Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.04.2020
05:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [373]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [401]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [98]
Юрьев [213]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [267]
Камешково [83]
Ковров [319]
Гороховец [115]
Александров [233]
Переславль [102]
Кольчугино [70]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [35]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [89]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [4]
краеведение [39]
Отечественная война [218]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Отечественная война

Фронтовые истории

Фронтовые истории

Начало »»» Ветераны ВОВ вспоминают

Из работы учащихся школы-интерната № 27: ТРИ ПОБЕГА ИЗ КОНЦЛАГЕРЯ
В нашей школе-интернате 33 года работает воспитателем Мария Павловна Орлова. В годы Великой Отечественной войны вместе с матерью она находилась в переселенческом фашистском концлагере в польском городе Гданьске. Мать работала на хозяина фабрики, шила спецодежду для военнопленных. Дочь, которой было один год и три месяца, находилась в детском бараке. За детьми смотрела одна женщина. Звали её Надежда. Многие дети умирали. У детей в концлагере постоянно брали кровь для раненых немецких солдат. Через некоторое время мать с дочерью отправили на немецкую территорию в Восточную Пруссию, в город Эльвинг.
Три раза вместе с другими пленными им удавалось бежать. Однажды они простояли неделю в болоте, держа девочку на руках. Немецкие солдаты с собаками прошли почти совсем рядом: беглецов спасло то, что ветер дул в другую сторону. С самолёта на болото пускали газ. Матери с ребёнком удалось дойти до хутора, но хозяева побоялись их спрятать и сдали снова в фашистский лагерь. В лагере их опустили в глубокий ров. Шёл дождь со снегом, но мать приказала ребёнку не плакать. К виску матери немец приставил пистолет и требовал, чтобы она просила пощады. Но женщина молчала, предпочитая смерть унижению. Немец не выдержав, вытащил женщину с ребёнком изо рва. Им пришлось пробыть в фашистском лагере год и девять месяцев. 25 февраля 1945 года их освободили советские войска. Так произошло их возвращение к свободной жизни.
Целуем Ваши руки, дорогая,
Морщинки и седую прядь волос.
И низко просим мы у Вас прощенья.
Живите дольше, человек любимый.
И, главное, конечно, не болейте.
Поверьте, Вы нужны на свете
Сотрудникам и детям!
Более тридцати лет работает музей «Страницы детства» (рук. И.К. Чистякова) во владимирском Дворце детского (юношеского) творчества (ДД(ю)Т). В нём собрано много материалов, которые рассказывают о городе Владимире и его жителях в годы Великой Отечественной войны. Часто бывают встречи с ветеранами войны и труда. Гости делятся своими воспоминаниями, приносят в дар музею бесценные реликвии. Ребята записывают их воспоминания, заполняют специальные анкеты. Их исследовательская работа помогает сохранить память о войне. Накануне 60-летия Победы ребята подготовили очерки о нескольких участниках войны - женщинах. Один из них посвящён Капитолине Сергеевне Шерышевой, другой - Клавдии Ивановне Покровской.

Гарина Ксения, историко-краеведческое объединение, ДД(ю)Т. «ГРАЖДАНЕ, ВНИМАНИЕ! ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА!»
Кто из пожилых людей, переживших Великую Отечественную войну, не помнит леденящие душу слова: «Граждане, внимание! Воздушная тревога, воздушная тревога!». А через некоторое время - успокаивающая фраза: «Угроза воздушного нападения миновала - отбой!». Людьми, оберегавшими страну от воздушных ударов, были зенитчики. Среди них в то время находилась и Капитолина Сергеевна, 18-летняя девчонка, призванная на защиту Москвы из самой российской глубинки - из деревни Невежино (Юрьев-Польский район), которая притаилась среди широких равнин Владимирского Ополья.
Капитолина Сергеевна, в девичестве Саканова, родилась в 1923 году. Большая дружная семья жила в каменном доме, построенном ещё её дедом. Отец и мать работали в колхозе. Капитолина окончила начальную школу в родном селе, в семилетнюю ходила в большое село Небылое. Строила планы на будущее, но началась война. В начале 1942 года, когда ей исполнилось 18 лет, Капитолина получила повестку о мобилизации на фронт. В феврале она уже окончила двухмесячные курсы связистов в Москве.
Никогда не забыть ей эпизод перед прибытием на фронт. Эшелон остановился на подмосковной станции Арсаки (сейчас Александровский район). Рядом стоял другой эшелон, ждущий отправки. И вдруг среди снующих между вагонами солдат она увидела отца! Они бросились навстречу друг другу, смеясь и плача от радости. Слёзы были и на глазах окруживших их солдат: «И как не любить им Россию, не драться за Родину-мать, когда вот девчонки такие сегодня пошли воевать!». Раздавшаяся команда «По вагонам!» разлучила отца и дочь надолго, до конца войны. Капитолина была на первой своей войне, отец, Саканов Сергей Андреевич - уже на третьей. Держать винтовку ему пришлось и на Первой мировой, и в Гражданскую.
Капитолина Сергеевна служила дальномётчиком в 58-й зенитной батарее. Часть располагалась близ подмосковной станции Одинцово. Был февраль-апрель 1942 года. Девушки жили в землянках, спали на нарах. Когда начал таять снег, землянки стало заливать водой, которая поднималась до нар. У Капитолины начался ревматизм, и сё отправили в полевой госпиталь на лечение. После выздоровления она вернулась в свою часть, которая к тому времени располагалась в деревне Жаворонки на Можайском направлении, охраняла подступы к Москве. Главной задачей зенитчиков было сбить фашистские самолёты, не дать им прорваться в Москву. Капитолина с помощью специального прибора определяла направление и высоту полёта вражеского бомбардировщика. Она не ходила в атаки, но вражеский огонь настиг и её. Когда она стояла на посту, началась сильная бомбёжка, её ранило в голову осколком снаряда. И снова попала в полевой госпиталь, где пробыла два месяца.
Вернулась на свою батарею в Можайске, но уже в качестве связистки-радистки. Задача связисток состояла в том, чтобы ликвидировать обрывы линий связи. Как? Брали катушку с проводом и бежали (или ползли) туда, где был обрыв. На такие задания обычно отправляли двоих, чтобы в случае гибели одного его мог заменить другой. На долю связистки Капитолины Сергеевны выпало немало испытаний. Запомнился такой случай. Как-то ночью оборвалась связь со штабом, а все линейные мастера были на боевом задании. Командир батареи вызвал Капитолину с подругой: «Выручайте, девчата!». Сколько пришлось пережить девушкам в ту ночь! Они ползли по снегу в кромешной тьме, не выпуская из рук провод. И вдруг рядом во тьме зажглись зловещие огоньки. Первая мысль - фашисты! Замерли, притаились. И вдруг вздрогнули от страшного завывания. Волки! Оружия с собой не было. Чем защищаться? Неожиданно вспомнили, что захватили с собой промасленную вату. Они стали поджигать кусочки ваты и бросать их навстречу волкам. Помогло. Хищники испугались огня и скрылись. Девушки продолжили поиск обрыва. Уставшие, окоченевшие от холода, обнаружили, наконец, обрыв, восстановили связь. Чуть живые возвратились в часть. Этот боевой эпизод был отмечен боевой наградой - медалью «За отвагу». Все оставшиеся годы войны Капитолина Сергеевна прослужила в Можайске, охраняя небо Москвы.
В Можайске встретила она и День Победы. В день Парада Победы ей довелось быть в Москве. Радостно было сознавать, что в победе над жесточайшим врагом была частичка и её ратного труда. Боевые награды Капитолины Сергеевны - орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За победу над Германией».
После войны Капитолина Сергеевна приехала жить во Владимир. Здесь окончила машиностроительный техникум, партийную школу. Здесь вышла замуж. Её муж - известный владимирский журналист Павел Павлович Шерышев. У них родилась дочь. Почти всю жизнь Капитолина Сергеевна проработала в планово-финансовом отделе областного управления культуры, экономистом, затем начальником отдела. Сейчас она на заслуженном отдыхе.

Значительная часть собранных участниками конкурса материалов связана с судьбами военных медиков. Их нелёгкий труд помог тысячам спасённых ими воинов вновь встать в строй защитников Отечества.
Митрофанова Елена, историко-краеведческое объединение ДД(ю)Т. ДЕВУШКА ИЗ МЕДСАНБАТА.
В нашем музее «Страницы детства» в ДД(ю)Т хранятся уникальные воспоминания, которые когда-то передали нам участники войны. На меня произвели огромное впечатление воспоминания Нины Васильевны Малининой, медицинской сестры 85-го отдельного медико-санитарного батальона 49-й стрелковой дивизии. Эти воспоминания ценны ещё и тем, что дивизия формировалась в Ивановской области, в которую входил наш город. 222-й стрелковый полк этой дивизии формировали во Владимире.
Нина Васильевна родилась 8 марта 1923 года. В возрасте 18 лет добровольно ушла на фронт. Была зачислена в медсанбат 49-й стрелковой дивизии, сформированной из добровольцев народного ополчения. Пока формировалась дивизия, девушки овладевали военными и медицинскими знаниями. В марте 1942 года дивизия была направлена в район Калуги. В городе они оставались недолго, медсанбат перебазировался в лес. Продолжали изучать военное дело, в свободное от занятий время готовили перевязочный материал.
В августе 1942 года был получен приказ о направлении дивизии на Сталинградский фронт. Эшелон не раз бомбили вражеские самолёты. Поезд останавливался, все выскакивали из вагонов, маскировались, кто, где мог. Двести километров до Сталинграда пришлось добираться пешком, так как все дороги были разбиты. С марша сразу вступили в бой с частями 14-го немецкого танкового корпуса, который 23 августа прорвался к Волге. Свой первый бой дивизия приняла севернее Сталинграда, между Ерзовкой и Кузьмичами, у истоков балки Сухая Мечетка, в районе известного ныне Солдатского Поля. В медсанбат стало поступать много раненых. Некоторые были страшно покалечены. Пятеро суток продолжался бой. Бомбили и медсанбат. Врачи и медсёстры спешили прооперировать раненых и поскорее эвакуировать их в госпиталь. А поскольку раненые всё прибывали, то и врачи, и сёстры по несколько суток не отходили от операционных столов. Руки немели, ноги подкашивались. Теряя представление о дне и ночи, они добросовестно несли свою нелёгкую боевую вахту. Если кто-то больше не мог держаться на ногах, ему предоставляли короткий отдых. Однажды Нина провела такой отдых в шоковой палате. Проснулась от удушья. На своей шее с трудом разжала руки мёртвого человека. Видимо, умирая, просил у неё помощи.
Нина Васильевна вспоминала: «Когда всё-таки прекращался поток раненых, то мы камнем падали прямо около операционных столов, падали и засыпали. Медсанбатом было прооперировано 65 тысяч раненых солдат и офицеров. Всем была оказана квалифицированная помощь. Многие из них были вновь возвращены в строй». В Сталинградских степях медсанбату и замаскироваться было негде. Обычно ставили палатки в балках и оврагах. С воздуха они хорошо просматривались. Вот и бомбили их фашисты. Нина Васильевна запомнила такой случай:
«Однажды в балке Сухой Каркагон фашистские бомбардировщики трижды делали заход над медсанбатом и бомбили его. Мы же, не покладая рук, оперировали раненых. Уйти и укрыться в окоп, оставив истекавших кровью людей, не позволяла совесть. Но бомба упала так близко, что от взрывной волны упала наша палатка и накрыла всех, кто в ней находился. В этот момент была тяжело ранена врач Нина Михайловна Уварова, а двух медсестёр убило. Я во время бомбёжки находилась с ними рядом, но, к великому счастью, ранена была легко в голову и правую кисть. Врач, Валентин Васильевич Рябинин, вытащил меня в окоп и замаскировал там. Я и сама пыталась выбраться из палатки, но фашистские лётчики летали на бреющем полёте и расстреливали нас. Раненых, которые лежали у палатки, они добили. Это было ужасное зрелище». Всего во время этого налёта погибло 13 человек медперсонала. Из строя было выведено две санитарные машины, несколько повозок, оборудование. А главное, погибли замечательные люди. Оставшиеся в живых вновь встали к операционным столам и продолжали нести боевую вахту. А она длилась под Сталинградом сто сорок шесть дней и ночей.
После завершения Сталинградской битвы дивизия освобождала Калужскую землю, Белоруссию, Смоленщину, Польшу, Восточною Пруссию. Участвовала в прорыве обороны немцев и в наступлении на Берлин.
Нина Васильевна вспоминала: «Помню, что несколько дней дивизия стояла в Минске. Мы проклинали фашистов за их жестокость. Они издевались над мирным населением - стариками и детьми. В Белоруссии немцы часто попадали к нам в плен. Разрозненные группировки отчаянно сопротивлялись. Медсанбат к этому времени имел уже свои трофеи. Часть санитарных машин была немецкой. На них мы свободно прорывались через самые сложные участки фронта. Немцы по ошибке принимали нас за своих, следовательно, не бомбили и не обстреливали».
Иногда медсанбат делился на два эшелона. Первый находился ближе к передовой. Однажды в таком эшелоне врач Свищев оперировал раненого. Он ампутировал ему ногу - у раненого быстро развивалась газовая гангрена. После операции хотели немного передохнуть, но в палату влетел связной и сообщил, что их окружают немцы. Тогда раненых и оборудование быстро погрузили в машину, медсёстры пошли пешком. Со всех сторон к ним приближались фашисты. Вот что было дальше: «Тогда мы залегли в небольшом кустарнике. Кажется, и не дышали, вросли в землю. Кругом бомбили, стреляли, кричали. А через какой-то промежуток времени всё затихло. Наступила такая тишина, что войны как будто не было. Мы в своей засаде рискнули пошевелиться, а затем и встать. Когда встали, то увидели - кругом ни души. Мы не знали, что же нам делать, но нас выручил Садовников, замполит. Он увёз нас в медсанбат, живых и невредимых. Таких казусов было много, но этот почему-то запомнился особенно».
Продвигаясь вперёд, дивизия форсировала реки Вислу и Одер. Как-то Нина Васильевна с врачом пробиралась на передовую для оказания помощи тяжелораненым. Шли туда по понтонному мосту, который качался и обстреливался, а Нина воды боялась больше обстрела - плавать совсем не умела. Но все обошлось благополучно.
Нина Васильевна Малинина награждена орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».
«Домой я вернулась после демобилизации в ноябре 1945 года, - вспоминала Нина Васильевна. - Долго не могла поверить в то, что я сплю на кровати, и что над домом не летают бомбардировщики». После войны она окончила Всесоюзный заочный юридический институт, работала юрисконсультом на предприятиях города Иваново. Основную работу совмещала с общественной деятельностью, была председателем одной из комиссий Совета ветеранов Ленинского района города Владимира.
Несколько лет назад она умерла. Память о девушке из медсанбата будет храниться в нашем музее. Я постараюсь рассказать о ней ребятам, которые будут приходить на экскурсии.

Жаворонкова Екатерина, историко-краеведческое объединение ДД(Ю)Т. ВЕТЕРАН ЖИВЁТ ПО СОСЕДСТВУ.
К сожалению, никто из моих родственников, участников Великой Отечественной войны, не дожил до настоящего времени. Мой прадедушка, Иван Иванович Богатов, погиб 15 сентября 1945 года в Прибалтике, в городе Каунас. Но по соседству с нами живёт замечательная женщина, участница войны, Клавдия Ивановна Покровская. О ней мой рассказ.
Клавдия Ивановна Покровская родилась 11 ноября 1918 года в селе Сновицы Богословского сельсовета Ивановской области (сейчас это Суздальский район Владимирской области). Её родители - отец, Иван Михайлович Ведихин (1875-1949), и мать, Вера Александровна (1880 - 1954), работали в колхозе полеводами. Семья была большой - четыре дочери и двое сыновей. Троим детям почти неграмотные родители (только отец имел начальное образование) сумели дать высшее образование (врач, учитель, инженер) и двум - среднетехническое. В с. Сновицы Клавдия Ивановна окончила начальную школу, затем поступила в среднюю школу № 1 во Владимире. Приходилось ходить пешком 5 километров в один конец и столько же обратно. Зимой пришлось устроиться жить на частную квартиру. В 1936 году получила аттестат зрелости с хорошими и отличными оценками, поступила в Ивановский медицинский институт на факультет педиатрии. 22 июня 1941 года был успешно сдан последний экзамен и получен диплом. Но поработать детским врачом Клавдии Ивановне не пришлось: она сразу же была мобилизована на фронт.
В июле 1941 года прибыла в Вологду в эвакогоспиталь № 5147 в качестве палатного врача-ординатора. В первые же дни войны в госпиталь стали поступать раненые. С ноября того же года Клавдия Ивановна - начальник санитарной службы 1210-го батальона сапёрной бригады Карельского фронта. В январе 1942 года приняла свой первый бой - на берегу Онежского озера. Отряд финских лыжников напал на штаб батальона. В это время три роты наших бойцов находились на задании по минированию каких-то объектов, в штабе оставалось всего несколько человек: медики, повара, хозяйственники. Все вступили в бой с врагами. Это было боевое крещение Клавдии Ивановны. Исход боя решили подоспевшие на помощь солдаты-лыжники, ударившие в тыл врага. В результате боя в плен взяли несколько финнов, которым Клавдия Ивановна перевязала раны.
С октября 1942 года по июнь 1944 года она была начальником санитарной службы 2-го инженерно-сапёрного батальона 51-й инженерно-сапёрной бригады 3-го Украинского фронта. Особенно помнится Клавдии Ивановне участие в боевых действиях по форсированию реки Днепр. Три ночи наши стрелковые части под огнём противника переправлялись через Днепр. Было много раненых. Врачи и медсёстры сутками не отходили от операционных столов. Только на третью ночь солдатам удалось поставить понтонный мост через Днепр. За форсирование Днепра, за оказание медицинской помощи в ходе этой операции Клавдия Ивановна награждена орденом Красной Звезды.
С июня 1944 года по август 1945 года Клавдия Ивановна - командир отделения медицинского санитарного взвода той же 51-й бригады. Она хорошо помнит бой под городом Харьковом, когда батальон нёс большие потери. В этот день вражеские самолёты разбомбили медсанбат и санитарную повозку, в которой у Клавдии Ивановны находились все личные документы и вещи. Осталась лишь медицинская сумка, висевшая через плечо. К счастью, сама она даже не была ранена. Боевой путь Клавдии Ивановны закончился в августе 1945 года. День Победы она встретила в Австрии, под Веной. Из медсанбата вышли раненые, узнав о победе. Смеялись, плакали, обнимались. На следующий день медицинский персонал отправился смотреть Вену. Неожиданно на них напали власовцы, погибло несколько человек.
До декабря 1945 года Клавдия Ивановна оставалась в армии, служила в отделе кадров санитарно-медицинской службы. В запас была уволена 22 декабря. За свой ратный труд она была награждена орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией». После демобилизации Клавдия Ивановна приехала во Владимир. Здесь она, наконец-то, стала работать по специальности - детским врачом. 35 лет проработала в детской поликлинике Владимирского химического завода. За заслуги в области здраво охранения в 1971 году К.И. Покровской было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Во Владимире она вышла замуж, вырастила двоих сыновей, воспитывает внуков.
Клавдия Ивановна - очень добрый, отзывчивый человек, всегда готова придти на помощь. Её уважают соседи, все жители нашего дома. Я люблю бывать у неё, слушать интересные рассказы о прожитой жизни. Я желаю ей радости и счастья, а главное - крепкого здоровья на долгие годы!

Из работы учащихся 11 «Б» школы № 21 (рук. Г.Г. Богачёва): МЕДСЕСТРА ВОЕННО-ПОЛЕВОГО ГОСПИТАЛЯ.
Чернышова Дина Агаповна родилась 14 марта 1923 года в деревне Высоково Московской области, в семье зажиточного крестьянина. В 30-е годы отец был репрессирован и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала. Дина с мамой переехали к родственникам в Киржач. Здесь прошла её юность.
В школьные годы Дина Агаповна увлекалась общественной работой, занималась в драмкружке, старалась принимать участие во всех смотрах школьной художественной самодеятельности, мечтала быть актрисой. Затем появилась мечта стать хирургом, и она, окончив десятилетку, поступила в Горьковский медицинский институт. Но слишком тяжело было добираться до места учёбы, и Дина вместе с подругой решили в следующем году поступать в Московский медицинский институт, а пока поработать учителем начальных классов. Но 1941 год разрушил все её планы и мечты.
О дне, 22 июня, Дина Агаповна вспоминает, как о самом страшном, принёсшем всему народу горе и слёзы. Но, несмотря на горечь поражений первых месяцев войны, никто не сомневался в том, что День Победы настанет. Целые классы выпускников уходили на фронт. В классе Дины было 18 мальчиков, и только трое вернулись с войны живыми.
Дина закончила курсы медсестёр и обратилась в военкомат с просьбой отправить её на фронт. 20 октября 1942 года она была направлена в передвижной прифронтовой госпиталь. Их эшелон дошёл до Наро-Фоминска, оттуда - в Рославль под Смоленском. Девятнадцатилетняя Дина здесь впервые попала под бомбёжку. Появились вражеские и 9 наших самолётов. Один из них был сбит. Завывание моторов «мессершмитов», разрывы бомб, страх близости смерти - всё это и сейчас живо в её памяти.
Потом была Белоруссия, город Могилёв. Над госпиталем не смолкала канонада непрерывных боёв. Раненые поступали в течение двух суток. У врачей и медсестёр не было времени для отдыха ни днём, ни ночью. А чтобы не засыпать у хирургического стола, пили крепкий чай.
В составе 2-го Белорусского фронта эшелон военно-полевого госпиталя, где служила Дина Агаповна, был отправлен в Польшу. Близ города Млава в эти дни шли особенно сильные бои. В госпиталь, рассчитанный на 1000 мест, поступало в десять раз больше раненых. Они лежали на полу, на соломе. Трое суток весь персонал госпиталя не спал. Бесконечные операции, перевязки. В результате такого самоотверженного труда до 70 % раненых остались живы и возвратились в строй. Весь госпиталь за эту операцию по приёму раненых был награждён орденами и медалями. Дине Агаповне была вручена медаль «За боевые заслуги».
День Победы она встретила в Польше, в городе Млава. В ночь с 8 на 9 мая услышали шум, стрельбу, увидели ракеты. Решили, что через линию фронта прорвалась фашистская группировка. Но затем услышали крики: «Ура! Победа!», - и все поняли, что наступил тот миг, которого они ждали 1418 дней!
В 1945 году Дина Агаповна вышла замуж, жила в Ленинграде. А с 1949 года обосновалась во Владимире. Работала методистом в детском дошкольном учреждении и лишь в 63 года ушла на пенсию. Сегодня (2007 год) Дине Агаповне 81 год. Но и сейчас она не остаётся в стороне от общественных проблем: активно работает в Совете ветеранов микрорайона, встречается со школьниками. Ежегодно в течение 50 лет она встречается со своими одноклассниками. Пусть на лице этой женщины глубокие морщины, пусть поседевшие волосы выдают её возраст, душой она, по-прежнему, молода. Её добрые выразительные глаза смотрят на мир, полные любви, ласки и тепла. Она всегда приветливо улыбается людям. Говоря о войне, Дина Агаповна серьёзна и взволнована. Воспоминания даются ей нелегко, но она не устаёт рассказывать, чтобы память о прошедшем навсегда осталась в сердцах молодого поколения.

Воронова Ксения, 11 «А» класс гимназии № 23 (рук. Ю.М. Соловьева).
«ЭВАКОГОСПИТАЛИ ВО ВЛАДИМИРЕ И ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»
Деятельности эвакогоспиталей во Владимире и области, работавшим там врачам и медицинским сёстрам посвящена большая исследовательская работа Ксении. Она назвала её «Эвакогоспитали во Владимире и Владимирской области в годы Великой Отечественной войны». Школьница использовала в своей работе, как опубликованные материалы, так и собранные в процессе работы воспоминания; они представляют наиболее ценную часть всей работы. Некоторые из них предлагаем читателям:
«БОЛЬШОЙ ЦЕНОЙ ДОСТАЛАСЬ НАМ ПОБЕДА». Вспоминает бывшая медсестра эвакогоспиталя В.А. Копытова:
«Мне было 18 лет, когда началась война. Я, комсомолка, стала учиться на курсах медсестёр запаса. После шести месяцев учёбы, где нам давали основы анатомии и физиологии человека, общей военной гигиены, лекарствоведения, санхимизации, лечения различных болезней, мне было выдано удостоверение на право работы в военных госпиталях и присвоено воинское звание сержанта медицинской службы. Курсы я окончила на «хорошо» и «отлично» и была поставлена на учёт в горвоенкомат. Нас долго не вызывали, и тогда мы с подругой сами пошли в военкомат проситься на санитарный поезд. Но как мы ни просили, нас оставили в городе, в госпитале, который находился на Студёной горе. Мы были на казарменном положении.
Работа в госпитале заключалась в приёме раненых и оказании им первой помощи. К нам прибывали с фронта бойцы и командиры с различными ранениями: в ногу, руку, голову. Ранения были пулевые, осколочные, сквозные. Поступали пострадавши- с ожогами, обморожениями. Мы делали им перевязки, внутривенные вливания, уколы, проводили занятия по лечебной физкультуре. В свободное от работы время нас обучали строевой подготовке и стрельбе. Занятия проводились на улице, в овраге, где сейчас расположен стадион «Торпедо».
Во Владимире я пробыла недолго. Мы получили приказ о передислокации эвакогоспиталя на 3-й Белорусский фронт. Прибыв на место, срочно оборудовали под госпиталь разрушенное помещение. Раненые стали прибывать не только из медсанбатов, но и с поля боя.
В 1943 году мы оказались сначала в Сычёвке, а затем в Лиозно Витебской области. Этот город был совершенно разрушен. Пришлось нам здесь копать землянку, в которой были сделаны нары в два этажа. Легкораненые лежали наверху, тяжёлые - внизу. Совсем рядом были слышны звуки боя, взрывы снарядов. Отдельные вражеские самолёты пытались прорваться на освобождённую территорию. Так было в одну из ночей во время моего дежурства. Я выполняла назначение врача: делала уколы, перевязки, выдавала лекарства. Один за другим раненые просят: «Сестра, поправь подушку (одеяло), дай попить, подай судно». Тяжелораненые просили посидеть рядом, рассказать что-нибудь, написать письмо домой. И вдруг неожиданно слышим глухой гул приближающегося вражеского самолёта. Сразу начинаем делать затемнение, гасить «свет» - так называемые «гасики». Они представляли собой консервную банку с керосином и зажжённым фитильком из бинта. В это время слышим взрывы. Оказалось, что самолёт недалеко от нас сбросил бомбы, которые разорвались. После этого снова принялись за работу, успокаивая раненых. Приходилось быть не только санитаркой, но и кучером: на лошадях иногда перевозили раненых.
Получили приказ о передислокации госпиталя в Восточную Пруссию, в город Эйдкунен вблизи Кёнигсберга. И вновь пришлось оборудовать госпиталь в полуразрушенном доме. А потом раненые, раненые... Мне никогда не забыть таких врачей, как начальник отделения, майор И.Г. Аронов, хирург, капитан Е.С. Петров. Эти неутомимые врачи из Владимира, которые оперировали раненых, по двое суток не отходя от операционных столов. Они делали одну операцию за другой, спасая жизни. А в минуты отдыха подбадривали нас, молодёжь - сестёр и санитарок.
Наши части стремительно шли к Берлину. Вскоре наступила долгожданная для всех Победа. Ах, сколько было радости, ликования и слёз. Но для меня война не закончилась: стояла задача долечивания раненых, а тех, кто нуждался в длительном лечении, отправляли в глубокий тыл.
После начала войны с Японией, нас направили на Дальний Восток. Была осень 1945 года. Начались холода, заморозки. В вагонах товарного поезда, в котором мы ехали, была железная печка, на которой мы готовили пищу и грелись. Наконец, добрались до станции Пони. Кругом тайга, сопки. Станция находилась в 80 км от Комсомольска-на-Амуре. Высадили нас у полотна железной дороги. Стали разгружать койки, шкафы, сено для лошадей. Из тюков сена сделали укрытие, где и спали. После короткого сна начали оборудовать госпиталь, а затем приняли первых раненых. Кроме наших бойцов в госпиталь поступали и японцы. Лечили всех одинаково: уколы, вливания, наложение гипсовых повязок, перевязки. Врачи строго спрашивали за выполнение всех назначений. В этом проявлялась гуманность.
В госпитале я была секретарём комсомольской организации. За активную работу мне вручили Почётную грамоту ЦК ВЛКСМ. В ходе войны награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», знаком «Отличник санитарной службы». Домой возвратилась только в 1946 году...
Большой ценой досталась нам победа... Мы не должны забывать об этом».

«БЫЛО ВСЕХ ЖАЛКО». Мария Яковлевна Меньшикова, медицинская сестра госпиталя № 1893, который формировался в Коврове, вспоминает:
«Я пришла работать в первый день открытия госпиталя, а на третий день все места были заняты ранеными и контужеными. Приходилось работать неделями без отдыха: и в операционной, и в перевязочной, и в санпропускнике, и палатной сестрой. Было всех жалко, так бы взяла всех на руки и носила бы, и молилась бы за них. Ведь эти раненые, больные - дорогие наши дети, отцы, братья, мужья, сыновья...
Среди раненых попадались и ковровчане: В. Бурматов - Герой Советского Союза, Н. Александров, А. Плоткин. После выздоровлении уходили на фронт... В ноябре 1941 года к нам поступил раненый Глазунов, майор инженерной службы. Пуля зашла в область правой лопатки и вышла внизу живота слева. Температура 41°С, без сознания, у него начинался перитонит, дыхание было затруднено. Комиссия определила, что надежды на выздоровление мало. Лежал он в палате для особо тяжелораненых. Все они были на грани смерти: у старшего лейтенанта Цыгликова из Витебска волной вышибло оба глаза, Подберёзный Вася из Фрунзе - с гангреной левой ноги, у Васильева из Пензы - повреждение позвоночника и ранение в живот. Глазунов, казалось, вот-вот скончается от кислородного голодания. Я поминутно удаляла из его рта и горла гной… На вторые сутки ему стало лучше дышать, а живот увеличился. Тогда консилиум решил делать операцию. Сначала вскрыли грудную клетку, зашили лёгкие, диафрагму. Затем вскрыли брюшную полость, зашили кишечник... После четырёх месяцев лечения и переливания крови Глазунова выписали домой в Москву. Васе Подберёзному ногу ампутировали, уехал во Фрунзе. Караваеву сделали операцию и переливание крови, он быстро поправился и уехал в Киров. Цыгликов нашёл невесту в Коврове, жил здесь, недавно умер...».
Мария Яковлевна записала свои воспоминания приблизительно в 1975 году. Она очень хотела узнать о каждом бывшем раненом, о том, как сложилась их жизнь после войны.

ТРИ МЕДАЛИ САНИТАРКИ. Анна Семёновна Дрёмов (Архипова), медсестра госпиталя, который находился в школе № 14 г. Ковров. Если точнее, то в разное время госпитали там менялись: с августа 1941 г. по сентябрь 1942 г. находился эвакогоспиталь № 3838, с 1942 г. по 1944 г. - № 2991, с 1944 г. по 1950 г. - №5860.
Она вспоминает: «На первом этаже школы находились санпропускник, палата для выздоравливающих (они спали прямо на топчанах), технические помещения. На втором этаже - палаты «лёгких» больных, на третьем тяжелораненые, на четвёртом - терапия.
Раненых привозили ночью, на носилках мы несли их в санпропускник, мыли... Я обслуживала три палаты. Тяжело было работать, но раненых было жалко... Кормила (помню Ваню, без рук по локти), судно подавала, на базар бегала купить на хлебный паёк им курева... Переписывалась потом со многими.
Лечили их хорошо, при мне только одного в морг увезли. На первом этаже для раненых показывали кино, дети концерты давали. Тех, кто не ходил, мы носили с третьего этажа на первый. Ребята были отовсюду, многие, комиссованные, оставались в Коврове, женились...».
Санитарочка Анечка, маленькая, как девочка, «поставила на ноги» не помнит, скольких, непросто их сосчитать за четыре года работы в госпитале. Её благородный труд отмечен тремя медалями.

ФРОНТОВАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ ГАРНИЗОННОГО ГОСПИТАЛЯ. «К сожалению, уходят из жизни ветераны, — пишет автор работы Ксения Воронова. — Остаётся всё меньше живых свидетелей событий военного времени. Через областной военкомат нам удалось разыскать бывшую операционную медсестру, которая в годы войны работала в эвакогоспитале г. Муром, и встретиться с ней. Вот что она рассказала»:
Мария Емельяновна Вершинина (в девичестве Фетисова) родилась в 1921 году в г. Раненбург (ныне Чалыгин) Липецкой области. Там же в 1939 году окончила медицинский техникум и по распределению поехала работать в детскую больницу в с. Сараи Рязанской области. Это была большая больница с терапевтическим, хирургическим и другими отделениями. Мария была принята на работу в инфекционное отделение. Когда началась война, на базе больницы развернули госпиталь. Однако он просуществовал недолго: во время наступления немцев под Москвой было приказано госпиталь свернуть и передислоцироваться.
Нужно сказать, что раненые поступали прямо с передовой непрерывным потоком. В железнодорожных составах, так называемых «летучках» с нарами, на которых располагались носилки ежедневно привозили до тысячи раненых. Однажды пришёл состав с ранеными, у которых были грязные мокнущие раны, наскоро перевязанные индивидуальными пакетами. Практически у всех раненых были вши. Для обработки этих раненых была специально выделена баня, в которой проводилась обработка ран, дезинфекция и дезинсекция, оказывалась необходимая помощь. У многих раненых помимо ранения были сильные обморожения, потому что, несмотря на суровую зиму, солдаты были обуты либо в сапоги, либо в валенки низкого качества, тонкие, насквозь промокшие и заскорузлые. Нательного белья не было, под шинелью была гимнастёрка, одетая на голое тело.
Когда линия фронта отодвинулась, прифронтовой госпиталь № 3015 перевели в помещение школы №3, где уже производилась не только сортировка раненых, но делались операции, проводилось лечение. Здесь Мария Емельяновна начала работать операционной сестрой. Так как в госпитале не было медбратьев, сёстры и врачи сами грузили раненых в поезда для отправки в глубокий тыл на длительное лечение. Медперсонал госпиталя жил в казарме. Свободного времени не было, работать приходилось днём и ночью. Мечта была - отоспаться.
Эвакогоспиталь работал в Муроме до апреля 1945 года. Затем его перевели во Владимир, преобразовав в гарнизонный госпиталь с присвоением № 55493. Весь медперсонал тоже был переведён во Владимир. Мария Емельяновна вспоминала, что однажды пришёл состав с ранеными немцами. Их разгрузили, часть отправили куда-то сразу же, другую часть оставили в госпитале. Все они лежали на носилках в большой палате, возле которой пришлось выставить охрану: наши бойцы порывались уничтожить немцев. Раненым немцам оказали медицинскую помощь, накормили и отправили в другой госпиталь на лечение.
Мария Емельяновна награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией». После окончания войны она осталась во Владимире, вышла замуж. Здесь у неё родилась дочь. Во владимирском гарнизонном госпитале она проработала до пенсии и ещё 15 лет после выхода на пенсию. Несмотря на возраст, у неё хорошая память. Помнит всех врачей и сестёр, с которыми пришлось работать, со многими переписывалась.

Источник: ТО БЫЛИ РОДИНЫ СОЛДАТЫ. По материалам городского конкурса «ПОБЕДА-60», посвящённого 60-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Владимир 2007
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Отечественная война | Добавил: Николай (23.03.2020)
Просмотров: 25 | Теги: Владимир, Владимирская область, вов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика