре семейства из Шуйского уезда (Дуниловской волости), бывших его духовных детей, уже переселились за ним в Томские леса спасать свою душу от „новых козней антихриста"; каковые козни бегуны находят в манифесте о свободе совести. Поэтому, конечно, странники отказываются открывать общины, брать метрические книги, записываться в списки старообрядцев и тем более представлять своих наставников на утверждение губернатора.
Последователи „бегунства" держат себя по обычаю скрытно. Имен руководителей своих и „пристанодержателей" не открывают, а на все вопросы о людях, внезапно и без вести пропавших, т. е. умерших в странстве, семейные обычно отвечают: „Христос унес", или же: „Христос взял, Богу молиться ушел" (Мисс. Сбор. Сент. — Окт. 1909 г., стр. 340 — 342). Все странники Шуйского уезда принадлежат к толку „безденежников" и по вопросу об антихристе делятся между собой на два согласия.
Одни из них признают „антихриста" в лице царствующих Императоров, начиная с Императора Петра I-го, а другие в лице патриарха Никона и последующих за ним высших иерархов всей Русской Церкви.
Представителем первых является крестьянин дер. Пырьевки Феодор Иванов Глазков, а вторых — бывший крестьянин дер. Ананкина Феодор Иванов Козин (уехал в Томскую губ.), а за его отсутствием крест, дер. Орлихи Александр Филиппов Москвин „в странстве старец Феодор". Вышеупомянутая Ольга Зорина, Анна Манина и торговец Иван Федоров, проживающие в Иванове-Вознесенске, несомненно принадлежат к секте «бегунов». Об этом говорят следующие данные.
18 декабря я поехал с миссионерской целью в деревню Зыбиху, где публично имел разговор с матерью Ольги кр. женой Ксенией Григорьевной Зориной, из коего выяснилось, что дочь ее Ольга (27 лет) более 10 лет тому назад ушла в „странство", Богу молиться и проживает более в г. Иваново-Вознесенске у «неизвестных ей лиц». На подвиг дочери она смотрит, как надело „душеспасительное", розыски кр-м Прохоровым своей дочери Марии она осуждает, называя его за это „скандалистом". Ольга Зорина по водворении в дом родителей полицейским урядником через неделю опять „скрылась" в г. Иваново-Вознесенск «к своей братии». По словам приходского священника о. Петрова дом Зориных в д. Зыбихе издавна принадлежит с секте бегунов. Так лет 15 тому назад из этого дома нашли похороненным в лесу близ названной деревни деда Ольги кр-на Андрея Осипова Зорина.
Далее, по словам церковного старосты с. Афанасьева, Шуйского уезда, лично знающего торговца Ивана Феодорова по фамилии „Репнова", живущего на Петро-Павловской улице в г. Иванове-Вознесенске, в его владении, во дворе имеется дом, внутри коридорной системы, в коем проживают „скитники" — бегуны обоего пола. Не так давно в этот „скит" Репнова ушли из с. Афанасьева две родственницы — женщины, из них одна молодая девица. Наконец окрестное приходское духовенство знает тоже о прожитии «бегунов» в г. Иванове.
Мне теперь остается поподробнее выяснить зарождение в этой секте мысли „о бегунстве" и вообще о характере учения этой секты. Для этой цели воспользуюсь литературными трудами известных расколоведов профессоров: Казанской дух. академии Н. Ив. Ивановского, Петербургской дух. академии П. Смирнова и имеющимися в моем распоряжении бегунскими цветниками «Увещательная грамота» и „Христианские вопросы" старцев бегунских: Москвина и Глазкова из жизни Шуйских бегунов.
Как известно из истории старообрядчества, бегунство, как секта, появилась в конце XVIII столетия. Основателем ее был наш владимирец, житель гор. Переславля, некто Евфимий военный дезертир. Местом его пребывания сделались: село Сапелки и леса Пошехонья, Ярославской губернии. Отсюда и самый толк именуется иногда „сопелковским".
Исходной точкой учения Евфимия, а равно и последователей его, является учение о лице последнего антихриста в особе Императора Петра I-го и последующем ряде Императоров. По его мнению, „прииде последний враг Божий, чувственный антихрист, на великороссийскую седе державу. Кто убо есть скверный оный чувственный антихрист? Не иного мню, разве Петра Перваго, врага уже Божьяго последняго". Доказательство этого Евфимий видит в разных гражданских нововведениях, преимущественно в принятии им титула Императора, в народной переписи и т. д.
„Понеже Петр не приях на ся царского имени, восхоте бо по-римски именоватися Императором. Исчислив „император" без буквы „м“ (т. е. иператор), узриши число 666 (антихристово). Начатие скверныя печати оного чувственного антихриста, налагаемой на телех человеческих (Апок. 12 гл., 9 ст.) от начатия оным императором народныя описи знаменает быти. Понеже до сей описи человецы свободны быша. Он же описавшийся народ в груду собра, хотя его во власти своей удержати, по реченному Ипполитом: антихрист соберет расточенныя люди".
„Он ввел подушное и паспорты, а до сего времени человецы дань душевную воздавали Господеви". „Учредив с хитростию запасные хлебные магазины, льстец он дает малыя снеди, печати ради, тая скверная".
„Гордый князь мира сего, во имя Симона Петра, антихрист, егда переписал народ и взаконих богопротивные обычаи, тогда воцарися вполне, устроив оному мысленному антихристу дом царствующий, повелев — указом 1722 г. в 5-й день февраля — признавать объявленного им наследника".
„Апокалипсический зверь — есть царская власть, икона его — власть гражданская, у ней же все человецы в покорстве состоятся, и покоритися властем сим, значит поклонитися образу его... тело его — власть духовная..." весь же православный народ есть мертвая струпия... мир сей „Вавилон".
Отсюда для верных остался один путь „ко спасению", тесный и прискорбный, еже не имети ни града, ни села, ни дома, нужно «таитися и бегати», чтобы чрез это порвать все связи с обществом, чтобы уклониться от всех гражданских повинностей — видимых знаков власти антихристовой: записи в ревизии, платежа податей, военной службы, паспортов и присяги" (История русск. раскола Смирнова, 115 стр.).
Таким образом, начав с протеста религиозного, бегунство в конечных выводах своих ведет своих последователей к обособленности и в жизни гражданской. Таковое основное учение бегунства остается непреложным и до настоящего времени в жизни, например бегунов Шуйского уезда. В моем распоряжении имеются два рукописных „цветника", принадлежащих двум видным руководителям „бегунов" Шуйского уезда Глазкову и Москвину, рисующие их взгляды „на бегунство", жизнь в „мире" и „подчинение гражданской власти".
Так в „цветнике" под названием „Увещательная грамота" старца Феодора Москвина — он же Александр Филиппов (д. Орлихи) говорится, что „они странники от мира ушли ради погибели и прелести ради антихристовой и тщимся странствовать и христианами именуемся, а если покоримся антихристу, то горе нам будет, а покорится антихристу тот, кто примет напр. книгу с благословением антихристовым, потому что в этих книгах „есть пагубное имя, властное имя и литерами выраженная печать антихриста — число 666“. „Того ради мы время нынешнее с прежним разделяем: сиречь прежнее время было аки день, а сейчас время прииде, аки нощь темная. И тогда было благочестие, а теперь процветает все нечестие... точию антихристова слава“ („Увещ. гр.“ стр. 4 и 6 обор.).
Приглашая с собою „в странство некиих сестриц", старец (тогда еще молодой человек) Феодор Москвин так рисует идеал странства: „Сестрицы! стали бы о Христе вкупе подвизатися. И если надумаете, то Господа Бога ради приидите ко мне, ни о чем не пекитеся собою, куда пойдем, или где будем жити, но вся на Господа печали наша возвергнем, да тайнами печется" (стр. 9 об.).
В другом цветнике Ф.И. Глазкова „Христианские вопросы" говорится, что „последнему антихристу и слугам власти его личное поклонение не велено отдавать, как и древним идолам, так и слугам антихриста (разумеется гражд. власть) и самому ему не велено кланяться. Ибо нам видится... равны есть поклонение и честь, как самому последнему, так и слугам власти его, от него избранным и поставленным, к тому все последнему антихристу относится, как послушание, так и поклонение, почтение и повиновение, т. е. слугам, — это к нему же относится... Аще царей кто слушает, по писанию, богопомазанного им, земного бога, ибо всякой стране поставих есть вождя“ („Хрис. вопр.“, стр. 11 — 12 и об.).
Существование в их обществе „странноприимцев", пристанодержателей объясняется так: „Господь и в мир прочих святых посылает на пропитание и оставляет их там и не питает их сам в пустыне, якоже древле питал, и дабы чрез «странноприимство» прочих распознати сердца и дати участие мзды и награду подобную тем, какую и странствующим" (Там же, стр. 7 — 8). „Странноприимство" есть уже уклонение от первоначального учения толка „бегунов" и явилось вскоре по смерти основателя толка Евфимия, но в жизни последователей сего толка эти „христолюбцы" имеют громадное значение. Без них невозможно бы было существование самого толка „бегунов", этих „вечных бродяг". Они-то, люди привыкшие к оседлости и большею частью „богатые", и представляют из себя те этапные пункты, по коим проходит вечно движущаяся толпа бродячих бегунов, тесно сплоченная ими в одно целое. Здесь свой особый мир, свои интересы, страсти, борьба, сокрытые от глаз всего внешнего „мира". В домах таких „жиловых" бегунов устраивают моленные, скиты. Прямую их обязанность в толке странников составляет то, чтобы они давали „приют бегунам", кормили их и укрывали от глаз полиции в потребных случаях.
С целью укрывательства своих единоверцев бегунские странноприимцы устраивают свои дома с множеством разнообразных секретных помещений: а) в под-избищах под полом, куда спускают чрез приподнятую половицу, б) на чердаках и в чуланах, где за одной из стен скрыто заборкою помещение, в) в нашей губернии для сей цели служив помещение под „голубцом".
Но и „жиловой бегун" перед смертью должен убежать, чтобы умереть в „странстве", хотя бы то в подполье, или задней келье соседнего дома, будучи перед смертью перекрещен в „странничество".
Семейные же обыкновенно на вопросы о без вести исчезнувших отвечают „Христос унес, Христос взял" или чаще „ушел на богомолье".
Но как бы и когда бы кто ни делался истинным странником, всякий последователь секты должен умереть и быть погребенным в неизвестном месте от мира, в сокрытии. Таковой случай был например с крест. дер. Зыбихи Андреем Зориным.
Кроме „пристанодержательства" в жизни бегунов произошли и другие отклонения от их учения — это по вопросу о деньгах и паспортах.
Считая царскую власть антихристовой, бегуны в государственном гербе, который чеканится и на деньгах, видят печать антихриста, да сверх всего тут показывается, по их мнению, и ошибочное летосчисление на 8 лет, чему бегуны придают весьма важное значение. Отсюда у нас в Шуйском уезде толк „безденежников", хотя и здесь дело не обошлось без компромисса. Сами и денег в руки не берут, но имеют при себе, то „расходчиков", то просят вместо себя принимать денежную милостыню своих „христолюбцев" и благодарят их, послуживших им «Бога ради».
Наконец все бегуны особенно резко восстают против паспортов. Бегун, по их учению, должен быть только „раб Христов", настоящее его имя и звание должно быть никому не известно, он отрекается от него во втором и истинном крещении. К тому же паспорт „печать антихриста", а „бегун", человек не приемший его скверные печати. Такое отношение к „паспортам" замечается у „странников" Шуйского уезда. Но, если иногда и можно видеть у них „паспорта", то это своего рода проделка. Они берут „паспорта" на свое мирское имя, а сами в „бегунстве" уже называются другим именем.
Не лишне заметить здесь, что при постоянном бродяжничестве вопрос о браке разрешается у „бегунов" в пользу всеобщего „безбрачия", но на деле далеко бывает не так. Сам основатель бегунства Евфимий имел при себе „спутницею" некую Ирину. Летописи бегунства пестрят описаниями разврата, которому предавались сами наставники бегунов. Не безупречна в этом отношении, по словам Пайкова, жизнь руководителей бегунства в Дуниловской волости Шуйского уезда. Не даром у бегунов и поговорка есть, что „тело спрашивает — душа непорочна", „жена диаволом дана, а девка Богом" (Пр. Об. 1864 г. Авг., стр. 292 — 293).
Кроме разврата, летопись странничества передает возмутительные случаи жестокости и бесчеловечия. По слухам в Шуйском уезде были случаи, так называемой у бегунов, „красной смерти" через „удушение".
Таково в общем учение секты странников и в частности „голубочников", „безденежников" Шуйского уезда. Отрицая начала семьи, существующий строй общественной и государственной жизни, как проявление „царства антихриста", проповедуя „вечное бродяжничество", как единственный путь к спасению, отрицая повиновение власти гражданской, как поклонение „иконе звериной", ставя в обязанность хоронить умерших неведомо где, причем никогда не возможно бывает проверить и причину смерти, оставляя детей без крещения, проповедуя безбрачие и в то же время легко впадая в разврат, секта бегунов, по справедливости, считается сектой наиболее вредной в общественной жизни.
Нельзя сказать, чтобы правительство оставляло эту секту без своих воздействий. Из истории этой секты известны случаи административных воздействий на последователей секты „бегунов", которые, не войдя в Свод Законов, составляют лишь достояние истории русских сект, как науки. Так, напр., известно, что в 1856 году последовало Высочайшее повеление Государя Императора начальникам губерний всемерно озаботиться открытием, задержанием и преданием суду последователей странничества, почему поставить в обязанность до времени употреблять к поимке сектантов общие полицейские меры, обращать строжайшее внимание на пристанодержателей и с сею целью в селениях, где уже были укрываемы беглые, нередко обозревать дома, дабы удостовериться нет ли при них тайников; по мере же открытия в них беглых, тайники уничтожать и пристанодержателей предавать суду. Независимо от сего, в местах, где наиболее распространилась секта, учредить особых комиссаров, которые, не завися от местной полиции, но, быв прямо подчинены начальнику губернии, могли бы исключительно заниматься собиранием сведений о бродягах и пристанодержателях, а по получении таковых немедленно производить, где следует обыски (Отн. М. В. Д. 21 июня 1855 г. к и. д. Об. Пр. Св. Син.).
За сим от 23 октября 1859 года Государю благоугодно было повелеть: „не допускать бродяг прикрываться и оправдываться религиозным фанатизмом и тем избавляться от наказания, следующего по закону за бродяжничество, и не придавая преступлениям бродяжничества религиозного характера, поступать с бродягами на общем законном основании, ссылая их в отдаленные места" (Собрание пост. осн. по части раск., стр. 570 — 571).
В заключение скажем словами митрополита Филарета Московского, имея в виду манифест о веротерпимости „Добрая мысль кроткого Правительства никого не преследовать за мнения о вере, но трудно приложить ее к секте странников" (В. Ев. 1872 г. к. 2-я, стр. 264).
Священник А. Акципетров. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 3-й. 1911 г.).
Федор Иванов Кривой, наставник секты бегунов, - его сочинения и учение
Секта «Новое православие» и Григорий Босой
Отчет о противосектантской и противостарообрядческой деятельности Братства Св. Благ. Великого Князя Александра Невского за 1912-1913 г.
Отчет о противосектантской деятельности Братства Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского за первую половину 1913-1914 года.
Противораскольническая деятельность духовенства Владимирской губернии за 1914 г.
Скопчество во Владимирской епархии
Скопчество в селе Нушполе Александровского уезда Владимирской епархии
Из истории молоканства во Владимирской епархии
Деятельность Братства Александра Невского против раскола
Старообрядчество в селе Борисоглебском, Муромского уезда

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Николай (28.06.2020)
Просмотров: 13 | Теги: секта, шуя | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика