Главная
Регистрация
Вход
Пятница
05.06.2020
19:58
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1261]
Суздаль [387]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [410]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [101]
Юрьев [214]
Судогда [102]
Москва [42]
Покров [128]
Гусь [149]
Вязники [274]
Камешково [87]
Ковров [370]
Гороховец [117]
Александров [241]
Переславль [102]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [98]
Религия [5]
Иваново [50]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [97]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [89]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Федор Николаевич Бобков

Федор Николаевич Бобков

К. Хабибуллин. НА СЛУЖБЕ ШТАБНОЙ.


Федор Николаевич Бобков

Федор Николаевич Бобков родился в 1897 году. Глава семьи Бобковых, Николай Дмитриевич, хоть и числился в крестьянах села Павловского Суздальского уезда, но земли своей не имел. Лишь небольшие сенокосные наделы давали возможность запасти на зиму кормов для единственной коровы. Поэтому каждое лето, едва управившись с сенокосом, в артели таких же, как сам, безземельных мужиков отправлялся на заработки.
Летом 1913 года впервые взял Николай Дмитриевич в Москву шестнадцатилетнего сына, надеясь пристроить его по своему же, каменных дел мастерству. Мечтал, правда, об иной доле для первенца, выучить хотел его, вывести в люди. Да не просто это было при крестьянских-то достатках: сумел Федор окончить только четырехклассную школу.
Проблеск надежды появился спустя два года, когда удалось подкопить из заработков сына, ставшего подручным каменщиком, денег на первый взнос в частное землемерное училище. Но и тут не повезло: уж год проучился Федор на землемера, практику проходил, да разыскала его повестка в армию. А вернулся под родительский кров с царевой службы лишь через два года.
Тревожный восемнадцатый. В огненном блокадном кольце молодая Республика Советов. На защиту завоеваний Октября поднимались вчерашние обездоленные. Нашел свое место и Федор Бобков: он стал курсантом Владимирских пехотных курсов. По окончании их, весной 1919 года, получил назначение в 31-ю Туркестанскую стрелковую дивизию командиром роты. Затем три года служил в прославленной 25-й Чапаевской дивизии. Воевал на Восточном фронте против Колчака, на Польском фронте — был командиром роты, помощником командира батальона, даже комендантом города Ковель побывал в сентябре двадцатого.
Потом Федор Николаевич был преподавателем курсов среднего комсостава, помощником начальника разведотделения штаба дивизии, начальником оперативного отдела штаба корпуса... Участвовал в ликвидации басмачества, за что награжден Почетной грамотой ЦИКа Таджикской Республики. А в начале 1927 года, после серьезного ранения, оставил службу. Работал начальником штаба и инспектором милиции в Таджикской Республике, затем вернулся на родину.
Во Владимире руководил Домом обороны губсовета Осоавиахима.
В 1933 году Ф.Н. Бобков уехал в Среднюю Азию, ему удалось вернуться в ряды армии.
В мае 1939 года Федору Николаевичу было досрочно присвоено звание майора, а спустя девять месяцев — звание полковника. Это совпало с еще одним важным событием в его жизни — он стал коммунистом.
С началом Великой Отечественной войны и прибыл он в Подмосковье начальником штаба курсантской стрелковой бригады...

Один из последних, самых яростных боев четырехдневного штурма принес победу: Кенигсберг пал!
Еще доносились со стороны крепостных фортов короткие автоматные очереди, клубы аспидно-черного дыма от горящей в порту нефти застилали и без того пасмурное низкое небо, когда на улице появилась колонна штабных автомобилей. Вот они поравнялись с одним из немногочисленных уцелевших зданий, возле которого стояли два автоматчика, и остановились. Из машин вышли несколько генералов и старших офицеров.
— Товарищ командующий,— доложил подбежавший капитан,— здание проверено... Связь тянут...
— Ну что ж, — обратился тот к сопровождающим, — будем располагаться?
Потом внимательно оглядел спутников и, остановив взгляд на одном из них, одетом в новенькую, еще мало потертую форму генерал-майора, улыбнулся в щеточку усов:
— О чем задумался, Федор Николаевич? Не такой себе прусскую столицу представлял?..
Иван Христофорович Баграмян, конечно, шутил: заместитель начальника штаба, начальник оперативного отдела, хорошо знал не только город. Разрабатывая и десятки раз «проигрывая» на крупномасштабных картах предстоящую операцию, генерал Бобков с присущей ему скрупулезностью и педантичностью изучил, кажется, чуть ли не каждую улицу, каждый дом.
Позднее будет подсчитано число контратак, предпринятых противником, рассказано о тупом фанатизме, с которым сопротивлялись обреченные фашистские дивизии. Назовут и ту большую цену, которой оплачена победа. Но он-то уже сейчас мог сказать, что каждый пятый воин, штурмовавший город-крепость, погиб смертью храбрых. В десятки тысяч убитых и захваченных в плен обошлось бессмысленное сопротивление фашистам.
Но не об этом думал сейчас генерал. Вспомнился ему не менее ожесточенный и кровопролитный бой, первый его бой начала Великой Отечественной...
Война застала полковника Бобкова на преподавательской работе в одной из спецшкол Генерального штаба Красной Армии. Одновременно он оканчивал заочный факультет Военной академии имени М.В. Фрунзе. Уже 24 июня он подал рапорт с просьбой направить в действующую армию. Ответ был краток: «Отказать». И еще — приписка к резолюции на рапорте: «Кстати, проведите соответствующую работу с курсантами. Тоже считают, что без них на фронте не обойдутся».
Тревожные сводки Совинформбюро осени сорок первого... Враг рвался к столице.
С востока на запад, к Москве, шли бесконечные эшелоны с военной техникой и войсками. В одном таком эшелоне отправилась на фронт и 41-я отдельная стрелковая бригада, сформированная из курсантов. Начальником штаба ее был полковник Бобков.
Эшелон двигался почти без остановок. Курсанты в теплушках подгоняли новое, только что полученное обмундирование, разбирали и собирали автоматы, изучая это, еще бывшее в новинку, оружие. Из рук в руки переходила газета с текстом речи И.В. Сталина на Красной площади 7 ноября. А однажды, уже перед самой Москвой, по вагонам прошли политработники со свежим номером «Правды», где выделялся крупно набранный заголовок передовой статьи: «Под Москвой должен начаться разгром врага!» В статье говорилось: «Мужественное сопротивление частей Красной Армии задержало разбег фашистских полчищ... Но они все же ползут! Значит, надо удесятерить стойкость защитников Москвы...»
Да,- враг уже потерпел первые неудачи на северных и южных подступах к Москве. Но продолжал отчаянно, не считаясь с потерями, рваться вперед, на этот раз в центре Западного фронта. Сюда и была брошена бригада, которую включили в состав 5-й армии генерала Л.А. Говорова...
Много лет спустя Федор Николаевич подробно проанализировал каждую операцию Великой Отечественной войны, в которой ему довелось участвовать. Вот что писал он об итогах двух месяцев, в течение которых был начальником штаба бригады: «Получив боевое крещение на фронте, приобрел опыт проведения оборонительных боев, перехода от обороны к наступлению. Организовал планирование наступательного боя бригады...»
Планирование наступательного боя! Не об этом ли мечтал Федор Николаевич в томительные дни ожидания отправки на фронт?
Началось контрнаступление Красной Армии на всех участках Московского направления. Пятая армия, прорвав фашистскую оборону у Наро-Фоминска, участвовала в боях под Можайском, Гжатском... Здесь полковник Бобков, ставший уже начальником штаба 32-й стрелковой дивизии, «получил опыт управления войсками преследования» — так он вспоминал впоследствии.
Вскоре военная судьба свела его с И.X. Баграмяном, под руководством которого проходила значительная часть его последующей штабной деятельности и служба в 16-й армии.
Многие страницы истории Великой Отечественной войны хранят память о ратных делах шестнадцатой, переименованной в 1943 году в одиннадцатую, гвардейской армии. Напомним лишь некоторые из них.
...Оборонительные бои на Козельско-Сухиничском направлении. Почти месяц 16-я армия удерживала здесь рубежи в августе—сентябре 1942-го, уничтожив за это время несколько пехотных и танковых дивизий и не допустив прорыва врага на Сухиничи и Калугу. В ходе этого сражения, как писал полковник Бобков, он «впервые организовал взаимодействие в обороне стрелковых дивизий, танкового и кавалерийского корпусов».
«Впервые...» Этим словом начинаются многие записи Федора Николаевича. Да, многому приходилось учиться в ходе войны всем командирам, многое для них было впервые. И тем ценнее высокая награда, которой удостоила Родина полковника Бобкова за умелые действия в боях под Москвой — орден Красного Знамени...
1943 год. Начало массового изгнания оккупантов с Советской земли. 16-я армия участвовала во многих операциях Западного фронта, в числе которых было освобождение города Жиздры. За участие в разработке оперативных планов армии Федор Николаевич был награжден орденом Отечественной войны I степени.
В историю Великой Отечественной войны вошла под названием Езерищенско-Городокской смелая операция, проведенная 11-й гвардейской армией глубокой осенью сорок третьего. Особенность ее заключалась в том, что в условиях полного бездорожья, когда невозможно было организовать даже снабжение войск, командование сумело произвести полную перегруппировку сил и развить наступление.
«Впервые принял непосредственное участие, — писал Федор Николаевич впоследствии, — в планировании армейской наступательной операции, организовал взаимодействие родов войск, управление ими в ходе наступления и преследования противника, а также ввод в прорыв между двух стрелковых армий танковой...»
Ратные дела заместителя начальника штаба армии были отмечены вторым орденом Красного Знамени.
В личном деле Ф.И. Бобкова хранится характеристика, датированная 31 октября 1943 года, а в ней приписка, сделанная рукой генерал-полковника Баграмяна: «Необходимо выдвижение на должность начальника штаба армии. Достоин присвоения звания генерал-майора».
Генералом Федор Николаевич стал в январе 1944 года, но начальником штаба армии не довелось. Дело в том, что к этому времени И.X. Баграмян был назначен уже командующим фронтом. И он добился перевода генерала Бобкова в свой штаб. Впереди ждали бои за освобождение Белоруссии и Прибалтики, уничтожение врага в Восточной Пруссии. Свой вклад предстояло внести в них и заместителю начальника штаба 1-го Прибалтийского фронта генерал-майору Бобкову...
Одной из крупнейших операций, в планировании и проведении которой принимал участие Федор Николаевич, была Белорусская. В полосе фронта она началась разведкой боем утром 22 июня 1944 года.
23 июня в наступление перешли главные силы. В течение шести дней войска 1-го Прибалтийского форсировали Западную Двину и во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом окружили витебскую группировку. Противник потерял под Витебском 20 тысяч убитыми и более 10 тысяч пленными.
За успешные боевые действия 145 воинов фронта были удостоены звания Героя Советского Союза.
Генерал Бобков внимательно следил за положением и продвижением войск фронта. 4 июля он доложил генералу армии Баграмяну о завершении штурма Полоцка.
«В дальнейшем, — вспоминает маршал Баграмян, — фронт получил задачу наступать в направлении Каунаса и частью сил на Шяуляй, в край четырех тысяч озер — Литву».
Немало поработали штаб фронта и генерал Бобков, как один из его руководителей, для того, чтобы правильно, с наибольшей пользой для дела использовать войска и успешно выполнить задачу в условиях сильно пересеченной и заболоченной местности. Много сил было вложено в организацию Шяуляйской операции. Труд командования и штаба фронта был оправдан. Войска вышли на указанный им рубеж и с 27 июля 1944 года прочно удерживали Шяуляй.
Родина отметила заслуги Федора Николаевича третьим орденом Красного Знамени.
Вдохновленные успехами войска готовились к новым боям. Штаб фронта с непосредственным участием генерала Бобкова разрабатывал новые операции. Одной из них была Мемельская, операция «к берегам янтарного моря». Она преследовала цель перекрытия путей отхода прибалтийских группировок в Восточную Пруссию. Город Мемель был освобожден в январе сорок пятого. Другая была направлена на уничтожение вражеских сил на Земландском полуострове и в районе Кенигсберга.
В разное время начинались эти операции, и каждая из них требовала титанических усилий и жертв. Полное освобождение Кенигсберга было осуществлено 9 апреля 1945 года, а Земландского полуострова — 25 апреля.
За разработку операций по освобождению Прибалтики и ликвидации противника в Восточной Пруссии генерал Ф.Н. Бобков был награжден полководческим орденом Суворова II степени, позже он был награжден вторым орденом Суворова II степени за боевые действия в годы Великой Отечественной войны.
С радостью и гордостью за свою Родину воспринял Федор Николаевич награды и победу советского народа.

Отгремели салюты Победы. Миллионы советских людей, вынужденных на четыре долгих года надеть солдатские шинели, возвращались к мирному труду. Восстанавливать разрушенное, растить хлеб, воспитывать детей...
В послевоенные годы Федор Николаевич занимал должность начальника штаба армии, начальника оперативного управления Прибалтийского военного округа.
Был награжден орденом Ленина и четвертым орденом Красного Знамени.
В 1949 году ему присвоено воинское звание генерал-лейтенанта.
Последние годы службы генерал Бобков работал на различных должностях в Министерстве обороны. В отставку он ушел в 1960 году.
В 1967 году Федора Николаевича не стало. Похоронен на Армянском Ваганьковском кладбище гор. Москвы.
В некрологе, подписанном Министром обороны, Маршалом Советского Союза А.А. Гречко, Маршалом Советского Союза И.X. Баграмяном и другими его соратниками и опубликованном в «Красной Звезде», говорилось: «Всю свою самостоятельную жизнь он отдал служению Родине, своему народу, великому делу Коммунистической партии Советского Союза...»
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Николай (13.03.2020)
Просмотров: 75 | Теги: Суздальский уезд, вов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика