Главная
Регистрация
Вход
Среда
23.05.2018
10:08
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [882]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » История

Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

В первые дни войны среди жителей Владимирского края, как и по всей стране, царили настроения: от растерянности и шока до крайней самоуверенности. Имели место даже рассуждения о революции и пролетарской солидарности русских и немецких рабочих.
Так, вечером 22 июня во Владимире у парка Пушкина состоялся многотысячный митинг, на котором выступили машинист паровоза Спиридонов и депутат Верховного Совета СССР, директор грамзавода Баталин. В резолюции митинга говорилось: «Мы хорошо знаем, что эта война навязана нам не германским трудовым народом, который, страдая, несет на своих плечах все тяготы второй империалистической войны. Война Советскому Союзу навязана зарвавшейся кликой германских фашистских правителей и кровожадным палачом Гилером, объявившим поход против отечества пролетариев всего мира».
Эти слова не являлись фантазией партийных владимирских идеологов, а были заимствованы из выступления Молотова. На других митингах и собраниях «выражалась твердая уверенность, что уже в ближайшие дни обнаглевший враг будет разгромлен». Сказывались довоенные идеологические лозунги о том, что «уж если начнется война, то врага будем бить на чужой территории».
Специальным указом Владимирский край объявлялся на военном положении, а 24 июня начальник гарнизона генерал-майор Пронин ввел особый режим во Владимире. Жители обязаны были соблюдать светомаскировку, запрещалось ночное хождение по городу без пропусков, ограничивалось время работы увеселительных учреждений.
Среди массы возникших проблем первоочередной являлась мобилизация. Из городов и районов Владимирского края в его современных границах в армию призвали почти 300 тысяч наших земляков. (Изданная к 50-летию Победы областная «Книга Памяти» указывает число мобилизованных 279397 человек. Однако, год спустя, пришлось издавать дополнительный список. Это подтверждает вывод о том, что количество призванных и погибших выявлено далеко не полностью). Из них более 134 тысяч не вернулись домой.
Владимирский край принимал, размещал, обучал, снаряжал множество воинских соединений. Это особенно проявилось в 1941-1942 гг., когда его территория стала прифронтовой. Тут сформировались 34 воинские части. Во Владимире и пригородах были сформированы 20-я и 45-я танковые, 32-я и 53-я мотострелковые бригады, 180,250 и 262-я стрелковые дивизии. По железной дороге на фронт ушли три бронепоезда «Илья Муромец», «Ковровский большевик», «им. Ф. Дзержинского». Край поставил в Красную Армию почти 19 тысяч лошадей, 3 тысячи автомобилей, 252 трактора.
Накануне войны во Владимир из Иванова были переведены курсы усовершенствования командного состава запаса, которые затем стали пехотным училищем. Осенью 1941 г., когда фашисты рвались к Москве, оно произвело первый выпуск командиров стрелковых и пулеметных взводов. Сводный батальон курсантов, которым только что присвоили звание «младший лейтенант», в количестве 534 человек провел боевое крещение на подступах к столице. Для многих первый бой стал и последним.
Приближение линии фронта потребовало создания координирующих органов власти. На основании постановления ГКО в 160 городах страны были созданы местные комитеты обороны. Пять из них на территориях, входящих ныне в состав Владимирской области: Александрове, Владимире, Гусь-Хрустальном, Коврове, Муроме. Они объединили усилия гражданских и военных властей. Так, в состав Владимирского комитета обороны вошел секретарь горкома Осипов, председатель горисполкома Фомичев, начальник гарнизона Абрамов. Его заседания были непродолжительными, а решения носили характер военных приказов.
Осенью 1941 г. комитеты обороны Мурома, Коврова и других городов ежедневно организовывали работу более 200 тысяч человек на строительстве оборонительных сооружений. Только вокруг Владимира строился 130-километровый оборонительный обвод. По одному из планов, получившем название «Вотан», немецкие танковые армии должны были захватить г. Касимов и Муром и потом в ноябре месяце г. Владимир, таким образом отрезав Москву от востока. И после захвата Владимира, армии должны были направиться на захват Москвы.
Кроме строительства, комитеты обороны занимались формированием истребительных батальонов и народного ополчения. Суровые меры приходилось применять и по поддержанию порядка в области, что выразилось в борьбе не только с диверсантами, но и с мародерами, бандитами, паникерами. Через нашу область сначала прокатилась огромная волна беженцев, а затем возвращенцев в районы, освобожденные от оккупации. Людей надо было принять, накормить, кого-то трудоустроить.
Много внимания требовала и система всеобщего военного обучения (всевобуч). В первый период войны она охватила около 300 тысяч человек. Среди них мужчины пожилого возраста, женщины, юноши и девушки. Они входили в отряды противовоздушной обороны, группы самозащиты, которые осуществляли химическую и санитарную защиту населения, охраняли особо важные объекты.
Прием раненых, оборудование госпиталей - еще одна страница в истории Владимирского края периода войны. Для Владимира, где не было военных действий, именно развертывание военных эвакогоспиталей и было, наверное, одним из самых запоминающихся и самых выдающихся событий. Достаточно привести некоторые цифры: город, население которого в 1941 г. составляло чуть более 60 тыс. человек, сумел принять не менее 250 тыс. раненых, здесь было развернуто 18 госпиталей и сопутствовавшая им структура из эвакопунктов, станции переливания крови и т. д.
Многие владимирцы совершили героические поступки в годы войны. Так, личный состав 13-й заставы Владимир-Волынского погранотряда, которым командовал воспитанник ковровской школы 39 лейтенант А. В. Лопатин, в полном окружении вел бои с 22 июня до 2 июля 1941 г., и многие (в живых осталось только 3 человека) погибли. А. В. Лопатину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Целый месяц длилась оборона Брестской крепости. В составе ее гарнизона находился 132-й отдельный батальон войск НКВД, 18 воинов которого были вязниковцы и гороховчане.
На пятый день войны вся страна узнала о подвиге муромлянина Николая Гастелло, который 26 июня 1941 г. направил свой самолет с экипажем из четырех человек в скопление армейской техники противника.
Подвиг Николая Францевича Гастелло был повторен в годы войны более 300 раз, в том числе нашим земляком, командиром эскадрильи майором Сергеем Герасимовым.
В боях под Калининым (г. Тверь) проявил героизм сын владимирского железнодорожника Евгений Пичугин. Девятнадцатого марта 1942 г. в воздушном бою он таранил немецкий самолет.
Зимой 1941 г. рабочие Муромского железнодорожного узла во внерабочее время построили бронепоезд «Илья Муромец», который в составе 31-го отдельного Горьковского дивизиона бронепоездов в феврале 1942 г. выступил на фронт и получил боевое крещение под Мценском. Затем участвовал в боях под Орлом, освобождал Варшаву и закончил боевой путь в Германии. В составе экипажа бронепоезда сражались муромские железнодорожники А. В. Солдатов, А. В. Бирюков, А. Г. Шмелев, А. В. Журихин и много других наших земляков.
Когда шли бои на ближних подступах к Сталинграду, туда в составе 49-й Ивановской ополченческой стрелковой дивизии прибыл 222-й Владимирский стрелковый полк, сформированный из ополченцев-владимирцев. В начале сентября 1942 г. полк принял первый бой, который длился 5 суток.
Шла мобилизация и по линии комсомольских организаций. За время боевых действий прошло свыше 70 специальных комсомольско-молодежных мобилизаций. Девятнадцатилетним Михаилу Волкову и Николаю Козлову за форсирование Днепра было присвоено звание Героев Советского Союза. Героически погиб в Прибалтике
18-летний юноша из Гусь-Хрустального Вячеслав Смирнов, посмертно удостоенный звания Героя. Совсем молодым ушел на фронт и Геннадий Чехлов. Большой боевой путь прошла танковая бригада, в которой он воевал. В Праге маршал Конев вручил Г. Чехлову за боевые подвиги «Золотую Звезду» героя.


Барельеф Павла Семеновича Маштакова на площади Победы во Владимире

Человеком из песни называли во Владимире Героя Советского Союза Павла Семеновича Маштакова, потому что именно о нем написали песню композитор Новиков и поэт Ошанин:
От Днепра - реки родимой,
До балтийских берегов
Шел никем непобедимый
Бронебойщик Маштаков.

За подвиги и героизм на фронтах Великой Отечественной войны 11528 воинов были удостоены звания Героя Советского Союза, среди них 100 владимирцев, а 20 владимирцев - полные кавалеры ордена Славы.

Город Владимир в начале ВОВ
Жизнеобеспечение владимирцев в годы Великой Отечественной войны
Эвакогоспитали во Владимире 1941—1945 гг.
Георгий Николаевич Пальцев (1906—1964) — первый секретарь Ивановского обкома партии (11.01.1940-август 1944), секретарь Владимирского обкома ВКП(б) (август 1944-январь 1947).
Город Владимир и область в 1945-м году
Переход на послевоенный уклад жизни во Владимирской области
Ковров и ковровчане в годы Великой Отечественной войны
Муромцы в годы Великой Отечественной войны
Владимирцы — Герои Советского Союза

Трудовой героизм в тылу

В дни битвы под Москвой территория будущей Владимирской области стала прифронтовой, поэтому она одновременно и эвакуировала, и принимала предприятия из оккупированных районов. В Селиванове разместился машиностроительный завод, в поселке Вербовский под Муромом оборонное предприятие из Ленинграда. В селах принимали сельскохозяйственный инвентарь и скот.
Срочно переводились на выпуск оборонной продукции практически все предприятия. Киржач приступил к производству гильз, минных взрывателей и светомаскировочных фар, Муром - к оборудованию бронепоездов, Гусь-Хрустальный - триплекса для самолетов, термосов, медицинских ампул, Вязники - к изготовлению брезентовых чехлов, плащ-палаток и полевых госпиталей. На текстильных фабриках доля армейских заказов возросла до 90%. Только одна фабрика им. Лакина в годы войны произвела такое количество тканей, из которых было пошито 20 миллионов комплектов солдатской одежды. Кольчугинские предприятия начали выпускать снаряды, металл для авиационных заводов, провода для связистов, армейские полевые кухни.
Особое значение имела работа ковровских оружейников.
В дни, когда решалась судьба столицы, ковровский конструктор В. А. Дегтярев получил задание на изготовление противотанкового ружья. Конструктор и его помощники сутками не выходили с завода. В небывало короткие сроки оружие было создано и испытано. Впоследствии им были оснащены сотни дивизий. Кроме того, из Коврова на фронт поступали пистолеты-пулеметы (ППШ), авиационные пушки, станковые пулеметы и другие виды оружия.
Особое значение как местное топливо приобрел в годы Великой Отечественной войны торф. Когда районы с основными источниками энергоресурсов были оккупированы, в ряде областей, в том числе и нашей, он стал основным видом топлива. В это время добыча торфа в крае производилась на 60 предприятиях различных министерств и ведомств, всего в количестве свыше 1100 тыс. т. Была пущена в Мезиновке (Гусь-Хрустальный район) фабрика по производству торфоизоляционных плит, использовавшихся для теплоизоляции подводных лодок.
В годы войны резко изменился состав рабочих кадров. Он обновился, помолодел и в значительной степени стал женским. Если до войны доля молодых рабочих в возрасте до 20 лет на промышленных предприятиях края составляла 18%, то к 1944 г. она возросла до 75%, из которых более половины составили женщины.
На железнодорожном транспорте появились женские паровозные бригады. В производственную сферу были втянуты и подростки в возрасте 13-14 лет. Группа школьников красно-сельской школы обратилась ко всем ученикам города Владимира и района с призывом «заменить ушедших на фронт своих отцов и братьев. Даже школьники должны мобилизовать все силы на укрепление тыла»,- писали они в обращении.
Другой формой решения кадровой проблемы стало движение двухсотников, трехсотников, пятисотников и даже десятитысячников. За счет интенсификации труда, а чаще за счет изобретений и рацпредложений, нормы выработки перевыполнялись в два, три, пять, десять раз. Так, слесари завода "Автоприбор" А. И. Прибылов и Г. Н. Привезенцев предложили новую технологию изготовления пресс-форм, что позволяло резко уменьшить время их изготовления. Благодаря этому 27 июня 1941 г. рабочие выполнили свои сменные задания на 600%. Инициатором движения «тысячников» в Муроме стал Смагор - кузнец завода им. Ф. Дзержинского. В последний день августа 1942 г. он выполнил 17 сменных норм.
На вопрос газеты «Призыв»: «Что ты сделал для фронта!?» рабочий совхоза «Коммунар» Володин ответил: «Раньше наш локомобиль обслуживали два машиниста. Теперь я взялся работать один и обслуживаю его с 4 часов утра до 8 часов вечера без перерыва». Станочник Химзавода Д. Красюк к своим двум станкам взял третий - дополнительный, что позволило за смену выполнять по две с половиной нормы.
Горячее желание ускорить час победы вызвало к жизни новые виды затухшего было перед войной социалистического соревнования. Среди них: движение фронтовых комсомольско-молодежных бригад. Их члены объявляли себя добровольно мобилизованными на трудовой фронт. Их дисциплина максимально соответствовала требованиям военного времени. Девизом бригад стал лозунг: «Пока не выполнили и не перевыполнили сменное задание с рабочего места не уйдем!».
Движение фронтовых бригад началось в Коврове. Здесь первая бригада была создана в июле 1941 г. в составе Павла Юрменева, Анатолия Рындина, Максима Березкина, Екатерины Шмаковой. Вскоре на заводе уже десятки бригад получили почетное право наименоваться «фронтовыми». Впоследствии звание «фронтовой бригады» присваивалось только самым лучшим коллективам. Такими стали бригады Лидии Лодыгиной во Владимире, Александра Трушина в Муроме, Анастасии Кировой в Лакинске. В конце войны на предприятиях Владимирской области работало 2890 фронтовых бригад, а в стране - более 50 тысяч.

К 1945 г. выпуск военной продукции во Владимирской области по сравнению с 1940 г. вырос в 3,6 раза, пулеметов выпускалось больше на 885%, а пушек на 1570%. За годы войны изменилось индустриальное лицо края. Ведущий отраслью стало машиностроение.
Самым крупным промышленным предприятием, возведенным в военное время, стал Владимирский моторо-тракторный завод. Постановление о его строительстве было принято 24 февраля 1943 г., а весной уже несколько тысяч строителей на огромном пустыре за Юрьевской заставой приступили к работе. На субботниках и воскресниках жители Владимира отработали сотни тысяч трудовых дней. Через год вошли в строй литейный цех, цех шестерен, прессовый и другие, что позволило уже в июне 1944 г. собрать первые пять тракторов «Универсал». В победные дни 1945 г. с конвейера сошел 500-й трактор. Строительство изменило лицо города, постепенно вокруг завода вырос новый жилой массив, увеличилась численность жителей.
Как бы ни были велики трудности промышленных городов и поселков, их нельзя сравнить с тяготами и лишениями сельских тружеников. Истерзанная коллективизацией, раскулачиванием, перекачиванием средств в промышленность, массовой миграцией сельского населения в город деревня приняла еще один удар. С промышленных предприятий и транспорта в армию не призывалась часть наиболее квалифицированной мужской рабочей силы. На нее устанавливалась система так называемого «бронирования». Из села же на фронт ушло практически все работоспособное мужское население. К 1945 г. число мужчин - сельских жителей - составило всего 8%. Это были старики и инвалиды. Мобилизации подлежали не только люди, но и техника. Почти половину тракторов и 80% автомобилей селяне отправили на фронт. В таких условиях предстояло накормить не только армию, город, но и компенсировать потерю плодородных земель Украины, юга России, где ранее производилось более половины валовой продукции сельского хозяйства.
Как всегда, основная тяжесть легла на женские плечи. Не только в городе, но и в деревне женщины и подростки заменили ушедших на фронт. Уже на уборке урожая 1941 г. 600 девушек нашего края овладели профессией тракториста, в 1942 г. работало 210 женских тракторных бригад. Основной тягловой силой стала лошадь. Как велось всегда на Руси в лихолетье, использовались на вспашке и коровы, а когда истощенные животные не в силах были тащить плуг, то в него впрягались женщины и дети.
Серьезным подспорьем в сельской работе стал детский труд. Понятие летних каникул для школьников военной поры носило совсем иной смысл, чем сейчас. Все они поголовно были заняты работой на полях. Летом 1942 г. в деревне трудилось около 100 тысяч учащихся, которым в порядке оплаты начислили 2 миллиона трудодней. Правда, плата была часто символической и сами трудодни назывались «палочками», которые бригадиры проставляли в ведомостях. Но с этим мало кто считался, все работали самоотверженно.
От голодной смерти сельских жителей спасало лишь свое подсобное хозяйство. Надел земли семьи колхозника составлял 0,5 гектара. Основными продуктами питания для жителей Владимирского края стали хлеб, картошка, овощи. Хозяйство, имевшее корову, считалась зажиточным. В холодное время года поросенка, козу, овцу, теленка помещали в избу.

Между тем обстановка на фронте требовала увеличения поставок сельскохозяйственной продукции. Ставилась задача оказать помощь продовольствием и инвентарем районам, освобожденным от оккупации. Во владимирской деревне появилось выражение «фронтовой гектар». Это была площадь сверхплановых посевов для дополнительных поставок армии и освобожденным районам.
Максимально централизованное управление экономикой, жесткая дисциплина, осознание подавляющим большинством населения простой истины: «иначе нельзя!» - заставляли работать с напряжением всех духовных и физических сил. Только этим можно объяснить появление дополнительных гектаров, рост урожайности, продукции животноводства.
Если за годы первой мировой войны (1914-1918) поголовье скота во Владимирской губернии сократилось в среднем на треть, а посевы картофеля и овощей - на 89%, то за период 1941-1945 гг. поголовье крупного рогатого скота выросло на 54 %, овец - на 115%, свиней - на 82%, посевные площади - на 21%.
В 1943 г. краю за успехи в подъеме животноводства было вручено знамя Комитета Обороны. В 1944 г. селяне Владимирского края сдали сверх плана 100 тысяч пудов зерна. К этому надо добавить миллионы кубометров дров, вывезенных в военную годину своим транспортом для предприятий и железных дорог.
После разгрома захватчиков под Москвой открылась страшная картина мародерства и разрушений в ранее оккупированных районах. Весной 1942 г. по городам и селениям области с рассказами о зверствах гитлеровцев выступала группа очевидцев.
Повсеместно начался сбор инвентаря и продуктов питания. Уже в апреле 1942 г. жители Владимира отправили калининцам более 12 тысяч вещей и крупную сумму денег.
Шефство над освобожденными районами продолжалось весь военный и послевоенный период. В марте 1945 г. руководство Владимирской области приняло решение закрепить каждый город и район за определенными городами и районами Новгородской области. Владимир взял шефство над Новгородом, Ковров - над Старой Руссой, Муром - над городом Чудово. Накануне Дня Победы новгородцы получили 25 вагонов с оборудованием, сырьем и продовольствием, кроме того, для налаживания нормальной жизни из нашей области выехали сотни учителей, врачей, инженеров; тысячи подростков и девушек были мобилизованы на восстановление шахт Подмосковного бассейна и Украины.
Сбор вещей, денег, облигаций в фонд обороны - еще одна страница истории Великой Отечественной войны.
Только в 1942-1943 гг. население края собрало 250 миллионов рублей. Много средств давала обязательная подписка на государственные займы.
Со временем сбор средств стал более предметным. Деньги собирались на танковую колонну, звено самолетов, бронепоезд, оснащение дивизии. В декабре 1942 г. И. Сталин направил благодарственную телеграмму сельским жителям Ивановской области за сбор 65 миллионов рублей на постройку танковой колонны «Ивановский колхозник». В 1943 г. колхозники Муромского района внесли более 4 миллионов рублей на самолетную эскадрилью «Валерий Чкалов», селяне Юрьев-Польского района - 3 миллиона на создание эскадрильи «Юрьев-Польской колхозник». Даже школьники Владимира, перечислив средства в фонд обороны, обратились с просьбой построить на них самолет «Владимирский пионер».
В патриотическом движении народа участвовала церковь. Уже осенью 1941 г. церковь святого князя Владимира в г. Владимире собрала средства на танковую колонну. В 1942 г. И. Сталин прислал благодарность Каику - священнику кладбищенской церкви за передачу в фонд обороны 100 тысяч рублей личных средств. Много сделал для сбора средств владимирский епископ Онисим (С. Н. Фестинатов). В его адрес Верховный Главнокомандующий также неоднократно посылал телеграммы, которые вывешивались под стеклом на стенах Успенского собора. (Позднее была установлена постоянная мемориальная доска с благодарностью Сталина, которую областное руководство во времена «хрущевской оттепели» потребовало снять.) В таких условиях было дано разрешение на открытие прежде закрытых храмов.

В многочисленных письменных и устных воспоминаниях о тех годах главной темой является описание постоянного чувства голода. В то время буханка хлеба на базаре стоила около 100 рублей. Месячная стипендия учащегося техникума - 90 рублей. За бутылку молока надо было платить двадцать рублей, а за мешок картошки - триста. Картофельные очистки не выбрасывались, с добавками они прокручивались через мясорубку и из них выпекались «котлеты», называемые в некоторых семьях «тошнотиками». Килограмм сливочного масла стоил шестьсот рублей, и для основной части населения оно являлось недосягаемой мечтой. Мясо, сыр, яйца, колбаса, рыба были почти забыты. Они практически отсутствовали и в детском рационе, а в яслях и детских садах недостаток витаминов восполняли рыбьим жиром. Чай пили без сахара и без заварки. Разве что сдабривали кипяток брусничным листом или чагой - целебным лесным грибом. В городах и поселках исчезли многочисленные стаи голубей, которых употребляло в пищу голодающее население. В ряде мест было отмечено массовое поедание кошек и собак. Правда, работающие на предприятиях получали по карточкам периодически из среднего расчета 400 граммов хлеба на человека и 200 граммов на так называемого «иждивенца» (ребенка, неработающего старика) в день.
В войну поизносилась купленная ранее одежда, а новую практически невозможно было купить. Поэтому неоднократно латали старую, а каждый подрастающий в семье ребенок донашивал одежду и обувь за старшими братьями и сестрами. Большой удачей считалось получить на работе за ударный труд ордер на обувь, телогрейку, шапку, отрез ткани. В конце войны и сразу после нее на улицах городов и поселков можно было иногда встретить колоритные фигуры, облаченные в добротные кожаные пальто и теплые сапоги - бурки. По ним сразу определяли партийных, советских и хозяйственных начальников. Сам же кожреглан был американским и поставлялся по договору о ленд-лизе.

В годы войны сократилось количество школ и число классов в них. Часть школьных помещений отдали под госпитали и эвакопункты. Не хватало учебников, книг, наглядных пособий, тетрадей. Писали в старых книгах между строчками. Нехитрый школьный набор носили в матерчатых сумках.
Основная часть школьников не заканчивала даже 7 классов - надо было идти работать. Дети военной поры очень рано взрослели.
Война внесла серьезные изменения не только в судьбы людей, но и городов. Их можно проследить на примере Владимира. Несмотря на строительство здесь в предвоенный период нескольких заводов, он оставался небольшим городом, потерявшим статус областного центра, с населением около 80 тысяч жителей. Это заметно сказалось на его финансировании. Однако в недрах общественного сознания сохранялась память о том, что это один из центров древнего русского государства с уникальными историческими памятниками. Даже тогда, когда немцы стояли под Москвой, продолжались работы по реставрации Дмитриевского собора. В городе шла своя культурная жизнь, работали театр, Дом офицеров, творческие объединения. Для города и района продолжала выходить газета «Призыв» (областной газетой был «Рабочий край»). В многочисленных госпиталях регулярно выступали концертные бригады.

Новое дыхание городу дало возвращение ему 14 августа 1944 г. статуса областного центра и образование Владимирской области. Пятнадцатилетнее существование Ивановской промышленной области не оправдало себя. При ее создании не учитывались исторические традиции, географические факторы, экономические связи. Определяя административные границы новой Владимирской области, исходили из необходимости повышения оперативности руководства и из экономических предпосылок. Ивановская область сохранила текстильный «профиль». Во вновь же образованной Владимирской области преобладало машиностроение. Удобное географическое положение занимал и сам Владимир. Он находился почти в центре на равноудаленном расстоянии от Юрьев-Польского района - на севере, Меленковского - на юге, Киржачского - на западе, Гороховецкого - на востоке. При межобластном определении границ учитывались водные рубежи по Клязьме и Оке.
Превращение Владимира в областной центр заставило внимательно присмотреться к его внешнему виду, состоянию коммунального хозяйства. За годы войны город несколько поветшал, значительная часть домов не имела центрального отопления, водопровода, канализации. Многие жители держали скот, птицу, возделывали огороды в городской черте. Поэтому весной 1945 г. в новом областном центре повсеместно можно было увидеть лозунги вроде такого: «Бери метлу! Борись за чистоту! Верни Владимиру былую красоту!».
Строительство тракторного завода, обновление города, приближение победы усиливали чувства гордости владимирцев за свой город. Вернулся во Владимир переведенный в 1941 г. в Шую учительский институт. Вновь в здании у Золотых ворот закипела студенческая жизнь.

В годы Великой Отечественной войны большую популярность приобрел диктор Всесоюзного радио, уроженец города Владимира Юрий Борисович Левитан (1914-1983). Его выразительный голос, читавший сводки с фронтов, слышала вся страна. Детство Ю. Б. Левитана прошло на улице Муромской (дом до настоящего времени не сохранился), учился он в школе около Золотых ворот. После ее окончания уехал в Москву, пройдя конкурсный отбор, стал диктором радио. С тех пор вся его жизнь была связана со столицей нашей страны. В год смерти Ю. Б. Левитана в 1983 г. одну из улиц областного центра (Лисин переулок) переименовали в улицу Диктора Левитана. Была установлена мемориальная доска.

Одним из самых известных поэтов-песенников в годы войны был уроженец с. Малые Вишеры (вошедшее в состав г. Вязники) Фатьянов Алексей Иванович (1919-1959), чьи песни в те годы знала вся страна («Соловьи», «На солнечной поляночке» и т. д.).

Как считалось, Владимирский край в годы войны был ближайшим тылом действующей армии. В нем размещались лагеря военнопленных.
В 1943-1949 гг. располагались три лагеря и госпиталь для военнопленных в поселке Камешково. Самым большим был лагерь № 190 во Владимире, который имел 34 отделения в городах и поселках области. Через него прошло более 30 тысяч военнопленных. Офицерский оперативно-фильтрационный лагерь, располагавшийся в Суздале, в феврале 1943 г. был срочно приготовлен для размещения офицеров итальянской армии, попавших в плен под Сталинградом. Впоследствии здесь находились офицеры всех армий, воевавших с СССР: немцы, румыны, венгры, испанцы.
В марте 1943 г. в суздальском лагере вспыхнула эпидемия брюшного тифа, унесшая жизнь более 800 человек. После ликвидации эпидемии жизнь в суздальском лагере быстро наладилась. Она значительно отличалась от той, что была в обычных лагерях: здесь имелась хорошая библиотека, устраивались концерты, выставки поделок, проводились церковные службы, для которых было отведено место в клубе. Офицеры не привлекались к труду, за исключением тех случаев, когда они сами изъявляли желание, питание производилось по армейским нормам и было лучше, чем питание жителей Суздаля. Офицеры, несмотря на продолжавшиеся военные действия, имели возможность получать письма и даже посылки, которые доставлялись по линии Красного Креста через Турцию. Всего в лагере находилось до 1500 офицеров и около 300 обслуживающих их солдат.
В апреле 1943 г. в суздальский лагерь прибыл 31 человек: генералы и офицеры 6-й армии во главе с Паулюсом. Среди пленных проводилась пропагандистская, работа, целью которой было вовлечь их в создававшийся Союз немецких офицеров национального комитета «Свободная Германия». Сюда неоднократно приезжали видные деятели коммунистических партий воевавших с СССР стран: В. Пик, П. Тольятти, А. Паукер, М. Ракоши.
Таким образом, именно в Суздале была проведена значительная часть начального этапа работы по созданию комитета «Свободная Германия».
В 1944 г. из румынских пленных был сформирован офицерский корпус румынской дивизии, которая воевала на стороне Красной Армии. Начальник лагеря полковник Новиков был назначен представителем Ставки в этой дивизии.
В 1946 г. суздальский лагерь был расформирован. Итальянцы, испанцы, венгры были репатриированы, а немецкие военнопленные переведены в рабочие лагеря, где находились до 1949 г.
Основная масса военнопленных находилась в лагере № 190 с центром во Владимире. В 1946 г. в нем находилось около 10000 человек.
К 1949 г. военнопленные были возвращены на родину. Дольше других в нашем крае находились генералы Вейдлинг - последний комендант Берлина, Ратенхубер - начальник охраны Гитлера, Шернер Бентивеньи и некоторые другие высшие чины германской армии. Они оставались во владимирской тюрьме до 1955 г., так как были признаны военными преступниками. По воспоминаниям сотрудников тюрьмы, они содержались в больничном корпусе, то есть в лучших, чем все остальные, условиях, имели возможность получать письма и посылки из Германии. Вейдлинг и фельдмаршал Клейст умерли в тюрьме и похоронены на старом владимирском кладбище, которое расположено тут же за тюремной стеной.
Таким образом в годы Великой Отечественной войны население Владимирского края активно участвовало как в боевых действиях, так и в тылу для достижения общей победы над врагом.
Аэродром у Всегодичей (Ковровский район)
Вязниковская школа пилотов в 1941-1945 годах
Из истории гороховецких лагерей
Гороховецкий судостроительный завод в годы Великой Отечественной войны
Лагерь военнопленных у д. Будевичи Гусь-Хрустального р-на
Суздаль в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: История | Добавил: Jupiter (26.02.2018)
Просмотров: 403 | Теги: Владимирская область, 1945, 1941 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика