17:55
Пути – дороги. М.Д. Малышева

Пути – дороги

Пути - дороги: литературно-художественный сборник / М.Д. Малышева. - Владимир: «Аркаим», 2017. - 248 с.

РАССКАЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

КОШАЧЬЯ СЕМЕЙКА

Шестилетняя Оля жила с мамой, папой, бабушкой и братом Кирюшей в кирпичном одноэтажном доме для учителей, который расположен за школой. Мама и папа на два года уехали в командировку за границу, а Оля с Кирюшей остались с бабушкой.
Пёс Плутон сторожил дом, сад и гараж, кот Сёмка ловил мышей, Оля готовилась к школе, а Кирюша учился в университете на психолога.
В это утро Оля проснулась рано. В окно светило яркое солнышко, за окном щебетали птички. Дома тишина: бабушка ушла на рынок, Кирюша уехал на соревнования по баскетболу. Оля оделась и вышла в кухню. К её большому удивлению, в кухне хозяйничала целая кошачья семейка.
Рыжий кот Сёмка, неизвестная кошка, белая с серыми пятнами, лакали из мисок молоко, а между ними, перебирая лапками, - два маленьких рыженьких котёнка, точь-в- точь как Сёмка. Оля, боясь спугнуть кошек, тихо сидела на стуле. Незнакомка, которую Оля мысленно назвала Муркой, насытившись, позвала котят за собой на террасу. Сёмка забрался к Оле на колени, лизнул руку, словно просил прощения за незваных гостей.
Вскоре с тяжёлыми сумками вошла в кухню бабушка. Оля подбежала к ней и быстро-быстро стала рассказывать:
- Бабушка, наш Сёмка женился, привёл жену с двумя детками, рыжими-рыжими. Они все на коврике лежат на террасе.
- А что же свадьбы не было? - усмехнулась бабушка, поняв, в чём дело.
- А у кошек свадьбы не бывают.
- Ну, нет, Оленька, бывают. Да ещё какие: соберутся коты на крыше, мяукают так громко, что по всей улице слышно. Кошки тоже готовятся: своим шершавым язычком вылизывают шёрстку, при этом старую сбрасывают - линяют, и вырастает новая шёрстка: красивая, шелковистая, пушистая. В ответ на мяуканье женихов тоже начинают мяукать.
- Значит, наряжаются? - спросила Оля.
- Да, наверное, так.
- А потом котятки появляются. Вот здорово! Бабушка, давай всех оставим у нас: и кошку, и котят.
- Ну, что ж, пускай растут. Приедут родители, а у нас весело: целая кошачья семейка. А я купила много молока, так что на всех хватит. Только я никак в толк не возьму, как они попали в дом: ведь все двери были заперты.
- Очень просто, бабушка. Мы с Никитой играли в мяч и разбили нечаянно стекло на террасе. Кирюша заделал дырку плёнкой, а кошки её своими когтями разорвали и влезли в окно.

В доме стало весело, хотя котятки доставляли немало хлопот бабушке. Она добродушно ворчала, но кошачью семейку не обижала.
Когда Сёмка и Мурка с котятами начали своими острыми коготками царапать обои и обдирать обивку с дивана и кресел, она поставила к дивану деревянную доску, обвитую верёвочками и, прижав Сёмку к доске, вынудила его от неудобства волей-неволей царапать верёвки, пригрозив при этом постричь ему когти, если не послушается. Таким образом, бабушка приучила смышленого кота точить когти на доске. Впоследствии и все кошки последовали его примеру.
Кирилл закрыл свою комнату на ключ, а Оля обиделась:
- Это ты, Кирилл, от кого запираешься? От нас с бабушкой?
- Э, нет, сестрёнка, от кошачьей семейки, ты же видишь, что они вытворяют. Заберутся ко мне в комнату, а у меня там телевизор и другая техника. Я даже форточку закрываю, когда ухожу, чтоб не забрались. Кстати, а как ты их назвала?
- А ты разве не знаешь? Рыжик и Пыжик.
- Ну и ну! Как Чижик-Пыжик.
- Это птицы, а у меня кошки. Как хочу, так и называю!
- Циркачка ты, Оля!
- А ты псюхолог, псю-псю-псю.
- Не псюхолог, а психолог, циркачка!
- Как хочу, так и называю, псюхолог.
Кирюша и Оля часто спорили, но очень любили друг друга.

Каждое утро девятиклассник Денис выгуливал собаку в парке возле школы. Оля слышала, как он тренировал своего питомца, то заставлял принести в зубах палку по команде «Аппорт», то выполнять другие команды: «Ко мне, «Фас», «Рядом», «Служи», «Барьер», «Голос». Однажды Оля решила подойти к Денису.
- Дениска, - попросила она, - помоги мне научить собаку Плутона и кошек выполнять мои команды. В прошлом году папа приезжал из Парижа домой в отпуск, и мы с ним ходили в цирк шапито, который приезжал на гастроли из Москвы. На арене выступали дрессированные кошки, собаки, и я хотела бы, чтобы Плутон и кошки, а их у нас много, тоже могли так интересно выступать. Поможешь, а?
Она так умоляюще смотрела на Дениса, что он не смог отказать маленькой девочке.
- Оля, - ответил он, - я кое-что умею и обещаю тебе помочь. Я и сам заинтересовался твоим предложением. Лето, каникулы, времени свободного хоть отбавляй, почему бы не попробовать. Завтра же и начнём.

Оля основательно готовилась к школе: ходила на подготовительные занятия в школу, занималась с бабушкой, с учительницей русского языка и литературы. Бабушке очень хотелось, чтобы Оля в будущем стала учительницей, как её мама, папа, тёти, дяди... Она спросила Олю:
- Оля, кем ты хочешь быть, когда вырастешь? Учительницей, наверное?
- Нет, бабушка, - неожиданно ответила Оля. - Я буду артисткой.
- Не получится, Оленька. У артистов должна быть прекрасная дикция, а у тебя дефект речи, ты неправильно произносишь звук «ц», а с логопедом заниматься не хочешь.
- А я пойду тогда в цирковое училище и стану акробаткой или дрессировщицей. Я занимаюсь в спортклубе художественной гимнастикой и ещё на хореографию хожу.
- Ну что же! Поживём - увидим, - вздохнула бабушка.

А Оля по-настоящему увлеклась дрессировкой кошек.
- Бабушка, хочешь посмотреть, что уже умеют делать кошки. Помнишь чёрную кошку с белым пятном?
- Эта та, которая постоянно с Сёмкой и Муркой в кухне появляется?
- Да, да. Она лучше всех понимает меня и легко выполняет всё, что я ей приказываю. Ты бы, бабушка, посмотрела, как она с лестницы на лестницу прыгает или через кольцо, а по моему приказу мяукает-поёт, взбирается мне на плечо и меня «целует». Настоящая циркачка. Ты знаешь, ребята приходят смотреть, как я с ней занимаюсь, и им очень нравится.
Ещё несколько номеров подготовим с ней и Сёмкой с котятами и выступим на спортплощадке возле школы. Мне Денис обещал помочь.
- Это, конечно, неплохая идея - работа с животными. Кирюша не зря прозвал тебя «циркачкой». Не по годам ты у нас мудрая, целеустремлённая. Учись хорошо. Тогда и мечту свою осуществишь.

Время шло. Котята подросли. На террасе появилось несколько новых котят. Оля с помощью Дениса учила и собаку Плутона: прятала косточку, а он её отыскивал и приносил в зубах Оле. Лая и танцуя на задних лапках в такт музыке, ждал вознаграждения.

В конце августа на школьной спортплощадке, расположенной недалеко от дома, где жила Олина семья, собралось много ребятни с соседних улиц. Пришла и Олина бабушка.
Плутон, кошки: Сёмка, Мурка, а в особенности чёрная с белым пятном Цыганка показали всё, чему их научила Оля с помощью старшего товарища Дениса, который уговорил своего друга Романа все выступления «артистов» сопровождать игрой на аккордеоне.
Сёмка, Мурка и Цыганка друг за другом прыгали через кольцо, подставляемое Олей, по её команде прыгали с лестницы на лестницу, танцевали на задних лапках под музыку и пели «Мяу-мяу». А Цыганка садилась на Олино плечо, пела ей на ухо «Мяу...» и целовала. Затем ложилась возле её ног, по команде вскакивала, вставала на задние лапки и кружилась под музыку. Каждая из кошек показала своё умение.
Выступление Плутона присутствующие встречали долгими аплодисментами. По команде Оли он подносил зубах предметы, расставленные по краю площадки, безошибочно выбирая тапки, шапочку, платочек, палочку... В заключение под музыку и аплодисменты зрителей Плутон, а за ним и вся кошачья семейка: Сёмка, Мурка, Цыганка и пятеро рыженьких котят - несколько раз друг за другом прошлись по импровизированной сцене - баскетбольной площадке.
Среди публики раздавались крики: «Браво! «Бис!»
Уставшие Плутон и кошачья семейка сидели у ног Оли и Дениса, а они раскланивались.
«Дорогие ребята и все присутствующие! Спасибо за тёплый приём и за то, что пришли на выступление братьев наших меньших», - поблагодарил Денис, кланяясь.
Бабушки и дедушки, пришедшие вместе с внуками, радовались так же, как и дети, удивлялись, как такая маленькая девочка, как Оля, нашла подход к животным, заставила кошек выполнять непростые цирковые номера.
Дедушка Игнат, поглаживая свои усы, одобрительно сказал: «Ну, дают, пёс, котята и ребята!»

ВАСЯТКА В ДЕРЕВНЕ

- В деревню, в деревню!
Всё ликует в душе маленького Васятки. Ему кажется, что автобус медленно едет. «Скорее, скорее», - мысленно просит Васятка шофера.
Мелькают за окном дома деревеньки Каменки, вот и кирпичный завод остался в стороне, а вот приближается большой-большой мост, автобус стремительно проскочил его. Васятка привстал и высунулся из окна автобуса, чтобы скорее увидеть широкую реку и рыбака, сидящего в ивняке возле моста.
- Васятка, - строго говорит бабушка и дёргает его за пояс. - Нельзя на ходу в окно высовываться. Неровен час, чего и случиться может.
Васятка недовольно отмахивается. Вот автобус свернул с шоссе на дорогу, вымощенную мелким булыжником, и сразу же с обеих сторон показался лес. «Скоро, скоро! - думает Васятка. - Скоро!» Вот и знакомый поворот. Остановка.
Видит Васятка большую деревню, окружённую садами, огородами, палисадничками с цветниками.
- Ну, вот и приехали, говорит бабушка.
Утром Васятка, проснувшись, услышал: «Пик-ли-пи», «Ко-ко-ко», «Карр-карр». «Что это такое?» - удивился он. Васятка вышел из спальни, через кухню и сени вышел во двор. Бабушка в огороде собирала с кустов малину в плетёную корзиночку.
По двору ходит наседка, квохчет: «Ко-ко-ко», учит цыплят клевать, клюнет комочек пшённой кашки - он рассыплется. Тут цыплятки быстро-быстро носиками заработают, только стук по чугунной сковородке идёт: «стук-стук». Отважились и серые воробьишки, не боятся наседки, близко-близко подлетают к сковородке, пшено клюют, радостно щебечут: «Чив-чив!» Иногда наседка недовольно, косо взглянет на нахалов, заворчит «ко-ко-ко», и воробьишки мигом упорхнут, сядут на изгородь и ждут удобного момента чтобы снова поклевать. А наседка лапами землю разгребает, ищет червячков. Цыплята, подражая матери, тоже землю лапками швыряют.
Ворона летает с крыши дома на сарай, с сарая на забор. Видит бабушку, остерегается. А наседка насторожилась, подняла голову, точно прислушивается. Вдруг она захлопала крыльями, закричала громко и продолжительно. Цыплята забеспокоились, запищали, к матери жмутся.
- Ох уж эти вороны! Кыш! - крикнул Васятка.

Солнышко греет жарко. Небо голубое-голубое. Воробьи чирикают: «Чик-чирик, чик-чирик!» Иногда петух прокричит хриплым голосом: «Ку-ка-ре-ку!» Где-то куры кудахчут: «Кудах-тах-тах!»
А Васятка сидит в холодке в огороде под густолистой липой, смотрит и слушает, и так ему хорошо!
- Цып-цып-цып! - призывает Васятка цыпляток. Первым откликнулся на его зов пёстренький цыплёночек, первенец. Привык он к Васятке, не боится его. Взял его мальчик в руки и пшенца даёт с ладони. Первенец клювом долбит Васяткину ладонь. Он гладит цыплёнка, любуется им. А цыплёнок пёстренький: головка рыженькая, пёрышки чёрненькие, животик жёлтенький. Он крылышки расправил, потянулся, доволен. А наседка сердито кричит.
- На, на, своего цыплёночка, я не трону его. Я же вас от вороны берегу. - И Васятка отпускает цыплёнка на землю.
Наседка успокоилась и, как показалось мальчику, благодарно на него взглянула.
- То-то! - сказал ей Васятка и довольно улыбнулся.
В этот момент ворона схватила цыплёнка. Бедняга растопырил крылышки и запищал. Наседка так и бросилась на ворону, истошно закричала. Бабушка спешит на помощь, за ней - Васятка, но калитка огорода заперта.
- Скорей, скорей, открывай дверь, - со слезами в голосе говорит он. - Да бабушка, скорей же!
Но наседка, не в силах справиться с вороной, и та взлетает вверх, крепко держа в лапах цыплёнка. Курица тоже пытается взлететь, насколько может, перелетает через изгородь, бегает, кричит.
- Ну, всё теперь, - уже плача, говорит Васятка обречённо. - Всё!
Сосед выбегает с ружьём, два раза стреляет в ворону. Но она улетела.
- Ну, погоди, воровка, - грозит ей вслед Васятка. - Я теперь сам сторожить цыплят буду.

Речка манит Васятку: «Как хорошо окунуться в прохладные воды, освежиться. А вдруг ворона? - думает он. И остаётся в огороде.
Дед Фёдор с удочкой и котелком, полным рыбы, хитро прищурясь, смотрит на Васятку.
- Ну что, пострел? Сидишь у моря и ждёшь погоды? А погода-то - благодать! Шёл бы на речку. Вот я с утра каких окуньков поймал!
У Васятки глаза так и заблестели, но он потупился и сказал:
- А цыплята как же? Ведь жалко.
- А ты положись на старого Фёдора. Беги, купайся, загорай. А здесь всё будет в порядке.
- А ты правду говоришь, деда? - оживился Васятка.
- Это когда дед Фёдор говорил неправду? - сердито нахмурив свои лохматые брови, сказал дед.
- Ну, тогда я побегу, - обрадовался Васятка и, взяв хворостинку и похлопывая ею себя по ногам, помчался прочь, оглашая улицу криком:
- Ура! За мной, чапаевцы!
- Ай да Василий Иванович! - усмехнулся дед.
Вечером Васятка увидел на огороде странную фигуру.
«Не то дед Фёдор, не то не он. Но зачем ему в такую жару тёплая шапка и тёплое пальто? - недоумевал мальчик. Но тут он догадался: «Чучело огородное - вот что это. Да как умело сделано: настоящий живой человек. Вот теперь вороны отвадятся летать в огород за цыплятами», - радостно подумал Васятка. И он погрозил кулаком невидимому врагу.
- Васятка, ужинать! - услышал он призывный голос бабушки.
- Иду-у! - отозвался он, сразу вспомнив, что он с утра ничего ещё не ел.
Дед Фёдор открыл сарай, по лестнице, ведущей на чердак, стал осторожно подниматься, ворча про себя: «Прибежит Васятка с речки, приведёт с собой ватагу сорванцов и девчонку Анютку и закричит: «Дедуля, мы вечером будем играть в «Чапаева», сними с чердака коней, шлемы, шашки, пулемёт». А чего ждать-то? Бумажные шлемы помялись, красные звёздочки на них потускнели. Надо новые делать. Спасибо секретарше сельсовета, что дала подшивку газет и тюбик с красной гуашью».
Бабушка Валя возле сарая чистила медный самовар.
- В воскресенье приедут Васяткины родители: сын Иван и сноха Ирина, а у меня на столе кипящий самовар, малиновое и земляничное варенье, горячие пирожки с капустой и ягодами, творожники со сметаной. Ешьте, дорогие, наслаждайтесь деревенской едой, - рассуждала она про себя.
Довольная, с блестевшим самоваром в руках, она вошла в дом. В горнице за большим столом сидел дед Фёдор и раскрашивал красной краской звёздочки на только что склеенных бумажных шлемах.
- Готовишься к сражению, - засмеялась бабушка. - Вместе с Иваном целых два воскресенья прилаживали к отструганным палкам «лошадиные» головы. Где только раздобыли такие игрушки? А пулемёт-то застрочил! Как это ты только сумел сделать, Фёдор? Вот радость-то детишкам!
- Это от нас с Иваном сюрприз Васятке: закончил второй класс на все пятёрки. А Чапаевым он грезит, насмотревшись кинофильмов о нём. Только и слышишь, когда пацаны «воюют»: «Василий Иванович, а ты за какой интернационал?», «Где должен быть командир - впереди, на лихом коне», «Брат Митька умирает, ухи просит», «Александр Македонский тоже был великий полководец, но табуретки не ломал»... Запомнили фразы из кино, вот и подражают. А чтоб пулемёт «застрочил» - проще простого: два колеса я насадил на железную ось, на ней укрепил прочную планку, на неё прикрепил железную трубу — «пулемётный ствол», в планке справа просверлил отверстие и вставил ручку с колесиком и укреплённой на ней зубчатой металлической планкой. Если вращать ручку, то зубчики, касаясь железной трубы, издают скрежещущие звуки, напоминающие «пулемётную очередь». К концам планки, ближе к колёсам, привязал верёвку - и пулемёт теперь может перемещаться по ходу «сражения», - пространно объяснял дед Фёдор заинтересованной жене.
- А где взять бурку и папаху, чтоб наш Василий Иванович полностью вошёл в образ? - спросила бабушка Валя.
- Твою меховую безрукавку Ирина уже вывернула мехом наружу, укоротила её - чем не бурка? А папаху дал сосед - казак из Урюпинска. Деревянные шашки выстругал отец Андрюхи Николай. Андрюха тоже Фурмановым грезит.
- Вот уж поистине: «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало», - заключила бабушка и пошла встречать с пастбища корову Зорьку.

На речке Каменке было шумно: радостно кричали дети, то и дело проплывали моторные лодки, прошёл пассажирский катер «Сергей Есенин», доставлявший в речной порт областного города жителей прибрежных сёл и деревень, везущих на рынок молочные продукты, фрукты, овощи, грибы, ягоды. Обратно ехали городские заядлые рыболовы на рыбные места, а также грибники, ягодники, в прибрежные леса.
Васятка не вылезал из воды, Вместе с ребятами переплывал на другой берег, где на лугу лакомились сладкой душистой полоникой, в озере доставали кувшинки, похожие на «чертиков» водяные орехи, которые называли «рогульками».
- Чапай, - обратился к Васятке Андрейка, - а когда будем в «Чапаева» играть? Мой папка и шашки сделал.
- Давайте завтра, как встанем, соберёмся и начнём. Заодно и мяч на площадке погоняем.
Анютка махнула рукой и сказала:
- А я не могу с утра играть с вами, ищите другую пулемётчицу. Мы с мамой и сестрой идём в лес за ягодами.
- Другая пулемётчица нам не нужна. Лучше возьмите нас с Андрюхой и Колькой за ягодами, а поиграем после обеда или ещё позднее - вечером, - решил Васятка.
- Ну ладно! Поиграем вечером, - согласился Андрейка.

После ужина, поев молодой разваристой картошки со свежими огурцами, выпив парного молока с ватрушкой, Васятка взял с полки семейный альбом и стал рассматривать фотографии. Под некоторыми были подписи.
Под фотографией плечистого мужчины с пышными усами, в военной форме, в папахе, было написано: «Владимир Сергеевич Потапов, 1919 год».
- Деда, а кто это?
- А это, Васятка, твой прадед.
- А что значит прадед?
- Я - отец твоего отца, а тебе я дед. Мой отец - дед твоему отцу, а тебе - прадед. Выходит, что Владимир Сергеевич - мой отец, а тебе прадед.
- А почему «пра»?
- Ну, как тебе сказать проще? «Пра» означает что-то, что было раньше, прежде. Перед тем, как у тебя появился дедушка Фёдор, то есть я, прежде был твой прадедушка Владимир, а перед ним - твой прапрадедушка Сергей, а перед ним - прапрапрадедушка...
- А мой прадедушка Владимир воевал на фронте? На фото он в военной форме.
- Всё подробно тебе, внучек, я ответить не смогу. Я агроном, а бабушка - библиотекарь. Она сможет лучше меня рассказать о том времени, когда жил твой прадед. Но я постараюсь кратко рассказать об историческом прошлом:
«25 октября 1917 года свершилась в нашей стране Великая Октябрьская социалистическая революция. Вооружённые рабочие, солдаты и матросы в Петрограде шли со всех сторон к Зимнему дворцу, где засело Временное правительство, состоящее из буржуев, захвативших власть после свержения царя. Министры Временного правительства были арестованы, его председатель сбежал, власть перешла в руки рабочих и крестьян. Представители от рабочих, крестьян, солдат организовали Совет и на Втором Всероссийском съезде Советов приняли Декреты, то есть законы, о земле, мире, революции. Было выбрано первое Советское правительство во главе с Владимиром Ильичом Лениным. Советская власть отдала крестьянам землю, фабрики и заводы - рабочим. Но помещики, капиталисты, царские чиновники и генералы не хотели мириться с потерей своей власти и богатства. Они создали свою армию (белую гвардию) и развернули вооружённую борьбу против Советской власти. Началась гражданская война. Для защиты молодого советского государства была создана Красная Армия, бойцы которой храбро сражались под командованием замечательных полководцев: Фрунзе, Блюхера, Тухачевского, Ворошилова, Будённого...
Неувядаемой славой покрыли себя боевые командиры Красной армии: Чапаев, Лазо, Щорс, отдавшие жизнь в боях за Родину, за революцию. С юга, запада и востока окружали нашу республику белогвардейские войска под командованием: Врангеля, Деникина, Корнилова, Семёнова, Милюкова. Одним из самых опасных врагов республики Советов был царский адмирал Колчак, захвативший Сибирь и Урал, где были установлены жестокие, зверские порядки: арестовывали, казнили, отбирали у крестьян последнее имущество, заставляли служить в своей армии. Командующим Восточного фронта был назначен Михаил Васильевич Фрунзе, бесстрашный революционер, замечательный полководец. В боях с отборными силами колчаковской армии особенно отличилась чапаевская дивизия. Василий Иванович Чапаев был храбрым, мужественным человеком. Он тщательно разрабатывал планы наступления и разгрома противника, первым шёл в атаку, увлекая за собой бойцов. В своей чёрной бурке и папахе, на быстром коне, он, как молния, обрушивался на врага. Таким он и остался в памяти народной. Погиб легендарный комдив в октябре 1919 года. Будучи ранен, он переплывал реку Урал, но тут настигла его белогвардейская пуля. Белая армия Колчака была разгромлена, сам Колчак был захвачен в плен и приговорён к расстрелу. Вот в этой гражданской войне, Вася, и участвовал твой прадед Владимир, конечно, на стороне Красной Армии».
- Деда, а ты тоже воевал? В альбоме ты в военной форме с орденами и медалями на груди.
- Да, внучек, довелось и мне воевать, но уже с фашистами в Великую Отечественную войну. Сражался храбро, за что и награды получил, дошёл до самого Берлина. Там и познакомились мы с твоей бабушкой Валей, она была медсестрой, была ранена, когда фашисты полевой госпиталь бомбили. После войны мы с ней поженились, и у нас родился твой папа Иван.
- Я выучусь на генерала, и попробуй, к нам сунься, получишь сдачу.
- Эх, ты, Аника-воин! Сначала в армии отслужи солдатом, выучись, а потом уж и до генерала дослужишься. В народе говорят: «Плохой тот солдат, кто не мечтает стать генералом». Дерзай, Васятка!

Утро. В лесу прохладно, тихо. Пока ещё не донимают комары. Васятка с корзиночкой в руках шёл рядом с Анюткой, Коля и Андрейка шли след в след за матерью и сестрой Анютки, которые быстро вели их к заветному, мало кому известному месту, где было много черники.
- Вот и наше местечко. Ждут нас нетронутые кустики: собирай, не ленись, - сказала мама Анютки. Кустик за кустиком обирали чернику Анютка, её сестра и мама. Не отставали от них и Колька с Андрейкой. Корзинки их быстро наполнялись чёрной, сладкой, сочной ягодой.
Все мысли Васятки были заняты историей о своих дедах, прадедах… и предстоящей игре. Он задумчиво и медленно срывал ягодку за ягодкой с кустика черники и опускал их в корзиночку, которая даже наполовину не была наполнена. Анютка заглянула в его корзинку.
- Васятка, у тебя не руки, а крюки, - сказала она. - У нас уже полные корзинки, а у тебя «кот наплакал», как сказала бы бабушка. Давай я тебе помогу. - И она начала ловко срывать ягоды и класть их в Васяткину корзинку.
- Дети, домой! Корзинки наполнены, дома поедим черничку с молочком, - говорила Анюткина мама. Вареньице сварим, сладких пирожков напечём.
Бабушка Валя, заглянув в корзинку, покачала головой и сказала:
- Видать, Васятка, ты как был городским жителем, таким и остался. Нет у тебя крестьянской сноровки. Хорошо у тебя получается лишь «Ура!» и «В атаку!» «За мной». Кто знает, может, это твоё призвание. Так и быть: после школы поступай в военное училище, потом в Академию имени М.В. Фрунзе и дослужись до генерала. Хорошая профессия - Родину защищать.
Васятка обнял бабушку.
- Спасибо, бабулечка, что не ругаешь за то, что мало принёс черники. Анютка сказала, что у меня не руки, а крюки.
- Ох, уж эта Анка-пулемётчица!

Вечером ребята собрались у дома Васятки Чапая. С ними пришёл и отец Андрейки дядя Коля.
- Принимай, Чапай, пополнение. Приехали отдыхать в деревню два моих племянника из Москвы. Они очень хотят принять участие в игре.
- Дядя Коля, солдаты всегда нужны в отрядах и красных, и белых. Только шлемов на них лишних нет и шашек тоже.
- За этим дело не станет, - сказал, появившись возле сарая, дед Фёдор. - Получай, Васятка, для своего воинства «обмундирование» и «вооружение». Мы с твоим отцом приготовили тебе подарок в честь успешного окончания второго класса на все пятёрки. Налетайте, ребята, получайте.
Каково было удивление Васятки, когда дед одел ему на плечи «бурку», а на голову - настоящую папаху. Ребята примеряли новые шлемы, пробовали поскакать на «конях», помахать «шашками», а Анютка с Андреем «строчили» из пулемёта.
- Вот это класс! - восторженно сказал Ромка Клюхин. - Поиграем в войнушку по-настоящему. Давай, Чапай, команду.
Васятка скомандовал:
- Становись в две шеренги напротив друг друга. Сегодня отрядом Красной Армии будет правая шеренга, отрядом белогвардейцев - левая. Завтра поменяются, чтобы не было обиды: отряд Красной Армии станет отрядом колчаковцев (Васятка впервые назвал белогвардейцев колчаковцами - пригодился дедушкин урок) и наоборот. Возглавит белую гвардию адмирал Колчак - Ромка Клюхин. Комиссаром Фурмановым будет Колька Смирнов. Мой ординарец - Андрей, а Анютка остаётся пулемётчицей. Красноармейцы получают шлемы, а колчаковцы - береты.
Игра началась. Как обычно, чапаевцы из засады неожиданно нападали на белогвардейцев, скакали на конях, размахивали шашками. Васятка - Чапай был горазд на выдумки, а его друзья Колька, Андрейка, Анютка помогали ему. Они находили подходящие места для засады на деревенской улице, за околицей, возле фермы, конюшни, за клубом, библиотекой, в ближнем лесочке...
Вот и сегодня чапаевцы гнались по улице за колчаковцами и, размахивая шашками, кричали: «В атаку!» «За мной!» «Ура!» Васятка на своём коне, в бурке и папахе, мчался впереди отряда.
Андрей катил четырёхколёсную садовую тачку - «тачанку», а Анюта, сидя в тачке, строчила из самодельного «пулемёта». Чапаевцы пели: «Разгромили атаманов, разогнали воевод и на Тихом океане свой закончили поход». Колька Смирнов выкрикивал в адрес Колчака, которого Ромка изображал в игре, обидные слова: «Мундир английский, табак японский, правитель Омский. Мундир сносился, табак скурился, правитель смылся», «Смерть Колчаку!» «Долой интервентов!»
Жители деревни, привыкшие к играм в «Чапаева», кто со смехом, кто с одобрением отнёсся к появлению «красных кавалеристов» на улице.
- Кто придумал эту игру? - спросил, сидя на лавочке рядом с конюхом Анисимом, механизатор Алексей.
- Кто? Да, наверняка, Васяткин дед Фёдор Потапов вместе с бабушкой Валентиной Ивановной - библиотекаршей. Они люди грамотные, начитанные, много чего знают из прошлого страны, тем более отец его воевал в гражданскую, - предположил Анисим.
- А я думаю, что ребята сами, насмотревшись фильмов о Чапаеве, придумали эту игру. Ведь у нас в клубе постоянно крутят этот фильм, - высказал своё мнение механизатор.
- Пусть развлекаются. Кроме пользы, она ребятам ничего не даёт: не хулиганят, не лазают по садам и огородам, все вместе ходят в лес, на речку, играют в футбол, в войну, а в последнее время зачастили в библиотеку к Валентине Ивановне. Она заинтересовала их рассказами о гражданской войне, о Великой Отечественной войне, о героях сражений. Сын соседа Максим вчера мне говорит: «Дядя Анисим, хочешь, я тебе дам почитать книгу «Молодая гвардия»? Знаешь, какая интересная!» Я взял и сейчас читаю. Вырастут наши дети, внуки, настоящими защитниками Родины станут.

В воскресенье утром приехали Васяткины родители Иван и Ирина. Иван прямо с порога заговорил:
- Как здоровье, мама? Отец, наверное, на рыбалке? Васятка видит второй сон?
- Да не тарахти, Ваня. Мойте руки и садитесь за стол. Самоварчик уже вскипел, к чаю всё готово. Васятка с дедом и Андрейкой на зорьке ушли рыбачить. О сыночке не беспокойтесь: ему скучать некогда, он целыми днями с друзьями.
- Наверное, как всегда: «Чапаевцы, за мной, в атаку!» - засмеялся Иван.
- Да уж, конечно! В кого только уродился? У нас в роду военных не было.
- В кого? Да в меня. Разве ты не помнишь, как я в детстве всё в солдатиков играл, танки рисовал, петухов из бумаги делал, разыгрывал сражения, но стал архитектором. А Васятка наш подрастёт и сам решит, кем ему стать. Неважно, какую профессию он выберет: профессии каждые нужны, каждые важны. Главное, чтобы он вырос честным, порядочным человеком. А в случае нападения врагов на нашу Родину чтобы был готов встать на её защиту.
Вот и всё.

ПЧЕЛА

Кто из вас, ребята, не видел пчелы? Вероятно, все видели. Летит пчела, жужжит и только завидит яркий ароматный цветок, цветущую гречиху или остро пахнущую завязь липового цвета, сядет и запустит свой хоботок, запасаясь нектаром.
А попробуй только тронуть её, как она, осердясь, тебя ужалит. А чтобы пчёлы зимой кусались, этого не было.
На днях же с Колей Лукиным произошла история: его «Пчела» куснула, да так сильно, что и сейчас он, наверное, помнит.
Произошло это так. Как всегда, Коля Лукин, ученик пятого «Б» класса, пришёл в школу задолго до звонка. Он не спеша разделся, подошёл к столику, где техслужащая раскладывала мелки в коробочку, взял школьный колокольчик и, позвенев над её ухом, стремглав бросился в зал. Вздрогнув от неожиданности, техслужащая с возмущением сказала:
- Ох, уж этот Лукин! Вечно у него шалости на уме. И когда только угомонится!
Но Коля уже влетел в зал, заложил портфель между ног и, похлопывая сзади по нему рукой, сгорбившись, поскакал по залу с криком: «По коням!»
- Осади, приятель! Ну-ка, вернись к двери и пройдись, как положено, - остановил его рослый паренёк с красной повязкой на рукаве. Это был дежурный по школе.
- Как бы не так! - ответил Коля и поскакал в класс.
- Ну, погоди ты у меня! Вот скажу вашему классному руководителю, достанется тогда тебе на орехи.
- Скажешь? Эх, ты, ябеда солёная, на костре варёная, - запел звонким голосом Коля.
Дежурный сделал вид, будто хочет догнать Колю, но тот быстро скрылся в классе.
Класс скоро загудел, как пчелиный рой.
- Герка, дай списать задачку, - просит Колька.
- Не дам, - отвечает высокий худощавый мальчик, глядя сердито на Кольку, - опять подводишь класс.
- Ведь ты же обязан мне помогать, тебя ко мне прикрепили, а ты! Друг ещё называется!
- Вот я тебе на правах друга последний раз говорю: брось лениться, до хорошего лень тебя не доведёт.
- Ладно, какой учитель нашёлся.
Спор прервал звонок. Со вторым звонком в класс вошла учительница русского языка, маленькая седенькая старушка, Александра Сергеевна. Она строго оглядела класс из-под очков в чёрной роговой оправе, немного подумала и, раскрыв журнал, вызвала отвечать Колю.
Вот так гром среди ясного неба! Коля никак не думал, что его сегодня вызывут отвечать: ведь только накануне его спросили. Поистине Александра Сергеевна ясновидящая: как она угадала, что он сегодня не выучил урок.
Всё это промелькнуло в Колиной голове с быстротою молнии. Александра Сергеевна вызвала Колю отвечать как- то необычно.
- О кратких и полных прилагательных сегодня желает рассказать Коля Лукин.
- Нет, я не желаю, - сказал Коля, но потом спохватился и храбро направился к доске.
Ребята заулыбались.
- Краткие прилагательные, - начал он неуверенно, - это такие прилагательные, которые неполные... Затем наступила продолжительная пауза.
- Ну, что же ты, Лукин, замолчал? Продолжай, мы ждём.
- Краткие прилагательные – это те, которые неполные, - повторил Коля.
- А полные - это не краткие, - продолжила Александра Сергеевна и строго посмотрела на Колю.
Класс сдержанно засмеялся.
- Придётся снова тебе, Лукин, поставить два. В твоих занятиях нет системы: хвост вытащишь - голова увязнет, голову вытащишь - хвост увязнет, - сердито и укоризненно сказала Александра Сергеевна.
И Коля почувствовал, как у него запылали уши, но он всё-таки подумал: «Нет системы в занятиях, это, конечно, так...» И тут он увидел, что его сосед Гера услужливо подал его дневник учительнице, и она поставила в него жирную двойку. Коля сел за парту, он нахохлился и прошептал Герке сердито:
- Просили тебя! Ты не тот дневник подал. В этом у меня только хорошие отметки, а двойки в другом дневнике.
- Ах, вот как! - неожиданно для себя громко возмутился Гера. - Это ты, значит, родителей обманываешь?! Ты знаешь, как это называется?! Герка даже покраснел от возмущения.
- Суворин! - прервал Герку строгий голос учительницы, и ему невольно пришлось замолчать. - Что вы там жужжите, словно пчёлы?
Урок продолжался.
Но на этом Колькины беды в этот день не закончились.
На уроке истории Колю снова вызвали к доске. Когда они переругивались с Герой довольно громко, учитель Василий Иванович прервал отвечающего и сказал: «Посиди, Никитин. Лукин, чем на месте разговаривать, лучше иди к доске и расскажи нам про пирамиду Хеопса».
Колька нехотя поплёлся к доске. Одну руку он заложил в карман, другой теребил пуговицу. Немного подумав, Колька начал бойко рассказывать:
«Ещё при своей жизни фараоны - так называли царей в древнем Египте — приказывали рабам строить себе гробницы».
- Так, хорошо. Продолжай, Коля, - подбодрил его учитель.
Но Колька дальше понёс такую чепуху, что учитель даже замахал на него руками:
- Садись, садись, Лукин! Безобразно. Стыдно слушать. Ты рассказываешь какие-то фантастические истории, но не исторический материал, изложенный в школьном учебнике.
От возмущения учитель не мог даже говорить и еще размахнул Коле рукой. Колька сел на место, а рядом с двойкою по русскому языку появилась ещё двойка, украшенная затейливой подписью с хвостиком.
В большую перемену Колька торопливо доедал свой завтрак в школьном буфете. Двойки не испортили ему аппетит. Работал школьный радиоузел. На то, что говорили по радио, Колька не обращал внимания, он торопился попасть в библиотеку. Наконец, в репродукторе что-то щёлкнуло и чей-то звонкий голос сказал:
«Внимание, внимание! Передаём очередной выпуск радиогазеты «Пчела». Сегодня в номере вы услышите об общешкольных спортивных соревнованиях на приз газеты «Пионерская правда», о работе литературного и хорового кружков, а также стихотворный выпуск «Новости дня», составленный учащимися пятого «Б» класса».
Коля стал жевать медленнее, он слушал о результатах соревнования. Когда он дожёвывал последний кусок, мальчишеский голос из репродуктора объявил:
«Стихотворный выпуск «Новости дня» прочтёт ученик пятого «Б» Суворин Георгий».
Чётко и выразительно Гера начал в стихотворной форме говорить о плохой дисциплине на уроках немецкого языка, а потом...

Мы Минеева спросили:
Сколько будет трижды два?
Не моргнув, сказал он восемь,
Или, может, тридцать два.

Посмотри его тетрадь –
Её стыдно в руки взять:
Вся измята, без полей.
И сплошные двойки в ней.

Подойдём к Пыльновой Тоне.
Характерно ей одно:
Вместо русского ей больше
Понравилось кино.

Как ведёт она тетрадь?
Лучше этого не знать.
Не тетради - просто смех
Для присутствующих всех.

Про Кирееву Галину
Не хотелось говорить,
Но она имеет двойки,
Как Галине с ними быть?
Скажем прямо: заленилась,
Дома учит через день.
Два поставят - прослезилась,
А учиться лучше - лень.

- А ну, жарь, Герка! Молодец! И как быстро и точно у него это получается! - Коля смеялся громче всех и даже забыл про библиотеку. Но тут он чуть не поперхнулся. Герка, его друг, читал стихи про Колю:

Что сказать про Лукина?
С ним история одна.
Много раз всем обещал,
Перед классом слово дал,
Что, мол, двойкам всем - конец!
Мы сказали: «Молодец!»
Но, увы, мы просчитались:
Двойки в дневнике остались.

- Нечего сказать, оперативно работают, - подумал сердито Коля, - и про двойки уже успели. Но уж он как хочет, - подумал он о Герке, - но он мне больше не друг.
Он вышел из столовой, а в зале Теркин голос звучал ещё громче, ещё задорнее. Все ребята оглядывались на Колю и говорили: «Вот он - Лукин из пятого «Б».
- И что вы на меня глядите, точно я именинник?!
Коля чуть не бегом направился в класс. На уроках он сидел, как на иголках, и не мог никак дождаться их окончания.
Кто-то постарался, что обо всех его злоключениях стало известно дома. Отец Коли знал и о существовании двух дневников, и о проделках с техслужащей, и о скачках по залу, и о невыученных уроках, и о двойках.
Когда Коля с кислой миной пришёл домой, отец с усмешкой сказал:
- Что скис? Или «Пчела» больно уколола? Молодцы, ребята. Значит, подрубили тебя, брат, под корень. «Не всё коту масленица, настал великий пост». А ну, давай выкладывай всё начистоту, Николай!
Коля ничего не утаил.
- Ну, и «Пчела»! - смеясь, сказала мама. Она убирала со стола и слушала Колину исповедь.
- А ты не смейся, мама, там и про тебя было, - сказал ей Коля.
- Почему это про меня? - удивилась мама.
- Да, да, про тебя. Вот только никак не вспомню,
Коля мучительно думал, напрягая свою память.
- Вот, наконец, вспомнил. — Он высоким голосом произнёс:
Коленьку уж слишком
Мама опекает
Никакой заботы он
С ранних лет не знает.

- И ещё что-то, - сказал Коля, только я забыл.
Стихи произвели на маму большое впечатление, и результат был для Коли весьма нежелательный.
- Ну, так вот, милый сыночек, вымой-ка посуду. Правильно там, в «Пчеле», обо мне сказали. Опекаю я тебя, конечно, слишком, избаловала.
- Какая мудрая «Пчела», - сказал довольно отец и подмигнул Коле.
Коля улыбнулся в ответ. Он, засучив рукава, мыл посуду.

МАЛЬЧИК С КАМЧАТКИ
ПЕРЕЕЗД

Маленький домик, где жил Лёня, стоял высоко на увале, над самым озером. Это озеро называлось Культучное. Оно находилось в самом конце города Петропавловск-на-Камчатке. Лёня долго не мог правильно произнести такое мудрёное слово - Культучное. Но когда он уже стал хорошо произносить его и много других трудных слов, ему пришлось уезжать отсюда. Отца Лёни назначили на рыбоконсервный комбинат Кихчик мастером-икрянщиком. Никто лучше отца не мог засаливать кетовую икру, и Лёня гордился этим.
В день отъезда Лёня встал рано. Ему не терпелось скорее попасть на пароход. Ведь он никогда не был в открытом море! Правда, отец несколько раз брал его в порт, и там он видел множество пароходов с самыми различными названиями: «Красноярск», «Александр Невский», «Краболов», «Северянин», «Хабаровск»... Сам Лёня читать не умел, и всё это прочитал ему отец.
- Мама, скорей, опоздаем! Ведь «Луга» отправляется в девять часов, - тормошил Лёня мать, которая так устала за дни сборов.
В это время за окошком заворчал грузовик, Лёня выглянул и увидел отца, который с каким-то человеком уже поднимался по тропинке к дому.
Вещи погрузили в машину, и она быстро помчалась по дороге. Через несколько минут Лёнька уже был в порту. Там стоял большой пароход «Луга», который перевозил грузы по всему западному побережью. На этот раз капитан захватил пассажиров, Два пограничника в зелёных фуражках с красной звёздочкой стояли по обеим сторонам трапа, по которому поднимались отъезжающие, и проверяли документы. Но вот трап убрали. Пароход словно ожил, забегали матросы. Раздался прощальный гудок, и «Луга» вышел в Охотское море.
Лёню, маму, папу и других пассажиров поместили в трюме, так как это был не пассажирский, а грузовой пароход, и кают для пассажиров не было. В трюме было темно, и только несколько электрических лампочек тускло посвечивали в дальнем углу. Лёня с папой были на палубе. Пароход покачивало. Ветер, дувший с Курильских островов, крепчал. Уже забегали в серо-свинцовом море белые пенящиеся барашки - предвестники шторма. Началась бортовая качка.
Лёня почувствовал себя плохо: кружилась голова, сосало под ложечкой. Но отец уже указывал ему на узенькую чёрную полоску. Это была земля и конец их пути. А скоро стали видны и постройки на берегу - посёлок Кихчик.
- Ура! - закричал Лёня и побежал в трюм, чтобы сообщить радостную весть маме и всем пассажирам.
- Хорошо, что успели до шторма, - сказала мама и радостно улыбнулась.
Пароход отрывисто прогудел несколько раз, давая понять собравшимся на берегу, что он намерен высадить в Кихчике пассажиров и оставить часть груза для рыбокомбината.
От берега отделился катер, на буксире он вёл лодку огромного размера, которую рыбаки называют «кунгас». Катер бросало на волнах, как скорлупку, но он быстро приближался к пароходу. Когда он подошёл почти вплотную, заскрежетала лебёдка, и стрела поднялась вверх, потом медленно опустилась вниз. На конце стрелы была сетка. В неё отец положил вещи и посадил Лёню и маму. Железная стрела снова поднялась, и Лёня с мамой повисли в сетке высоко над морем. Лёня от страха закрыл глаза и крепко прижался к маме: он боялся, что они упадут в море. Но вот стрела опустилась прямо в кунгас, рыбаки вынули вещи и помогли Лёне и маме освободиться от сетки.
Огромный пароход качался на волнах, и Лёня высоко поднял голову вверх, чтобы увидеть папу: его папа качался на верёвочной лестнице, которая была спущена с борта парохода над морем, и никак не мог ступить ногою на катер. Волною катер то прибивало к борту парохода, то отбрасывало в сторону.
- Папа, - прошептал беззвучно Лёня. И в это время папе удалось спрыгнуть на катер. Лёня просиял. Когда все пассажиры были в кунгасе, катер отошёл от парохода.
Так Лёня приехал в Кихчик.

НОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Поселился Лёня в большом одноэтажном доме, где жили ещё несколько семей.
В первый же день он обошёл весь морской берег, видел целые горы свежей, ещё трепещущей рыбы.
Грузовики беспрестанно увозили рыбу на комбинат.
А что там делалось с рыбой, Лёня не знал. Его мучило любопытство, и он решил проскользнуть за одной из машин в ворота, но его заметил сторож.
- Эх ты, пострел, везде поспел, - словно пропел старик сторож. - Давно я за тобой смотрю, чей ты? Приезжий, что ли?
Сторож почему-то сразу понравился Лёне, и он рассказал старику всё о себе.
От сторожа он узнал, что рыба на берегу не вся одинаковая, есть лососевой породы: кижуч, кета, горбуша, есть чавыча, у которой почти нет костей, а мякоти очень много, но она попадается не часто в сети.
Сторож пригласил Лёню к себе в гости на пироги с чавычей.
Узнал Лёня и о том, что на рыбокомбинате есть засолочный цех, где женщины-засольщицы солят рыбу, есть консервный, где делают консервы. Для этого особая машина мелко рубит рыбу, измельчённая рыба другой машиной накладывается в пустые консервные баки, которые двигаются одна за другой на специальном конвейере. Готовые банки герметично укупориваются и отправляются в упаковочный цех.
- Особенно хороши, - сказал сторож, - консервы «Камчатский лосось» в собственном соку. А ещё есть, - продолжал он, - холодильник, где морозят рыбу, чтобы не испортилась. Там холодно, холодно! По всем стенам рядами расположены полки, на которых в огромных противнях лежит рыба. Включается ток, и рыба постепенно замораживается.
И только сторож хотел рассказать Лёне об икрянщиках, как подъехали машины с рыбой, и старичок пошёл открывать ворота.
На другой день Лёня опять ходил к воротам, но там был уже другой сторож, который и разговаривать с ним не стал. Скучный, он вернулся домой.
Дома отец спросил:
- Федул, что губы надул? Скучаешь? Ничего, познакомишься с ребятами - весело будет.
Когда на другой день Лёня появился на улице, к нему подошли два мальчика. У одного было смуглое, широкое, скуластое лицо: маленький носик едва был заметен среди мясистых щёк, чёрные глазки весело поблёскивали из маленьких щёлочек; чёрные волосы торчали ёжиком. Лёня ещё не знал, что мальчик - камчадал. Это значило, что его дед, отец и он сам родились и жили всегда на Камчатке.
Другой мальчик был худощав, узок в плечах, белокур. Серые глаза смотрели на Лёню насмешливо. Руки он держал в карманах. Лёня насторожился.
- Не бойся, - сказал мальчик-камчадал, - ведь тебя зовут Лёня? Мне дед говорил. Он у нас сторожем на рыбокомбинате. А это, - он показал на своего приятеля, - Шурка Кортиков - любитель подраться. Меня зовут Даня Новограбленов.
- Меня - Лёня Кирюхин.
- А мне дед велел играть с тобой, а то, говорит, ты скучаешь. Будешь с нами? - спросил Даня.
Лёню не надо было и спрашивать: по лицу было видно, что он очень рад новому знакомству.

КАК ЛЁНЯ ПОЛУЧИЛ САПОГИ И ПОРТФЕЛЬ

Рано утром Леня услышал по радио: «Внимание, внимание! Около девяти часов утра начнётся рунный ход мелкой рыбы - уйка. Дирекция комбината просит всё население принять участие в ловле рыбы.
«Всё население... Значит, это и я. Я тоже население», - подумал Лёня и поспешно стал собираться. Он надел старенькое пальто, шапку, взял плетёную корзину. «Эх, плохо, что нет сапог резиновых, как у папы, все ноги намочу».
На берегу собралось много народа.
- Глядите-ка, - закричал кто-то из ребят, - Лёнька Кирюхин на ловлю пустился в промокаемых сапогах!
Лёня открыл было рот, чтоб ответить обидчику, и вдруг увидел в море что-то тёмное, быстро приближающееся к берегу.
- Идёт! Идёт! Закричал Лёня и скатился с высокого берега к морю.
Рыба огромным косяком подходила к берегу. Никто больше не обращал внимания на Лёнины валенки с калошами: все работали. И Лёня черпал корзиной мелкую рыбёшку, немного ждал, пока стечёт вода, и выкладывал рыбку в бочки или ящики, которые стояли по всему берегу. Рыбы было столько, что море у берега казалось чёрным, как бы живым. Волнами выбрасывало рыбёшку на берег, и она шумно трепетала на суше, пока очередной волной её снова не смывало в море.
Лёня торопился. Он знал, что нельзя терять ни одной минуты, так как рыбка скоро пройдёт дальше, мимо рыбокомбината. Валенки его намокли, и он едва двигал ногами.
Подъехала машина за бочками, наполненными рыбой. Директор комбината, который был в машине, заметил Лёню.
- А это кто же такой старатель? Тебя как зовут? - спросил директор.
- Я - Кирюхин, - ответил Лёня.
- И кто это тебя, Кирюхин, отправил на работу такого маленького да без резиновых сапог?
- Меня никто не отправлял. Я сам. По радио сказали: всё население. Вот я и пришёл. И вовсе я не маленький, мне семь лет, я осенью пойду в школу. А сапог у меня нет, - быстро ответил Лёня и снова стал черпать рыбёшку.
- Будут у тебя, Кирюхин, сапоги, - улыбнувшись, сказал директор.
Лёня хотел спросить, откуда возьмутся у него сапоги, но машина уже отъехала, и директор направился к другим работающим.
Вечером по радио снова объявили: «Сегодня в семь часов вечера в помещении клуба состоится собрание, на котором будут подведены итоги ловли мелкой рыбы - уйка. Приглашаются все, участвовавшие в ловле».
- Все участвовавшие. Значит и я, - сказал Лёня маме.
- Горе-участник! Все сапоги испортил морской водой! Больше убытка, чем помощи, - вздохнув, сказала мать.
Лёня сначала было обиделся: ведь он много поймал рыбы, а подумав, решил, что валенки всё-таки жаль.
Но дома ему не сиделось. В зал клуба Лёня вошёл в то время, когда директор зачитывал приказ, где говорилось, что пионеров и школьников за оказанную помощь в ловле рыбы дирекция премирует деньгами на покупку баяна, горна, барабана и шёлкового пионерского знамени. Все захлопали. Заиграл оркестр. А ещё, продолжал директор, будущий ученик первого класса Кирюхин Лёня за активную ловлю премируется портфелем и резиновыми сапогами.
Все опять дружно захлопали.
Лёня смутился. Он неторопливо вышел на сцену. Директор вручил ему новый кожаный коричневый портфель и чёрные блестящие сапоги. Лёня прижал их к груди.
- Молодец, - похвалил директор, - растёшь честным гражданином своей Родины.

ЗА ЧЕРЕМШОЙ

Лёня подружился со многими ребятами, и жизнь в Кихчике стала очень интересной. Сколько нового узнал он! Вот хотя бы о черемше, морошке или княженике. Как-то раз ребята позвали Лёню за черемшой на увал. Нужно было идти через тундру, и Даня посоветовал Лёне надеть резиновые сапоги.
По тундре до увала надо было идти семь километров. Даня хорошо знал дорогу. Дедушка не раз брал его с собою и за черемшой, и за брусникой, и за кедровыми орехами. Много всего знал Даня. Ведь он учился в четвёртом классе!
Едва ребята вышли за посёлок, как началась тундра. Тропинка бежала, извиваясь между кочек. Стали появляться красные ягоды брусники. Попадалась желтоватая, похожая на малину, морошка, голубика. Но особенно ребятам нравилась ягода княженика, напоминающая вкусом землянику, но она встречалась значительно реже других, и ребята радовались, когда видели её тёмно-красные ягоды.
Чем дальше уходили ребята вглубь тундры, тем становилось теплее. Ветер, дующий с моря, лишь изредка освежал разгорячённые лица. Стало жарко. Хотелось пить.
- Сейчас я вас напою, - сказал Даня. - Видите чёрные ягоды на кочке? Это - шикша. Рвите её горстями, кладите в рот и сосите, а зёрнышки выплёвывайте.
- Ещё отравишься, - сказал Шурка, - ешь сам.
Даня набрал полную горсть шикши и положил в рот. Лёня проделал то же самое и почувствовал во рту приятный освежающий вкус. За разговорами и шутками ребята не заметили, как подошли к увалу. Он весь был покрыт мелким кустарником, небольшими берёзками и зеленеющей травой.
- Вот здесь мы будем искать черемшу. Смотрите, какая она. Ведь вы все первый раз на увале? - спросил Даня.
- Все, - ответил Шурка.
Даня показал им ярко-зелёное растение.
Шурка сорвал черемшу, попробовал и сказал:
- Вкусно, как лук и чеснок. Хорошо пахнет.
Ребята принялись собирать черемшу. Она на Камчатке очень необходима. Её сушат, солят, кладут в суп. Много витаминов в черемше, и она предохраняет от страшной болезни - цинги.
На обратном пути ребят заинтересовала речка с интересным названием Умеюча. Даня рассказал им историю названия этой реки.
В давние времена, когда ещё дед Дани был мальчиком, взял его отец на охоту за дикими баранами. Шли они той же дорогой. А тогда тундра в некоторых местах была топкая, засосать могло. Берега этой речки были особенно топкие, а сама речка хоть и не широкая, но очень глубокая, и перейти её было трудно. В нескольких местах по обе стороны речки лежали длинные шесты, и нужно было разбежаться и оттолкнуться шестом так, чтоб перепрыгнуть на другой берег. Речку можно было перейти только умеючи. Отсюда и название её - Умеюча.
Лёня едва тащил свой мешок с черемшой, но всё-таки не удержался, чтобы не нарвать цветов. Сколько их в тундре, такие красивые! Тундра похожа на яркий цветистый ковёр. Но не всё ещё видел Лёня в тундре. Летом Лёня ходил с ребятами и за жимолостью, и за кедровыми орехами, и за клюквой...

НАВОДНЕНИЕ И ПУРГА

Но вот прошло короткое лето. Наступила осень. Часто дули холодные ветры, моросил дождь. Теперь только по-настоящему оценил Лёня подарок - резиновые сапоги. Пригодился и кожаный коричневый портфель. Лёня гордо шагал со своими приятелями в первый раз в школу. Учительница в тот день сказала ему: «Ты должен так же хорошо учиться, как ловил уйка».
Однажды Лёня проснулся раньше обычного. Ветер на улице был таким сильным, что в железной трубе, которая шла от маленькой печки по всей комнате, гудело, заслонка неприятно дребезжала. Лёня встал и посмотрел в окно. «Что же это такое? Опять река разлилась! Вода подходила к домам. Так было ранней весной, а сейчас глубокая осень».
Лёня не знал, что и подумать. Отца дома уже не было, а мать ничего не знала и была встревожена. Становилось заметно светлее. Вот рабочие на рыбокомбинат едут на лодках. «А как же я в школу? А Даня, а Шурка?» - подумал Лёня. Он быстро оделся и пошёл к Дане, который жил в этом же доме.
Даня ещё лежал в кровати. Дедушка и отец одевались. От них Лёня узнал, что все рабочие поехали расчищать устье реки, которое забил песком сильный морской шторм. Морские волны пригнали в устье реки массу песка, и, не имея выхода в море, река разлилась, как весной.
Три дня боролись рабочие со штормом и ветром. По посёлку можно было передвигаться только на лодках. Лёня очень скучал. Единственным его занятием в эти дни было смотреть из окна, как люди на лодках ездили на работу или в магазин. К концу третьего дня ветер стих, море постепенно начало успокаиваться. Устье расчистили, и вода начала спадать. Начались занятия в школе.
И ещё одно событие запомнилось Лёне. Однажды, когда он с Даней возвращался из школы, началась пурга. Ничего не стало видно кругом. Лёня едва различал впереди спину Дани. Вдруг Даня обернулся, что-то крикнул и, схватив Лёню, кинулся с ним в сугроб. И тотчас же Лёня над самым своим ухом услышал чьё-то шумное дыхание: «Ха, ха...» «Собаки! - пронеслось у него в голове.
Каюр, который сидел в нартах, быстро соскочил с них и схватил ребят. Он посадил их в нарты и прокричал Лёне в самое ухо:
- Где ты живёшь, малыш?
- Там, в конце посёлка, - ответил Лёня.
Но каюр из-за воя вьюги ничего не слышал. Тогда Лёня махнул рукой по направлению к дому. Собаки, тяжело дыша, потащили нарты. Лёня напряжённо глядел вперёд. Наконец, нарты остановились, и каюр помог мальчикам дойти до дома. С трудом Лёня узнал свой дом: его весь занесло снегом.
Мама очень обрадовалась, увидев Лёню невредимым.
Только Даня потерял в сугробе шапку, но найти её после такой пурги было невозможно. Снегу в ту ночь нанесло столько, что утром дверь на улицу не открывалась, и пришлось сначала отбрасывать снег.
Ребята долго смеялись над Даней, особенно Шурка.
- Данька голову потерял. Он теперь всадник без головы.
- Ничего, зато теперь у меня новая шапка, - отшучивался Даня.
Лёня только слушал, как товарищи подшучивали над Даней, и думал: «А всё-таки хорошие у меня друзья. И жизнь на Камчатке очень интересная».

СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

ХРАБРАЯ КУРОЧКА
Петух крикнул: «Ку-ка-ре-ку».
Не ходите, куры в реку:
Там плывут лишь гуси, утки,
И с водой плохие шутки.
Кура Ряба расхрабрилась
И по речке вплавь пустилась.
Кура лапами гребёт
А сама ко дну идёт.
«Ко-ко-ко», - кричит, - спасите,
Ко-ко-ко, мне помогите!».
Куру Рябу спас Барбос:
В зубах к берегу принёс.

***

ШУТКА
Коля высунул язык:
До чего же он велик!
Села муха, сел комар,
Умостился паучок
На Колин длинный язычок.
Погрозила Коле мама:
«Держи язык свой за зубами».

***

ЗАМАРАШКА МИТЯ
Митя рано утром встал.
Он открыл с водою кран.
«Ой, холодная вода!
Не буду мыться никогда».
Он по улице идёт,
Удивляется народ:
«Негр идёт иль трубочист,
Или с поля тракторист?»
Митя к школе подошёл.
Засмеялась детвора.
Он заплакал от стыда:
Буду мыться я всегда».

***

СЕРЫЙ КОТИК
Дома скучно детворе.
Собралися во дворе.
Голубей гоняет пёсик,
На скамейке дремлет котик.
Котик серый, полосатый
Всем понравился ребятам.
Оленька сказала Гоше:
«До чего же он хороший».
Побежала в дом Светлана:
Принести коту сметаны.
Шла старушка с молоком,
Позвала: «Кис-кис, пойдём!»
Котик бабушку узнал
И за нею побежал.
На крылечко вышла Света,
А котёнка-то уж нету.

***

ПОДРУЖКИ
Мама на работе,
Бабушка на рынке.
Скучно стало в доме
Девочке Маринке.
Спит щенок лохматый
В тени под крылечком.
Дремлет кот усатый,
Свернувшись колечком
Ласточки щебечут
Под окном Маринки,
Слышится в их пенье:
«Выходи в малинник».
Позабыла строгий
Бабушкин наказ:
Сидеть дома смирно
Без всяческих проказ.
Прихватив с собою
Сонного щенка,
По тропинке узкой
К подружке пошла.
А подружка Оля
Пол метёт усердно.
Помогла Маринка:
Трудиться не вредно.
Выметен пол чисто,
В доме ни соринки.
Довольна подружка,
Довольна Маринка.
В саду на скамейке
Книжки читают.
Много интересного
Они из книг узнают.

***

УЧЕНИК АЛЁША
Это кто идёт-бредёт
В школу еле-еле?
Это Алёша-ученик
Со своим портфелем,
Загляните-ка в портфель
К ученику Алёше.
Что лежит в портфеле том -
Удивитесь очень.
Тут и ручка без конца
У Алёши-молодца,
Рожки от рогатки,
В кляксах все тетрадки.
Всё он делать успевает:
Во дворе гоняет мяч,
Голубей с крыльца шугает,
За собакой мчится вскачь.
А вчера столкнул носами
Неразлучных двух подруг,
А сказал, что лезут сами,
И надулся, как индюк.
Не бери с таких пример,
Настоящий пионер.

***

ОСЕНЬ
Осень! Осень наступила.
Листья падают, кружась.
В поле воет злобный ветер.
А сегодня, спать ложась,
Выглянула я в окошко,
И душа моя зашлась.
За окном с берёз и клёнов
Ветер злой срывает лист.
Машут ветками деревья
И кричат: «Остановись, всесильный ветер,
Видишь, осень уж пришла.
Не хотим мы быть нагими –
Ведь холодная пора».

***

ЗИМНИЙ ЛЕС
Как в волшебной зимней сказке
Лес раскинулся кругом.
Все деревья будто в масках:
Не узнаешь нипочём.
Две берёзки на опушке
Со скрипом гнутся на ветру,
Вспоминают две подружки
Про весеннюю пору:
Как подснежник распустился,
Нежный, розовый цветок,
Как на ветке появился
Первый молодой листок.
Как, бывало, утром ранним
В блеске утренних зарниц
Просыпались на рассвете
С звонкой песней ранних птиц.
А теперь стоят, качаясь,
Все в наряде снеговом
И дрожат, переливаясь
Драгоценным серебром.
Вдалеке сосновый бор на круче
Раскидал зелёный кров, будто великан могучий,
Мрачен, грозен и суров.

***

НОВЫЙ ГОД
Новый год! Новый год!
Дети встали в хоровод.
Заяц бродит возле ёлки,
Ёж колючий весь в иголках.
Вот идёт медведь лохматый,
Машет лапой всем ребятам.
И снежинки появились,
Плавно в вальсе закружились.
А за ними - Дед Мороз
Рассмешил ребят до слёз.
У Мороза на салазках
Спит котёнок сладко-сладко.
Рядом с ним стоит мешок.
Средь ребят прошёл слушок,
Что в мешке лежат подарки.
Разгорелись щёки жарко.
Громче, громче стали петь.
Радостно на них смотреть.

Далее » » » БАСНИ. Маргарита Малышева

Категория: Маргарита Малышева | Просмотров: 56 | Добавил: Николай | Теги: Владимир, Оргтруд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar