Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.04.2021
20:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [124]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [392]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 40
Гостей: 39
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Тюрьма

Саид Ризо Ализаде

Саид Ризо Ализаде

24 декабря 1945 года во Владимирской тюрьме НКВД СССР скончался от туберкулеза легких выдающийся деятель таджикской культуры Саид Ризо Али-заде — первый переводчик на узбекский и таджикский языки произведений Пушкина, Толстого, Гоголя и других русских классиков. Потомок пророка Мухаммеда.


Саид Ризо Ализаде

Он родился 15 февраля 1887 года в Самарканде, в интеллигентной, хотя и небогатой семье ткача (работал ткачом ковров) — выходца из Ирана (или Южного Азербайджана) по имени Мирмохсум. Мать – бакинка, родственница великого Узеира Гаджибекова. Когда ему было два года, он потерял мать. Позже семья переехала в Бухару, а затем в Самарканд. Проучившись шесть лет в медресе, Саид Рза стал работать в лавке своего отца, продавал ковры.
Благодаря тому, что в городе располагался седьмой Симбирский кавалерийский полк, начал учить русский язык. По случайности он познакомился с офицером русской воинской части, расположенной в Самарканде, и с его помощью в 1900 году, когда ему было 13 лет, устроился работать в единственную типографию города учеником наборщика.
Юный Саид Рза усиленно занимался самообразованием, и уже в 1904 году стал преподавать в школе нового типа - джадидской. Джадидские (от арабского слова “джадид” – новый) школы в противовес кадемистским (от арабского “кадем” – старый, древний) давали наряду с религиозными знаниями и знания светские – по родному и арабскому языкам, истории, географии, арифметике, а в некоторых школах и по естественной истории, и в этом смысле отвечали требованиям времени, которые состояли в преодолении неграмотности и темноты среди мусульманского населения Туркестана.
В 1906 году Саид Рза Ализаде открыл в городе новометодную школу “Хает” (“Жизнь”), в которой преподавал историю, географию, арабский и русский языки, науку о космосе. Эта школа несколько раз закрывалась властями, но каждый раз возрождалась под другим названием. Российские власти негативно относились к открытию в Туркестане новометодных школ, хотя и местные богачи, и представители русской администрации в Туркестане признавали преимущества новых школ.
Сам С.Р. Ализаде подвергался преследованиям, но он продолжал заниматься педагогической и просветительской деятельностью.
В своей брошюре “Обращение к местным интеллигентам”, изданной в Самарканде в 1905 году, он отстаивал новометодные школы. Кроме того, в одной из своих статей он поднимает проблемы образования мусульманского населения, показывая, что отсталость, невежество, нищета, бесправие, столь характерные для многих мусульманских стран того времени, и прежде всего для Туркестана, суть следствие именно неправильно организованного, не отвечающего требованиям времени образования.
В 1906 году Ализаде открыл и школу для детей дехкан. Для школы он написал 12 учебников по математике, геометрии, астрономии, географии… , составил программы. В номере “Учительской газеты” за 4 августа 1981 года говорилось, что “Установлено имя автора первых букварей, изданных в Самарканде в 1917 году на узбекском и таджикском языках. Эти учебники написал азербайджанский педагог Саид Рза Ализаде”. По воспоминаниям Фархада Ализаде, внука С.Р. Ализаде – он автор первых узбекского и таджикского букварей (на арабской графике), изданных в 1917 году в Самарканде.
Переводил на тюркский и фарси учебники с русского и французского. Кроме того, стал автором учебника грамматики «Сарфи араб», который раздавали детям бесплатно. Из своего небольшого заработка Али-заде покупал ученикам книги, тетради и карандаши.

Еще до Октябрьской революции он выступал в местных газетах с разоблачениями прогнившего строя, пропагандировал интересы рабочих и дехкан.
Принял Октябрьскую революцию 1917-го года, вступил в ряды партии в 1917 году, одновременно возглавляя отдел газеты "Хуррият" и публикуя в ней обличительную статью под названием "Обман местной буржуазией рабочих и крестьян", которая вконец отдалила его от джадидов.
В апреле 1919 года Али-заде организовал и возглавил еженедельный журнал с созвучным эпохе названием — «Пламя революции», издававшийся на фарси и таджикском языках до декабря того же года. Журнал выходил весьма значительным по тем временам тиражом — около четырех тысяч экземпляров — и распространялся, кроме Средней Азии и Закавказья, в Афганистане, Иране, Турции, Индии, Пакистане и ряде арабских стран. Много места в нем уделялось пропаганде «благородной исторической миссии русского народа». Миссия эта трактовалась не только в духе расхожей фразы о «пролетарской солидарности» — она рассматривалась в более широком контексте — опять же культурно-просветительском.
В 1921 году был председателем Багишамальского райкома коммунистов. Это помогло ему издавать книги, периодику, учебники. Организовал благотворительное общество помощи больным холерой, эпидемия которой разразилась в стране.
В 1923 году получил звание «Герой просвещения».
В 1924 году он написал учебник грамматики таджикского языка и книгу для чтения. С 1924-го по 1934 годы он перевел на таджикский с русского учебники географии П. Иванова, геометрии А. Анкова, алгебры С. Киселева, ботаники и др.
В 1924 году стал ответственным секретарём газеты «Овози тожик». Кроме того работал в газетах «Шарк», «Хуррият», в журнале «Ойна» («Зеркало»).
Еще одна грань его кипучей общественной деятельности — работа в качестве переводчика произведений мировой литературы на таджикский язык. Благодаря Саиду Ризо Али-заде появляются на узбекском и таджикском языках «Капитанская дочка», «Борис Годунов», «Дубровский», «Евгений Онегин» Пушкина, «Воскресение» Льва Толстого, «Ревизоръ Гоголя, «Поднятая целина» Шолохова, «Цемент» Гладкова, «Как закалялась сталь» Николая Островского. Еще он переводил западноевропейских и американских писателей, ставил на узбекском языке оперетты азербайджанского композитора Узеира Гаджибекова.
Стремясь познакомить российских читателей с классикой Востока, Саид Ризо Али-заде перевел на русский язык творения Ибн-Сины, Фирдоуси, Низами, Физули, Навои. Для русского населения Самарканда он организовал курсы по изучению узбекского языка и фарси, а в 1933—1934 годах подготовил и издал первый полный русско-таджикский словарь в двух томах, написанный в соавторстве с Айни, Исмаилзаде, Хашимовым и Юсуповым.
С 1933 года Саид Рза Ализаде преподавал в Самаркандском государственном университете им. Навои арабский и персидский языки. Среди слушателей его лекций были будущие поэты Уткур Рашид и Хамид Алимджан.
3 февраля 1938 года по ложному доносу он был арестован в Самарканде как иностранный шпион. Пребывал в заключении в Челябинске, Омске, Тобольске.
16 сентября 1941 года «сын бая» был осужден особым совещанием при НКВД СССР за антисоветскую агитацию на пять лет тюремного заключения как активный член контрреволюционных националистических организаций «Шуро-Ислам» и «Милли-Итифак». Саид Ризо виновным себя не признал, но его «изобличили» показания обработанных свидетелей. В итоге восемь лет он провел за решеткой. Его срок должен был закончиться 4 февраля 1943 года. Однако в тюремном управлении НКВД СССР приняли решение содержать его, как опасного элемента, в тюрьме до окончания войны.
Саид Ризо прибыл во Владимирский централ 10 июля 1944 года из Тобольской тюрьмы НКВД, будучи серьезно больным. 11 сентября 1944 года из-за ухудшения состояния здоровья был переведен в камеру № 32 тюремной больницы.
Сохранились стихи, написанные им в камере Владимирской тюрьмы на куске материи. Находясь в заключении, Али-заде писал на чем придется. Для курения зэкам выдавали маленькие листочки бумаги. Он не курил, а листки копил, потом склеивал их и писал на них бисерным почерком. Какие-то из этих рукописей окольными путями попадали на волю и оказывались у родных. Другие во время обысков отбирали, и они оказались подшитыми в личном деле.
Из писем, которые приходили из заключения к родным в Самарканд, становится понятно, что Али-заде оставался человеком, не сломленным жизненными обстоятельствами, уважающим себя и даже гордым. Однажды он обратился к тюремному начальству с просьбой выдать ему френч, отобранный когда-то перед тюремным порогом и хранившийся на складе. Зачем? Он объяснил и это: родным разрешили свидание с ним, они уже выехали к нему из далекого Самарканда. И он не хотел бы, чтобы они увидели его в тюремной одежде.
Умер от туберкулёза 24 декабря 1945 года. Похоронили его 25 декабря в 5 часов утра на местном кладбище рядом с централом. Извещение о смерти из тюрьмы было сразу же отправлено родным Али-заде. Однако до них оно не дошло.

До 1977 года родственники Али-заде не знали, где нашел свой последний приют их отец и дед. В один из дней внук Саида Ризо Али-заде по имени Фархад увидел вещий сон. Ему был указан дом в Самарканде, где нужно было искать документ о месте смерти деда. Он дважды побывал в этом доме и сумел найти между страниц одной книги извещение о смерти своего деда, посланное из Владимирского централа в сорок пятом году. Почему оно оказалось в этом доме, так и осталось загадкой. Фархад Али-заде приехал во Владимир. Он обратился к мэру города Роберту Карловичу Магазину, побывал в централе, где встретился с начальником тюрьмы Виталием Федоровичем Завьялкиным. В итоге гостю помогли найти могилу Саида Ризо. В 1986 году Фархад Али-заде снова приехал в город. Он сумел добиться своего и получил официальное разрешение от городских властей на эксгумацию и перевозку останков Саида Ризо Али-заде в Самарканд.
Ныне в этом городе его имя носят квартал, школа и улица, на которой он жил. Сохранился его дом, где в 1998 году был создан музей. Организатор дома-музея Саида Ризо Али-заде, председатель одноименного фонда — внук просветителя Фархад Тагиевич Али-заде — бережно собирает реликвии, связанные с памятью деда, а также его труды, выходившие в Иране, Турции, Азербайджане и в Индии. В 1920-х годах, по имеющимся документальным свидетельствам, Саид Ризо Али-заде передал около десятка рукописей издателю из индийского (позже пакистанского) города Лахор, афганцу по происхождению, Мирмохаммаду Голмони Афгону. Долгое время о судьбе рукописей ничего не было известно. Лишь несколько лет назад удалось выяснить, что все они стали книгами.
В самаркандский дом-музей в качестве дара от правительства Ирана был передан экземпляр третьего издания (1928) сборника публицистики и писем Саида Ризо Ализаде к ученым и писателям Европы и Азии. Название книги условно можно перевести как «Корреспонденция». На ее обложке — впечатляющий список других его книг, выпущенных тем же издательством в Лахоре: «История России», «История Туркестана», «История Японии», «Наука о космосе», «Законы религии», «Культура ислама», «Общая история Европы», роман «Век счастья»... Их еще предстоит отыскать.
Статьи о жизни и творчестве Саида Ризо Али-заде все чаще появляются как на Востоке, так и на Западе. В самаркандский дом-музей с просьбой рассказать о нем пишут из Японии, Америки, Франции, Турции. В России же он практически забыт. А ведь это в недавнем прошлом — наш соотечественник, страстный пропагандист и популяризатор русской культуры на огромных азиатских просторах, разделивший до конца судьбу своей страны, во благо народов которой им было сделано столь много...
На оборудование дома-музея Саида Ризо Али-заде правительство Ирана в свое время выделило десять тысяч долларов. Для музея были привезены два иранских ковра, французская мебель. По решению правительства Узбекистана был отлит бронзовый бюст великого литератора и ученого, а также создан памятный барельеф, Саид Ризо был потомком пророка Мухаммеда. Схема его родословной изображена на металлическом листе и находится сегодня в его музее в Самарканде.
Когда Саида Ризо арестовали, его внуку Фархаду было сорок дней. Перед отправкой из самаркандской тюрьмы в Ташкент дед сумел передать родным письмо, в котором попросил свою дочь прийти к нему попрощаться. Она взяла с собой маленького Фархада. Начальство разрешило короткое свидание только через небольшой глазок тюремных ворот. Саид Ризо попросил дочь вставить в этот глазок мизинец внука. Она выполнила просьбу отца. Тот поцеловал пальчик внука, обвел им свои глаза и сказал, обращаясь к дочери: «Прошу тебя, береги его, придет время, и он расскажет правду».

Источник:
Владимирский централ / Т.Г. Галантина, И.В. Закурдаев, С.Н. Логинов. — М.: Эксмо, 2007. — 416 с.: ил. — (История тюрем России).
Арестанты "Владимирского централа" с 1940-х годов.

Категория: Тюрьма | Добавил: Николай (17.02.2021)
Просмотров: 37 | Теги: Владимир, Тюрьма | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru