Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
05.12.2016
07:28
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [396]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [82]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [35]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Булыгин Павел Петрович - белогвардеец, деятель русской эмиграции, поэт и писатель

Булыгин Павел Петрович

4 февраля (23 января по старому стилю) 1896 года во Владимире или в имении отца во Владимирской губернии (имение Михайловское, Гороховецкий уезд) родился Павел Булыгин – офицер, участник Первой мировой войны, известный белогвардеец, деятель русской эмиграции, поэт и писатель.

Павел Петрович Булыгин происходил из старинного дворянского рода. Его отец — Пётр Павлович Булыгин (1858—1915), писатель и земский деятель. Мать — урожденная фон Бернер, была родом из Польши. Каждое лето супруги Булыгины, Петр Павлович и Мария Эдуардовна, и их пятеро детей проводили в имении Михайловское.
С детства, которое прошло в имении Михайловское, на берегах реки Суворощи, в окружении муромских лесов, Павел Булыгин начал писать стихи.
Окончив 6 классов Владимирской гимназии в 1915 году, Павел Булыгин поступил в Александровское военное училище в Москве, а в 1916 году он начал службу в лейб-гвардии Петроградском полку.

Участник Первой мировой войны, уже в 1916 году был ранен (награждён за бои в Волыни орденом Святой Анны).
Революцию не принял. В декабре 1917 года уехал в Новочеркасск, где шло создание Добровольческой армии. Вступив в неё, участвовал в знаменитом Ледяном походе; был контужен и ранен.
С весны 1918 года — начальник Отряда особого назначения по охране лиц Императорской фамилии в Крыму, в мае-октябре 1918 года участвовал в неудавшейся попытке спасения Императорской семьи на Урале. Был арестован, но бежал.
В конце 1918 года был отправлен к английской королеве Александре вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной с посланием, содержащем просьбу помочь с расследованием обстоятельств убийства Царской семьи. Был принят королевой.
Из Крыма через Харбин вернулся в Россию. С января 1919 года находится в войсках Восточного фронта адмирала А.В. Колчака. С августа 1919 года поступил в распоряжение следователя Н.А. Соколова для расследования дела об убийстве Императорской семьи, о чем потом написал книгу «Убийство Романовых. Достоверный отчет». Через Владивосток, Харбин и Белград добрался до Парижа, где вместе с Н.А. Соколовым продолжал расследование дела об убийстве Императорской семьи — после разгрома армии А.В. Колчака материалы следствия удалось вывезти во Францию.

В 1921—1922 годах жил в Берлине. Участвовал в Рейхенгалльском монархическом съезде (1921), некоторое время жил в Риге и Каунасе. В эмиграции публиковал стихи в Берлине, Риге, Каунасе.

С 1924 по 1934 год жил в Аддис-Абебе (Эфиопия). Работал военным инструктором в армии Эфиопии и управляющим государственной кофейной плантацией.

В январе 1934 года П.П. Булыгин переехал в Прибалтику, где близ Риги жила мать его жены — художницы Агаты Шишко-Богуш. Здесь он получил приглашение старообрядческой общины Литвы образовать поселение в Парагвае у слияния рек Парана и Парагвай, что он и осуществил. Благодаря дружбе с президентом Парагвая земельный участок и строительные материалы ему были выделены бесплатно. При поддержке президента этой страны помог русским старообрядцам основать поселение.

Там, в Парагвае, Павел Булыгин и умер от инсульта в 1936 году. Всего лишь в 40 лет. По воспоминаниям знавших его, он сам всегда искал приключений.

Творчество

Впервые Павел Булыгин публикует свои произведения в 1921 году в журнале русской эмиграции «Двуглавый орел» (Берлин). В 1922 году в Берлине в издательстве «Град Китеж» вышел его первый поэтический сборник «Стихотворения», где наряду со стихами о гибели России, есть произведения, посвященные русской природе.
Печатался он также в журнале «Наш огонек» (Рига), в газетах «Слово», «Сегодня», «Сегодня вечером» (Рига), «Руль» (Берлин), «Возрождение» (Париж), «Молва» (Варшава).

В 1928 году к десятой годовщине убийства царской семьи опубликовал в рижской русскоязычной газете Сегодня (№ 211 за 7 августа) статью Роль Ленина в Екатеринбургской трагедии (По личным воспоминаниям участника расследования Н. А. Соколова).

В 1930 году на конкурсе зарубежных поэтов и писателей, проходившем в Варшаве, первой премии была удостоена его поэма «Пороша», посвященная Ивану Алексеевичу Бунину.

В 1935 году в Лондоне вышла на английском языке книга, в которой под одной обложкой были опубликованы мемуары А. Керенского «Путь к трагедии» и доработанные Булыгиным и переведённые сыном Керенского очерки П. П. Булыгина под названием «Убийство Романовых. Достоверный отчёт» (отдельно издана в России в 2000 году).

В 1937 году в Риге его жена издала на свои средства сборник стихов — «Янтари». В России в 1998 году был издан его сборник «Пыль чужих дорог».

У него есть очень емкое четверостишие, которое отражает его удивительную судьбу и поэтический стиль:
Храню погоны и кокарды
От службы русскому царю,—
Кормя руками леопарда,
Я с ним по-русски говорю.

Стараниями его внучатой племянницы Татьяны Сергеевны Максимовой и гороховецкого краеведа Николая Ивановича Андреева увидели свет две книги Павла Булыгина «Пыль чужих дорог» и «Убийство Романовых. Достоверный отчет». Поэтический сборник «Пыль чужих дорог» был издан в 1996 году, а в 2009 году, был дополнен и переиздан. На деньги, вырученные от его продажи, и была выпущена новая книга.
«Страницы ушедшего» – первый сборник прозы П. Булыгина. Еще в 2008 году Татьяна Сергеевна передала в МУК «Межпоселенческая библиотека» рассказы П.Булыгина, которые ей удалось собрать из разных зарубежных журналов 20-30-х гг. XX в. Силами библиотеки в том же году был издан сборник рассказов «Страницы ушедшего» совсем небольшим тиражом. В 2010 году рассказы собраны под твердым переплетом московской типографией, но по воле Т.С. Максимовой дизайн книги и её название остались теми, что предложила гороховецкая библиотека.
В 2010 году в Москве в издательстве «Academia» вышла в свет книга Павла Петровича Булыгина.
Рассказы из сборника «Страницы ушедшего» почти все посвящены эмигрантскому периоду Булыгина, его жизни в Абиссинии, экзотической, однако православной стране. Из них мы узнаем в занимательном пересказе о нравах и жизни туземцев. Ярко и отчетливо встает перед нами необычная природа Африки, ее обитатели. Писатель, рассказчик Булыгин обладает удивительной способностью – он так увлекает сюжетом, образностью речи, ясностью и простотой стиля, что все, о чем ты читаешь, предстает в твоем воображении как живое, движущееся, словно просматриваешь интереснейший фильм. Однако в каждом рассказе, как и везде у Булыгина, чувствуется тоска и печаль по далекой и такой любимой Родине.
17 июня 2010 года в МУК «Межпоселенческая библиотека» прошла презентация «Страниц ушедшего», на ней присутствовала Т.С. Максимова, которая сама привезла из Москвы в Гороховец новые книги. По пять экземпляров «Страниц ушедшего» поступили в каждую библиотеку района. Теперь местные жители поближе смогут познакомиться с замечательной, самобытной прозой нашего земляка. Татьяна Сергеевна искренне была рада, что память о патриоте Булыгине жива на его родине, на гороховецкой земле, чему будет способствовать и новая книга.

О Человеке

Т.С. Максимова о Павле Петровиче Булыгине

Павел Петрович БУЛЫГИН (1896 - 1936) - поэт, офицер Русской императорской армии, принимавший участие в попытках спасения царской семьи и в последующем расследовании её убийства.

Жизнь - это призрак-экспресс,
Ночь прорезавший жутко огнями;
Жизнь - лучистая тайна небес,
Купол, затканный весь жемчугами;
Жизнь - постылая сказка старух
Под тоскливый напев непогоды;
Жизнь есть, закаляющий дух,
Бой жестокий с людьми и природой.
Жизнь - угрюмый седой монастырь,
Кипарисом пропахшая келья,
Жизнь - безбрежная водная ширь.
Жизнь - борьба и зевота безделья.
Жизнь - мечта, только встретиться с ней
Тот, кто к цели стремится упрямо,
Жизнь - сплетение разных путей...
Дай Бог силы, идущему прямо.
Москва, 1915

Это стихотворение было написано девятнадцатилетним юнкером Александровского военного училища и посвящено одной из кузин. Может быть уже в училище молодой человек осознал программу своей жизни?! Павел Петрович с детства писал стихи о своем любимом Владимирском крае, родном доме, Муромских лесах, в которых он рос. Он, безусловно, был большим лирическим поэтом, просто не успевшим во всю мощь развернуть свой талант.

В Великой войне боевое крещение Павел Булыгин примет на реке Стоход, где была "положена молодежь гвардейских полков" и чудо оставшись живым, вышел с ранением. За этот бой Булыгин был награжден орденом Св. Анны 4 степени с надписью "За храбрость". Грянула революция и от солдатского комитета Запасного батальона Лейб-Гвардии Петроградского полка, Булыгин получает "патент на контрреволюционера".
В Новочеркасске, где формировалась Добровольческая армия, Павел Булыгин был уже в декабре 1917 г. Под командованием Л.Г. Корнилова он прошел весь 1 Кубанский поход, был контужен, ранен, но жив. Раненого его вывезли в Новочеркасск.
По выздоровлении Булыгин предпринял безумную попытку спасения Государя Императора и его семьи из екатеринбургского плена. Однако, возглавленный Павлом отряд гвардейской молодежи, набранной в Москве, попался на большевистскую провокацию. В результате Булыгин оказался в Екатеринбургской тюрьме, откуда ему вскоре удалось бежать.

В своей книге «Убийство Романовых» Павел Петрович писал: «Возвратясь из Екатеринбурга, я посетил Вдовствующую императрицу во дворце Харакс в Крыму, чтобы сообщить обо всем слышанном мною относительно судьбы Царской фамилии, находящейся в большевистском плену. Я был ошеломлен тем полностью беззащитным состоянием, в котором нашел дворец Вдовствующей императрицы. Крым в тот самый момент был оставлен немцами на сомнительную милость большевиков, рассадником которых были Севастополь и Симферополь. Поэтому я, с совершенным почтением, уверил Ее Величество, что скоро вернусь в Харакс с охраной, и был счастлив услышать ответ Императрицы: «Я всегда знала, что Булыгины преданы мне».

Есаул А.А. Грамотин о периоде его встречи и сотрудничества с Лейб-Гвардии Петроградского полка капитаном П.П. Булыгиным вспоминал: «От командира дивизиона я получил приказание прибыть в Крым и войти в связь с офицером Л.-Гв. Петроградского полка П.П. Булыгиным. Я знал, что в Крым послан для того, чтобы поступить в формируемый там отряд охраны Лиц Императорской фамилии, инициатором создания которого был неизвестный мне капитан Булыгин...
Я был назначен в «Харакс», где пребываю Государыня Императрица Мария Федоровна, совместно с семьей Великой княгини Ольги Александровны, жившей в отдельном флигеле дачи «Харакс». Капитан Булыгин был старшим в нашем Харакском отряде...».
Но вскоре, по личному распоряжению Вдовствующей императрицы, Булыгин и выбранный им в сопровождающие из охраны дворца Собственного ЕИВ Конвоя есаул А.А. Грамотин отправляются в Сибирь - через Черное море, Турцию, Грецию, Францию, Англию, Красное море, Индийский океан, Японию, Владивосток - в ставку адмирала А.В. Колчака «для выяснения истинного положения Царской семьи». На Юге России и на Западе, в Европе, никто не мог даже предположить, что Государь с семьей могут быть расстреляны. В это никто не верил. Не хотели верить. Просто отказывались верить.
К этому времени, в штабе Верховного Главнокомандующего в Омске уже точно знали, что Царская семья вместе со всеми оставшимися при ней приближенными расстреляна, и начатое «Дело № 20 об убийстве Царской семьи» ведет следователь по особо важным делам Н.А. Соколов. Приказом адмирала А.В. Колчака капитан Булыгин и есаул Грамотен поступили в распоряжение генерала М.К. Дитерихса и были прикомандированы к следователю Соколову, став его помощниками и «телохранителями».

Конец 1919 г. и начало-середина 1920 г., проведенные Булыгиным в Сибири, похожи на хорошо скроенный современный триллер. Здесь было все: интриги, погони, предательства, стрельба, попытки ареста и «счастливый исход» из родной страны под чужим именем. Все это П. Булыгин описал в книге «Убийство Романовых. Достоверный отчет», посвященной им своему старшему другу и начальнику Н.А. Соколову, перед кончиной которого Павел Петрович покинул Европу и выехал в Абиссинию (Эфиопию). Причем практически все упомянутые авантюрные приключения находят документальные подтверждения в наших российских спецхранах.
Затем путь Павла Бупыгина лежал в Данию, где в это время уже обосновалась Вдовствующая императрица Мария Федоровна. Ее Императорское Величество отправляла Булыгина в Сибирь, и теперь последний обязан был перед ней отчитаться, вручив доклад следователя Н.А. Соколова о результатах расследования. Судя по всему, Мария Федоровна приняла от Павла Булыгина скорбный доклад, однако, принять самого Соколова у несчастной матери просто уже не хватало мужества.

Джон Стюарт в своей статье «Правда о смерти царя - правда о страданиях России» заметил: «Когда Мария Федоровна вернулась в свою родную Данию, Великий князь Дмитрий Павлович, к которому она благоволила, явился к Соколову, чтобы доставить его к ней на датской королевской яхте. Однако в последний момент пришла телеграмма от дочери императрицы Ольги Александровны: «Уговорите Соколова и Булыгина не приезжать». Назначенная встреча была бы слишком болезненна для императрицы. Мария Федоровна не могла заставить себя встретиться с человеком, который принесет ей столь неоспоримые ужасные известия. Она никак не могла смириться с мыслью, что оба ее сына и внуки мертвы. Однако она пожертвовала 1000 фунтов стерлингов на продолжение расследования».

В 1922 г. негус Эфиопии Хайле Селассие проехал по Европе, приглашая русских специалистов - и военных, и штатских - на службу в свою страну. Большим преимуществом для нашей эмиграции была христианская вера этой страны, хотя и, более чем, своеобразная.

Когда встал вопрос об отъезде из Европы, П. Булыгин выбрал Абиссинию скорее всего не случайно. Минимум двое его знакомых еще в 1922 г. перебрались сюда по зову негуса. Ими были Лейб-Гвардии Уланского Его Величества полка полковник А.Н. Фермор (1886-1931), как и Булыгин, чудом вышедший живым из боев наСтоходе и прошедший Ледяной Корниловский поход, а также старший лейтенант Российского императорского флота А.И. Бенклевский (1880-1934), в Гражданскую войну служивший у адмирала Колчака.

В начале 1934 г. Булыгины окончательно покинули Абиссинию и выехали в Прибалтику. Здесь начался последний и самый загадочный период деятельности Павла Петровича: он возглавил группу старообрядцев - переселенцев из России через Латвию и Литву в Парагвай. Для всех, знавших блестящего гвардейского офицера Булыгина, стало полной неожиданностью его согласие выступить в качестве ходока от староверов!

Вполне возможно, что в Риге Булыгин встретил кого-нибудь из знакомых по Владимиру или Гороховцу, и те, зная его порядочность, умение общаться с людьми, энергичность и честность, предложили Павлу Петровичу возглавить новое дело.

И еще одна немаловажная деталь. В 1927 г. правительством Парагвая был приглашен на службу военный инженер Владимир Александрович Башмаков. Окончив курс Инженерного института в Лозанне, Башмаков до Великой войны служил «инженером по урегулированию русла реки Оки». В годы Великой войны Владимир Александрович воевал артиллеристом на Галицийском фронте. Одним из первых он прибыл на Дон в Добровольческую армию. Прошел Ледяной поход, сражался на Юге России. В 1920 г., будучи тифозным больным, эвакуировался с последними эшелонами войск Врангеля из Крыма. Попал в Сербию, где работал на прокладке новых железнодорожных линий. В Парагвае Башмаков заслужил особую благодарность как участник войны с Боливией, во время которой осуществил сооружение моста в Гран-Шако. Последние годы Башмаков занимал должность директора Общественных работ.

Владимир Александрович вполне мог быть знаком с семьей Булыгиных еще во Владимире (их семьи состояли в дальнем родстве), мог встретить Павла Булыгина на реке Стоход и, наверняка, они были рядом в Ледяном походе, так как оба находились при ставке генерала Л .Г. Корнилова. Естественно предположить, что когда Павел Петрович получил предложение возглавить группу переселенцев в Парагвай, он принял его, зная, что в этом государстве уже живет и работает Башмаков. Когда же Булыгин прибыл в Асунсьон, именно Башмаков мог представить его Президенту страны.
П. Булыгин не только познакомился с Асунсьоном, но и подружился с Президентом Парагвая Эйсебио Айалой, заручился его согласием принять русских староверов, поддержать их переселение, выделить им земли и кредиты для создания колонии.

Из письма вдовы поэта:
«Павлуша строил колонию для русских переселенцев и этому делу отдавал всю свою душу и больше. Он, благодаря дружбе с очень добрым и уютным Президентом страны получил весь материал (доски, кирпичи, цемент, гвозди, инструменты, тес для крыш и т.д.) даром, под свою подписку и честное слово заплатить министерству «когда-нибудь потом». Землю для колонии он для «своих» мужиков тоже получил даром. Колония, созданная Павлушей, была чудесная. Была уже главная улица, почта, лавка, стояли уже кое-какие избы, лес вокруг выкорчевывался. Когда я после смерти моей мамочки приехала, я была просто изумлена, что все было достигнуто за короткий срок. А мужики?... С самого начала видела я, что за улыбками внешними они хотели все больше и больше вытянуть из Павлуши - жадные были. А как они себя показали после ухода Павлуши из жизни - напишу потом. Горько и больно все это вспоминать... Он был в последний год обманут в своих идеях и достижениях. Он был - и остался - рыцарем прежних времен, бесконечно добрый, очень верующий, щедрый, не смотря на нашу бедность тогда. С Президентом и мужиком он оставайся самим собой, свободен во всем. Он был верен тому, во что он верил до смерти. Он был «барин» в лучшем смысле этого слова, заботливый, добрый к нижестоящим. Поэтому - идеалист, что еще сказать? Таких нет больше на свете!».

В письмах вдовы есть один любопытный эпизод:
«Кто-то повалил крест - большой, дубовый, - который Павлуша поставил при въезде в его колонию. Я помню, как он сник как-то, а я старалась его уговаривать... Крест восстановили, но... Павлуши не стало очень скоро после этого...».

Видимо, Павел Петрович предчувствовал, что с ним может случиться нечто подобное, поскольку еще в 1921 году написал:
А в пыли у дороги
Упавший деревянный крест лежит.
И Ангел в трепете к кресту приник,
Узнав Поверженный Скорбящий Лик...
1921 г.

Павел Булыгин скончался 17 февраля 1936 г. в 10.30 от кровоизлияния в мозг. Нужен был священник и, естественно, гроб для захоронения.

Однако несчастье никогда не приходит в одиночку. В день смерти поэта в Асунсьоне произошел очередной государственный переворот, в ходе которого был смещен друг П.П. Булыгина и В.А. Башмакова - Президент Парагвая Эйсебио Айала. Дом Булыгиных находился на окраине столицы, в квартале «Вилла Мора», в восьми километрах от центра, в котором селились в основном русские (сейчас это один из фешенебельных районов столицы). В городе с раннего утра началась перестрелка. Ехать в центр, где находилось русское кладбище и церковь при нем, было опасно. Журнал «Часовой» в своем некрологе отметил:

«17 февраля во время переворота в Парагвае, в Асунсьоне, В.А. Башмаков... был смертельно ранен и скончался 23 февраля после тяжких мучений. Это единственный русский, погибший в эти тревожные дни... И смерть настигла его при исполнении долга перед скоропостижно скончавшимся другом П.П. Булыгиным. Он поехал засвященником и гробом, несмотря на советы не выходить из дома...».

На русском кладбище Асунсьона могилы П.П. Булыгина и В.А.Башмакова находятся рядом... На надгробии могилы Башмакова написано следующее изречение из Евангелия:
«Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя».

Источник: Статья представляется с сокращениями по статье родственницы П.Булыгина - Максимовой Т.С. "Воскрешенное имя" в альманахе "Белая армия. Белое дело"№ 18. 2010 год.

Поэзия

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?
(Ин. 18:38)

"Что истина?" - Пилат Ему сказал
И руку поднял высоко над головою,
И, говоря о том, слепец не знал,
Что Истина пред ним с поникшей головою.

В томлении изменчивых путей,
Блуждая в темноте усталыми ногами,
Об истине тоскуем мы сильней,
Не зная, что Она всегда, везде пред нами.

***

Никто, как я, тебя понять не сможет,
Касаточка печальная моя,
Я знаю - тяжела твоя судьба,
Но верю, что Господь тебе поможет.

В часы тоски, когда рассудок нем,
Взгляни наверх, почувствуй звезд узоры;
Поймешь ты вновь, что смерти нет совсем...
И стихнут в сердце горькие укоры.

Хоть он ушел, но все ж оставил след -
Ты не одна: взгляни какою лаской
Сияют детские родные глазки!
А у меня и этого ведь нет...

Поверь, вся эта жизнь - лишь сновиденье,
И радостно нам будет пробужденье.

***

Годы, сменяясь, пройдут,
Пусть же всегда для народа
Жгучим примером живут
Дни Ледяного похода.

Жалкий развал февраля,
Речи паяца-кумира;
Ложь их Россию вела
К подлости Брестского мира.

Грянул удар октября...
Вопли измены о мире.
Горькие думы Царя
В саване белой сибири...

Русь захлестнула волна
Низости, крови и смрада:
Черни привольна она, -
Чернь междувременью рада!

Всё, чем гордилися мы,
Рухнув, в крови утонуло.
Ночь. Но средь горестной тьмы
Что-то, блеснув, промелькнуло:

С скорбью на гордом лице
Там на далёкой Кубани,
Слава в терновом венце
Встала в кровавом тумане.

ЗАСЫПАЮЩИМ

Я знаю жизнь, я слышал смерти шёпот,
Мне палец чёрный много раз грозил.
Я видел блеск штыков боя грохот...
Я так устал... Я много позабыл...

Зовут простить и позабыть былое,
Мне говорят: «События бегут,
И что вчера ценили, как святое,
Сегодня утром люди не поймут.

Не много вас осталося, поэты,
И верьте нам, - ненужны, не слышны
Все ваши песни, что поются где-то
За рубежом, - красивы, - но смешны...»

Несчастный край! Без крова и одежды
Бредут толпы измученных людей.
Погасли слабые огни надежды
И ночь царит над Родиной моей!

Так как молчать, когда в душе так много
Громовых слов! Когда душа горит!
Бог даст, я пригожусь и для иного,
Пока ж меня предгрозие томит!

Припомнились казачие мне степи,
Когда непонятые и одни,
Мы рвали прочь сковавшие нас цепи!
- Я помню вас, Корниловские дни!

Придёт пора! Блеснёт зовущей новью,
Опомнится родимая земля!
Омоем мы своей горячей кровью
Всю ржавщину усталого Кремля!

Теперь же здесь, пока мне Бог поможет,
Я буду петь упрямое своё,
А если песни эти вас тревожат,
Вы выньте сердце Русское моё!

СТЕПНАЯ МОГИЛА

Русские степи. Стоит одиноко,
Издали виден, могильный курган.
Тихо, пустынно... Высоко, высоко
Птиц запоздалых летит караван.

Были хозары, прошли печенеги,
Половцев умчало навек...
Лились столетья... В покое и неге
Духом и телом ослаб человек.

Стали преданием гордые были,
Сказкой теперешних робких селян,
Правнуки славу былую забыли,
Стали рабами потомки славян...

Гей отзовитеся, старые кости!
Гнёт жидовина терпеть нам не в мочь!
Русь истерзали незванные гости...
Встаньте, гоните, как прежде, их прочь!

Чем оживить вас? Какою водою?
Горькие слёзы и жгучая кровь
Льются повсюду широкой рекою...
Встаньте, встряхнитесь, спасите Русь вновь!

Степь безответна... Безмолвна могила...
В ней миновавшее русское спит,
Древняя русская гордая сила...
Коршун над ней свою жертву когтит,

Да ветерок от Москвы налетает
И, шелестя побуревший травой,
Грустно, тоскливо поёт... Напевает
Вечную память и вечный покой...

ИСТОРИЯ Владимирской области

Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (04.02.2016)
Просмотров: 335 | Теги: Владимир, поэзия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика