Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
11.12.2017
03:24
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 388

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [256]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [186]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [134]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Город Владимир в начале Великой Отечественной Войны

Город Владимир в начале Великой Отечественной Войны

1. Подготовка населения г. Владимира к противовоздушной обороне города в феврале 1941 года.
2. Город Владимир 1 мая 1941 года
3. Город Владимир в начале ВОВ.
4. Город Владимир в 1945-м году

Владимирцы услышали страшную весть о начавшейся войне в тёплое солнечное воскресенье в 12 часов дня 22 июня 1941 года. После позывных московской радиостанции и объявления диктора выступил заместитель председателя Совета народных комиссаров, народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов: «Сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие». Каждый слушал сообщение с затаённым дыханием, стараясь не проронить ни слова. Оно ошеломило людей и изменило жизнь каждого человека нашей огромной страны, направив её в русло военного времени.
«На всю жизнь запомнился мне солнечный, тёплый летний день 22 июня 1941 года. Было воскресенье, но многие цеха завода работали. Выглядело всё удивительно спокойно, слаженно, хорошо организованно. Казалось, ничто не предвещало бури. И вдруг молниеносно пронеслись зловещие слухи: фашистская Германия без объявления войны бомбардирует наши пограничные города. И хотя не было ещё никаких официальных заявлений, стало ясно: война. Вокруг всё как-то сразу померкло. На лицах людей застыла суровая собранность. Вскоре заговорило радио. Мы стояли у репродукторов и, затаив дыхание, слушали правительственное сообщение. Вероломное нападение гитлеровских войск вызвало у химзаводчан гнев и возмущение. Все были полны решимости сокрушить фашистских захватчиков. Потом состоялись митинги. Один из них - общезаводской во дворе около проходных ворот. На этом митинге я видела уже другой народ: нависшая угроза преобразила людей. Короткие, резкие, серьёзные речи... Мы давали клятву бороться с врагом. Высказывали уверенность в своей победе» (из воспоминаний Е.С. Пуковой).
«В 1941 году стояло жаркое лето. Мы, дети, не вылезали из Клязьмы. Тогда она была чистой, в ней было много рыбы и даже раков, которых мы ловили руками у берега в лунках. На реке был сооружён плот, с которого полоскали бельё. С правой стороны плота купались женщины и дети, с левой, ниже по течению, - мужчины. 22 июня с утра берег реки был усыпан купающимися. Но к 12 часам дня мы всегда возвращались домой. В этот раз, поднявшись на ул. Фрунзе, увидели толпу народа, которая стояла возле столба, на котором висел репродуктор. До нас донёсся голос диктора, передававшего сообщение о нападении на нашу страну. Мы побежали домой. Мама, бледная, стояла возле радио, слушая сообщение...» (из воспоминаний Л.П. Низовой).
«Около 600 рабочих, работниц, интеллигенции фабрики «Оргтруд», собравшись на общефабричный митинг, в ответ на наглое нападение германских фашистов на советскую землю, заявили:
- Весь народ встанет на защиту своего отечества и наголову разобьет зарвавшихся грабителей, разбойников с большой дороги.
- Сейчас, как никогда, сплотимся вокруг партии и ее вождя товарища Сталина, будем давать нашей стране больше и лучше ткани, тем самым еще сильнее укрепим, обеспечим всем необходимым нашу родную Красную Армию, Красный фронт, могучую авиацию.
Наш народ победит» (газета «Призыв», 23 июня 1941). Прозвучавшая на четвёртый день войны песня «Священная война» с текстом «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой с фашистской силой тёмною, с проклятою ордой» тревожила душу и поднимала советских людей на защиту Отечества.

22 июня 1941 г. в 8 часов вечера в парке им. Пушкина гор. Владимира состоялся многолюдный митинг трудящихся города. «С сообщением о выступлении по радио заместителя председателя СНК СССР и народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова выступил Овчинников.
Громом аплодисментов и криками ура встретили трудящиеся речь Молотова. Нет слов описать гнев и возмущение, которым были охвачены трудящиеся, узнав о наглом разбойничьем нападении фашистских варваров Германии на наши священные рубежи страны социализма.
Грозен и суров ответ советского народа. Враг будет разбит, так выразили свое мнение трудящиеся на митинге.
На митинге выступили машинист паровозного депо станции «Владимир» тов. Спиридонов, депутат Верховного Совета СССР – директор грамзавода т. Баталин, которые в своих выступлениях выразили единое мнение трудящихся г. Владимира в том, что все трудящиеся сплотятся, как никогда, вокруг большевистской партии, советского правительства и великого Сталина. Будем работать организованно и высокопроизводительно и по первому зову партии и советского правительства все, как один, выступим на защиту нашей любимой родины.
На митинге присутствовало более 15 тысяч человек» (газета «Призыв», 23 июня 1941).
23 июня в городском драматическом театре состоялось собрание городского партийного актива. Строго, по-деловому обсужден вопрос о мероприятиях в связи с объявлением войны Германией СССР и проведением мобилизации.
С содержательным докладом по этому вопросу выступил секретарь городского комитета ВКП(б) Осипов.
- Страна вступила в серьезный ответственный момент – в навязанную нам авантюристическую войну лжецом Гитлером. Перед партийным активом, перед каждым коммунистом стоит серьезная задача – считать себя мобилизованным, оказывать всемерную помощь в проведении мобилизации, на деле, на практике показать ведущую передовую роль коммуниста, активного борца на защите своей любимой родины…
«В 5 часов вечера во дворе завода "Автоприбор" собрался многолюдный митинг. Рабочие, служащие, инженерно-технические работники с глубоким вниманием прослушали текст речи народного комиссара иностранных дел тов. Молотова по радио к гражданам и гражданкам Советского Союза.
Громом аплодисментов встретили собравшиеся решение правительства дать отпор зарвавшимся фашистам Германии… В конце митинга выступил секретарь партбюро завода тов. Павлычев. Он призвал рабочих, служащих и инженерно-технических работников завода еще теснее сплотиться вокруг коммунистической партии и великого вождя и учителя товарища Сталина, работать четко и высокопроизводительно, тем самым укреплять мощь и обороноспособность нашей родины.
В конце митинга собравшиеся приняли резолюцию, в которой выражают любовь и преданность большевистской партии, Советскому правительству и великому вождю товарищу Сталину».
«23 июня в 7 часов 45 минут, во дворе ОЗПО состоялся многолюдный митинг рабочих, служащих и инженерно-технических работников завода.
Открывая митинг, секретарь партбюро тов. Андреев рассказал собравшимся о наглом разбойничьем нападении германских фашистов на нашу родину.
Лица собравшихся были суровы и наполнены гневом и решимостью дать сокрушительный отпор врагу.
Слова речи тов. Молотова: «… Победа будет за нами» - были встречены громкими аплодисментами…
Председатель завкома тов. Елизаров в своем выступлении сказал:
- В условиях военных действий мы все должны соблюдать строгую производственную и трудовую дисциплину, и своей стахановской самоотверженной работой будем крепить оборону страны.
В конце митинга собравшиеся приняли резолюцию, в которой выразили свою любовь к большевистской партии, советскому правительству и товарищу Сталину и готовность выполнить любое приказание советского правительства».

Уже в первые часы после объявления войны выстроились очереди у военкоматов. Подходили те, кто подлежал мобилизации, подходили добровольцы – и взрослые мужчины, и совсем юные мальчики, требовавшие отправки на фронт немедленно.
«Многие поммастера фабрики «Пионер», окончив смену, сдают ключи и идут в горвоенкомат, чтобы оттуда отправиться на фронт защищать любимую родину от фашистских вояк. На производственные места призванных в ряды Красной Армии встают молодые кадры рабочих. Желание работать на мужских профессиях, заменить братьев, мужей, ушедших в армию, изъявляют и женщины Бочкова, Абрамова и др. Работая на комплектах, молодежь не сдает темпов, не отстает от квалифицированных рабочих, ушедших на фронт» (газета «Призыв», 24 июня 1941).
«Во Владимирский городской военкомат каждый час поступают десятки заявлений от желающих добровольно поступить в ряды Красной Армии. Пишут юноши, девушки, пожилые люди. Каждый просит быстрее дать ответ, просит как можно скорее отправить на фронт… Среди подающих заявление – очень много девушек, женщин, которые хотят идти на фронт санитарками, медсестрами, ухаживать там за ранеными бойцами. Пишут работницы грамзавода А. Петрова и Е. Чикина, электромонтер «Оргтруда» А. Тюрина, работница артели «Коммунар» Т. Окунева, ученица курсов медсестер Н. Шахнина и т. д. Во всех этих заявлениях – одно стремление:
- Хотим помочь своей любимой родине в борьбе с захватчиками».
Во Владимире был сформирован маршевый батальон Народного Ополчения численностью 580 человек. В отряды народного ополчения вступили 3364 чел. Всего же в 1941-45 гг. из Владимира в армию было призвано 24724 чел. Если иметь в виду, что население предвоенного Владимира составляло около 60 тысяч чел., то эта цифра скажет о многом.
«10 июля, на стадионе спортивного общества «Локомотив» состоялся первый организационный сбор народного ополчения города Владимира. Явилось несколько сот человек. Был проведен короткий митинг. Выступивший на митинге зав. Военным отделом горкома ВКП(б) тов. Соков говорил о горячем патриотизме советского народа, о полной его готовности дать жестокий отпор зарвавшемуся врагу, о задачах народного ополчения. Затем собравшимся был зачитан список начальствующего состава ополчения. Ополченцы были распределены по батальонам, ротам и взводам» (газета «Призыв», 12 июля 1941).
«С первых же дней войны патриотизм советских людей проявился в создании народного ополчения. Десятки рабочих, инженеров и служащих химзавода добровольцами записывались в Красную Армию. В цехе асбопеколита тут же после собрания записалось 50 процентов рабочих. На собрании в механической мастерской, которое проходило под председательством старого производственника, коммуниста Георгия Васильевича Шмырёва. выступавший Степан Петрович Крючков сказал: «Несмотря на свой 53-летний возраст я записываюсь в народное ополчение и ещё могу постоять за свою родную землю, за Советскую власть. Давайте же все так сделаем и будем общими силами уничтожать фашистскую гадость!» (из воспоминаний Е.С. Пуковой).

«ПРИКАЗ по гарнизону и городу Владимиру 28 июня 1941 г. № 2 гор. Владимир
На основании постановления СНК СССР от 25.6.41 года за № 1750 приказываю:
1. Всем гражданам, проживающим на территории г. Владимира и Владимирского района, в срок до 30 июня сдать органам связи на временное хранение радио-приемники, всех без исключения типов, назначения, в том числе автомобильные и радиопередатчики как индивидуального, так и коллективного пользования.
2. Разрешается учреждениям, предприятиям, клубам, ленинским уголкам, общественным организациям использовать радиоприемные установки для коллективного слушания радио-передач в строго определенные часы, установленные наркоматом связи.
3. Начальнику конторы связи тов. Пичугину организовать прием радио-приемников в конторе связи и в отделениях связи района.
4. Прием радио-приемников производить:
а) в городе – в конторе связи ежедневно с 7.00 до 22.00.
б) в районе – в течение всего рабочего дня.
5. За невыполнение приказа виновные будут привлекаться к ответственности по законам военного времени.
6. Контроль за выполнением данного приказа возлагаю на начальника горотдела НКВД и начальника конторы связи т. Пичугина.
Начальник гарнизона полковой комиссар Абрамов».

«У парка им. Пушкина, на видном месте организована выставка на тему «Героическое прошлое великого русского народа».
На этой выставке наглядно показано, как под руководством народного героя Александра Невского русские войска разбили в 1242 году немецких псов-рыцарей на льду Чудского озера.
В 1410 году немецкие бароны, пытавшиеся поработить русский и литовский народы, получили новый урок. Это также видно на вставочных материалах.
Далее выставка показывает, как во многовековой борьбе за Прибалтику храбрые русские войска наносили поражения немецким рыцарям. В 1700 году при участии великого русского полководца А.В. Суворова русские войска заняли Берлин.
Особенно широко на выставке отражена отечественная война 1812 года. Тогда великий русский народ разгромил наполеоновские полчища и показал непревзойденные образцы народного патриотизма, храбрости и самоотверженности. Русский народ разгромил врага. Он был выброшен за пределы России. Русская армия вновь пришла в Берлин, а далее в Париж.
На другой выставке продолжается показ героического прошлого и настоящего великого русского народа. Новая выставка будет называться «Мы их били, бьем и будем бить». На ней будут даны материалы о героизме советских патриотов в годы гражданской войны и в современной священной отечественной войне с гитлеровскими бандами.
Абраменков» (газета «Призыв», 24 июля 1941).

В 1941 году Ивановская область, в которую входил Владимир, считалась прифронтовой, с весны 1942 г. – ближайшей к фронту тыловой, позднее – арсеналом Красной Армии. Населением было построено около 700 км. оборонительных сооружений: оградительная линия окопов в виде дуги, опирающейся на рубеж Волги и прикрывающей районы Костромы и Иванова, и кольцевая оборонительная линия вокруг Владимира.
Для бомбоубежищ приспосабливали подвалы, отрывали щели.
«Когда началась война, вокруг города начали рыть противотанковые рвы (они долгое время были видны в районе деревень Семязино и Содышка). Осенью и зимой копали, даже в самые лютые морозы. Землю отогревали кострами, били её клиньями и кувалдами. Работали с утра и дотемна. После разгрома немцев под Москвой эти работы были прекращены» (из воспоминаний А.В. Орлова).
«Наша тихая зелёная улица Ильинская Покатая с началом войны резко изменилась. На месте любимой зелёной лужайки вырыли бомбоубежище. Часто летали немецкие бомбардировщики. Они издавали такой страшный гул, что всё дрожало, даже посуда в горках звенела и разбивалась. Первое время мы с мамой ходили в бомбоубежище рядом с домом. Я брала с собой учебники и куклу, хотя папа советовал брать бутылку воды. Потом он вообще запретил нам уходить в это убежище. Он был болен и говорил, что если погибать, то всем вместе» (из воспоминаний Л.П. Низовой).
«Первое военное очень жаркое лето запомнилось тем, что все дети разного возраста (мне было три с половиной года) вместе со взрослыми проводили целые дни на берегу речки Рпень, возле которой взрослые рыли окопы» (из воспоминаний В.И. Титовой).
«26 октября 1941 года - сейчас мы не учимся, танковые рвы.
13-30 декабря. Все старшие школьники города и служащие госучреждений были мобилизованы на окопы. Был определён каждой организации участок по обе стороны шоссе на Москву. Каждому вручили специальные повестки: «Повестка. На основании решения Госкомитета обороны Вы мобилизованы на оборонительные работы сроком на 30 дней. Для отправки на работу явитесь 13 декабря 1941 г. к 13.00 на конец Ямской к прорабу. Председатель Владимирского исполкома горсовета депутатов трудящихся Симонов». Ходим на работу к 8 утра до 5 вечера. Только теперь зима. В октябре, когда мы первый раз копали окопы, работа как-то не запомнилась. Было не холодно, весело и недолго. А теперь морозы стоят ужасные, а мы всё время в поле (Это район сегодняшнего аэродрома). Утром в темноте чуть ли не полгорода одетых тепло и разношёрстно людей движется чёрной цепочкой в сторону Ямской улицы (теперь это проспект Ленина) из соседних улиц и переулков. Из бабушкиных сундуков вытащили шубы старинного покроя. Все дети и пенсионеры получали хлебные карточки по 400 граммов в день. Тем, кто ходил на окопы, норма хлеба была увеличена, давали 500 граммов вместо 400 иждивенческих. С собой брали кусок хлеба, отрезанный от буханки, и клали его на грудь под пальто. Одна сторона ломтя была тёплой, а другая замороженной. Один час полагался для отдыха, и нас размешали в домах в конце Ямской улицы, где хозяек обязывали греть для нас кипяток. Съедали свой кусок хлеба, запивая кипятком, и опять в поле.
Силёнок у нас было маловато, и мы по очереди загоняли в землю ломы и кирки, отламывая кусочки мёрзлой земли. Земля от мороза как каменная. Надо было выкопать полосу рва приблизительно такой конструкции: ров должен упираться в высокий уступ, чтобы танки с ходу не могли в него влезть, словом, выше высоты танка намного. Так вот, уступ надо было выкопать в ровном поле, чтобы танки со стороны Москвы не могли подняться во Владимир. Так нам объясняли военные строители. А зима была очень холодная, мороз до - 30° и не было снега, а были сильные ветра.
Работа подвигалась медленно. Зимний день короток. Пока было светло, мы копали эту землю. Мы очень мёрзли, особенно ноги, хотя все были в валенках. Мы грелись у костров, прыгали и скакали. Наш бригадир Дмитрий Иванович Ткачёв (учитель географии) всё время заставлял нас работать. Мы, конечно, с ним ругались, считали, что у него нет сердца. Но сейчас думаешь, что хорошо, что он не давал нам расслабиться, иначе на таком морозе мы бы окончательно замерзли. Идём домой, не чувствуя ног, и только ближе к Студёной Горе ноги разогреваются. А норму хлеба выдавали в школе. Так вот, помню, после работы в поле на морозе надо было ещё идти в школу за хлебом на Муромскую улицу, т.е. почти полгорода пройти. А потом обратно с хлебом полгорода в свои Сосенки» (из воспоминаний А.П. Пугачевой).
«Когда началась война, нас поняли за Юрьевец рыть окопы. Земля была промёрзшей, долбили её ломами и кувалдами. В один из дней температура была ниже 30 градусов. Мы с подругами не вышли на работу. Нам прислали извещение о том, чтобы мы в течение трёх дней заплатили штраф в три тысячи рублей. Одна девушка, Тося, кассирша из кинотеатра «Художественный» из-за этого повесилась...» (из воспоминаний М.С. Соколовой).
«В 1941 году я закончил пятый класс. Летом во дворе мы помогали ЖКО организовывать в подвалах бомбоубежища, дежурили на крышах. На чердаках были поставлены бочки с песком, приготовлены клещи для захвата зажигательных бомб. С крыши можно было увидеть зарево, вспышки взрывов, лучи прожекторов в стороне Москвы» (из воспоминаний Г.П. Тюкова).

«Помню один «знаменитый» день в октябре 1941 года, когда эвакуировалась Москва, и по улице III Интернационала двигался нескончаемый поток машин. Медленно ползли одна за другой, нагруженные вещами и людьми, не давая возможности горожанам перейти с одной стороны улицы на другую» (из воспоминаний И.В. Гура).
Над центром Владимира висела мгла от пыли верховых лошадей, на которых прибывали на площадь Свободы озабоченные и растерянные военные. Привязывая лошадей у ограды Пушкинского парка, они спешили в здание Государственного банка за получением денежных средств для своих воинских частей, отправлявшихся на фронт. Днём банк финансировал местных жителей и воинские части, а ночью принимал и отправлял дальше на восток ценности и документы московских банков. Государственный банк готовился к эвакуации.
«В войну дорога Владимир-Горький была одной из основных магистралей, по которой происходило передвижение войск с востока на запад и обратно. По этой же дороге шли бесконечные колонны машин с эвакуировавшимися на восток людьми. В городе появились грузовики с газогенераторными двигателями и солидные студебеккеры. По нашей дороге гнали измученную истощённую скотину, которую тут же забивали. К нам на ночлег, как говорили, «на постой», приводили уставших бойцов - остатки частей, воевавших под Вязьмой» (из воспоминаний Г.А. Лебедевой).
«В октябре-ноябре школы закрыли. Не знаю, была ли причина в напряжённом военном положении немцы подходили к Москве, но для нас просто физически невозможно было попасть в школу. По Большой улице (так называли владимирцы улицу III Интернационала, сейчас это Большая Московская) сплошным потоком шли машины со стороны Москвы. Эвакуировались промышленные предприятия, институты, наркоматы и просто беженцы. Машины шли таким плотным потоком, что никто и не пытался перейти улицу (может быть, взрослым это и удавалось, но дети никак не могли это сделать). В Ямской слободе (сейчас это Ленинский проспект) стояли стихийно возникшие загради тельные отряды, которые проверяли машины, так как под шумок на машинах вывозили огромное количество добра мародёры» (из воспоминаний В.А. Гавриловой).
«К зиме со стороны Золотых ворот мимо нашего дома, выходящего на центральную улицу, потянулась вереница людей. Они шли с рюкзаками за спиной, кто-то толкал впереди себя тележку с детьми и домашним скарбом. Это были беженцы из Москвы: немцы подходили к столице. Людской поток двигался в сторону Горького. По дороге он рассеивался, сердобольные владимирцы зазывали беженцев к себе, расселяли их по квартирам, хотя сами чаще всего жили в неблагоустроенных коммуналках. Но война, общая беда всех сближала. Однажды около нашего дома остановилась колонна солдат. Близилась ночь, и солдат стали распределять по квартирам. Нам с братишкой (мама была на работе) досталось трое молодых, уставших, пропылённых парней. Я не знала, что с ними делать. Мама строго-настрого запретила пускать в квартиру чужих и незнакомых людей. Поэтому я впустила ребят в нашу длинную и холодную кухню с вечно нетопленой русской печкой, и они сразу растянулись на полу - так устали. Мне было жаль их, я маялась, не зная, как поступить. Один из них очень возмущался, другой его урезонивал: «Ну, чего ты ругаешься, ей ведь нет и 12 лет, маленькая совсем!» Вскоре пришла с работы мама. Увидев солдатиков, расположившихся на полу, она ахнула и набросилась на меня: «Как тебе не стыдно, у нас отец на фронте, может, он сейчас вот так же...» Она тут же переместила ребят в нашу «большую» комнату, поближе к печке, мы быстренько поставили самовар и всех усадили за стол. Напоив ребят чаем, мама стащила перину с кровати, разложила её на полу поперёк, в ноги набросала отцовы охотничьи полушубки: «Ложитесь, сынки!» Улеглись солдатики все втроём на перине - хорошо, тепло, как дома. Утром прощались уже как родные. У меня на глазах были слёзы: ребята уходили на фронт...» (из воспоминаний И.В. Синявиной).
«Когда немцы подходили к Москве, наша улица Дзержинского была заполнена машинами и лошадьми - это были эвакуированные и беженцы. Прогоняли стада коров. Мы жили на бойком месте, и к нам часто заходили за водой, за солью, просились ночевать с маленькими детьми. У нас ночевали солдаты перед отправкой на фронт. Они спали на полу, на русской печке. Мы старались помочь, чем могли» (из воспоминаний М.А. Колшуковой).
«В городе было много военных. В нашем доме, в одной его половине разместился какой-то штаб. Провели телефонную связь, всё было опутано проводами. Отец, а в его отсутствие мать (отец работал на железной дороге инженером по предотвращению аварий, поэтому часто был в поездках) помогали размещать по квартирам вновь прибывавшие части. Запомнился один случай той осени. Однажды мы с подругами возвращались с занятий в техникуме, шли мимо Нижней бани. Нас было трое. Навстречу нам шли трое молодых ребят в матросской форме. Вдруг один из них стремительно подошёл ко мне, что- то сунул мне под руку со словами: «Девочка, возьми на память! Помни обо мне!» И как-то быстро мы разошлись, каждый в свою сторону, так что я не успела ни о чём спросить, а он ничего не прибавил. А когда я развернула свёрток, мы с удивлением обнаружили там отглаженный синий матросский воротник. Что это? Не было ещё у парнишки девушки, которая помнила бы и ждала его? Пусть случайно встреченная запомнит и, может быть, её память поможет, спасёт его в бою? Не знаю. Воротник этот хранила долго. Может быть, парень и остался жив?!» (из воспоминаний Ю.Н. Силаевой).

«Враг не застанет нас врасплох!
3 июля утром по радио объявили, что будет говорить Председатель Государственного Комитета Обороны товарищ Сталин. Узнав об этом, ко мне пришли соседки-домохозяйки Рыжова, Куприянова.
С громадным вниманием были выслушаны проникновенные и глубокие слова вождя.
- Еще больше будем крепить обороноспособность страны, нашего города,- заявили мы. – Превратим каждый дом в действительную крепость обороны.
Среди домохозяек улиц Комсомольской, им. Володарского, Воровского с каждым днем ширится оборонная работа.
В частности, тщательно во всех домах проведены противопожарные мероприятия, запасены песок, вода. В этом принимали участие не только пожилые домохозяйки, но и дети.
С 11 часов вечера до 4 часов утра в домах установлены дежурства.
Организована группа самозащиты из четырех звеньев: санитарного, противопожарного и т.д. Приступили к занятиям кружки ПВХО на ул. Подбельского и Комсомольской.
Вырыто несколько укрытий. В этой работе принимали участие женщины, пионеры и пионерки.
Женщины говорят:
- Посылайте нас на любые участки работы и мы с большим желанием будем выполнять все, что направлено на оборону…
Производимые мероприятия выявили много активистов оборонной работы. Это – тт. Зелина, Назарьевская, Митина, Спиридонова и другие. Они мобилизуют население на укрепление обороноспособности каждого дома.
Депутат горсовета Егорова» (Газета «Призыв» 6 июля 1941 года).

23 июня в городе была введена светомаскировка, началось создание средств противовоздушной обороны. В приказе местной ПВО г. Владимира от 24 июня 1941 г. говорилось, что город «объявлен на угрожаемом положении», некоторые предприятия и граждане были замечены в невыполнении предписания о затемнении и строго предупреждались, что впредь замеченные в нарушении светомаскировки будут наказываться.
В нескольких местах были поставлены зенитные установки.
22 июля 1941 г. в 3.30 впервые была объявлена воздушная тревога. Среди населения было безразличное отношение.
В 1941-42 гг. в городе нередко звучали сигналы воздушной тревоги. Налёты немецкой авиации были чаще ночью, но иногда и днём. Но настоящих бомбёжек не было. На страже были зенитные батареи. Одна из них располагалась в парке им. Пушкина, на южной площадке. Там стояло по кругу несколько зенитных орудий и прожекторы. Обслуживали всё это хозяйство девушки-зенитчицы. В коротких юбочках, сапогах, гимнастёрках, туго обтянутых ремнями. Не было никакого забора, ограждения, только колючая проволока высотой до уровня пояса указывала условную границу запретной зоны. А смотреть на зенитки и зенитчиц можно было свободно и разговаривать с девушками тоже. По ночам по небу шарили лучи прожектора. Если в луч попадал самолёт, сейчас же туда направлялось несколько лучей других прожекторов. Начинался сухой треск зениток.

27 октября 1941 г. начало деятельности ГКО (городской комитет обороны) во Владимире – чрезвычайный орган управления городом в условиях войны.

Готовились кадры для перехода на подпольную работу в случае оккупации. Для этого создавались истребительные отряды, подпольные базы для партизанских отрядов.
«Оставшиеся на заводе мужчины вступали в истребительные отряды. После работы они проходили специальную подготовку и ночные дежурства. Были созданы истребительные отряды - заводской и городской» (из воспоминаний Е.С. Пуковой).
«Я был в составе истребительного заводского отряда. Около пяти месяцев мы находились на казарменном положении. Увольнительную для посещения семьи давали один раз в неделю по строго установленному графику. Изучали оружие – винтовки, автоматы» гранаты и другое. Проводили с нами и тактические занятия. После учёбы - ночные дежурства по охране завода. Посты выставлялись на крышах производственных корпусов и подвижные - по территории предприятия. Нередко приходилось видеть во время дежурства на крыше, как по сигналу воздушной тревоги освещалось ночное небо пересекающимися световыми кинжалами прожекторов, а где-то вдали, в направлении Москвы, вспыхивали яркие отблески разрывающихся снарядов зенитной артиллерии. Видел такое не раз. И хотя интенсивной авиационной бомбёжке Владимир не подвергался, воздушная тревога объявлялась часто. И вот, чтобы при объявлении тревоги можно было быстро попасть на территорию завода, мы проделали «лаз» — пробили в стене административного здания небольшую дверь. Теперь её нет, мы этот «лаз» заделали, но след от него остался. И когда отмечали 30-летие Победы, мы нашли его в стене, как единственно уцелевшее на заводе доказательство его обороны во время Великой Отечественной войны. Помню командира отряда Карпа Матвеевича Лобашёва, его заместителя Тихона Ивановича Федотова, Фёдора Сергеевича Будикова, Кузьму Никитовича Агольцова, Николая Николаевича Ляпина... Всех, конечно, не вспомнишь» (из воспоминаний В.В. Томина).
«Наш городской истребительный батальон был сформирован Владимирским городским отделом НКВД. Он предназначался для ведения борьбы в тылу врага, на случай продвижения фашистских полчищ. Об ответственности, которая лежала на этом формировании, нам рассказали в горкоме партии. Жили мы на казарменном положении, всем выдали оружие. Помимо военной подготовки, мы занимались патрулированием улиц, проверкой документов на квартирах, выполняли и другие поручения органов государственной безопасности. В батальоне находились рабочие, инженерно-технические работники и других предприятий города. От химзавода нас было человек двадцать» (из воспоминаний Е.Н. Марова).
«С раннего утра до позднего вечера бойцы истребительного отряда в обстановке, приближенной к боевой, в снег и в непогоду, продолжают настойчиво овладевать военными знаниями.
За короткий срок мы изучили материальную часть винтовки, несколько систем ручных гранат, пулемет, прошли строевую подготовку, научились штыковому бою, овладеваем искусством меткой стрельбы.
В настоящий период большую часть времени мы уделяем тактическим занятиям и саперному делу. Вместо макетов, сделанных из фанеры и картона,- лес или зимнее поле с оврагами, озерами, речками, сугробами снега. Бойцы ведут и отражают атаки, производят разведки, переползают открытые места, окапываются, маскируются и т.д.
Уже пройдены темы: «Боец в обороне и наступательном бою», «Действие бойца при атаке», «Боец-наблюдатель» и др.
Строго, придирчиво оценивая поведение в «бою» каждого бойца, командиры взводов и отделений находу исправляют их ошибки, дают указания и советы.
Впереди по боевой и политической подготовке идут коммунисты и комсомольцы.
Все эти учения показывают нам, что опытному, смелому бойцу враг не страшен.
После занятий командиры подводят итоги учебы за день, политруки взводов организуют чистку газет. Находится свободное время и для культурного развлечения. По инициативе комсомольской организации проведен вечер художественной самодеятельности отряда, который прошел очень успешно. Сейчас идет подготовка к профсоюзно-комсомольскому лыжному кроссу.
Послав новогодние подарки в действующую армию бойцам Западного фронта, бойцы отряда в своем письме заверили их, что по первому зову нашей партии мы, как боевой резерв Красной Армии, готовы громить врага по-вашему, гнать немца без передышки, чтобы обратный путь немецких оккупантов стал дорогой смерти и гибели для них.
Секретарь комсомольской организации отряда Е. Маров» (газета «Призыв» № 2, 3 января 1942).
«Когда началась война, вокруг города начали рыть противотанковые рвы (они долгое время были видны в районе деревень Семязино и Содышка). Осенью и зимой копали, даже в самые лютые морозы. Землю отогревали кострами, били её клиньями и кувалдами. Работали с утра и дотемна. После разгрома немцев под Москвой эти работы были прекращены» (из воспоминаний А.В. Орлова).
«Наша тихая зелёная улица Ильинская Покатая с началом войны резко изменилась. На месте любимой зелёной лужайки вырыли бомбоубежище. Часто летали немецкие бомбардировщики. Они издавали такой страшный гул, что всё дрожало, даже посуда в горках звенела и разбивалась. Первое время мы с мамой ходили в бомбоубежище рядом с домом. Я брала с собой учебники и куклу, хотя папа советовал брать бутылку воды. Потом он вообще запретил нам уходить в это убежище. Он был болен и говорил, что если погибать, то всем вместе» (из воспоминаний Л.П. Низовой).
«Когда началась воина, нас гоняли за Юрьевец рыть окопы. Земля была промёрзшей, долбили её ломами и кувалдами. В один из дней температура была ниже 30 градусов. Мы с подругами не вышли на работу. Нам прислали извещение о том, чтобы мы в течение трёх дней заплатили штраф в три тысячи рублей. Одна девушка, Тося, кассирша из кинотеатра «Художественный» из-за этого повесилась...» (из воспоминаний М.С. Соколовой).
«Трудящиеся города Владимира, выполняя указания товарища Сталина, провели большую работу по укреплению местной противовоздушной обороны.
В частности, заводы, где директорами тт. Энштейн и Агафонов, образцово закончили строительство убежищ полевого типа с расчетом полного укрытия наибольшей смены рабочих. На этих предприятиях убежища не только вырыты и покрыты, но они оборудованы лавочками для сиденья и печным отоплением. Неплохо оборудованы щели на улице Б. Ременники, в поселке Воровского, поселке «Ударник», улицах 10-е Октября, Дзержинского, Красная горка и т.д.
Однако не на всех участках города благополучно обстоит дело с подготовкой убежищ к условиям зимы. Отдельные руководители предприятий к осуществлению этих мероприятий относятся явным образом преступно.
Например, в стройконторе, где начальник тов. Максаков, количество щелей полевого типа вырыто с учетом полного укрытия всех рабочих. На это дело по неполным данным затрачено свыше 30000 рублей. К сожалению, эти затраты по вине т. Максакова являются напрасными. Ни одна из вырытых щелей полностью не оборудована, все они занесены сугробами снега, так что их не найдешь не только по сигналу воздушной тревоги, но и в спокойной обстановке.
А ведь возможностей у т. Максакова для оборудования убежищ и в смысле рабочей силы, и в смысле лесоматериала и денежных средств было больше, чем у кого-либо в городе. Но несмотря на неоднократные приказы начальника гарнизона и начальника МПВО города о подготовке убежищ к условиям зимы, тов. Максаков совершенно ничего не сделал.
Пора закончить с подобного рода расхлябанностью, призвать виновных к порядку и наказать по их заслугам.
Начальник штаба МПВО города воентехник 2 ранга Пилипенко» (газета «Призыв» 4 января, 1942).
«На-днях закончили работу организованные при Владимирском райкоме ВЛКСМ курсы по подготовке инструкторов военно-лыжного дела.
Программа всеми слушателями усвоена хорошо. Из 15 товарищей, занимающихся на курсах, Жильцов, Васильев, Марков, Антонов, Большаков, Ушаков закончили учебу с оценкой на отлично. 13 курсантов подали заявление о приеме в ряды ленинско-сталинского комсомола.
Курсанты разъехались на места с твердо уясненной стоящей перед ними задачей – помочь молодежи района овладеть военно-лыжным делом, в первую очередь бойцам подразделений всевобуча, команд и групп самозащиты, допризывникам и школьникам.
Новые инструкторы на местах уже приступили к практической работе.
Инструктор физкультуры Е. Свешникова» (газета «Призыв» 4 января, 1942).

Госпитали

23 июня 1941 года, на второй день Великой Отечественной войны, во Владимире началась организация госпиталей. Всего во Владимире было развернуто 18 госпиталей и сопутствующая им инфраструктура из эвакопунктов, станции переливания крови. Уже в 1941 году город Владимир принял не менее 250 тысяч раненых. Учитывая численность населения города, на каждого жителя пришлось 4 раненых красноармейца.
Одним из первых был развернут эвакогоспиталь № 1890 в здании бывшего духовного училища, площадью 1200 кв. м. Его начальником стал Николай Константинович Воронин.
В 1941 - 1943 годах здание на ул. Луначарского, д. 3 занимал эвакогоспиталь № 1078. Начальником госпиталя был Белов Сергей Петрович, замечательный владимирский врач.
Во время Великой Отечественной войны здание бывшей больницы Красный Крест (ул. Горького, д. 1) было отдано под эвакогоспиталь № 3082.
11 октября 1941 года во Владимир прибыл местный эвакуационный пункт — МЭП-113, эвакуированный из Тулы. В МЭПе сосредоточилось все управление госпиталями Владимирского куста, созданными во время Великой Отечественной войны. Эвакуационный пункт сначала расположился в здании Первой советской больницы (бывшая губернская больница, ныне судмедэкспертиза). Однако после того, как рядом упала невзорвавшаяся бомба весом в 1 тонну, эвакопункт перебазировали подальше от промышленной зоны, в помещение бывшего детского санатория (ул. Большая Московская, д. 20).
В бывшем Доме Дворянского Собрания (ул. Б. Московская, д. 33) и мужской гимназии на площади свободы в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) размещался эвакогоспиталь № 1888, через который прошли сотни раненых воинов, многие из которых вернулись в строй.


Памятный знак «В этом здании в годы Великой Отечественной Войны с 06.1941 г. по 10.1944 г.
Размещался госпиталь № 1887
с 08.1944 г. госпиталь № 5799

В годы Великой Отечественной войны здание школы № 1 было отдано под эвакогоспиталь №1887, а дети учились в небольшом здании на улице Муромской.

Согласно директиве Генерального штаба РККА от 20.07.1941 г. было создано Владимирское пехотное училище на базе передислоцированных из г. Иванова во Владимире курсов усовершенствования начсостава запаса «Выстрел».


Мемориальная табличка на здании бывшего Дома офицеров

О тяжелых годах войны и о мужественной борьбе с врагом уроженцев владимирской земли рассказывает мемориальная доска на фасаде здания: «В феврале 1942 года из Владимира выступил на фронт 222-й стрелковый полк, сформированный из ополченцев Владимирщины. Полк участвовал в Сталинградской битве и с боями дошел до Берлина. Мемориальная доска установлена в день встречи ветеранов полка с трудящимися города 21 октября 1970 года».
Выполняя приказ: «Ни шагу назад!», участники Сталинградской битвы способствовали окружению 22-х дивизий и сдаче в плен командующего 6-й немецкой армии, одного из авторов плана нападения на СССР, Ф. Паулюса, который потом был доставлен в Суздаль. Владимирцы сохранили знамя полка и с боями дошли до Берлина.


Митинг, посвященный встрече ветеранов 222 стрелкового полка и открытию мемориальной доски. 21 октября 1970 г.

В тот день на фасаде здания было вывешено красное полотнище со словами «Мы не забудем твой подвиг, солдат!». А в зале находилось Красное знамя 222-го стрелкового полка. В честь встречи всем ветеранам вручили памятные медали.

Стела в честь воинских частей на площади Победы

Стела в честь воинских частей сформированных во Владимире в 1941-1942 гг. установлена 9 мая 1985 г. в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне.
Является составляющей архитектурного оформления мемориала на площади Победы и содержит перечисление 9 воинских соединений, сформированных во Владимире в 1941 -1942 гг.
Автор монумента В.И, Фомин. Стелла выполнена из красного гранита.
Знак выполнен по заказу Владимирского областного военкомата.
Воинские соединения сформированные в г. Владимире в 1941-1942 гг.:
- 180-я Киевская орденов Красного знамени, Суворова 2-й степени и Кутузова 2-й степени стрелковая дивизия.
- 250-я Бобруйская орденов Красного знамени и Суворова 2-й степени стрелковая дивизия.
- 262-я Демидовская Хангайская орденов Красного знамени и Суворова 2-й степени стрелковая дивизия.
- 18(42)-я Смоленнская орденов Красного знамени, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Богдана хмельницкого 2-й степени гвардейская танковая бригада.
- 20-я Седлецкаяорденов Красного знамени и Суворова 2-й степени танковая бригада.
- 200(45)-я Гусятинскаяорденов Ленина Красного знамени, Суворова 1-й степени и Богдана Хмельницкого 2-й степени гвардейская танковая бригада.
- 52(23)-я Васильковская дважды орденов Красного знамени ордена Суворова 2-й степени гвардейская мотострелковая бригада.
- 53-я Знаменская орденов Красного знамени и Суворова 2-й степени мотострелковая бригада.
- 222-й ордена Красного знамени стрелковый полк.

20 августа 1944 г. организован военный комиссариат Владимирской области. Был создан согласно директиве штаба Московского военного округа от 23 августа 1944 г. В его состав входило 26 городских и районных военкоматов. Первым областным военным комиссаром был назначен полковник А.И. Котёлкин.
Владимирская область

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (28.11.2017)
Просмотров: 19 | Теги: 1941, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика