Главная
Регистрация
Вход
Вторник
21.05.2019
15:45
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1030]
Суздаль [325]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [76]
Юрьев [180]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [104]
Гусь [115]
Вязники [223]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [205]
Переславль [98]
Кольчугино [59]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [42]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [35]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [27]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Анопинский стекольный завод в первые годы Советской власти, НЭПа и пятилеток

Анопинский стекольный завод в первые годы Советской власти, НЭПа и пятилеток

Победу Великой Октябрьской социалистической революции анопинские рабочие встретили с большой радостью. Начиналась новая жизнь: рабочие и крестьяне получили все права свободных граждан, но временно остались зависимыми от заводчика.
В первые годы Советской власти рабочие требовали повышения зарплаты и хлеба. Восстановив работу предприятия, они надеялись на улучшение жизни, но хозяин Барсков закрыл завод. Интересы рабочих защитила власть Советов.
Установление Советской власти привело к ликвидации частной собственности на средства производства. Анопинский стекольный завод, как и другие подобные предприятия, стал собственностью государства. Коллектив рабочих принял две гуты. В старой гуте была расположена печь периодического действия по производству бутылок из темного стекла, во второй действовали две ванные печи системы Малышева непрерывной выработки бутылок из прозрачного стекла.
Недолго советские люди радовались мирной жизни. Иностранная военная интервенция и гражданская война с весны 1918 г. нарушили планы созидания, строительства основ социализма. Из-за отсутствия топлива, сырья останавливались промышленные предприятия. Прекратили свое существование Александровский, Благовещенский, Бобровский, Дубасовский, Залесский, Ларинский, Летурский, Петропольский, Тименский и многие другие стекольные предприятия.
После военной интервенции и гражданской войны анопинцы занялись восстановлением работы своего завода. Со второй половины 1922 г. анопинцам удалось установить связи с потребителями стеклопродукции. В декабре в Крым отправили два вагона посуды (32000 штук) по 40 рублей за одно стеклоизделие. Об этом рабочим сообщил представитель заводоуправления А.И. Ганин. На эти средства купили для рабочих 205 пудов ржи, 22 пуда пшена, 12 пудов рыбы, 20 пудов соли, а также овес, масло, керосин. Решая финансовую проблему, Советское правительство в 1922-1924 гг. провело денежную реформу. С этой же целью проведен золотой выигрышный займ. Анопинское партийное бюро 25 августа 1923 г. поручило завкому произвести подписку на этот займ, а приобретение облигаций организовало заводоуправление в счет сентябрьской зарплаты. Рабочие, подписавшиеся на этот государственный займ, понимали важность сбора средств на восстановление народного хозяйства. разрушенного империалистами в годы мировой войны, военной интервенции и гражданской войны.
Все стекольные заводы этого региона, в том числе и Анопинский, в 1922 г. вошли в состав Владстеклотреста, правления центрального государственного стекольного треста ВСНХ РСФСР. Для лучшей организации производства анопинцы просили передать Анопинский стекольный завод из подчинения Стеклофарфортреста ВСНХ в ведение Гусевского стекольного комбината. По постановлению президиума райкома РКП(б), принятому 7 декабря 1922 г., Анопинский стекольный завод переведен из системы Стекло-фарфортреста в ведение Гусевского комбината. Это решение способствовало лучшей организации стекольного производства. За восемь месяцев с Анопинского завода отправлено в различные регионы страны 200 вагонов стеклопродукции.
В 1923 г. на торжества в связи с 25-летием Гусевской организации РКП(б) в Гусь-Хрустальный и в Курлово приехал председатель ЦИК СССР М.И. Калинин. В торжествах приняли участие и анопинские рабочие. Анопинскому стекольному заводу 25 февраля 1926 г. присвоено имя председателя ЦИК СССР М.И. Калинина.

Новая экономическая политика, проводившаяся Коммунистической партией и Советской властью, способствовала развитию промышленного производства. На Анопинском стекольном заводе летом 1923 г. построили новую стекловаренную печь. В это время на заводе работали 125 рабочих, 35 юношей, 56 женщин и 26 девушек-подростков. С успешным выполнением производственной программы трудовой коллектив завода пополнялся новыми рабочими и учениками. К декабрю 1923 г. в заводе трудились 296 рабочих и 18 служащих. Среди них мужчин старше 18 лет было 150 и 48 подростков, 57 женщин и девушек- подростков - 41.
Придавая большое значение демократизации управления заводом, Анопинская организация РКП(б) и заводоуправление особое внимание уделяли технико-производственным совещаниям, стремились всё «больше привлекать рабочих для участия в них». С этой целью проводилось «массовое воспитание рабочих путем постановки докладов по профдвижению, лекций, вечеров вопросов и ответов». Для обсуждения экономических проблем впервые собрались на открытое партийное собрание 5 января 1924 г. четыре коммуниста, восемь кандидатов в члены РКП(б), 24 комсомольца и 80 беспартийных рабочих. Доклад «О задачах РКП(б) в экономической политике» обсуждали и коммунисты, и беспартийные, полностью поддержали линию ЦК партии. Беспартийные рабочие на открытых партийных собраниях полностью становились на позиции коммунистов.
С 14 января 1924 г. на заводе систематически проводились технические совещания, в которых участвовали управляющий и его помощники, технорук, заведующие гутой и гончарной, стекловар, старший слесарь, рабочие, партийный и комсомольский секретари. В докладе И.Н. Попова отмечалось, что жизнь рабочих улучшилась, хлебом их обеспечивали своевременно. С октября 1923 г. успешно выполнялась производственная программа. Улучшилось качество стеклопродукции, но стекло не успевало перевариваться в варочной печи и сырьем уходило в работающую печь, где позже не переваривалось, а, поэтому много посуды ухолило в стеклобой. Печь построена из сырого материала, поставлены старые клапаны. Газ сгорал в ходах. Клапан не подходил плотно и очень нагревался.
Производственные совещания с 26 января 1924 г. проводились при активном участии завкома, что способствовало укреплению демократических принципов управления производством. В обсуждении насущных технических и технологических проблем принимали участие не только руководители предприятия, ведущие технические специалисты, но и беспартийные рабочие, ветераны завода. Все противоречия, возникавшие в заводе, разрешались в партбюро, завкоме и заводоуправлении.
Первый коллективный договор рабочие и заводоуправление заключили 21 февраля 1924 г. В связи с улучшением сбыта стеклопродукции коллектив завода обратился в Гусевской стекольный комбинат с просьбой увеличить зарплату рабочим. Это было необходимо и потому, что для рабочих сохранились продовольственные пайки, которыми полностью удовлетворить потребности семей в продуктах еще было невозможно.
Производство качественной стеклопродукции в большей степени зависело от работы технических специалистов, которых катастрофически не хватало, особенно стекловаров. Эта проблема постоянно обсуждалась на партийных, профсоюзных собраниях и производственных совещаниях. Коллектив стал «стремиться к дальнейшему приближению завода к рынку». Исходя из интересов всей страны, рабочие решили «стремиться к безболезненному проведению денежной реформы». В то же время помогать государству путем наименьшей затраты денег, как на зарплату, так и на другие расходы завода».
Сбыт стеклопродукции старой выработки затруднялся из-за большого брака: косые горла бутылок, не подходил по стандарту размер. На новую продукцию в 1923-1924 гг. спрос обеспечен был на полтора года. Бутылки пивные и винные запрашивали руководители винно-водочных и пивных заводов не только Центральной России, но и союзных республик.

Весной 1924 г. перед коллективом Анопинского стекольного завода возникла проблема строительства железной дороги для соединения со станцией Комиссаровка, расположенной в 3-х километрах от рабочего поселка. В это время велась замена узкоколейной железной дороги на ширококолейную Владимир - Гусь-Хрустальный - Тума. Узкоколейка, действовавшая с конца XIX века, выполнила свою роль. Теперь масштабы развития экономики во много раз превосходили прежние, назрела необходимость совершенствования путей сообщения. Учитывая финансовые трудности Гусевского стекольного комбината, малые денежные средства Анопинского стекольного завода, партийная организация решила «устраивать субботники и воскресники коммунистами и комсомольцами». Реконструкция железной дороги Владимир - Гусь-Хрустальный - Тума, приведшая в 1924 г. к замене узкой колен на широкую, способствовала ускорению транспортировки готовой продукции, сырья и топлива. В старой гуте с периодической печью рабочие производили бутылки разных размеров, а потом еще и химические бутыли, баллоны емкостью до пяти ведер.
Зимой, весной и летом 1924 г. анопинцы строили вторую ванную печь. На пуск второй ванной печи 10 августа 1924 г. приехали представители Гусевского райкома РКП(б) М.Ф. Егоркин (ответственный секретарь Анопинской партийной организации в 1923 г.), райкома ВЛКСМ - Ф.Н. Гордеев (секретарь Анопиской комсомольской организации в 1923 г.), районного отдела Всесоюзного профсоюза рабочих химиков Д.С. Арканов и И.С. Пястун, представители Гусь- комбината. На это грандиозное событие собралось более 600 рабочих и инженерно-технических работников. С приветственными речами в связи с пуском в эксплуатацию второй ванной печи выступили гости из Гусь-Хрустального и председатель завкома В.И. Бужин, руководитель женотдела М.М. Яковлева, директор завода И.Н. Попов. По предложению И.Н. Попова послали приветственную телеграмму председателю ЦИК СССР М.И. Калинину. Собрание единогласно постановило: «М.И. Калинина избрать почетным гутенским мастером Анопинского стеклозавода. Ставку зарплаты выдавать на нужды культкома Анопинского стеклозавода».
Жизнь изменялась в лучшую сторону. По коллективному договору повышена зарплата рабочих. Работа без убытков позволила построить несколько домов. Электрификация завода в 1924 г. создавала базу для технического прогресса, а появление электричества в домах привело к значительному улучшению бытовых условий. Самый главный итог деятельности заводоуправления, завкома, бюро РКП(б) и бюро РКСМ состоял в том, что организовав ритмичную работу двух стекловаренных печей, рентабельную работу завода, ликвидировали безработицу, создали уверенность рабочих в благополучной жизни в будущем. Эти успехи отмечали в начале октября 1924 г. на районной конференции профсоюза рабочих химиков A.И. Баскаков, В.И. Бужин, И.Н. Казаков. И.К. Обухов, B.Ф. Сорокин, М.М. Яковлева.
Для обсуждения итогов работы коллектива завода 16 октября 1924 г. собрались 30 членов и кандидатов РКП(б), комсомольцы и 130 беспартийных рабочих. Люди увидели большие перемены в их жизни, радовались возрождению завода, интересовались перспективами. Доклады делегата районной профсоюзной конференции А.И. Баскакова и директора завода И.Н. Попова о величайших свершениях в Анопино только за один год все слушали с затаенным дыханием: реальные успехи в производстве и в повседневной жизни радовали всех.
Самой сложной технологической проблемой для производителей стеклопродукции оставалось приготовление качественной стекломассы. В 1924 г. на Анопинском стекольном заводе на периодической ванной печи бой составлял еще 23%, а на переливной - 5%. На качество стеклопродукции влияла и неравномерная подача газа, несвоевременная поставка торфа и дров к генератору.
Летом и осенью 1924 г. для второй только что построенной стекловаренной печи надо было запасти 1700 кубических саженей дров. В целях зашиты лесных массивов, изрядно поредевших в результате громадных вырубок до революции на строительство фабричных и заводских поселков, отопление предприятий, с середины 20-х годов древесное топливо все больше заменяли торфом, в избытке залегавшем в торфяных болотах Мещеры. На Анопинском заводе, как и на других стекольных предприятиях Владимирской области, указание директора «больше шуровать торфом, а не дровами» стало на многие десятилетия технологической основой стекольного производства.
Количество рабочих в начале 1925 г. увеличилось до 477, служащих - до 18. На заводе работали и подростки в возрасте от 14 до 16 лет: юношей – 14, девочек - 19. Также там работали 13 ребят в возрасте до 23 лет и 108 девушек. Третью часть всех заводских рабочих составляла молодежь.

В результате анализа работы завода, проведенного 16 октября 1924 г. директором И.Н. Поповым на объединенном совещании цеховых организаторов РКП(б) и РКСМ с коммунистами, работавшими на предприятии, впервые в годы НЭПа определены основные направления деятельности хозяйственных и общественных организаций. Завод давно не ремонтировался. Осенью 1924 г. отремонтировали обе печи, в том числе периодическую ванную печь за исключением колпака. В 1921, 1922, 1923 гг. завод работал с убытками. В 1924 г. впервые в условиях НЭПа завод работал рентабельно, выработано больше на 10000 пудов готовой продукции по сравнению с 1913 г. Если в 1913 г. выпущено готовой стеклопродукции 4658 пудов, в 1922 г. - 18000, в 1923 г. - 41142 пудов, то в 1924 г. - 134360. Пуск второй ванной печи привел сразу же к большому увеличению выработки стекольной продукции. Топливо доставлялось на завод на лошадях. В результате добросовестного труда рабочих завода и торфопредприятия топлива заготовили на 18 операционных месяцев. Готовую стеклопродукцию отправляли потребителям с 1924 г. по железнодорожной ветке Анопино-Комиссаровка, построенной коммунистами и комсомольцами во время субботников и воскресников.
О работе предприятия рабочие знали из ежемесячных докладов директора на собраниях, заседаниях бюро РКП (б), завкома, производственных совещаниях. Пристальное внимание всех было сосредоточено на периодической печи, пущенной в эксплуатацию в январе 1925 г. На ней в первый месяц выработано 1789 пудов стеклопродукции, а на переливной печи - 1512 пудов 31 фунт. В начале июля ее поставили на ремонт, потому что готовой продукции производилось только 35% первого сорта, 40% второго сорта. Требовался усиленный надзор за работой технического персонала - технорука, заведующего хозяйственной частью, заведующего гутой. Для успешной работы двух переливных печей требовалось обеспечить завод высококвалифицированной рабочей силой. Сложнейшей проблемой многие годы оставался поиск хорошего опытного технорука.
Всю выработанную стеклопродукцию в феврале 1925 г, отправили в 37 вагонах потребителям и еще 10% из старого запаса. На складе еще остался 41 вагон готовой продукции. В конце декабря 1924 г. - начале 1925 г. производили еще много бракованной стеклопродукции. В это время потребители забраковали и вернули 15 вагонов бутылок. Для выпуска качественной продукции предстояло построить тягун. С переходом на выпуск казенных винных бутылок в опечке появилось много стеклобоя. Бой и в феврале 1925 г. сохранялся на переливной печи 11,76%, на периодической - 8.59%. Главной причиной боя было плохое качество стекломассы. Посуда выхолила с каменником. В конце года удалось снизить бой с 11% до 4%.
В августе 1925 г. партийная организация поручила фракции коммунистов завкома впервые за годы НЭПа провести через РКК новые сдельные расценки: за монопольные 1/20 бутылки 900 штук - 43 копейки, 1100 штук - 52 копейки, монопольные 1/40 бутылки 965 штук - 39 копеек, 1180 штук - 48 копеек, монопольные 1/100 бутылки 1160 штук - 33 копейки, 1415 штук - 42 копейки. Для пивной фирмы 0.6 литра 710 штук - 52 копейки. 890 штук - 61 копейка. Соответственно установлены расценки по среднему количеству выработанной продукции. В сдельной оплате труда были заинтересованы квалифицированные рабочие. За свой качественный труд они получали зарплату больше, чем по усредненной уравнительной системе оплаты труда. Новый коллективный договор, заключенный в октябре 1925 г., создавал более благоприятные условия работы и жизни. Рабочим повышена зарплата. Произведена разбивка рабочих по квалификации и разрядам в соответствии с тарифной сеткой. Впервые в годы НЭПа введена система оплаты труда с отходом от уравниловки. В результате улучшения экономической ситуации с осени 1925 г. рабочим выдавалась спецодежда, но спецобувь оказалась плохого качества.
В немеханизированном стекольном производстве более сотни лет сохранялось большое количество подсобных рабочих. На Анопинском стекольном заводе в середине 20-х годов числилось 223 подсобных рабочих, 20 хозяйственных, 9 младшего обслуживающего персонала, 29 служащих. Из 571 человека, работавшего на заводе, 533 были основными производителями стеклопродукции. Оплата их труда была дифференцированной: средний заработок мастера - сдельщика в месяц составлял 59 рублей 18 копеек, баночника -сдельщика - 35 рублей 46 копеек, вспомогательного рабочего - 33 рубля 34 копейки, хозяйственного - 30 рублей. Высший заработок квалифицированного рабочего в октябре 1925 г. поднялся до 78 рублей 80 копеек. Заработная плата после заключения нового коллективного договора выдавалась своевременно. Даже подростки получали среднюю зарплату на уровне 27 рублей 50 копеек. И все-таки ощущался недостаток в квалифицированных рабочих - мастерах и баночниках. Из молодых ребят с трехклассным образованием подготовить квалифицированных рабочих за короткий срок было невозможно.
Всех работавших в заводе было в конце октября 1925 г. - 513 человек, из них мужчин - 369, женщин – 81, мальчиков подростков – 70, а девочек-подростков - 76. Мальчики и девочки находились на индивидуальном обучении у мастеров и баночников. Бригадно-индивидуальное ученичество, организованное на заводе осенью 1925 г., состояло из четырех молодых рабочих. Его возглавил специальный руководитель, ответственный перед завкомом и комсомольской организацией. По системе непланового индивидуального ученичества подростков обучали в процессе работы. Обучали двух будущих мастеров и двух баночников. Мастера в первый месяц своего обучения получали зарплату по 6 разряду, баночники - по 3 разряду.
В связи с пуском второй стекловаренной печи выросло и количество рабочих. В ноябре 1925 г. в заводе было 533 работавших, в том числе основных производственных рабочих - 253, подсобных производственных рабочих – 223, вспомогательных - 37, хозяйственных - 20, младшего обслуживающего персонала – 9, служащих - 29 человек. Как и прежде, не хватало квалифицированных рабочих. Штат мастеров по производственной программе предусматривался в 150 человек, а для подготовки новых кадров требовалось долгое время и не только по индивидуальному ученичеству, но и по системе ФЗУ и техникума. Кроме мастеров в основном производстве требовались еще повертальщики и отшибальщики. Темп их работы требовал большой внимательности и расторопности, а к такой быстроте не сразу могли привыкнуть даже опытные работники. Обсудив эту проблему на производственном совещании, руководители завода решили ввести и эти специальности.
Молодежь участвовала в технико-производственных совещаниях, профессиональном кружке. Вместе со всеми рабочими они сознательно добивались высокой производительности труда. В ноябре 1925 г. выработка посуды увеличилась по сравнению с довоенной на 10%, сократился брак на 5%. Выпуск первосортной посуды стал больше довоенного времени, "рабочие, в частности, молодежь, сознательно отнеслись к лозунгу поднятия производительности труда", - к такому выводу пришло бюро РЛКСМ.
С вводом в эксплуатацию новой переливной печи производство стабилизировалось, улучшилось качество стекла. Даже остановка на продолжительный ремонт периодической печи не сдержала темпы выпуска стеклопродукции. Производственная программа 1925 г. выполнялась каждый месяц с приростом: в августе - 14310 пудов 33 фунта или 77%, в сентябре 16832 пуда или 91,38%, в октябре - 18284 пуда 22 фунта или 105, 96%. В переводе на штуки производство продукции выглядело следующим образом: в августе - 643542, в сентябре - 776115, в октябре - 919470 штук. Вся эта продукция оценивалась на 44521 рубль 72 копейки, в сентябре - 47878 рублей 27 копеек, в октябре - 59954 рубля. В ноябре общая выработка составила 13757 пудов 22 фунта или 844277 штук бутылок на 53659 рублей. Выработка на одного производственного рабочего составила 3228 штук бутылок. Расход сырья на 1 пуд готовых изделий составил на переливной печи №1 - 1,26 пуда, на печи №2 - 1,72 пуда. В октябре отгружено потребителям стеклопродукции на 28095 рублей. Производительность труда по сравнению с сентябрем повысилась на 14.63%. После войн - первой мировой и гражданской - разрухи, анопинцы впервые достигли такого большого трудового успеха.
Выработка винной бутылки на переливной печи осенью 1925 г. давала лучшие результаты. Успешно проходила закалку посуда в тягуне. Как и раньше, нерегулярно подвозили топливо к генераторам, не хватало соды и сульфата, марганца и песка. Значительно поднялась производительность труда. Этому способствовала и своевременная выдача зарплаты. Если в августе на одного основного производственного рабочего выработано продукции 69 пудов, то в сентябре - 74.5 пудов. Произошло удешевление продукции по себестоимости в августе на 6%. Заказы Гусь-Комбината превышали выработку стеклопродукции. В октябре - декабре 1925 г. бой и брак на переливной печи №1 составляли 3,49%, на переливной печи №2 - 4.06%. В это же время на одного работавшего в заводе человека за три месяца выработано 26 пудов 20 фунтов стеклопролукции. В общее количество работавших в заводе входило 533 человека, 30 служащих. К общему числу работавших служащие составляли 5.39%.
В последние три месяца 1925 г. рабочие произвели 926 382 бутылок, выполнив план на 97,08%. На переливной печи №1 стеклопродукцию выработали первым сортом 47.12%, вторым 42.38%, на переливной печи №2 - первым сортом 34.55%, вторым сортом - 51,86%. За октябрь, ноябрь и декабрь 1925 г. с завода отправлено потребителям 791 393 штуки бутылок на 48 907 рублей. Это меньше плана в штуках на 25.4%, в рублях - на 22.6%.
В производственных отношениях возникали и противоречия: рабочие вмешивались и во время работы специалистов в технические вопросы, в которых сами не разбирались из-за низкого уровня образованности; настаивали на повышении зарплаты, не задумываясь откуда ее можно взять. По сравнению с 1913 г. производительность труда в 1925 г. составляла лишь 81%, а зарплата была на уровне 98%. Рабочие требовали решения жилищной проблемы, но завод не имел средств на строительство домов. Рентабельным завод стал только в конце 1925 г.
В последние три месяца 1925 г. средняя зарплата в месяц у мастеров - сдельщиков составляла 60 рублей 6 копеек, вспомогательных рабочих - 33 рубля 34 копейки, хозяйственных рабочих - 30 рублей, всех остальных рабочих - 27 рублей 50 копеек. Зарплата административно-технического персонала ежемесячно была 77 рублей 21 копейка, у служащих - 49 рублей 43 копейки. Рабочие постепенно начали осознавать и роль заводоуправления, его руководителей в стабильном развитии производства, в выполнении производственной программы. При обсуждении итогов работы во второй половине 1925 г. рабочие делали основной вывод: "Производительность труда увеличивается. На это охотно идет сам рабочий. И это зависит от умелого руководства администрации".
В январе 1926 г. на переливной печи №1 произведено 637802 бутылки, в том числе первого сорта - 364692 штуки или 57,18%. второго сорта - 273110 штук или 42.82%. На переливной печи №2 произвели 486276 штук, в том числе первого сорта - 130757 штук или 26.88%, второго сорта - 355510 штук или 73.12%. С установкой локомобиля и новой динамо-машины летом и осенью 1926 г. улучшена электрификация стекольного завода, возросла и производительность труда. Если в августе выработано 744574 штуки стеклопродукции, то в сентябре произведено 1130888 штук, что составило 103% выполнения производственной программы. Кроме того, более чем в три раза сокращен бой от тягуна.
Работа на периодической печи проводилась в три смены. Летом 1926 г. пытались производить полубелое стекло вместо темного, но не было соды. Остались сложности с обеспечением завода высококвалифицированными техническими руководителями. Приходилось часто обращаться за технической помощью в Гусевской стекольный комбинат, но квалифицированных рекомендаций не получали. Без своих квалифицированных специалистов решить эту проблему было невозможно, поэтому с 1925 г. направляли молодых рабочих учиться в средние и высшие учебные заведения.
Введение с 1926 г. шестичасового рабочего дня в стекольной промышленности работники завода встретили с энтузиазмом. Это способствовало подъему производительности труда. По сравнению с первым кварталом производственный план второго квартала выполнили с увеличением на 4%, достигнув 101%. Наиболее стабильно действовала переливная печь №1. Режим экономии, проводившийся заводоуправлением, прибавил доход завода на 4122 рубля. Лишнее имущество, проданное другим заводам и сельским жителям, дополнительно дало 5500 рублей. Продажа отходов на лесозаготовках также пополняла кассу завода. Ритмичное развитие производства сдерживалось еще большими отходами стеклоизделий в бой, достигавший 11-15%. вместо 7%, предусмотренных в промфинплане. Завод в 1928 г. оставался убыточным.
С октября 1927 г. до августа 1928 г. производственную программу анопинцы выполнили по весу стеклоизделий на 105,7%, вместо 97,4% девяти месяцев предыдущего года, в штуках - 113,2%, вместо 106,7% 1926/1927 операционного года. Производительность труда выросла на 8.3%. Зарплата мастера увеличилась на 4 рубля 63 копейки, баночника - на 3 рубля 63 копейки, повременщика - на 3 рубля 21 копейку. Производительность труда и зарплата увеличивались равномерно.
Производственную программу 1928/1929 операционного года, как и в 1927/1928 гг., анопинцы не выполнили. По производству монопольной бутылки полугодовой план выполнен на 92.9%, в тоннах - 89,5%, по коммерческой - 78.1%, в тоннах - 78,4%. Изношенность оборудования и другие технические неполадки привели к убыткам по монопольной бутылке 13571 рубль 97 копеек, по коммерческой - 18193 рубля 96 копеек. На складах к маю 1929 г. скопилось коммерческих бутылок - 1347601 штука на 119434 рубля, монопольных бутылок первого сорта - 915413 штук на 60873 рубля, второго сорта - 3483 штуки на 245880 рублей. Всего же на складах находилось 5746254 бутылки на 427187 рублей. Такое затоваривание произошло из-за малого количества нарядов, Центрспирт принимал 90% бутылок обратно от потребителей, качество стеклопродукции не всегда было высоким. Печь №2 перевели на выпуск коммерческих бутылок, не проведя капитальной ее переделки. В тягуне из-за тяжеловесности бутылки не прокаливались. В 1929 г. на Гусевской районной партийной конференции коммунисты приняли решение о реконструкции стекольных заводов имени А.А. Зудова, Красное Эхо и имени М.И. Калинина. Для этих целей требовались большие деньги. Такие проблемы решались за счет государственных займов.
Введенные с 1927 г. повсеместно по инициативе ленинградских рабочих займы индустриализации способствовали пополнению денежных средств для строительства крупной промышленности. Расширенное заседание партбюро 28 июня 1929 г. постановило: «Всем коммунистам и комсомольцам подписаться на месячный заработок». По разнарядке в Анопино нужно было собрать 20000 рублей. С начала августа займ распространялся в Арсамаках, Вашутино и других деревнях. Организаторами подписки на займ стали завком, цеховые партийные организации, кооператив.
Распространение третьего займа индустриализации в сентябре 1929 г. происходило в течение нескольких недель. С неподписавшимися рабочими проводилась разъяснительная работа коммунистов и комсомольцев. Денежные средства, заработанные коммунистами и комсомольцами на субботниках, перечислили в фонд обороны страны.
В начале мая 1929 г. пущена в эксплуатацию новая стекловаренная печь №3 системы Малышева, действовавшая не хуже печи №1. Ванная печь №3 была меньше, чем на стеклозаводе "Красный химик". Печь №2 более года работала без капитального ремонта, создавая дополнительные убытки. Из-за нерентабельности ее закрыли в мае 1929 г., а рабочих перевели на печь №3. Варку эрклёза перевели на печь №1. На результатах отразилась и недисциплинированность крестьян, не всегда добросовестно выполнявших подсобные работы. В праздничные дни они самовольно уходили в деревни.
Анопинцы 11 июня 1929 г. впервые обсудили на открытом партийном собрании итоги социалистического соревнования. Коллективу удаюсь сократить бой и брак, простои из-за неполадок с инструментами, но не каждую смену работали полностью. Соревновались рабочие только в гуте. Результаты соревнования не обнародовались в печати и в клубе.
Не все рабочие поняли важность социалистического соревнования. Секретарь партбюро А.С. Григорьев 17 октября 1929 г. на собрании говорил о нерадивых работниках, заявлявших "не мое это дело, пойду слушать радио".
Обмен опытом стеклодувов вызывал большой интерес передовых рабочих родственных заводов. Делегация анопинских рабочих, посетившая в октябре 1929 г. стеклозавод "Красный химик", рассказала судогодским стекольщикам о своих успехах в социалистическом соревновании. Делегат А.И. Баскаков на партийном собрании сообщил, что на встречу с анопинской делегацией в клубе Судогды собрались все рабочие завода "Красный химик". Призывая рабочих Анопино к активизации трудовой деятельности, гутенский мастер М.Д. Бакулин тогда сказал: "...мы должны вертеться как белки на колесах..."
Коммунисты на объединенных заседаниях партийного бюро обсуждали основные задачи, записанные в коллективных договорах. Соревнуясь с коллективом стекольного завода "Красное Эхо", анопинцы особое значение придавали работе заведующего гутой, стекловаров.
Руководители и рабочие возлагали большие надежды на новый механизированный завод. С четвертого квартала 1929 г. завод получил прибыль 10000 рублей. В феврале 1930 г. промфинплан в штуках выполнен на 114,5%, по весу - на 117,6%. Выработано продукции по продажным ценам на 115%. Производительность труда выросла на 123,4%, зарплата увеличилась на 120%. Бой и брак снизили до 6.9%. Себестоимость продукции снижена на 19,6%. Результаты работы отмечались на Красной и Черной досках. На перевыборном партийном собрании 16 апреля 1930 г. коммунист А.И. Баскаков высоко оценил деятельность партбюро, секретаря А.С. Григорьева, директора завода Д.И. Коршунова: "Работа бюро была хорошая. Мы при этом секретаре и при этом директоре только вытащили из ямы наше производство, сейчас поднялась производительность и уменьшились бой и брак".
Коммунисты определили основные задачи членов партийного ядра в комсомольской организации. Главное место в работе комсомольцев занимало социалистическое соревнование. В организации социалистического соревнования комсомольцам помогали члены партбюро Д.И. Коршунов, И.Е. Ракитин, Судариков. Члены ВЛКСМ участвовали в производственной комиссии, в выполнении промфинплана.
Все члены партии участвовали в социалистическом соревновании. Коммунисты и комсомольцы, объединенные в 5 бригадах, добивались полного выполнения промфинплана. По их примеру все 423 рабочих завода в 1929-1930 гг. участвовали в социалистическом соревновании, объединились в ударные бригады. В первом квартале 1930 г. бой сократился на 3% и достиг 11,07%, во втором квартале - 8.12%. Производительность труда поднялась на 19.26%. Производственную программу выполнили в штуках на 105,33%. по весу - на 111,6%, по продажным ценам - на 109,6%. Себестоимость продукции снижена в первом квартале на 14.23%. во втором - на 19,95%. Завод впервые получил большую прибыль - 15608 рублей. Зарплата рабочих по сравнению с планом увеличилась на 21%.
С 2 сентября 1930 г. коммунисты, работавшие на верстаках, приступили к созданию ударных групп мастеров, баночников, поставили главную задачу перевыполнения норм выработки стеклопродукции. На партийном собрании в этот день постановили: "не должно быть ни одного коммуниста вне ударного стула".
Коммунисты первыми выступили за принятие встречного промфинплана. Призывая принять промфинплан. 19 сентября А.И. Баскаков скатал о трудностях первых лет Советской власти: "Рабочие Анопинского завода в годы гражданской войны, в годы голода работали не покладая рук". Коммунисты верили, что и в период индустриализации анопинцы будут трудиться с энтузиазмом. Администрация завода, партбюро и завком определяли контрольные цифры промфинплана на год. Принимая новый встречный промфинплан 21 октября, 36 коммунистов, 18 комсомольцев и 19 беспартийных решили "мобилизовать... общественное мнение на социалистическое соревнование и ударничество".
Члены партбюро Ф.П. Баландин (секретарь), М.Д. Бакулин, А.Н. Козлов, Ф.П. Колузанов, И.И. Коротков, А.Е. Соколов, В.Г. Цветников, В.В. Шепелев, П.И. Шестаков вместе с администрацией завода с 26 мая 1931 г. организовали перевод цехов на хозяйственный расчет. Партийно организационная работа выполнялась в соответствии с решениями XVI съезда ВКІІ(б), указаниями ЦК и Ивановского обкома партии. Главное внимание коммунисты сосредоточили на выполнении промфинплана и организации массового ударничества. Во время заключения коллективных договоров администрация завода и рабочие учитывали предложение ЦК ВКП(б) вносить в него такие основные задачи пятилетнего плана, как права трудящихся, своевременная выдача зарплаты, ликвидация неграмотности, обучение подростков в школах второй ступени и ФЗУ. С ростом производства стеклопродукции возникла необходимость подготовки новых баночников и мастеров. Эта проблема возникла еще и потому, что часть квалифицированных рабочих уехала на другие заводы из-за отсутствия квартир.
Как и прежде, в руках мастеров, будто у жонглеров, постоянно крутились и вертелись хватки, клещи, стеклодувные трубки, без которых невозможно было произвести стеклоизделия. В конце 20-х - начале 30-х годов анопинские мастера испытывали недостаток не только этих инструментов, но и форм для производства бутылок.
Устойчивая работа стекловаренных печей зависела от многих факторов. Если в 1930 г. торфа запасли на целый год, то поставки сырья, особенно соды, часто не выполнялись. Предстояло заменить старую гуту на новую.
Анопинцам пришлось преодолевать нарушения закона и морали. В августе 1930 г. впервые обнаружены приписки в переборном цехе на несколько сот товарных стеклоизделий. В религиозный праздник Успенье, традиционно проводившийся в августе, в 1930 г. не пришли на работу рабочие, в том числе и некоторые члены партии. За пьянку исключили из партии шесть человек. За один день простоя заводу причинен убыток 3000 рублей. Рабочие не хотели мириться с нарушителями трудовой дисциплины. Поведение прогульщиков с сентября 1930 г. обсуждали и осуждали товарищеские суды.
Осенью 1930 г. возникли сложности в производстве стеклопродукции из-за отсутствия соды и полубелого боя, ввода в шихту сульфата и черного боя. Ухудшилась стекломасса. Снизился срок стойки бруса. В середине сентября 1930 г. произошел провал горелки. Пришлось временно остановить производство. После ремонта горелки работа возобновилась.
Частая смена директоров негативно отражалась на производстве. За полтора десятка лет каждый директор работал один год или два года. Только И.Н. Попов директорствовал 6 лет. Директорами Анопинского стекольного завода работали в 1918-1923 гг. И.Н. Попов, в 1923 г. - И.А. Сорокин, в 1925 г. - И.А. Артемьев, в 1925-1926 гг. - И.С. Пястун, в 1929 г. - Д.И. Коршунов, в 1930-1931 гг. - В.Г. Цветников, в 1932 г. - Г.Д. Кирсанов, в1933-1934 гг. - М.П. Калинин, в 1934 г. - А.Ф. Шилов, в 1935 г. - М.П. Теребин. Большинство из них переводились на работу в Гусевской стеклокомбинат или стеклотрест.
Управление производством директора завода осуществляли вместе с хозяйственными активистами. Каждый из них получал поручения директора по отраслям хозяйствования. В этот актив входили технические руководители В.И. Голубев, заведующие гутой А.И. Апраксин, Е.С. Черкасов. Они добивались ритмичной работы завода, более высокой производительности труда.
Социалистическое соревнование способствовало повышению производительности труда, увеличению выпуска стеклопродукции, понижению брака. В первый год первой пятилетки анопинцы повысили производительность труда на 25%. Начинали соревноваться мастера и баночники, а затем объединились в группы, заключали договоры, устанавливали взаимный контроль, вывешивали сводные таблицы о результатах ударничества. Лучшие итоги работы помещали на Красные доски, худшие - на Черные. Использовали и систему премирования. Договор, заключенный с коллективом стекольного завода «Красный химик», периодически проверялся анопинцами и судогодцами.
Заработанные добросовестным трудом деньги коммунисты, комсомольцы, беспартийные рабочие и служащие отдавали государству на проведение индустриализации. Обсудив проблему распространения займа индустриализации «Пятилетка в 4 года», труженики Анопинского стекольного завода 6 августа 1930 г. постановили: «Всем коммунистам подписаться на месячный заработок, беспартийных рабочих вовлечь всех в полмесячный заработок». По предложению директора завода В.Г. Цвегникова провели «Дни индустриализации» 17 и 24 августа: отработали по две смены, а заработанные деньги рабочие передали в фонд строительства новых предприятий. Запланированные 12.000 рублей н фонд индустриализации собрали за два месяца. Сверхплановый сбор составил 850 рублей. Сбором этих средств занимались председатель Совета В.Е. Ракитин. представители завкома И.В. Иванов, комсомола - И.Е. Ракитин, от партийной организации А.И. Баскаков, П.Г. Овчинников, А.М. Соколов, П.И. Шестакова, Т.М. Яковлева. Комсомольцы с подписными листами в деревнях посещали каждый дом, чтобы «каждый крестьянин подписался на займ». Одновременно убеждали их, что задолженность крестьян по сельскохозяйственному налогу в районе 544 тысячи рублей необходимо оплатить.
Коммунисты с 19 сентября 1930 г. брали повышенные обязательства в социалистическом соревновании не только внутри завода, но и с коллективами других заводов. Первыми взяли высокие обязательства коммунисты Д.С. Овчинников - производить за смену 1100 литровых бутылок, Н.Д. Трофимов - 1150 поллитровых. Директор завода В.Г. Цветников предложил заменить тяжеловесные сорта более легкими изделиями и этим облегчить ванную печь на варке стекла.
Массовые сквозные бригады ударников в социалистическом соревновании в заводе появились с января 1931 г. В целях вовлечения всех рабочих в движение ударничества проводились дни ударников, собрания, конференции. Только 26 января вступили в ударные бригады 26 рабочих. Тогда же 6 ударников приняли в партию. В июне 1931 г. в заводе добросовестно трудились 289 ударников, в том числе 60 коммунистов. Они заключили между собой социалистические договоры до конца первой пятилетки.
В основном производстве мастера и баночники в 1932 г. успешно перевыполнили промфинплан. 280 кадровых рабочих, 60 сезонных и подсобных работников участвовали в социалистическом соревновании. В гуте работали 66 коммунистов, постоянно перевыполняя планы. В каждом звене (стуле), в каждой бригаде трудились по-ударному коммунисты и комсомольцы, добиваясь роста производительности труда, высокого качества бутылок, крынок для молока, банок для варенья и чернильниц - непроливаек.
В 1932-1933 гг. сложной проблемой оставалась заготовка топлива и его доставка к заводу. Пеньки и сучки заготавливали в близлежащих лесах. По примеру коммунистов и комсомольцев каждый рабочий обязался заготовить по 5 кубометров древесного топлива.
Качественную стеклотару не могли приготовить стекловары из-за несвоевременной поставки сульфата с Аральского моря. Основные недостатки в производстве в начале 1934 г. заключались в том, что сырье использовали без контроля техников и технологов: бисульфат на Коммисаровке из вагонов выгружали в болото, растворяли его в воде. Посуду производили брачную, а техники в объединении Ивстекло причину боя и брака видели в производстве крупного ассортимента. В результате больших усилий анопинцы за первый квартал 1934 г. произвели 1275202 бутылок на 187219 рублей 83 копейки. Весной 1934 г. установили систему подвода воздушного дутья в подколосниковое пространство для облагораживания газа и рационального сжигания топлива, построили опечек для сушки песка, реконструировали тягун.
С 15 апреля 1934 г. в управлении заводом введено полное единоначалие. В этой системе управления основу составлял бригадный метод с заинтересованностью бригадира в денежной компенсации за лучшую работу бригады. От технических руководителей требовалось производство качественной стекломассы.
В начале мая 1934 г. анопинцы обсудили постановление Совнаркома СССР о развитии стекольной промышленности. В эту отрасль экономики начали внедрять новейшую технику, производство стеклопродукции становилось механизированным. Летом и осенью обсуждению этого постановления посвящались полит. дни, во время которых вскрывались недостатки в работе завода. Общественные организации впервые придали большое значение технической учебе основных рабочих.
В начале 1935 г. завод оказался без топлива. Заготовкой топлива занималось только восемь человек. Дрова к заводу подвозили на 40-55 колхозных лошадях. Слабое руководство техническим персоналом привело к большому бою и браку. Партком предложил регулярно проводить технико-производственные совещания. Профсоюзной организации рекомендовано изжить уравниловку, больше внедрять ударничество, организовать ударников, чтобы они добивались в производстве качественных и количественных показателей в выполнении промфинплана, сокращения боя и брака. С этой целью завком организовал лучшее питание для ударников и ИТР.
В начале 1935 г. на Анопинском заводе производили химические бутылки и хозяйственную посуду - банки для варенья. На складах завода скопилось таких банок на 120 тыс. рублей.
В середине 30-х годов ритмичной работы завода организовать не удалось. Промфинплан выполнялся только на 70-85%. От мастеров бой и брак составляли более 2,5% вместо плановых 1,25%. В производстве чернильниц-непроливаек брак доходил до 20-30%. Большие потери стеклопродукции были при транспортировке в вагонетках и гужевым способом, при погрузке банок в вагоны на станции Комиссаровка.
Производственный план в первой половине 1935 г. не выполнен из-за плохого стекловарения: щелочной пузырь, закрашенность стекла. Отсутствовал должный контроль за рабочими, составлявшими шихту, стекловарами, сортировщиками привозного стеклобоя. Технический персонал не всегда анализировал состав шихты. По плану бой в производстве стекломассы предусматривался не более 8%, а достигал 23%. В стекле появились камни, свиль, рух. 18 июня загорелась гута; производство пришлось остановить.
В стекольной промышленности стахановское движение поддержали квалифицированные рабочие. На стеклозаводе имени Ф.Э. Дзержинского бригада Дубровина поставила всесоюзный рекорд по выработке оконного стекла, произвела 2147 квадратных метров стекла или 129% плана, бригада Янтарева - 2140 квадратных метров или 128% плана, Никитина побила рекорд, поставленный Дубровиным, произвела 2194 квадратных метров стекла или 131,8% плана. На Гусевском хрустальном заводе бригада Шестакова выполнила план по первому сорту на 296%. Высоких показателей также достигли в соревновании бригады Гордеева, Котова, Чугунова.
Стахановское движение за высокую производительность труда поддержали трудящиеся всей страны. 27 октября 1935 г. анопинцы пришли на открытое партийное собрание, чтобы послушать доклад секретаря парткома К.И. Жиганова о стахановском движении. Выступая в прениях, П.Г.Овчинников обратил особое внимание на работу механического цеха, в котором приготавливались инструменты для мастеров гутенского цеха. В.Е. Бакулин предложил ввести еще одну дополнительную плиту для повышения производительности на 15-20% в каждой бригаде при производстве банок под варенье. Председатель завкома С.И. Титенин напомнил о необходимости разъяснения рабочим обращения ВЦСПС о важности стахановского движения для повышения производительности труда. Участники собрания постановили заключить социалистические договоры во всех цехах и сменах, а «коммунисты должны ... дать высшие показатели производительности труда, ведя за собой беспартийных рабочих». Всем начальникам смен предложено провести в жизнь предложения В.Е. Бакулина и Г.Н. Иванова об авангардной роли коммунистов в бригадах и цехах.
Стахановские дни в заводе начали проводить с 15 января, а пятидневки - с 19 января 1935 г. В стахановскую пятидневку в январе 1936 г. рабочие произвели больше плана 25.000 штук хозяйственной посуды и чернильниц-непроливаек, 600 химических бутылей. За январь производственную программу выполнили на 102%. в том числе выпуск химических бутылей на 106%. Более эффективно использовалась ванная печь: съем стекломассы предусматривался по плану 320 килограммов с квадратною метра, а получили 480 кг; за сутки планировали произвести 15 тонн стекломассы, а произвели 19924 кг. В стахановскую декаду, проводившуюся с 15 февраля, рабочие взяли еще большие обязательства: довести бой и брак до 2.3%, полностью обеспечить ванную печь стеклобоем, в газогенераторах сжигать качественное топливо, создать запасы известняка и опоки, устранить из шихты большую влажность, не допускать простоя оборудования в размольном хозяйстве. Организаторами этой работы стали Г.Н. Иванов и Хрусталев.
2 февраля 1936 г. партбюро создало бригаду для пересмотра технических норм использования оборудования и норм выработки с целью их увеличения. В этой бригаде работали директор завода М.П. Теребин, председатель завкома С.И. Титенин, И.Г. Ефремов, М.И. Кабенкин, И.Н. Овчинников, М.Я. Скворцов.
Бригады соревновались между собой, смена со сменой, цех с другим цехом. Результаты соревнования вывешивались на доски показателей. Лучших бригадиров, ударников, стахановцев фотографировали и их фотокарточки красовались на Доске почета. В заводе создали фонд для премирования лучших стахановцев. На эти цели выделили 1500 рублей. За лучшие показатели в соревновании сменам вручалось переходящее Красное знамя.
В середине февраля 1936 г. коммунист А.И. Баскаков, трудясь по-стахановски, в своей бригаде ввел в работу четвертую выдувную трубку, что привело к повышению производительности труда на 10%. А.И. Баскаков выполнял план на 112-115%. Его поддержал И.Н. Овчинников, считавший, что метод А.И. Баскакова «дает великолепный результат». Смена И.Н. Овчинникова полностью использовала метод А.И. Баскакова. Единственным недостатком в работе было плохое топливо на газогенераторе, что понижало температуру в ванной печи и тягуне, приводило к большому браку и бою.
В период стахановской декады выявилось отсутствие нефтепродуктов, когда не во все цеха могли дать электроэнергию, обеспечить загрузку работой размольное хозяйство, не хватало наждаков, пил, металла. В этих условиях партком ВКП(б) поручил членам партии начальникам смен М.Д. Бакулину, A.И. Крылову, А.Е. Соколову за двое суток перевести все бригады работать по новому методу, предложенному коммунистом А.И. Баскаковым, перехода работы на четыре трубки с подвеской на крючок. А механику завода поручили обеспечить производство колец на трубки. Членов партии М.М. Косырева и B.Я. Ольшевского обязали обеспечить запас сульфата и стеклобоя.
В феврале 1936 г. из-за отсутствия упаковочного материала - соломы на складах завода скопилось стеклопродукции на 140 тысяч рублей. По этой причине не смогли отгрузить 31 вагон стеклопродукции. Рабочим несвоевременно выдавалась зарплата. В это время нужны были 50.000 рублей оборотных средств.
В начале мая 1936 г. в Иванове обком ВКП(б) провел совещание с участием представителей стекольных заводов. Участниками этого совещания были и анопинские коммунисты А.И. Баскаков, П.И. Кабицин, директор завода М.П. Теребин, председатель завкома С.И. Титенин. На совещании обсудили проблему развертывания стахановского движения в стекольной промышленности. Коммунисты Анопино по докладу участников этого совещания 4 мая постановили: «...быстрее овладеть методами работы лучших стахановцев предприятия, членов ВКП(б) А.И. Баскакова, П.И. Кабицина и комсомольца, П.Е. Соколова.
Массовое движение за рентабельность стекольного производства во второй пятилетке должно было покончить с убыточностью выпуска стеклопродукции. Этому способствовало социалистическое соревнование. Готовясь к стахановской декаде - 25 октября - 5 ноября 1936 г., общественные организации определили количество выпуска стеклоизделий: банок для молока (1 кг.) - 36760 штук, банок для варенья (1 кг.) - 42000, такие же банки (2 кг.) - 32000, на 3 кг - 57.600, на 4 кг. - 29250 штук, химических бутылей - 4050 штук. В цехе стекловарения установлена измерительная аппаратура. В приготовительном цехе произвели размол доломита, просеяли, просушили известь, песок, уголь. Провели прожиг газоходов. Рабочим механического цеха поручили произвести фильтровку нефти, масел для бесперебойной работы двигателя, осмотреть движущиеся части двигателя, динамо-машины и трансмиссий, изготовить новые формы, поставить мотор для насоса. Сортировочный цех работал днем и ночью.
Коммунисты, кроме учебы в системе партийного самообразования, еще сдавали экзамены технического минимума. Партком способствовал росту квалификации мастеров, создавал им лучшие условия, требовал от начальников смен проявлять к ним большое внимание. Общественные организации придавали важное значение соблюдению трудовой дисциплины. За нарушение порядка с 1936 г. проводились над виновными общественные показательные суды. Председателем этого суда завком избрал И.Г. Ефремова. За драки и злоупотребления спиртным исключали из партии и выгоняли с завода. Но не только для рабочих, но и для директоров заводов в середине 30-х годов вводились порядки. За несвоевременную выдачу зарплаты директор Анопинского стекольного завода 1 июня 1935 г. получил выговор.
Как и прежде, директора завода на этом ответственном посту долго не работали. В 1936 г. на этой должности был С.Ю .Буенко, в 1939 г. - Н.А. Арбузов, в 1940 г. - А.М. Чернов., в 1941 г. - В.В. Фролов. Частая смена директоров и техноруков негативно отражалась на производственном процессе.
Страна нуждалась в денежных средствах. Важным источником финансирования строек стали государственные займы. Для реализации займа второй пятилетки (выпуска четвертого года) партком выделил по пять вербовщиков в каждую смену. Им помогали парторги в сменах №1 - П.А .Шестаков, №2 - П.А. Зайцев, №3 - И.В. Иванов, №4 - С.А. Шепелев, в механическом цехе и конторе - П.А. Шестаков, в группе хозяйственников В.Е. Ракитин.
Все в Анопино понимали, что требуются большие расходы средств не только во всей стране, но и на ремонтные и строительные работы в заводе. До пожара старая ванная печь не была приспособлена к выработке качественной стеклопродукции. В декабре 1936 г. завод не работал, строили новую гуту и ванную печь. Для лучшего прокаливания стеклоизделий в тягуне сделали еще одно окно. Возникли проблемы с поставками цемента для установки новою двигателя. Гуту с двумя стекловаренными печами в 1938 г. реконструировали и вместо двух печей построили печь системы «Сименс».
Среди 288 работавших в 1937 г. на заводе трудились 11 инженерно-технических работников. Рабочих для заготовки торфа и древесного топлива вербовали в отдаленных регионах, особенно в среднем Поволжье. Завербованные рабочие летом заготавливали торф для завода. На Панфиловском торфопредприятии, находившемся в шести километрах от Анопино, действовала лишь одна машина. Большая часть торфяного топлива добывалась вручную с применением простейших орудий труда. В Анопино часто привозили торф мелкий, пылевидный. В газогенераторе еще использовали 80% древесного топлива и только 20% торфа.
На газогенератор ежедневно доставляли не менее 60 кубометров дров и для подсобных цехов - 10 кубометров. Древесное топливо привозили из леса на 12 заводских лошадях. Кроме того, надо было на предприятие доставлять доломит, песок, уголь. Дирекция завода часто просила правления соседних колхозов о помощи тягловой силой.
Древесное топливо для завода анопинцы заготавливали, как и прежде, во все времена года. Периодически в этой работе принимали участие колхозники на договорной основе. Доставка топлива к заводу производилась еженедельно на 15-35 лошадях, а потом еще и на газогенераторных автомашинах, полученных 20 февраля 1940 г.
Рабочие Анопинского стекольного завода знали о положении в стране из газет и сообщений по радио. Обсуждая итоги XVIII съезда ВКП(б) 5 апреля 1939 г., коммунисты Анопино анализировали и результаты работы завода. Г.П. Львов констатировал: «В заводе нет таких бригад, которые бы не выполняли производственный план». Большие требования к подготовке качественной стекломассы предъявляли стахановцы А.И. Баскаков и П.И. Кабицин, секретарь комсомольской организации В.В. Стекленков. Заведующим производством - рабочие избрали П.А. Шестакова, начальником снабжения И.П. Шахова.
В 1939-1940 гг. анопинцы производили монопольные бутылки емкостью 0,1 литра. Каждый мастер делал за смену 1500 - 1700 пол-литровых банок для варенья и столько же бутылок. 20 января 1940 г. в гуте поставили три полуавтомата Шиллера для производства по специальному заданию стограммовых бутылочек. Теперь в руках рабочих крутились и вертелись клещи, хватки, о заготовке которых позаботился главный механик Н.В. Иванов.
Для использования полуавтоматов в производстве стеклопродукции требовались квалифицированные рабочие. В январе план выполнили только на 78%. Небольшая часть малограмотных рабочих негативно отнеслась к внедрению полуавтоматов в производство стеклоизделий. Основная же масса анопинцев с большим облегчением встретила процесс механизации труда. Предстояло построить новую гуту и ванную печь.
На реконструкцию Анопинского стекольного завода в середине мая 1940 г. органы Советской власти отпустили 350000 рублей и 3700 кубометров деловой древесины. Два месяца ремонтировали старую гуту и начали строить новый ванный цех.
В летние месяцы 1940 г. рабочие завода заготовили 50000 кубометров дров, которые использовались почти полгода. Дрова и пеньки перевозили в завод уже на трех газогенераторных автомашинах, 16 заводских и 30 колхозных лошадях. К августу переделали генератор для работы на торфе.
В условиях обострения международного положения, когда фашистская Германия и ее союзники готовились к нападению на СССР, возросла потребность страны в денежных средствах. Повсюду, в том числе и в Анопино, проводилась подписка на займ третьей пятилетки (выпуска второго года). Организаторами подписки на этот займ партком от 21 июля 1939 г. определен в сменах №1 П.А. Шестаков, №2 - И.В. Иванов, №3 - А.И. Смирнов, №4 - Г.С. Баскаков, в конторе - Н.А. Гарбузов, в механическом цехе - Г.Н. Иванов, в пожарном депо - А.В. Соколов, в конном дворе и хозяйственном отделе - П.С. Баскаков, В.П. Устинович, В.И. Кутов, в складе готовых изделий - П.И. Кабицин, в складе на станции Комиссаровка - М.П. Макеев, И.П. Шахов, в гончарной, составной и дробилке, среди засыпщиков, шуралей и каменщиков - А.И. Апраксин, И.И. Кузнецов, А.М. Мешков. В бригадах подписку на займ проводили в смене №1 Т.И. Муравлев, Н.Д. Трофимов, М.В. Стекленеков; в смене №2 - Н.В. Антонов, Б.А. Баскаков, А.Н. Козлов, В.И. Овчинников; в смене №3 - П.И. Апраксин, А.И. Подьячев, С.А. Шепелев; в смене №4 - Д. Дуров, Ф. Макаров, В.Н. Ухов. Плакаты и лозунги в связи с этой компанией подготовил Ф.А. Шестаков.
Распространением займа третьей пятилетки (третьего выпуска) в июне 1940 г. занимались 35 человек. Агитаторами помогали члены партбюро Н.В. Антонов, Г.Н. Иванов, М.Я. Скворцов, А.М. Чернов, П.А. Шестаков. Из-за остановки завода на ремонт на два месяца материальное положение рабочих временно ухудшилось. Пенсионер А.И. Баскаков 20 июня заявил на собрании: «Подпишусь на полный месячный заработок и вызываю всех членов партии нашей организации». Среди неорганизованного населения поселка подписку на займ проводили 20 агитаторов.
Сложная международная обстановка заставила Президиум Верховного Совета СССР удлинить рабочий день с 6 часов до 8. Этот указ полностью поддержал ВЦСПС. За опоздания на работу, другие нарушения трудовой дисциплины членов партии исключали из ВКП(б). За короткий срок - с 26 июня до 17 сентября - этот указ нарушили 30 анопинских рабочих. Главными причинами нарушения трудовой дисциплины оказались недостаточная идейнополитическая работа, ослабление внимания общественных организаций к стахановскому движению, к техническим совещаниям.
Обсудив в начале декабря 1940 г. закрытое письмо ЦК ВКП(б) о трудовой дисциплине коммунистов, партийное собрание наметило основные направления деятельности общественных организаций и администрации. Директор завода А.М. Чернов главную задачу видел в добросовестном труде каждого анопинца: «С пуском завода необходимо нашим рабочим работать так, чтобы не пропадала даром ни одна минута». А.И. Баскаков считал, что «...нужно будет сейчас поднимать авангардную роль коммунистов». 95 коммунистов, работавших в заводе, 3 января 1941 г. решили активно участвовать в социалистическом соревновании. Повышенные обязательства взяли на себя В.В. Баскаков, Г.С. Баскаков, П.И. Кабицин и другие члены партии.
Главное внимание администрации и общественные организации сосредоточили на сложных производственных проблемах. С конца 1940 г. началось производство мелкого ассортимента стеклоизделий. Для подготовки стекломассы еще использовалась некачественная шихта, не мелкий бой. Сырое древесное топливо, завезенное из Селивановского района, не могло дать высокой температуры. Выпуск бутылок под консервы проводился с большим процентом боя: не выдерживались испытания на термостойкость, не обеспечивалась закалка в тягуне. Не соблюдение технологической дисциплины привело к тому, что план в 1940 г. выполнили лишь на 44,4%. Брак вместо плановых 7.95% составил 27%. Коллектив завода дал государству убыток 641 тысячу рублей. План первого квартала 1941 г. также не выполнили.
Передовики производства Г.С. Баскаков, И.В. Иванов, Д.А. Шестаков, П.А. Шестаков, директор завода В.В. Фролов видели возможность стабильной работы в строительстве новой ванной печи и генератора, в переводе газогенератора с древесного топлива на торф, в использовании местного сырья - песка, глины, опоки.
Секретарь партбюро Д.А. Шестаков и его заместители Г.Н. Иванов и В.В. Воронцова, члены бюро директор завода В.В. Фролов и Н.В. Корчашкин разработали организационные мероприятия о переходе на работу по графику, используя опыт коллектива ленинградского завода «Светлана», проводили совещания партийно-хозяйственного актива и технические конференции. Председателю завкома Н.Н. Ухову поручили организовать стахановскую учебу мастеров. Партбюро и завком возродили стахановское движение, организовали социалистическое соревнование с целью повышения производительности труда, снижения себестоимости продукции, улучшения качества продукции, укрепления трудовой дисциплины, создания образцовой культуры на производстве. Для осуществления всех этих добрых дел не осталось мирного времени. Перестроенную ванную печь на систему «Сименс-Дреллс» в 1941 г. почти не использовали из-за начавшейся войны. Мужчины - мастера производства ушли на фронт. Завод пришлось остановить.

Используемая литература:
В.Н. Миронов. «Этапы большого пути». г. Владимир 2001.

Используемая литература:
В.Н. Миронов. «Этапы большого пути». г. Владимир 2001.
1. Анопинский стекольный завод в XIX - начале XX веков
2. Анопинский стекольный завод в первые годы Советской власти, НЭПа и пятилеток
3. Реконструкции Анопинского стекольного завода (1946-1955 гг.)
4. Модернизация и повышение экономической эффективности основных фондов производства Анопинского завода (1995 - 2000 гг.)

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Николай (01.04.2019)
Просмотров: 48 | Теги: промышленность, Гусь-хрустальный район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика