Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.04.2020
04:55
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [373]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [401]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [98]
Юрьев [213]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [267]
Камешково [83]
Ковров [319]
Гороховец [115]
Александров [233]
Переславль [102]
Кольчугино [70]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [35]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [89]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [4]
краеведение [39]
Отечественная война [218]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Меленки

Каманин Николай Петрович

Каманин Николай Петрович

Ю. Корнилов. КАЖДУЮ МИНУТУ ЖИЗНИ


Каманин Николай Петрович

Каманин Николай Петрович родился 18 октября 1908 года в городе Меленки Владимирской губернии (ныне Владимирской области) в многодетной семье, где было семеро детей.
Мечта о небе! Когда она возникла у паренька из небольшого города Меленки на скромной, но трудолюбивой речке Унже, издавна крутившей жернова местных мельниц? Может быть, в то время, когда он, десятилетний мальчишка, намахавшись вместе с отцом косой, смотрел, лежа на охапке сухой травы, в темное звездное небо, в его умопомрачающую бесконечность, прежде чем заснуть особенно крепким после нелегкой работы сном? Или тогда, когда впервые услышал гул моторов аэропланов, проходивших по только что открытой воздушной трассе Москва—Нижний Новгород? А может, запала эта мечта в его душу тогда, когда неожиданно сел на лугу, у самого города, настоящий самолет, и примчались к нему, мелькая пятками босых ног, вездесущие меленковские пацаны и с восхищением и завистью смотрели, как летчик в кожаном шлеме, покопавшись в моторе, сел в кабину, взлетел и, как птица, скрылся в синем небе?
Детство, юность. Именно в них чаще всего заключены истоки наших поступков в пору зрелости, именно в годы детства и юности формируются основные, определяющие нашу духовную жизнь представления и идеалы, именно там берут начало принципы нашего поведения, отношения к окружающим, к родной земле.
Николаю не было еще и одиннадцати, когда умер, сраженный тифом, его отец, сапожник и сын сапожника, вовлеченный временем в круговерть революционных событий и ставший активным защитником и проводником Советской власти. От него сын услышал впервые такие слова, как революция, партия, Ленин.
Их у отца было десятеро, и за старшего из мужчин остался Николай. А это значит — легли на плечи подростка многие будничные дела. Но он научился справляться с ними и в то же время ни в чем не отставал от своих сверстников. Учился в школе в родных Меленках и старался быть среди лучших. Вступил в комсомол, активно участвовал в работе кружков — международной политики, стрелкового, а потом Общества друзей воздушного флота. Ребята избрали Каманина вожаком комсомольской ячейки школы.
Навсегда осталась в памяти Каманина нашумевшая в годы его юности небольшая книжица ученого-большевика Керженцева «Организуй самого себя», обращенная к молодежи. Многие заповеди ее Николай взял с собой на всю жизнь. Они помогали ему и в учебе, когда стал курсантом авиашколы, и на последующих поворотах судьбы. Этот летний день 1927 года не забудется никогда.
— Годен, — сказали врачи на заключительной стадии отбора после нескольких комиссий. И не было предела счастью. Он Николай Каманин,— курсант Ленинградской летной теоретической школы. «Аврора», Зимний — все как во сне, и все-таки это не сон. Значит, начинает сбываться заветная мечта. Теперь только не подкачать.
Учился Каманин жадно, настойчиво и здесь, в «терке», как шутя называли теоретическую школу, а затем в Борисоглебской авиационной школе летчиков. Здесь он испытал волнующую радость первых самостоятельных полетов. Остро переживал допущенные ошибки и критически анализировав их причины.
— Помните: ошибка стоит жизни,— говорил курсантам инструктор и добавлял: — Самолет, как музыкальный инструмент, его чувствовать надо, понимать. И особенно двигатель.
В верности этих слов Каманину впоследствии пришлось убедиться не раз.
Имя Николая Каманина стало известно стране весной 1934 года — в дни знаменитой челюскинской эпопеи. Память о ней и сейчас жива в народе, хотя для молодого поколения она лишь эпизод в великой истории Родины. А тогда не было события, которое могло бы сравниться с этим. Мысли и чувства, тревоги и надежды каждого советского человека были связаны с судьбой участников полярной экспедиции, оказавшихся в результате гибели корабля в крайне суровых условиях Чукотского моря.
Партия и правительство приняли все меры для спасения экипажа «Челюскина». К месту катастрофы были посланы ледоколы и собачьи упряжки, но наиболее вероятным путем спасения считался воздушный.
...21 февраля 1934 года в одиннадцать часов вечера летчика Каманина вызвал к себе командир эскадрильи. Он сказал:
— Вы назначены командиром отряда по спасению экипажа «Челюскина». Задание особой важности, правительственное. Самолеты будут погружены в разобранном виде на платформы и доставлены во Владивосток. Там вас ожидает пароход, который имеет задачу пробиться как можно дальше на север к Чукотке. Потом действовать будете по обстановке.
Задание это, почетное, но крайне сложное, было несколько неожиданным для Каманина — в эскадрилье он был самым молодым из командиров отрядов. Только четыре месяца назад ему исполнилось 25 лет. Но к этому времени опыт он приобрел уже немалый и зарекомендовал себя одним из лучших летчиков авиачасти имени В.И. Ленина. В июле 1932 года партийная ячейка части рассмотрела его заявление. «Обязуюсь отдать все свои знания и силы, а если понадобится, то и жизнь делу партии большевиков», — писал молодой летчик. Партийцы части единодушно приняли его в свои ряды.
«Самолеты отправляются на верную гибель, их ждет обледенение»,— писала тогда одна из иностранных газет.
Более двух тысяч километров предстояло преодолеть авиаотряду Николая Каманина. Насколько труден этот перелет, можно понять из того, что из пяти самолетов Р-5, вылетевших из начального пункта к Ванкарему, до места назначения через 18 дней добрались лишь два самолета, ведомые самим Каманиным и Молоковым. Не раз приходилось делать вынужденные посадки в неизвестных местах, вручную откапывать из-под снега занесенные пургой самолеты, возвращаться назад из-за туманов, но в конце концов мужество, мастерство и воля победили.
По девять рейсов на крошечный ледовый аэродром лагеря Шмидта сделали Каманин и Молоков и вывезли 73 человека из 104, оказавшихся на затерянной среди суровой Арктики льдине. И каждый из этих рейсов был подвигом.
Страна переживала дни всенародного ликования, дни триумфа, в которых отразилась высокая духовная сила и красота советских людей, воспитанных новым социалистическим строем, их гуманизм и патриотизм. Восторженно встречала летчиков столица нашей Родины Москва. В связи с их выдающимся подвигом правительство установило высшую степень отличия — звание Героя Советского Союза. Вместе с А. Ляпидевским, С. Леваневским, В. Молоковым, М. Слепневым, И. Дорониным, М. Водопьяновым был удостоен этого звания и Николай Каманин.


Николай Каманин и Отто Шмидт. 1 сентября 1934 года.

Учеба в Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского, большая общественная работа. У члена ВЦИК, депутата Моссовета, а с зимы 1937 года депутата Верховного Совета СССР первого созыва Каманина, естественно, много времени забирали обязанности, не связанные с основной задачей — стать образцовым командиром Советских Вооруженных Сил. Но будучи слушателем, академии, он не искал скидок на свою занятость, на славу, которая ходила тогда с ним рядом. Ничего не делать вполсилы, добираться до самой сути в каждом предмете, до всех тонкостей — это стало его постоянным правилом.
И став командиром боевого авиационного соединения, Каманин продолжал пытливо учиться — и по книгам, и у старших и младших по званию, у друзей и врагов. И приучал к этому своих подчиненных. Как только предоставлялась возможность, организовывал занятия летного состава, аппарата штаба. Суворовское выражение «тяжело в учении, легко в бою» множества раз оправдывалось на практике.

...То, что войны не миновать, знали в Советском Союзе многие, и летчики в первую очередь. Мо то, что она будет такой тяжелой, такой беспощадной, приобретет столь огромные масштабы и потому получит название Великой Отечественной, не думал, наверное, никто.
Трудными, грозными и незабываемыми дорогами войны шел вместе с армией, всем народом и Николай Каманин. Когда облетела страну весть о вероломном нападении гитлеровцев, полковник Каманин командовал авиационной дивизией, базировавшейся в Средней Азии.
Военная судьба Каманина связана со штурмовой авиацией. 292-я штурмовая авиадивизия, затем 5-й штурмовой корпус — вот соединения, которыми ему довелось командовать. «Черная смерть» — так называли вражеские солдаты ИЛ-2, замечательный самолет, созданный к началу войны конструкторским бюро под руководством выдающегося авиаконструктора С.В. Ильюшина.
Соединения, руководимые Каманиным, вели боевые действия на Калининском фронте — под Смоленском и Вязьмой, участвовали в жестокой битве при форсировании Днепра, в знаменитой Корсунь-Шевченковской операции, в боях за Киев, Львов. А когда наши войска вышли за пределы Советского Союза, 5-й штурмовой корпус в составе 2-го Украинского фронта принял самое активное участие в боях за освобождение Будапешта, Братиславы, Праги. Последняя группировка гитлеровцев сдалась 11 мая 1945 года. В тот день был совершен последний боевой вылет, сброшена последняя бомба на фашистов.
Трудным и долгим был путь к победе. Приходилось решать сложные задачи, связанные с боевым использованием авиакорпуса, проблемы взаимодействия с другими бродами войск, думать и принимать энергичные меры для того, чтобы как можно быстрее отремонтировать и ввести в строй поврежденные самолеты, чтобы пополнить личный состав и в короткие сроки обучить молодых, ломать голову над тем, как доставить по бездорожью горючее, которое ежедневно, ежечасно, буквально пожирали двигатели, как привести в сколь-нибудь сносное состояние раскисшие от весенних или осенних дождей полевые аэродромы и принимать много других решений и мер.
И все же это был славный путь. За два года 5-й штурмовой корпус получил 37 благодарностей от Верховного Главнокомандующего, был удостоен наименования «Винницкий», награжден тремя боевыми орденами. За это время в соединении выросло 76 Героев Советского Союза, личный состав получил около пяти тысяч орденов и медалей.


Командир 5-го штурмового авиакорпуса Герой Советского Союза генерал-майор Николай Петрович Каманин и летчик 423-й отдельной корпусной авиаэскадрильи связи ефрейтор А.Н.Каманин в кабине самолета У-2.

Среди тех, кто удостоился высоких правительственных наград, был и сын Каманина — Аркадий, воевавший бок о бок с отцом. Удивительная, необычная его судьба. В четырнадцать лет он стал самостоятельно летать на самолете, его зачислили в эскадрилью связи. На своем ПО-2 он успешно выполнял боевые задания, проявил большое летное умение и мужество. Недаром к концу войны пятнадцатилетний герой был награжден тремя боевыми орденами.

После войны первоначально продолжал командовать 5-м штурмовым авиакорпусом. В июне 1946 года назначен командиром 3-го гвардейского штурмового авиационного корпуса в Южной группе войск. С ноября 1947 года работал в Главном управлении Гражданского воздушного флота заместителем начальника Главного управления по оборонным вопросам. С марта 1948 года был председателем Организационного бюро ДОСААФ, а с июня 1951 года — заместитель председателя ДОСААФ по авиации, с декабря 1955 по февраль 1956 года был заместителем председателя Центрального комитета ДОСААФ.
В 1956 году окончил Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова, затем командовал авиацией одного из военных округов. А потом пришел день, с которого началась новая страница его жизни.
— Вам, товарищ Каманин, поручается новое дело, — так начал беседу Главный маршал авиации К.А. Вершинин, главнокомандующий Военно-Воздушными Силами. И продолжил: — Будете работать в новой области... Предстоит организовать Центр подготовки космонавтов. Дело новое, а значит, трудное, но интересное.
На повестку дня быстрее, чем предполагали прежде, встал вопрос о полете в космическое пространство человека. Советского человека!
С головой окунулся Каманин в новые для себя проблемы. И не только для себя — для всех. Для выполнения намеченного не было ни примера, ни опыта — ничего готового. Привлекая специалистов из разных областей знаний, приходилось решать сложные и ответственные вопросы: какими путями, какими методами, в каком объеме готовить будущих космонавтов, чему их учить, кто и как, в каких условиях, на основе каких программ и планов будет вести эту подготовку.
...В Подмосковье, совсем недалеко от границ родной для Каманина Владимирской области, среди берез, елей и сосен лесного массива, вырос при активном его участии новый поселок, который назвали Звездным. Здесь постепенно появлялось все необходимое для тренировок будущих первопроходцев космоса — учебные классы, тренировочные помещения, аппараты, оборудование. И пришел день — было это в марте 1960 года — появились в Звездном те, кому предстояло первыми проделать путь в неизведанное, прославить своим мужеством, своими делами Родину.
В январе 1961 года приказом Главнокомандующего ВВС была сформирована комиссия для приёма выпускных экзаменов у первых шести слушателей-космонавтов, подготовленных в течение девяти месяцев 1960 года в Центре подготовки космонавтов ВВС (ЦПК): генерал-лейтенант авиации Н. П. Каманин (председатель), генерал-майор А. Н. Бабийчук (начальник медицинской службы ВВС), генерал-лейтенант Ю. М. Волынкин (начальник Института авиационной и космической медицины Министерства обороны — ИАКМ), генерал-лейтенант В. Я. Клоков (заместитель начальника ИАКМ по политчасти), полковники медицинской службы В. И. Яздовский (заместитель начальника ИАКМ) и Е. А. Карпов (начальник ЦПК), академик Н. М. Сисакян (Институт биохимии АН СССР), кандидат технических наук К. П. Феоктистов (ОКБ-1), Главный конструктор завода № 918 Госкомитета по авиационной технике (ГКАТ) С. М. Алексеев и заслуженный лётчик-испытатель М. Л. Галлай (Лётно-исследовательский институт — ЛИИ ГКАТ). 17 и 18 января 1961 года в присутствии начальника ЛИИ Н. С. Строева прошли экзамены, на которых все слушатели показали отличные знания. После окончания экзаменов Н. П. Каманин в присутствии членов комиссии объявил экзаменуемым, что комиссия рекомендует следующую очерёдность использования космонавтов в полётах: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович. Все они получили первые наставления от Каманина и на долгие годы попали под его внимательную и заботливую опеку, познали большую теплоту этого сдержанного в чувствах и требовательного человека.
«Ошибка стоит жизни» — можно не сомневаться, что эти слова, которые услышал курсант Каманин от инструктора в летном училище, он неоднократно повторял и своим воспитанникам, как и то, что и в подготовке, и в будущем космическом полете не может быть мелочей — все исключительно важно.
Среди тех фраз, которыми обменивался Каманин в предстартовые минуты по радио с находившимся в кабине космического корабля Юрием Гагариным, есть и такие, на первый взгляд прозаические: «15-минутная готовность. Напоминаю, наденьте перчатки», «Как у вас гермошлем, закрыт? Закройте гермошлем, доложите». Можно не сомневаться, что все эти несложные операции были многократно отрепетированы и продуманы еще в ходе тренировок. Но в этих словах запечатлелась важная черта Каманина — в самые волнующие минуты сохранять трезвость ума, главное внимание отдавать делу. И конечно, в них отразилась отеческая забота о первом космонавте, который понравился Николаю Петровичу с первого взгляда.
«Изучив его документы, личное дело, познакомившись с ним поближе, — писал впоследствии Каманин, — я сделал все от меня зависящее, чтобы он остался в отряде будущих космонавтов. Верилось, что этот человек именно из тех, кого мы ищем. Будущее показало, что мы не ошиблись».
В 1961—1962 гг. Н.П. Каманин вместе с космонавтами принимал участие в полётах на летающей лаборатории Ту-104А в условиях невесомости.
6 апреля 1961 года С.П. Королёв, М. В. Келдыш и Н. П. Каманин на космодроме Байконур подписали задание космонавту на одновитковый полёт вокруг Земли — первое в истории задание человеку на космический полёт. В нём были указаны цели полёта и действия космонавта при нормальном его ходе, а также в нештатных ситуациях. 8 апреля 1961 года на расширенном заседании Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток», которую возглавлял Председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике К. Н. Руднев, это задание было утверждено.
8 апреля 1961 года на закрытом заседании, где присутствовали только члены Государственной комиссии, Н. П. Каманин от имени ВВС предложил первым кандидатом на полёт считать Ю.А. Гагарина, а запасным — Г. С. Титова. Комиссия согласилась с этим предложением. Также было принято решение о порядке аварийного катапультирования космонавта на старте: до 40-й секунды полёта команду на катапультирование подаёт С. П. Королёв или Н. П. Каманин, а после 40-й секунды космонавт катапультируется автоматически. 9 апреля 1961 года Н. П. Каманин сообщил Ю. А. Гагарину и Г. С. Титову об их ролях в первом полёте.
10 апреля 1961 г. в зале монтажного корпуса космодрома Байконур на «торжественном» заседании Государственной комиссии, проводившемся с киносъёмкой, Н. П. Каманин официально представил комиссии и присутствующим (всего в зале было около 70 человек) шесть первых космонавтов, отлично сдавших выпускные государственные экзамены и впервые в нашей стране официально получивших звание пилотов-космонавтов ВВС — Ю. А. Гагарина, Г. С. Титова, Г. Г. Нелюбова, А. Г. Николаева, В. Ф. Быковского, П. Р. Поповича. После этого Каманин сообщил, что по мнению командования ВВС, первым можно утвердить Гагарина, а запасным — Титова. Государственная комиссия единогласно утвердила предложенное назначение.
12 апреля 1961 года в 8 часов утра, за час до прибытия космонавтов, Н. П. Каманин вместе с ведущим инженером корабля О. Г. Ивановским поднялись на лифте к верху ракеты, проверили шифр логического замка, необходимый космонавту для переключения на ручное управление, и удостоверились в нормальной работе замка.
С 27 апреля по 7 августа 1961 года Н. П. Каманин, сопровождая Ю. А. Гагарина, посетил Чехословакию, Финляндию, Англию, Исландию, Кубу, Бразилию, Канаду и Венгрию. В июле 1961 года выезжал в Париж на заседание ФАИ, где рассматривались рекорды Гагарина и Шепарда. С 28 ноября по 15 декабря 1961 года вместе с Ю. А. Гагариным совершил поездку в Индию, на Цейлон (ныне Шри-Ланка), в Афганистан, а также в столицу Узбекской ССР Ташкент.
С 30 апреля по 11 мая 1962 года сопровождал Г. С. Титова в поездке по США, во время которой они посетили Нью-Йорк, Вашингтон, Балтимор, Сан-Франциско и Сиэтл, участвовали в работе научной ассамблеи КОСПАР в Вашингтоне, Всемирной выставки «21 век» в Сиэтле, были приняты исполняющим обязанности Генерального секретаря ООН У Таном в Нью-Йорке.
С той поры Николаю Петровичу довелось участвовать в подготовке и проводах на орбиту целого ряда космонавтов и экипажей космических кораблей, переживать за успешный исход полетов, испытать горечь утрат. И решать все более сложные и сложные задачи.
Ему выпало счастье близко общаться с самыми выдающимися людьми — государственными деятелями, учеными, первопроходцами космических трасс, во время поездок вместе с героями-космонавтами по Советскому Союзу и в зарубежные страны видеть воочию, какие горячие чувства к этим мужественным париям, к советской науке и технике, к достижениям социализма питают простые люди Земли, и в полной мере испытать чувство гордости за свою великую Родину. Об этом он рассказал в ряде своих книг.
25 октября 1967 года Каманину присвоено звание генерал-полковника авиации.
Полёт «Союза-11» в июне 1971 года стал последним для Каманина в должности помощника Главнокомандующего ВВС по космосу, которую он занимал с 1966 года. О том, что он уходит в отставку, было известно ещё до гибели космонавтов, осуществивших первый полёт на орбитальную станцию «Салют-1».
9 июня 1970 года участвовал в шахматной партии «Космос — Земля» — первой в истории шахматной партии, сыгранной между космонавтами в полёте и «представителями Земли». На Земле в паре играли Н. П. Каманин и космонавт В.В. Горбатко, а в космосе — экипаж космического корабля «Союз-9» — А.Г. Николаев и В.И. Севастьянов. Все участники были приняты в почётные члены Центрального шахматного клуба СССР.
Золотая Звезда Героя, три ордена Ленина, орден Красного Знамени, два ордена Суворова II степени, орден Кутузова II степени и Красной Звезды, несколько иностранных орденов и многие медали украшают грудь Николая Петровича Каманина, коммуниста, скромного в быту и обращении человека.
«Жизнь моя отмечена тем счастьем, — говорил он, — какое приходит к человеку однажды и навсегда. Приходит в момент, когда человек ощутит необходимость быть нужным другим людям. Осознает собственную необходимость быть полезным Родине — не от случая к случаю, а постоянно, каждую минуту своей жизни».

С августа 1971 года — в отставке. Жил в Москве.
Умер 12 марта 1982 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Сочинения:
- Первый гражданин Вселенной. — М., 1962;
- Лётчики и космонавты. — М.: Политиздат, 1971;
- Старты в небо. — М., 1976;
- Сотвори себя. — М., 1982.
- Скрытый космос: Книга 1. 1960—1963 гг. — М.: Инфортекст-ИФ, 1995;
- Скрытый космос: Книга 2. 1964—1966 гг. — М.: Инфортекст-ИФ, 1997;
- Скрытый космос: Книга 3. 1967—1968 гг. — М.: ИИД «Новости космонавтики», 1999.
- Скрытый космос: Книга 4. 1969—1978 гг. — М.: ИИД «Новости космонавтики», 2001 г.

Память:
- улица Каманина в Москве (названа в 1936 г.);
- улица Каманина в г. Артём;
- улица Каманина в г. Екатеринбург;
- улица Каманина в г. Владимире (Улица Каманина расположена Северо-Востоке в Октябрьском районе города Владимира, начинается от улицы Лермонтова и идет до парка Городского Парка (быв. 850-летия), пересекает улицы: Усти на Лабе, Фейгина, Полины Осипенко, Суздальская. Первоначальное название улица Стахановская, решение Владимирского исполкома №1 от 06.01.1950 г. Улица Стахановская решением исполкома горсовета №2520 от 27.12.1957 г. переименована и названа улица Производственной. В настоящее время носит имя Каманина А.П.);


Мемориальная табличка. «Улица названа в память
Никола Петровича Каманина
Героя Советского Союза
Руководителя с 1961 по 1971 год
Центра подготовки
советских космонавтов.
1908 – 1982 гг.»

- улица Каманина г. Меленки;
- улица Каманина в г. Одесса (Украина);
- улица Каманина в г. Севастополь (Украина);
- переулок Каманина в Одессе (Украина);
- в Москве на Поклонной горе установлен бюст Каманина;
- в 2008 году Меленковской средней общеобразовательной школе №1" присвоено имя Героя Советского Союза Каманина Николая Петровича;
- в музее боевой славы в Меленковской школе № 1 есть экспозиция, посвящённая Каманину;
- на здании Меленковской школы № 1 установлена мемориальная доска;

- Почётный гражданин Калуги, а также Братиславы (Словакия), Винницы (Украина), Пловдива (Болгария), Риги (Латвия), Хемница (Германия)
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Меленки | Добавил: Николай (14.03.2020)
Просмотров: 33 | Теги: вов, Меелнки, Герой советского союза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика