20:04
Мстёра и её мастера. Часть 1

Мстёра и её мастера

Ларин С. Мстёра и её мастера. Очерки. - Владимир, НИВА, 2007. - 64 с.
К 95-летию Сергея Васильевича Ларина.

Народное художественное творчество — это сердце и душа народа. Оно воспитывает вкус и украшает жизнь. На международных выставках произведения народного искусства привлекают общее внимание. Они вызывают восхищение своей поэтичностью и непосредственностью, живым отражением глубоких сторон народного характера. Таково, в частности, искусство Мстёры.
В книге, составленной из написанных в начале 1960-х годов очерков, известный владимирский писатель и журналист повествует об особенностях и путях развития искусства Мстёры, интересно и красочно рассказывает о жизни и творчестве лучших ее художников — Н.П. Клыкова, И.А Фомичёва, Е.В. Юрина, И.Н. Морозова, А.Ф. Котягина, А.И. Брягина, В.Н. Овчинникова, Е.Н. Зониной и других.
Много места уделено творчеству мастеров, пришедших в 1950-е и 1960-е годы на смену старшему поколению, поднявших искусство Мстёры на новую для того времени ступень.
На 1-й стр. обложки воспроизведена работа мстёрского художника Ю.М. Ваванова (род. 1937 г.) «Весна».

СЛОВО ОТ ИЗДАТЕЛЯ

В настоящее издание, приуроченное к 95-летию известного владимирского писателя и журналиста Сергея Васильевича Ларина (род. 6 сентября 1912 г. - ум. 9 января 1987 г.), вошли два очерка о краткой истории Мстёрской (Богоявленской) слободы и развитии в ней самобытной иконописной школы, а также созданного на её базе в 1920-е годы самостоятельного направления высокохудожественной лаковой миниатюры. Работы наиболее видных мастеров того и другого направлений искусства принесли Мстёре всемирную славу.
Для нашей книги за основу настоящего текста взяты тексты, опубликованные как при жизни писателя, так и после его кончины. Имеются в виду книга «Мстёра» (1963 г.) и небольшой очерк «Мал золотник, да дорог, помещенный в широко известном столичном альманахе «Памятники Отечества» 2002 года. Альманах, вышел в двух томах и целиком посвящён Владимирской земле. Текст С.В. Ларина об истории Мстёры нашёл место в томе, названном «Страна городов».
С любезного согласия дочери писателя Галины Сергеевны Лариной-Шагара издательство, руководствуясь возможностями нового времени, в плане свободного авторского изложения, пошло на незначительные сокращения, сняв обязательные для того времени «поклоны» в сторону КПСС и её вождей. Сняты также явно натянутые, обязательные тогда ссылки на классиков марксизма-ленинизма, позволявших себе высказывания об искусстве, но, увы, на уровне «взгляд и нечто», что к народным художникам-прикладникам применять бессмысленно.
Очерки Ларина о Мстёре и её мастерах - своего рода жизненный подвиг автора, вставшего на рубеже 1950-1960-х годов фактически на защиту мстёрских мастеров, их права существовать и дальше. Об этом в тексте Сергея Васильевича, разумеется, нет ни слова, оттого и считаем необходимым пояснить вышесказанное.
Искусство миниатюристов наглядно продемонстрировало не только удивительную жизнестойкость, но и никогда не скрывало своих родовых корней - нажитого, аж, с середины XVII века, иконописного мастерства. В разгар хрущёвских, брежневских и сусловских гонений на религию искусство мстёрцев, как и их собратьев в Холуе и Палехе, воспринималось, мягко говоря, неоднозначно. Бдительность к этому направлению в декоративно-прикладном искусстве со стороны партийных руководителей всегда была повышенной. В итоге, чтобы выжить, мастерам приходилось идти на разного рода ухищрения в плане тематики. На умильных пейзажах появились трактора с восседавшими на них ангелами-рабочими, всякого рода вожди красной революции и т.д. И всё это в ущерб стилевому единству. Объявления новых приемов художественными находками метода соцреализма положения не спасало.
В кулуарных беседах партруководителей не раз обсуждалось тема о необходимости все же прикрыть «подозрительные» («не туда ведут!») промыслы, исходившие в той или иной степени из иконописных традиций, то бишь из «опасных для сознания нашего общества тенденций».
Как-то, при открытии областной промышленной выставки в 1975 году, автору этих строк самому довелось слышать из уст первого секретаря обкома партии М.А. Пономарёва сомнения в «нужности» мстёрского искусства. Так что невелика была бы защита мастеров со стороны «своих» же областных властей, глядевших со времен революции в рот столичной власти. Зная всё это, нынешний читатель, думается, простит автору «Мстёры» огрехи, связанные с действовавшей тогда особенно сурово политической цензурой. Да не будет строг читатель и к идеологической привязке самого С.В. Ларина, коммуниста по убеждению и заметного журналиста, совмещавшего писательский труд с должностью одного из руководителей областной партийной газеты «Призыв». Увы, в его «шкуре», кто искренно, кто нет, находились многие его коллеги. Касательно идеологии, важно знать другое: Сергей Васильевич, наделённый широкой русской душой, был, прежде всего, патриотом родной земли. Тяжело переживал он и всякие трудности, несправедливости своей эпохи, особенно не благополучного состояния русского народа.
И последнее. Сергей Васильевич Ларин воздал мстёрским художникам, своим коллегам по творчеству вообще, то должное, что и должны были они услышать при своей жизни, причём, как сказано выше, не в самые спокойные для их промысла времена. Поклонимся Сергею Васильевичу за это и вспомним его собственное признание, что: «Прекрасная Дама - Златокудрая Мстёра была моей гордостью и любовью. Я служил ей бескорыстно, верно и преданно». Писатель служил Мстёре подобно её коренным творцам - художникам: иконописцам и миниатюристам.
Одним из таких художников был и частый мстёрский собеседник писателя талантливый Игорь Кузьмич Балакин (1919-1968). Его графические работы публикуются в нашей книге впервые, спустя почти полвека после их создания. На одном из рисунков художник изобразил автора книги.
Творчество писателя С.В. Ларина, как доказывает сама жизнь, не забыто. Выходят и будут выходить другие его книги. Настоящее же издание вышло не без усилий тех, кому оно особенно дорого, в том числе: заместителя председателя Законодательного Собрания Владимирской области А.М. Синягина, генерального директора компании «ЛОГОС» Г.А. Евстюнина и, конечно, горячих пропагандистов произведений С.В. Ларина — его землячки, собинской учительницы Г.И. Лукьяновой и родной дочери Г.С. Лариной-Шагара.
В.М. Некрасов

МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ!

Невелик поселок Мстёра на реке Мстёра, притоке Клязьмы, неподалеку от Владимира, а известен всем и каждому, у кого есть вкус к изделиям народного художественного творчества. Кто не знает, кто не любовался на выставках, в салонах кустарных ремесел мстёрскими шкатулками с миниатюрной лаковой живописью, искусными вышивками мстёрских мастериц. А откуда пошла-есть Мстёра — об этом наш небольшой рассказ.
В старинных летописях уже в 1218 году упоминается город Стародуб — столица удельного княжества Стародубского, в который входило когда-то поселение Мстёра. Остатки древнего города Стародуба сохранились там, где ныне стоит посёлок Клязьминский городок Ковровского района, что в тридцати километрах от Мстёры. В конце XIV века Стародубское княжество делится на ряд небольших самостоятельных уделов, входящих в Московское княжество, — Стародубский, Ряполовский, Палехский и Пожарский. От последнего получили свою фамилию князья Пожарские, а от той лесной части Стародубского удела, что звалась в народе Ромоданью, приняли свою фамилию князья Ромодановские, с именем которых связана древняя история Мстёры.
Первые дошедшие до нас письменные упоминания о Мстёре относятся к 1628 году. Тогда она называлась Богоявленской слободой и принадлежала князю Григорию Петровичу Ромодановскому и его сыновьям. Другим владельцем Мстёры был ближний стольник Петра I «князь-кесарь» Федор Юрьевич Ромодановский, начальник Преображенского приказа, его потешный генералиссимус «король Фридрихус и адмирал Прешпургский». Личным указом Петра Мстёра в 1714 году была дарована ему «за заслуги и усердие».
В бывшем Богоявленском храме и сейчас хранится портрет «князя-кесаря», красовавшийся над родовой гробницей князей, устроенной здесь же, в храме.
В течение многих десятилетий родовая вотчина Ромодановских — Богоявленская слобода, Мстёра — переходила из рук в руки. После Ромодановских ею владели другие князья и графы, связанные между собой родственными узами: Головкины, Черкасские, Тутолмины, Панины, Комаровские.
С давних времен Мстёра становится известной своим иконописным промыслом. Показательно — в 1724 году княгиня Ромодановская выписывает из Мстёры в Москву тридцать иконописцев для писания фамильного княжеского иконостаса и росписи домашней церкви. В актах того времени упоминаются имена иконописцев Савелия Никифорова, Григория Голышева, Семена Семенова, Семена Бороздина и других.


Рис. И. Балакина. «Мстёра в прошлом»

В своих повседневных заботах и трудах жители слободы были связаны с близлежащим Богоявленским монастырем. Спустя несколько десятков лет после первого письменного упоминания о ней слободу нельзя уже было узнать. К 1694 году, как свидетельствуют документы того времени, в ней было 162 двора, а жителей — более пятисот человек.
До того как Мстёра — искусство ее мастеров — стала той Мстёрой, какую мы знаем по ее удивительной, чарующей красками лаковой миниатюре, былая иконописная традиция претерпела немалые изменения. Непросто было найти новые пути творчества, впрочем, также было и в Палехе, и в Холуе. Начальные опыты освоения тематики, отличной от прежней иконной живописи, давались трудно. Безуспешны были на первых порах и попытки организовать артель живописцев — обстоятельства вынуждали объединяться то с вышивальщицами (а вышивка гладью по-своему достопримечательность Мстёры), то со столярами-краснодеревщиками (и этот промысел был развит в Мстёре). Только в начале 30-х годов живописцы выделились в самостоятельную артель, получившую громкое по тем временам название «Пролетарское искусство».
С годами мстёрские мастера — поколение старшее и те, кто перенимал и нес дальше эстафету выработанного мастерства, сложили тот многоцветный, многорадостный почерк Мстёры, который своей неповторимой «особинкой» входит в соцветие художественных промыслов России. Краски, сияющие чистотой, — киноварь, бирюза, охра золотистая и тот небесной ясности «голубец», что завещан еще Андреем Рублевым, прорись тончайшая — беличьей кистью, сюжеты из пушкинских сказок, сцены гуляний, праздников — вот она, Мстёра.
Напомним: на Всемирной выставке 1937 года в Париже мстёрские мастера Клыков, А. Котягин, А. Брягин, В. Овчинников, И. Серебряков были удостоены дипломов «Гран-при» и золотых медалей.
Напомним и другое, в довоенные и послевоенные годы на всесоюзных, всероссийских выставках в Третьяковской галерее, выставочном зале Манежа, а затем и в Доме художников на Крымской набережной в Москве мстёрская миниатюра неизменно имела успех. Самые творчески одаренные миниатюристы из Мстёры состоят в Союзе художников России. Немалое число из них удостоено почетных званий. Исконное искусство Мстёры живет сегодняшней жизнью!

МСТЁРА

Среди культурных достижений Советского Союза значительное место занимает народное творчество, — явление яркое, самобытное, красноречиво свидетельствующее о необыкновенной талантливости русских людей. Это — душа и сердце народа. Изделия народных мастеров воспитывают вкус, украшают жизнь.
Из всех разнообразных проявлений народного творчества выделяются многочисленные формы и виды декоративного прикладного искусства, которые, благодаря неустанным заботам партии и правительства, получили в наше время свое полное развитие, достигли высокого уровня.
Произведения талантливых народных мастеров завоевали мировую славу. Они правдиво отражают жизнь во всем ее многообразии. Наполнены светом тончайшие миниатюрные росписи мастеров лаковой живописи на папье-маше. Легки и прозрачны, словно дымка, вологодские кружева. Изумительны вышивки мстёрских мастериц белой гладью. Нарядны и забавны детские игрушки. Нравятся людям строгие орнаменты умельцев чеканки по металлу - дагестанских «кольчужников» из аула Кубачи. Всему миру известна искусная резьба по кости и дереву в северных районах. Гжельская керамика, произведения уральских камнерезов, хохломская роспись, текинские ковры, отделка текстиля, алмазные грани хрустальной посуды, рязанские вышивки — всё это проявления творческого гения советских людей, творцов и созидателей. Изделия эти вызывают восхищение своей поэтичностью и непосредственностью, живым отражением глубоких сторон народного характера.
Одним из крупных очагов народного искусства в нашей области является Мстёра — рабочий поселок Вязниковского района. Здесь живут и работают талантливые советские художники — народные мастера миниатюрной живописи на папье-маше. Созданные ими лаковые шкатулки, украшенные яркой цветистой живописью, отделанные ювелирно-тонким орнаментом, поражают своей красотой, высоким мастерством росписи. По ним можно судить о многообразии и высоте художественных вкусов народа, о неиссякаемом богатстве народной фантазии.
Художники Мстёры — создатели лучших в мире русских художественных лаковых изделий, наряду с народными мастерами других крупнейших центров советского лакового производства — Палеха, Федоскина, Холуя, Жестова — заслуженно пользуются в нашей стране известностью и почетом.
Работа мстёрских мастеров — не заурядное ремесло, а искусство мирового значения. Мстёрские миниатюры по праву занимают теперь почетное место в витринах лучших музеев, пользуются общим вниманием на художественных выставках.
Мы называем работы мстёрских мастеров лучшими в мире потому, что они превзошли по своему идейному содержанию, технике исполнения, изяществу и прочности шедевры персидской, китайской, японской и индийской миниатюр. Искусство Мстёры, произведения ее художников особенно важны и ценны своим современным содержанием, высокой идейностью, животворным патриотизмом.
Художники Мстёры учились технике живописи на папье-маше у Палеха. Но стиль мстёрской миниатюры многим отличается от палехского. Такой же резкой была разница между ними в иконописи. Мстёра реалистичнее Палеха. Её мастера творчески впитывали, умело применяли на практике элементы народного искусства Ярославля, Костромы, Пскова, Новгорода, Ростова.
Отказавшись от религиозного аскетизма, присущего иконописи, мстёрцы выбрали утверждающим началом своего стиля «вольные» детали бесстильных икон: часть пейзажа, цветок, приемы отделки платья, строгановский интерьер, «новгородские горки», архитектурные мелочи. Они стали разрабатывать реалистические сюжетные жанровые мотивы и уже начали умеренно применять объемную трактовку формы и перспективы.
Если положить рядом миниатюры Палеха и Мстёры, то даже не знатоку их искусства бросается в глаза существенная разница между ними. В них более разного, чем схожего. Общим является материал, темперные краски, техника отделки лаком и иконописные традиции, от которых берут начало оба стиля: палехский и мстёрский. Можно сказать, что мстёрский стиль начинается с вещи, подлежащей росписи. Чаще всего это прямоугольная шкатулка из папье-маше, отличающаяся простотой и строгостью своих форм. Ее углы и края слегка закруглены. Такая шкатулка более всего подходит к мстёрской миниатюрной живописи, построенной на легких и нежных цветовых переходах из тона в тон. Шкатулка делается приземистой, как бы немного приплюснутой, рассчитанной на обозрение сверху. Крышка ее, слегка покатая к краям, чуть-чуть нависает над передней стенкой, чем подчеркивается особенность шкатулки как основания фундамента для живописи. Шкатулки очень легки по весу и это свидетельствует об умелой обработке материала.
Иногда художники Мстёры работают на небольших пластинках, но с ними живопись связывается плохо, изделие при этом получается похожим на раскрашенную фотографию, приближается к посредственно выполненной олеографии. Создается впечатление какой-то неполноценности, незаконченности миниатюры. Декоративность ее бесцельно пропадает, ибо она в данном случае ничего не украшает.
Большие пластины, по общему мнению, совсем не годятся для миниатюры. Другие формы предметов быта, подлежащих росписи — круглые, овальные, фигурные — пригодны, но нужно очень тонкое понимание особенностей их разрисовки, высокая техника мастерства. Над ними мастерам Мстёры предстоит еще много поработать.
Характерной особенностью живописи Палеха является линия, а у Мстёры — цветное пятно. Произведения мастеров-палешан графичны, в любой миниатюре выделяется крепкая, уверенная линия, строгий рисунок. Фигуры всегда контрастно прорисованы на черном фоне. Главная забота художников Мстёры о цветном ярко выраженном пятне. В сюжетной композиции художник выделяет парня в красной рубахе, девушку в голубом платье, гнедого коня, в пейзаже — изумрудную зелень деревьев, синюю гладь воды, яркие букеты цветов, голубое или розовое небо. Живописец Мстёры стремится заполнить красками всю поверхность шкатулки. Если смотреть на нее с отдаленья — она похожа на пестрый, но цельный по цвету, яркий и красочный восточный ковер. При этом художник-прикладник не сбивается на формализм импрессионистов, он искусно соблюдает единство колорита, дает сдержанную гамму красок, объединенных общим тоном. Порою миниатюры Мстёры напоминают тонко сгармонированные гобелены. Тона их бывают теплыми, с преобладанием золотисто-охристого, красного, розового, светло-коричневого цветов и холодными — с разбельными, блеклыми красками, голубоватыми, бирюзовыми, изумрудно-зелеными цветами, перламутровыми оттенками. Этот тон серебрист и прозрачен. Многоцветность миниатюр Мстёры бодрая, поэтическая, радостная.
Народные мастера правильно поступают, избегая обыденности повествовательных сюжетов, изображения предметов и пейзажа будничными, прозаическими. Тут они следуют мудрому завету А.М. Горького, который говорил: «Люди любят мелодически организованные звуки, яркие краски, — любят делать окружающее их лучше, праздничнее, чем оно есть. Искусство ставит своей целью преувеличивать хорошее, чтобы оно стало еще лучше, преувеличивать плохое — враждебное человеку, уродующее его, — чтоб оно возбуждало отвращение, зажигало волю уничтожать постыдные мерзости жизни, созданные пошлым, жадным мещанством. В основе своей искусство есть борьба за или против, равнодушного искусства нет и не может быть, ибо человек не фотографический аппарат, он не «фиксирует» действительность, а или утверждает или изменяет ее, разрушает».
Мстёрские мастера преувеличивают хорошее, призывают к созданию еще лучшего и делают это по-своему, своеобразно, в манере, только им присущей. Они добиваются большой эмоциональной выразительности миниатюры.
В Палехе кроме линии в почете черный фон вместо неба, золото в отделке фигур, резко очерченные силуэты, своеобразная условность лишь чуть намеченного на ближнем плане пейзажа. В центре внимания палешан всегда находится фигурная сюжетная композиция.
Миниатюры Холуя — более реалистичны, колорит их ярок, радостен. Но ее мастера иногда прибегают к излишней символичности изображения.
Старинный центр русского лакового промысла — Федоскино тяготеет к бытовому жанру, в технике живописи предпочитает масляные краски, любит алюминиевую и золотую «подкладки» под живописью.
У каждого свои особенности. Мстёра имеет свой стиль и тем хороша, что не копирует нечто готовое, а творчески создает свое.
В отличие от Палеха Мстёра почти не пользуется черным цветом. Палех никогда не дает небо в цвете, оставляя вместо него черный фон изделия. Мстёра поступает наоборот: небо тут всегда выписано в его естественном виде — белое, ярко-голубое, розовое, с грудками облаков. Излюбленное Палехом золото Мстёра в рисунке применяет редко, лишь иногда пользуется им для отделки фигур. Зато художники Мстёры любят золотой орнамент, в котором они достигли высокого мастерства. Идет у них золото также для текстов и подписей авторов. Живопись делается во Мстёре плоскостной, перспектива обычно не углубляется во избежание «проломов» шкатулки. По тем же соображениям не принято рисовать на шкатулках «тяжелые» сооружения: экскаваторы, паровозы, танки.
Мстёрцы любят рисовать красных, синих, розовых, голубых, зеленых коней. В этом также состоит одна из особенностей стиля. Художники иллюстрируют сказки, а в сказках все бывает.
Художники Мстёры обычно обрамляют живопись орнаментом. Он бывает сдержанным, лаконичным, а иногда — пышным и щедрым, в зависимости от творческого замысла художника и общей композиции. Орнамент создает законченность вещи и как бы растушевывает резкий переход от цветистой живописи к черному фону шкатулки. Он усиливает декоративную выразительность росписи. Мстёра нередко заполняет орнаментом всю плоскость шкатулки, как это делает в своих орнаментальных композициях художник Е.В. Юрин.
Видное место в работах живописцев занимают иллюстрации сказок, былин, литературных произведений, старинных и современных песен. Широко показывается героическое прошлое русского народа.
Но все более ярким признаком произведений советской Мстёры становится современная тематика. Художники разнообразно отражают нашу советскую действительность в своих произведениях, показывают передовых людей — строителей коммунизма. Наряду с другими факторами, в этом сказалось активное воздействие молодых, свежих сил, влившихся в артель из местной профтехшколы.
Некоторые элементы техники иконописи, ее отдельные приемы сохранились в миниатюре и, будучи творчески переработанными и обновленными, являются составными частями современного мстёрского стиля в миниатюрной живописи.
Миниатюристы Мстёры иногда изображают «новгородские горки», «лещетки», сохраняют, когда это уместно, иконописные особенности в изображении доблестных воинов и их коней с лебедиными шеями, своеобразно подают человеческие фигурки, украшают их яркой, разноцветной одеждой, часто употребляют при этом пурпурный и алый цвета, чеканку золотом, любят рисовать палаты причудливой архитектуры, не отказываются от применения так называемых «пробелов». Все это употребляется мастером постольку, поскольку оно не мешает ему в решении тематического замысла.
Шкатулка, сделанная с соблюдением этих признаков, и есть произведение, исполненное в мстёрском стиле.
Конечно, художники создают свои миниатюры каждый по-своему, у любого из них есть свои, только ему присущие особенности. Но в целом признаки стиля являются характерными для работ большинства мастеров Мстёры.
В очень короткий срок ее живописцы сумели догнать Палех, встать с ним в один ряд, создать свой, особый стиль мстёрской миниатюры, завоевать признание советской общественности, получить заслуженную высокую оценку своих работ — золотые медали и дипломы отечественных и международных выставок.
Главным, руководящим методом работы художников Мстёры, как и для всех работников искусств, был и остается метод правдивого, исторически конкретного изображения действительности в ее развитии.

Смелое новаторство мстёрцев в художественном изображении жизни сочетается с использованием и развитием всех прогрессивных традиций мировой культуры.
Черты этого мы видим в лучших произведениях мастеров Мстёры, особенно в миниатюрах, созданных за последние десять лет.
Чуткие художники современности — народные мастера Мстёры хорошо понимают, что в искусстве недопустимо одно лишь любование стариной, преклонение перед культурным наследием прошлого, каким бы прекрасным и ценным оно ни было. Главная задача, отчетливо осознанная ими, состоит в том, чтобы на основе критически переработанного культурного наследства прошлого, в сочетании с его традициями, создавать новые, выдающиеся произведения, достойные нашей великой эпохи — эпохи построения коммунизма. Опираясь на богатую практику социалистического опыта ведущие мастера создали немало таких произведений. Работой коллектива мастеров постоянно руководит научно-исследовательский институт художественной промышленности. Участие искусствоведов в совершенствовании мастерства народных художников имеет важное значение.
Мастера получают от фабрики «Пролетарское искусство» творческие командировки, выезжают в столицу, где под руководством видных искусствоведов выполняют по заказу института новые работы. В дальнейшем эти произведения служат образцами, с которых делаются копии.
Огромное значение для дальнейшего развития искусства советской миниатюры имели проведенные институтом во Мстёре творческие конференции художников в которых принимали участие также мастера Федоскина, Палеха и Холуя. На этих конференциях подводились итоги работы, обсуждались ошибки и недостатки, подвергались подробному разбору новые работы мастеров, намечались перспективные планы деятельности промыслов.
Метод социалистического реализма обязывает художников не только изучать многогранную действительность, но учесть и правильно сочетать в тематике и технике исполнения два основных начала художественных промыслов: местные, народные традиции с новаторством современного искусства. Увы, не всегда это удается. Художникам, рисующим миниатюры на современные темы, еще не всегда удается достигнуть единства формы и содержания, творчески связать новое содержание со старой традиционной формой, с мастерским стилем.
В живописи Мстёры развитие нового содержания, в некоторых случаях, идет быстрее развития стилевой формы. Особенно наглядно можно видеть это на работах молодых художников, выпускников местной профессионально-технической школы. Не все из них сумели пока понять стилистические особенности искусства Мстёры, складывавшиеся в течение многих лет, соединить их с новым содержанием. Но трудности, обусловленные творческими поисками, не должны пугать мастеров.
Сейчас происходит сложный процесс развития стилевых особенностей Мстёры в сторону большей реалистичности живописи, возникают новые, ценные стилистические приемы, современные формы искусства миниатюры. Они получают и впредь должны получать широкую поддержку и поощрение.
Разумеется, художественные традиции Мстёры нельзя «отменить» или «ликвидировать»: в дальнейшем они будут при творческом, критическом к ним подходе совершенствоваться и развиваться.
Ни в коей мере не могут пользоваться одобрением упрощенческие попытки механически перенести в искусство стилевой, декоративной миниатюры принцип станковой живописи. При этом теряется специфика, присущая миниатюре, она становится, независимо от того хотел или не хотел этого художник, искусством подражательным, что может привести, в конечном счете, к общему упадку, к утрате образности, художественной выразительности.
Типичными примерами неудачных произведений подобного рода являются хотя бы такие работы молодых мастеров, как «Горький на Волге» И. Юдина, «В родной семье» и «Рассказ героя» Н. Медведева. Хотя авторы выбрали важные, интересные темы, все же эти произведения воспринимаются как невыразительные, раскрашенные фотографии, иллюстрации, совершенно не связанные с вещью, которую они призваны украшать. В них утрачены свойственные миниатюре принципы декоративности, орнаментальности.
Молодые мастера-прикладники в данном случае пользовались теми же средствами, что и художники станковисты. Они не позаботились о равномерном, красочном заполнении плоскости шкатулок, не добивались ритмичности, плавности в композиционном строе. Просто они нарисовали приукрашенные картинки, слепо копируя натуру и забывая о специфических особенностях и требованиях миниатюрной живописи.
Ценный опыт старых мастеров, мстёрские традиции в изображении природы, своеобразном показе человека не учтены авторами в этих произведениях. Именно поэтому они и потерпели неудачу. Приходится особенно сожалеть, что среди четырех названных работ три написаны на современную тему. В этой связи важно еще раз напомнить, что поверхностный, упрощенный подход к разработке сложных тем современности в живописи на папье-маше, как и вообще в искусстве, совершенно недопустим. Художникам Мстёры не следует углубленное художественное решение подменять плакатностью или, еще хуже, натуралистическим, прозаическим отражением действительности.
К сожалению, как видно из приведенных выше примеров, такие попытки со стороны отдельных художников были. Они, эти попытки, получают и впредь должны получать решительный отпор.
Конечно, борьба за советскую тематику в искусстве Мстёры не исключает разработку тем, почерпнутых в русском фольклоре, в истории страны, в художественной классической литературе. Важно, чтобы произведения художников воспитывали народ в духе патриотизма.
Именно так и поступают ведущие художники Мстёры, ее старые мастера. Их работы особенно ценны наличием таких жизненных народных традиций, как непосредственность восприятия, выразительность образов, правдивость в изображении действительности.
При общем отличном качестве, высоком уровне работ Мстёры, в миниатюрах ее мастеров, особенно ряда молодых художников, кроме отмеченных, можно заметить и другие недостатки, главный из которых в трудности совмещения современного содержания миниатюр со старой формой — традиционным мстёрским стилем.
Разрыв формы с содержанием встречается в работе художников Мстёры довольно часто. У одних он менее заметен, у других — резко бросается в глаза. Это зависит от квалификации художника, от его опытности. Чаще всего ошибку подобного рода допускают молодые, неопытные художники. Однако тут есть свои плюсы и минусы. Если у молодых лучше обстоит дело с содержанием — выбором современной темы, идейной направленностью произведения, то у них хуже получается с формой — техническим исполнением миниатюры, с композицией, со стилем. И, наоборот, у старых художников хорошо удается форма — стиль, отделка, декоративность, колорит, композиция, но не всегда удаётся выйти на настоящую тему, достойной всего этого, внешне подчас очень пышного обрамления и отделки, соответствующих их высокому мастерству. Только творческое содружество, взаимная учеба, коллективный совет могут дать в таких случаях плодотворные результаты.
Было бы наивным учить опытных мастеров тому, что они сами отлично знают, но подчас полезно подсказать, навести на мысль, посоветовать применить то новое, что известно не всем. И нам думается, что стесняться этого не следует.
В искусстве миниатюры сильна еще сила привычки, традиции. Тут сказались корни стиля, берущего свое начало от живописи, в которой трафаретные приемы прививались, осваивались и утверждались веками. Малейшие изменения в них считались ересью.
Постоянность, неизменность приемов письма слишком усердно применялись и в первые годы существования мстёрской миниатюры. Они сыграли в свое время положительную роль, помогли выработать определенный стиль, присущий только Мстёре. Но позднее они же стали служить тормозом в дальнейшем развитии миниатюры. Воспринимать традиционные приемы, как нечто раз и навсегда установившееся, данное как канон, бояться отступить от них хотя бы на шаг — значит обрекать искусство Мстёры на застой, на отрыв от жизни.
Современное содержание миниатюр требует от художников новых выразительных средств, отказа от известной части устаревших, отживших приемов. Тут огромное поле для поисков, для применения индивидуальных вкусов, таланта, способностей того или иного мастера.
Очень живучим, например, оказался долгое время практиковавшийся, ставший почти обязательным традиционный прием ограничения действия, сюжета миниатюры, пейзажа в сфере «между двух деревьев». Что бы ни изображал в своей миниатюре художник Мстёры, он непременно ставил по краям — справа и слева — деревья, своеобразные «кулисы», которые ограничивали, обрамляли задуманную сценку. Это считалось во Мстёре признаком хорошего тона, удачно найденным приемом. Сначала это было действительно хорошо, особенно если было мастерски выполнено. Но потом, все более и более упрощаясь, чаще и чаще повторяясь, этот прием становился надоевшим шаблоном, обедняющим многогранность искусства Мстёры. Если вы посмотрите сто миниатюр и на всех ста действие происходит «между двумя деревьями», как бы искусно это ни было сделано, вам все равно покажется скучным, надоевшим, однообразным. И правильно сделали отдельные молодые мастера, разведчики новых тем, запротестовавшие против однообразия и трафаретных приемов. Они тем более правы, что ведь далеко не все темы предусматривают присутствие пейзажа. Есть в жизни много такого, что хочет изобразить художник, где пейзаж не обязателен, просто не нужен. Как же быть с двумя деревьями? Иногда их заменяют «горками», «палатами», но все равно — шаблон не терпим.
Некоторые мстёрские художники отказались от орнамента, обрамляющего живопись, отделяющего ее от черного фона шкатулки и вообще играющего очень существенную роль в искусстве Мстёры. Они стали заполнять живописью всю верхнюю плоскость, до самых краев шкатулки. Отказ от орнамента вряд ли можно считать оправданным. Упраздняя орнамент, художник, на наш взгляд, совершает ошибку. При этом пропадает очень выгодный контраст между цветистой декоративной живописью и нейтральным черным, зеркально-полированным фоном, на котором ювелирно-тонкая живопись, яркие краски играют и горят, словно камни-самоцветы. Отказ от орнамента обедняет миниатюру, приближает ее по методу подачи изображения к принципам станковой, самостоятельной живописи, а не к миниатюре, лишь украшающей предмет, то есть разрушает одну из главных специфических особенностей лаковой миниатюры.
Миниатюра Мстёры, как и вся советская лаковая миниатюра вообще, имеет специфические, только ей присущие особенности. Об этом ни на минуту не должен забывать художник-миниатюрист, если он намерен серьезно работать в данной отрасли искусства.
Одной из самых существенных и наиболее распространенных ошибок в работе молодых художников Мстёры является именно недопонимание, а иногда и преднамеренное пренебрежение, игнорирование специфических особенностей искусства миниатюры. А между тем нельзя забывать, что это искусство декоративно-прикладное, ставящее своей целью украшение реальных предметов быта полноценной живописью, отвечающей по своему содержанию и технике исполнения возросшим запросам их потребителя — советского человека. В отличие от художника-станковиста мастер миниатюры должен создать не самостоятельную картину на полотне, а расписать, декоративно украсить живописью вещь определенного бытового назначения — портсигар, перчаточницу, пудреницу, чайницу, платочницу, игольницу, ларец, шкатулку, бисерницу, письменный прибор. При этом названные и им подобные вещи постоянно сопутствуют человеку в быту, украшают его обстановку.
Они могут быть различными по форме и объему: прямоугольные, круглые, квадратные, плоские, сложнофигурные, высокие, низкие, сравнительно большие или совсем маленькие. Все это обязывает художника-прикладника со знанием дела, с тонким пониманием специфики украшения предмета и с художественным вкусом выбирать в каждом отдельном случае подходящее к форме и назначению предмета оформление. Он должен продумать все: тему и ее трактовку, сюжет, композицию, избрать подходящий в данном случае колорит, создать наиболее присущий выбранной вещи орнамент, в меру добавить золото, если это требуется для большей выразительности, декоративности; учесть, как будут звучать краски под слоем лака и так далее. Ничто здесь не может быть случайным, все до мелочи должно быть тщательно продумано. Миниатюрист обязан четко и ясно представлять себе, что далеко не каждая тема, не всякий сюжет может оказаться вполне подходящим к той вещи, которую он решил украсить живописью. А когда, наконец, выбор сделан, вполне соответствующая тема, подходящий сюжет найдены, — задача художника достойно воплотить его, вложить в исполнение росписи весь свой талант, опыт, всю свою силу, страсть, темперамент, все мастерство, подчинив их главному — созданию высокохудожественной полноценной лаковой миниатюры.
Понятно, что в том случае, когда речь идет не о копии, а о создании оригинального произведения, художник выступает как творец. Ответственность его велика, задача почетна.
Только отталкиваясь от натуры, от живых восприятий действительности, опираясь на опыт, помня о славных традициях, умело используя многолетние наблюдения и навыки, художник сможет правдиво изобразить наиболее важное, типическое, характерное, подсмотренное в жизни.
Миниатюрист должен зрело учитывать и другую важную специфическую особенность своей работы. Он призван создавать миниатюру, а с ней, вполне справедливо, у человека всегда связывается представление, как о вещи драгоценной. Миниатюра требует от своего творца тонкости, изящества выполнения, ювелирной тщательности письма. Все детали живописи надо очень хорошо проработать, мельчайшие подробности не должны ускользнуть от внимания художника. Важно сделать так, чтобы при разглядывании миниатюр зритель не обнаруживал бы небрежности и непрописанности тех или иных участков.
Художественные требования к лаковой миниатюре очень высоки, ее живопись должна быть во всех отношениях безупречной. Она и при рассмотрении издали должна быть также привлекательна. Миниатюристу в высокой степени должно быть присуще ценное качество — чувство меры. В миниатюре нет крупных планов, но художнику следует избегать и чрезмерной дробности, от которой теряется общая выразительность. Нельзя перегружать миниатюру многочисленными атрибутами. Опытный мастер оставляет лишь минимум того, что необходимо для раскрытия замысла.
Разумеется, тут невозможно избежать известной условности, упрощения, присущих декоративной живописи. Мстёрские мастера, например, широко практикуют прием, называвшийся у иконописцев писанием клеймами. Здесь имеется в виду, в частности, условное размещение изображения в одной — двух плоскостях, совмещение в одной композиции различных сюжетов, совершенно не связанных между собой единством места, времени, действия, то есть то, что ни при каких условиях невозможно в станковой живописи, а в миниатюре вполне оправдано. Так, художник А. Котягин на своей миниатюре «Героика СССР» искусно разместил клейма, в которых изображены строители метрополитена, альпинисты в горах, водолазы на дне морском, туркменские конники в пустыне, полярные исследователи во льдах Арктики и так далее. Точно таким же приемом умело воспользовалась художница К. Соколова, создавшая оригинальную миниатюру на современную тему «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Оба художника не механически, а творчески использовали старый прием и добились положительных результатов.
И, наконец, третьей специфической особенностью мстёрской миниатюры, которой не должны забывать художники, является ее историческое прошлое, то есть глубокие традиции, в умелом использовании которых Мстёра со временем обрела свою творческую самостоятельность.
Произведения художников мстёрской миниатюры дают массу примеров того, в каком направлении должно развиваться, идти в дальнейшем искусство Мстёры. Их лучшие работы показывают, что, показывают, что, только хорошо сознавая и учитывая указанные специфические особенности миниатюры, можно создавать по-настоящему ценные произведения народного искусства.


Худ. И. Балакин, Н. Краснов «Старейшие художники Мстёры». На пластине слева направо изображены: Иван Алексеевич Серебряков (1888-1967), И.Н. Морозов, Евгений Васильевич Юрин (1898-1983), И.А. Фомичёв, Василий Никифорович Овчинников (1885-1952)

Старейшие художники Мстёры. Слева направо: Н.П. Клыков, Александр Иванович Брягин (1888-1948), А.Ф. Котягин, В.Н. Овчинников. Фото второй половины 1930-х гг.

К таким работам с полным правом могут быть отнесены: «Воссоединение Украины и России в 1654 году» И. Морозова, «Далеко от Москвы» и «Садко» Е. Зониной, «Каменный цветок» и «Открытие Волго-Донского канала имени В.И. Ленина» И. Балакина, «Весна в царстве Берендеев» М. Дмитриевой, «Бесы» и «Буря» Ф. Шилова. «Сказка о рыбаке и рыбке» И. Фомичёва, «Битва всадников» И. Морозова, орнаментальные шкатулки Е. Юрина, «Господин Великий Новгород» Л. Фомичёва, «Майская ночь» И. Серебрякова, «Днепрогэс» И. Антоновского, «Руслан и Людмила» Н. Сосновцевой и многие другие.
Славой и украшением Мстёры являются ее люди, талантливые мастера, бывшие иконописцы, их потомки и ученики, поднятые советской властью к высотам жизнеутверждающего искусства, поставленного на службу народу.
Художников старшего поколения осталось во Мстёре немного. Ушли из жизни основоположники мстёрской миниатюры, лучшие мастера тонкой кисти — Н.П. Клыков, А.И. Брягин, А.Ф. Котягин, И.Н. Морозов, В.Н. Овчинников, В.Д. Бороздин, В.М. Кротов. Их художественное наследство бережно охраняется. На выдающихся работах этих мастеров учатся и будут учиться в дальнейшем молодые художники.
Сегодня художественным знаменем Мстёры, ее авангардом являются заслуженные деятели искусств РСФСР И.А. Фомичёв, Е.В. Юрин. Рядом с ними трудятся И.А. Серебряков, А.М. Меркурьев, И.Н. Антоновский-старший, А.С. Сеньков, Н.Т. Гурьянов, П.П. Кощеев. Это они, будучи уже немолодыми, сумели сохранить высокую и своеобразную культуру живописного мастерства, ведущую свое начало от древнерусской живописи. Они сумели преодолеть статичность, трафарет многолетних иконописных навыков, отказались от старых форм и религиозного содержания, обогатили прикладное декоративное искусство мстёрской миниатюры новыми формами. Художники Мстёры наполнили его современным содержанием, добились признания, в полной мере научили своему сложному искусству молодых.
На смену старым мастерам приходит второе поколение. Среди художников этого поколения, добившихся первых творческих успехов, следует назвать имена Ф. Шилова, Н. Шишакова, М. Дмитриевой, Б. Любомудрова, Е. Зониной, М. Немовой, В. Корсаковой, А. Синигиной, И. Балакина, Н. Антоновского-младшего, А. Онасенко. Вместе с прославленными ветеранами и под их непосредственным руководством они за последние годы подняли искусство Мстёры на новую, более высокую ступень.
Творчески вырастают молодые воспитанники профтехшколы: А. Захарова, В. Бурмистров, Л. Древина, А. Базлова, Н. Сосновцева, Е. Шепурова, А. Смирнов, Ф. Евдокимова, В. Буторова, И. Юдин, Н. Наумов, Н. Медведев, В. Старкова, В. Некосов, Е. Громова, Л. Фомичёв, Ю. Ваванов, А. Шадрина, Р. Култышева, Л. Демидова, А. Крылов, В. Фокеев, А. Львов.
Каким был жизненный путь старых мастеров, бывших иконописцев, создавших первоклассную мстёрскую миниатюру? Каковы особенности, отличительные черты их творчества? Старые мастера, основоположники мстёрского стиля в миниатюрной живописи, вышли из глубин народа. Многие из них в дореволюционном прошлом были иконописцами, реставраторами фресок и икон, знатоками старинного искусства русской иконописи. От него они сохранили, творчески переработали и донесли до наших дней лучшие национальные традиции, высокую культуру живописи, наиболее жизнеспособные, реалистические приемы, прогрессивные начала, а также своеобразную технику исполнения, обеспечивающую ювелирную тонкость, добротность, долговечность изображения.
Талантливые мастера Мстёры Н.П. Клыков, А.И. Брягин, А.Ф. Котягин, В.Н. Овчинников. И.Н. Морозов, Е.В. Юрин и некоторые другие в широких масштабах начали работу по росписи на папье-маше более тридцати лет назад — в 1931 году. За это время они обучили высокому мастерству миниатюристов многих молодых художников, которые ныне успешно работают в коллективе мастеров Мстёры, создают высокоидейные произведения, достойно прославляющие нашу великую Родину. Сейчас в коллективе художников Мстёры работает более пятидесяти миниатюристов, из них двадцать два являются членами Союза советских художников, объединенных Мстёрским филиалом Владимирского областного отделения Союза.
В нашей стране любят и умеют ценить искусство в его самых разнообразных проявлениях. У нас созданы партией и правительством все условия для успешного развития народного творчества.
Вышедшие из народа художники создают свои произведения для народа, помогают развитию его эстетических художественных вкусов, повышают его культуру.


Николай Прокофьевич Клыков (1861-1944). Рис. И. Балакина

Основоположником, зачинателем современного искусства Мстёры явился старейший художник Николай Прокопьевич Клыков. Он родился во Мстёре в 1861 году. Более сорока лет Клыков работал иконописцем. В изменившихся после революции условиях он нашёл в себе силы остаться художником и дальше, выразившись на обширном поле декоративно-прикладном искусстве как миниатюрист.
Первые шкатулки из папье-маше были расписаны Н.П. Клыковым еще в 1928 году, когда во Мстёре миниатюрной живописью никто не занимался. В тот год он создал такие произведения, как «Земля», «Комета», «Близко города Славянска». Эти работы Клыков сделал по своей инициативе, без какого-либо постороннего вмешательства и воздействия. Они положили начало мстёрской миниатюре.
Это были очень простые по сюжету вещи, выполненные в стиле древнего новгородского и строгановского письма. Они отличались простотой и строгостью форм, четкостью и стройностью композиции, скупостью пейзажа, архитектуры, обрамляющего орнамента, плоскостностью изображения, отсутствием цветовой и линейной перспективы.
Эта миниатюра выполнена в стиле строгановского письма. Обрамление ее очень пышное, торжественное — две рамки, две полоски орнамента. Подпись к ней гласит: «Где звезды видим мы, сияет и она, как солнце в красный день, как в лунну ночь луна».
Художник хорошо передал чарующую обстановку синей летней ночи. Н.П. Клыкову вообще удается замечательно передать времена года, время суток, различное состояние природы. В его миниатюрах мы видим ясный солнечный день, грозу, бурю, закат, дождь, тихое сельское утро, когда, кажется, слышен звук пастушьей свирели.
Иллюстрацию к песне «Близко города Славянска» Клыков выполнил в стиле народного лубка. Он заключил ее в двойной орнамент, причем в качестве одного из них использовал текст песни, первая строфа которой ясно выписана вокруг живописи славянской вязью.
Писание вязью — старинный прием. Русские писцы украшали ею древние рукописные книги. Клыков впервые искусно употребил вязь в декоративной миниатюре и она оказалась здесь вполне уместной.
Два лучших произведения Клыкова, исполненных в более поздние годы — «Лесозаготовки» и «Дубровский» были отмечены Золотой медалью на Международной Парижской выставке 1937 года.
К этой выставке мстёрские мастера готовились очень серьезно. Художники понимали, что, выступая на всемирной арене, они своими произведениями имеют честь представлять народное декоративно-прикладное искусство СССР, что по их шкатулкам, так же как и по другим экспонатам, зарубежные посетители выставки будут судить об уровне нашей культуры, о всей советской стране.
Поэтому миниатюристы решили представить в Париже свои лучшие работы. Итоги выставки убедительно показали, что мстёрские мастера успешно справились с ответственной задачей, что они умеют создавать великолепные произведения, достойно прославляющие нашу великую Родину. Работы пяти лучших художников Мстёры были отмечены золотыми медалями и дипломами. Кроме упомянутых произведений Клыкова наградами были отмечены работы: А. Котягина «Героика СССР», В. Овчинникова «М.И. Калинин в колхозе», И. Серебрякова «Строитель социализма» и А. Брягина «Путь к социализму».
Художники Мстёры идут в ногу с жизнью, они увлечены тем, чем живет вся страна, советский народ. Поэтому в своих произведениях они отразили главное — индустриализацию СССР, развитие сельского хозяйства, его коллективизацию, небывалый творческий подъем рабочего класса, крестьянства, интеллигенции. Художники как бы говорили: вот какова наша могучая, первая в мире страна Советов, вот как прекрасна наша Родина. Она велика, богата, сильна, молода, она стремится к миру, полна животворящих соков, творческих сил. Любите и уважайте ее, гордитесь ею!
В миниатюре «Лесозаготовки» Клыков показал труд человека. Люди — хозяева природы, валят вековые деревья, трактор — первенец пятилетки, гордость Челябинского тракторного завода, отвозит готовую древесину к новостройкам. Великолепен сосновый лес в зимнем убранстве. В снежном одеянии застыла корабельная чаща. Ее богатства пойдут на службу человеку.
В этом произведении много пафоса, торжественности, сказочной прелести. Оно выполнено в духе настоящего реализма, в своеобразной клыковской манере. Техническое, композиционное и цветовое исполнение этой миниатюры безукоризненны.
А ведь «Лесозаготовки» — одно из первых произведений Мстёры на современную тему. Оно убедительно доказывает, что средствами стилизованной, декоративной живописи, с учетом всех ее специфических особенностей, вполне возможно достойно отразить в миниатюре подобную ответственную тему, не прибегая к приемам станковой живописи, не впадая в натурализм. Н.П. Клыков не делает живопись самодовлеющей, он просто украшает ею предмет, но при этом создает образы, творчески преломляя в своем сознании живую действительность.
Произведение А.С. Пушкина «Дубровский» вдохновило Клыкова на другую работу. Он создал чудесную иллюстрацию, изобразил ту сцену, когда люди Дубровского останавливают карету Марии, в которой она возвращается с мужем после венчания. Здесь мы видим упоительный, полный народной лирики летний пейзаж. Таким умел его рисовать один только Клыков— большой, непревзойденный мастер пейзажа в миниатюре. Люди не оторваны от этого пейзажа, они органически связаны с ним. Пейзаж, при всем его величии, лишь фон для развертывания сюжетного действия. Он немножко грустен. Подчеркивается тема неудачной любви. Ведь Маша теперь навеки потеряна для Дубровского. Композиция очень ритмична, все уравновешено, ничего нет лишнего, все на месте. Палитра богата, краски звучны. Подобному искусству должны учиться молодые мастера.
Старый художник особенно любил отражать в своих произведениях труд человека. Ему была понятна и близка колхозная тема, которой он посвятил десятки миниатюр, смело решая довольно сложные композиции. «Подготовка колхоза к севу», «Ремонт машин», «Уборка урожая», «Молотьба», «Сдача хлеба государству» — таков цикл его работ, воспевающих труд земледельца, радость коллективной жизни, механизацию сельского хозяйства. Лопату, которую мы видели в его произведении «Земля», сменил пятикорпусной тракторный плуг, серп вытеснен комбайном, вместо старой скрипучей крестьянской телеги на миниатюрах Клыкова появилась теперь автомашина. Он любовно отражает социалистические преобразования в земледелии, показывает глубокий процесс перерождения деревни, славит величие коллективного труда, могучую поступь социализма. При этом художник проявил себя великолепным наблюдателем, обладающим чувством меры, ни разу не снизил своего мастерства, все темы решил в строгом стиле мстёрской декоративной миниатюры, в традиционной технике, яркой по цвету, удачной по композиции и цельной по колориту.
Клыков впервые применил в миниатюре самобытное живописное решение, дал своеобразное цветовое восприятие окружающего нас мира. Композиция Клыкова строится как единое целое, в виде строго ограниченного рамкой цветового пятна. Основной тон его миниатюры, колорит, как бы объединяющий собой всю композицию, состоит из богатейшей гаммы красок, тонких переходов от одного тона к другому. Сложная многоцветность композиционного построения, прихотливая изощренность линий — характерные особенности позднейших работ Н.П. Клыкова.
Не отрицая заслуг других художников Мстёры, их большие достижения, есть все основания сказать, что созданные ими работы идут от единого корня, как ветви от дерева, а таким корнем является творчество Клыкова, его стиль, его манера письма.
Как уже сказано, первые миниатюры Клыков создал в 1928 году. С тех пор до последнего дня своей жизни (скончался 26 октября 1944 года) художник не прекращал работы. За шестнадцать лет пребывания в коллективе народных мастеров Мстёры Николай Прокопьевич создал много сотен произведений. Они разошлись по всей стране. Каждая из миниатюр Клыкова — драгоценность. Его шкатулки открывают большой поэтический мир. Как равные и достойные его миниатюры могут быть поставлены рядом с работами знаменитого палешанина Ивана Ивановича Голикова.

Одним из основателей коллектива мстёрских художников был умерший в 1948 году крупный мастер-миниатюрист Александр Иванович Брягин. В отличие от других старых мастеров Мстёры он учился не только в иконописной школе, но и получил довольно серьезную профессиональную подготовку в частном художественном училище — студии Паманского. И хотя в ней преобладали влияния живописной школы «модерна», с ее отходом от реализма, с чрезмерной стилизацией, годы учебы все же положительно сказались на творчестве художника. Брягин, будучи достаточно зрелым человеком, неустанно шлифовал свое мастерство. Умело сочетая полученные знания с использованием приемов традиционной древнерусской живописи, он достиг в итоге серьезных творческих успехов. Рисунок А.И. Брягина всегда свободен, уверен, выразителен.
Главной заслугой этого выдающегося народного мастера является создание ряда отличных произведений на современные темы, выполненных в стиле мстёрской миниатюры. Он оставил в своих миниатюрах убедительные, эмоционально выразительные образы, передающие красоту социалистического быта. В сокровищницу народного искусства по праву вошли многочисленные работы Брягина, такие, как «Жатва», «На колхозном поле», «Праздник урожая», «Путь к социализму», «Выходной день», «Танец», «Уборка урожая в поле», «Заседание в колхозе», «Путь к Октябрю», «Дом отдыха», «Цветы», «Железный поток». В них отражены труд и отдых советского человека, его высокие духовные помыслы и стремления к красоте. Художник правдиво и убедительно запечатлел социалистические преобразования в колхозной деревне, культурные и хозяйственные достижения нашего народа, его трудовые и ратные подвиги.
Ценными работами Брягина являются также расписанные им пластины, ларцы, шкатулки из папье-маше, на плоскостях которых он тонкой кистью искусно выполнил иллюстрации к пушкинским произведениям, старинным былинам, дал эпизоды из героического прошлого нашей страны. Таковы его «Битва», «Садко», «Охота на оленя», «Монгольские всадники», «Вольга и Микула», «Золотой петушок», «Сказка о царе Салтане», «Бахчисарайский фонтан», «Кавказ» и многие другие. В 1937 году на Международной Парижской выставке «Искусство и техника» за работу «Путь к социализму» А.И. Брягин получил Золотую медаль и диплом «Гран-при».
Цветная репродукция одного из лучших произведений Брягина «Выходной день» по праву вошла в монументальный труд, редактированный А.М. Горьким — книгу «Творчество народов СССР», выпущенную редакцией «Правды» в 1937 году, к XX годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.
Что прельщает зрителя в миниатюрах Брягина? Прежде всего светлое, радостное, романтически приподнятое, эмоциональное восприятие жизни, убедительно переданное художником средствами живописи. Его миниатюры — маленькие, увлекательные живописные новеллы, с ясным сюжетом, с простым, но полным жизненной мудрости содержанием. Их колорит мягок и прозрачен. Художник никогда не остается равнодушным к тому, что он изображает. Брягину, как никому другому из старых художников Мстёры, свойственна острота восприятия, взволнованность и теплота живописной передачи.
Миниатюра «Выходной день» очень типична для Брягина. Люди отдыхают после трудового дня. Они проводят свой досуг на лоне природы, в дубраве, привольно раскинувшейся на берегу голубой реки. В центре композиции — счастливая советская семья. Отец поднял ребенка, и тот протянул руки к свету, к солнцу. На заднем плане, за кустами, на светлой полянке танцует молодежь. Гармонист растянул меха своей певуньи-гармошки. Звуки вальса разносятся по лесу.
В легких байдарках загорелые спортсмены наперегонки мчатся по глади реки. К берегу причалил свою лодку светловолосый юноша. Он приглашает подругу покататься. Девушка, сидя на берегу, читала книжку. Ей жаль расстаться с интересными страницами, но в то же время очень хочется покататься с парнем. Сейчас она возьмет лежащую рядом гитару и спустится с берега.
Далеко на холмах, меж которых вьется река, в синей дымке июльского полдня, возвышаются светлые здания города. Слева виднеется фабрика, где работают и откуда пришли сюда на отдых эти люди.
Цветная гамма этой миниатюры очень богата. Здесь преобладают киноварные, изумрудно-зеленые цвета. Шкатулка расписана в радостном, мажорном тоне. Отлично передано очарование хорошо понятого художником русского пейзажа. Не случайно он любил говорить: «Леса и воды — краса природы». Запоминаются могучие брягинские дубы, ярко поданые «разноперые» кустарники.
Женщина в красном платье, ее муж в белой вышитой рубашке, люди выделяются в центре композиции на фоне зелени, цветов, голубой глади лесного озера. Художественная идея произведения выражена очень четко.
Брягин достиг органического единства росписи со шкатулкой, он хорошо постиг в искусстве связи произведения с вещью, с декорируемым предметом. Все эти качества типичны для Брягина, они свойственны большинству его произведений.
В другой миниатюре — «Кавказ» мы ощущаем Брягина-лирика, тонкого ценителя великолепной музыки пушкинских стихов, его изумительных пейзажей. Он нарисовал чудесную иллюстрацию к произведению поэта:
Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орел, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Брягин сумел в своей миниатюре отлично передать картину мирной жизни и труда горцев, романтический кавказский пейзаж. Художник с удивительным мастерством передал в этой миниатюре воздух. Фигура поэта у края стремнины, парящий орел, низвергающиеся сквозь тучи водопады, горец-наездник в ущелье, пастух со стадом овец в долине, рощи и аулы — все это мастерски композиционно размещено Брягиным на маленькой плоскости шкатулки. В утренней дымке нам ясно виден весь этот дивный уголок Кавказа, запечатленный тонкой кистью народного мастера.
На этой миниатюре Брягина учились мастерству многие художники Мстёры, и все они честно признавались потом, что никогда им не удавалось сделать что-либо хотя бы отдаленно похожее по силе воздействия, по мастерству исполнения на эту уникальную шкатулку. Даже самые добросовестные копии не в силах были передать всю прелесть брягинского «Кавказа».

Продолжение » » » Мстёра и её мастера. Часть 2

Категория: Сергей Ларин | Просмотров: 45 | Добавил: Николай | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar