Главная
Регистрация
Вход
Суббота
08.05.2021
22:33
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1366]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [443]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [126]
Юрьев [229]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [164]
Вязники [294]
Камешково [102]
Ковров [395]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [112]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [61]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [145]
Промышленность [90]
Учебные заведения [128]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 29
Гостей: 29
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Отечественная война

Владимирцы, кавалеры ордена Александра Невского (СССР)

Великий подвиг

Венок Славы Александра Невского

Будущие успехи командиров Красной Армии необходимо было поощрять. Поэтому было принято решение учредить ордена только для награждения военачальников. Учреждение “полководческих” орденов произошло на следующий день после подписания знаменитого приказа Верховного Главнокомандующего от 28 июля 1942 года "Ни шагу назад!”.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1942 года учреждены ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского.


Орден Александра Невского (СССР)

1. Орденом Александра Невского награждаются командиры Красной Армии, проявившие в боях за Родину в Отечественной войне личную отвагу, мужество и храбрость и умелым командованием обеспечившие успешные действия своих частей.
2. Награждение орденом Александра Невского производится Указом Президиума Верховного Совета СССР.
3. Орденом Александра Невского награждаются командиры дивизий, бригад, полков, батальонов, рот и взводов:
За проявление, в соответствии с боевым заданием, инициативы по выбору удачного момента для внезапного смелого и стремительного нападения на врага и нанесение ему крупного поражения с малыми потерями для своих войск.
За выполнение боевого задания, настойчивую и четкую организацию взаимодействия родов войск и уничтожение полностью или большей части действующих превосходящих сил противника.
За командование артиллерийским подразделением или частью стремительно подавившими артиллерию врага, превосходящую по силе, или уничтожившими огневые точки противника, мешающие продвижению наших частей, или разрушившими группу ДЗОТов и ДОТ, или настойчиво отразившими атаку крупной группы танков, нанеся ей тяжелый урон.
Зa стремительные действия и инициативу по расстройству или уничтожению инженерных сооружений противника и обеспечению развития успеха в наступательном порыве наших частей.
За систематическую организацию бесперебойной разнохарактерной связи и своевременное устранение ее повреждений, обеспечившие успех крупных боевых операций войск.
3а умелое и стремительное выполнение десантной операции с наименьшими потерями для наших войск, причинившей большое поражение противнику и обеспечившей успех общей боевой задачи.
Орден Александра Невского является младшим из "полководческих" орденов и единственным среди них, имеющим только одну степень. Известны случаи повторного награждения орденом Александра Невского.
Автор И.С. Телятников поместил на орден изображение актера Николая Черкасова, исполнившего роль князя Невского в одноименном кинофильме.

Кавалеры ордена Александра Невского

АНТОНОВ Константин Григорьевич (Александровский р-н, г. Карабаново). Командир автоматной роты, старший лейтенант. Награжден в июле 1944 года за успешное проведение разведки боем под г. Ранингсбергом и пленение двух немецких корректировщиков огня артиллерии.
АРСЕНОВ Иван Михайлович (Собинский р-н, г. Лакинск). Командир стрелковой роты стрелкового полка, капитан. Награжден в 1945 году за умелое командование ротой при прорыве эшелонированной обороны противника в районе местечка Бледау.
БЫЧКОВ Николай Павлович (Собинский р-н, п. Ставрово). Заместитель командира батальона стрелкового полка, капитан. Награжден в 1944 году за умелое руководство подразделением, занявшим высоту в тылу противника у пунктов Добеле, Дурбы и её удержанию до подхода основных частей дивизии.
ВАРФОЛОМЕЕВ Павел Владимирович (г. Владимир). Командир дивизиона артиллерийского полка артиллерийской дивизии РВГК, капитан. Награжден в 1943 году за умелые действия при прорыве блокады Ленинграда, принятие командования стрелковым батальоном в сложной обстановке.
ГРИГОРОВИЧ Сергей Александрович (г. Владимир). Командир батальона стрелковой дивизии, старший лейтенант. Награжден в 1944 году за умелые действия в битве на Курской дуге.
ДЕВЯТЕРОВ Анатолий Максимович (г. Владимир). Подполковник. Награжден в 1956 году за успешные действия дивизиона 160 мм минометов по ликвидации опорного пункта мятежников в г. Будапеште.
ДОВБЫШ Иван Иванович (г. Владимир). Командир артиллерийской батареи стрелкового полка, капитан. Награжден в 1943 году за умелое командование, малую потерю личного состава и сохранность техники.
ДРОГАН Григорий Сазонович (Владимир). Командир стрелкового батальона. Награжден в 1943 году за ночное взятие штурмом города Славянска.
ДЯДИН Иван Андреевич (г. Владимир). Командир батареи 207 пушечного артиллерийского полка артиллерийской бригады. Награжден в 1944 году за корректирование огня батареи на Мангушевском плацдарме.
ЕФРЕМОВ Анатолий Григорьевич (г. Гусь-Хрустальный). Командир роты 82 мм минометов стрелкового полка, ст. лейтенант. Награжден в 1944 году за тактически правильные решения при выполнении боевых задач, умение сохранить личный состав.
КАЛАШНИКОВ Николай Иванович (г. Владимир). Командир батареи 76 мм пушек стрелкового полка, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за умелые действия при форсировании реки Одер.
КАТАРОВ Алексей Семенович (Ковровский р-н, п. Мелехово). Командир артиллерийской батареи, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за успешное форсирование рек Одер и Нейсе и развитие боевого успеха.
КОМАРНИЦКИЙ Валентин Федорович (г. Владимир). Командир минометной батареи отдельного минометного полка. Награжден в 1945 году за мужество и умелое руководство подразделением в боях при освобождении Варшавы.
КРИВЧИКОВ Николай Никитович (г. Владимир). Начальник штаба стрелкового полка, ст. лейтенант. Награжден в 1944 году за выполнение боевой задачи по прорыву обороны противника и обеспечение наступления подразделений.
КРОТИКОВ Василий Николаевич (г. Александров). Командир батареи 152 мм пушек гвардейской артбригады. Награжден в 1945 году за успешное выполнение боевого задание под г. Тернополь, умелое руководство подчиненными, обеспечение сохранности орудий батареи.
КУЗНЕЦОВ Николай Васильевич (г. Владимир). Командир батареи, капитан. Награжден в 1945 году за выполнение задания командования и умелое руководство батареей, обеспечившей прорыв обороны противника.
МИКЕРОВ Петр Васильевич (г. Владимир). Командир дивизиона артиллерийского полка, капитан. Награжден в 1944 году за умелый маневр артиллерийским огнем в боях за озеро Балатон.
МИЮСОВ Яков Романович (г. Петушки). Командир зенитно-артиллерийского полка зенитной дивизии, майор. Награжден в 1944 году за быстрые и решительные действия штурмовых групп при освобождении Риги.
НИКИШИН Петр Федорович (Собинский р-н, п. Ставрово). Командир роты стрелкового полка, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за успешное руководство подразделением в бою при взятии г. Фундина в Маньчжурии.
ОБРАЗЦОВ Петр Иванович (г. Владимир). Командир артиллерийской батареи стрелкового полка, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за успешное форсирование реки Одер и умелое отражение контратак противника на Кюстринском плацдарме.
ПАНФЁРОВ Иван Михайлович (г. Муром). Начальник артиллерии гвардейского Стрелкового полка, капитан. Награжден в 1943 году за умелое руководство артиллерией полка при отражении атак противника и при наступлении войск на Ригу.
ПЕРЕВАЛОВ Григорий Евграфович (Петушинский р-н, г. Покров). Командир стрелкового батальона стрелковой дивизии, майор. Награжден в 1945 году за удачно проведенный бой и окружение противника в ходе Ясно-Горловской операции.
ПЕТРИКИН Василий Родионович (г. Муром). Командир танкового батальона отдельной самоходной бригады танковой армии. Награжден в 1945 году за умелое командование батальоном при проведении Берлинской и Пражской операций.
ПОДСУХИН Сергей Максимович (г. Владимир). Командир инженерно-саперной бригады, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за успешное выполнение заданий по уничтожению оборонительных сооружений и обеспечение переправы войск через реки Нейсе и Шпрее.
СЛАВГОРОДСКИЙ Леонид Ефимович (г. Владимир). Заместитель командира стрелкового батальона, капитан. Награжден в 1945 году за умелые действия, обеспечившие успех подразделения полка в ходе Берлинской операции.
ТЯТИХИН Николай Николаевич (Камешковский р-н, д. Пенкино). Командир гаубичной батареи артиллерийского полка стрелковой дивизии. Награжден в 1946 году за форсирование реки Днепр, овладение плацдармом на западном берегу.
УМРИХИН Василий Федорович (Петушинский р-н, п. Клязьминский). Командир зенитно-артиллерийской батареи 85 мм пушек зенитного полка, ст. лейтенант. Награжден в 1945 году за отражение 12 танковых атак и пехоты, нанесение большого урона противнику под г. Унислав.
УСОВ Михаил Никифорович (Селивановский р-н, п. Красная Горбатка). Капитан. Награжден в 1945 году за взятие порта Пилау.
ШУБИН Леонид Николаевич (г. Владимир). Командир батареи артиллерийского полка стрелковой дивизии. Награжден в 1945 году за умелое командование батареей, отличное выполнение боевого задания в боях за реку Блонь и переправу с первыми стрелковыми подразделениями.
ЯШИН Алексей Андреевич (г. Владимир). Командир минометного взвода стрелкового полка. Награжден в 1945 году за умелое ведение огня по противнику, применение минометов в условиях Берлина.

Письма с фронта

ЕРМОЛАЕВ Евгений Григорьевич (1916—1942 гг.) родился в поселке Гаврино Гусь-Хрустального района. Учился в Гусевском стекольном техникуме, а затем в Горьковском бронетанковом училище, которое окончил в 1939 году. Перед войной окончил еще одно училище - летное, в г. Орле, получил специальность штурмана. В декабре 1941 года летный полк, где служил коммунист Е.Г. Ермолаев, находился под Владимиром. В том же году он получил первую награду - орден Красной Звезды.
4 марта 1942 года самолет, который пилотировали заместитель командира эскадрильи капитан К.В. Ильинский (друг Н.Ф. Гастелло) и штурман Ермолаев, вылетел на бомбежку станции Вязьма. На аэродром самолет не вернулся. Долгое время о его судьбе ничего не было известно. Лишь спустя 30 лет в “Красной звезде” появилась статья боевых друзей членов отважного экипажа. Пилот направил свой объятый пламенем самолет на цистерны с горючим и эшелоны вражеских войск...
Письма Е.Г. Ермолаева родителям передал в облгосархив рабочий из Владимира Е.П. Романов.
13.01.42.
“Здравствуйте, папа и мама. Письма ваши получил, очень благодарен за поздравление с Новым годом и пожелания на будущее. Несколько опоздал с ответом, нет времени, притом только получил письма от вас, ведь не всегда приходится быть на почте.
Вы видите по газетам, как наша Красная Армия громит захватчиков. Так нам тоже, защитникам воздуха, приходится поработать немало. Современная война требует, чтобы бить этих гадов не только с земли, но и с небесных просторов.
Я очень доволен, что папа получил такой приказ как изготовление лыж, так как это средство передвижения очень удобно. Недавно смотрел еще раз кинокартину “Александр Невский”. Это было в 1242 году, кино нас многому обязывает.
Не жалея сил и энергии, мы разобьем этих зарвавшихся извергов Гитлера.
Писать особенно нечего, до скорого свидания...”
13.02.42. “Жив и здоров, правда, несколько пришлось полежать, так как получил небольшую аварию. Сейчас опять здоров, начинаю летать и уничтожать немецких захватчиков... Получил вторую награду — орден Красного Знамени”.
Из письма Е.Г. Ермолаева.

Вел бой с нейтральной полосы
"В начале января 1942 года наша 178-я стрелковая дивизия, наступая, вышла на рубеж Волги северо-западнее города Ржева. Мы сходу переправились на левый берег, но вскоре пришлось отступить назад. На рубеже реки немцы остановили наше наступление. Началась планомерная подготовка наступления.
За три дня до него меня отправили в первую траншею пехоты для разведки и корректировки огня батареи. Но траншеи были расположены низко на местности, и из них ничего не было видно на стороне противника. А впереди, на нейтральной полосе, на берегу реки стояла одинокая баня.
Забрался я в баню ночью... Следы на снегу замело, телефонный кабель тоже. И так получилось, что трое суток я оттуда не вылезал. Еду носили только ночью, ночью же топили баню, а днем мерзли. Но зато я стал центральным наблюдателем для всего дивизиона и даже полка, Я все видел на стороне противника, обо всем докладывал. Где стоят пулеметы, пушки, где наблюдатели и т. д. ... Я точно указал, в каких домах немцы ночуют. А однажды вечером немецкие солдаты стали собираться в один дом. Я доложил об этом, затем корректировал огонь нашей батареи по этому дому, 4-5 снарядов попали прямо в дом. Как потом выяснилось, во время этого артналета было уничтожено более 50 немецких солдат.
На следующий день началось наше наступление. Я корректировал огонь батареи, и на ее боевой счет было записано: 4 орудия, 6 станковых пулеметов и до 80 солдат противника. Это обеспечило успешное наступление стрелкового батальона.
Вот за это я был в январе 1942 года представлен к ордену, а в июне (в числе девяти человек первых награжденных по 178-й стрелковой дивизии) награжден медалью “За боевые заслуги”.
Алексеев А.П., полковник.

ЕРОШИН Иван Павлович, 1903-го года рождения, красноармеец. Родился в деревне Суховка Торшковского сельсовета Судогодского района.
“Смяли фашиста и прорвались...
В первых числах февраля 1942 года два батальона 131 стрелкового полка попали в окружение. Более 3-х недель сражались батальоны в окружении, и каждый из этих дней можно назвать днем подвига: 30-градусный мороз, снег по пояс, иссякли продукты... Батальонные пушки бойцы тащат на себе на лямках. Патроны и снаряды на счету. Фашистская авиация постоянно летает над лесом, бомбит позиции батальонов. Ночью батальоны совершают переходы по глубокому снегу, а с рассветом - бой за очередную деревню. Люди питались тем, что удавалось отбить у противника, воевали трофейным оружием.
Батальоны несли потери, но продолжали пробиваться на восток. В ночь на 28 февраля в районе деревни Березки батальоны вырвались из окружения и соединились с полком. Командир полка докладывал на командный пункт: “Радость-то какая! Прорвались наши орлы. Смяли фашиста и прорвались. Вот герои, а? Ведь целый месяц без хлеба, без патронов. На тени похожими стали, а дух боевой. Истинно гвардейцы!”
В этих боях погиб Ерошин Иван Павлович. Он был похоронен вместе с товарищами у деревни Замыцкое Темкинского р-на Смоленской обл. Так было найдено место гибели еще одного воина-владимирца. На место гибели Ерошина И.П. выезжал его сын Ерошин Иван Иванович. Он привез останки своего отца и захоронил их по месту жительства семьи...”.

ВИНОГРАДОВ Анатолий Васильевич (1911-1942). Родился в д. Сингерь Вязниковского района. До войны работал учителем. Сражался под Вязьмой в истребительной противотанковой дивизии. Погиб в августе 1942 года.
“Мы для этого и призваны.
02.02.42. Вот растает снег, тогда Венуличка будет бегать к вам один; за время моего отсутствия он и так уже, наверное, стал большой. Он мне два раза присылал свои рисунки, и собирает билеты, чтобы приехать ко мне. Я после непродолжительной передышки, которая проходила в пути, снова на передовых позициях. Новое то, что я уже имею звание политрука. Московскую область уже прошли, сейчас вступаем в Калининскую. Продвигаться приходится с упорными боями, и много их будет впереди. Но мы для этого и призваны, чтобы преодолевать всякие препятствия”.
27.04.42. “...Сейчас время второй час дня. Сижу в землянке один, близко рвутся снаряды, а я пишу вам это письмо. Чувствую, что давно вы от меня его ожидаете, признаться, я и Нине стал посылать последнее время реже. Потому что не всегда позволяют условия это делать, да и особых изменений нет...”.

Нас было двенадцать
Чтобы ослабить нажим противника на советские войска, сражавшиеся в тылу группы армий “Центр”, командующий Западным фронтом приказал всем армиям фронта действовать более активно. Во второй половине февраля упорные бои разгорелись в полосе 5-й армии Западного фронта, перешедшей в наступление на Гжатск. 612-й стрелковый полк 144-й стрелковой дивизии (была сформирована на Владимирщине), прорвав оборону противника, вышел в тыл немецким частям, оборонявшим подступы к Гжатску, и перерезал Минское шоссе в 25 километрах восточнее города. Одну за другой предпринимал враг танковые атаки, пытаясь отбросить советские части от шоссе.
Кровопролитные бои не утихали трое суток. Батальон, которым командовал старший лейтенант С.К. Зюмченко, понес большие потери. В бою пал и командир батальона. Оставшиеся в живых поклялись не пропустить врага. И они выполнили свою клятву: подбили 23 вражеских танка и до последних сил отстаивали захваченный участок шоссе.
Сведения об этом событии донесла до нас записка одного из героических участников боя - Александра Виноградова. Эту записку обнаружили в 1958 г. в винтовочном патроне, забитом в ствол березы. Вот что писал Виноградов:
“Нас было двенадцать послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. Мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я - Александр... Но мы будем стоять, пока хватит духа... И вот я один остался, раненный в голову и руку. И танки прибавили счет. Уже двадцать три машины. Возможно, я умру. Но, может, кто найдет мою когда-нибудь записку и вспомнит. Я из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья. Ваш Александр Виноградов. 22.2.1942 г.”

Трудно было. Но выстояли! “В один из страдных дней мне, помощнику командира танкового взвода, было приказано возглавить пять средних танков, ворваться в деревню Терновое, что юго-западнее Волчанска, а затем выйти на одну из окраин Харькова и помешать врагу сосредоточить там свои силы.
На выполнение поставленной задачи вышли на рассвете 17 мая. Мы настойчиво продвигались вперед и уже готовились с ходу ворваться в Терновое. Внезапно из-за крайних домов села появились немецкие танки. Их было двенадцать. По нам ударили противотанковые пушки. Создалось критическое положение.
- Рассредоточиться! - подал я команду ведомым.
А танки все ближе. Расстояние с каждой минутой сокращалось.
- Приготовиться к бою! - подал я команду. Командир орудия моего танка старший сержант Ермоленко посылает первый снаряд. Огонь вели и остальные машины. Немцы отвечали тем же. И вот она - первая победа. От прямого попадания вспыхнул вражеский танк. Остальные притормозили, заметались по полю. В эти минуты я жил лишь одной мыслью: во что бы то ни стало сдержать атаку противника.
Фашистские танки скрылись за домами. Но ненадолго. Через несколько минут они, набирая скорость, снова ринулись в атаку. Два танка, спустившись в лощину, пытались обойти нас и ударить в спину.
- Перерезать им путь! - отдал я команду. И сразу же навстречу врагу устремились две машины. Бой, в котором победили наши танкисты, был коротким. Метким огнем мы подожгли оба танка.
Четыре раза в день бросались фашисты на нашу пятерку. Четыре раза они пытались прорваться. Но сделать это им не удалось. Мы держались. В самый критический момент, когда три наши танка уже были повреждены, а в моей машине кончились боеприпасы, когда фашистам, потерявшим четыре своих танка, все же удалось обойти нас. Маневрируя, я вывел из-под огня свою группу. Немцы, окрыленные переломом боя в свою пользу, начали продвигаться вперед. «Неужели пройдут, сомнут нас? - думал я. - Как их остановить?».
Принимаю решение: перегрузить из поврежденных танков снаряды в свой и продолжать бой. Так и сделал. Трудно было сражаться одному нашему танку против восьми вражеских. Но мы тогда выстояли. Кроме того, подбили еще две машины.
А всего в том бою нашей группой было сожжено и подбито шесть танков, уничтожены противотанковая батарея, крупнокалиберное орудие, истреблено более сотни фашистов.
- Дорогой ты мой, старшина! - обнимая и целуя меня, произнес командир батальона Волошко. - Ты даже не представляешь, что вы сделали, какой совершили подвиг?! Вы дали возможность нашим частям избежать окружения. За вашими действиями наблюдали сам командующий 28-й армии генерал-лейтенант Рябышев и член Военного совета генерал-лейтенант Попель.
На следующий день Совинформбюро известило о том, что пять советских танков в районе Харькова сдержали в несколько раз превосходящего противника, нанеся ему урон и не потеряв ни одной своей машины.
...Уже под Сталинградом, почти на передовой, за этот бой мне вручили орден Ленина”.
Н.В. Махонин, подполковник запаса.

ПЕТРОВ Борис Яковлевич (1923-1942 гг.) родился во Владимире. После окончания 6 классов работал на грамзаводе и во Владимирской типографии. В армию был призван в конце 1941 года. Военное обучение проходил в Саранске и Горьком. На фронте с мая 1942 года. Пулеметчик Б.Я. Петров был убит в бою у д. Двуречная в Харьковской области. До мая 1945 года его мать, Мария Федоровна, ничего не знала о судьбе сына. И вдруг пришли одно за другим 2 письма от незнакомой украинской девушки Галины Киптило, ровесницы Бориса. Рискуя жизнью, она похоронила Б.Я. Петрова.


Борис Петров. Погиб под Харьковым в 19 лет.

Из писем Бориса ПЕТРОВА родным:
17.05.42. “Мама, сейчас мы живем в лесу в шалашах. В лесу стало хорошо, поют птицы, кукует кукушка... Часто хожу на охоту бить грачей и в свободное время я их варю и кушаю с большим аппетитом. Мама, тронемся мы в бой к концу мая, так как нас сейчас одевают и обувают к боям”.
15.06.42. “Здраствуйте, мои родные... Шлю вам всем боевой красноармейский пламенный привет, желаю всего хорошего в вашей жизни. Напишу немножко о себе, так как много писать не позволяет обстановка. Мама, нахожусь я на Харьковском направлении, где немец сосредоточил все силы и мы сейчас от него обороняемся с большими для него потерями. Немца хорошо видно, он от нас всего в двух километрах... Мама, прошу тебя не беспокойся, будь мужественной. От меня теперь часто письма не жди, не до писем. Сейчас немного притихла перестрелка, я выбрал время написать, а то все время в переходах. Ночью переходим, а днем воюем. До свидания. Ваш сын Борис целует вас 99 раз, еще раз, да нету вас”.
В тот же день Борис отправил домой (видимо, из другого населенного пункта) еще одно письмо аналогичного содержания. В нем тоже шутил, просил не беспокоиться. Эти письма оказались последними...


Украинская девушка-комсомолка Г.И. Киптило, похоронившая Б.Я. Петрова.

Из писем Галины Тимофеевны КИПТИЛО:
30.04.45. “Здравствуйте, незнакомая семья! Письмо пишет Вам незнакомая девушка, самая простая советская девушка, которая взяла на себя тяжелую обязанность, и я хочу выполнить эту обязанность с гордостью... Это случилось в 1942 году, в июне месяце, когда наши части временно отступали, чтобы измотать силы врага и Bаш сын погиб в этот день, 22 июня, когда вступили на нашу землю подлые изверги, людоеды-фашисты. Нам не разрешали идти в поле, но я пошла на смерть с подругами под видом собирать колосья, и там наткнулась на труп. Одежда на нем была изорвана. Голова была очень седая. Может, он умер от тяжелого ранения, может, его замучили эти проклятые звери-немцы, точно не могу сказать. В гимнастерке не было ни писем, ни фото, кроме одного документа с адресом. Мы похоронили его позже на этом месте”.
04.05.45. "...Через несколько дней меня вызывают в управу и спрашивают: “Вы комсомолка?” Говорю: “Нет!” Они мне: “Врешь, признавайся, а то хуже будет ”. А я думаю: “Хорошего я и не жду”, и стою на том, что “нет”. Потом задают вопрос: “Вы похоронили бойца?” Я говорю: “Ничего я про это не знаю”. Думала, что пропаду, но обошлось.
Пишите чаще письма и прошу, вышлите фото Бори, я буду очень рада. Целую Вас всех, как родных”.

ШУРИНОВ Владимир Александрович родился в 1917 году в с. Якиманская Слобода Муромского уезда. В Советской Армии с 1936 по 1960 год. Воевал на Юго-Западном, 2-м и 3-м Украинских фронтах. В боях был ранен. Награжден орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.
Восемнадцать суток в подбитом танке. "В феврале 1942 года в Крыму, в районе станции Владиславовка, что неподалеку от Феодосии, рота тяжелых танков под командованием старшего лейтенанта Тимофеева вышла на исходные позиции. “Слоны” (так в шутку окрестили тяжелые боевые машины) заняли свои места, танкисты ждут условный сигнал.
Наконец в небо взвилась красная ракета, и сразу на позиции немцев устремилась лавина стали. Одной из первых неслась машина старшины Лемайкина.
Немецкая артиллерия сосредоточила огонь по вырвавшемуся вперед танку. Особенно усердствовала вражеская пушка, расположенная у отдельно стоящего сарая. Старшина Лемайкин заметил ее, быстро навел танковое орудие на цель. Меткий выстрел с короткой остановки - пушка умолкла навсегда. Но и в его танк угодил снаряд, да так, что машина загорелась. Экипажу потребовалось немало усилий, чтобы сбить пламя. И снова вперед! Сержант Павлов, весь мокрый от пота, еле успевает заряжать орудие. Но Лемайкин доволен - огонь не ослабевает. Выстрел, второй. И еще одно вражеское орудие уничтожено. На этот раз покрупнее - штурмовое.
- Отдельное дерево, ближе 700, дзот, - торопливо доложил механик-водитель Грачев.
Несколько точных выстрелов - и дзот взлетел в воздух. Рассмеялись танкисты, когда увидели над тем местом, где был дзот, облако куриных перьев. Видимо, зимовать фашисты собирались с подушками и перинами.
Гитлеровцы открыли огонь из шестиствольных минометов. Им удалось отрезать нашу пехоту от танков. Танкисты ворвались в населенный пункт один.
Немцы стремились во что бы то ни стало подбить хотя бы один советский тяжелый танк. За каждый уничтоженный “КВ" гитлеровское командование обещало тысячу марок, отпуск и железный крест. Для солдат даже была выпущена листовка, в которой указывались уязвимые места нашего танка. Но видит око, да зуб неймет: вражеские снаряды не смогли пробить броню “слонов".
Поскольку наша пехота оказалась отрезанной, Тимофееву было приказано оставить деревню и отойти. При отходе танк Лемайкина наскочил на минное поле. Из строя вышли обе гусеницы, был поврежден мотор. Могучий “КВ” застыл на месте. Немцы сразу же бросились к танку, пытаясь захватить его. Но другие наши танкисты не позволили фрицам это сделать. Они расстреляли приблизившихся фашистов.
Оставшись на нейтральной полосе, наши танкисты превратили подорвавшийся танк в долговременную огневую точку. Наступила первая тревожная ночь. Танкисты усилили наблюдение за противником: немцы каждую минуту могли подобраться к машине. И экипаж не ошибся. Фрицам действительно удалось приблизиться к танку.
- Рус, сдавайсь плен, - завопили они. Но в ответ застрочил пулемет, из медленно приподнявшегося люка полетели гранаты. А заряжающий Павлов ухитрился обдать фашистов свинцовым огнем из автомата. Открыли огонь по немцам и наши пехотинцы. Потеряв несколько человек, гитлеровцы отползли в сторону.
Снова воцарилась тишина, а с ней наступила и передышка для осажденных в танке. Но ненадолго. В полночь гитлеровцы решили взорвать танк. Но и здесь просчитались. Внезапно осветив фашистов ракетами, наши танкисты обстреляли их из автоматов и пулеметов. На этот раз Павлов отважился выбраться из танка, подползти к убитым и забрать у них оружие.
... Уже несколько суток находились герои в неподвижном танке, кончились продукты.
- Разрешите мне попытать счастья,- обратился сержант Павлов к командиру машины.- Может, проберусь к своим?
- Давай, только осторожно.
Ночью сержант выбрался из танка через десантный люк и уполз. Добрался танкист до намеченной цели. Несколько рейсов совершил он по гусеничной колее, заполненной снегом и грязью. Пятьсот метров туда, пятьсот - обратно. Да еще под огнем врага. В последней вылазке на обратном пути его сопровождали пехотинцы. С их помощью он доставил в осажденный танк все необходимое. Повеселели танкисты. Еще бы: теперь они смогут продержаться несколько дней.
24-ю годовщину красной Армии экипаж встретил в осажденном танке под грохот мин и снарядов. Несколько раз танкистам приходилось отбивать яростные атаки врага. Несмотря на большие потери, немцы не унимались. Они никак не могли смириться с тем, что у них под носом находятся, да еще и сражаются русские солдаты.
Чтобы спасти “КВ”, советское командование пыталось эвакуировать его с помощью других танков. Но безуспешно. Лишь на восемнадцатые сутки, после мощной атаки наших воинов, немцы были отброшены с того участка, где находился танк.
Вскоре все члены героического экипажа были удостоены высоких наград Родины.
В.А. Шуринов, подполковник в отставке.

Быть курсантом пришлось недолго. “26 мая 1942 года Смирнов Дмитрий Антонович прибыл в Севастополь из Новороссийска. В письме матери он писал:
“Прибыл я в часть, наверно, уже дальше не поеду, да и ехать некуда. Здесь в Севастополе будем до победного конца, пока сами не проложим дорогу себе к Большой земле, не освободим Крым от немецких оккупантов. Доехали все благополучно. Кормят здесь очень хорошо. Попал вместе с Левкой, а остальных отправили в другую часть. Говорят, что скоро сниму 12-метровые краги, дадут другую форму. В случае, если долго писем получать не будете, не беспокойтесь, сходи к Левкиной матери... Целую, твой сын Дмитрий”.
Второе письмо написано 2 июня тоже из Севастополя. В нем Дмитрий сообщал, что стал курсантом, начались занятия.
“Я вам посылал одно письмо, не знаю, получили ли. Отсюда письма идут через Новороссийск, очень долго. Фриц здесь немного тревожит нас с воздуха, но мы уже привыкли к этому”.
Быть курсантом Дмитрию пришлось недолго, так как 2 июня 1942 года немцы начали третий штурм Севастополя.
29 июня был самым трудным днем. Последние самолеты передислоцировались на аэродромы Северного Кавказа, последние снаряды расстреляли зенитные батареи. Враг усилил бомбардировки. 30 июня он прорвался к городу. Защитники Севастополя покинули развалины города и отошли к бухтам Стрелецкой, Камышевой, Казачьей и на мыс Херсонес. 4 июля с разрешения Ставки Верховного Главнокомандования часть защитников Севастополя эвакуировалась, остальные бойцы и командиры или погибли, или пробились к партизанам, или попали в плен...
Как уже было сказано в письме Дмитрия Смирнова, в Севастополе воевал и его земляк Шламин Лев Николаевич. Он после захвата немцами Севастополя попал в плен, а после окончания войны вернулся во Владимир. Он подробно рассказал родственникам Смирнова о последних днях Дмитрия. Они с Дмитрием были в разных подразделениях и не очень часто виделись. Последний раз Шламин видел Смирнова в ночь с 1 на 2 июля. Их часть отошла на мыс Херсонес. Поговорить им не удалось. Среди пленных он Дмитрия Смирнова не встречал».
Так как сведения о гибели в Центральный архив не поступали, он был учтен как пропавший без вести. И только после проведенной поисковой работы имя его было увековечено в списках погибших в годы Великой Отечественной войны в г. Севастополе.
СМИРНОВ Дмитрий Антонович (1923-1942) родился во Владимире. Учился в железнодорожной школе, затем поступил в авиамеханический техникум. После окончания в январе 1942 г. был направленна завод "Автоприбор" в инструментальный цех. 2 мая 1942-го призван в армию.

Одиннадцать осколков попали в меня”. “В апреле под Старой Руссой после неудачной атаки я с одним из бойцов остался у шоссе, замаскировался и стал стрелять по немцам. Боец ушел за боеприпасами, я остался один. Вдруг я услышал шум мотора, подумал, что это немцы везут обед, и на этот звук стал стрелять. Но вместо машины с кухней я увидел идущий прямо на меня танк. До него уже было метров семь, а у меня ни гранаты, ни бутылки с зажигательной смесью. Стало жутковато. Что случилось? Где наши? Пополз в тыл и встретил своих. Их вели на оставленный рубеж.
Потом к нашей группе прислали танк, солдаты забрались на него, и мы двинулись. У шоссе нам навстречу вышел строем взвод немецких автоматчиков. Увидев нас, растерялись, скучились в снегу. Мы уже хотели открыть огонь, но стоявший неподалеку вчерашний немецкий танк выстрелил по нашему. Снаряд попал в башню. Я сидел слева от нее, и нутром почувствовал, что все осколки достались мне. Взвел затвор автомата, нажал на спусковой крючок, но выстрелов не последовало. Оказалось, что один из осколков пробил левую ладонь и сделал вмятину на автомате. Наш танк стал разворачиваться, чтобы уйти в укрытие, а я соскочил на землю и только тут обнаружил, что левую руку перебило осколком и забросило мне на спину.
Пришлось отрезать рукава гимнастерки, рубахи, и самому делать перевязку. Ночью всех раненых погрузили в полуторку, прикрыли брезентом и повезли в тыл. Но в яме машина застряла, и я отморозил ноги".
В.М. Виноградов, рядовой.
Ну, а дальше госпитали в Ярославле, Новосибирске. Итог - инвалид войны.
В конце 1942 года В.М. Виноградов продолжил учебу в лесотехническом институте, затем работал во Владимирском тресте «Владимирлес», инспектором ЦК профсоюза рабочих Лесбумдревпрома по Владимирской области, работал на ВТЗ, в горэлектросети.

Ясников Борис Михайлович родился в 1921 году в Костроме. В Советской Армии служил с 1940 по 1945 год. Воевал на Западном, Ленинградском, 1, 2 и 3-м Белорусском и 2-м Украинском фронтах. Был трижды ранен. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «Партизану Отечественной войны» II степени, «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы». После службы в армии жил и работал в г. Гусь-Хрустальный.
Подарки в квадрате. “… В начале 1942 года партизанские отряды, созданные на территории Ленинградской, Новгородской и Псковской областей, нуждались в материальной помощи. Требовалось наладить с ними связь по воздуху, чтобы доставлять оружие, боеприпасы, медикаменты, продовольствие и другие грузы. Для этой цели была выделена девятка военно-транспортных самолетов. В нее вошел и наш экипаж. Я участвовал в двадцати трех рейсах к партизанам. Из них - в трех с посадкой на лесном аэродроме. В остальных случаях наш экипаж ограничивался выброской груза на парашютах.
В каждом полете приходилось рисковать. Редко удавалось прорваться через линию фронта, не подвергаясь обстрелу вражеских зениток и атак истребителей. Но в награду за риск мы получали благодарность партизан.
Не обходилось и без курьезов. Наша девятка достигла заданного района, встала в “круг". Всматриваясь в ночную бездну, приняли поданный партизанами сигнал: "Мы окружены, принять вас не можем, сбросьте груз в ранее указанном квадрате".
Пошли в этот квадрат. И тут замыкающий группу экипаж обнаружил, что машин стало больше... Летчик пересчитал самолеты еще раз. Да, нас не девять, а одиннадцать. Что за наваждение? И главное, все одиннадцать сбросили груз. Когда вернулись на свой аэродром, замыкающий третьего звена доложил о случившемся командиру девятки. Тот засмеялся:
- Нервы сдают, старшина. Галлюцинация. Отдохни получше и выброси эту чертовщину из головы.
Через пять дней мы снова полетели на партизанскую базу. На этот раз с посадкой. Сдали груз, приняли на борт раненых, больных. Перед взлетом партизаны очень благодарили за подарки, сброшенные в прошлый рейс. Мол, спасибо за колбасу и конфеты - давно их не видели, даже вкус стали забывать.
- Помилуйте, этого мы вам не сбрасывали, - оправдывался наш командир.
- Полно шутить, - не унимался партизан. - Очень много колбасы и конфет было.
Стали сопоставлять факты. Выяснилось, что немцы тоже хотели сбросить провиант своим карательным отрядам, окружившим партизанское соединение, но сбились с курса и приняли нас за своих. Заодно освободились от груза.
Б.М. Ясников, старшина.

Младший сержант Цыганов воевал в составе 175 мотострелкового полка 1-й мотострелковой дивизии Юго-Западного фронта. В последнем письме родным он сообщал, что 20 суток беспрерывно пришлось участвовать в больших боях под Таганрогом и Ростовом, что их часть несет большие потери, большинство воинов убиты или ранены.
“28 июня немецкие войска перешли в наступление, прорвали оборону наших войск и за два дня продвинулись на глубину 40 км. Часть соединений была окружена, и им с тяжелыми боями пришлось прорываться на восток. В соответствии с приказом, 7 июля наши войска начали отход на другие позиции. Немецкое командование обнаружило их отход и организовало преследование. 15 июля гитлеровцам удалось прорвать нашу оборону между Доном и Северским Донцом. На подступах к Ростову противник еще раз попытался окружить наши части, но безуспешно. 24 июля наши части оставили Ростов, отошли на левый берег Дона.
В этих кровопролитных боях в районе г. Аксай погиб младший сержант Цыганов Иван Ильич, родившийся в 1921 г. в селе Тынцы Камешковского района”.

И снова горечь отступления. “Положение наших войск день ото дня осложнялось. Часть советских войск оказалась в окружении, не помогли и резервы Брянского фронта, брошенные в бой. Ставка разделила фронт на два - Брянский и Воронежский, чтобы легче управлять войсками.
575 стрелковый полк, в котором служил рядовой Н. Осипов, уроженец г. Владимира, вел ожесточенные бои под Воронежем у излучины Дона. Несмотря на то, что Ставка направила на воронежское направление резервные армии, положение наших войск лучше не стало. После ожесточенных боев противнику удалось захватить плацдарм на левом берегу Дона. Под ударами превосходящих сил врага советские войска отошли к Воронежу. Прорвавшегося в город врага встречала зенитная артиллерия, которая вынуждена была отражать не только налеты авиации, но и наступление пехоты и танков. Дальнейшее продвижение противника было остановлено. 575 стрелковый полк, сильно потрепанный, но в боевом порядке, переправился через Дон и занял оборону. Рядовой Осипов много раз ходил с товарищами в атаку, вступал в рукопашную схватку. Это был смелый, храбрый боец, постоянно рвался в бой. 15 августа 1942 г. в 5 км от г. Воронежа Осипов Николай Петрович, 1914 г. рождения, погиб.
В это же время в районе Орла вел жестокие бои 29 стрелковый полк, в котором служил владимирец, командир отделения сержант В. Никологорский. Полк занял оборону под г. Волховом. Бойцы в спешном порядке рыли окопы, ставили мины, но вскоре вновь вступили в бой. Командир отделения вел подчиненных в атаку. В одной из них 5 июля 1942 г. в 15 км от г. Волхова Орловской области сержант Никологорский Владимир Николаевич, 1922 г. рождения, погиб”.

ШЕИН Константин Федорова (1908-1994) родился в Оренбурге. Служил в рядах Советской Армии с 1929 по 1958 год. Во время Великой Отечественной войны воевал на Юго-Западном, Закавказском, 4-м Украинском, 1-м Прибалтийском фронтах. Участвовал в войне с Японией. В боях был дважды ранен. Награжден орденом Ленина, пятью орденами Красного Знамени, орденами Суворова II степени, Кутузова III степени, двумя ордерами Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа», «За оборону Киева» и другими. С 1958 года жил и работал во Владимире.
Стояли насмерть. “В 1942 году я командовал 80-м гвардейским стрелковым полком. В районе Туапсе мы оборонялись против отборных частей фашистов. В один из сентябрьских дней немцы обрушили на оборону полка весь огонь своей артиллерии. Вслед за артобстрелом вражеские самолеты буквально засыпали боевые позиции гвардейцев бомбами, бочками с нефтью, кусками рельс, обстреливали с бреющего полета из пулеметов и пушек. Порой казалось, что под таким напором огня и металла никто и ничто не может устоять. Но когда вражеская пехота устремилась на позиции полка, она встретила стойкое сопротивление. Подпустив врага на близкое расстояние, наши воины расстреливали гитлеровцев в упор, забрасывали их гранатами, уничтожали кинжалами, штыками. В результате противник откатился назад, оставив на поле боя не одну сотню трупов.
Но и после этого немцы не отказались от намерений прорвать оборону полка. Для этого они искали слабые участки. Как-то местные жители сообщили, что видели в лощине группу немцев, человек десять. “Значит, разведчики. Надо ждать серьезных действий”, - заключил я тогда.
Оборона в горно-лесистой местности строилась отдельными очагами, главным образом по высотам. На стыке с соседом слева, в лощине, она оказалась неприкрытой, и гитлеровцы решили воспользоваться этим. Мы устроили здесь засаду. На следующий день утром командир роты старший лейтенант Ф.П. Тихонов доложил, что замечено выдвижение противника силой до батальона. Он просил прислать подкрепление.
- Какое соотношение сил допускается в обороне? - спросил я командира роты.
- Один к трем, - ответил тот.
- Следовательно,- говорю ему,- ты своей ротой должен противостоять трем сотням врага. Но вы еще и гвардейцы...
Не зная о засаде, противник вошел в лощину и попал в огневой “мешок”. Шквальным огнем пулеметов и винтовок в течение двух часов боя батальон фашистов был полностью уничтожен”.
К.Ф. Шеин, полковник.

НАГОРНЫЙ Андрей Федорович (1920-1998) родился в деревне Желудково Ивановского района Харьковской области. Полковник. Под Сталинградом командовал орудийным расчетом и противотанковой батареей. В боях был ранен. В Советской Армии служил с 1939 по 1963 год. Награжден двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями. После войны жил и работал во Владимире.
На склонах кургана было скользко от крови. "В пылающий город мы, воины вновь сформированной мотострелковой бригады, вошли, как говорится, с ходу. За десятки километров видны были черные тучи дыма, застилавшие небо. Знали - это Сталинград. Еще в дни кратковременной учебы нам говорили, что Волга должна быть пределом отступления наших войск, что Сталинград необходимо удержать любой ценой.
Мне, рядовому Красной Армии, пришлось в первый же день фашистского нашествия на нашу страну вступить в схватку с врагом, а затем с боями пройти от советско-румынской границы до Волги. И чего только не довелось видеть. Но то, что представилось взору в Сталинграде, потрясло: рушились обгоревшие многоэтажные здания, пустырями зияли целые кварталы; в землянках, вырытых в балках, оврагах, железнодорожных насыпях, ютились тысячи горожан; на развалинах и пепелищах в отчаянии метались в поисках своих близких женщины и дети. И везде трупы, трупы, трупы…
В Сталинград мы вошли ночью, но было светло, как днем: пожары освещали огромный город. Спешим горящими кварталами туда, где ни на минуту не затихают жестокие бои - в район Мамаева кургана.
И вот - боевое крещение на Сталинградской земле. Моему отделению приказано проложить линию связи от батареи до наблюдательного пункта, расположенного на крыше одного чудом уцелевшего на окраине домика. На задание вышло двенадцать человек, а до цели добрались только трое - остальные погибли или были ранены. Немецкие самолеты охотились чуть ли не за каждым бегущим или ползущим бойцом. И все же связь тогда была установлена. Мне не довелось ходить в атаки, участвовать в рукопашных схватках. Но пришлось видеть и то, и другое. Поддерживаемые артиллерийским и минометным огнем, танками и авиацией, гитлеровцы по десять-двенадцать раз в день бросались на курган. Но продвигались на отдельных участках лишь тогда, когда в живых не оставалось ни одного защитника. Наши бойцы дрались до последнего патрона, до последней гранаты, а кончались патроны, дрались штыками и прикладами. Много раз вершина кургана переходила из рук в руки. Один пленный гитлеровец сказал, что после трехдневного сражения за северо-западные скаты Мамаева кургана под ногами было сыро и скользко от крови. А путь к огненному городу он назвал “дорогой мертвецов”.
Пожалуй, не найти в Сталинграде такого клочка земли, на который не упал бы осколок, которого не коснулась бы пуля”.
А.Ф. Нагорный, полковник.

Страх и ужас сковали меня”. “Я родилась в 1919 г. в Суздале. Там окончила среднюю школу, потом поступила в Ивановский государственный медицинский институт. Ввиду того, что началась война, цикл обучения был сокращен, а выпуск был досрочным. В июне 1942 г. сдала последним экзамен и сразу же была призвана в армию. В районе г. Шуи формировалась 292-я Ивановская стрелковая дивизия, куда я и была направлена на должность младшего врача 1011-го стрелкового полка. Через полтора месяца мы уже ехали на Сталингдский фронт.
…Последние числа августа. Наш эшелон остановился на небольшой станции, чтобы набрать воды и угля. Внезапно появился самолет-разведчик “рама", покружился над нами и спокойно улетел. А вскоре мы услышали шум надвигающейся бури, увидели черную тучу - бомбардировщики. Сразу по всему составу был передан приказ: уйти в поле, рассредоточиться, переждать налет. Мы прижались к земле, изредка поглядывая, что творится на станции. А на неё сыпались бомбы. Загорелся вагон с боеприпасами, повсюду разрывы снарядов, треск, гул - страшная картина.
После первого захода самолеты пошли на второй, били из пулеметов, опять бомбили. Под нами качалась земля. Я бросилась в это пекло, крепко сжимая в руках свою медицинскую сумку. Бежала, падала, снова бежала. Страх и ужас сковывали мои движения. Ко всеобщему счастью, жертв у нас не было. Постепенно люди пришли в себя. Мы снова двинулись дальше, к Сталинграду.
На станции назначения выгрузились, пошли пешком под палящим солнцем. Было душно и тяжело, часто налетали самолеты противника.
Вскоре полк вступил в бой. Бои были тяжелые, мы несли потери и вынуждены были перейти к обороне”.
В.И. Синицына (Козлова), капитан.

Источник:
ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ. К 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Выпуск третий: противостояние.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Герои Советского Союза Владимирской области
Фронтовые истории

Категория: Отечественная война | Добавил: Николай (22.04.2021)
Просмотров: 72 | Теги: вов, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru