Главная
Регистрация
Вход
Пятница
21.09.2018
05:17
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 512

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [955]
Суздаль [309]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [264]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [113]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [97]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [276]
Гороховец [76]
Александров [154]
Переславль [91]
Кольчугино [28]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [7]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [26]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Иваново

Село Щербово Савинского района Ивановской области

Село Щербово

Щербово — село в Савинском районе Ивановской области России, входит в состав Савинского сельского поселения.
Село расположено в 6 км на север от райцентра посёлка Савино. «Село Щербово, при пруде и колодцах, находится от уездного города в 28 верстах и от губернского в 80 верстах».

В конце XIX — начале XX века село входило в состав Егорьевской волости Ковровского уезда Владимирской губернии. В 1859 году в селе числилось 14 дворов, в 1905 году — 20 дворов.
С 1929 года село входило в состав Савинского сельсовета Ковровского района Ивановской области, с 1935 года — в составе Савинского района, с 2005 года — в составе Савинского сельского поселения.
Численность населения: в 1859 г. – 127 чел.; в 1905 г. – 107 чел.; в 2010 г. - 3 чел.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

В нач. ХХ века в селе Щербове существовало две каменные церкви: холодная и теплая; при них колокольня каменная.
Холодная церковь строением начата была в 1794 году, а окончена и освящена в 1802 году. Престол в ней один — в честь Святителя и Чудотворца Николая.
Теплая церковь построена в 1834 году. Престол в ней один — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.
Копии метрических книг с 1800 года и исповедных росписей с 1829 года хранились в целости. Опись церковного имущества составлена в 1876 году.
Церкви принадлежала каменная сторожка.
Земли при церкви: усадебной 2340 кв. саж., сенокосной 3 десятины 47 кв. саж., пахотной 25 десятин 833 кв. саж. и мелкого леса 5 десятин.
Причта по штату положено: священник и псаломщик. На содержание причт получал: процентов с церковного капитала 9 руб., от земли 25 руб. и за требоисправления 740 р., а всего в год до 775 руб. Дома причт имел собственные, построенные на церковной земле.
Приход: село и деревни: Большое Котово, Жабриха, Наносиха, Стародворки, Вязово и Столбищи. Расстоянием от церкви деревни находятся не далее 4 верст; препятствий к сообщению с ними не имелось. Всех дворов в приходе 163, душ мужского пола 523 и женского пола 583 души.
В селе существовала церковно-приходская школа и помещалась в собственном каменном здании, построенном в 1890 году попечителем школы — купеческим сыном Григорием Васильевым.

Церковно-приходская школа в с. Щербове

Чудесное спасение Императора и его семейства 17-го октября 1888 г. от угрожавшей Им опасности ознаменовано множеством добрых дел на пространстве нашего обширного отечества; в память сего поразительного чуда по всей Руси православной построено множество храмов, часовен, богаделен, приютов, церковно-приходских школ и пр. Потрясенные этим дивным проявлением милости Божией к Русскому народу, истинно преданные Царю и Отечеству Русские люди, не щадя средств своих, всюду по лицу земли Русской воздвигали долговечные памятники в знак своего благоговения пред Промыслом Божиим и своей любви к Царю и Царствующему Дому. К числу этих памятников, возникших в недавнее время, принадлежит и церковно-приходская школа в с. Щербове, построенная и открытая купеческим сыном Григорием Григорьевичем Васильевым, проживающим в гор. Коврове, на его личные средства. Замечательно при этом то обстоятельство, что строитель этой школы — лицо, совершенно постороннее селу Щербову, руководившееся при устройстве школы исключительно желанием сделать доброе дело для простого, темного народа на память о дивном событии 17-го октября, каковым делом он считал устройство церковно-приходской школы в таком селении, которое наиболее в ней нуждается. Задумав это доброе дело в начале 1889 года, Васильев, не останавливаясь перед различными препятствиями и не жалея издержек, быстро выстроил в с. Щербове прекрасное каменное здание для школы, крытое железом, и снабдил школу всеми школьными принадлежностями и пособиями, употребив на это доброе дело из своих средств свыше 2000 рублей. В начале 1890 г. школа была уже вполне благоустроена и красиво выделялась своим фасадом вблизи приходского храма и обширного сада. Она представляет собой большое и красивое каменное здание (15 арш. длины, 9 шир. и 6 высоты), с пятью окнами по фасаду, с многознаменательной надписью под живописным изображением Всевидящего Ока: «Приидите, дети, послушайте меня, — страху Господню научу вас», свидетельствующей о цели и назначении церковно-приходской школы, долженствующей научить детей страху Божию, который есть начало всякой премудрости.
Сентября 2-го дня 1890 г. школа была торжественно освящена. День освящения школы будет надолго в памяти у прихожан щербовского прихода. После литургии, соборне отслуженной благочинным о. С. Касторским, местным священником заведующим школой о. Петром Белоцветовым (Он же состоит законоучителем и учителем арифметики в школе.) и диаконом, состоящим в должности учителя (за литургией присутствовал строитель школы Г. Г. Васильев с семейством и множество прихожан с детьми, учениками школы), торжественно был совершен крестный ход в новоустроенную школу, причем мальчики, несшие св. иконы, певшие на клиросе и прислуживавшие в алтаре, были в стихарях, пожертвованных тем же строителем и попечителем школы. По окончании молебствия о. Петр Белоцветов, много также приложивший забот об открытии школы в с. Щербове, обратился к присутствующим с следующею речью.
«Благодарение Богу! Начатое в прошлом году и оконченное в недавнее время усердием и старанием почтеннейшего попечителя нашего, это прекрасное, обширное каменное здание со всеми нужными приспособлениями, предназначенное для нашей церковно-приходской школы, ныне освящено на великое дело просвещения местного темного населения. Сегодняшнее торжество составляет важное событие в нашей церковно-приходской жизни и займет видное место в ее летописи.
Сколько пропало драгоценного времени, какая масса молодого поколения осталась невеждами вследствие безграмотной темноты старшего поколения и нерадения его о воспитании и образовании дарованных Богом детей, — об этом даже и вспоминать прискорбно. Но, наконец, милосердый Господь сжалился над нашими, ни в чем неповинными, детьми и послал нам благодетеля, который без всякого с нашей стороны содействия, по своей лишь доброте и просвещенному сознанию важности и необходимости школьного образования, на свои средства устроил, без преувеличения можно сказать, по внешности образцовую школу. Не обращая внимания ни на малое сочувствие местного населения к устройству школы и отсутствие просьбы, за исключением разве частной, единичной, не останавливаясь даже перед некоторыми препятствиями задуманному доброму делу, достопочтеннейший и многоуважаемый попечитель довел до конца свое благое желание дать возможность подрастающему поколению, а вместе с ним и будущему потомству, получить правильное начальное образование, необходимое каждому православному христианину.
«Достопочтеннейший Григорий Григорьевич! Вам единственно обязаны мы устройством сего прекрасного здания, которое предназначено надолго служить рассадником просвещения местного населения. Невозможно представить всей пользы, какую оно, с помощью Божией, принесет за время своего существования. Многие поколения, вероятно, сойдут в могилу, а оно будет стоять на своем видном месте рядом с храмом и призывать к себе всех, являющих просветиться светом евангельского учения, научиться страху Божию и всему истинно доброму, хорошему, что служит украшением настоящей, временной, и залогом будущей вечно-блаженной жизни.
Вы, милостивый государь, сделали дело в высшей степени доброе, полезное, святое. И можно надеяться, что преблагий Бог, «всем хотяй спастися и в разум истины приити», вознаградит за него Вас сторицею. Смею выразить уверенность что и здесь, на земле, в нашей местности добрая память о Вас не умрет до тех пор, пока будет существовать это здание. И если в настоящее время не все сознают, по своей неграмотности, темноте и невежеству, оказанное Вами благодеяние, то потомки оценят его и возблагодарят Вас вдвойне за себя и за родителей.
С своей стороны я не нахожу слов и выражений, чтобы достойно возблагодарить Вас за то сочувствие и деятельное содействие к выполнению моих пастырских обязанностей, которые Вы оказали мне устройством самого необходимого во вверенном мне приходе — церковно-приходской школы. Одно скажу, что я молю и буду молить Бога, чтобы Он, преблагий, сохранил на много, много лет Вашу жизнь, столь полезную ближним.
Православные христиане! Возблагодарив прежде всего Господа Бога, пославшего вам доброго человека и внушившего ему благую мысль, а затем — самого щедрого жертвователя, устроившего вам такую прекрасную школу, постарайтесь приложить с своей стороны полное усердие к ней и не пожалейте тех посильных издержек и расходов, какие потребуются для того, чтобы училищное дело пошло с успехом на общую пользу. Не жалейте также того времени, которое ваши дети должны употреблять на ученье в школе, и не удерживайте их дома. Если ваши отцы и деды вели жизнь темную, да и многих из вас оставили впотьмах, то по крайней мере вы будьте добры к вашим детям и внукам и позаботьтесь вывести их на свет Божий. За это вам будет вечная благодарность и вечный помин от потомков ваших.
Да поможет вам Господь принять близко к сердцу судьбу и участь детей, от которых зависит будущее счастие наших семейств и благо целых обществ, и да пошлет нам единодушное согласие в предлагаемом добром и важном деле!»
Крестьяне были глубоко тронуты крупной жертвой Г.Г. Васильева и по отъезде его из с Щербова, собравшись на сходе, постановили составить и поднести ему благодарственный от всего общества адрес, в коем и выразили Васильеву в простых и бесхитростных словах свою искреннюю и глубокую благодарность за постройку школы. Теперь, благодарение Богу, школа сделалась не только местом для обучения детей, коих обучалось в текущем году 40 человек, но и местом для воспитания старших. В воскресные и праздничные дни в обширное помещение школы собираются прихожане с. Щербова, и здесь о. Петром Белоцветовым ведутся внебогослужебные собеседования и религиозно-нравственные чтения, которые так идут хорошо, что уже успели оказать видимо добрые плоды. Борясь с различными пороками своих прихожан и в особенности с пороком пьянства, о. Петр открыл здесь общество трезвости, которое, благодаря беседам в школе и поучениям в храме о вреде пьянства, быстро начало умножаться и насчитывает в настоящее время до 70 членов. Дай Бог, чтобы эта школа принесла и в будущем добрые плоды! Тогда доброе имя первого строителя школы, благодетеля Г.Г. Васильева, никогда не будет забыто прихожанами с. Щербова — тем более, что он, состоя попечителем школы, с полной готовностью является на помощь при малейшей нужде в школе, ассигновав каждогодно на содержание сторожа 36 рублей, снабжая школу книгами и душеполезными журналами и делая нередко подарки учащимся в школе детям.
N. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 15-й. 1-го августа 1891 года).

Общество трезвости в с. Щербове

Страсть к спиртным напиткам, довольно развившаяся в среде нашего простонародья, без сомнения представляет собой один из страшнейших пороков, приносящих весьма много вреда для крестьянского населения. Посему борьба с народным пьянством, и борьба самая упорная, составляет одну из первых обязанностей сельских пастырей-священников. Необходимость этой борьбы сознают и сами пастыри, и едва-ли найдутся среди них такие, у которых не болело бы сердце при виде того, как под влиянием этого порока гибнет крестьянин нравственно, как он теряет свое благосостояние, как растут в крестьянских семьях неприятности, ссоры, драки и другие безобразия. Но как бороться с этим пороком, так глубоко укоренившимся в крестьянстве? Какие меры должен принимать пастырь для уничтожения или, по крайней мере, ослабления этого зла в деревне? Как даже взяться за это труднейшее дело? Вот вопросы, трудность решения которых останавливает весьма многих священников, даже искренно любящих свою паству, в особенности на первых порах их пастырской деятельности, и парализуют их энергию.
В последнее время один из истинных народолюбцев, посвятивши себя всецело на служение простому темному люду, бывший профессор Московского университета С. А. Рачинский, на своей родине в с. Татеве, Тверской губернии, сделал попытку борьбы с этим пороком посредством учреждения общества трезвости, члены которого, местные крестьяне и крестьянки, давая торжественное обещание не употреблять спиртных напитков, и своим примером и другими мерами стараются уничтожить или, по крайней мере, ослабить в своих односельцах пагубную страсть к водке. Благодаря энергии и преданности этому делу учредителя общества, оно быстро разрослось, имеет теперь до тысячи членов и оказывает весьма благотворное влияние на соседей. Этот успех С.А. Рачинского вызвал во многих сельских пастырях Церкви желание подражать ему, и к нему из разных концов России начали обращаться священники за советами, как начать борьбу с ужасным пороком пьянства, как поставить это доброе дело, организацию общества трезвости, на твердую почву и избежать ошибок, неизбежных во всяком трудном и новом деле. С. А. Рачинский с полной готовностью является на помощь сельским пастырям, обращающимся к нему за советами, и сам, умудренный опытом, ободряет их письмами.
Подобного рода попытки учреждать общества трезвости в сельских приходах, по почину местных священников, сделаны и во Владимирской епархии. К числу первых опытов таковой борьбы с пьянством в нашей епархии следует отнести общество трезвости в с. Щербове, Ковровского уезда, открытое местным священником П. Белоцветовым официально 8 -го апреля 1890 года. Ближайшей побудительной причиной, заставившей его, человека всегда трезвенного, начать борьбу с этим ужасным пороком, как он сам сообщает, были разного рода обычаи, укоренившиеся в его селе и возмущавшие его душу. Обыкновенно в каждый праздник после обедни, а иногда еще и не дожидаясь окончания ее, крестьяне целыми толпами прямо из церкви шли в кабак, отстоявший от церкви не более 40 саж., и здесь проводили весь день. Напившись допьяна, они выходили на улицу, начинали чинить ругань, драки, буйства и другие безобразия прямо под окном священника; стоило последнему показаться на улице, как пьяные без стыда и совести приставали к нему и просили у него водки. Но всего возмутительнее была профанация храмовых и других великих, годовых праздников, когда священнику приходилось ходить по домам крестьян с св. крестом и иконами. Редкий домохозяин встречал священника трезвый, считая выпивку вполне естественной в такой большой праздник. С этим ужасным пороком крестьян, очевидно, требовалась упорная борьба, — и о. Петр начал ее с того, что в течение года произнес целый ряд проповедей с церковного амвона о вреде пьянства, вел об этом же внебогослужебные чтения и собеседования в церковно-приход. школе и селениях, раздавал листки и брошюры Петербургского общества трезвости и другие для чтения на дому, давал советы и делал внушения на исповеди и в частных разговорах, умоляя своих прихожан бросить дурную и пагубную привычку напиваться допьяна, словом, пользовался всеми удобными случаями для разъяснения крестьянам всего вреда и безобразия, происходящих от пьянства, а затем, подготовив таким образом почву, решил открыть в своем приходе общество трезвости. Эта попытка на первых порах, при новизне дела и отсутствии подобных обществ в окрестности, вызвала со стороны некоторых прихожан и посторонних лиц осуждение и насмешку, а в некоторых прямо неудовольствие, неприязнь, досаду; в особенности же были недовольны такими действиями священника местные кабатчики и любители выпивки, которым были весьма неприятны эти разоблачения всех худых последствий пьянства. В этом трудном начале устроения общества в с. Щербове не мало помог своими ободрениями и советами С. А. Рачинский, за помощью к коему обратился письменно Щербовский священник. «Ради Бога, писал Рачинский, не падайте духом от одиночества, в коем вы кладете основание делу, истинно полезному и душеспасительному. В начале всегда бывает так. Поверьте, не пройдет и двух — трех лет, как вы будете окружены товарищами и сотрудниками. Уже и теперь вы можете видеть из газет, сколько у вас таковых, лично вам незнакомых, трудящихся в разных углах России». В тоже время он выписал на свой счет из Троицкой Лавры 100 образков (на дереве — 10 к. стоимостью каждый) пр. Сергия, покровителя общества трезвости, для раздачи членам с соответствующей надписью на обороте (Надпись на иконах делалась следующая: под отображением св. креста тексты Св. Писания: «Не буди винопийца» (прит. 23, 20). «В вине не мужайся, вино многих погубило» (Сир. 31, 29). Пианицы царствия Божия не наследят (Гал. 5, 21). Ниже обозначалось кому, когда и в память чего дан образ; в 1-й год писалось «в память открытия общества трезвости», на 2-й год «в память присоединения к обществу трезвости».) и прислал несколько брошюр разного наименования для той же цели. Всего им прислано в разное время в Щербовское общество трезвости до 50 экзем., в том числе несколько брошюр его сочинения, а также «Листки друзьям трезвости», брошюру прот. И. Наумовича «как устроять общества трезвости», «грех и безумие пьянства» и др. Раздача образков и книжек, приобретенных сверх присланных, в связи с непрестанными убеждениями священника, много повлияла на прихожан с. Щербова, и к концу 1890 г. было уже в обществе 67 членов. Сентября 25-го дня того года было первое собрание членов по поводу празднования памяти пр. Сергия, и в церкви священником было произнесено слово, в коем пастырь, поблагодарив членов за их сочувствие к наставлениям и увещаниям его, упомянул о той видимой пользе, какую приносит общество крестьянам, уменьшая среди их пьянство, столь пагубное для души и тела, и закончил свою речь предложением поставить в церкви особую икону пр. Сергия в память учреждения общества трезвости в с. Щербове, перед которой члены могли бы возможно чаще служить молебны пр. Сергию прося у него помощи в воздержании от спиртных напитков. Предложение это было охотно принято всеми членами, причем жертвовали на устройство иконы и многие другие прихожане, не состоявшие в составе общества трезвости.
С течением времени многие прихожане стали относиться уже более дружелюбно и сочувственно к начатому делу, увидев искренние намерения своего пастыря и добрые результаты существования в приходе общества трезвости. Но все-таки находились некоторые лица, которые смущали других разными замечаниями и суждениями в роде того, напр.: «для чего-де нужно записываться в общество трезвости и к чему-де оно открыто? Разве нельзя самому дать обет тайно и держать его при себе? И почему приглашаются (говорили даже — принуждаются) совсем оставить употребление вина даже и неупивающиеся никогда, а пьющие умеренно, и тому под. Священнику приходилось разъяснять, что обет давать можно конечно и одному, но только выполнить его гораздо труднее; соединяющиеся же в общество будут поддерживать друг друга, ободрять; а не имеющие пристрастия к спиртным напиткам приглашаются в общество для того, чтобы своим примером воздержания, а также добрым советом и увещанием поддержать, остановить ближнего своего, преданного пагубной страсти — пьянству. Сочувствие к обществу трезвости усилилось в особенности после того, как в Щербове заведено было священником ежемесячное, в первый воскресный или праздничный день месяца, служение молебна перед иконой пр. Сергия, во время которого поминаются о здравии все члены общества трезвости и присоединяется прошение о том, чтобы «Господь Спаситель наш, претерпевши велие искушение в пустыне от диавола, не допустил молящихся быть послушными рабами диавола, явил благодать Свою в сохранении данного ими слова, помог им, умудрил их трезвенно прожить во все дни жизни». С тех пор, свыкнувшись окончательно с обществом трезвости, поняв его цель и видя благотворное влияние на приход, вся лучшая и большая часть прихожан перешла на сторону священника и многие вступили в общество даже из тех, кои ранее смущали других вышеприведенными суждениями и толками, так что количество членов в начале второго года существовании общества достигло до 85 человек.
Что касается исполнении членами обета совершенного воздержания от употреблении спиртных напитков, то должно сказать, что к сожалению несколько человек (семеро) оказались в первом же году и нарушителями своего обещания. Слабыми оказались лица, прежде подверженные так называемому «запою»; один из них, чувствуя свое бессилие бороться с пагубной страстью, вышел из состава общества, по прошествии одного года; другой, хотя также вышел из состава общества, но допустив раз употребление вина и чистосердечно раскаявшись, около года опять не употребляет его. С.А. Рачинский, к коему обратился о. Петр за советом, как поступать с подобными лицами, ответил следующее: «будьте осторожны в присоединении к обществу лиц, страдающих запоем. Тут приходится считаться не с одною волею присоединяемых, но и с болезненным состоянием, иногда доводящим пациента до состояния невменяемости. Не высказываю общего правила, только указываю на необходимость сугубого внимания, во избежание прискорбных падений». Остальные, нарушившие обет воздержания, выпили красного вина по принуждению в силу твердо укоренившегося обычая на свадьбе, на крестинах, в чем искренно и покаялись на исповеди. Вообще же к чести крестьян, вступивших в общество трезвости, нужно сказать, что все они весьма серьезно относятся к исполнению данного обещания и считают за великий и тяжкий грех нарушить его. Это обстоятельство даже удерживает многих от вступления в общество трезвости, при всем их желании бросить пить вино: по той же причине несколько человек (6) по истечении года вышли сами из состава общества, дав слово все-таки не употреблять вина без особых уважительных причин. Были и такие случаи, что некоторые крестьяне (два человека) нарушили обет трезвости и пробовали пить, но по прошествии некоторого времени снова явились к священнику, со слезами раскаялись ему в своем грехе и просили, отслужив молебен перед иконой пр. Сергия, снова принять их в число членов общества трезвости. Подобного рода факты, как оказывается, случаются и в Татевском обществе трезвости. «И в нашем обществе трезвости, пишет С. А. Рачинский к Щербовскому священнику, часто случается, что лица, добросовестно исполнившие годовой обет воздержания, пробуют пить, но из этого опыта выносят сугубое отвращение к пьянству и присоединяются вновь к обществу трезвости. Такие вторые присоединения оказываются особенно прочными».
Здесь уже виден первый благой результат от существования общества трезвости в приходе. Публичное заявление в церкви священнику о желании дать обет Богу, служение молебна пр. Сергию, целование св. креста и иконы, запись (рукою священника на особом листе в книгу) в члены общества трезвости — все это укрепляет волю даже слабого, предохраняет его от искушений и соблазнов и дает возможность отказываться от угощения вином, когда в гостях по деревенскому обычаю неволят им. Пробыв хотя год в обществе и испытав добрые последствия от неупотребления вина, человек чувствует уже отвращение к пьянству.
Затем благодетельное действие существования общества трезвости в приходе выразилось в том, что многие, хотя в общество не записались, но предаваться пьянству стали меньше, а самое главное, в прихожанах утверждается убеждение, что пьянствовать грешно, позорно. Теперь уже никто не хвалится тем, что он напился пьян; наоборот, пьяный человек стыдится своего положения, скрывается, чтобы его не видели, при случайной же встрече с священником просит у него прощения. Очевидно, пример безусловно трезвых людей благодетельно влияет на среду. «Присутствие в деревне, сообщает свои многолетние наблюдения С. А. Рачинский, хотя бы малого числа людей абсолютно трезвых умеряет самым незаметным образом пьянство остальных. Как только трезвое меньшинство становится значительным, деревня становится неузнаваемой». Это и случилось с селом Щербовым. От прежних безобразий в праздники не осталось и следа. Хотя и находятся еще в селе немногие любители выпивки, но они как-то стушевываются, стали малозаметны, и являются в кабак больше вечером, притом обходят задами; ни шуму, ни сквернословия около кабака более не слышно. Во время хождения священника по приходу, хозяева встречают иконы трезвыми, а подпившие гости тщательно укрываются от глаз священника родственниками. Во время свадеб, сопровождающие жениха и невесту родственники, являвшиеся в церковь ранее почти всегда нетрезвыми и производившие беспорядок своим неблагопристойным поведением, не смеют теперь и показаться на глаза священнику в подобном виде. Поминки стали отправляться без вина. Члены общества трезвости стали гораздо чаще посещать храм Божий, чем раньше, и стараются настоять, во что бы то ни стало, закрыть в селе питейное заведение, содержатель которого уже и сам думает уехать из села.
В тоже время члены общества трезвости начинают протестовать (не официально) против общественных попоек, еще допускаемых некоторыми сельскими старостами, вопреки предписаниям земского начальника.
Таковы результаты существования в с. Щербове общества трезвости в течение менее даже чем двух лет!
В. Г — ский (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 20-й. 15-го октября 1891 года).

«Привет, Матрена. И тебе, Тимофей Васильевич, здравствуй. Рая, я тебе еще пятерку должен. Коля, пойдем выпьем», - бурчит мужичок, проходя мимо огромных лип и тополей, что по обе стороны размытой грунтовой дороги. С кем он говорит? С односельчанами. Правда, этих людей давно уже нет в живых. Дворов их тоже не осталось - растащили на дровишки, даже печи разобрали по кирпичику. Свой монолог мужичок продолжает до самого кладбища - здесь кончается Щербово.
Проезжая по дороге, что идет от Савино до Панфилово - двух больших сел соседней Ивановской области, табличку, указывающую, что именно здесь расположена деревенька Щербово, уже давно не найти. Украденный кем-то еще лет десять назад указатель с названием селения восстанавливать не стали. Видимо, не посчитали нужным: почти ничего не осталось от деревни. Гнилушки старых бань и сараев, несколько домов, приспособленных под дачи, уничтожил бушевавший этой весной пожар. Осталось в Щербово всего шесть жилых домов.
А когда-то жизнь здесь била ключом. И зимой, и летом было в Щербово людно и суетно: в огромном кирпичном особняке располагался интернат для детей, позже - спортивный лагерь; в маленьком клубе, бывшей церкви, крутили для детишек кино. Жили в деревне педагоги, работали в Щербовском интернате, в Панфиловской школе. Хватало работы и коренным деревенским жителям.
В окрестностях деревни долгое время велись торфоразработки. Осушали болота, вгоняли холодную речку Шижигду в новое, необыкновенно узкое русло. И никогда не пустела щербовская земля: каждый год засевали то горохом, то кукурузой, то рожью огромные, едва окаймленные лесом поля. В соседних селениях Кстово, Столбищи работали фермы, где вечно не хватало работников. Даже молоко редким дачникам давали бесплатно: надоил сепаратором - забирай с собой.
Так бурно здесь кипела жизнь, что не хватало у деревенских времени и сил на обычные сельские радости: в лес ходили разве что за дровами, а рыбу, которой когда-то в Шижигде было много (отсюда и название деревни: щерба - это уха), ловили нечасто - некогда было.
Сейчас, когда о существовании Щербово можно догадаться лишь по одинокой маковке восстановленной церкви да редким дворам, все описанное почти кажется сказкой. Теперь из коренных деревенских живут тут единицы, дачники это место забыли: автобусы ходят редко, а до ближайшей железнодорожной станции путь неблизок. Простаивает без хозяина плодородная жирная почва, зарастают поля борщевиком кавказским - огромными «зонтиками» со жгучими стеблями. Человека в щедром на живность и грибы лесу не встретишь... Что уж говорить, если даже магазин для щербовцев - роскошь.
Сквозь густую листву тополей видны пустые глазницы красного особняка. Время над ним не властно - он разменял несколько столетий. Когда не станет последнего коренного жителя, опустеет маленький приход, он так и останется стоять, напоминая: когда-то здесь кипела жизнь. И вряд ли название Щербово появится на обновленной карте: этой деревни уже почти нет.
Ольга РОЖДЕСТВЕНСКАЯ.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Иваново | Добавил: Jupiter (10.12.2017)
Просмотров: 234 | Теги: Ковровский уезд, Ивановская область | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика