Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
05.02.2023
12:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1517]
Суздаль [452]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [484]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [144]
Юрьев [247]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [169]
Гусь [189]
Вязники [344]
Камешково [114]
Ковров [428]
Гороховец [131]
Александров [291]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [93]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [121]
Писатели и поэты [191]
Промышленность [130]
Учебные заведения [160]
Владимирская губерния [42]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [53]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2282]
архитекторы [30]
краеведение [69]
Отечественная война [268]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [41]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Петушки

Деревня Барсково Петушинского района

Деревня Барсково Петушинского района

Деревня Барсково входит в состав Нагорного сельского поселения Петушинского района. Численность населения в 2010 году – 2 муж. и 1 жен., всего 3 чел.

Деревня Барсково расположена в стороне от асфальтовых дорог, примерно на полпути между городами Покров и Киржач, в живописном месте, вобравшем в себя всю красоту природы средней полосы России.


Деревня Боярская. Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

Уже при первом взгляде на деревню можно воочию убедиться, что в начале XX века люди в этой деревне жили уж точно не бедно. Об этом свидетельствуют некоторые уцелевшие с того времени дома, широко поставленные в два ряда на расстоянии 150-200 метров напротив друг друга. Дополняет красивый вид - пруд, расположившийся посреди деревни. В Барсково имеется входная каменная часовня, построенная в 1887 году, которая, возможно, именовалась Никольской. В советское время в ней находились магазин и керосиновая лавка. С 1997 г. ведутся работы по ее восстановлению. В 2000 году часовня была повторно освящена. Со слов старожилов, в деревне также была каменная часовня-столб, полностью уничтоженная в период становления колхозов.
За деревней в километре тихо и неторопливо протекает река Киржач. Там же на берегу реки стоит “безмолвный памятник атеизму XX века" - сохранившаяся до наших дней порушенная каменная колокольня Аргуновского Никольского храма, который располагался на этом месте более полутора веков с 1795 по 1961 г., когда храм был взорван по ходатайству тогдашнего председателя колхоза. Сама колокольня была построена в 1813 году.
История д. Барсково насчитывает около пятисот лет и полностью связана с Аргуновской волостью, в которую входила вплоть до 1924 года, когда волость была упразднена.
Первое упоминание Аргуновской волости, найденное в архивах, относится к 1436 году. Аргуново упоминается в жалованной грамоте Василия II Успенскому Воиновогорскому монастырю. С конца 1448 г. по март 1461 г. в селе Аргуново при митрополите Ионе и великом князе Василии II идет строительство первой датируемой Никольской церкви. Историки не исключают, что, возможно, на территории села Аргуново были две более старинные деревянные церкви.
В 1514 году наместником Аргуновской волости был родной дядя Ивана Грозного князь Андрей Иванович Старицкий, сын Ивана III, брат Василия III, отца Ивана Грозного.
Прослеживая статус Аргуновской волости до раздачи ее в вотчины и поместья в двадцатых годах семнадцатого века, хочу напомнить, что на Руси было три основных категории земель, в зависимости от владельца: государственные или казенные, дворцовые и монастырские. При правлении самого Ивана Грозного Аргуновская волость с 1564 г. по 1572 г. была в числе опричных земель, руководимых из Александровой слободы.
Историки едины в том, что к опричным землям Иван Грозный брал в первую очередь дворцовые села и волости, как вокруг Москвы, так и в более отдаленных местах, в том числе Аргуново на Киржаче (Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI—XVII вв. М., 1995. С. 94).
О дворцовом статусе Аргуновской волости при царе Федоре Иоанновиче неоднократно говорится в писцовой книге «Володимерского уезду письма и меры Якова Петровича Вельяминова да подьячего Федора Андреева».
В правление Бориса Годунова (1598-1605 гг.) Аргуновская волость оставалась дворцовой, так как Годунов прекрасно понимал жизненно важную необходимость иметь под рукой, поблизости от Москвы, запасы ценных лесоматериалов в связи с хроническими пожарами и вражескими набегами. По поводу продолжающейся борьбы аргуновских крестьян «черных» лесных деревень за починки Омутищи и Крутое царь Борис издал указ от 18 марта 1605 г, за месяц до смерти, в котором велел судить аргуновских крестьян - зачинщиков драк и убийств, в приказе Большого дворца, то есть в дворцовом ведомстве (Российский Государственный Архив Древних Актов РГАДА. Ф. 281. Д. 1887).
В 1614 году при царе Михаиле Федоровиче Аргуновская волость Переславль-Залесского уезда считается по-прежнему государевой. Подтверждение этому можно найти в свозных книгах беглых крестьян Владимирского, Юрьевского, Суздальского и Муромского уездов 1614 года, где говорится: «В Аргуновской волости крестьяне государеву указу учинили силны, тех троецких в троецкую вотчину на старые их жеребьи вывести из-за себя не дали».
В 1624 году боярин Алексей Юрьевич Ситский или Сицкий (фамилия произошла от названия реки Сить в Ярославском уезде, откуда пошел боярский род) по указу царя Михаила Федоровича Романова получил село Аргуново с деревнями «в выслуженную вотчину за Московское осадное сидение в королевичев приход в Москву». Здесь следует напомнить, что польский королевич Владислав, стремившийся получить русский престол, организовал в 1617-1618 гг. поход на Москву. Он дошел до Арбатских ворот, но штурм осажденной Москвы был отбит в ночь на 10-11 октября 1618 г. В декабре 1618 г. в селе Деулино близ Троице-Сергиева монастыря было заключено Деулинское перемирие с Речью Посполитой.
После смерти князя А.Ю. Сицкого в 1644 г. Аргуновская волость перешла к боярину Глебу Ивановичу Морозову, который был тогда женат на дочери А.Ю. Сицкого Авдотье. Брак был бездетным.
Именно в этот период в писцовых книгах впервые упоминается деревня Боярсково (из-за разночтений, со временем, название трансформировалось в Барсково). Можно предположить, что название Боярсково семантически указывает на принадлежность деревни боярам.
После смерти Авдотьи (ок. 1650 г.) Глеб Иванович Морозов женился на 17-ти летней Федосье Прокофьевне Соковниной, образ которой увековечил в 1887 году великий русский художник Василий Иванович Суриков («Боярыня Морозова»). Свадьба состоялась в октябре 1652 г. Федосья Прокофьевна была младше мужа на 33 года. От этого брака родился сын Иван.
Глеб Иванович Морозов скончался в 1662 г. Оставшись вдовой, боярыня Федосья Прокофьевна Морозова подверглась гонениям и лишениям за веру, став вместе с протопопом Аввакумом «символом» раскольничества. В 1671 г. Ф.П. Морозова была арестована и сослана в Боровск, где умерла от голода в земляной яме в 1675 г. Все ее состояние, вотчины, имущество были конфискованы и переданы в дворцовое ведомство, которое находилось в ведении Тайного приказа.
В 1676 г. Аргуновская волость была передана из дворцового ведомства в собственность братьев Савеловых - Тимофея, Павла и Ивана, происходивших из древнего Новгородского дворянского рода, переселенного Иваном Грозным из Новгорода в Можайский уезд. В 1683 г. братья разделили Аргуновскую вотчину по полюбовным записям по третям. При этом разделе объект нашего исследования - д. Барсково - отошла к Тимофею Савелову.
В 1685 г. Тимофей Савелов «д. Барскову, а в ней пашни паханые 12 четвертей, да перелогом и лесом поросло 18 четвертей, а всего 30 четвертей отдал в приданое за дочерью своею Маврою стольничему дворянину Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину» (Государственный Архив Владимирской Области - ГАВО. Ф. 789. On. 1.Д. 572. Л. 4).
Из этого документа выясняется, что д. Барсково с пашнями, перелогом и окружающим лесом располагалась приблизительно, на 15 гектарах (четверть = 0,56 га.).
В 1730 г. «то имение [Аргуново] с деревнею Барскою, которая ему прежде дана в приданое за женою, справлено за сыном его графом Платоном Мусиным-Пушкиным». В 1740 г., в период правления Анны Иоанновны, вотчина Мусина-Пушкина поступила в дворцовое ведомство. Причиной тому было участие графа Мусина-Пушкина в «деле Волынского» - дворянском заговоре, направленном против фаворита Анны Иоанновны Бирона и проводимой им жестокой политики «бироновщины». Во главе заговора стоял кабинет-министр Артемий Волынский, который после раскрытия заговора был четвертован. Сам же Платон Иванович Мусин-Пушкин был сослан в Соловецкий монастырь (предварительно его жестоко пытали и отрезали язык) и освобожден только в правление Елизаветы Петровны.
В 1762 г. земли эти были пожалованы по именному указу Екатерины II гардеробмейстеру Василию Шкурину и его жене Анне Григорьевой. После смерти Василия Шкурина и его жены «дошло то имение их сыну Сергею Шкурину, а от него в 1792 г. продано помещику Дмитрию Рагозину от сего же последнего в 1802 г. графине Варваре Сергеевне Васильевой (1751-1831), жене министра финансов Алексея Ивановича Васильева. Переход сей по дачам заимствован из решения Покровского уездного суда» (ГАВО. Ф. 789. Оп. 1. Д. 572. Л. 4-4 об.).
Графиня Варвара Сергеевна Васильева, урожденная княжна Урусова, была супруга графа Алексея Ивановича Васильева (1742-1807), первого в Российской империи министра финансов (1802). В 1796 г. императором Павлом I Васильев назначен государственным казначеем, на этой должности он привел в некоторый порядок государственный бюджет. В 1797 г. Алексей Иванович возведен в баронское достоинство, в 1798 г. получил чин действительного тайного советника, в 1799 г. - орден апостола Андрея Первозванного и почетное командорство ордена Иоанна Иерусалимского, а в 1800 г. уволен от службы. Император Александр I возвратил Васильеву прежние должности и в день коронации возвел его в графское достоинство Российской империи. В 1805-1807 гг. Россия вела войны, требовавшие чрезвычайных расходов, но А.И. Васильев сумел поддержать курс рубля, не увеличивая податей и налогов. Он скончался внезапно, от удара. Алексей Иванович, сын сенатского секретаря, возвышением был обязан своим способностям и трудолюбию. Протоколист в Сенате, А.И. Васильев своим здравым умом, усердием, бескорыстием и искусством в составлении бумаг, обратил на себя внимание генерал-прокурора князя А.А. Вяземского, который сделал Васильева правителем канцелярии. Поднесенные государыне в 1778 г. труды А.И. Васильева («Свод законов по финансовой части», «Государственная Окладная книга», «Наставление казенным палатам») сделали его известным Екатерине II, которая пожаловала ему 300 душ крестьян. В 1781 г. Алексей Иванович был произведен в действительные статские советники. Женитьба в конце 1770-х гг. на немолодой уже двоюродной сестре жены генерал-прокурора, княжне B.C. Урусовой, упрочила расположение и покровительство князя Вяземского.
В 1799 г. баронесса B.C. Васильева была пожалована в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины меньшего креста. После кончины мужа указом императора Варваре Сергеевне повелено было «производить по жизнь ее полное жалование и столовые деньги мужа ее». Варвара Сергеевна жила в Москве, на лето приезжала в свое имение Шеметово (ныне в Сергиево-Посадском районе Московской области).
В Барсково она практически не бывала, скончалась 15 сентября 1831 г. в Шеметово.
От брака с А.И. Васильевым у Варвары Сергеевны были дочери: Мария (1784-1829, замужем за графом В.В. Орловым-Денисовым) и Екатерина (1781-1860), фрейлина, вышедшая замуж за генерал-лейтенанта князя Долгорукого.
После смерти действительной тайной советницы графини В.С. Васильевой в 1831 г. имение перешло к ее дочери генерал-лейтенантше Екатерине Алексеевне Долгоруковой.
От брака с Долгоруким родились сын, князь Александр Сергеевич, и дочь. Екатерина Алексеевна жила постоянно в Москве, с 1812 г. отдельно от мужа.
По уставным грамотам 1860-х годов мы узнаем, что, практически каждая из Аргуновских деревень имела своего владельца. Так деревня Барсково была во владении гвардии ротмистрши Надежды Сергеевны Пашковой, которая волею судьбы стала последней помещицей д. Барсково в дореформенной России.
После отмены крепостного права (1861 г.) во главе крестьянских общин ставились сельские старосты, которые входили в волостное правление во главе с волостным старшиной, избираемым сельским сходом на три года. На таком сходе в 1902 г. было принято решение об увековечивании памяти сорокалетия освобождения крестьян от крепостной зависимости и сооружении в селе Аргунове памятника царю освободителю Александру II, о чем имеется выпись из приговора Аргуновского волостного схода. За жителей деревни Барсково расписался сельский староста В. Аринушкин (заверено его печатью).
В 1914 г. в Барскове была построена школа, скорее всего, взамен старой Аргуновской земской школы, существовавшей с 1875 г. Это было начальное народное училище. В 1905 г. имелся план разделения Аргуновского училища на два - в Барскове и Родионове. И если к 1914 г. Родионовская школа не была достроена, то Барсковская школа была полностью завершена к 4 августа 1914 г. Сумма ассигнований составила 14 тыс. рублей (Журнал чрезвычайного Покровского уездного земского собрания заседания 17 августа 1914 г. Владимир, 1914. С. 9, 11).
После октября 1917 г. началась самая настоящая чехарда административно-территориальных делений, в результате которых д. Барсково переходила из уезда в уезд и даже из губернии в губернию. Стоит немалых усилий проследить, когда и как д. Барсково меняла свой статус. Попробуем восстановить события.
До октября 1917 г. д. Барсково в составе Аргуновской волости Покровского уезда Владимирской губернии.
1918 г. - по постановлению Владимирского губернского съезда Советов, на местах начинают организовывать сельские советы крестьянских депутатов.
Протокол сельского схода обществ деревень Барсково, Вороново и Старое село Покровского уезда: «Мы, нижеподписавшиеся, уполномоченные от вышеуказанных обществ сего 26 февраля 1918 г. обсуждали распоряжение советской власти об отмене преподавания Закона Божьего в школах вообще... Мы единогласно постановили: просить и впредь законоучителя священника Сергия Миловидова продолжать преподавание Закона Божьего...».
1921 г. 5 января - по постановлению ВЦИК ликвидирован Покровский уезд и образован Орехово-Зуевский уезд Московской губернии, куда в числе прочих вошла д. Барсково в составе Аргуновской волости.
1921 г. 13 июня - вновь образован Киржачский уезд, куда из Орехово-Зуевского уезда Московской губернии передается Аргуновская волость [соответственно с д. Барсково].
1924 г. - по постановлению ВЦИК Киржачский уезд ликвидирован и передан в состав Александровского уезда Владимирской губернии. По тому же постановлению Аргуновская волость была расформирована и навсегда прекратила самостоятельное существование. Ее деревни вошли в Овчининскую волость Александровского уезда Владимирской губернии. Образован Барсковский сельсовет.
1926 г. - в соответствии со всеобщей переписью населения село Аргуново, а также д. Барсково и Старое сельцо числятся в Барсковском сельсовете Овчининской волости Александровского уезда.
1929 г. 14 января - губернии преобразованы в 8 областей, при этом Владимирская губерния вообще ликвидирована. Образована Ивановская промышленная область с центром в г. Иваново-Вознесенске. Образован Александровский округ в составе Ивановской промышленной области.
1929 г. 10 июня - ликвидирована Овчининская волость Александровского уезда. Деревни бывшей Аргуновской волости - в составе Киржачского района Александровского округа Ивановской промышленной области.
1930 г. - ликвидирован Александровский округ, Киржачский район стал самостоятельным.
1936 г. - Ивановская промышленная область разделилась на Ивановскую и Ярославскую области. Барсковский сельсовет - в составе Киржачского района Ивановской области.
1944 г. - по указу Президиума Верховного Совета РСФСР образована Владимирская область в составе 23-х районов, в том числе и Киржачского.
1945 г. – образован Покровский район, в который из Киржачского района отошли 5 сельсоветов, в том числе и Барсковский.
1954 г. - По решению Владимирского облисполкома об укрупнении сельсоветов Барсковский сельсовет ликвидирован и объединен с прочими в Панфиловский сельсовет Покровского района Владимирской области.
1960 г. - в связи с ликвидацией Покровского района Панфиловский сельсовет передан в состав Петушинского района.
1963 г. - тот же сельсовет передан в состав Собинского района в связи с ликвидацией Петушинского района.
1964 г. - деревня Барсково в составе Панфиловского сельсовета вновь переходит в состав Петушинского района Владимирской области. Этот административный статус сохраняется вплоть до сегодняшнего дня.
Такова история деревни Барсково, что на Владимирской земле. История одной из тысяч деревень, собственно, по крупицам и образующих историю Государства Российского.

/Барсков Игорь Валентинович, Москва, 2006 г./

Учительская династия Агатоновых

Я.Я. ГУНЯВИН. ЧТО ОТДАЛ - ТВОЕ...

В село Барсково Елена Александровна собиралась с особенным волнением. И с таким же волнением ее отец, Александр Александрович, и младшая сестра Татьяна ее туда провожали. Не потому конечно, что они опасались, будто Лена не сумеет организовать в поле работу своей шефской группы, а потому, что на этот раз она ехала в село, в котором давно собиралась побывать. Там много лет подряд задолго до революции, сразу же после окончания Владимирской земской женской гимназии учительствовала ее бабушка Елена Александровна Агатонова. Смерть от болезни сердца в 1936 году прервала ее труд — и нелегкий и радостный. Бабушку чтила вся семья. Ее сын, Александр Александрович, назвал дочь именем своей матери. Внучка переняла от бабушки, которую знала только по фотографиям да рассказам отца и родных, не только ее имя, но и профессию, и жар души.
Приехав в Барсково, вся группа первым делом направилась в школу — ту самую, старинную, из красного кирпича, стоящую посреди большого села. Учащиеся шли сюда просто как в свой временный дом. А у молодого классного руководителя были иные мысли и чувства.
Елена Александровна медленно обошла классные комнаты. Чувства переполняли ее. Здесь, в этих степах, звучал голос ее бабушки, тысячи раз проходила она вот по этим, теперь уже скрипучим, половицам и каждый день, должно быть, строго следила за тем, чтобы при любой погоде перед уроками аккуратно открывались вот эти широкие оконные форточки...
С трудом вернулась Елена Александровна-младшая в сегодняшний день, к теперешним будничным заботам. Да, конечно же, ее девочки спокойно станут жить здесь, где все было обжитым и уютным. Как руководителя группы, Агатонову колхозный бригадир по традиции определила на постой к одной из старожилов села — Надежде Ивановне Шкановой. Представляясь, Елена Александровна назвала себя. Хозяйка дома замерла на крыльце, изумленно вглядываясь в лицо молодого преподавателя. Повторила имя вслух, чуть ли не по слогам. И, наконец, спохватившись, сказала:
— Елена Александровна Агатонова?! Всю нашу деревню она грамоте обучила! Вот в этой самой школе! Не родня ли она вам?
— Это была моя бабушка, — взволновавшись не меньше хозяйки дома, отвечала молодая преподавательница.
С этой минуты Елена Александровна-младшая стала чуть ли не членом семьи старой женщины. Та не знала, куда ее посадить, чем угостить. Вечером, возвращаясь с поля, Елена Александровна на скамеечке возле дома увидела едва ли не всех старожилов деревни. Они пришли посмотреть на внучку их любимой учительницы, поговорить о дорогом для них человеке, вспомнить памятные для всех добрые ее дела.
И в который раз, теперь уж не из рассказов отца, а из уст свидетелей давно минувших дней внучка услышала о бабушке столько волнующих слов! И какая она была ласковая и добрая, и как понятно и терпеливо объясняла на уроках, и как в любую непогодь, хотя здоровьем сама не могла похвастаться, спешила на помощь к больному с добрым советом и лекарством. Вспомнили, как при школе Елена Александровна организовала драмколлектив. Вечерами при свете керосиновой лампы проводились репетиции, ставились инсценировки по произведениям знаменитых русских писателей — Пушкина, Некрасова, Крылова.
— Мы стали словно дальше видеть, — не торопясь вспоминала Надежда Ивановна. — Мир открылся нам — не одна наша деревня. Начали больше понимать, разбираться в жизни. И если сами не смогли получить большое образование, то убедились, что оно так нужно, и позаботились о своих детях. Вот мой сын, к примеру, — конечно, уже в советское время, — окончил институт и работает директором школы...
Все это было так. Но Елена Александровна-младшая могла бы сразу же рассказать и о многом другом. О том, например, что основателем учительской династии Агатоновых была и ее бабушка по матери, Елизавета Николаевна Рождественская. Она всю жизнь проработала учительницей в Орехово-Зуеве, который тогда входил в состав Покровского уезда Владимирской губернии.
Сын учительницы из села Барскова, отец Лены и Тани, пошел по стопам своей матери. На учительском поприще он встретил и свое семейное счастье: его женой стала дочь Елизаветы Николаевны Рождественской — Эмилия Александровна, которая, как и ее мать, была преподавателем русского языка и литературы.
Александр Александрович получил высшее педагогическое образование. Теперь бы работать да работать. Но тут война. Его мобилизуют на фронт. Правда, воевал он недолго. По болезни был демобилизован. Сразу же его назначили директором Покровского педагогического училища, наставником будущих учителей начальных школ. А каким он был наставником, кого воспитал, чему научил, как стали действовать его бывшие ученики, когда вступили в жизнь, — это в районе, да и во многих школах области хорошо знают.
Некоторых из его учеников я тоже прекрасно знаю. Бориса Алексеевича Костина, например, ныне преподавателя того самого Покровского педагогического училища, где он когда-то был учеником. Борис Алексеевич помнит чуткость и внимание Александра Александровича Агатонова к людям. Семейные обстоятельства у Костина сложились так, что во время учебы в педучилище они жили вдвоем на более чем скромную пенсию тетки. Племяннику так хотелось бы получить высшее образование, но учиться дальше — увы! — средства не позволяли. После долгих размышлений и сомнений он рассказал обо всем Александру Александровичу, и тот пошел на такой шаг, который мог встретить и неодобрение начальства. Он принял Бориса Алексеевича, только что окончившего с красным дипломом педучилище, преподавателем и, как и ожидал, не ошибся в нем. Работая в училище, Борис Алексеевич приобрел высшее образование заочно.
Не без участия Александра Александровича команда Покровского педучилища в легкоатлетических соревнованиях на приз районной газеты «Вперед» была серьезным соперником даже таких сильных физкультурных коллективов, как коллективы Костеревского комбината имени Коминтерна, Петушинской шпульной, Городищинской отделочной фабрик, и нередко увозила завоеванный в честной борьбе почетный приз в старинный Покров.
Всячески поддерживаемый Агатоновым, спортивными делами в училище руководил талантливый наставник Федор Иванович Шуляцкий. Верхом его достижений явилось завоевание одним из его воспитанников, Василием Кузнецовым, звания чемпиона мира и чемпиона олимпиады по легкоатлетическому десятиборью. Много открыток и писем получал Александр Александрович от бывших воспитанников. Вот что писала, например, Алевтина Бочкова: «Жизнь моя идет хорошо. Работа нравится все больше. С ребятишками никогда не соскучишься. Мальчишки в классе отбойные. На уроках сидят хорошо, а на улицу хоть не выпускай. 12 декабря у меня был открытый урок. Приходили учителя всего методического объединения. Все уже с опытом работы большим. Смотрели урок чтения. Урок всем понравился. Похвалили и ребятишек».
А вот письмо бывших учениц Александра Александровича Ж. Близнюк и Н. Бондаренко. «Как же пригодились ваши уроки педагогики, Александр Александрович, особенно — «сказал слово — выполняй». За урок несколько раз вспомнишь ваши советы».
Наконец, последний волнующий документ, под которым много подписей. Это стандартный лист простой почтовой бумаги. Но воспринимается он, как Почетная грамота. Это свидетельство искренней любви и уважения воспитанников к своему воспитателю: «Дорогой и любимый Александр Александрович! Мы, выпускники Покровского педагогического училища 1953 года, встретились спустя тридцать лет на покровской земле. Вспоминали Вас, как хорошего руководителя, воспитателя, Человека с большой буквы. Вы были для нас примером и образцом, мы с большой теплотой вспоминали годы, проведенные в училище. Преклоняем свои поседевшие головы перед Вами, сожалеем, что Вас не было с нами. Всегда Ваши ученики — Силин, Орлова, Тимонин, Курабцева и другие».


Слева направо — Ольга Викторовна Попова, Екатерина Михайловна Агатонова, Катя, Сергей Дмитриевич Агатонов, Елена Александровна и Татьяна Александровна Агатоновы

Всей своей жизнью заслужил Александр Александрович такую любовь. Его труд, как и труд первого поколения учительской династии Агатоновых, — это семейное достояние, которым гордятся, но которое и обязывает наследников беречь и приумножать его.
Вот почему у Лены и Тани Агатоновых, когда они заканчивали среднюю школу, не было раздумий и сомнений, чему посвятить жизнь, какую выбрать профессию. Решение было принято давно. Так через десятки лет жизненный подвиг бабушек, живой пример отца и матери на тот же труд вдохновил и сестер. Они стали преподавателями. Старшая в теперешнем третьем поколении династии, Елена Александровна, в Покровском педучилище ведет русский язык и литературу, младшая, Татьяна Александровна, преподает методику изучения природы. Елена Александровна награждена значком отличника народного просвещения, ее фотография — на районной Доске почета.
— Обеих сестер, — сказала нам директор педучилища Нина Константиновна Лушина, — отличает высокая интеллигентность, ответственность и в служебных, и в общественных делах, стремление к постоянному повышению мастерства, культура общения, добросовестность. И все это они несут детям.
Взять общественную работу. Елене Александровне училище поручило очень ответственное дело — вести работу по профориентации, по пропаганде профессии воспитателя детского сада, которых училище сейчас готовит. Как ответственный секретарь приемной комиссии, она совместно с заведующей педпрактикой Верой Сергеевной Петровой заботится о том, чтобы преподаватели училища регулярно бывали во всех районах области, выступали перед старшеклассниками средних школ, рассказывали об ответственной и почетной работе воспитателя.
Благодаря заботам Елены Александровны преподаватели выезжали во все районы области, разослали письма по стране. И сейчас в Покровском педагогическом есть учащиеся из Киргизии, Армении и других республик.
Татьяне Александровне, поскольку она методист по природоведению, дали общественное поручение — возглавить первичную организацию общества охраны природы. Как и в каждом деле, если им заниматься с любовью, здесь тоже немало увлекательной повседневной работы. Она видна из широких окон директорского кабинета: весной на просторных газонах, окружающих училище, с лопатами и граблями, с тяпками и с посудой, в которой заранее была выращена рассада самых разных цветов, работает много учащихся — будущих воспитателей. Они также являются активистами озеленения города, который стал для них родным. Коллектив училища посадил аллею, посвященную 70-летию Великого Октября. Одним из инициаторов этого доброго дела стала Татьяна Александровна.
Замечательный советский педагог Антон Семенович Макаренко как-то сказал, что если вы хотите знать, каким будет человек — трудолюбивым или ленивым, добрым или злым, организованным или безалаберным — он будет таким, каким мы воспитаем его к пяти годам жизни.
Слышите? К пяти годам от роду! А уж чего до этого не сделаешь, придется тогда перевоспитывать, что гораздо труднее. Вот почему, помня эти слова, сестры Агатоновы, весь коллектив педучилища, который сейчас готовит воспитателей детсадов, понимает всю глубину своей ответственности перед Родиной, перед народом. Работа идет в одном направлении — растить юных граждан трудолюбивыми, дисциплинированными, инициативными. Педагоги Агатоновы в этом — пример.
Примечательно, что у династии — две добрые ветви. Двоюродный брат Александра Александровича — Сергей Дмитриевич Агатонов, ныне пенсионер, активист, член совета городского краеведческого музея на общественных началах, четверть века работал директором средней школы-спецпрофтехучилища № 1 в поселке Введенском, что рядом с гор. Покровом. Его жена, Екатерина Михайловна, заведовала детским садом, родная сестра — Зинаида Дмитриевна — учительствовала в начальной школе в подмосковном Подольске. Все тетки Елены Александровны и Татьяны Александровны по матери также были учителями. Так что, если прикинуть общий стаж работы трех поколений учителей династии Агатоновых, он составит более двухсот пятидесяти лет.
Подробнее хочется рассказать о Сергее Дмитриевиче Агатонове, период работы которого в школе пришелся, в основном, на послевоенное время. За плечами был фронт, пути-дороги старшего сержанта-связиста от Москвы до Берлина. Не перечислить на этом пути боев-сражений, в каждом из которых через самое пекло должен был тянуть провод солдат-связист. Сергей Дмитриевич награжден двумя орденами Отечественной войны второй степени, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и многими другими.
Демобилизовавшись, Сергей Дмитриевич пошел работать не в обычную школу, а в школу для «трудных» детей и подростков, несовершеннолетних нарушителей закона. Далеко не во всех семьях в это время было все благополучно: в иных не было в живых отца, в других — матери. Где уж тут заботы о воспитании, бывало, люди сутками не покидали завода!
— Когда я пришел в училище, — рассказывает Сергей Дмитриевич, — в первый день открываю дверь в класс и вижу: на учительском столе, кривляясь и паясничая, отплясывают трое девушек, все ученицы в такт пляске хлопают в ладоши.
Спокойствие у меня тогда было олимпийское, и я решил посмотреть, что будет дальше. Ведь класс явно вынуждал меня на взрыв, на несдержанность, на резкие слова, на которые, надо думать, уже был приготовлен ответ. Я не дал повода для резких разговоров, стоял и ждал. Не вечно же, думаю, все это будет продолжаться.
Смотрю — одна из плясуний слезла со стола, села на свое место. Шум стал затихать. Двум другим сказал: «Вы, наверное, уже устали, пора за парты!» А когда они уселись, сразу поставил классу свои условия — самые обычные для рядовой школы, но совсем непривычные для той группы, которая сейчас сидела передо мной и, молча вглядываясь в учителя, следила напряженно, не сорвется ли все-таки их наставник. Ровным голосом, не торопясь, я говорил им о самых обыкновенных школьных правилах и порядках, которые, хочешь не хочешь, а отныне придется придерживаться: входит учитель — все встают и приветствуют его, кому что нужно — подними руку, спроси. Кто нарушит эти правила — будет наказан. Каждый должен готовить себя к жизни: учиться, приобретать профессию, а не без толку тратить время.
Весь первый урок прошел у Сергея Дмитриевича в такой беседе. Спокойные доводы не могли не подействовать. Но это было только началом. Хлопот и потом хватало. И в беспокойной и нелегкой жизни набирались ума не только воспитанники, учились, делали выводы из каждого дня работы и учителя.
И первое, что после обсуждения на педсовете провел в жизнь молодой директор школы, — изменил распределение учащихся, при котором «отъявленные» обосабливались в отдельные группы, что многие из них принимали чуть ли не за честь и считали, что эту «честь» надо, мол, поддерживать нарушением порядка и дисциплины. Теперь все группы стали равноценными и соревнование между ними медленно, но верно стало развертываться не по линии, какая из них «храбрее», а по тому, где выше успеваемость, кто лучше и быстрее из старшеклассников стал овладевать профессией, чья самодеятельность на школьных вечерах лучше. Медленно, очень медленно все это происходило. Как замечено, скоро сказка говорится, дело мешкотно творится. Но все шло верным путем. И так двадцать пять лет!
В учебе и воспитании, особенно в такой школе, в которой работал Сергей Дмитриевич, немало лет отделяет посев от жатвы. Но как радостно, когда видишь, что «разумное, доброе, вечное», к которому ты долгие годы приобщал детские души, дает желанные результаты — рождение нового — светлого и чистого — человека-труженика, достойного нашего великого времени.
Однажды Сергей Дмитриевич приехал по делам в Москву. Идет, озабоченный, по улице Горького. Как вдруг к нему бросаются навстречу две девушки. Обнимают. Оказалось — бывшие воспитанницы. Несмотря на его занятость, девушки настояли на том, чтобы Сергей Дмитриевич непременно зашел на место их работы, в ателье, что в двух шагах от центральной улицы. Одна из девушек работала закройщицей, другая — швеей-мотористкой. Им хотелось, чтобы Сергей Дмитриевич увидел, как их ценит и уважает весь коллектив. Навсегда остаются в памяти такие встречи! Они — как награды за долгие годы нелегкого труда, затраты физических сил, нервов, здоровья.
Жена Сергея Дмитриевича, Екатерина Михайловна, в это же время работала сначала воспитателем, а затем заведующей детским садом в том же поселке Введенском. Тоже забот хватало, тем более что это такой человек, который всегда был занят не только добросовестным выполнением своих прямых обязанностей, но для которого чужих бед не существовало. Она всегда приходила на помощь людям не только в простых, повседневных делах, но брала на свои плечи заботы и потяжелее. И всегда ее в таких делах дружно поддерживал Сергей Дмитриевич.
Вот одна из таких житейских историй. Давным-давно, когда еще Сергей Дмитриевич с Екатериной Михайловной работали в Орехово-Зуевском районе, по соседству с ними жила семья. Как вдруг болезнь скосила отца этой семьи, а потом умерла и мать. Умирая, она просила Екатерину Михайловну:
— Старшая-то наша определена, а вот за Олю я очень беспокоюсь. Пожалуйста, не отдавайте ее в детдом, ведь она так к вам привязана...
И Агатоновы, как только Екатерина Михайловна встала на ноги после тяжелой болезни, взяли в свою семью не только младшую, Ольгу, но и ее старшую сестру Светлану, потому что не хотели, чтобы сестры были разлучены. И не просто взяли, а вырастили и воспитали приемных дочерей, как своих родных.
Недавно я был свидетелем, как звонок в двери живо поднял с кресел и Екатерину Михайловну, и Сергея Дмитриевича.
— Дочка, кажется, приехала! — живо направилась к двери Екатерина Михайловна. И, обернувшись ко мне, добавила с улыбкой: — Тоже учительница, разумеется!
Оказалось, что это была младшая из сестер, Ольга Викторовна Попова, учительница начальных классов Вольгинской средней школы, молодого рабочего поселка строителей и ученых, выросшего за последние годы по соседству со старинным Покровом.
Ольга Викторовна, как и ее старшая сестра Светлана Викторовна, пошли по стопам Агатоновых, окончили в свое время Покровское педагогическое училище. Такова уж, видно по всему, была в семье обстановка бесконечного уважения к учительской профессии, восхищения сестер нелегким, но увлекательным трудом педагогов.
Сейчас вроде бы естественным было предположить, что, уступив место для активной работы следующему поколению династии, старшие воспользовались бы, наконец, своим правом на отдых. Что вы!
Екатерина Михайловна говорит:
— Если к нам в иной день по каким-то общественным делам никто не придет или не позвонит по телефону, — это уже что-то неестественное, непривычное. Думаешь — уж не сами ли мы тому причиной?
Живое, заинтересованное участие в жизни города — вот что дорого для семьи Агатоновых, в первую очередь для Сергея Дмитриевича. Он и член совета местного краеведческого музея на общественных началах, и председатель уличного комитета, и частенько его приглашают на сессии городского Совета. С ним советуются, к его мнению прислушиваются. И на оперативные запросы он откликается оперативно. Приедут, скажем, в Покров гости из Киржача, из Ярославля, из Костромы — и у Агатоновых звонок: «Не смогли бы вы, Сергей Дмитриевич...» И, наверное, редко кто из старожилов лучше расскажет о прошлом и настоящем его родного города, о каждом из экспонатов музея, любовно собранных населением.
Самое непосредственное участие принимал Сергей Дмитриевич в сборе материалов об одном из основателей ВЛКСМ, нашем земляке Герасиме Фейгине, в подготовке альбома о покровчанах — участниках Великой Отечественной войны, в составлении полных списков героев, отдавших жизнь в боях за Родину. В этих списках не только горожане, но и все, кто был призван тогда в армию Покровским военкоматом — жители Пернова, Анискина, Масляных Горочек и других сел и деревень.
Недаром Петушинский райком ВЛКСМ наградил Сергея Дмитриевича Почетной грамотой за активную работу по воспитанию подрастающего поколения на революционных, боевых и трудовых традициях советского народа и плодотворный труд по сбору материалов об одном из первых вожаков Владимирской комсомолии Герасиме Фейгине.
...Свежий ветер перемен, охвативший страну, перестройка жизни на новый лад, где совесть каждого — лучший судья его труда на благо Родины, где нет предела творческому вдохновению, — по душе и старшим, и младшим поколениям славной учительской династии из старинного русского города Покрова. У них так принято: весь жар души — людям. И благодарностью, признательностью, любовью людей этот пламень вновь возвращается к ним: их ценят и уважают.
Великий грузинский поэт Шота Руставели выразил это словами: «Что отдал — твое, что скроешь, то потеряно навек!»

Источник:
Владимирские династии/Сост. Я. П. Москвитин; Под общ. ред. Я. П. Москвитина; Литобработка Л. А. Фоминцевой. — Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1989. — 208 с.

Владимирская область.

Город Петушки.
Категория: Петушки | Добавил: Николай (03.03.2017)
Просмотров: 2307 | Теги: Петушинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2023
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru