Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
03.07.2022
21:18
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1473]
Суздаль [444]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [475]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [12]
Собинка [139]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [167]
Гусь [186]
Вязники [339]
Камешково [113]
Ковров [422]
Гороховец [128]
Александров [287]
Переславль [115]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [117]
Писатели и поэты [176]
Промышленность [127]
Учебные заведения [147]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [62]
Муромские поэты [6]
художники [48]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2165]
архитекторы [10]
краеведение [64]
Отечественная война [266]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [36]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 24
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Вышатин Михаил Иванович

Вышатин Михаил Иванович

Вышатин Михаил Иванович (1667-1732) - видный деятель русского старообрядчества (поморского согласия), писатель, иконописец.

Родился в Вязниковской слободе. Служил подьячим. Позднее переехал на север, в Выговскую обитель - главный центр староверов-поморцев. Много странствовал по России. С благословения выговских наставников и совместно со стародубскими поповцами стал одним из руководителей поисков архиерея для старообрядцев, в связи с чем отправился в Палестину.
В середине XVIII в. изящный поэтический слог Михаила Ломоносова ввел в российскую словесность выражение «Колумб Российский». Это определение было адресовано русским путешественникам разных времен - тверскому купцу Афанасию Никитину, впервые совершившему путешествие в таинственную и еще совсем не известную тогда для Руси Индию, Семену Дежневу и Ерофею Хабарову, Витусу Берингу, Ивану Крузенштерну и Фаддею Беллинсгаузену, а также многим другим, отчаянным и не боявшимся никаких трудностей, чьи походы и плавания позволили открыть новые, ранее не изведанные земли и способствовали тому, чтобы эти земли вошли в состав с каждым годом обретавшего все большую мощь Российского государства.
Но, вероятно, будет вполне уместным назвать «русскими Колумбами» и путешественников совсем иного рода, хотя их путешествия, на первый взгляд, не приносили какой-либо прямой политической и экономической выгоды государству. Это были паломники, порой в течение всей своей жизни стремившиеся хотя бы раз побывать в Святой земле, и так получилось, что среди русских путешественников, посещавших места, где происходили евангельские события, во все времена было немало старообрядцев.
Следует отметить, что данный факт вовсе не стоит воспринимать как очередной повод для выяснения истинности «старых» или, наоборот, «новых» обрядов, ведь старообрядчество, или, по крайней мере, та его часть, где сохранилось духовенство как особый институт, а также совершаемые только им таинства и обряды, следует, несомненно, считать частью православной традиции. Но даже те старообрядцы, которые имели не так много отличий от «никониан», уже в первые годы после разделения между сторонниками и противниками реформ Патриарха Никона столкнулись с рядом принципиальных и острых проблем. Этих старообрядцев было принято называть беглопоповцами, поскольку духовниками им служили бывшие «никонианские» священники, признавшие истинность «старых» обрядов.
Однако серьезная проблема здесь заключалась в том, что к старообрядцам переметнулись, да и то не в самом большом количестве, только приходские священники или архимандриты, но ни один «никонианский» епископ на начальном этапе раскола их не поддержал. Это произойдет только в 1846 г., когда решение о признании истинности «старых» обрядов и переходе в старообрядчество принял митрополит Сараевский и Боснийский Амвросий (Попович, которого вернее было бы называть Попандопулосом, поскольку по национальности он был греком). Решение это, несомненно, было принято под жестким давлением на него со стороны турецких властей и в связи со сложной политической ситуацией на Балканах. Кроме того, эти события приобрели вскоре также довольно драматичный характер, поскольку члены делегации русских старообрядцев Федор Жигарев и Василий Борисов, посланные к митрополиту Амвросию, чтобы привезти в Россию освященное им миро, необходимое для совершения таинств на всех приходах, были арестованы на обратном пути русскими жандармами. Федор Жигарев, оставшись верен «старым» обрядам, завершил свои дни под стражей в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре.
С момента перехода митрополита Амвросия в старообрядчество среди сторонников «старых» обрядов возникла особая церковная иерархия, не подчинявшаяся власти Святейшего Синода: она получила название белокриницкой, поскольку резиденция митрополита Амвросия находилась в с. Белая Криница на Буковине, входившей тогда в состав Австро-Венгерской империи (ныне - Черновицкая область Украины).
Так был сделан шаг, отчасти уменьшивший бездонную пропасть в отношениях между сторонниками и противниками «старых» обрядов, возникшую еще в середине XVII в. и углублявшуюся с каждым годом все больше. Еще прежде старообрядцы-беглопоповцы долго, но тщетно пытались найти хоть в России, хоть в других странах, хотя бы одного православного епископа, согласного признать истинность «старых» обрядов, и одна из первых попыток таких поисков была связана с именем выходца из Вязников, замечательного путешественника и писателя Михаила Ивановича Вышатина. В своей родной Вязниковской слободе он занимал должность подьячего и в начале XVIII в. посетил Святую землю. На память современникам и потомкам он оставил впечатления о своем путешествии в написанном им апологетическом трактате «Бисер драгоценный», во многом до сих пор являющемся загадкой, так как сегодня опубликованы лишь небольшие фрагменты этой книги.
Не меньшей загадкой является, в таком случае, и сама биография писателя-паломника: кроме того, что он был подьячим в Вязниках, о нем известно, что с самого своего рождения он принадлежал к старообрядцам. Исходя из этого, можно вполне обоснованно предположить, что детство и юность его пришлись на времена, когда родные его места были потрясены драматическими событиями, разыгравшимися в декабре 1667 г. и чуть раньше в самой Вязниковской слободе и в лесах за Клязьмой, когда вооруженный отряд стрельцов, переправившись через замерзшую реку, учинил жестокую расправу над обитавшими здесь в потайных скитах отшельниками. Вожди обитателей заклязьменских скитов Капитон и Вавила налагали на единомышленников строжайшие посты, запрещая ослаблять их даже в Пасху, носили многопудовые вериги, а спать предписывали в подвешенном состоянии на крюках, вбитых в потолок. Подобного радикализма Михаил Вышатин, как явствует из его сочинений, не разделял, хотя всю жизнь оставался верен «старым» обрядам: ему одному из первых в русской литературе, да и в культуре в целом, была определена впоследствии хорошо известная роль странника-правдоискателя.
И исполнять эту роль Михаил Вышатин начал с того, что покинул родной дом и отправился в старообрядческую Выговскую пустынь, расположенную на границе современных Архангельской области и Карелии. Как и Вязники, Выговская пустынь была очагом довольно радикального старообрядчества: там не было священства и монашества в их традиционном понимании, а роль духовников выполняли старцы-начетники, не имевшие традиционного священнического рукоположения. Однако при этом основатели Выговской пустыни братья Андрей и Семен Денисовы (в их родных северных краях у старообрядцев принято произносить эту фамилию с ударением на последнем слоге) прекрасно понимали двойственность канонического положения созданной ими общины, поэтому, когда пришелец из Вязников прожил здесь несколько лет, его отправили странствовать по разным странам с целью восстановить в беглопоповском старообрядчестве традиционную для Православной Церкви трехчинную иерархию духовенства - диакон, священник, епископ.
Сначала Михаил Вышатин отправился в Польшу и Прибалтику, но выполнить там главную цель своего путешествия не смог, поскольку старообрядцы, жившие, например, недалеко от Риги, были не менее радикальны, чем его земляки или обитатели Выговской пустыни - они обходились вовсе без духовенства и именовали себя беспоповцами. А поскольку здесь не было даже священников, здесь, конечно, нельзя было найти епископа, который мог бы признать истинность «старых» обрядов, и, пожив здесь некоторое время, пилигрим из Вязников отправился дальше, делая время от времени какие-то путевые заметки. Как оказалось впоследствии, они были посвящены тем вопросам, которые в XVII в. казались наиболее важными в отношениях между сторонниками и противниками «старых» обрядов: двуперстному или трехперстному сложению крестного знамения, двоекратному или троекратному пению «аллилуйи» и спорам о форме креста - как известно, старообрядцы признавали и использовали только восьмиконечный крест.
Свое видение этих вопросов, в целом совпадавшее со взглядами его единомышленников, Михаил Вышатин изложил в состоящей из упомянутых путевых заметок книге «Бисер драгоценный». Тем временем путешествие его продолжалось, и следующей точкой, где неутомимый странник совершил краткую остановку, были поселения старообрядцев-липованцев в низовьях Дуная. Но и здесь епископа, готового признать истинность «старых» обрядов и возглавить самостоятельную старообрядческую иерархию, не нашлось. Однако пребывание здесь Михаила Вышатина вовсе не было далеко бесцельным: копились и отлагались в памяти путевые впечатления, чтобы уже в недалеком будущем найти свое отражение на страницах только что написанной книги.
А Михаил Вышатин тем временем приступил к тому этапу своего путешествия, о котором многие его соотечественники тогда могли только мечтать: проехав через весь христианский Восток, вязниковский пилигрим отправился в Иерусалим, однако главная цель его путешествия, казалось бы, вновь не была достигнута: никто из греческих епископов тоже не хотел признавать истинность «старых» обрядов и переходить в старообрядчество, вынося, тем самым, раскол за пределы России.
Однако с вязниковским подьячим произошло то, о чем может только мечтать любой христианин, в какую бы эпоху он ни жил и к какой бы нации ни принадлежал - посетив главные святыни христианского мира, писатель и путешественник Михаил Вышатин умер в 1732 г. в Палестине и был похоронен как вечный странник у дороги. А тремя годами раньше он завершил работу над главным трудом своей жизни - книгой «Бисер драгоценный», и, таким образом, вся его жизнь превратилась в нескончаемую длинную дорогу не только в географическом плане.

В.- автор пространного полемического соч. «Книга, глаголемая Бисер драгоценный, о сотворении света, о падении Адамове и о царствовании греха и о упразднении его, о слугах антихристовых и о самом господине его, и о изряднейших правоверных сложениях, о святей Церкви, о пришествии Христове и о Страшном Суде, о царствии же и о муках, от Божественнаго Писания вкратце избрана» (согласно приписке в одном из списков XVIII в., составление «Книги» было закончено 10 мая 1729; не опубл., списки: РНБ. O.I.257; ГИМ. Хлуд. № 285; РГБ. Унд. № 504 и др.). Сочинение написано в традициях выговской лит. школы, содержит 40 глав, 3 предисловия и пространные «Стихи, или Вирши, к читателю». «Книга» отражает эсхатологические взгляды старообрядцев-беспоповцев. Автор излагает теорию «трех отступлений от истинной веры»: католиков, греков, заключивших унию с католиками, и русских, принявших в сер. XVII в. богослужебные реформы. Описывая богослужебную реформу Русской Церкви, В. приходит к выводу о «духовном пришествии» антихриста как о результате реформы и о невозможности молитвенного и бытового общения «верных христиан» (старообрядцев) с православными. В «Книге» В. полемизирует с антистарообрядческими сочинениями - «Скрижалью» (сборник переводов с греч. языка, в составлении к-рого активное участие принимал Арсений Грек), «Уветом духовным» Холмогорского архиеп. Афанасия (Любимова), «Розыском о раскольнической брынской вере» свт. Димитрия Ростовского.
Известны 2 сочинения А. Денисова (см. Денисовы), адресованные В.: «Благодарственное послание к Михаилу Ивановичу Вышатину с прочими об общей пользе с нравоучениями» и «Нравственное и ободряющее послание путешествующему брату Вышатину, ради церковной и благочестивой пользы о хиротонии».

Источник:
Андрей ТОРОПОВ. Как вязниковский подьячий в Святой Земле правду искал. К 285-летию со дня выхода в свет книги М.И. Вышатина «Бисер драгоценный»
Владимирская энциклопедия

Категория: Вязники | Добавил: Николай (24.05.2022)
Просмотров: 32 | Теги: Вязники | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru