Главная
Регистрация
Вход
Четверг
08.12.2016
08:56
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [399]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [38]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [17]
Религия [1]
Иваново [11]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

Село Черкутино, Собинский район

Село Черкутино

Село Черкутино – от Владимира (Владимирский уезд) 40 верст, при речке Тупгоре.
Само название села, как объясняют местные жители, происходит от слова «церковь», которое в старину произносили как «черква».

В XVII в. с. Черкутино было дворцовым имением.
В XVIII и XIX в. село принадлежало Салтыковым.

Князь Николай Иванович Салтыков

Н.И. Салтыков (1736 -1816) был сыном генерал-аншефа Ивана Алексеевича Салтыкова (ум. 1773) от брака с графиней Анастасией Петровной Толстой. Он начал свою службу рядовым в лейб-гвардии Семеновском полку. Во время Семилетней войны Салтыков принимал участие во многих сражениях с пруссаками и после битвы при Куннерсдорфе был пожалован в полковники. В 1765 г. Салтыков, уже в чине генерал-майора, командовал русскими войсками, расположенными в Польше, а при начале 1-й Турецкой войны участвовал в военных действиях при осаде Хотина, за что получил чин генерал-поручика и орден Св. Александра Невского. "Тотчас после этого Салтыков уехал для лечения за границу, где провел три года. По возвращении в 1775 г. в Россию Салтыкова ожидал целый ряд милостей: императрица Екатерина назначила его вице-президентом Военной коллегии, произвела в генерал-аншефы и определила гофмейстером при дворе наследника престола великого князя Павла Петровича, чем выразила особое к нему доверие. На этом месте Салтыков проявил глубокий такт и умение приспособляться к обстоятельствам: одинаково пользовался расположением как императрицы, так и ее наследника, и поддерживал между ними добрые отношения. Вместе с великим князем Павлом Петровичем, Салтыков ездил в 1776 г. в Берлин на обручение великого князя с принцессой Виртембергской, впоследствии великой княгиней Марией Феодоровной, а в 1781 и 1782 гг. сопровождал великокняжескую чету в ее путешествии за границу. Вслед затем императрица Екатерина возложила на Салтыкова новую величайшую обязанность: быть главным воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей. На этом месте Салтыков, отлично изучивший придворную науку, заботился главным образом о том, чтобы приучить своих воспитанников уметь лавировать между противоречивыми требованиями их родителей, с одной стороны, и царственной бабки, с другой; в других отношениях Салтыков, по отзыву современников, был самым неспособным педагогом и воспитателем царских детей.
В конце своего царствования Екатерина II пожаловала Салтыкову графское достоинство и до 5000 душ крестьян и поручила ему управление Военной коллегией. В царствование императора Павла Салтыков пожалован был в генерал-фельдмаршалы, но не пользовался значением. Император Александр I, в годину Отечественной войны, назначил Салтыкова председателем Государственного совета и Комитета министров, во время нахождения своего в кампании 1813 и 1814 гг. поставил его в положение регента государства и в 1814 г. возвел в княжеское достоинство с титулом светлости.
Уклончивость, хитрость, умение жить и ладить с людьми были преобладающими качествами в характере и уме Салтыкова. Эгоист и гибкий царедворец, Салтыков, по словам князя И.М. Долгорукого, близко его знавшего, «внутренно любил только себя и неспособен был благодетельствовать, когда требовалась на то некоторая упругость в характере, настойчивость в поступках и твердость в правилах». В домашних делах Салтыков подчинялся всецело влиянию жены своей, Наталии Владимировны, рожденной княжны Долгорукой.
Светлейший князь Н.И. Салтыков умер 16 мая 1816 г.

В 1864 году в с. Черкутине была открыта богадельня на 13 мест в заведении Черкутинского волостного старшины. Содержалась на средства волости и частных жертвователей.
Заведующий Черкутинским военно-конским участком на трехлетие с 1884 года – крестьянин села Черкутино Дмитрий Яковлевич Калилов.

В селе Черкутине имелись две школы: земская и церковно-приходская.
Церковно-приходская школа открыта в 1885 году, помещалась в отдельном доме, построенном князем Салтыковым.
Издавна существовавшее в Черкутинском приходе народное школьное образование первое время было всецело в руках духовенства. В 1840-х, 1850-х и в начале 1860-х гг. училище в Черкутине было приходское, учителями были местные священники, назначение их на учительскую должность зависело от епархиального начальства. Так, в клировых ведомостях за 1843 г. читаем: «Священник А.Д. Похвалынский.... в 1842 г., июня 3 дня.... по резолюции Высокопреосвященного Парфения, архиепископа Владимирского, указом Духовной Консистории сделан учителем Черкутинского приходского училища». Александр Димитриевич Похвалынский окончил Владимирскую духовную семинарию в 1826 г. В 1827 г. он был рукоположен во священника ко храму Воскресенской слободы Суздальского уезда, в 1832 г. переведен к Варваринской церкви г. Суздаля и в 1837 г. в Черкутино, скончался 21 сентября 1861 г.
В 1855 г., 15 октября, Преосвященным Иустином, епископом Владимирским, по указу Владимирской Духовной консистории, учителем того же училища определен священник Павел Киржачский, который после священника Похвалынского проходил означенную должность до 1869 г. Павел Николаевич Киржачский окончил Владимирскую семинарию в 1852 г., был рукоположен во священника ко храмам с. Черкутина в 1853 г., служил здесь всю жизнь, здесь и скончался. Наблюдение за школьными успехами было тоже в ведении епархиального начальства, которое деятельным учителям-священникам объявляло свое одобрение и награждало их.
В 1858 г., декабря 23 дня, указом Владимирской Духовной консистории за труды по должности учителя священнику Павлу Николаевичу Киржачскому (окончил Владимирскую семинарию в 1852 г., с 1853 г. - священник с. Черкутина) «изъявлено Архипастырское одобрение», а в 1862 г., 18 мая, тот же священник «за безмездное обучение грамоте крестьянских детей награжден набедренником». В деле обучения прихожан грамоте несколько помогали священнослужителям и церковнослужители, обучая по букварю и церковно-славянским книгам приходских детей у себя в домах. В конце 1860-х гг. заведование сельскими школами перешло в руки губернских и уездных училищных советов, не исключая, конечно, и Черкутинской. Так, в 1869 г., 15 сентября, «за смертью священника П. Киржачского, Владимирским уездным училищным Советом в Черкутинское сельское училище учителем назначен был священник Николай Смирнов, который в 1872 г., по прошению, от должности учителя Владимирским уездным училищным советом был уволен и приглашен заниматься преподаванием Закона Божия».
С 1869 священник Николай Козмич Смирнов служил в Ставрово до выхода за штат в 1892 г. Он окончил Владимирскую духовную семинарию в 1840 г. и был рукоположен во священника ко храмам с. Ставрово. Во «Владимирских епархиальных ведомостях» за 1892 г. опубликована статья, посвященная 50-летнему служению о. Николая Смирнова в иерейском сане: «Прослужить 50-лет - дело вообще нелегкое и во всяком звании, на каком бы то ни было поприще общественной деятельности; пятидесятилетнее же служение при исключительных условиях священно-пастырской деятельности, а тем более при неблагоприятных к тому же условиях жизни, есть несомненно подвиг, который могут выносить только немногие и который определяется человеку в особенных целях Промысла Божия. Такой именно подвиг мы видим в жизни почтенного юбиляра. Пятидесятилетняя пастырская деятельность о. Николая в связи с обстоятельствами его семейной жизни представляет много поучительного и внушает особое уважение к этой почтенной личности, как редкому образцу труда и терпения. Родом из г. Суздаля, сын священника, Николай Козмич окончил семинарский курс со званием студента, и 8-го марта 1842 г. рукоположен был во священника в с. Ставрово, Владимирского уезда. Вскоре по вступлении на приход о. Николай понял, что сельскому пастырю трудно влиять на прихожан словом вразумления с церковной кафедры, покуда они путем школьного развития не будут подготовлены к сознательному восприятию христианских истин.
В этом убеждении он на первых же годах своего служения стал хлопотать об открытии приходской школы в с. Ставрово, когда о таких школах почти нигде еще не было и помину, - стал хлопотать не в силу начальственного распоряжения или какого-нибудь стороннего влияния, а исключительно по личному своему убеждению в пользе и необходимости приходской школы, считая своею обязанностью позаботиться о школьном просвещении прихожан в целях своего пастырского служения. Сам озабоченный мыслию о школе, о. Николай надеялся и в прихожанах встретить сочувствие к этому полезному делу и материальную поддержку с их стороны; но надежда его не оправдалась. Неудача однако же нисколько не смутила о. Николая и не остановила его стремления к образованию прихожан; он открыл школу для приходских детей в своем доме и при помощи жены успешно повел дело обучения их. Эта маленькая школа была, так сказать, зерном, из которого впоследствии выросло в Ставрове двуклассное министерское училище. Перешедши в 1869 г. на другой приход - в с. Черкутино, о. Николай и здесь продолжал трудиться над образованием приходских детей в местной школе.
Отношения о. Николая к прихожанам определяются его личным характером - это человек добрый и простой, кроткий и уступчивый, приветливый и обходительный, благожелательный и услужливый, отзывчивый к радостям и горю каждого, а что всего дороже - умеющий жить в мире со всеми, даже «и с ненавидящими мира»,- как сказано в одном из адресов, поднесенных о. Николаю на юбилейном торжестве. При этом о. Николай отличается и замечательным трудолюбием, и нестяжательностью; он ищет пасомых, а не благ от них, и для спасения вверенных его пастырскому руководительству не щадит ни времени, ни здоровья. Он весь принадлежит приходу и постоянно вращается среди прихожан.
Не раз он сам говорил одному из своих собратов-священников: «мой дом для меня не иное что, как ночлежный приют; в него, чаще всего, вхожу я вечером, а выхожу утром. День провожу на службе - в храме, в школе и в приходе». За то и пасомые как прежде, в Ставровском приходе, питали искреннее расположение и глубокое уважение к о. Николаю, так и теперь, в Черкутинском, относятся к нему с такими же искренними чувствами любви и уважения, что наглядно обнаружилось во время юбилейного торжества.
Немало свидетельствует о личных достоинствах юбиляра и то обстоятельство, что духовенство целого благочиннического округа избрало его своим духовным отцом, очевидно, находя его более других опытным в духовной жизни и способным быть нравственным руководителем самих пастырей. Избранный духовником благочиния еще в то время, когда служил в Ставровском приходе, о. Николай вот уже 29-й год бессменно проходит эту должность, пользуясь в среде ведомственного духовенства глубоким уважением и самым искренним расположением, о чем ясно свидетельствуют и торжественность в праздновании юбилея, и речи, произнесенные на юбилейном празднике, и усердное приношение юбиляру от духовенства округа. Вот наиболее выдающиеся стороны в пастырском служении о. Николая и характерные черты его общественной деятельности, которыми объясняется всеобщая симпатия к юбиляру, собравшая в день юбилея массу почитателей его.
Что касается частной, семейной жизни почтенного юбиляра, то один лишь простой перечень печальных в ней событий покажет читателю, сколько требовалось со стороны о. Николая мужества и терпения для перенесения тех семейных невзгод, которые терзали его сердце и всею своею тяжестью падали на его плечи. Через 20 лет супружеской жизни о. Николай лишился жены. Из пяти его дочерей две устроены были в замужество еще при жизни их матери, а трех воспитывал и устраивал вдовый отец. Старшая дочь, Мария, в замужестве за священником в Каменец-Подольской губернии. Вторая, Маргарита, была за священником в с. Малыгине, Троицким, который в 1883 г. помер, оставив вдову с девятью детьми (6 дочерей и 3 сына). Старшая дочь в семье Троицких была выдана за священника, заступившего место ее отца в том же с. Малыгине, но через два года замужества и она овдовела. Из 6-ти дочерей вдовы Троицкой две живут у о. Николая, одна учительницей в Малыгинской школе, остальные три при матери. Третья дочь о. Николая, Клавдия, поступила в замужество за священника в с. Жерехове Постникова; но через два года супружества священник Постников помер, оставив вдову и сына, которые поступили на жительство и содержание к о. Николаю.
Через 15 лет вдова эта померла, а сын ее Н. Постников, благодаря заботам своего деда, окончил курс в духовной семинарии и состоит учителем в Черкутинской церковно-приходской школе. Четвертая дочь о. Николая, Параскева, была выдана за чиновника Лирина, который на первом же году супружества помер, оставивши после себя вдову с сыном. Эту вдову, через несколько лет по смерти ее мужа, о. Николай определил на акушерские курсы, а сына ее, после домашней подготовки, в один из Московских приютов. Последняя дочь о. Николая, Ольга, в замужестве за диаконом Георгиевской церкви в гор. Владимире, А.Е. Протопоповым, который вместе с тем состоит и учителем школы пчеловодства при Братстве св. Александра Невского. Таким образом, большая часть жизни о. Николая представляет печальную повесть вдовства и сиротства в его многочисленном потомстве, - и забота о всех этих несчастных лежала и лежит главным образом на сердобольном родоначальнике их, ныне маститом юбиляре. Такова общественная и частная жизнь о, Николая, представленная здесь в самом кратком очерке по поводу исполнившегося пятидесятилетия служения его в священническом сане и совершившегося юбилейного торжества.
К торжеству юбилея духовенство благочиннического округа уже готовилось заранее, равно как и прихожане с. Черкутина заблаговременно позаботились достойным образом почтить торжественный день в жизни своего духовного отца. Накануне юбилейного дня квартира о. Николая наполнилась многочисленными его родственниками, собравшимися с разных сторон приветствовать его с таким торжественным днем в его жизни. К этому дню и в самый день утром прибыли в с. Черкутино: местный благочинный, протоиерей Г. Лебедев; депутат благочиния, священник И. Серебряков и другие священники местного ведомства. Лишь только начался звон к литургии, двое из священников явились в храм, один для совершения проскомидии, другой для водоосвящения и для освящения приготовленных приношений юбиляру. Во время торжественного звона «во вся» старец-юбиляр, сопровождаемый благочинным, депутатом, а также родственниками и почитателями его приближался к храму среди собравшегося на церковной площади народа, впереди которого выделялись группы учеников и учениц двух Черкутинских школ, церковно-приходской и земской.
При входе в храм юбиляр встречен был весьма стройным пением Черкутинских певчих. В тоже время обширный храм большого Черкутинского прихода переполнился молящимися, не вместив однако же всех, желавших молиться в нем в этот знаменательный день. Божественную литургию совершал благочинный, в сослужении юбиляра, ведомственного депутата и еще трех священников. Во время литургии (после Евангелия) вторым священником с. Черкутина, Николаем Троицким было произнесено слово, в котором, применяясь к церковному празднику (неделя Крестопоклонная), он выяснял пред слушателями важность, ответственность и многотрудность пастырского служения, - крест пастырства, который нес чтимый юбиляр в продолжение целых пятидесяти лет. После причастного стиха говорил слово прибывший во время литургии протоиерей с. Снегирева Алексей Лебедев. В этом своем слове проповедник, между прочим, указал на личность юбиляра, как на истинного крестоносца по пастырству и по семейной жизни.
По окончании литургии служившее оную духовенство, протоиерей с. Снегирева и еще двое священников, прибывших во время литургии, вышли на молебен. Но прежде чем начато было служение молебна, пред лицо юбиляра вышел благочинный, протоиерей Лебедев, и сказал приветственную речь.
Вслед за благочинным говорил речь депутат благочиния, священник с. Устья И. Серебряков. В своей прекрасной речи оратор, приветствуя виновника торжества, от лица всего окружного духовенства, подробно и весьма метко изобразил личность, деятельность и жизнь юбиляра. Речь свою о. депутат закончил поднесением юбиляру, от ведомственного духовенства, иконы Спасителя в серебряно-вызолоченной ризе. После депутата выступил один из прихожан с. Черкутина, Ловачев, и прочитал от лица прихожан печатный адрес, в котором выражены благодарные чувства прихожан за неусыпную пастырскую бдительность юбиляра, за его нестяжательность и за просветительную деятельность в приходе. При этом свои благодарные чувства прихожане с. Черкутина засвидетельствовали поднесением юбиляру золотого с украшением наперсного креста. После сего прочитан был подобный же адрес лично от старосты Успенской кладбищенской с. Черкутина церкви Д.И. Зотова.
Вот приблизительно содержание сего адреса: «Ваше Высокоблагословение, Высокоуважаемый о. Николай Козьмич! Радостно приветствую Вас с сим юбилейным днем и от всей души благодарю Бога, удостоившего Вас таковой милости, которая редким выпадает на долю. Это Вам награда за Ваши миролюбивые чувства, при которых Вы всегда мирны и с ненавидящими мира. В течение всей своей 23-летней пастырской службы, выпавшей на наш приход, Вы были примерным пастырем церкви - словом, житием, верою и простотой своего доброго нрава. Неопустительно и без малейших отлагательств удовлетворяли всем разнородным духовным потребностям своих прихожан, утруждавших Вас благовременно и безвременно. По сему Вы стяжали искреннюю признательность, сердечную любовь и глубокое уважение от всех прихожан своим кротким и любвеобильным обращением с ними. Своим усердным исполнением пастырских обязанностей Вы заслужили внимание и благодарность духовного начальства, которое наградило Вас наперсным крестом. Но во время 50-летней пастырской службы Вы несли и несете еще другие общественные службы, исполнение которых свидетельствует пред всеми о вашей честности, опытности, искренности и доброте. Так, с самого начала Вашего служения Вы посвятили лучшие годы своей жизни делу народного образования, на пользу которого непрерывно трудились ровно тридцать (30) лет, начиная с 1842 г. до 1872 г., включая тут те последние три года, которые выпали на долю и нашего Черкутинскаго прихода. Несмотря на другие служебные обязанности, Вы неустанно и ревностно, с отеческой любовью, посвящали немалую часть времени образованию приходских детей и, кроме обучения грамотности, в то же время преподавали им Закон Божий — главное основание всей нашей жизни.
За свой труд Вы пользовались вниманием начальства: в награду 25-летних усердных трудов ваших по званию наставника в народных школах, по засвидетельствованию начальства, Вы Всемилостивейше сопричислены в 3-й день февраля 1872 г. к ордену Св. Анны 3-й степени. Обозревая мыслию такую благотворную для нас деятельность Вашу, привлекшую к Вам наши сердца, я почел священным долгом, с разрешения нашего Архипастыря, высказать пред Вами свои чувства; при сем подносимая мною, во свидетельство Вашей усердной и полезной службы, св. икона, изображающая Святителя и Чудотворца Николая, да будет напоминанием Вам о глубоком уважении и привязанности, которую я питаю к Вам, и о сердечном нашем единении с Вами, которое в теплой молитве мы сохраним навеки. Примите же от меня эти чувства, как дань благодарности за ту любовь, какою я пользовался от Вас в течение своей 8-летней службы по должности церковного старосты. Не оставьте меня и впредь своим умудренным опытностью руководством и советом. Да продлит Господь Бог вашу жизнь еще и еще на многие годы, на радость всем нам и всех, кто близок Вам». Д.И. Зотов поднес юбиляру икону Святителя и Чудотворца Николая в серебряно-вызолоченной ризе. Растроганный выражениями чувств любви и благодарности старец-юбиляр, с благоговением облобызав св. крест и святые иконы, в теплых прочувствованных выражениях благодарил собрание. После речи юбиляра начался молебен. Из храма юбиляр в сопровождении духовенства, родственников и почитателей, возвратился в свою квартиру, где хор певчих встретил его пением концерта. Всеми присутствующими пропето многолетие ему».
Учительская деятельность Черкутинского духовенства перешла в руки учителей, большая часть которых была из лиц все же духовного звания, окончивших курс наук в духовной семинарии, как например: Димитрий Григорьевич Сущевский, Димитрий Иванович Крылов, Николай Никанорович Ставровский, Василий Никанорович Гиацинтов, Димитрий Гавриилович Чижов. Но и с назначением отдельных учителей, Черкутинское духовенство не осталось безучастным к делу школьного обучения своих прихожан: преподавание в своем училище Закона Божия, первого предмета школьного курса и главной основы учебного воспитания, сознавалось священнослужителями с. Черкутина непременною обязанностью своею.
После священника Николая Смирнова законоучителями Черкутинского народного училища состояли, с утверждения владимирских архипастырей, местные священнослужители: с 1876 г. диакон Владимир Новский, как окончивший полный курс семинарских наук; с 1886 г. священник Василий Гаврилович Альбицкий и с 1900 г. священник Н. Троицкий. С разрешением к открытию в приходах церковных школ Черкутинское духовенство расширило поле своей школьной деятельности: «8 ноября 1885 г. оно открыло в с. Черкутино церковно-приходскую школу и приняло ее в свое заведование. Со времени открытия Черкутинской церковно-приходской школы законоучителем, с утверждения епархиального начальства, был тот же священник Николай Смирнов, а с 1893 г. преемник его, священник Николай Постников (Николай Александрович Постников в 1890 г. окончил Владимирскую духовную семинарию, с 1893 г. - священник в с. Черкутино). Учительский персонал означенной школы состоит из лиц духовного звания; из них окончившие полный семинарский курс: Павел Крылов, Иван Миловидов, Павел Неаполитанский, Николай Постников, Александр Акципетров, Алексей Архангельский, окончившая курс Владимирского епархиального женского училища Лидия Зверева, прошедший неполный семинарский курс наук Михаил Взоров». Михаил Иванович Взоров родился в 1870 г. Окончил Владимирскую духовную семинарию, с 1895 по 1897 г. работал псаломщиком-регентом в с. Дубокино Ковровского уезда.
С 1897 по 1901 г. - учителем-регентом в Черкутинской церковно-приходской школе. В 1901 г. перешел учителем в Чулковскую церковно-приходскую школу Владимирского уезда.
С 1903 по 1911 г. был учителем в Ильинсмкой образцовой учительской школе Владимирского уезда. С 1911 г. - священник Никольской церкви погоста Стогово Александровского уезда (ныне в Сергиево-Посадском районе Московской области).
В 1930 г. - арестован по обвинению «антисоветская работа на селе, направленная на срыв работы сов. власти и партии в деревне». Был осужден на 3 года концлагеря, с заменой на высылку в Северный край (Усть-Цыльма). По возвращении из ссылки в 1933 г. служил священником в церкви с. Марчуги Воскресенского района Московской области. Вновь арестован 7 октября 1937 г., расстрелян
.
Черкутинское земское училище. С 1890 г. законоучитель – отец Николай Троицкий. С 1901 г. учитель – Владимир Фатеев; второй учитель – Николай Наумов (с 1901 года), в 1905 году состав учителей сменился - Александра Дудорова и Мария Малкина.

Андрей Никитич Никитин родился в деревне Борисово Черкутинской волости, Владимирской губернии. Отец его, Никита Алексеевич, был крепостным князя Салтыкова. Александр Андреевич (3.11.1823 - 31.10.1867) – старший сын Андрея Никитича, родился 3 ноября 1823 г. (по старому стилю) в с. Черкутино.

В 1876 г. для отправления подводной повинности во Владимирском уезде находилось 8 пунктов: Владимирский с 12-ю лошадьми, Колокшанский с 6-ю, Ставровский с 6-ю, Борисовский с 4-мя, Стародворский с 6-ю, Хохловский с 4-мя, Бараковский с 3-мя и Черкутинский с 3-мя. Сверх того при каждом пункте существовал еще особый подряд на поставку подвод под проходящие воинские команды. Пунктовая повинность – на Владимирском пункте по 140 руб. на лошадь в год, Колокшанском 80 руб., Ставровском 118 руб., Борисовском 129 руб., Стародворском 119 руб., Хохловском 99 руб., Бараковском 136 руб., Черкутинском 49 руб. Подводная – на Владимирском пункте по 1 руб. 39 коп. за подводу, Колокшанском 1 руб. 23 коп., Ставровском 2 руб., Черкутинском 2 руб., Стародворском 2 руб., Борисовском 1 руб. 95 коп., Хохловском 1 руб. 40 коп. и Бараковском 1 руб. 49 коп. Таким образом пунктовая повинность обходится в год в 5049 руб.

1881—82 гг. «Главным местом для сбыта сельско-хозяйственных продуктов Юрьевской Опольщины служит с. Черкутино, Владимирского уезда, отстоящее от с. Спасского в 8 верстах, от с. Снегирева — в 13 верстах, а от г. Юрьева в 30 верстах. С. Черкутино — самый старый базарный пункт Опольщины. Лет двадцать назад оно являлось главным, можно сказать —единственным торгово-промышленным центром для всего этого громадного района. Тогда существовало здесь еще в полной силе первобытное, натуральное хозяйство. Черкутинские торговцы ездили всюду сами на своих лошадях: за крупой — в Раненбург Рязанской губ., за грушей — в Харьков, за рыбой — в Астрахань, Саратов и т. д. Привозимый товар расходился из с. Черкутина уже по всей округе: в Покров, Юрьев, Александров и друг, места. Базаров в окрестных волостях тогда не было, мелочной торговли но селениям также не существовало.
С проведением Московско-Нижегородской железной дороги значение Черкутина начинает быстро падать. Еще до освобождения крестьян некоторые из черкутинских торговцев сделались исключительно лесопромышленниками, так как, вследствие усиленного предложения со стороны помещиков леса, торговля последним представлялась очень выгодною. И действительно многие из здешних лесопромышленников нажили тогда солидные капиталы. С освобождением крестьян начинает мало-по-малу развиваться здесь сельская мелочная торговля. Скопленные во время крепостного права различного рода бурмистрами, старостами и доверенными капиталы пускаются в торговые обороты. Одна за другой возникают в селениях лавочки, делаясь маленькими торговыми центрами для местного населения и тем подрывая экономическое значение Черкутина. Эта торговля развилась в особенности в последние 10—12 лет. В то же время открываются еженедельные базары в с. Зиновьеве Покровского уезда, и в с. Ундол Владимирского уезда (Объявлены были базары также в сс. Короваеве и Есиплеве, но вскоре нарушились сами собой. „Базары обывателем держатся; у обывателя денег нет — ну, и рушились базары" — рассуждают крестьяне).
Не лишены интереса заявления местных торговцев о том, что с. Черкутино в близком будущем снова несколько возвысится в торговом отношении. Мнение это опирается на следующие соображения. В последние пять лет здешнее крестьянство особенно „повыбилось", вследствие чего образовалась сильная задолженность его своим сельским торговцам. Не имея возможности уплачивать своего долга, крестьяне часто стали ездить за покупкой товаров на черкутинские базары. По мнению местных торговцев, такое тяготение крестьян к Черкутину должно постепенно усиливаться. Многие из торговцев перестают уже давать товар в долг крестьянам: „деньги-то в долгах, ну баланец-то и ее сведешь никак" — жалуются они.
Хотя Черкутино и не играет теперь такой роли в экономической жизни Опольщины, как прежде, тем не менее оно и в настоящее время является главным торгово-промышленным центром для рассматриваемой местности. Базары в Черкутине, по отзывам крестьян, хороши тем, что „сколько ни привези товару—все купят. Обратно не надо везти... В крайнем случае возьмут со скидкой 20 %. Потому — обыватель с деньгой".
Особенно благоприятные условия представляет с. Черкутино для сбыта овса, цена которого обыкновенно здесь на каждую четверть рублем слишком выше, чем в г. Юрьеве. Так, нынешним летом четверть овса из 9 мер продавалась в Юрьеве за 3 рубля, а в с. Черкутине четверть из 8 мер стоила 4 рубля. Объясняется этот факт громадным спросом на овес со стороны вощиков Покровского уезда, работающих на многочисленные фабрики этой местности. Поэтому многие из мелких торговцев (маяков) находят расчет закупать овес в Юрьеве и затем перепродавать его в с. Черкутине. В полторы сутки, съездив в г. Юрьев и продав овес в Черкутине, они выручают за подводу 1 ½ —2 рубля» (Пругавин В.С. Сельская община, кустарные промыслы и земледельческое хозяйство Юрьевского уезда Владимирской губернии. Москва. 1884 г).
В 1891 году в с Черкутино в два раза сгорело 46 домов на сумму 3542 рублей 32 копейки.
В 1895 году прекратили свою деятельность: чайная лавка Разуваева Ивана Ивановича; трактирное заведение и погреб Жарикова Николая Александровича.
В 1896 году прекратили свое существование: чайная лавка Затеева Василия Алфеевича; маслобойня Валястова Василия Ивановича; чайная лавка Талалаева Ивана Федоровича; ветряная мельница Михаила Федорова.
В 1897 году прекратило свое существование трактирное заведение Петрова Алексея Петровича.
Заведывающий Черкутинским военно-конским участком на трехлетие с 1897 года - Александр Степанович Козин, крестьянин села Черкутино; кандидат к нему - Петр Иванович Сергеев, крестьянин деревни Останиха.
Занятие населения - земледелие, отхожий промысел - плотничество.
В центрах волостей проводились и свои торговые ярмарки, на которые со своим товаром для продажи и покупки выезжали жители всей этой местности. Это летние ярмарки в Черкутине, Ставрове, Покрове, Александрове, Юрьеве, Ильинском-Стромилове, Фролщеве, Дубках. На ярмарке в Покрове приобретали изделия из шелка, в Александрове — скобяные изделия кузнечного производства, в Юрьеве — хлеб, ситец, в Черкутине и Ставрове домашний скот, продукты животноводства, мясо и т.д.
Кольчугинский плоский листовой металл и готовые изделия — медные тазы, котлы, большие кастрюли и даже первые самовары — продавались на ярмарках в Юрьеве, Дубках, Черкутино, Москве.
Ездят «кошатники» (см. Кожевенное производство в Покровском уезде) верст за 50 и более, бывают на ярмарках в с. Черкутине, Владимирского уезда, в г. Киржаче, Покровского уезда, и др. местах. «Паскудное дело, а капиталы соблюдаютъ» - отзываются об этих кошатниках-посредниках местные крестьяне.

В 1904 году были открыты ясли-приют в селе Черкутино, при непосредственном заведывании в Черкутинских яслях В.А. Тюриной (супругой врача). Организаторы яслей – врачи Д.А. Тюрин и М.Н. Недков. Возраст поступавших детей – от 4 месяцев до 7 лет. Открыты были на время уборки озимых (с 7 по 20 августа). Ясли помещались на нижнем этаже земского училища. Дети размещались довольно свободно. Всего посетили ясли 75 детей. Посещаемость в один день от 16 до 35 человек. Кормили: в 6 часов утра чай с белым хлебом; в 11 часов дня: на первое – суп с картофелем или крупой, на второе – каша пшеничная или гречневая; в 3 часа дня – чай; в 6 часов вечера – каша, или творог, или суп. Исключая грудных, которых кормили исключительно кипяченым молоком из рожков, иногда манной кашицей. Хлеб черный и белый пекся специально для яслей; труд этот безвозмездно принял на себя крестьянин Я.И. Ловачев. Дрова доставлялись из земской больницы. Сверх того пожертвованы: Н.Д. Троицким – два полотенца, О.Е. Троицкой – два полотенца, А.И. Евстигнеевым – ведро творога.

21 мая 1918 г. в Черкутино началось восстание против большевиков. Большевики несколько месяцев назад выпустили декрет о мире, демобилизовали царскую армию. И вот, вместо добровольной Красной армии, как обещали в декретах, объявили принудительный набор нескольких возрастов. Поднялась вся Владмирская губерния, г. Юрьев-Польской был захвачен восставшими, но они действовали разрозненно, без общего плана, и только к середине 1920-х гг. последние крестьянские выступления были подавлены.

В 2010 году численность населения в с. Черкутине – 457 муж. и 545 жен., всего 1002 чел.
Черкутинское сельское поселение Собинского района образовано 6 мая 2005 года.
В состав поселения входит 8 населённых пунктов:
1. Дер. Волково (в 2010 году население – 0 чел.); 2. Дер. Горямино (в 2010 году население – 1 муж.); 3. Дер. Захарино (в 2010 году население – 0 чел.); 4. Дер. Некрасиха (в 2010 году население – 0 чел.); 5. Дер. Николютино (в 2010 году население – 0 чел.); 6. дер Пасынково (в 2010 году население – 1 муж.); 7. Юрино (в 2010 году население – 15 муж. и 19 жен.).

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Церковь в книгах Патриаршего казенного приказа под 1628 г. записана так: "церковь святых чюдотворцев Космы и Демиана в государеве цареве и великого князя Михаила Феодоровича всея Руси в дворцовом селе в Черкутине, дани рубль четырнадцать алтын две деньги".
В писцовых Владимирских книгах «писца князь Григорья Шеховского 153 и 154 (1645-1646) годов» при означенной церкви показано: «3 двора поповых, 1 двор просфирницын, в приходе 205 дворов, пашни 22 четверти в поле, а в дву потому-ж, лесу пашенного десятина, сена около поль 60 копен»; а в переписных Владимирских книгах 703 года у той же церкви написано: «поп Михаил, поп Федор, дьякон Василий, дьячек Никита Козмин, в приходе 266 дворов, пашни 24 чети в поле, а в дву потому-ж, сена 50 копен».
Космодамианская деревянная церковь в с. Черкутине существовала до 1727 г.; в этот год была построена усердием владелицы села и прихожан и освящена каменная церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, с приделом во имя Святых бессребреников Космы и Дамиана.
Эта церковь была заменена новой каменной церковью Рождества Пресвятой Богородицы, построенной в 1801 г. владельцем села князем Николаем Ивановичем Салтыковым (1736 -1816).

Одновременно с церковью Рождества Пресвятой Богородицы в селе Черкутине издавна существовала другая церковь деревянная – во имя святителя и чудотворца Николая. В 1736 г. помещик адъютант лейб-гвардии конного полка князь Иван Алексеев Салтыков вместо обветшавшей деревянной Николаевской церкви построил каменную в честь того же Святителя.
В 1736 году 23 февраля означенный помещик в синодальный казенный приказ писал: «В Владимерской десятине, в Ильмехотском стану, в селе Черкутине имеется деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, которая построена в давних годех и от многопрошедших лет весьма обветшала и за ветхостию служить в ней невозможно и ныне я желаю вместо ветхой деревянной церкви построить вновь каменную церковь во имя тот же престол и прошу о строении… дать указ». Указ был выдан, и церковь построена в том же году и освящена архимандритом Владимирского Рождественского монастыря Павлом.
В 1849 г. Николаевская церковь была приписана к церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Престол в ней один. Утварью, ризницей, святыми иконами и богослужебными книгами церковь снабжена в достаточном количестве. Копии метрических книг с 1803-1849 гг., а исповедных росписей с 1829-1849 гг. хранятся в целости. Опись церковному имуществу составлена в 1829 году и хранится в церкви
.
Рядом с Никольской церковью были строения усадьбы Салтыковых, сохранились дом и флигель XVIII в. После постройки Салтыковыми новой усадьбы в Снегирево, дом в Черкутино был передан церковному причту. В доме священника этой церкви, о. Михаила Васильева, 1 января 1772 г. родился сын Михаил, будущий государственный деятель Российской империи граф Михаил Михайлович Спаранский (1772-1839).
Среда Черкутинского приходского духовенства характеризует обстановку детства, в которой получил Сперанский первоначальное свое воспитание. Отец М.М. Сперанского Михаил Васильев «Омёт» (ум. 1801) был священником при Николаевской церкви. Такое прозвание (омёт - сложенная в кучу солома, скирд) он получил у прихожан за дородство при высоком росте. Собственной же фамилии, подобно многим другим из духовенства того времени, он не имел.
Не получивший никакого образования, тем не менее, он долгое время был благочинным и пользовался общим уважением и любовью за свое благодушное отношение к подчиненным и прихожанам. Мать Сперанского, Прасковья Федоровна Никитина (ум. 1824), дочь диакона села Скоморохова, была женщина живая, подвижная, энергичная, своим характером и особенно набожностью заслужившая общее уважение всех знавших ее. По своей особенной религиозности, мать Сперанского, при его рождении, обещала поклониться мощам Святителя Димитрия Ростовского, что и выполнила, как только представилась возможность. После о. Михаила Васильева священником в Черкутине был его зять о. Михаил Феодорович Третьяков, женатый на дочери о. Михаила Васильевича Марфе.
Родители Сперанского не оказали значительного влияния на внутреннюю жизнь мальчика. В этом отношении выдающуюся роль сыграли дед и бабка Михаила Михайловича. Слепой дед, священник Василий Михаилов, был очень религиозен -постоянно ходил к церковным службам и брал с собою в церковь маленького внука. Здесь он заставлял мальчика читать часы и апостол, поправлял его, если маленький чтец делал ошибки, знакомил его с порядками церковно-богослужебных действий. Как человек строгий, он внимательно, - насколько, конечно, мог при своей слепоте,- следил за внуком, останавливал его детские шалости, читал ему наставления, и, по отзывам самого Сперанского, принес ему значительную пользу своим вниманием и строгостью.
Бабка Сперанского своим примером еще более усилила религиозную настроенность внука. Глубоко верующая, посвятившая всю себя молитвенным беседам с Богом, суровая постница, питавшаяся одной просфорой, она была поразительным примером для восприимчивого внука. Уже много лет спустя, Сперанский говорил о бабке, что он и до сих пор видит ее, как живую, - настолько сильно запечатлелся в его душе образ этой воистину подвижницы. Рано выучившись читать, мальчик пристрастился к чтению и с замечательным для его лет трудолюбием читал всевозможные книги. «Миша, - говорила про него мать, - не выйдет на улицу: сидит себе на чердаке, да все что-то читает или пишет...» Товарищи, игры мало привлекали его. Лучшими товарищами его были книги, лучшим занятием - чтение. Эти свойства - любознательность и самоуглубленность - имели весьма большое значение для Сперанского…

Кладбищенская Успенская церковь построена в 1795 году усердием князя Николая Ивановича Салтыкова; она деревянная на каменном фундаменте, с деревянной же колокольней. Престол в ней один. Утвари достаточно и богослужебные книги имелись в полном составе. В 1843 г. церковь была сделана теплой, снаружи обшита тесом, внутри поштукатурена и расписана. В 1885 г. церковный староста крестьянин с. Черкутино Дмитрий Зотов обнес все кладбище каменной оградой с железными решетками. Он же устроил близ церкви каменную часовню с позолоченным иконостасом. В 1900 г. церковь была отремонтирована и покрашена.

В 1821 г. в с. Черкутино был назначен священник Роман Евгеньевич Миловзоров, окончивший Владимирскую семинарию в 1820 г. Он скончался в Черкутине в 1830-х гг.
В 1827 г. в Черкутино был назначен священник Андрей Ильич Троицкий. Он окончил Владимирскую семинарию в 1826 г. В 1835 г. переведен в армейское духовенство.
В 1827 г. ко храмам с. Черкутино был рукоположен во диакона, окончивший Владимирскую семинарию в 1826 г., Иван Иванович Архангельский.
Священнослужители Богородице-Рождественского храма вели приходскую летопись. На полях церковной Следованной псалтири под 19 августа сделана заметка: «1834 года село сгорело и колокольна выгорела».
Иоанн Иоаннович Розов в 1838 г. окончил Владимирскую духовную семинарию и в 1841 г. рукоположен во священника ко храму с. Черкутино.
С 1843 г. диаконом в с. Черкутино был Владимир Алексеевич Федоровский, окончивший в 1842 г. Владимирскую духовную семинарию.
В 1863 г. ко храму с. Черкутино был назначен рукоположенный во священника Алексей Григорьевич Баскаков. Он окончил Владимирскую семинарию в 1862 г. Скончался в 1896 г.

Богородице-Рождественская церковь с. Черкутино вначале была холодной, но с течением времени стали устраивать в ней отопление. В 1841 г. придел из холодного был сделан теплым, в нем была устроена печь. В приделе во имя Святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана возобновлена была внутри живопись, сделана полусветлая перегородка, отделявшая его от трапезы и Петропавловского придела. В 1845 г. перегородка эта отнесена была далее - трапезная церковь вся стала теплою. В 1847 г. и придел во имя Святых Первоверховных апостолов сделан теплым.

8 мая 1866 г., во время сильной бури, снесло большую главу с церкви. Глава была восстановлена и в 1870 г. в обоих приделах при Богородице-Рождественской церкви и в трапезе между приделами устроены каменные своды вместо деревянных накатов усердием церковного старосты Николая Зотова. В 1871 г. каменные своды расписаны на средства купца Василия Сергиевича Зотова, на сумму свыше 900 рублей. В церковной летописи за 1872 г. сделана запись: «июня, 20 дня, от пожара, возникшего неизвестно от чего, в обывательской лавке, пострадала колокольня; причем упал большой колокол на нижний свод колокольни без особого повреждения, а также упал шпиль с крестом, а прочие здания церковные все соблюдены».

Штат Богородице-Рождественской церкви в разное время состоял из двух или из трех священников.
Зять отца Сперанского, священник Третьяков, дослужился до протоиерейского сана.
Священник Артемий Великосельский (Артемий Иванович Великосельский по окончании Владимирской семинарии, с 1803 г. - священник в Черкутине) был благочинным.
Священник Александр Похвалынский (Александр Дмитриевич Похвалынский окончил Владимирскую семинарию в 1826 г., с 1827 г. - священник с. Воскресенская слобода Суздальского уезда, в 1832 г. переведен к Варваринской церкви г. Суздаля, с 1837 г. - в Черкутине, умер 21 сентября 1861 г.) депутатом, затем ведомственным духовником.
Зять Александра Похвалынского, священник Василий Альбицкий (Василий Гаврилович Альбицкий окончил Владимирскую семинарию в 1850 г., в том же году назначен учителем Шуйского духовного училища, в 1853 г. - переведен учителем во Владимирское духовное училище, с 1854 г. - священник в с. Черкутино, в 1890 г. вышел за штат), - с 1864 по 1890 г. был ведомственным духовником и продолжительное время уполномоченным на епархиальные и окружные духовно-училищные съезды.
Священник Николай Смирнов с 1863 по 1893 г. проходил должность ведомственного духовника и некоторое время - члена благочиннического совета; священник Николай Троицкий проходил ту же должность члена совета местного благочиннического округа.
Богослужение церковное в с. Черкутино совершалось ежедневно; в праздники литургия бывала даже в двух церквах: Рождество-Богородицкой приходской, и Успенской кладбищенской; при трехчленном же составе причта будничная служба совершалась ежедневно в двух церквах, а в праздники - литургия во всех трех церквах; совершалось Богослужение всегда истово и отличалось продолжительностью.

В 1880-х гг. производился капитальный ремонт храма на средства бывшего Черкутинского прихожанина, бронницкого купца Симеона Глебовича Челышова и иждивением церковного старосты, купца В. Зотова. Вся церковь возобновлена была внутри и снаружи; внутри холодной церкви выкрашен и вызолочен иконостас; прибавлено в нем 8 вновь написанных икон; стены вверху расписаны вновь живописью, а от цоколя до карниза отделаны под мрамор; в окна всей церкви вставлены новые рамы и колоды; все окна обделаны под мрамор; приобретены некоторые предметы из утвари церковной: паникадило, подсвечники и т. п.; отопление устроено духовое; снаружи стены храма и колокольни оштукатурены, крыша выкрашена и пр. В 1885 г., 1 сентября, Высокопреосвященный Феогност, архиепископ Владимирский, освятил возобновленный храм. Во второй половине 1890-х гг. Богородицкий храм снова был ремонтирован; причем внутренняя поправка его преимущественно касалась теплого храма: стены его вновь расписаны живописью, орнаментами с позолотою, и выкрашены масляными красками; иконостас подправлен, облетевшая во многих местах наружная штукатурка возобновлена; стены и крыша храма и колокольни выбелены и выкрашены.
В 1899 г. на средства Потомственного почетного гражданина, бывшего прихожанина с. Черкутина Симеона Глебовича Челышова были вызолочены все главы Богородице-Рождественской церкви.

В 1900 г. «в ночь на 24 августа в Богородице-Рождественской церкви совершена была злоумышленниками кража со взломом; но церковным сторожем, местным крестьянином Василием Гурьяновым замечены были воры в церкви, а когда ударили в набат, то воры бросились бежать из церкви, вышли в боковую дверь и стали стрелять из револьверов в сторожей. Один из злоумышленников задержан и оказался бежавшим из Сибири Павлом Баланцовым из крестьян с. Чекова, Владимирского уезда, сосланным в 1899 г. в Сибирь на поселение по приговору Владимирского Окружного суда за ряд совершенных им церковных краж. Церковному сторожу Гурьянову преподано Архипастырское благословение от Высокопреосвященного Сергия, архиепископа Владимирского, объявлена благодарность гражданского начальства через напечатание во Владимирских Губернских Beдомостях».

В конце XIX в. в описании с. Черкутино сообщалось:
«Престолов в ней три: в холодной – в честь Рождества Пресвятыя Богородицы. В приделах теплых: во имя святых безсребренников Космы и Дамиана и святых апостолов Петра и Павла.
Копии метрических книг с 1802, а исповедных росписей с 1829 года хранятся в целости. Опись церковному имуществу составлена в 1869 году и хранится в церкви.
При церкви – каменная колокольня; кроме того в селе находятся еще две церкви – кладбищенская Успенская и приписная Николаевская каменная часовня; две деревянные часовни находятся в деревнях Захарьине и Горямине (В часовне при дер. Горямоне находилась замечательная по древности икона святых Бориса и Глеба.).
Земли церковной имеется: усадебной около 2 десятин, сенокосной 3 дес. 26 кв. сажен и пахатной 45 дес. 866 кв. саж. План имеется не на всю землю. Кроме того церкви принадлежат: торговые лавки, мельницы и лес.
Штат причта: два священника, диакон и два псаломщика. На содержание причта ежегодно получается до 2650 рублей. Дома причт имеет собственные, на церковной земле.
Приход: село (136 дворов) и деревни: Горямино (В Горямине тоже была церковь деревянная, на месте сгоревшей церкви была построена деревянная часовня, а приход переведен в Черкутино.), Демихово, Куделино, Емилино, Олино, Стрелка, Селютино, Черная гора, Елисеево, Треусово, Захарьино (Деревня Захарьино, Мелехотского стана, упоминается в «жалованной грамоте Иоанна Грозного митрополиту Симону 1504 года» о неподсудности митрополичьих крестьян Владимирским наместникам, волостелям и их тиунам.), Мильково, Некрасиха, Коротыгино, Волково, Пасынково, Голькино, Клеметево, Хмелево, Вишенки, Юрино, Лутино, Исаково, Бурдачево и Пуговицыно. Всех дворов в приходе 596; душ мужского пола 2020, и женского пола 2242.
Указом Святейшего Правит. Синода от 30 мая 1913 г. заштатный свящ. с. Черкутина, Николай Троицкий, определен на должность настоятеля Муромского Благовещенского монастыря. Николай Троицкий 7 июня 1913 г. пострижен в монашество с именем «Никон», 9 июня возведен в сан архимандрита. Настоятель Муромского Благовещенского монастыря архимандрит Никон умер 14 июня 1913 г.

Каменная церковь Рождества Пресвятой Богородицы была взорвана в 1967 г., колокольня сохранилась. В этой колокольне в 1990-х годах была устроена Николаевская церковь (новая).
После закрытия Никольского храма в 30-х годах ХХ века здание отдали под котельную. В наше время Никольская церковь с. Черкутино находится в запустении, состояние плачевное. Начат ремонт.
Службы в кладбищенской Успенской церкви прекращены в 1927 году. Церковь разобрана. Часовня при ней, выстроенная Зотовым, сохранилась. Состояние её плохое.

В советское время часовни в деревнях Захарьине и Горямине были сломаны.
Владимир Солоухин так описывает разрушение часовни в Горямино (Черные доски. 1969 г.):
«Часовня в Горямине (приход села Черкутино)...
...Конечно, рассуждали мы во время десятиминутной езды, часовня в Горямине погибла. Небывалый никогда и нигде в мире ураган прокатился по земле за эти десятилетия. Он перемешал дворцы, храмы, семьи, сословия, целые народы – все, что находилось на территории государства. Возможно ли после этой бури найти микроскопическую (в масштабах бури) дощечку с изображением Бориса и Глеба, прокоптившуюся от свечей и лампад. Неужели, хотя бы и в самой глубине океана, могут найтись некоторые закоулки, некоторые слои воды, не затронутые, не взбаламученные, не перемешанные великим ураганом. Этого не может быть, и часовня в Горямине погибла.
Но если она и погибла, то гибель ее произошла на глазах людей, которые до сих пор обитают в Горямине и могут про нее рассказать.
Горямино располагается на крутой горе, сбегает по ней на луг к речке Ворще. Мы заехали в деревню сверху и спускались вдоль улицы на тормозах. Мне не хотелось оставлять машину на таком крутом спуске, и я все выбирал поперечный проулок, чтобы своротить в него и поставить машину поперек склона. Такой проулок вскоре попался, я повернул руль, и мы остановились на зеленой лужайке возле женщины, стиравшей белье. Цинковое корыто стояло на табурете. Женщина в фартуке старательно намыливала большую тряпку.
Это была наша первая экспедиция. Мы не знали, с какого конца начинать разговор, и сказали пока самое необходимое и естественное:
– Здравствуйте.
– Здравствуйте, коль не шутите.
– Какие шутки. Вы не будете возражать, если машина постоит около вашего дома минут двадцать?
– Пусть стоит хоть до покрова. Вы по делу в наше Горямино? Из района или из области?
– Мы сами по себе. Интересуемся стариной. Говорят, что ваша деревня Горямино очень старинная, историческая?
– Как же, как же. Наше Горямино старее Черкутина. Знаете, большое село недалеко от нас?
– Знаем. Но в Черкутине родился Сперанский, а что у вас? Чем известно и знаменито ваше Горямино?
– Старики сказывают, что сначала Горямино было селом, а Черкутино деревенькой нашего Горяминского прихода. Это было очень давно, старики и сами не помнят, только рассказывают. Им, значит, тоже от стариков передалось. Потом Черкутино разбогатело. Богатые черкутинские мужики перетянули от нас церковь к себе. Поэтому село называется Черкутино.
– Непонятно.
– В старину говорили не «церква», а «черква». Получилось у них Черкватино, а потом уж и Черкутино.
Женщина рассказала все очень точно. В старой книге о жизни и деятельности Сперанского название села объясняется таким же образом.
– Черкутино теперь понятно, но почему же Горямино?
– Горямино – горевали, значит, наши мужики, что отобрали у них церковь, вот и вышло Горямино.
– Может быть, название ваше по крутой горе? Смотрите, на каком вы крутом спуске. Гора – Горямино. Можно ведь объяснить и так.
Женщина задумалась, но потом энергично возразила:
– Нет, молодые люди, вы нас не путайте. Мы называемся не по горе, а по горю. Так старики нам сказывали, так и мы про себя считаем.
– Ладно, не будем спорить. Но из чего видно, что некогда у вас была церковь? Должна бы остаться какая-нибудь примета, например часовня.
– Вот я и говорю, – улыбнулась женщина. – Часовня-то как раз против моих окон стояла.
– Давно ли нарушена? – спросил я как можно спокойнее.
– Позапрошлый год разломали. Приехал трактор из совхоза, наподдел, она и рассыпалась по бревнышку, а бревна потом растащили на дрова.
– Зачем ее разломали?
Женщина не поняла моего вопроса.
– С какой целью разломали часовню? Была ведь, наверно, какая-нибудь цель? Если бы трактор наехал на нее случайно, по пьяному делу, – это одно…
– Не знаю. Сломали, и конец. Значит, так было нужно.
Опасаясь, что разговор, начавшийся так удачно и так конкретно, утонет в туманных рассуждениях, я круто повернул его опять на узкую, но верную и нужную нам тропинку.
– Ладно, не будем говорить. Сломали часовню, – значит, было нужно. Но в часовне, наверное, содержалась утварь, разные лампады, подвески и эти… как их называют, иконы?
– Икон давно в ней не было. И вообще ничего. Сохранялась одна наружность.
– Не могло все испариться само собой. Верно, жители Горямина разобрали иконы по домам?
– Нет, не помню, чтобы по домам. А куда подевались, тоже сказать невозможно. Нарушилось все само собой, и стояла часовня пустая.
В этом месте женщина сделала паузу и вдруг, будто читая наши мысли, будто точно зная, зачем мы приехали, внятно, отчетливо проговорила:
– Одна-единственная икона осталась после этой часовни – «Борис и Глеб». У моей соседки Анны Дмитриевны висит. А то больше ничего не осталось. Да и давно уж… Сохранялось одно обличье...»
См. В.А. Солоухин о селе Черкутино.

ИСТОРИЯ Владимирской области.

Город Собинка.
Ставрово
Село Ельтесуново
Село Алепино

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Собинка | Добавил: Jupiter (30.09.2016)
Просмотров: 97 | Теги: Владимирский уезд, Собинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика