Главная
Регистрация
Вход
Вторник
22.08.2017
10:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 322

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [596]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская Ямская Слобода

Владимирская Ямская Слобода

Сама Ямская гоньба была учреждена при Иоанне III для осуществления регулярной почтовой службы. Слово «ямъ» обозначало в древности обязанность жителей известных населенных местностей возить на своих подводах служилых людей для государева дела. Ям, низовое учреждение ямского ведомства, к которому прирезывались пашенные и сенокосные угодья, а иногда – деревни, доходы с которых шли на его содержание.
В 1540-1560-х гг. появилась отдельная социальная группа ямских охотников, предназначенная осуществлять «гоньбу» по правительственным надобностям. С сер. XVI в. вблизи ямских приезжих дворов для проживания ямских охотников стали устраивать специальные слободы. Во главе слободы стояли ямской приказчик (назначавшийся правительством) и ямской староста (выбиравшийся ямщиками). Строились они по наказу из Москвы, для чего из Ямского приказа высылался стройщик. Соответственно числу охотников определяли размер будущей слободы.
Владимирская Ямская Слобода возникла в сер. XVI века. В 1588 году была укрупнена за счет перевода 15-ти ямщиков из Суздальского села Михайлова Сторона.
Ямщики считались государевыми людьми. Они обязаны были «возить на своих подводах служилых людей для государева дела». О тяжелом положении ямщиков немало сложено в народе грустных песен. По указу царя Алексея Михайловича (1643 г.) ямщикам запрещалось записываться в купцы. Бежавших ямщиков разыскивали и снова водворяли на место.
Ямская слобода почти прилегала непосредственно к валу, пересекающему большую улицу у Золотых ворот, на месте Дворянской и Мещанской (Дзержинского) улиц.
Слобода имела хорошо развитую планировочную структуру с единым центром – площадью у белокаменных Золотых ворот Нового города, где сходились дороги на Москву, Нижний Новгород и Муром. Здесь находилось главное административное учреждение этого района, присутственное место ямского приказчика – съезжий ямской двор (Ямская изба). Он был плотно застроен: на нем помещались ямская изба, изба дворника, клети хозяйственных строений и конюшня, над которой был устроен сенник. Двор возник на этом месте, очевидно, еще в кон. XIV в., раньше, чем земли вокруг него были отданы под строение Ямской слободы. Здесь же, у Золотых ворот, на Большой улице стояли кружечная изба и квасницы, а у самого рва – кузницы.
Приоритетное значение для Ямской слободы имело направление на Москву, совпадающее с трассой Большой улицы, переходившей в Большую дорогу.
Из описания Ямской слободы 1642 г. следует, что Мошнина улица (от Большой улицы к Летнеперевозинской улице) была очень важной артерией: именно на ней стоял двор ямского приказчика. Она была самой длинной (вмещала 43 дворовых участка). Через нее князь В.П. Кропоткин и дьяк И. Лукин попадали на улицы в Подлоханье (в направлении к Летнеперевозинской) и в Галетье (Никологалейская улица). Она соответствует позднейшему топониму Летнеперевозинской улицы, в которую на юге вливались улицы слобод Гончарной (государевых кирпичников, живших в «Лохане»), Лопатничьей, Сторожевской и Воронцовой (Дмитриевского и Успенского соборов). В этом важном узле Летнеперевозинскую издавна фланкировали ансамбли парных клетских церквей: с запада, «за Золотыми вороты что на горе» - холодная Вознесенская церковь с теплой Покрова Богородицы; с востока, у подножия Козлова вала, на крутом склоне холма к р. Клязьме – холодная Николы Галейского с теплой Трех Святителей. Как явствует из ее позднего названия, улица была важнейшей транспортной артерией города, связывавшей Владимир с землями по другую сторону широкой и судоходной р. Клязьмы, а также с дорогой на Муром. Само название Летнеперевозинской улицы, отсутствующее в документах XVII в. и появляющееся только на планах второй половины XVIII в., по сути, свидетельствует, что она активно использовалась ямщиками.

Улица Подлоханье располагалась рядом с Мясничной (отходила от Большой на юго-запад и шла краем обрыва к Лохани «в слободку Воронцову»), но ниже ее: она шла между руслами речушек Лоханки и Быковки к южному концу Летнеперевозинской улицы. В 1642 г. на ней было 23 дворовых участка.
В 1642 г. у ямщиков в четырех случаях были дополнительные дворовые места на горе Студеной.
Всего в слободе 1642 г. насчитывалось 92 жилых двора: 66 ямских, 25 бобыльских и двор нищего. Кроме слободы, дворы ямщиков существовали также на чужих обеленных землях. Так, на посаде, на церковной земле, между Ямской слободой и укреплениями Нового города указаны 2 двора; а в крепости выходцы из Ямской слободы селились на осадных дворах служилых по отечеству людей или на церковных землях (2 случая). В 1676 г. ямщиков указано 229 человек.
Владимирские ямщики активно торговали: будучи свободными от податей и обладая свободой передвижения, составляли конкуренцию тяглым людям. В 1625-1626 гг. у десяти жителей слободы на городском торге указано 13 лавок, 2 амбара и место лавочное в Мясном, Рыбном, Красильном рядах и кузница. Они вели достаточно крупную торговлю, сам вид которой (соль и рыба) характерен для наиболее зажиточных торговцев города.
Количество земли у одного ямщика в различных слободах могло сильно варьироваться.
Во Владимире дворы самой большой площади были на улицах, проходивших по ямским землям и расположенных вдали от посадских земель (Подлоханье и Мясничной, доходя до 1024 и 2557 кв. саж., соответственно). На улицах, имевших значение транспортных артерий (Большой и Мошниной), а также на улицах, зажатых посадскими дворами (Таротиной и Галетье), площадь дворов была значительно меньше (находясь в границах 87-1480 и 189-1782, а также 56-470 и 44-840 кв. саж., соответственно). При этом 30 дворов из 35, насчитывавшихся на Большой улице, было площадью до 550 кв. саж., 4 из 6 на Мошниной – до 450 кв. саж., и 9 из 10 на Галетье – до 500 кв. саж.

Самые большие пустые дворовые места были на тупиковых улицах (Подлоханье, Студеной), а также потерявших значение транспортных артерий (Мошниной), доходя до 1875, 1155 и 1708 кв. саж., соответственно. На основных транспортных артериях (Большой, Мясничной), а также на улицах со смешанной застройкой (Галетье) пустые дворовые места имели наименьшую площадь или их почти не было.
Еще больше варьировалась общая площадь дворовой земли в руках одного ямщика: от 105 доходя до 3150,5 кв. саж., поскольку кроме жилых у 52-х ямщиков в этой же слободе были еще пустые дворовые и огородные места. Самую высокую общую площадь дворовой земли имели ямщики, жившие на самых густонаселенных улицах: Большой, Мясничной, Таротиной (расположенных на ямских землях), несколько меньше — на Мошниной и Подлоханье (граничили с посадскими, соборными и гончарными землями), а самую низкую — на улице Галетье, зажатой землями посада.
Поэтому, если в начале образования Владимирской Ямской слободы вероятно и существовали определенные нормы по площади или ширине участка, то ко времени межевания, из-за того, что многие ямщики владели несколькими участками дворовой земли, размер общей площади земли в руках одного владельца в 1642 г. мог различаться в 30 раз.
Межевание слободы 1642 г. как раз было направлено на упорядочение размеров дворов. По указанию из Ямского приказа каждому ямщику должен был быть отмерян одинаковый участок: двор — 15 на 10, огород — 25 на 156. Также было велено промерять все пашни, отмеряя по новым нормам: ямщикам — по 5 четвертей в поле за человеком, а приказчику — 10 четвертей; сена каждому ямщику — по 20 копен, а приказчику — 20. Таким образом, в слободе устанавливались жесткие нормы по площади двора, огорода, а также пашни, зависевшие от статуса владельца.
В состав жилой усадьбы ямщика входил весь комплекс жилых и хозяйственных построек (собственно двор в современном понятии этого слова), а также сад, огород и огуменник: кроме огородничества и садоводства жителям слободы было присуще хлебопашество.
Писцовая книга Владимирской Ямской слободы 1642 г. упоминает огуменники при восьми дворах. О том, что это были отдельные от огородов и дворов участки, свидетельствует сама опись. По нормам, вводимым при межевании слободы в 1642 г., площадь огорода и гуменника должна была быть равной (25 на 15 саж.). Рядом с двором приказчика упомянут конопляник (9 на 8 саж.).
В XVI-XVП вв. однокамерное жилище встречалось редко, а самым распространенным был тип двухкамерного жилища — изба-клеть. Трехкамерное жилище изба-сени-клеть стало распространяться в XVI-XVII вв.: в течение всего XVII в. оно составляло в Москве самый часто встречавшийся тип, а к концу века возобладало во Владимирском крае. На панораме Владимирской Ямской слободы 1769 г. присутствуют оба типа — как трех - так и двухкамерный [20, 71 - «Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу». 1769]. В основе трехкамерного был одноэтажный или двухэтажный теплый покой (первый был более характерен для крестьянского жилища, второй — для жилища горожанина и помещика Владимирского края), соединенный сенями с одноэтажным или двухэтажным холодным.
А.А. Шенников при изучении крестьянской усадьбы заметил, что на одном дворе часто располагались две избы, но клетей было больше, чем изб (до шести). Важное значение для темы нашего исследования имеет выявленное им «прямое соответствие между общим количеством изб и клетей во дворе и числом супружеских пар в семье» [25, 65-66].
Во Владимирской Ямской слободе население двора часто имело сложный состав, включавший неотделенных родственников: в 1642 г. из 66 дворов в десяти указаны родные семейные братья, в четырех — племянники, в одном — свойственник. В пяти дворах проживали складчики, вместе исполнявшие гонебные обязанности. На трех дворах кроме основных владельцев — ямщиков проживали бобыли. Все они, неотделенные родственники, складчики — соседи и подсоседники, а также захребетники и жильцы имели отдельные хоромы, разные по числу связей и высоте (от поземных до двухэтажных) в соответствии с различным статусом владельцев.
Кроме хором на ямских дворах размещались хозяйственные сооружения, необходимые для хранения товаров, а также связанные с занятиями жителей хлебопашеством — овины, амбары, молодежни и т. д. В непосредственной близости к въезду во двор располагалась конюшня. На самых густозастроенных улицах, таких как Большая, Мошнина и Таротина, поперечники дворов были весьма небольшими. Больше всего самых узких дворов (до 6 саж.) было на Большой улице, совсем немного их было на Мошниной (10 и 3 двора, соответственно), а на остальных они вовсе отсутствовали. Поскольку в таких узких дворах большую часть передней стороны участка занимали хоромы, конюшня с неизбежностью отодвигалась на задний двор, давая возможность устроить въезд на участок.

До пол. XVIII в. к Владимирской Ямской слободе было приписано село Ильинское, населенное ямщиками Владимирского яму. В писцовых книгах письма и меры князя Василия Кропоткина и дьяка Игнатия Лукина 1642 г. мы находим следующие сведения о селе Ильинском: «Володимерские Ямские слободы за ямщиками село Ильинское на ручью, а в селе церковь Ильи Пророка да предел Флора и Лавра деревяна клецки, а в церквах образы и книги и ризы и на колокольнице колокола и все церковное строение сирское да в селе-ж во дворе поп Иван Семенов двора его по мере в длину 11 сажень с полусаженью, а поперек 10 сажень, да огород в длину 30 сажень, а поперек 24 саж., пашни церковные паханые середние земли две четверти в поле в дву по томуж, сена по речке по Дресвянке на пожне на Кочановской 60 копен; в селе 32 ямщиковых двора, а людей в них 66 человек да 29 мест дворовых и огородных, и по мере дворов и огородов и огуменников 3322 длины и 1031 с. Ширины, пашни паханые середние земли 404 четверти да перелогу 23 четверти да лесом поросло 267 четвертей в поле сена 4770 копен да животиннаго выпуска 5 десятин, лесу непашеннаго бору и болота в длину на 10 верст, а поперек на 5 верст».
Церковь в селе Ильинском писалась в патриарших и синодальных книгах до 1776 г. в 1746 г. именовалась «церковь пр. Илии Володимирскаго яму в приписном селе Ильинском».

В 1667 г. учреждается на Руси почта (с латинского - «станция с переменными лошадьми»). С этого времени ямщикам вменялось в обязанность доставлять и корреспонденцию. Так появилось в народе выражение «гонять почту».
В 1669 г. в Слободе насчитывалось «76 ямщиков да детей их, братьев, племянников и зятьев 82».

В 1778 г. выгорела почти вся Ямская слобода. Этот пожар принёс Владимиру много бед. Историки - и прежние, и нынешние - называют его опустошительным: сгорело множество домов и храмов. Сгорели дома и обе церкви и в Ямской Слободе. В следующем году Слобода была перенесена на новое место (в район современного проспекта Ленина). После пожара Казанская церковь вместе со слободой была перенесена на новое место (в район современного проспекта Ленина).
На месте старой Ямской слободы в 1779 г. образовались Дворянская улица и Мещанская улица.

26 августа 1780 г. по указу Департамента почт канцелярия Ямской слободы была ликвидирована, во Владимире открылась первая почтовая контора, которая непосредственно подчинялась Московскому Почтамту. Прежние ямы заменялись почтовыми станциями.
Так, на почтовой станции в Ямской слободе содержалось в 1781 г. по наряду 40 подвод. Здесь, как отмечалось в отчетах, «никогда в требовании лошадей никому остановки не бывает».
В 1782 г. в Новой Ямской слободе на средства прихожан была построена каменная Казанская церковь. 9 мая (стиль старый) 1838 г. в ней венчался А.И. Герцен с Н.А. Захарьиной. В числе совершавших обряд был дьякон Петр Иванович Златовратский — дед писателя-народника Н.Н. Златовратского. Впоследствии он часто рассказывал об этом событии своему любознательному внуку Николеньке.
В 1843-м году, по данным штабс-капитана Трефурта (документы Центрального Государственного Военно-Исторического архива), Ямская Слобода насчитывала 145 дворов (во Владимире в то время было 1775 дворов). Восстановленная Ново-Ямская Слобода протянулась до территории нынешней площади Победы. Село Ильинское слилось с Ямскою слободой по перенесении её на новое место.

В 1876 г. для отправления подводной повинности во Владимирском уезде находилось 8 пунктов: Владимирский с 12-ю лошадьми, Колокшанский с 6-ю, Ставровский с 6-ю, Борисовский с 4-мя, Стародворский с 6-ю, Хохловский с 4-мя, Бараковский с 3-мя и Черкутинский с 3-мя. Сверх того при каждом пункте существовал еще особый подряд на поставку подвод под проходящие воинские команды. Пунктовая повинность – на Владимирском пункте по 140 руб. на лошадь в год, Колокшанском 80 руб., Ставровском 118 руб., Борисовском 129 руб., Стародворском 119 руб., Хохловском 99 руб., Бараковском 136 руб., Черкутинском 49 руб. Подводная – на Владимирском пункте по 1 руб. 39 коп. за подводу, Колокшанском 1 руб. 23 коп., Ставровском 2 руб., Черкутинском 2 руб., Стародворском 2 руб., Борисовском 1 руб. 95 коп., Хохловском 1 руб. 40 коп. и Бараковском 1 руб. 49 коп. Таким образом пунктовая повинность обходится в год в 5049 руб.

«Присяжные прошли на другой конец города и остановились среди Ямской слободы у постоялого двора.
- Сюда, молодцы, сюда пожалуйте! — зазывал их с крыльца постоялого двора мужик с фонарем. — Господа присяжные? Ну... сюда... здесь стояли... Это уж всем известно — наш двор для господ присяжных.
- Будто как не тот хозяин-то, — сомневался Лука.
- Как не тот? Что ты, голубчик! Господь с тобой! Что со мной поделалось! Ты вот завтра посмотри-ко, посветлее будет, — он самый ...
- Завертывать, что ли, ребята?
- Мотри, не налететь бы... Четырнадцать ден, ведь, жить-то... — опасались путники.
- Завертывай, завертывай без сумленья! Тут обману нет. Эх, почтенные, на стуже-то стоять! А тут теплынь, покой — парься! — соблазнял дворник. — У нас все для вас, как есть, и приспособлено: нары, полати... Мы, кроме господ присяжных, редко пущаем... На той половине у нас трактирчик, — господа абвакаты пристают...
- А как пища?
- Что пища? Пищей мы господ присяжных не обижаем: хлебово, крупяник... ну, картофель можно... Квас тоже, чай, пить будете... Мы для вас, господа, скидку даже делаем... Пожалуйте!
Присяжные не решались. Лука всматривался вдоль улицы — не признает ли где прежнего места, но было темно.
- Эй, господа присяжные!.. Куда же вы?
- Нам бы вот хотелось своих тут поискать ... Шабринских ...
- Да помилуйте? Что ж вы не сказали? Шабринские? Здесь они-с... у нас... Где ж им больше быть! По городу и местов больше для господ присяжных нет. Пожалуйте.
- Ну, завертывай, Лука... К месту скорей бы ... Изустал и так — беда! — порешил Фомушка.
- И то. Не покажется — переменим. Ведь, не на цепь прикуют.
Дворник с фонарем повел их в избу: Они вошли в длинную, просторную комнату, по стенам которой действительно тянулись нары. Дворник, вынув из фонаря огарок, воткнув его в бутылку и полуосветил черные стены, кое- где обклеенные старыми газетами. Два человека спали, закутавшись, по углам нар; кто-то возился на полатях. В заднем углу стояла широкая изразцовая печь; на изразцах глазурью были наведены невозможные китайцы в широкополых шляпах. Вообще в комнате было пусто, сыро и прохладно. Но присяжным показалось хорошо.
- Ужинать, может, будете? — спросил дворник.
— Нету. Рады что до места добрались.
— Так, так. У нас покойно. Вздохнете. Издалеча?
- Дальние. Из-под Горок.
- Да, да. Не близко. Может пить захотите?
- Оно бы хорошо, кабы кваску хлебнуть, — мы бы с лепешкой прихлебнули. В горлах пересохло!
- Пересохнет. Разбирайтесь ... Места у нас вдоволь.
Присяжные огляделись: просторно, как будто тепло. Им еще не верится, что не дует ветер и не саднит лицо, не вязнут более и не скользят застывшие ноги.
- Ах, важно, — подхватил Недоуздок. — Шибко натрудили себя. Теперь дубинкой меня не разбудишь.
Ему весело подкрякивали и подкашливали прочие» (Собрание сочинений Н.Н. Златовратского. Том второй. Среди народа. С.-Петербург. 1911)

На Ямской Слободе был станционный дом. В станционном доме Осипа Петровского солнечных часов не было. Хотя одним из дополнительных условии при передаче дома под станцию было следующее: "Весьма полезно было бы, если окажется возможным, обязать почтосодержателей иметь при станции солнечные часы".
Владимирская почтовая станция, находившаяся в ведении Владимирской губернской почтовой конторы, в 1848-м году была отдана в трёхлетнее содержание по контракту, заключённому во Владимирской казённой палате, с крестьянами Ямской Слободы. Станция помещалась в доме, нанятом почтосодержателями у купца 3 гильдии Осипа Михайловича Петровского. Дом был в три комнаты - для проезжающих: отдохнуть, чай попить. Мебель чистая, 5 диванов, 22 стула, 8 столов и 3 зеркала. Были и другие постройки. Во флигеле - две комнаты. В одной размещался станционный смотритель. Одно время им служил Василий Сергеевич Лужниковский, сын Московского дьячка, поступивший из вольноопределяющихся. Вторая комната во флигеле необходима была для прописки подорожных. И ещё на станции было два флигеля. В них размещались ямщики. По контракту их должно было быть 15, а на самом деле было больше - 22 человека. Среди ямщиков трое Меновых, трое Шпагиных - семейным был ямской промысел в известной Владимирской Ямской Слободе...
Конюшня на станции на 100 лошадей. Всё здесь оказалось в порядке и в должной исправности, когда как-то зимой (документы Государственного архива Владимирской области) надумал посетить и проверить станцию губернский почтмейстер. 44 свежие почтовые лошади готовы были тут же мчаться в дорогу. Фельдъегерская бричка правительственной связи - тоже в полной готовности. Летние повозки были вычищены, хотя в ходу сани - путь-то зимний! Оказались в наличии и 22 зимние повозки с кибитками. Хорошо знали своё дело в Ямской Слободе. И одежда на всех ямщиках форменная, тёмно-зелёного сукна. Армяки, знаки на рукавах, шапки и кушаки, рукавицы - всё справно. И колокольчик под дугой обязателен. Таковых на Владимирской почтовой станции хранилось 22. Все звонкие.

Дорога, на которой стояла Слобода, приобрела в XIX в. печально знаменитую славу. По ней шли на каторгу в Сибирь неугодные правительству люди, в том числе политические ссыльные. Народ назвал дорогу «Владимиркой» по имени первого губернского города, где каторжники получали короткий отдых на пути их далекого Следования. Люди говорили о ней, как о живой: «Стонет «Владимирка», «Плачет «Владимирка», «Терпит «Владимирка»…
Многострадальной дороге посвящали свои полотна художники, поэты слагали о ней стихи. История превратила «Владимирку» в памятник. По ней прошли лучшие сыны России, осужденные на муки за свои свободолюбивые мысли, за революционную деятельность, за любовь к простому народу. Лишь к концу XIX в. поутихла «Владимирка», обезлюдела. Рядом пролегла новая дорога — железная, заявившая о себе паровозными гудками. А «Владимирка» стала зарастать, застраиваться.
"С проведением железной дороги в 1861 г. до Москвы и в 1862 г. до Нижнего жители скорее стали получать известия, сами стали кататься. Ямской промысел, прежде столь громадный, совершенно упал, и извозная деятельность ограничивается внутренним сообщением граждан. Всего во Владимире 136 легковых извозчиков и до 50 ломовых. Извозчики здесь хороши, лучше, чем в столицах: широкие пролетки, высокие кони, быстрая езда" (Субботин А.П. 1877 г.).
Ямской промысел стал резко сокращаться. Владимирские ямщики теперь больше промышляли в самом губернском городе, чем за его пределами. В 1879 г. в слободе насчитывалось 136 легковых и 50 ломовых извозчиков.
«Слободское Волостное Правление (Почт. адр. г. Владимир).
Волостной старшина - кр. Петр Сергеевич Манов. Писарь - Корнилов.
Волостной Суд. Председатель - кр. Иван Васильевич Романов. Судьи: кр. Яков Антонов; Адриан Зяблов; Иван Хренков» (Список служащих всех ведомств Владимирской губернии. 1891).


Фрагмент карты города Владимира 1899 года

Ямская улица от Московской заставы до Лисина пер. (ул. Диктора Левитана) 1899 г.:
Правая сторона – 2. Дом Лепихина, 4. Дом Кельина, 6. Дом Соловьева, 8. Дом Семешкова, 10. Дом Попова, 12. Дом Соловьева, 14. Дом Шпагина, 16. Дом Шпагина, 18. Дом Калина, 20. Дом Ухолова, 22. Дом Ухолова, 24. Дом Маркова, 26. Дом Мокеева, 28. Дом Мокеева, 30. Дом Кашеварихина, 32. Дом Кашеварихина, 34. Дом Косыгина, 36. Дом Соловьева, 38. Дом Кашицина, 40. Дом Кашицина, 42. Дом Тезикова, 44. Дом Тезикова, 46. Дом Манова, 48. Дом Шпагина, 50. Дом Корнилова, 52. Дом Калины, 54. Дом Абатурина, 56. Дом Абатурина, 58. Дом Шпагина, 60. Дом Шпагина, 62. Дом Жаренова, 64. Дом Артемьева, 66. Дом Синицина, 68. Дом Канакина, 70. Дом Семенова, 72. Дом Красина, 74. Дом Шпагина, 76. Дом Китова, 78. Дом Титова, 80. Дом Лисина.
Левая сторона – 1. Дом Давыдова, 3. Дом Паркова, 5. Дом Шпагина, 7. Дом Моисеева, 9. Дом Жирнова, 11. Дом Миронова, 13. Дом Зезина, 15. Дом Седова, 17. Дом Семеликова, 19. Дом Воронина, 21. Дом Осипова, 23. Дом Артемьева, 25. Дом Зезина, 27. Дом Зезина, 29. Дом Ухолова, 31. Дом Кондрашева, 33. Дом Базунова, 35. Дом Тезикова, 37. Дом Хрустина, 39. Дом Хрустина, 41. Дом Шпагина, 43. Дом Шпагина, 45. Дом Хрустина, 47. Дом Капралова, 49. Дом Капралова, 51. Дом Канакина, 53. Дом Копытцева, 55. Дом Быкова.

Ямская улица от Лисина пер. до Казанской церкви и Казенного п. (1899 г.):
Правая сторона – 82. Дом Соловьева, 84. Дом Абатурина, 86. Дом Абатурина, 88. Дом Манова, 90. Дом Корнилова, 92. Дом Миронова, 94. Дом Маркова, 96. Дом Маркова, 98. Дом Миронова, 100. Дом Миронова, 102. Дом Жирнова, 104. Дом Шимаева, 106. Дом Шпагина, 108. Дом Логинова, 110. Дом Манова, 112. Дом Егорова, 114. Дом Ухолова, 116. Дом Воронина, 118. Дом Воронина, 120. Дом Миронова, 122. Дом Вавилова. Левая сторона – 57. Дом Лисина, 59. Дом Корнилова, 61. Дом Манова, 63. Дом Манова, 65. Дом Косыгина, 67. Дом Косыгина, 69. Дом Семелякова, 71. Дом Саврасова, 73. Дом Саврасова, 75. Дом Клушина, 77. Дом Ухолова, 79. Дом Ухолова, 81. Дом Зезина, 83. Дом Улановского, 85. Дом Манова, 87. Дом Китаева, 89. Дом Китаева, 91. Дом Китаева, 93. Дом Китаева, 95. Дом Христина, 97. Дом Дробенина, 99. Училище (В 1896 г. открыто земское училище в с. Ямская слобода на соединенные средства земства и сельского общества. Размещено в только что выстроенном здании на средства сельского общества.), 101. Волостное Правление.

Ямская улица от Казанской церкви и Казенного п. до переулка для прогона скота и до поля:
Правая сторона – 124. Казанская церковь, 126. Дом псаломщика, 128. Дом Кельина, 130. Дом Саврасова, 132. Дом Низова, 134. Дом Низова, 136. Дом Мухина, 138. Дом Пшенина, 140. Дом Чурсина, 142. Дом Ухолова, 144. Дом Баканина, 146. Дом Маурина, 148. Дом Маурина, 150. Дом Ухолова, 152. Дом Макарова, 154. Дом Макарова, 156. Дом Макарова, 158. Дом Тезикова, 160. Дом Тезикова, 162. Дом Капралова, 166. Дом Корнилова, 168. Дом Флорова, 170. Дом Флорова, 172. Дом Шивяцова, 174. Дом Ухолова, 176. Дом Ваганева, 178. Дом Ухолова, 180. Дом Плохова, 182. Дом Голышева, 184. Дом Миронова, 186. Дом Турулина, 188. Дом Плохова, 190. Дом Макарова, 192. Дом Шпагина, 194. Дом Седова, 196. Дом Мешкова, 198. Дом Мешкова, 200. Дом Соловьева, 202. Дом Кельина, 204. Дом Семенова, 206. Дом Шпагина, 208. Дом Саврасова.
Левая сторона – 103. Дом священника, 105. Дом Саврасова, 107. Дом Саврасова, 109. Дом Панова, 111. Дом Шпагина, 113. Дом Китаева, 115. Дом Плохова, 117. Дом Шпагина, 119. Дом Ерюшина, 121. Дом Абатурина, 123. Дом Леншева, 125. Дом Саврасова, 127. Дом Саврасова, 129. Дом Ухолова, 131. Дом Рулева, 133. Дом Путаева, 135. Дом Кельина, 137. Дом Соломы, 139. Дом Макарова, 141. Дом Седова, 143. Дом Ухолова, 145. Дом Ухолова, 147. Дом Корнилова.

Ямская улица от переулка для прогона скота до поля:
149. Дом Ончагина, 151. Дом Ончагина, 153. Дом Ончагина, 155. Дом Шпагина, 157. Дом Шпагина, 159. Дом Соловьева, 161. Дом Ерюшина, 163. Дом Плохова, 165. Дом Плохова, 167. Дом Козырева, 169. Дом Козырева, 171. Дом Ухолова, 173. Дом Аксенова, 175. Дом Егорова, 177. Дом Кондрашина, 179. Дом Кашицина, 181. Дом Ухолова.


Слободское училище, в с. Ямской слободе, основано в 1843 г. палатой государственных имуществ.
В 1884 г. «Помещение наемное, деревянное, отдельное; по теплоте удобное, а по свету нет; квартиры учителю нет; классных комнат одна — длиной и шириной 10 арш., вышиной 5 арш. Учебных пособий достаточно — на 79 руб. 33 коп. Библиотеки нет. Земли нет. Законоучитель священник Василий Преферансов; учитель Алексей Цветков, окончили курс во Владимирской духовной семинарии, преподают: первый с 1875 г., а второй с 1883 г. Попечитель крестьянин Петр Сергеевич Манов, жертвует каждогодно — мел, чернила и губку, и в 1883 г. пожертвовал тоже на 1 р. Учащихся к 1-му января 1883 г. 26 м. и 11 дев. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 6 м. и 4 д. Окончило курс со свидетельствами 5 м. и 3 дев. Вновь поступило 19 м. и 2 дев. К 1-му января 1884 г. состояло 34 м. и 6 дев. Учатся все вместе. Возраст: 7 — 8 л. - 1, 8 — 9 л. - 11, 9 — 10 л. - 13, 10 — 11 л. - 5, 11 — 12 л. - 6, 12 — 13 л. - 4. Все из Ямской слободы. Вероисповедания православного. По сословиям: дух. 1 м. и 1 дев., мещ. 2 м. и 1 дев., крест. 31 м. и 4 дев. Средства, содержания: от земства 286 р. 30 к., от общества 50 руб., от частных лиц 1 руб.; платы за учение нет. Расходы: наем дома, отопление, освещение, прислуга и ремонт 50 руб.; жалованье — законоучителю 40 р., учителю 240 р.; на книги и учебные пособия 7 р. 30 к. Все учащиеся исправно посещали классы. Прием в сентябре; поступили все неграмотными. Отказано за теснотой 6-ти. Учебный год начинается с 1-го сентября и продолжается по 1-е мая. Обучаются простому пению; хора нет. Учатся в день 6 часов. Отделений 3. Число уроков в неделю: по Закону Божию - 4, по Русскому языку - 12, по Славянскому языку - 2, по арифметике - 4, по пению - 2 и гимнастике - 1. Получили награды 8. Получившие свидетельства учились 3 — 4 г. Не окончившие курса учились до 2-х лет. Обозревал училище инспектор народных училищ 1 раз. Обучения ремеслам и рукоделиям нет. Воскресных бесед и чтений нет» (Владимирский Земский сборник 1884. № 12. Декабрь.).

ПРОСПЕКТ ЛЕНИНА

Ямская Слобода существовала вплоть до 1934-го года. В том году Слобода вошла в черту города Владимира и превратилась в Ямскую улицу постановлением президиума горсовета от 04.10.1936 г.
Решением исполкома № 215 от 21.04.1961 г. Ямская улица переименована в ул. Юрия Гагарина.
Решением исполкома № 1106 от 04.10.1967 г. в связи с 50-летием Советской власти преобразована в проспект и назван именем Ленина (Ульянова) В.И. - проспект Ленина.


Старые деревянные дома на ул. Гагарина.

«Все же не исчезало с Ямской то доброе, врачующее уязвленное сердце, что в нынешние холодные времена назвали бы как-нибудь вроде «общего положительного биополя», а тогда по простоте душевной не задумывались, отчего этак славно тут, - просто почитали как хорошее место. И стоял в этом хорошем месте некий обыкновенный, выделяющийся разве что малостью, но какой симпатичный домик. На самой нежной заре жизни, когда до открытия страшненького кладбищенского кинотеатра было еще далеко, судьба преподнесла и такой, потайной подарок: привела теплой материнской рукою на поросший дикой ушастой травой порожек. Широко распахивая двери, вышла хозяйка, всплеснула, как крылышками, цветастыми рукавами, а мама назвала ее ласковым русским именем Фроня. То была худенькая, очень живая и, как выяснилось вскоре, бесконечной доброты женщина. Легкий светлый платочек покрывал ее голову, обрамлял темный иконный лик, и мягкое сияние не гасло у нее в глазах даже под тенью переросших окошки сиреневых кустов, когда они сидели в горнице за чаем с вареньем (лепешками ли с молоком) у голенастого с круглыми «коленками» и словно куда-то плывущего стола. И мама, сама разомлевшая, вдруг расстегнула на своем «котенке» шлейку - просто отпустила на волю.
Вишневый сад, диковатый и очаровательный, напитал манящим шепотом зверино-чуткий слух. Как приятно было скакать промеж высоких и темных, как Фроня, деревьев! Изумительно крупные, пережившие даже свою спелость ягоды сами просились в рот. Ничего не стоило срывать их прямо на бегу, потом - пружинисто шагая и наконец - остановившись - целый рой на слабо колышущейся веточке. Внезапно все звуки улеглись, и до полу-младенческого сознания дошло, что Фронин дом остался далеко-далеко позади и что сад - волшебный и бездонный, как любое настоящее волшебство. В новом, оглушительном безмолвии пробегали искры по великому синему небу, и одинокая ягода вишни на макушке дерева, вся в золотом клею, помечала лучистым шлейфом юные светленькие барашки-облака. И не было ни капельки страха, одно блаженное изумление открывшейся бездонностью. Видно, есть на свете места, облюбованные Небом, наделенные неземным уютом, ни с чем не сравнимой тишиной. Крохотная поляна в густом Фронином саду была из облюбованных.
Фроня исчезла незаметно, нет, не умерла (тогда), просто ушла куда-то неслышным за шумом детства шагом. А вот прадед, Василий Александрович Миронов, бывший староста Казанской церкви, еще в грозовые годы отошел в мир иной, и деда, Николая Васильевича, тоже не суждено было увидеть, но оставались еще его братья, мамины дядья: Василин и Иван. Бывшие царские офицеры, они нашли себе при новой власти незаметные гражданские профессии - бухгалтера и промышленного рабочего. Их дома стояли рядом, там, где теперь колдует над женскими головками «Чародейка», - один врастал в землю, другой словно вырастал из земли. Ввиду младенчества внучатый племянник вряд ли бывал в этих домах при жизни один за одним угасших братьев деда. И уж тем паче - в хлебосольном доме прадеда с огромным садом и гумном позади. По крайней мере, брезжит в памяти один лишь случай. Тихо-тихо открывается дверь, и врастающий в землю дом принимает их вдвоем с мамой прямо к гробу. Дядя Ваня совершенно спокойно, как-то прочно лежал в нем. Крутой подбородок утопал в густой, белее снега бороде. Такая же снежно-ослепительная грива оттеняла крупный лоб. Сладко благоволила лампадка под иконою в красном углу, а крепчающий мороз дорисовывал на стекле окошка вышедшего из серебристых зарослей белого коня, на котором дядя Ваня давным-давно возвратился с германского фронта.
Ну а можно ли забыть царство цветов прямо за домом одиноких, бездетных хозяев, брата и сестры, маминых добрых знакомых? Скорее оказать, царский двор. Стоило присесть на корточки, как причудливо, с безотчетным смыслом рассаженные цветы оборачивались фигурками монаршего двора. Отрешенные от суеты жизни, хозяева, наверно, и сами не ожидали такой великолепной композиции, выскользнувшей из их рук и ненароком раскрывшейся изумленному детскому взору» (Зрелов Л.П. Чистая даль: Рассказы о Владимире. 2002.).

Неузнаваемо изменился облик бывшей Ямской слободы в наши дни. Сейчас трудно представить себе старую «Владимирку», проходившую через слободу, разбитую колесами телег, только кое-где мощенную булыжником, пыльную летом, невообразимо грязную в распутицу.
Проспект Ленина стал центральной магистралью города, который прямой стрелой тянется на несколько километров. Его левая сторона сейчас вполне сложилась в архитектурном плане и выглядит красиво. Многоэтажные здания с балконами и лоджиями различных вариантов придают въезду в город нарядность, оригинальность и выразительность.
Проспект зелен, оживлен и всегда многолюден, так как здесь множество торговых и культурных учреждений.

Начинается проспект Ленина зданием концертного зала им. Танеева областной филармонии (Проспект Ленина, д. 1). Оно построено в 1967 г. по типовому проекту. Зал рассчитан на 700 мест. Интерьер его был переработан архитектором В. Строгановым. В юбилейные дни празднования пятидесятилетия Октября гостеприимно распахнулись его двери. Очередной концертный сезон открыл Государственный оркестр Горьковской филармонии, исполнивший симфоническую поэму Д. Шостаковича «Октябрь».
Владимирская областная филармония создана в 1958 г. на базе концертного бюро. Особенную популярность приобрел песенно-танцевальный ансамбль «Русь» выезжавший неоднократно на гастроли за рубеж, и камерный ансамбль под руководством В. Корначева, исполняющий редкие музыкальные произведения доглинковского периода.

- Садовая площадь.



Проспект Ленина, д. 17а («Мир цветов»)

«Первые многоквартирные дома размашистой сталинской кладки были возведены чуть наискосок от бывших публичных заведений мадам N (район гостиницы «Заря». По поздней хрущевской «оттепели» пятиэтажные постройки резво поднялись по обе стороны улицы. А в «заморозок», пришедший с воцарением «гениального секретаря», своей каменной пыльной поступью добрались до превращенного в проходной сквер Ямского кладбища. И тут строительство замерло, отвалилось вглубь, за оставшиеся зеленые усадьбы, скатилось на юго-запад. Зато в напористые годы «перестройки» престижные белые дома беззастенчиво вознеслись над былым бездонным Фрониным садом...» (Зрелов Л.П. Чистая даль: Рассказы о Владимире. 2002.).

Памятник диктору Юрию Левитану

Во Владимире родился Левитан Юрий Борисович, в его честь в 1985 г., в канун 40-летия Победы, был переименован Лисин переулок в улицу Диктора Левитана.
Во Владимире 7 мая 2015 г. открыли «Голос истории. Голос Победы». Так называется памятник диктору Юрию Левитану. Его установили в родном городе радиоведущего, на улице, носящей его имя.
Авторы памятника:
скульптор Игорь Черноглазов, архитектор Евгений Усенко. Их проект был выбран по итогам творческого конкурса, который был проведен в июне-сентябре 2014 года.
Памятник Левитану представляет собой фигуры дедушки и внука. Среднее поколение пропущено – отца мальчика, сына дедушки, в композиции нет. Предполагается, что он на фронте, а его родные тревожно и с надеждой всматриваются в грохочущий репродуктор, вслушиваются в голос Левитана. Он и есть главный герой скульптурной композиции. Чтобы подчеркнуть, вдохновляющую силу левитантовских интонаций, исходящий из репродуктора, авторы использовали свет прожектора, который ярко освещает взрослого и ребенка».
Этот монумент интерактивный. Репродуктор, установленный на столбе – не декоративный, он звучит! Он транслирует голос Юрия Борисовича Левитана – исторические сводки с фронтов Великой Отечественной, в том числе легендарное объявление о капитуляции фашистской Германии. Чтобы включить запись, нужно просто иметь смартфон и подойти к памятнику не дальше чем на 10 м. Нужно зайти на сайт (http://xn--c1akaamrbbshbm.xn--p1ai/index.php) и выбрать объявление Левитана. Это объявление зазвучит из рупора памятника.


Памятник диктору Юрию Левитану



Улица Диктора Левитана, д. 1-а

- Казанская церковь

- Площадь Победы.
6 ноября 1967 г. на месте бывшей Казанской церкви состоялась торжественная закладка первого камня будущего памятника владимирцам, погибшим в годы гражданской и Отечественной войн.
Первая очередь мемориала была открыта 9 мая 1975 г. — в день тридцатилетия Победы над фашистской Германией. Это были минуты, которые не могли не взволновать жителей города. По его улицам шел бронетранспортер, на котором ветераны войны и труда везли факел священного огня, зажженного на могиле Неизвестного солдата в Москве. Пройдя по многим улицам Владимира, боевая машина остановилась на площади, получившей в тот день имя 30-летия Победы.
В сумерках вспыхнул Вечный огонь, который осветил слова на граните: «Вечная слава владимирцам, отдавшим жизнь за честь, свободу и независимость нашей Родины в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.» Авторы проекта этого мемориала — ветераны войны: архитектор Б.А. Шиганов и скульптор В.А. Шанин.
Через 10 лет на площади Победы состоялось торжественное открытие второй очереди мемориала — скульптурной композиции. Символичный образ женщины-матери, матери-Родины — впереди скульптурной группы. Гордо поднятая голова, мужественный взгляд. Она как бы призывает к ратным и трудовым подвигам во имя Победы.
Рядом — фигуры воина с автоматом и рабочего с молотом: единое стремление фронта и тыла к разгрому врага. Они держат древко развевающегося знамени и смело смотрят вперед. Авторы памятника — скульптор А.А. Перевертень и архитектор В.И. Фомин.
Рядом с мемориалом установлена стела, посвященная воинским частям и соединениям, сформированным в годы Великой Отечественной войны во Владимире. На гранитной плите выбиты названия девяти полков, бригад, дивизий, в составе которых сражались с ненавистным врагом многие владимирцы.
- Сквер «Рябинка».

- Кинотеатр "Киномакс Буревестник". Проспект Ленина, д. 29.
До мая 1966 г. кинотеатр ютился в помещении бывшей ямской Казанской церкви, которая находилась почти напротив нынешнего здания кинотеатра.


Скульптуры "Девочка с сумочкой" и скульптура - "Фонтанчик" у павильона «Цветы» («Буревестник», проспект Ленина, д. 29)

Скульптура "Девушка с корзинкой" и скульптура - "Фонтанчик" у павильона «Цветы» («Буревестник», проспект Ленина, д. 29)


ИСТОРИЯ города Владимира.

«Владимирка» (Владимирский тракт)
Состояние частных конских заводов и коннозаводства во Владимирской губернии
Нижегородское шоссе и промышленность Владимирской губернии
Пути сообщения и транспорт во Владимире в 1927 г.
Улица Студеная Гора
Улица Дворянская.

Copyright © 2016 Любовь безусловная




Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/vladimirskaya-yamskaya-sloboda-v-xvii-veke
Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (21.05.2016)
Просмотров: 633 | Теги: Владимир, улицы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика