Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.04.2020
04:05
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [373]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [401]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [98]
Юрьев [213]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [267]
Камешково [83]
Ковров [319]
Гороховец [115]
Александров [233]
Переславль [102]
Кольчугино [70]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [35]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [89]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [4]
краеведение [39]
Отечественная война [218]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Николай Иванович Жуков

Николай Иванович Жуков

Т. МАЛЫШЕВА. РАБОЧАЯ ГОРДОСТЬ. 1985 г.


Николай Иванович Жуков

По старой привычке Николай Иванович Жуков любит ходить на работу пешком. Хорошо после утренней разминки с гантелями подышать свежим воздухом, полюбоваться городом, который за долгие годы стал для него родным. С женой, Ольгой Петровной, приехал он в Вязники после войны, в сорок восьмом. Бывший мичман Жуков и его супруга, лейтенант-связист, устроились тогда на текстильную фабрику «Свободный пролетарий»...
«Да, много воды утекло с тех пор, — думает Николай Иванович, — вдыхая бодрящий морозный воздух. — Больше тридцати лет пролетело. А вспомнишь, будто было вчера...»
Он посмотрел вокруг. Намного краше стали Вязники. Куда ни глянь — многоэтажные дома, асфальт. Они с женой тоже живут в уютной двухкомнатной квартире: о такой когда-то даже не могли мечтать.
Красив город летом, зеленый, нарядный. Хорош он и сейчас, зимней порой. От снега на крышах все белым-бело. Даже березки, круто сбегающие вниз у обелиска славы, и те стали белее и стройней. Над ними высится 30-метровый стальной меч. Обелиск и Вечный огонь у его подножия воздвигнут в честь героев-воинов, павших в годы Великой Отечественной войны.
9 мая 1975 г. в день 30-летия Победы над фашистской Германией, на живописном городском холме была торжественно открыта аллея Боевой славы. У подножия 30-метрового обелиска, похожего на трехгранный русский штык, взметнулось пламя вечного огня – память о вязниковцах, павших в боях за свободу и независимость Родины. В торжественном открытии монумента в день 30-летия Победы участвовал и он, Николай Жуков. Тогда народу на митинг собралось видимо-невидимо. Рекой текли колонны от площади имени 200-летия города сюда, к аллее героев... А впереди, открывая шествие, медленно двигался броневик, на котором пылал факел, зажженный от Вечного огня у Кремлевской стены...


Вечный огонь

"Аллея Героев"

Каждый год в День Победы сюда приходят тысячи людей с букетами живых цветов. Вспоминают родных и близких, друзей, которые погибли на полях сражений. Приходит сюда и он.
«Да, война много бед принесла, — поглядывая на сверкающий инеем обелиск, размышляет он, продолжая привычный путь по Московской улице. — Двадцать миллионов советских людей погибло в огненном горниле войны. В каждом городе, селе оставила она горькие зарубки на память. Из 27 тысяч вязниковцев, ушедших на фронт, почти половина не вернулись...»
Сам он был призван в армию на второй день войны. Два с половиной года служил на Тихом океане подводником. В 1943 г. с группой наших моряков был направлен в США, где прошел годичный курс по изучению американских кораблей. А потом на «катерах-охотниках», предназначавшихся для уничтожения подводных лодок, советские моряки совершили переход из Нью-Йорка в Мурманск. Добирались долго, неоднократно приходилось сталкиваться и вести бои с немецкими подлодками. В порт назначения пришли благополучно, — хотя и в Атлантике и в Ледовитом океане опасными были не только встречи с врагом, но и сама морская стихия. Штормы иногда достигали большой силы. Как остались целы и невредимы, уму непостижимо. От моториста Жукова в такие часы требовалось одно: обеспечить надежность работы механизмов. Точно также и во время боев. А они были кровопролитными, жесткими, особенно в Заполярье, и продолжались несколько месяцев. Много погибло людей и кораблей.
Участвуя в защите морских транспортных путей, сопровождая корабли, Николай Жуков вносил и свой вклад в разгром гитлеровских захватчиков. Об этом напоминают медали «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», четыре благодарности от Верховного Главнокомандующего.
Там же, на флоте, Николай Иванович встретился с будущей своей женой Ольгой Петровной. Выполняла она вроде бы незаметную службу по доставке писем-треугольников. Была начальником полевой почты. И, значит, тоже приближала победу.

Поскрипывает под ногами снег. Почему-то вспоминалось, как был помощником мастера в ткацкой бригаде. Тогда не думалось, что есть где-то другие, не менее важные участки. А пришел в приготовительный отдел и понял: здесь тоже надо работать, засучив рукава. От них, слесарей, всецело зависят проборщики основ. А если у проборщиков застопорится дело, значит, встанут ткачи.
В приготовительном же он стал работать с сентября 1982 года, после ухода на заслуженный отдых. Быстро освоился. Потому что привык любое дело в жизни делать на совесть.
— Поручили мы ему в цехе ответственный участок, — рассказывает начальник цеха Геннадий Васильевич Хорев, — наладку узловязательных машин. Машины эти новые, капризные, в брезентальном ткачестве появились недавно. Но Николай Иванович настолько любит технику, что сложностей для него не существует. И если раньше ткачи ощущали нехватку основ, то теперь, с приходом его, мы перебоя в основах не ощущаем... Одно время мы были с ним соседями по квартире. Что могу сказать? Жуков — отличный семьянин и, как сосед, очень внимательный, чуткий...
Его действительно уважают в коллективе. И не только в своем. Даже те, кто работает в соседних бригадах, отзываются о нем исключительно тепло. По мнению ткачихи Надежды Ивановны Колготиной из другого комплекта, он во всем подает пример, даже внешним видом: всегда опрятный, подтянутый, вежливый.
Тридцать три года — таков рабочий стаж Николая Ивановича Жукова. И все — на Вязниковском льнокомбинате. Только в двух разных бригадах: в третьей — 11 лет, в первой — 22 года. Но и в той и в другой оставил о себе добрую память. Вот что об этом говорит помощник мастера Вячеслав Петрович Лабутин:
— Поступил я сюда, на комбинат, в 1956 году. Оборудование совершенно другое: у нас в Ивановской области делают текстиль, а тут — брезент. Жуков мне всегда подсказывал. Нравился он мне и как бригадир — справедливый, принципиальный...
А для молодого мастера Юрия Ивановича Уткина, впервые принявшего смену в 1970 году, Жуков стал настоящим наставником.
— Я сюда из другого коллектива пришел, — сказал мастер,— с людьми только знакомился. И, конечно, не знал, кто на что способен. Заболеет, к примеру, кто, не выйдет на работу, а план-то надо выполнять. Я к Жукову. Он и в расстановке людей помогал, и в организации труда... Очень хорошая взаимосвязь у него была со сменщиком Владимиром Ивановичем Савельевым. Жуков никогда не считался, чей станок вышел из строя. Сразу ремонтировал..
А вот свидетельство ткачихи Валентины Ивановны Зузлевой:
— Конфликтов, как в иных бригадах, у нас никогда не было. Всегда он разумный, трезвый. Его не надо звать: только флажок выброси — сам; подойдет. И отвлекать не будет, не спросит ничего — сам видит, где неполадка. Честный труженик! И если на собрании, бывало, замечание сделает, очень совестно станет тому, кто провинился, потому что к самому Жукову, как говорится, не подкопаешься...
Его трудолюбие и скромность удивительны. И не зря его труд отмечен орденами Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, Ленинской юбилейной медалью. А почетных грамот и значков «Победитель социалистического соревнования» у Жукова — не счесть. Николай Иванович, как тот лесковский левша, не привык делать что-либо напоказ. Он прежде всего требователен к себе.
— Мы выпускаем вязниковский брезент, который славился еще со времен Петра Первого даже за границей, — запомнились мне его слова. — Льняную парусину продавали тогда в Голландию, Бельгию, в Англию. Теперь наш брезент тоже идет нарасхват. Объединение льняных технических тканей поставляет его во многие страны мира. Не только в Европу, но и в Азию, в Латинскую Америку.

Он рос в крестьянской многодетной семье. Было их семь братьев и семь сестер. Его, как и остальных, не баловали, рано приучили к труду. С десяти лет умел пахать, боронить. После семилетки и трехмесячных курсов при МТС работал в колхозе трактористом.
До самой войны бороздил поля в родной деревне. С того времени и укоренилась в нем основательность и привычка к труду. Приедет в отпуск к матери, сразу же торопится в луга. Прошлым летом с братом Алексеем с удовольствием косил траву, заготавливал для коровы сено. Природа наградила его отменным здоровьем. За свои шестьдесят лет не болел ни разу.
— Ты, наверное, в своего деда пошел, — шутит иногда Ольга Петровна, намекая на то, что дед прожил 105 лет.
В ответ Николай Иванович улыбается, и моложавое лицо его становится еще добрее, а лучи-бесенята хитровато поблескивают в его голубых глазах.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Фабрика «Свободный Пролетарий»

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Вязники | Добавил: Николай (27.02.2020)
Просмотров: 31 | Теги: вов, Промышленность, Вязники | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика