Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
05.04.2020
05:42
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [371]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [394]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [97]
Юрьев [210]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [265]
Камешково [83]
Ковров [317]
Гороховец [114]
Александров [232]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [86]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [206]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Отечественная война

Ветераны ВОВ вспоминают

Ветераны ВОВ вспоминают

Павлов Леонид, 7-й класс школы № 7. «СМЕЛЕЕ СЫНОК! ТЕБЯ ЖДУТ ДРУГИЕ РАНЕНЫЕ... »
Мой дедушка, Николай Порфирьевич Романов, родился в 1921 году в с. Богданово Тульской области. С 1940 года по 1960 год - на службе в армии. Награждён орденом Красной Звезды, девятью медалями, в том числе «За боевые заслуги».
Он вспоминает: «До войны наш лёгкий артиллерийский полк занимал боевые позиции в нескольких километрах от границы с Германией - в районе станции Козлова (Казлу) Руда в Литовской ССР. Вечером, перед роковым июньским утром 1941 года, мы, ничего не подозревая, смотрели кино. А на рассвете над нами засвистели бомбы и снаряды. В первые минуты всё это было похоже на землетрясение. В это время кто-то поднял полог нашей палатки и громко крикнул: «Санитары, к штабу!».
Эти слова послужили сигналом к действию. Я схватил санитарную сумку и, пробираясь сквозь густую пелену едкого дыма, побежал к штабу полка. На месте штабных палаток дымилась огромная воронка, тут же стонали раненые, лежали убитые. Рядом с воронкой, прислонившись к большой сосне, сидел комиссар нашего полка Зайченко. Лицо его было залито кровью. Один из красноармейцев помогал ему надеть сапоги. Я принялся перевязывать раны комиссара. Нервная дрожь мешала мне оказывать ему помощь. Бинт то и дело выпадал из рук, зубы выстукивали дробь. Комиссар заметил моё волнение и, улыбнувшись, промолвил: «Смелее, сынок! Тебя ждут другие раненые». Спокойный тон комиссара вселил в меня уверенность. Переползая от одного раненого к другому, я оказывал им помощь и перетаскивал в безопасное место. Артиллерийский налёт немцев продолжался около получаса. А когда обстрел закончился, в атаку пошли танки, пехота. Врагу удалось прорваться через наши пограничные заставы. Но при столкновении с регулярными частями его атака захлебнулась.
Во второй половине дня бои шли уже непосредственно на огневых позициях батарей. Прямой наводкой из орудий, гранатами и стрелковым оружием артиллеристы отбивали вражеские атаки. Особенно упорные бои развернулись на подступах к учебной батарее полка. Наши артиллеристы в течение дня несколько раз переходили в контратаку, и фашисты, не выдержав рукопашного боя, откатывались назад. Лишь вечером наш полк отошёл на новый рубеж обороны. Нехватка транспорта затрудняла эвакуацию раненых. Но мы всё же вышли из положения: собрали все оставшиеся повозки и на них уложили раненых. С этим обозом я отправился на станцию Богосово. Но там госпиталя не оказалось. Раненых временно разместили в здании школы. Ухаживали за ними местные комсомольцы, которыми руководила молодая энергичная девушка Рени Бобок. По распоряжению коменданта станции я временно был оставлен работать в этом импровизированном госпитале. Станция постоянно подвергалась варварской бомбардировке. Вскоре был получен приказ: всех раненых, кто может держать оружие, направить на оборону станции, остальных срочно погрузит в вагоны. Пока шла погрузка тяжелораненых, остальные вели бои по уничтожению фашистов. И только вечером наш состав из семи товарных вагонов, битком набитых ранеными, отправился в Полоцк. В Полоцк прибыли утром и сразу же попали под бомбежку. Во время этого налёта фашисты разрушили госпиталь и больницу. Нам пришлось двигаться дальше - в Великие Луки. Здесь тяжелораненых перегрузили в военно-санитарный поезд. С остальными я отправился в Иваново. В Шуе нас встретил большой отряд медицинских работников и трудящихся города. Очень тепло встречали ивановцы своих защитников, в первых боях проливших кровь за Родину. Их окружали вниманием и заботой...».

Андрианова Нина, 9 «В» класс школы № 29. С БОЯМИ ОТ СМОЛЕНСКА ДО БЕРЛИНА. Мой прадедушка, Столяров Аким Кондратьевич, ветеран революции 1917 года, участник Гражданской войны, работник ВЧК, участник обороны Москвы, штурма Берлина.
Война застала Акима Кондратьевича в Смоленске. Вот что он вспоминал: «Гитлеровская Германия буквально на вторые, третьи сутки начала производить бомбёжку города. Первые дни, вернее, ночи, производились слабые налёты с участием нескольких десятков самолётов, в дальнейшем сила бомбёжки нарастала. На протяжении нескольких недель старинный русский город Смоленск был разбит окончательно, здания разрушены, вышли из строя хлебозаводы, не было воды и электроэнергии. В составе команды противовоздушной обороны Красноармейского района, участвовали и организовывали тушение горящих домов, производили обезвреживание сброшенных врагом термитных зажигательных бомб, а, главное, оказывали немедленную посильную помощь населению, пострадавшему от бомбёжки. Примерно через месяц город был занят противником. Вместе с командой по долгу службы пришлось находиться в городе до конца и оставить его в то время, когда там уже были немцы. С воинской частью, с тяжёлыми оборонительными боями отступали вглубь страны, неоднократно попадая в окружение, отрезанные от своих, без снабжения, порой не принимая никакой пищи, плохо обмундированные. Продвигались по направлению к Москве. Суровые, молчаливые лица бойцов, настроение подавленное... Дойдя до Москвы, взялись за строительство оборонительных сооружений. Поклялись стоять насмерть и защищать Москву. Здесь впервые увидели в действии наши грозные прославленные «Катюши».
Вспоминаю наши первые победы - взятие Малоярославца. Насколько поднялся дух и настроение бойцов, когда увидели убитых и пленных немцев! Под Москвой наша воинская часть была переформирована в диверсионное подразделение. Изучив минное дело, рацию и парашют, наши разведчики-минёры засылались мелкими партиями в тыл врага. Наша часть была переброшена на транспортных самолётах в глубокий тыл врага, где мы пробыли в течение 11 месяцев до прихода наших войск. В первое время в тылу у врага было очень тяжело, в особенности, плохо со снабжением. Но в дальнейшем перешли почти полностью на снабжение за счет врага. Его же взрывчаткой подрывали склады, мосты, дороги, переправы, пускали под откосы поезда, идущие с боеприпасами, снаряжением и живой силой. Одновременно с этим вели инженерную разведку в местах скопления войск, техники противника, на путях его передвижения. Все сведения ежедневно передавались по рации нашему командованию.
После освобождения Белоруссии вместе с 1-м Белорусским фронтом были переброшены в Польшу, участвовали в освобождении Варшавы и других городов. За участие во взятии Берлина и обеспечение переправы через водный канал Шпрее для решительного штурма рейхстага нашей части было присвоено звание «Берлинской» - Первый отдельный особый Берлинский Гвардейский ордена Кутузова батальон минёров. Вспоминаю своего боевого командира, в то время майора, коммуниста Тишенинова В.В. Советское правительство высоко оценило мои скромные боевые заслуги, наградив орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

Петрова Марина, 1-й курс гуманитарного факультета ВлГУ (рук. В.И. Жарнова). БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕРХОВНОГО. Мой дед - Зиновий Фёдорович Петров родился в 1909 году. В начале войны - подполковник технической службы. Ушёл добровольцем на фронт. Воевал в составе Воронежского, Юго-Западного, Украинских фронтов. Имеет восемь правительственных наград.
Он вспоминает: «Конец августа - начало сентября 1943 года ознаменовались наступательными боями в районе Запорожья с целью окружения противника и выхода в низовье Днепра. Шли тяжёлые бои, по несколько суток не спали. И русские, и немцы несли тяжёлые потери. Особенно запомнился бой в конце августа. Нашу атаку на высоту должны были поддержать танки и самоходная артиллерия, но прошёл сильный дождь, земля - чистый чернозём, танки вязнут, артиллерия вязнет, а немцы с высоты с лёгкостью расстреливают залёгшие советские стрелковые цепи. И солдаты, и офицеры потеряли надежду выжить, нельзя было поднять головы. Но тут в бой вступили казаки 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. Бой разгорелся с новой силой. Казаки понесли огромные потери, но и дрались отчаянно. Противник был разгромлен. После этого боя дивизию вывели во второй эшелон на переформирование - в ротах оставалось по 10-15 человек вместо 120, а офицеров едва ли не десяток на весь полк. Но самое страшное было впереди. 25 сентября дивизию передали 3-му Украинскому фронту. В эту же ночь дивизия в составе передовых отрядов под огнём противника форсировала Днепр и через три часа овладела узким плацдармом на правом берегу. В течение двух суток удерживали плацдарм. Немцы хотели не просто убить нас, а утопить (этот эпизод хорошо отражён в художественном фильме «Батальоны просят огня»). Советские солдаты отбивали атаку за атакой, и, если бы не «Катюши» - немцы точно бы сбили нас с плацдарма.
Всё это время стояла немыслимая жара. Тылы не могли переправиться через Днепр; голод ещё как-то можно было выдержать, но вода нужна была всем, особенно раненым. До реки практически не добраться: вся местность простреливалась, по реке плыли трупы. Только через двое суток пришло подкрепление. За форсирование Днепра всем участникам была вынесена благодарность лично Сталиным».
В послевоенные годы Зиновий Фёдорович занимался восстановлением и развитием лёгкой промышленности. За трудовую деятельность отмечен наградами; автор многих изобретений, научных статей, учебных пособий.

Кржижановская Яна, 9 «В» класс гимназии № 35 (рук. Л.Е. Малёва). «ПРИШЛОСЬ РВАТЬ НА БИНТЫ РУБАШКИ, ПЛАТКИ...». Моя бабушка, Морозова (Кулькова) Анна Федоровна, родилась в 1920 году в пос. Великодворье Гусь-Хрустального района. Окончила медицинское училище. С июня 1941 года - медицинская сестра эвакогоспиталя, с которым прошла дорогами войны до Германии. Награждена орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией». После войны работала в детском саду.
Она вспоминает: «В жизни каждого человека есть дни, которые останутся в его памяти навсегда. Для меня эти дни - Великая Отечественная война. Я помню день, когда началась война, помню, как потемнели, посуровели лица людей, услышавших эту страшную весть. Вскоре в наш город Гусь-Хрустальный стали прибывать эшелоны с ранеными. Многие девушки, в том числе и я, стали настойчиво добиваться в военкомате, чтобы нас направили работать в эвакогоспиталь № 1890. Нам пошли навстречу.
Дел у нас было много. Нам приходилось на станции встречать раненых, на носилках переносить их в госпиталь, проводить санитарную обработку.
После разгрома фашистов под Москвой наш госпиталь двигался вслед за советскими частями на запад. Много времени прошло с тех пор, много из памяти ушло безвозвратно, но день 2 июля 1944 года, пожалуй, никогда не уйдёт из памяти. В этот день наш эшелон, в котором размещались два госпиталя, прибыл из Калуги на станцию Кричев, в Белоруссии. Фашисты взорвали железнодорожный мост через речку Сож. Наши сапёры ещё не успели навести новый или отремонтировать старый. Пришлось ждать. День выдался жаркий. Вокруг ни деревца, ни кустика. От жары мы не находили спасения. Когда стало темнеть, многие вышли из вагонов, чтобы подышать свежим воздухом. Вдруг неподалёку от нас забили зенитки. Немецкий самолёт сбросил осветительную ракету, стало светло, как днём. Вскоре прилетели бомбардировщики и стали сбрасывать свой смертоносный груз. Укрыться было негде. Кое-кто успел отбежать от состава лишь на сто-двести метров. Всюду рвались бомбы, свистели осколки. Мы тогда не досчитались многих товарищей. Погиб начальник эшелона И. Пинязь, медсестра К. Митрофанова и другие. Я получила небольшую контузию.
До Могилёва, куда следовал эшелон и куда мы не могли попасть из-за отсутствия переправы, добирались на автомашинах. Город лежал в руинах, дымились пожары. Раненых было так много, что у нас не хватало перевязочного материала на всех. Пришлось рвать на бинты рубашки, платки...
Закончила войну в Германии. Этот день также не забываем».

ШТУРМОВАЛ ПЕРЕКОП И ВЫСОТЫ НАУКИ. Василий Дмитриевич Волгин родился 2 марта 1923 года. В 1941 году окончил среднюю школу, в 1942 году - призван в армию. После войны окончил МХТИ им. Д.И. Менделеева, в 1960 году защитил кандидатскую, в 1979 году - докторскую диссертации. Работал на ВХЗ, пускал в эксплуатацию первый цех по производству пенопластов, затем во ВНИИСС (позднее «Полимерсинтез»), где занимался разработкой новых типов пенопластов.
ИЗ АНКЕТ УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, ЗАПОЛНЕННЫХ ВЕТЕРАНАМИ (собрали и записали учащиеся школ №№ 5,16, 21):
Он вспоминает: «На фронте с 1942 года, в полковой разведке. В составе потерпевших поражение под Харьковом войск отступал в сторону Сталинграда, затем - бои в окопах и донских степях, атаки, после которых нас, мальчишек, мало оставалось в живых. Нас включали в состав новых пехотных частей. Зимой началось наше наступление в сторону реки Миус в Ростовской области. С начала 1943 года - рядовой в отдельной дивизионной разведроте. 12 апреля 1943 года в ночном бою с немецкой разведкой около села Дмитриевка тяжело ранен пулей навылет в нижнюю позвоночную область с левой стороны. Излечился в госпитале к концу июля 1943 года.
Был назначен командиром переносной полевой радиостанции РБМ во 2-й гвардейской армии. 5 марта 1943 года «Миус-фронт», как он назывался, двинулся в общее наступление на Запад. Наша дивизия шла в направлении на город Сталино (теперь Донецк), затем в сторону Днепра у города Херсон. Я с помощником-радистом были приданы командиру батальона. Наша дивизия заняла город Алёшки (новое название - Цюрупинск) на левом берегу Днепра, напротив Херсона. До декабря шла миномётная перестрелка с противником. Поредевшую дивизию отвели на пополнение в Нижнюю Таврию. В марте начали готовиться к освобождению Крыма. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки прорвали Турецкий вал. Заняли город Армянск. Затем новое наступление на Перекоп, Джанкой. Новая мощная артподготовка. Утром 9 апреля под огнём противника мы поднялись в атаку на вал Перекопа. Бегу рядом с помощником. Перед нами падает снаряд, помощник убит, я в крови, на миг теряю сознание. Крупный осколок глубоко врезался в кость правого голеностопного сустава, и, вроде мелкой проволочки, пробил глазное яблоко. В полевом госпитале глаз ещё слабо видел свет. В стационарном госпитале достали из кости крупный осколок, но не заметили пару мелких. Прибыл в Москву в госпиталь 1-й глазной больницы, но зрение начало атрофироваться, и правый глаз удалили. Затем другой госпиталь, где чистили загнивающую кость и достали ещё два осколка... За боевые заслуги награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Славы 3-й степени, медалями. За трудовые успехи - орденом «Знак Почёта», медалями всех достоинств ВДНХ. Присвоено Почётное звание «Заслуженный изобретатель РСФСР».

В БАТАЛЬОНЕ АЭРОДРОМНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ.
Вспоминает Иванова Анна Ивановна: «12 сентября 1942 года добровольно ушла на фронт. Военкомат направил меня на Волховский фронт, 56-й батальон аэродромного обслуживания, в роту связи. Работала телефонисткой по обслуживанию боевых авиационных полков: истребителей, бомбардировщиков, которые бомбили тылы и передовые части врага.
Так начиналась моя фронтовая жизнь. Нас бомбили, обстреливали. Мужчины готовили аэродром, а мы, девушки, брали катушки весом 16 кг. (полевой провод), разворачивали наземную связь, устанавливали полевые телефоны. В 1942 году наш Волховский фронт соединился с Ленинградским. Мы принимали участие в освобождении Ленинграда от блокады.

А дальше были 1-й и 2-й Украинские фронты. Участвовала в освобождении Польши, Венгрии, Чехословакии.
Запомнился мне день 9 мая 1945 года. Уже объявили конец войны, а в Праге бесчинствовала группировка Клейста. Наши самолёты полетели на задание, и не вернулись четыре лётчика. Прошли всю войну, а в День Победы погибли.
Демобилизовалась из армии 1 мая 1946 года. Боевые награды: орден Отечественной войны, медаль «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией».

В РАЗВЕДКУ ЗА «ЯЗЫКОМ». Балачкова Лидия Ивановна (в девичестве Перфильева) родилась в 1923 году. В 1941 году окончила 9 классов Костерёвской средней школы.6 июля 1941 года ушла на фронт.
Она вспоминает: «6 июля 1941 года я ушла на фронт. Под Москвой шли очень большие бои, много убитых и раненых. Мы попали под бомбёжку. Я была ранена в голову. Ранение - осколочное. После госпиталя меня направили в разведроту. Так началась моя жизнь в разведке. Основная задача разведчика - взять «языка». Нас было восемь человек. Два дня скрывались в лесу. Был март, снегу много. Завёртывались в палатки, зарывались в снег и спали. На третьи сутки ночью вышли к дороге и услышали шум, ехал мотоциклист. Натянули через дорогу шнур, немец налетел на него, не успев дать очередь из автомата. Его быстро скрутили, и мы быстро удалились с этого места. У одного разведчика распухли ноги, он не мог идти. А немец был такой здоровый, что его пришлось всю дорогу нести на плечах нашего товарища. Передвигались ночью, через трое суток вышли к передовой. Языка комвзвода повёз в дивизию.
На Курской дуге под Прохоровкой были страшные бои, шли танковые сражения. На нашу группу разведчиков напали фашисты, меня ранили в ногу. Я заметила, что стрелял офицер. Прицелилась и выстрелила в него. Отомстила за своё ранение.
Трудно было в Германии. Там было много блуждающих фашистских групп. На одну из таких групп мы налетели. Я успела вскинуть автомат, а на меня напал немец. Он выстрелил, ткнув в меня автоматом. Очнулась я в госпитале. Ранение было тяжёлое, сквозное. Пуля прошла рядом с сердцем. Пролежала в госпитале семь месяцев. В октябре 1945 года меня уволили из армии. Сопровождали до дома, так как ранение было тяжёлое. Дома мама долечивала домашними способами.
Награждена орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги».
После войны вышла замуж за офицера, своего бывшего одноклассника. С ним уехала в Латвию, где мы прожили 43 года. После возвращения во Владимир работала на «Точмаше», в Совете ветеранов Фрунзенского района.

КАВАЛЕР ОРДЕНА СЛАВЫ.
Анохин Виталий Иванович родился 22 апреля 1922 года в с. Менчаково Суздальского района Владимирской области. Учился в сельской школе, окончил 8 классов. До войны работал в колхозе. В ряды Красной Армии призван 2 января 1943 года.
На фронт попал в апреле 1943 года, под Орёл, в 237-й гвардейский полк, 61-ю армию. Первый бой принял на Курской дуге. Запомнились Пинские болота, форсирование Днепра, Вислы, бои за г. Торунь (Польша), в Германии. Бои проходили тяжело, кровопролитно, с большими потерями (дивизии не хватало на неделю; реки были заполнены трупами солдат).
Был ранен, контужен, лежал в госпитале в Орловской области, снова вернулся в свою часть. Боевой путь закончил в 1945 году в звании гвардии сержанта. День Победы встретил в Германии. Боевые награды: ордена Отечественной войны, Славы 3-й степени, Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги».
После войны работал в жилищно-коммунальном хозяйстве Владимира, с 1954 года по 1994 год - на заводе «Автоприбор».

ЗАЩИТНИК МОСКВЫ
Князев Анатолий Ефимович родился 20 июля 1918 года в д. Лесное Татаринцево Гороховецкого района. В 1930 году окончил начальную школу. До призыва в армию работал на ткацкой фабрике (станция Денисово). Призван в ряды Красной Армии в 1938 году. Участник войны с белофиннами, Великой Отечественной войны.
Оборонял Москву в составе 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии. Воевал под Курском, Сталинградом. Был командиром взвода миномётчиков в звании сержанта. Трижды ранен. После самого тяжёлого - третьего ранения в руку, грудь, спину - был комиссован в марте 1944 года. Боевые награды: орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией».
До окончания войны работал на лесокомбинате. После войны уехал во Владимир. Работал сотрудником УВД. С 1958 года - на ВХЗ. С 1967 года - на инвалидности.

КОМАНДИР МИНОМЕТНОГО ВЗВОДА
Мартынов Николай Иванович родился 23 апреля 1924 года в с. Овчухи Суздальского района. Окончил Суздальский техникум механизации сельского хозяйства в 1943 году, получил специальность техника-механика. 26 мая 1943 года был призван в ряды РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии).
Был командиром миномётного взвода в звании младшего лейтенанта 333-го стрелкового полка 6-й Орловской дивизии. Воевал на 2-м Украинском фронте. Освобождал Румынию, Венгрию, Чехословакию. Дважды был ранен. День Победы встретил в госпитале, который находился в г. Ньиредьхаза (Венгрия). Там и закончил боевой путь, получив тяжёлое ранение.
Боевые награды: орден Отечественной войны 1-й степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией».
40 лет работал конструктором на ВТЗ.

САНИНСТРУКТОР
Сидорова Нина Григорьевна родилась 21 мая 1923 года в Златоусте. В 1942 году была призвана в ряды Красной Армии. С 4 декабря 1942 года - на фронте. Воевала на Сталинградском, Донском, 1-м и 4-м Украинских фронтах. Санинструктор-медсестра, сержант.
«Свой первый бой приняла в Сталинграде. Перевязывала, выносила раненых. Сначала было очень страшно, а потом как-то и не замечала, что кругом горело, свистело, ухало, летели пули и осколки. Перевяжешь кое-как раненого, положишь на плащ-палатку, начинаешь тянуть. Иной раз и силёнок не хватает сдвинуть с места. От бессилия текут слёзы, капает пот, но находишь в себе силы и говоришь ласковым, успокаивающим голосом: «Подожди, миленький, сейчас я тебя перетащу в более безопасное место».
Весной 1944 году по приказу командования была направлена в полевой госпиталь, который находился в 60 км. от передовой. Там при бомбёжке я получила ранение в ногу.
Вспоминать о боях очень тяжело. Напряжение на фронте всё возрастало. Наша жизнь набирала темп в беспрерывных переездах, налётах, обстрелах. Физически это невозможно было выдержать, но мы как-то выдерживали, чему и сами удивлялись.
День Победы встретила в бою в Чехословакии. 14 мая закончила свой боевой путь в Праге. Боевые награды: ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги».
После войны вышла замуж за офицера. В 27 лет получила инвалидность. В настоящее время занимаюсь общественной работой по военно-патриотическому воспитанию молодёжи».

ПЛЕНИЛ ЧЕТЫРЕХ ФАШИСТСКИХ ГЕНЕРАЛОВ. И.В. Смирнов, майор в отставке, Почётный гражданин Плунгеского района Литовской ССР.
ИЗ РАБОТ УЧАЩИХСЯ ШКОЛЫ-ИНТЕРНАТА № 30 (рук. А.А. Кувакина, Е.П. Яковлева):
Он вспоминает: «Наверное, у каждого участника Великой Отечественной войны в домашнем архиве найдётся фронтовая фотография, особенно дорогая и памятная. Есть такая и у меня.
...Группа солдат и офицеров 54-го Краснознамённого Кёнигсбергского стрелкового корпуса приехала 13 мая 1945 года в Берлин, чтобы своими глазами увидеть столицу поверженной фашистской Германии. На память об этом дне сфотографировались у стен рейхстага.
Долог был путь до Берлина. Но не всем защитникам Советской Родины довелось дожить до светлого Дня Победы. Но те, кто слышал праздничные майские салюты, не забудут их никогда. Как не забудут и тех, кто сложил головы на полях жестоких сражений.
Войну я встретил курсантом Киевского военного училища. На восьмой день войны, 30 июня 1941 года, принял первое боевое крещение. К концу года стал офицером. Был командиром взвода, роты, командовал стрелковым батальоном. В 1944 году - в разведотделе штаба 54-го стрелкового корпуса. Части нашего корпуса сосредоточились восточнее Гданьска. Там, в северной части Померании, в районе устья Вислы, в начале мая продолжались ожесточённые бои. Вражеская группировка, прижатая нашими частями к морю, не хотела сдаваться в плен. Нам оставалось одно: уничтожить врага. Такой приказ и был дан маршалом Советского Союза К.К. Рокоссовским.
Перед началом артиллерийской подготовки я вместе с группой бойцов-разведчиков находился на передовой линии. Ровно в 4.00 раздался зуммер полевого телефонного аппарата. Командир корпуса генерал-лейтенант А.С. Ксенофонтов потребовал доложить обстановку, видя, что противник стал вести себя сдержанно, не ведёт ни пулемётного, ни артиллерийского огня, не принимает особых мер к маскировке. Доложив генералу обстановку, я высказал соображение - предложить ещё раз врагу капитуляцию. Примерно через полчаса я сидел за столом генерала и получал инструктаж о церемонии встречи и условиях капитуляции. Мне было дано задание выехать к противнику в качестве парламентёра от имени советского командования. Получив задание, я взял с собой переводчика - капитана Д.Т. Герасимова и пять бойцов-разведчиков, с которыми выехал на автомашине в расположение врага. Как он поступит? Что ему наш белый парламентёрский флаг? Никто не знал, что будет с нами через минуту-другую. Нервы были напряжены до предела.
В нейтральной зоне мы встретились с ехавшим нам на встречу немецким полковником. Не договорившись с ним о капитуляции, мы рискнули ехать вглубь расположения врага, к самому командующему, генералу Рихарду. На передней линии немцы были с оружием в руках, но с унылым настроением. «Война капут!», «Гитлер капут!», - бормотали окружающие нас солдаты и офицеры, расспрашивая об условиях капитуляции. Герасимов бойко отвечал на их вопросы. На вопрос, где расположен их штаб, мне охотно ответили, а один офицер изъявил желание проводить нас. Ехали минут 15-20. У штаба нас встретил адъютант генерала, а вскоре вышел и он сам. Мы договорились об условиях капитуляции. Затем я потребовал, чтобы был отдан приказ о сложении оружия и сдаче в плен. Генерал подчинился. Понурив голову, заявил: «Я нахожусь в вашем распоряжении». Взяв его с собой, мы отправились в расположение штабов других соединений, подчинённых ему, где таким же путём пленили ещё трёх генералов.
А в это время все немецкие части безоговорочно складывали своё оружие и сдавались в плен. Немало были удивлены наши офицеры и генералы, когда из машины, подъехавшей к помещению нашего штаба, робко вышли фашистские генералы.
А к вечеру устье Вислы высветилось тысячами разноцветных ракет и россыпью трассирующих пуль. В последний раз, теперь уже неприцельно, а, беспорядочно стреляя, взорвали вокруг непривычную тишину зенитные и полевые орудия».

С 5 ЧАСОВ УТРА 22 ИЮНЯ 41-го ДО ПОБЕДНОГО МАЯ 45-го. Денисенко Михаил Николаевич родился в 1910 году в Белоруссии. По образованию учитель. В армию был призван в 1939 году с должности директора школы.
Он вспоминает: «22 июня 1941 года наш полк вступил в бой. Это было в районе г. Рава-Русская Львовской области. На пятые сутки войны я получил тяжёлое ранение в левую ногу. В Киеве меня оперировали, и на излечение был переправлен в военный госпиталь №1332 в Ждановск (ныне Мариуполь). В конце сентября был выписан в распоряжение штаба Сталинградского военного округа. До Сталинграда вместе с другими выписанными из госпиталя по украинской степи добирались пешком. Офицерское звание получил в марте 1942 года после окончания курсов подготовки офицеров артиллерии для защиты Сталинграда.
В мае 1942 года 6-я отборная фашистская армия под командованием Паулюса рвалась к Сталинграду. В конце августа я был направлен в 74-й артполк 84-й Харьковской Краснознамённой дивизии им. Тульского пролетариата.
В 1923 году в её формировании активное участие принимали граждане Тулы, откуда дивизия в 1941 году ушла на фронт. В бой вступила под Старой Руссой.
А последний бой был в Австрии при освобождении города Грац, южнее Вены. Путь дивизии был нелёгок: Сталинградская и Курская битвы, Корсунь-Шевченковская операция, форсирование Днепра, освобождение Харькова, Белгорода, Полтавы, Кременчуга, Александрии, Кировограда, Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии и Болгарии.
Воевал сначала командиром взвода, а на Курско-Орловской дуге - командиром батареи. В этой должности и закончил войну, пройдя её всю: с 5 часов утра 22 июня 41-го до победного мая 45-го.
Мои ратные дела Родина отметила боевыми наградами: орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, болгарским «За храбрость», медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Есть награды и за мирный труд: медаль «За трудовое отличие», «Ветеран труда». Отмечен знаком «Отличник народного просвещения». В 1959 - 1980 гг. - директор школы-интерната № 30.

В ШТЫКОВУЮ В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ. До войны Годовиков Евграф Кельсеевич (1916-2003) работал в колхозе. Службу в армии начал в 1937 году. Принимал участие в боях на Халкин-Голе. В 1941 году после окончания Высшего политического училища в Москве был направлен в Львовскую область на границу с Польшей. Здесь и встретил войну.
Он вспоминает: «Шёл 1941 год. Я был курсантом военно-политического училища им. В.И. Ленина в Москве. 30 апреля состоялся выпускной вечер, а 1 мая все наше училище участвовало в военном параде на Красной площади. Парад принимал нарком обороны маршал Тимошенко. 3-4 мая мы разъехались по воинским частям. Наша дивизия стояла в 12 км. от польской границы в Рава-Русском районе Львовской области.
В пять часов утра 22 июня нас подняли по тревоге. В это время над нами пролетели шесть самолётов в направлении Львова. Как позднее мы узнали, они летели бомбить Киев. Через 30 минут после объявления тревоги командир полка сообщил нам, что немцы в 4 часа утра перешли границу и наши пограничники ведут бои. Есть убитые и раненые.
Получив приказ выехать навстречу немцам по шоссе Киев-Варшава, в 8 часов утра мы встретились с ними. Наши пограничные деревни были уже заняты. Навстречу идут раненые пограничники, есть убитые, а немцы неумолимо приближались. Пока ждали подносчиков патронов, немцы подошли совсем близко. Пришлось вступать в штыковой бой. Немцы штыковой бой не приняли, бросили оружие, подняли руки. В результате удалось захватить две роты немецких солдат в плен. Линию обороны держали трое суток, но слишком неравны были силы. И мы были взяты в кольцо. Пришлось с большим трудом выходить из окружения. Отступали с кровопролитными боями через Львов, где в наших солдат стреляли из-за каждого угла. В одном из боёв был тяжело ранен, лечился в госпитале на Кавказе. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны, медалями.
После краткого отпуска был отправлен в распоряжение политотдела Свердловской железной дороги. С военного учёта был снят из-за полученных ранений. Занимался восстановлением народного хозяйства. Работал в Николаеве. В 1973 году переехал во Владимир. Вместе с женой Кристиной Семёновной вырастили двоих сыновей, помогали растить внуков».

Волкова Екатерина, клуб «Краевед» политехнического колледжа. ОНИ ВСТРЕТИЛИ СВОЮ ЛЮБОВЬ НА ВОЙНЕ
Человек и война - это вечная проблема. Главное для человека на войне - это не уронить себя, с честью выдержать все испытания. Совершить подвиг на войне удаётся не всем. Но именно тех, кто смог, хранит благодарная память поколений. О войне должен помнить каждый. Это наш долг, это то немногое, что мы можем сделать для павших. Мы должны знать и помнить о тех почти совсем мальчишках и девчонках, которые смело смотрели смерти в глаза, защищая Родину. Сколько жизней унесла война, сколько покалечила судеб! Но люди выстояли. Они сумели начать новую жизнь. Как они вставали на ноги, как сумели победить - об этом я попытаюсь рассказать на примере героической судьбы одного человека.
В семье любящих друг друга родителей Иван был первенцем и главной их надеждой. С детских лет он отличался любознательностью и смышлёностью. Окончив в 1938 году семилетку, Иван вместе с родителями работал в своём колхозе. Приглядываясь к сельскохозяйственным машинам, он обнаружил в себе любовь к технике. Мечта привела в город, где он стал работать водителем, окончив курсы.
И вдруг - война. С первых дней он ушёл на фронт. Ивана отправили на курсы механиков-водителей в Сталинград, откуда он попал в танковый батальон капитана Позолотина, в экипаж старшины Краснова. Был он, пожалуй, самым неприметным в экипаже: небольшого роста, щупловатый. Первый бой экипаж принял под Малоярославцем. Атака была успешной. Первое испытание выдержано! А впереди были новые сражения. 11 декабря танки ворвались в сожжённую Истру и, не задерживаясь пошли на Волоколамск. Переправляясь по замёрзшей реке, танк Краснова пошёл под лёд. Иван, спасая машину, нырял в ледяную воду и цеплял буксирный трос. Машина была спасена.
Мчались опалёнными дорогами войны танки. В марте 1943 года в сороковой раз повёл свою машину в бой Иван Анисимов. В районе деревни Петушки отважный экипаж уничтожил две противотанковые пушки, один средний танк, два миномёта, два взвода фашистской пехоты. Десять часов танк продержался в бою. Он совершил героический рейс и возвратился из боя невредимым.
31 августа 1944 года в очередном бою фашистский снаряд задел танк. Заклинило башню, полыхнуло огнём. Погибли члены боевого экипажа, чудом спаслись Иван и два его товарища. Но случилось ужасное: весь израненный, полуживой, он попал в плен. Плен продолжался пять месяцев. Всё это время Иван разрабатывал планы побега. Фронт приближался. Иван предложил своим товарищам бежать вместе. Но никто не решился. Тогда решил бежать из плена один. Побег удался. Когда он пришёл к своим, они долго не могли поверить, как он сумел выдержать выпавшие на его долю испытания.
Война ещё шла, но чувствовался её близкий конец. Иван Анисимов продолжал воевать, сначала ординарцем, потом снова в танковом батальоне. И вновь был тяжело ранен. На этот раз почти не было надежды на то, что он выживет. Его отправили в госпиталь. Там за ним ухаживала и спасала ему жизнь молодая медсестра Надежда Титова. Благодаря её заботе Иван поправлялся. В очередной раз он победил смерть. Но не только личное мужество и сила воли помогли ему выжить, но ещё и любовь, и доброта Надежды. Иван сказал, что будет ей благодарен всю свою жизнь.
А война продолжалась. В последних боях Иван Анисимов всё также героически борется с фашистами. Он уничтожил более сотни вражеских танков. Был награждён орденами Отечественной войны, Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги». Но вот наступил долгожданный 1945 год. «Ура! Победа!», - мог крикнуть каждый в этот момент. Наступала новая жизнь, нужно было восстанавливать разрушенное, строить заново.
Дальнейшая жизнь моего героя после войны сложилась очень счастливо. Иван и Надежда, встретившиеся на дорогах войны, поженились. Иван Алексеевич стал работать в колхозе водителем, Надежда Константиновна - медсестрой в больнице. У них родился сын Андрей. В доме всегда царили любовь, мир, взаимопонимание. Это была настоящая любящая семья. До самой смерти жены Иван сохранил к ней любовь, очень страдал после её кончины.
До сих пор помнит Иван Анисимов каждый день войны, дым пожарищ городов и сёл, осиротевших детей, своих боевых товарищей, за которых клялся отомстить и сдержал своё слово.

Косыгина Екатерина, 10 «А» класс гимназии № 23. «ЛИШЬ ГОРЕ ПОТЕРИ ОСТАЛОСЬ, ОНО НИКОГДА НЕ ПРОЙДЁТ...»
Я бы хотела рассказать одну историю, которую услышала однажды от совершенно незнакомой мне женщины и которая тронула меня до глубины души. Думаю, что такие чувства, такая преданность и героизм многое могут сказать о человеке на войне.
Мария Геннадьевна, старушка 79 лет, была в этот день необычайно взволнована. Встав рано утром, она уже успела сходить на рынок и купить полкило любимых леденцов «Взлётные». Других сладостей она не признавала. Дочь часто обижалась: «Мама! Ну, зачем я вообще покупаю тебе шоколад, пастилу, зефир? А торты? Это же лучшие торты России, концерн «Бабаевский»! Я же хочу сделать тебе приятное, а ты ни к чему не притрагиваешься! Только и знаешь, что свои «Взлётные»!». А Мария Геннадьевна раздавала соседкам вкусные подарки дочери, а сама каждое воскресенье ходила за своими любимыми «Взлётными»... Но сегодня был особенный день. Она торопилась, словно ждала гостей, хотя прекрасно знала - никто к ней не придёт. У детей давно своя жизнь, внуки навещали по большим праздникам. Только дочь приезжала чаще, привозила продукты, лекарства. Старушка оставалась наедине со своими воспоминаниями. Но она никогда не жаловалась, наоборот, боялась обременить собой молодых.
Единственным существом, согревавшим её душу, был старый рыжий кот Васька. Только он и знал её тайну, он один знал о том, что старушка так трепетно хранила в левом кармане старой хлопчатобумажной рубашки, прямо у сердца. Сегодня был особенный день. Именно 10 июля 1943 года она впервые встретила его. Именно тогда судьба её перевернулась, появился новый смысл жизни... В ней зажёгся вечный огонёк любви, веры и надежды, который, несмотря на долгую разлуку длиной в 60 лет, несмотря на пережитые беды и невзгоды, несмотря на её «другую» жизнь (весь свой жизненный путь она чётко разделяла на две составные части: с ним и без него), не угас до сих пор. Его образ, его глаза, его беззаботную улыбку она пронесла через все военные годы, когда ждала его появления каждую секунду, и через все последующие годы, когда точно знала, что уже никогда его не увидит, но всё равно верила и надеялась встретить тот родной, любимый взгляд где-то там, в иной, «третьей» жизни...
Она достала из левого кармана своей старой рубашки потёртую фотографию 1940 года. Улыбаясь, на неё смотрел смешной веснушчатый паренёк лет 18. Светловолосый, один локон задорно торчит. Вот такое беззаботное, по-детски милое и даже наивное лицо навсегда сохранила она в своей памяти.
Тогда, летом 1943, года она работала медсестрой в Курске. Шли страшные бои. Курская битва с первых же часов приобрела характер смертельной схватки. Пленных фактически не было ни с той, ни с другой стороны. В самые критические моменты сражений советские солдаты выносили на передовую свои знамёна и шли прямо на врага. Ходили легенды о безногом русском лётчике, старшем лейтенанте Алексее Маресьеве, сбившем сразу три самолёта противника. В санчасти, где работала 17-летняя Маша, катастрофически не хватало продовольствия и медикаментов. Девушка каждый день видела истекающих кровью молодых солдат, которым ничем не могла помочь. Она навсегда запомнила глаза одного солдата, которому оторвало обе руки. Как умоляюще он смотрел на неё! В бреду повторял, что хочет жить. Он то просыпался и умолял спасти его, то снова терял сознание и проклинал войну и эту адскую боль... На третий день умер от потери крови...
На войне любые мелочи, к которым привыкаешь в обычной жизни, кажутся чудом. Таким чудом и показалась Маше улыбка молоденького белокурого лётчика, когда она ранним утром 10 июля 1943 года после двухчасового сна (в тех условиях медсестре полагалось не больше двух часов сна в сутки) входила в перевязочный пункт. «Вот незадача: товарища моего осколком снаряда задело, а на мне всего одна царапина!», - сказал он ей бодрым голосом и подмигнул. «А ты, девица-красавица, что такая бледная? Надо бы тебе сладенького чего, а то совсем краски в лице нет! На вот, угощайся, это мне старшина за успешно выполненное боевое задание пожаловал!». И весёлый лётчик протянул ей целую горсть леденцов «Взлётные». Маша смутилась, но, если честно, ей так хотелось сладкого, что удержаться не было сил. Девушка покраснела и впервые за последние несколько недель улыбнулась: «Спасибо!». Вечером она снова встретила лётчика, который привёл в санчасть уже другого товарища. Маша попросила помочь ей перевязать раненого, и вновь он улыбнулся так ласково и беззаботно, как будто и не было войны. «Меня Лёшей звать, - сказал он после того, как перевязка была закончена. - Мы ещё три дня около санчасти простоим, надо переждать немного, сил набраться, а потом опять на передовую!». И каждый день Алексей навещал Машу, приносил ей «Взлётные» леденцы, помогал, чем мог. А вечером они просто болтали, смеялись, вспоминали школу, родных, стараясь не думать о войне. Ещё они мечтали, как совсем скоро всё будет по-прежнему, даже ещё лучше, вот только гитлеровцев надо выгнать из Советского Союза.
...Через три дня Алёшу, как первоклассного лётчика, отправили на передовую. Бедная Маша не помнила себя от страха за него. Потерять его она боялась больше всего на свете... Девушка осталась сиротой ещё год назад, когда немцы убили отца и мать. А этот светлый улыбчивый паренёк всего за три дня смог стать ей самым родным, близким и понимающим её человеком... И вот он опять на передовой! На фронте невесело шутили, что жизнь лётчика-истребителя стоит не больше двух-трёх боёв. Сможет ли Лёшка пережить эту горькую цифру? Прощаясь, он обещал вернуться. Ещё он обещал писать и сдержал слово: Маша регулярно получала от него короткие записки прямо с поля боя...
...Старая женщина тяжело встала со стула и подошла к небольшому дубовому комоду в углу комнаты. Там она хранила его письма, а ещё старый альбом фотографий военных лет. В них долгие годы жила её память, память о человеке, который, не жалея себя, спасал чужие жизни. Мария Геннадьевна достала одну из записок, полученную ею во время ожесточённых боёв на Курском направлении: «Добрый день, милая Машенька! Как ты там, не забыла меня? Я вот уже вторую неделю сражаюсь на передовой, непрерывно всё в боях и в боях... Вчера сам сбил фашистский самолёт, тот летел так близко, что чуть-чуть задел мне крыло. Там что-то загорелось, вспыхнуло, я, помню, на секунду потерял сознание, но быстро пришёл в себя и посадил свою машину. Ох, чудом остался я цел! Но ты только не вздумай переживать! Я же, помнишь, точно обещал вернуться, так я вот и вернусь! Ничего, сейчас наши перешли уже в наступление, скоро погоним этих проклятых фрицев подальше от Родины! И знай, Маша, я не я буду, коль не дойду до самого Берлина, да не покажу им всем, кто такие мы, русские!!!».
Старушка в который раз читала эти дорогие сердцу строки, вспоминая, с каким трепетом ждала их тогда, в 43-м, как дрожала и волновалась, если очередная «записка» задерживалась хоть на сутки, и как плакала от счастья, получив, наконец, долгожданное послание... Алексей сдержал слово, и они вновь увиделись. За проявленную смелость, мужество и решительность в битве под Прохоровкой лётчик был представлен к медали «За отвагу». Но не прошло и месяца, как он был вынужден опять покинуть Курск вместе со своей эскадрильей. В 1944-45 годы участвовал в наступательных операциях Красной армии, писал отовсюду.
Последнее письмо Маша получила из Берлина. Оно было короткое и страшное: «Львов Алексей Николаевич, советский лётчик, сбит 27 апреля немецким истребителем. За проявленную отвагу и самоотверженность удостоен звания Героя Советского Союза. Посмертно».
Лёша всегда выполнял свои обещания. Это был единственный случай в его жизни, когда он, защищая честь своей Родины, не сдержал данное им слово, потому что не вернулся из боя. Мария Геннадьевна пронесла память об этом самоотверженном, смелом лётчике, истинном герое и просто замечательном человеке через всю свою жизнь. За честь, достоинство, независимость своей страны, за будущее детей России Алексей заплатил жизнью и тем самым главным чувством, которое придавало ему сил, согревало сердце - любовью к Маше. Но эта любовь не умерла, Она осталась жить в сердце Марии Геннадьевны.
... Старая женщина вытерла намокшие от слёз глаза платком, положила драгоценные письма обратно в ящик комода, а фотографию Алексея убрала в карман старой рубашки. Чуть дрожащей рукой развязала узелок на пакете, в котором хранила любимые «Взлётные», и достала одну конфету, вспоминая, с какой доброй весёлой улыбкой угостил её молоденький лётчик в день их первой встречи, 10 июля 1943 года... И она улыбнулась ему в ответ, будто снова оказалась там, на Курской дуге, где ей пришлось пережить одновременно самые страшные и самые счастливые минуты военных лет...

Холкина Л.А., классный руководитель 8 «Г» класса школы № 42. ВОЕННО-ПОЧТОВЫЙ РОМАН.
Павлов Михаил Васильевич воевал с самого начала Великой Отечественной войны. В 19 лет стал рядовым почтальоном в авиационном полку в Прибалтике. Возил почту из тыла на фронт. Ездил на полуторке, возил в мешках почту, письма - треугольнички. Их очень ждали солдаты, а также и родные в тылу. Солдатам, кроме писем, слали посылки с разными вещами: носками, шарфами, перчатками. У перчаток вывязывали указательный и большой пальцы, чтобы удобно было стрелять из оружия.

Во время войны девушки писали на фронт письма, посылали посылки. Михаилу Васильевичу досталось письмо от девушки Нины с фотографией и адресом. Девушка ему очень понравилась. Из письма он узнал, что они земляки - оба из Суздаля. «Это судьба», - подумал Михаил. Они начали переписываться. И переписка продолжалась до конца войны. Войну Михаил закончил в Берлине. Много видел крови, был участником многих боёв, но то самое первое воспоминание о войне осталось в памяти на всю жизнь.
С Ниной он встретился после войны. Она его ждала! В сентябре 1945 года поженились. И прожили долгую и счастливую жизнь. В мае 1995 года Нина Алексеевна умерла, не дожив до золотой свадьбы пять месяцев.
За свой ратный труд Михаил Васильевич Павлов был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией».

Орлова Наталья, 11 «А» класс гимназии № 35 (рук. А.А. Сидоров). ПИСЬМА СОЛДАТА: «Я ЖИВ И ЗДОРОВ...». Последнее письмо с фронта М.В. Волкова (из работы Марии Волковой, 11 "Б" класс, школы № 21).
Передо мной жёлтые истёртые листочки из обыкновенного ученического дневника, отчётливо проступают знакомые графы: месяц, число, дни недели, что задано, оценка, подпись учителя - всё, как в моём дневнике 2005 года. Только домашних заданий нет, и отметок тоже... Это страницы из ученического дневника 1942 года. Каждый листочек - маленькое письмо «оттуда». Пять листочков, пять писем, пять исповедей, пять приветов и пять прощаний. Каждое прощание как будто навсегда. Этим письмам - страшно подумать! - шестьдесят три года. Их отделяет от меня целая жизнь.
С трепетом держу в руках истёртые странички, бесценную реликвию незнакомой мне войны, и слышу тихий голос солдата (по возрасту он мне прадедушка), обращённый к своей семье: «Здравствуй, уважаемая Маня! Шлю я тебе чистосердечный привет и самые наилучшие пожелания тебе и милым моим деткам - Вере, Юле, Лидочке и сыночкам - Юрочке и Шурику. А ещё кланяюсь маме. Уважаемая Маня, спешу я тебе сообщить, что я жив и здоров, нахожусь там, где и был, на фронте, только изменился наш адрес. Жизнь у нас пока спокойная и тихая. Бывает, что летают немецкие самолёты, но их угоняют наши. Маня, писем от вас давно не получал. В Шую только одно Лидочкино письмо послано. Оно нашло меня в Калуге. По новому адресу мы никто писем не получаем, наверное, скоро придут, если вы только писали. Ждём не дождёмся. Маня, хочется узнать, что у вас дома и как вы живёте. Как будто бы времени прошло немного с тех пор, как я от вас уехал, но что-то так стало скучно и невесело. Да это бы всё ничего, можно пережить, Маня. Я всё думаю, что судьба человека - тайна. Где же оно, наше счастье, и будет ли оно? Да делать нечего, раз пришло такое время. Маня, прошу тебя, не беспокойся обо мне, я такой не один, нас очень много. Я знаю, что тебе так тяжело без меня. Я знаю, что трудно тебе с маленькими, но, главное, Маня, ты береги своё здоровье. Это будет лучше всего. От этого зависит вся твоя жизнь несчастливая. Тебе тяжело, но когда я вернусь, дело будет другое. Маня, пропишите, как у тебя дела дома, как корова - отелилась или нет?».
«Уважаемая Маня», - так начинается каждое из пяти писем. Да и как иначе? На её женские плечи легло множество забот: дети и старая мать, хозяйство, работа, думы и молитвы о возвращении мужа. Ни в одном письме Кузьма Дорофеев не забывал упомянуть своих любимых деток. Он относится к ним с любовью и лаской. О матери пишет почтительно - «кланяюсь» и неизменно «Мама» - с большой буквы. О себе сообщает очень мало и скупо (зачем лишний раз волновать близких?): «...Я жив и здоров, жизнь у нас тихая и спокойная, бывает, что летают немецкие самолёты, но их гоняют наши».
Кузьма Тимофеевич находится на фронте, но его мысли, душа и сердце, по-прежнему, в селе Новобусино (Кольчугинский район): «Дочка Лида прописала много новостей от вас, мне даже и не верится, что умер Егор Иванович Таланов, убили Костю Перфильева, ранили Хруновых -Василия и Никанора». Солдат считает себя, по-прежнему, хозяином дома, наставляет, даёт житейские советы: «Маня, я об вас не очень беспокоюсь, потому что ты писала, что хлеб у вас пока есть и корова жива. Пока мы воюем, как-то проживёте. А самое главное, что хлеб и картофель есть. Это самое дорогое в жизни. Расходуйте, никуда не меняйте».
Письмо от 22 января 1943 года последнее. Его трудно читать. Оно безнадёжно. Как будто письмо писал человек, которого уже не было в живых: «...Маня, тебе очень тяжело будет жить. Ещё раз прощайте, уважаемая Маня и любимые детки. Всех вас я крепко-крепко целую».
В марте 1943 года Марии Васильевне Дорофеевой вместо письма пришла похоронка на мужа.
В селе Новобусино, в зелени кустарников стоит скромный памятник моим односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. На его постаменте навечно застыла фигура солдата. В длинном списке погибших значится и Дорофеев К.Т. А фамилия Дорофеевых продолжает жить в селе. Её с гордостью носят уже правнуки Кузьмы Тимофеевича.
Село Новобусино - типичное село средней полосы России, не лучше и не хуже других, маленькими родинками вросших в землю Владимирского края. В нём, как и в других городах и весях, в самом центре стоит обелиск, на котором увековечено более ста фамилий сынов земли русской, не вернувшихся с полей сражений. Это они, не думая о наградах и славе, встали в полный рост и заслонили собой мир от коричневой чумы - фашизма, когда их позвала Родина на бой «святой и правый, ради жизни на земле».

Тихомирова Юлия, 2-й курс гуманитарного факультета ВлГУ (рук. В.И. Жарнова). В АВИАПОЛКУ ВАСИЛИЯ СТАЛИНА. Юлия свою работу посвятила военным судьбам женщин, которые в послевоенные годы были сотрудниками Владимирского Политехнического института, затем Государственного университета. Она назвала её «Проблемы изучения Великой Отечественной войны: судьбы женщин в военное время».
Автор работы Юлия Тихомирова привела также краткие данные о 12 женщинах-фронтовичках и труженицах тыла: Антроповой Р.Г. (1921 г.р.), Балыковой Н.И. (1924 г.р.), Веселовой О.Л. (1922 г.р.), Ефановой Т.А. (1918 г.р.), Калинцевой О.И. (1912 - 2003), Мишкиной Л.И. (1923 г.р.), Нелиной Т.Я. (1923 г.р.), Никитюк О.И. (1927 г.р.), Николаевой Л.Е. (1912 г.р.), Сколкиной А.А. (1913 г.р.), Угоровой А.И. (1925-1991), Шоргиной Т.З. (1923-1999).

Зинаида Петровна Соколова родилась 28 сентября 1921 года в Муроме. В 1940 году поступила в Московский институт общественного питания. На фронт ушла добровольцем в апреле 1942 года. После обращения в военкомат на Большой Ордынке была направлена в 51-й зенитно-артиллерийский дивизион, где прослужила до января 1944 года.
Зинаида Петровна вспоминает: «В начале войны рыли рвы, ставили надолбы на подступах к Москве. Ночью дежурили на крыше общежития, сбрасывали зажигалки. По ночам столько было зажигалок, что было светло, как днём. В конце июня начались бомбёжки Москвы. Рядом с общежитием на Новокузнецкой улице вырыли траншею для укрытия от бомб. Фугаска попала прямо в траншею, землёй засыпало 18 человек. Помню, как раскапывали, вытащили задохнувшуюся женщину с прижатым к груди ребёнком. Мы были молодые, почти ничего не боялись. Помню, какая была паника в Москве в сентябре: мы стояли у общежития и смотрели, как громили и грабили магазины. Все, кто мог, покидали Москву. Нам уходить было некуда. Мы зашили свои студенческие и комсомольские билеты в одежду... Потом вдруг наступила тишина... Мы стояли у репродукторов, ждали сообщений. Наконец, дождались. Смысл услышанного был такой: «Всё нормально, Москву не сдадим». Осенью в непролазной грязи копали рвы под Москвой. Однажды деревенская женщина сказала нам: «Девчонки, бегите в Москву, немцы рядом!». Слышны были взрывы. Мы поспешили в Москву. Пошли с подругами в военкомат и стали проситься на фронт. Сотрудник военкомата отговаривал меня, говорил, что уже много девушек ранено, покалечено. Но, видя мою настойчивость, всё же дал направление, но не на фронт, а в часть Московской противовоздушной обороны. А три подруги ушли на фронт, судьба их неизвестна.
С 6 апреля 1942 года служила в Московском военном округе, разведчиком в зенитно-артиллерийском дивизионе. Выслеживали в небе с помощью приборов немецкие самолёты, сообщали на командный пункт, оттуда на батарею. Больше всего запомнилось первое дежурство на командном пункте у прибора бинокулярного искателя. С его помощью с началом тревоги искала в небе немецкие самолёты, определяла их типы, передавала данные углов и азимутов на батареи. Был сильный налёт: прожектора скрестили свои лучи на вражеских бомбардировщиках, и их фюзеляжи блестели в лучах, а трассирующие пули прокладывали как бы дорожки к ним. Вот тогда я впервые видела сбитый самолёт».
В 1944 году Зинаида Петровна вышла замуж и уволилась из армии. Продолжила учёбу в институте, в 1952 году закончила его. Работала во Владимире на тракторном заводе, пройдя за 31 год путь от технолога до начальника технического сектора. В 1983-96 годах работала вахтёром общежития Владимирского политехнического института.
Среди наград Зинаиды Петровны - орден Отечественной войны, медаль Жукова.

Члены клуба «Краевед» (рук. Т.А. Абрывалина, Р.Ю. Соловьев) Владимирского политехнического колледжа представши в своей работе обобщающий портрет Владимирцев-участников войны и трудового фронта, тех немногих свидетелей грозных военных лет, которые остались еще в живых.
Магомедова Тамара, клуб «Краевед» политехнического колледжа. ЛЁТЧИК - ИНСТРУКТОР СОФЬЯ УСТИНОВА
. Софья Ивановна Устинова родилась 3 мая 1921 года в Загорском районе Московской области. В начале 30-х годов отца перевели во Владимир на строительство завода Химпластмасс. У него была квалификация кузнеца, очень востребованная в те годы профессия. После окончания семилетки Соня поступила в фабрично-заводское училище (ФЗУ) при химическом заводе. Окончив его, она поступила на второй курс подмосковного техникума физической культуры и спорта, который находился в Малаховке.
В это время романтика авиации взяла верх над всем остальным. Во Владимире тогда негде было заниматься авиацией, а прыгать из окна своего дома на простыне ей было строго запрещено мамой, случайно оказавшейся свидетельницей этих прыжков. Поэтому одновременно с учёбой в техникуме Соня окончила парашютную школу в Раменском. Зимой ездила туда заниматься теорией полётов, а летом тренировалась на базе аэроклуба - прыгала с парашютом. Планы на будущее нарушила война. С отличием закончив аэроклуб и техникум, Соня была направлена в тыл для подготовки курсантов-лётчиков. В Раменском ей дали группу курсантов для обучения. Линия фронта приближалась, и аэроклуб перевели на 40 км. дальше, в тыл, но немцы ежедневно бомбили мост через Оку, за которой находился аэродром. Поэтому аэроклуб «самоходом» был переведён в Свердловск. Лучшие самолёты взяли на фронт, учебные пришлось собирать из старых. Как самую молодую, Устинову перевели в Омск, где она успела сделать три выпуска курсантов для фронта. По собственному рапорту была направлена в военно-морскую авиацию для дальнейшего прохождения службы. Потом она подала рапорт о переводе на стажировку на боевых самолётах ВМФ.
Женщина в воздухе - это уже подвиг, женщина в морской авиации—подвиг вдвойне. На тот момент она была единственной женщиной - морским лётчиком, окончившая 3-е военно-морское авиационное училище.
Помог опыт, приобретённый в аэроклубах страны, особенно в Омске. Только в Сибири, в суровых природных условиях, можно было привыкнуть летать в облаках без приборов, отрабатывать аварийную посадку без шасси, производить аэрофотосъёмку на местности в любых погодных условиях. После окончания школы лётчиков Софья Устинова была направлена в авиачасть в Литву. Досадно было лишь то, что не смогла повоевать: война заканчивалась.
После демобилизации переехала во Владимир, где жили мать, брат и сёстры. Скучала по полётам. Непросто было старшему лейтенанту, лётчику утвердиться в гражданской жизни. На счастье во Владимире открылся свой аэроклуб, куда она устроилась лётчиком-инструктором. После замужества (муж - военнослужащий) жили в разных городах страны: Пярну, Пермь, где родилась дочь, Феодосия. В 1979 году семья переехала во Владимир, где отпраздновали и золотую свадьбу.

Источник: ТО БЫЛИ РОДИНЫ СОЛДАТЫ. По материалам городского конкурса «ПОБЕДА-60», посвящённого 60-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Владимир 2007

Продолжение »»» Фронтовые истории
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Отечественная война | Добавил: Николай (22.03.2020)
Просмотров: 30 | Теги: вов, Владимирская область, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика