Главная
Регистрация
Вход
Суббота
08.05.2021
23:08
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1366]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [443]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [126]
Юрьев [229]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [164]
Вязники [294]
Камешково [102]
Ковров [395]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [112]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [61]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [145]
Промышленность [90]
Учебные заведения [128]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 32
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

СПК "Черкутино"

СПК "Черкутино"

Черкутино — село в Собинском районе Владимирской области России, центр сельского поселения. Село расположено в 60 км на северо-запад от областного центра Владимира на автодороге Р75 Владимир — Кольчугино и в 27 км от райцентра Собинки.

1881—82 гг. «Главным местом для сбыта сельско-хозяйственных продуктов Юрьевской Опольщины служит с. Черкутино, Владимирского уезда, отстоящее от с. Спасского в 8 верстах, от с. Снегирева — в 13 верстах, а от г. Юрьева в 30 верстах. С. Черкутино — самый старый базарный пункт Опольщины. Лет двадцать назад оно являлось главным, можно сказать —единственным торгово-промышленным центром для всего этого громадного района. Тогда существовало здесь еще в полной силе первобытное, натуральное хозяйство. Черкутинские торговцы ездили всюду сами на своих лошадях: за крупой — в Раненбург Рязанской губ., за грушей — в Харьков, за рыбой — в Астрахань, Саратов и т. д. Привозимый товар расходился из с. Черкутина уже по всей округе: в Покров, Юрьев, Александров и друг, места. Базаров в окрестных волостях тогда не было, мелочной торговли но селениям также не существовало.
С проведением Московско-Нижегородской железной дороги значение Черкутина начинает быстро падать. Еще до освобождения крестьян некоторые из черкутинских торговцев сделались исключительно лесопромышленниками, так как, вследствие усиленного предложения со стороны помещиков леса, торговля последним представлялась очень выгодною. И действительно многие из здешних лесопромышленников нажили тогда солидные капиталы. С освобождением крестьян начинает мало-по-малу развиваться здесь сельская мелочная торговля. Скопленные во время крепостного права различного рода бурмистрами, старостами и доверенными капиталы пускаются в торговые обороты. Одна за другой возникают в селениях лавочки, делаясь маленькими торговыми центрами для местного населения и тем подрывая экономическое значение Черкутина. Эта торговля развилась в особенности в последние 10—12 лет. В то же время открываются еженедельные базары в с. Зиновьеве Покровского уезда, и в с. Ундол Владимирского уезда (Объявлены были базары также в сс. Короваеве и Есиплеве, но вскоре нарушились сами собой. „Базары обывателем держатся; у обывателя денег нет — ну, и рушились базары" — рассуждают крестьяне).
Не лишены интереса заявления местных торговцев о том, что с. Черкутино в близком будущем снова несколько возвысится в торговом отношении. Мнение это опирается на следующие соображения. В последние пять лет здешнее крестьянство особенно „повыбилось", вследствие чего образовалась сильная задолженность его своим сельским торговцам. Не имея возможности уплачивать своего долга, крестьяне часто стали ездить за покупкой товаров на черкутинские базары. По мнению местных торговцев, такое тяготение крестьян к Черкутину должно постепенно усиливаться. Многие из торговцев перестают уже давать товар в долг крестьянам: „деньги-то в долгах, ну баланец-то и ее сведешь никак" — жалуются они.
Хотя Черкутино и не играет теперь такой роли в экономической жизни Опольщины, как прежде, тем не менее оно и в настоящее время является главным торгово-промышленным центром для рассматриваемой местности. Базары в Черкутине, по отзывам крестьян, хороши тем, что „сколько ни привези товару—все купят. Обратно не надо везти... В крайнем случае возьмут со скидкой 20 %. Потому — обыватель с деньгой".
Особенно благоприятные условия представляет с. Черкутино для сбыта овса, цена которого обыкновенно здесь на каждую четверть рублем слишком выше, чем в г. Юрьеве. Так, нынешним летом четверть овса из 9 мер продавалась в Юрьеве за 3 рубля, а в с. Черкутине четверть из 8 мер стоила 4 рубля. Объясняется этот факт громадным спросом на овес со стороны вощиков Покровского уезда, работающих на многочисленные фабрики этой местности. Поэтому многие из мелких торговцев (маяков) находят расчет закупать овес в Юрьеве и затем перепродавать его в с. Черкутине. В полторы сутки, съездив в г. Юрьев и продав овес в Черкутине, они выручают за подводу 1 ½ —2 рубля» (Пругавин В.С. Сельская община, кустарные промыслы и земледельческое хозяйство Юрьевского уезда Владимирской губернии. Москва. 1884 г).

В 1907 году в Черкутине создано сельскохозяйственное общество, сопредседателем и членом правления стал Василий Степанович Морозкин. Он заведовал торговлей и кредитованием. Через личную сеть торгово-закупочных лавок и Ундольские склады сельскохозяйственная продукция направлялась в Москву и за границу.
Департамент Земледелия сочувственно отнесся к идее курсов и Сельско-хозяйственные курсы 27 ноября 1912 года были открыты. Закрылись курсы 14 декабря. Постоянных слушателей было 15 человек. Вечерние лекции привлекали к себе от 60 до 100 человек. Лекции читались по общему земледелию с отделами почвоведения и учения об удобрении почв и о полевом травосеянии, — лектором был К.Н. Тагунов участковый агроном; по луговодству и кормо-добыванию (Л.А. Панасюк), по скотоводству (Е.И. Смирницкий), по молочному хозяйству (Ф.А. Пшеницын), по ветеринарии (врач Г.Я. Архангельский) и по гигиене (земский врач Н.Н. Островский). Для практического ознакомления слушателей с приемами правильного кормления и ухода за молочным скотом велись занятия на показательном скотном дворе, устроенном по Датскому типу под руководством инструктора по молочному хозяйству.
При Обществе функционировала сельско-хозяйственная библиотека и за счет Общества на имя некоторых членов были выписаны периодические сельско-хозяйственные издания.
Осенью 1912 года Владимирским Уездным Земством в Черкутине была устроена сельско-хозяйственная выставка лошадей, рогатого скота, посевного материала и корнеплодов. Сельско-хозяйственное Общество приняло непосредственное участие в организации выставки, премируя экспонаты рогатого скота, посевного материала и первый почин посева корнеплодов.
В 1912 году весьма важный шаг был сделан по организации опытно-показательного поля. Обществом заарендован на несколько лет участок земли в 6 дес. 300 кв. с. На нем показывались и сравнивались различные севообороты применительно к местным условиям крестьянского хозяйства — трехполье и 4-хполье с посевом клевера и корнеплодов; выделены отдельные участки для применения разных сортов удобрительных туков.
Планом организаций участка намечалась работа сельско-хозяйственного Общества в смысле распространения среди местного населения травосеяния и культуры корнеплодов. Обеспечение кормами местного крестьянского хозяйства являлось основой дальнейших сельско-хозяйственных мероприятий, как то: развития молочного дела и пр.
На землях, принадлежащих частным владельцам, ставились опыты с посевом корнеплодов и с применением различного рода удобрительных туков.
Зерноочистительный и прокатный пункт. В 1912 году Общество расширило свою деятельность и в отношении зерноочистительного и прокатного пункта, устроивши отделение в селе Авдотьине. Новый пункт оборудован за счет Общества следующими машинами: триером Клера, веялкой-сортировкой по Аулю, льномялкой, окучником и от Департамента Земледелия была прислана на открывшийся пункт змейка Богушевского. На первых же порах отделение привлекло внимание крестьянского Общества и за несколько месяцев было пропущено зерна 1091 мера.
В Черкутине в 1912 году на зерноочистительном пункте было пропущено зерна 3741 ½ мер. и выручено 27 руб. 54 коп., а в 1911 г. —2008 мер и выручено 9 руб.
На прокатном пункте в 1912 года употреблялись следующие машины: сеялка Эльворти, дисковая борона, льномялка, Триумф, окучник, зернодробилка, сепаратор Домо, веялка, нож для резки соломы и змейка Богушевского. Все они были в употреблении свыше 140 дней и выручено 13 руб. 50 коп., а в 1911 году 11 руб. Всего выручено по зерноочистительному и прокатному пункту 41 руб. 04 коп. В 1911 году было выручено 20 рублей. Авдотьинский пункт дал выручки 6 руб. 80 коп.
Мероприятия по улучшению скотоводства. С 1909 года Общество задалось целью содействовать улучшению породы рогатого скота, исходатайствовать от Департамента Земледелия производителя быка Швицкой породы „Риголетто". Бычок этот обслуживал стадо крестьян с. Черкутина Бобыльской стороны. С ноября 1910 г. бычок „Фаворит" по сентябрь 1911 г. обслуживал стадо коров в 55 голов, принадлежащее крестьянам села Черкутина Емельяновой стороны, а с ноября того же 1911 года отпущен в пользование для стада в 65 годов, принадлежащего крестьянам села Черкутина Бобыльской стороны. С ноября 1912 г. по ноябрь 1913 г. вновь оставлен для стада Бобыльской стороны. Сельско-хозяйственное Общество, предоставляя бычка для пользования стаду крестьян той или другой стороны, вынуждено оказывать пособие на содержание быка, неся таким образом безвозвратный расход на случный пункт. Расход этот выражается в таких цифрах: в 1909 г. 46 руб. 15 коп., в 1910 году 166 руб. 75 коп., в 1911 г. 43 руб. 50 коп., в 1912 году 50 руб. 45 коп.; отдавая в этом году бычка на Бобыльскую слободу, Общество обязалось дать пособие крестьянам на его содержание в размере 55 рублей. За все время Общество понесло расход в размере 361 руб. 85 коп. Вот почему было возбуждено ходатайство пред Департаментом Земледелия о передаче бычка сельско-хозяйственному Обществу на условиях Губернского Земства, по которым бычок, содержимый Обществом в течение 3-х лет, считается уже собственностью Общества. Департамент Земледелия удовлетворил ходатайство Общества своим отношением.
Бычок экспонатовал на бывшей в Черкутине в 1912 году выставке рогатого скота и был премирован экспертной комиссией за его содержание наградой в сумме 15 рублей.
Приплод, получаемый от породистого производителя, ценится вдвое выше против обыкновенных телят.
К сожалению, крестьяне продают приплод и он идет большею частью под нож.
Общество поддерживало в 1912 году начатое содействие улучшению в районе овцеводства. Крестьянам села Черкутина в три стада роздано по барану „Волошской“ породы.
Опытно-показательный огород организован в 1910 году. Задача огорода - показать как готовить почву под те или другие огородные растения, показать различные виды огородных растений, уход за ними и проч. В огороде был поставлен опыт борьбы с капустой килой путем известкования почвы и опрыскивание почвы керосином с водой (сотка на 2 ведра).
Сельско-хозяйственный склад. Деятельность сельско-хозяйственного склада выражалась в распространении сельско-хозяйственных орудий и машин, в снабжении населения необходимым посевным материалом и соответствующим инвентарем. Весь оборот склада по указанным операциям выражалось в 1912 году цифрой 3013 руб. 46 коп., в частности от сельскохозяйственных орудий и машин выручено 612 руб. 50 коп., от посевного материала 638 руб. 12 коп., от железа 599 р. 53 коп. и от прочих мелких товаров 1163 руб. 31 коп.
В 1912 году «Председатель Общества - Земский агроном П. Телятинский, Товарищ Председателя - Земский врач Н. Островский, Члены Совета: Священник Николай Постников, К. Громов, Н. Челышов, Секретарь - диакон Аркадий Побединский. (ОТЧЕТ о деятельности Черкутинского сельско-хозяйственного ОБЩЕСТВА за 1912-й год).

Послереволюционный передел земли в 1918 году внёс свои подзабытые в крестьянстве коррективы. Землёй наделялись только ревизские души, только мужчины и члены семьи мужского пола. Однодушные наделы, с членами семьи женского пола ущемляли права крестьянок. Обещанного революцией равноправия полов в крестьянстве не получилось. Выделение земли только мужчинам в насмешку сравнивали с указом 1718 года Петра I. Это было подобие переписи мужского населения у помещиков. Указ гласил: «Взять сказки у всех, дать год сроку, чтобы правдиво принести сколько у кого в деревне мужского пола». Таким образом, подушная подать распространилась только на мужчин. Дискриминационные порядки с николаевских времён сохранила отчасти и новая власть. Лишились прежнего ранее достаточно земельные семьи с большим количеством женщин и девочек. Ни лишней земли, которую по старинке можно было сдать в аренду, ни денег, ни возможности их заработать в разразившуюся в стране разруху, они не имели. Бытовавшая обидная поговорка «курица не птица, баба не человек», наполнилась новым смыслом «эмансипация по-ленински, по-крестьянски».
Причины голода с начала двадцатых годов во многом объясняются антинародной политикой советских лидеров. Им необходимо было усмирить непокорное крестьянство. Продразвёрстка с изъятием излишков, раскулачивание вынуждали крестьян приспосабливаться. Понимая, что всё отнимут, они научились сеять понемногу и прятать. Более половины пахотных земель черкутинской волости с периода передела земли и до замены продразвёрстки продналогом в 1921 году фактически пустовало без паров. Часть урожая крестьяне даже и не пытались убрать. Заработать на сдаче хлеба государству ограбленным крестьянским семьям было невозможно, а на запрещённой вольной продаже и опасно. Богатейшее торговое село Черкутино утратило свой былой статус. Законченные кирпичные коробки выгоревших одно- и двухэтажных зданий изменили облик села до неузнаваемости. Нескончаемые толпы гонимых репрессиями и голодом людей заполнили древний тракт.
Стремительно индустриально развивающаяся до революции крестьянская держава впала в хаос и нищенское голодное существование. Новоиспечённые большевистские вожди не имели представления, как ей управлять. Их стремление террором и строжайшей дисциплиной навести порядок не увенчалось успехом. Пришлось возвращаться к старым проверенным российским формам бытия. В оправдание своей беспомощности, названной НЭПом - новой экономической политикой. У большевиков в трудное революционное время не нашлось таких искусных государственных управленцев, как Витте и Столыпин. Более того, все бывшие спецы-хозяйственники под разными предлогами были осуждены как враги трудового народа и вредители. С развалом торговли, перевозок на железных дорогах и со снабжением продовольствием не мог справиться никто с наганом в руке. Помог запас прочности, вложенный в Россию упомянутыми реформаторами. Едва закончились в 1921 году надоевшая империалистическая, а также гражданская воина, развязанная Троцким и Лениным, всё словно само собой стало налаживаться. Не было только царя-батюшки, желавшего России спасительного мира.
С заменой в марте 1921 года продразвёрстки продналогом, заниматься хлеборобством, даже на наших суглинистых почвах, стало выгодно. Лишь бы только не грабили. Всё в жизни нашего сельскохозяйственного края стало вставать на свои места. Возобновили работу торгово-закупочное и кредитное общества. Перенесённые испытания сблизили деловых трудолюбивых людей. Добровольно объединившись по несколько дружественных или родственных семей, совместно работали на земле. Совместно на доходы покупали лошадей, сельхозагрегаты, паровые машины. Для нашей местности это обещало явиться прообразом добровольных высокопродуктивных колхозов будущего.
Предприимчивыми людьми восстанавливались молочные, колбасные, сырные заводики, маслобойни, льнообрабатывающее производство. Наращиваться стало и поголовье скота. Как и в старые вольные времена открываются мануфактуры, заводики, швейно-скорняжные производства. Торговля восстанавливала ещё не забытые связи, укрепляя денежную систему.
Работящие крестьяне брали у ленивой голытьбы доставшиеся им после передела земли в 1918 году зарастающие бурьянами наделы. Как и в прежние времена до четверти от всего трудоспособного населения предпочло найти дополнительный заработок на стороне, на отхожих промыслах. Мастеровые люди устремились на сезонные заработки в города и на стройки. В опалённое гражданской войной село на ярмарки двинулись обозы с просторов возрождающейся страны. Про эти мимолетные сытые советские времена бабушка Анна Васильевна говаривала, добром вспоминая рано умершего нечестивца Ленина:
- Сядешь в сани запряжённые рысаком и несёшься на базар в село Черкутино. Сменяешь или купишь на барана, осетра во все сани и домой к Рождеству Христову готовиться. Муж Андрей Ивлеевич со старшими сыновьями с заработка на праздник из Москвы возвращается. А с ним местных мастеровых мужиков только его четыре артели. Округа с достатка гуляет. В церквях к святым образам свечки ставят, молебны заказывают.

Колхоз «Искра»

В Черкутине на базе трёх групп в количестве 13 крестьянских хозяйств, объединившихся в 1929 году, образовался колхоз «Искра». На первом же сходе избрали председателем Георгия Николаевича Постникова и решили: лентяев пока в колхоз не принимать. Но эту запись в тайне от колхозников из протокола собрания вымарали. Возмутившемуся попранием решения собрания законно избранному председателю колхоза Постникову в утверждении отказали. Его без переизбрания по назначению заменил более сговорчивый один из избранных членов правления. В новом, сфабрикованном без решения собрания протоколе, добавилось ещё пять хозяйств.
Через неделю после утверждения созданного из 18 хозяйств колхоза «Искра», колхозники большинством голосов приняли решение самораспуститься. Но произошло обычное действие в практике тех лет, их протоколу собрания хода не дали. Георгия Николаевича Постникова с раздельно проживающим в разных половинах дома отцом священником Николаем Александровичем Постниковым за антисоветскую деятельность в марте 1930 года приговаривают к конфискации имущества и шести месяцам принудительных работ на заготовке дров. На иждивении у Георгия Николаевича жена с двойней грудничков. Пощады врагам советской власти нет. Приговариваются к выплате единовременных штрафов по 305 рублей. Их жилплощадь уплотняется квартирантами. Но на этом мытарства Постниковых не закончатся, через четыре года оба будут с очередной конфискацией имущества отправлены в ссылку. Влиятельный поп, заслуживающий за своё служение церкви и народу протопресвитерского сана, в бунтарском селе властям был не нужен.
Понимая психологию крестьянства тех лет, что за колхоз появился в селе Черкутине, нетрудно догадаться. Губила хорошее дело коллективного труда на селе пропагандируемая и силком навязываемая партией поголовная коллективизация и бестолковая подневольная работа под неусыпным контролем. Остающиеся вне колхоза единоличные крестьянские хозяйства, лишившись своих обработанных, удобренных земельных наделов, вынуждены были вступать в колхозы. На неудобицах кроме мозолей скорой прибыли не получишь. Крути ни крути, одна дорога строптивому бедолаге в колхоз с красивым жизнеутверждающим названием. А что таилось за этим названием, нашим землякам-старожилам не хотелось вспоминать. В советской деревне повторно столкнулись лбами бедные и богатые. Одни в колхоз вступали с ложками, другие, так называемые новые богатеи-«кулаки», - с лошадьми, скотом, сельхозагрегатами и прочим необходимым скарбом и инвентарём, нажитым после революции. В нашем крае разбросанных небольших деревень коллективизация началась с массового забоя скота, получившего впоследствии название «великий забой». Следует вспомнить об этом замалчиваемом большевиками явлении. Подобное уже наблюдалось в период продразвёрстки. Чтобы не сдавать в колхозы скотину, крестьяне стали тайно, массово её резать. Это спровоцировало упадок цен на мясо и скачок инфляции. Потери крупного рогатого скота оказались невосполнимыми на весь послереволюционный и последующие периоды советской власти. По Черкутинской волости было оштрафовано за вредительство 342 скотовладельца, забивших две и более головы скота одновременно, чтобы не сдавать в колхоз. «Великий забой» аукнулся особенно массово в Поволжье и на Украине.
В кадровой политике на селе обстановка сложилась предвзято по-революционному. Наиболее опытная, грамотная, успешная во многих сферах жизнедеятельности крестьянская прослойка к этому времени была лишена избирательного права. В очередной раз у них описали имущество. Отдать всё - самораскулачиться, предпочли многие, чтобы не подвергаться самым страшным испытаниям в ссылках голодом, болезнями, холодом и бесправием. Лагерная, затянувшаяся в муках смерть куда страшнее расстрела. Отдать всё и бежать «куда глаза глядят», лишь бы избежать злорадства и унизительного клейма «напуганного кулака».
Кому менее повезло - находились в ссылках и лагерях. От этой беды в волости пострадало 60 семей. Освобождённые продолжали оставаться людьми-«никто», вздрагивающими от каждого стука в дверь.
Начиная с 1917 года, грабежи, раскулачивания, конфискации и высылки зажиточных крестьян продолжались до полной коллективизации. Имущество не высланных раскулаченных по введённому порядку описывалось по фиксированным ценам.
Крайне отрицательно сказалась на развитии нашего края административная реформа 1928—1930 годов, заменившая уездно-волостную систему районной. Черкутинский сельский совет вошёл в состав Собинского района. Районные советские и партийные руководители бездумно пренебрегли традиционными для края транспортными путями. Короткую древнюю дорогу, следующую из Черкутина через Андарово и Глухово на «Владимирку», волевым решением упразднили, разобрав каменные гати на болотистых участках и оставив без ремонта мосты. Дорога же, ранее называемая коммерческой, следующая из Черкутина через Ставрово на «Владимирку», для поездок на основную грузоперевалочную ж/д станцию Ундол и в районный центр оказалась окружной. Втрое длиннее прежней. Использование этого дорожного пути гужевым транспортом было крайне неудобным, что отчасти и привело к экономическому упадку огромной территории.
По Черкутинской волости особенно выделяются два периода оттока населения: с 1917 года и до конца 1920 года. От грабительской продразвёрстки, притеснений, осуждённых и высланных (кроме рекрутов и погибших на гражданской войне) убыло 11764 - 11052 = 712 человек. В период с декабря 1920 года по 1928 год свёртывание НЭПа, очередная волна террора и притеснении при коллективизации нанесли не менее сокрушительные потери. Убыло 11052 - 10887 = 765 человек. Дальнейшая точная информация о численности населения в довоенные годы отсутствует.
К весне 1933 года в колхозах и совхозах Собинского района находилось 75% от всех крестьянских хозяйств, 80% от всех посевных площадей в районе являлось колхозными. В 1933 году на территории Черкутинского сельского совета насчитывалось 17 колхозов.
Механизация Черкутинского колхоза «Искра» началась с восстановления раскуроченных при конфискации сельхозагрегатов: косилок, жаток, сноповязок, сеялок, мялок, лобогреек. Похищенные комбедовским ворьём детали, проданные и перепроданные, за колхозные средства выкупались для ремонта. Подобного безобразия не наблюдалось ни в одном из окрестных колхозов по сельсовету.
В 1933 году создаётся Ставровская ММС. Трактора отечественного производства ХТЗ и СТЗ работают по договорам с колхозами в основном на вспышке земли. В числе первых по сельсовету трактористов и бригадиров тракторных бригад трудится Александр Андреевич Морозкин. Основной рабочей тягловой силой в хозяйствах по-прежнему остаются лошади. Для работы на них требуются люди, но уже в предвоенные годы в сезонные периоды ощущается нехватка рабочей силы. Люди бегут от безденежья и тяжёлой работы в города и на стройки, и никакое закрепощение их не в силах удержать.
Усугубляли положение колхозников вернувшаяся с 1930 года продразвёрстка и необходимость дополнительных грабительских хлебопоставок в помощь голодающим в 1932—1933 годах.
Работать с полной отдачей колхозы стали только в годы Отечественной войны. Несмотря на то, что мужчины ушли на фронт, сдача сельхозпродукции государству увеличилась. Женщины и подростки собирали тёплые вещи для фронтовиков. Заготавливали ягоды, орехи, грибы для госпиталей. Собирали деньги и ценности для покупки самолётов и танков.
В череде нескончаемых мирских дел не забывали наши люди и о душе. Захватив с собой детей, женщины, не знающие отдыха.
О каком авторитете этих руководителей у народа можно было говорить, когда село Черкутино, частично электрифицированное ещё в 1913 году, до сих пор освещалось керосиновыми лампами. Первый дизель-генератор, перенесённый после пожаров в 1919 году из помещения складов в центре села в сарай усадьбы князей Салтыковых, после варварских повреждений механизмов был роздан по губернии на запчасти. Установленный акционерным обществом в 1925 году в церковной сторожке дизель-генератор через десять лет из-за износа двигателя окончательно вышел из строя. Вернувшийся со службы в армии местный механик Павел Иванович Кочетков попытался восстановить мотор. Ему взялся помочь с ремонтом работающий в Москве на заводе ЗИЛ Павел Андреевич Морозкин. Но и электрогенератор оказался основательно разукомплектованным. С распоряжения районных руководителей части с него были вывезены в неизвестном направлении. Так что привезённые с ЗИЛа расточенный коленвал, вкладыши и поршни оказались не у дел. К тому же и собранный мотор вскоре опять был разукомплектован по волевому решению какого-то партийного инструктора. Из-за алчности и неумения районных властей работать, село Черкутино оставалось без электричества с 1936 по 1957 год. Новый электрогенератор установили на существующий фундамент в церковной сторожке. Через три года он будет перенесён в деревню Волково и от него, без должных разрешений, подключат электролинии в неожиданно оказавшиеся «неперспективными» деревни Андарово и Пасынково.
Чтобы не мучиться с поездками в церковь в соседнее с Черкутиным село Снегирёво, сельчане вышли с прошением в райком партии - открыть вновь для служб черкутинскую Рождественскую церковь. Продолжавшаяся три года переадресовка по инстанциям скандального документа закончилась устным ответом: передача может состояться только после постройки нового зернового склада, на это потребуется более 600 тысяч рублей. Таких денег обнищавшие колхозники собрать возможности не имели. В среднем на трудодни по итогам года деньгами выдавалось по 30—40 рублей.
Привычное оседлое проживание населения в мелких деревнях-колхозах худо-бедно, но сдерживало урбанизацию – отъезд населения в города и на стройки пятилеток. Сдерживала и нищета. Пенсии выплачивать колхозникам начали только с июня 1956 года. Безвозвратно покидала деревни, как правило, молодёжь - на учёбу, работу, по призыву в армию. Для остающегося населения работы на полях и фермах хватало. Жить и жить бы им на родной земле, подрабатывая подсобным хозяйством, припеваючи. Налоговое послабление сулило колхозному крестьянству неплохие перспективы. Начавшееся техническое оснащение хозяйств с лихвой восполнило бы отток рабочей силы. Перспективное объединение - укрупнение колхозов с центральной усадьбой в рядом расположенном поселении сулило только выгоды. Но то, что произошло в нашем крае по волевому решению партии, люди назвали вредительством.

Колхозы «Искра» и «Оборона страны»

На огромной, разбросанной среди перелесков и неудобиц территории Черкутинского сельского Совета к 1952 году окончательно создаются два объединённых колхоза: «Искра» и «Оборона страны». И это происходит в период, когда в хозяйствах насчитывается четыре малосильных трактора и три автомашины. Из каждых десяти телег только две с железными осями, остальные - с деревянными. Мощности Ставровской МТС позволяют своевременно проводить вспашку полей максимум на треть от всех посевных площадей. К тому же их работа по договорам нашим колхозам не выгодна. Одно спасение - дедовский труд пахаря на лошадках. Но самая главная беда тех лет в большинстве колхозов - низкая производительность труда и нежелание хорошо работать без должных стимулов.
На центральной усадьбе в селе Черкутино многолетняя нехватка доярок и скотников на фермах. Коровы дохнут от сырости и бескормицы. Примерзают зимними ночами к полу в занавоженных стойлах. Колхозники из близко расположенных деревень Бурдачево, Некрасиха, Коротыгино, Пасынково, вошедшие в объединённый колхоз, отказываются задарма ходить на работу в Черкутино. Жители остальных деревень к их неповиновению относятся с пониманием. Черкутинские по своим домам обедают, а они где смогут отдохнуть и покушать? Запустили животноводство, пусть сами и навоз разгребают и дохляков из стойл выволакивают. Не нанимались за «палочки» за бездельников работать. Своих дел немеряно... Нечто подобное происходило и в других объединённых колхозах.
Скороспелый выход из создавшегося положения власти находят с учётом только одной экономической перспективы. На черкутинский молочно-сдаточный пункт молоко возить дешевле с черкутинских ферм. Скот перегоняется из окрестных деревень в наспех построенные и отремонтированные фермы. Оставшиеся не у дел, без работы колхозники вынуждены ходить на работу, куда пошлют. Их деревни объявляются неперспективными. Райкомы и обкомы партии завалены слёзными безответными письмами колхозников. В Москву писать бесполезно: всё отсылаемое переадресовывается в обкомы.
Впереди пастбищный период. Где найти выпасы для скученного стада, никто не задумывается. До мест традиционного выпаса неблизко. За затоптанные, заброшенные поля по головке не погладят, коли важные проверяющие непорядки углядят. К счастью, на легковых машинах они от шоссейной дороги теперь не отъезжают. Исчезли с богатыми деревнями-колхозами и облюбованные в них «кормушки». А что там творится, это прикормленное в другом месте барьё знает только из надоевших писем бывших данников.
В первые же два года работы в объединённых хозяйствах усугубилось их экономическое положение. Нервозность, метание из крайности в крайность, неумение председателя колхоза и бригадиров работать в новых условиях, бегство лучших колхозников в Ставрово на завод и в Собинку на фабрику - и это далеко не все издержки хозяйствования в новых условиях. После выполнения плановых госпоставок делить по трудодням оказывалось ничего.
Исчезают в пустеющих деревнях табуны личного скота. Из года в год увеличивается колхозная недопашка. Из-за недостатка удобрений падает урожайность полей. Снижаются надои молока. По сельсовету за короткий срок на четверть уменьшилось общее поголовье крупного рогатого скота. Стоя в пустом магазине в очереди за хлебом, старушки в укор советской власти вспоминают местные колбасные и консервные заводики, сыроварни, маслобойни, горячие хлебцы, баранки и бублики.

Как само собой разумеющееся, от безысходности и отсутствия веры в будущее колхозников захватывает пьянство. Пьют дома при редком досуге, пьют без стеснения на работе. За неимением денег пьют на проданное, украденное в колхозе молоко, зерно, мясо, сено, комбикорм. Люди стали чувствовать себя временщиками на родной земле.
Несмолкаемо орущий с утра и до ночи с фронтона двухэтажного здания колхозной конторы колокол громкоговорителя. Он обрушивал на головы жителей села и окрестных деревень до одури надоевшую пропагандистскую информацию и песни. А у стоящей напротив конторы каменной часовни с утра рабочего дня - очередь завсегдатаев. Но не на поклон святым образам собираются здесь плохо одетые люди. Построенная почти век назад в дар селу меценатом Зотовым часовня обезглавлена. Золочёный крест валяется поблизости в придорожном кювете. Ступая по нему ногами, проходящие преодолевают лужу. Венчает часовню новомодное навершие в виде жестяного конуса. Так что же происходит на некогда мощённом плитняком пятачке?
Не отходя от часовни, явно нездоровые колхозники из горлышек бутылок пьют дешёвое вонючее вино. Выпив, возвращают бутылки. Некоторые от бессилия опускаются лежать на землю. Вот и отгадка, с их пьяных реплик - здесь «чапок». За стеклом раздаточного окна прилеплен лист бумаги: вино, водка, махорка, папиросы «Север», килька развесная, хлеб.
Представление торгово-распивочного балагана происходит под звуки орущего громкоговорителя на виду у проезжающих по шоссейной дороге. И все видят, как с утра пораньше отдыхает трудовой народ. Под опекой направляющей его в светлое будущее родной партии. Нет в Советском Союзе никакой ущемлённости колхозного крестьянства как класса. Врут недруги советского строя.
В село Черкутино на должность председателя колхоза «Искра» прислали из области нового человека - Владимира Константиновича Клепикова. Свою работу он начал с того, что поменял «незаменимых» нерадивых угодников, колхозных бригадиров. На эти должности были выбраны достойные грамотные специалисты. При Клепикове многоотраслевое хозяйство стало наполнять ранее пустой трудодень. В доходный оборот были пущены колхозные леса с сенокосными полянами. Хозяйство торговало с вывозом заказчикам строевым лесом, дровами, пиломатериалами и слегами. Расширились посевы доходных культур - льна, конопли и гречихи. Возобновилось производство овощей. В пустующие фермы признанных ранее неперспективных деревень возвращается скотина с переполненных черкутинских дворов. Восстанавливаются овчарни, свинарни и птичники. А самое главное - деревни электрифицируются колхозом.
Мешало действовать по уму насаждаемое пленумом ЦК партии постановление «считать распространение кукурузы важнейшей партийной задачей». Но и с этим можно бы без больших убытков смириться. Площади запашки в колхозе увеличились за счёт заброшенных усадебных наделов. Для заготовки сена в хозяйстве было более чем достаточно сенокосных угодий.
Губила председателя Клепикова его добродетель - честность. Такому человеку руководить в тех условиях было непросто. Объединённый колхоз «Искра» по сравнению со своими нищими соседями стал иметь хорошие показатели. В перспективе мог бы оказаться крупным и образцовым сельхозпредприятием. Кабы не мешали и не мстили бы руководители района.
- Мы должны только государству. Его кормить наша обязанность.
Подобных, ранее неслыханных высказываний на совещаниях в укор расхитителям опасались и дающие, и берущие дань.
С такой жизненной позицией, при тех развращённых руководителях, он не мог стать для них «своим» человеком. И естественно, ему приходилось работать под бдительным оком науськанных недоброжелателей - жалобщиков.
Объединительный процесс в стране продолжался. Весной 1958 года колхозы «Искра» и «Оборона страны» вошли в совхоз «Ставровский». Целинная гигантомания к нашим условиям землепользования явно не подходила. Совхозом, вытянутым своими угодьями на более чем 30 километров в длину, даже управлять при тех технических возможностях было крайне затруднительно. На прогоне тихоходной техники до места работ терялось драгоценное время, которого постоянно хлеборобам не хватает. Руководство совхоза, располагающееся в поселке Ставрово, все наработки бывшего чекутинского председателя колхоза Клепикова свело на нет. Реализовывать его экономические задумки стало некому. Деревенские совхозные бригады распадались одна за другой.
Совхозники, являясь рабочими государственного предприятия, стали получать зарплату за свою работу деньгами. С юмором будет сказано, по намёткам партии деревня стала приравниваться к городу. Появилась возможность покупать отсутствующие в сельских магазинах продукты в Москве. Но зарплаты были столь низкие, что при возрастающей дороговизне на одежду, обувь и предметы быта, желающих трудиться на родной земле оставалось всё меньше и меньше.
Изменилось и отношение людей к результатам своего труда. Виной тому было отсутствие стимулов хорошо работать и вопиющая бесхозяйственность призванных быть ответственными руководителей. Время менялось, но «проверенные» номенклатурные кадры продолжали «коваться» с приоритетом надёжности - угодливости и личной преданности выше поставленным товарищам. Выставляя напоказ партийный авторитаризм, многие приспособленцы оставались склонны путать понятия «Отечество» и «Ваше превосходительство». Процветает угодливость как стиль управления вплоть до «Дорогого товарища Леонида Ильича Брежнева». Ехали, ехали в светлое коммунистическое будущее и никуда от пошлой морали не уехали. При отсутствии деловых качеств, авторитета и возможности что-либо изменить, у большинства районных и областных «кадров» управленческая работа сводилась к запугиваниям и взысканиям. И как само собой разумеющееся - к поборам. Партийная говорильня и нежелание что-либо поменять отбивали у людей желание работать. Без лишних пояснений было понятно, что управляемая коммунистической партией страна, движется не к коммунизму, а в никуда.
Свозимое с колхозных полей на черкутинский ток зерно гнило в кучах под открытым небом. Имеющиеся складские строения не вмещали всего урожая. Теперь совхозное зерно воровали не карманами, как в прошедшие голодные колхозные времена, а мешками и машинами на пропой.

Совхоз «Первомайский»

Совхоз «Первомайский» образован 2 марта 1964 года.
Совхоз «Ставровский» в 1963 году очередным волевым решением разделили на два совхоза - «Первомайский» с центральной усадьбой в селе Черкутино и «Ставровский» с конторой в поселке Ставрово. При делёжке совхозу «Первомайский» досталось четыре зерноуборочных комбайна, восемь стареньких тракторов и три автомашины.
Люди понимали, несмотря на убаюкивающую пропаганду, что фактически быть крестьянином на бытовом, материальном и моральном уровнях стало зазорно. Стареющие жители обречённых деревень опасались быть ограбленными или сожжёнными заживо при ночных пожарах. В округе объявилось множество проходимцев, желающих поживиться на крестьянской беде. Собиратели икон, старинных книг, лампад, крестов и прочих православных реликвий, буквально с фомкой в руках вламывались в пустующие дома. Часто следы хищений заметались поджогами. Ни строения, ни вещи в этих домах не страховались. Милицейские разбирательства были чисто формальными. Для стариков зимовка являлась испытанием на выживание. Отрежут снегопады да метели от села - без хлеба и медицинской помощи насидишься. Со слезами на глазах отъезжали последние, поневоле безработные совхозники и старики из неперспективных, по мнению властей, деревень. Наиболее приземлённые - хозяйственные крестьяне перевозили свои дома в село Черкутино или строили заново. Кто-то уехал в города. А кто-то и навечно застрял в вонючей типовой квартирке.
Отъезжали налегке, оставив нажитое добро, чтобы по весне или когда-нибудь вернуться. Но этому не суждено было случиться. Разорённые, разграбленные дома с отобранными, отрезанными по угол усадебными наделами подверглись плановой зачистке.
Партия, руководствуясь специальным «секретным» закрытым письмом ЦК, зачищала следы своих преступлений силами коммунистов и комсомольцев и привлечённых на субботниках и воскресниках. Под ножами бульдозеров гибла многовековая история русской деревни. Рекультивированные земли так и остались невостребованными. Пепелища уничтоженных самобытных деревень с одичавшими садами зарастают бурьянами и лесом.
Глупо ссылаться на то, что этот разрушительный процесс спровоцировали главным образом потери военных лет. Специально приведённые данные оттока населения из края даже в неполный довоенный период красноречиво показывают картину горькой действительности. Происходило это по причине того, что власть, выполняя на местах директивы ЦК партии, фактически дистанцировалась от нужд простых людей. Партийный диктат, граничащий с геноцидом, не сделал и не мог сделать коммунистов хозяевами на селе. Они не стали честью и совестью великого русского народа. Ответ на вопрос, кто виноват в уничтожении крестьянства, разрушении православной культуры и вследствие этого - государства, не знают только коммунисты. А ведь именно КПСС, согласно статье 6 Конституции СССР, безоговорочно присвоила себе роль руководящей и направляющей силы общества.
К середине шестидесятых годов XX века исчезло с карты края большинство деревень. По Черкутинскому сельскому Совету обстановка не менее трагична.
1. Черкутино - «Искра»;
2. Бурдачево - «Вторая пятница»;
3. Лутино - Исаково - «Солнышко»;
4. Вишенки - «Красная вишенка»;
5. Хмелево - «Красная крестьянка»;
6. Юрино – Голькино - «Оборона страны»;
7. Мильково - «Новая жизнь»;
8. Захарьино - «Красный партизан»;
9. Елисеево - «Волна»;
10. Чёрная Гора - «Красная гора»;
11. Треусово - Селютино - «Реввоенсовет»
12. Пасынково - «Новый мир»;
13. Олино - Емелево - им. Ленина;
14. Андарово - «Первое мая»;
15. Волково - «Новый путь»;
16. Некрасиха - Коротыгино – Нажирово - «Пионер»;
17. Куделино - Демихово - Горямино - Николютино - «Красная звезда».
Пребывание черкутинского хозяйства в государственной структуре - совхозе «Первомайский», с 1963 года стало приносить дополнительные дивиденды. Хрущёвский период известен не только проведением переломного XX съезда КПСС, волевыми амбициозными решениями, экспериментами в сельском хозяйстве, освоением космоса, строительством, Карибским кризисом, но и инвестициями на сельское строительство и техническое оснащение полевых работ.
В селе начинают возводиться шестнадцатиквартирные кирпичные жилые дома. В связи со строительством жилья появляется возможность приглашать на работу людей со стороны. Машинный парк хозяйств пополняется новыми комбайнами, тракторами, автомашинами, прицепными механизмами и агрегатами. Увеличивается и оплата труда. Остаётся наверстать самое труднодостижимое. Научиться работать на земле по-хозяйски, как трудились наши предки. С повышением технической вооружённости и появлением дополнительных стимулов возможность такая появляется.
Построенная в 1964 году новая кирпичная школа на месте рыночной площади в 1968 году сделала первый выпуск учащихся со средним образованием. Молодёжь по направлениям от совхоза учится в институтах и техникумах. Следовательно, в хозяйство они вернутся высококлассными специалистами. Но разваленное сельское хозяйство восстановить не просто. Ломать - не строить.
Коровка, и та три года растёт. Нервозность в обществе, нехватка продовольствия создают неуверенность в завтрашнем дне. Страна всё неохотнее воспринимает волю партийных съездов и пленумов. При разорительной для государства нескончаемой гонке вооружений у кремлёвских старцев, словно от бессилия воздействовать на необратимые внутренние процессы, не иссякают отвлекающие желания помахать дубиной марксизма-ленинизма и реанимировать призрак мировой революции.
В ответ на конституционный переворот в одной из самых развитых стран соцлагеря Чехословакии летом 1968 года в Прагу вводятся войска. Кризис в коммунистическом сообществе, требующий глубокого осмысления происходящего, перемен в политическом управлении и хозяйствовании, по партийной привычке забалтывается. Россия, до революции кормившая полмира хлебом, мясом и маслом, не может обходиться без импорта продовольствия. По законам торговли, чтобы иметь валюту, надо что- то экспортировать. Основная доля экспорта относится к торговле нефтью. А что делать, коли она подешевеет?.. Об этом всевластные члены ЦК партии серьёзно не задумываются и, мало того, создают конфликтную ситуацию с США. В непростой международной обстановке развязанная СССР в Афганистане «освободительная» война основательно подорвёт ресурсы государства. За девять лет СССР потратил на войну в Афганистане 31 миллиард инвалютных рублей. Не осознавая череду далеко идущих последствий, коммунистическая партия ускорит процесс движения истории Советской Красной России к её закату.
С приходом к власти генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачёва страна с оптимизмом примет решение партии начать «перестройку». Но далее ставшего привычным забалтывания дело не пойдёт. Любые реформы в стране под лозунгом «Перестройка - продолжение дела Октября» уже неуместны и обречены на провал. Под шумок «перестройки» и «гласности» начнётся разворовывание страны стоящими у власти коммунистами. СССР и ранее брал внешние займы, но всегда аккуратно и в срок расплачивался. С приходом Горбачёва долг СССР вырастет до 5% ВВП. Новый генсек и его команда хапнут на внешнем рынке 15 миллиардов долларов. Через год сумма внешних займов уже превысит 30 миллиардов долларов, а к 1989 году достигнет 50 миллиардов. Оскудеет и государственный золотой запас.
Горбачёвское политиканство наложит на СССР и моральные издержки. В угоду западникам он признаёт ответственность НКВД за расстрел в 1943 году польских военнопленных. Хотя документы подтверждают другое - поляков расстреляли немцы.
Страну расчётливо будут убивать инфляцией, продажностью и предательством. Несмотря на заискивания перед заграницей, продуктов на полках советских магазинов не добавится. Жить в кредит, в долг - это путь в тупик. Как и было предсказано, советская власть изживёт сама себя, ограбив свой народ.
И напоследок, правящая страной согласно Конституции КПСС совершит очередное преступление перед советским народом. То, чего делать было ни в коем случае нельзя, произойдёт.
В Москве с 20 по 23 июля и с 5 по 6 сентября 1991 года состоится учредительный съезд КП РСФСР. Между заседаниями коммунисты устроят «Августовский путч». ГКЧП - государственный комитет по чрезвычайному положению, просуществует с 18 по 22 августа 1991 года. И всё... Коммунистическая партия потеряет доверие у большинства народных масс и на какое-то время окажется под запретом.
На развалинах КПСС националистические элиты союзных республик приступят к растаскиванию великого государства. 25 декабря 1991 года Горбачёв, ставший первым президентом СССР, уйдет в отставку.
Расплачиваться по союзным долгам в количестве 96,6 миллиардов долларов придётся правопреемнице СССР - России.
А что касается коммунистов, ностальгирующих об утерянной власти, - пусть тешатся. Уроки истории развалившейся великой империи им впрок не пойдут. У них своя история, отличающаяся от официальной. Их история КПРФ начнётся с чистого листа с переименованием партии на II съезде в феврале 1993 года. Бог им судья.

СПК "Черкутино"

СПК "Черкутино" действует с 1 июня 1998 г.
Общая земельная площадь равна 5050 га, из них 4479 га сельскохозяйственных угодий, в т.ч. пашни 3748 га.

С 2008 года кооператив получил статус племенного завода по выращиванию племенного скота черно-пестрой породы.
В 2012 году СПК «Черкутино» построил и пустил в эксплуатацию новый животноводческий комплекс на 800 голов. Приобретена современная сельскохозяйственная техника.
СПК «Черкутино» – это агропромышленное хозяйство по производству молока, мяса, племенного скота черно-пестрой породы. Сопутствующие отрасли – выращивание зерновых культур, кормопроизводство и производство элитных семян многолетних трав. Хозяйство поставляет молоко на Юрьев-Польский молочный завод «ОПОЛЬЕ» и в Воронежскую область.
В 2019 году кооператив подтвердил статус «Племенной завод по разведению крупного рогатого скота черно-пестрой породы».
Молоко здесь отменное, только высшего сорта, все необходимые показатели качества молока укладываются в норматив ГОСТа. В хозяйстве есть своя лаборатория, которая на первоначальном этапе определяет важные качественные показатели молока. Система доения и хранения молока в хозяйстве автоматизированная и закрытая, это позволяет соблюдать условия чистоты и полной безопасности. Потребители и партнеры довольны вкусовыми качествами молока из Черкутино.
В хозяйстве два животноводческих комплекса: в селах Черкутино и Юрино. В Черкутино в 2013 году был сдан в эксплуатацию новый животноводческий комплекс с доильным залом «Де Лаваль», в Юрино в 2019 году установили новое доильное оборудование «Боуматик».
Всего в хозяйстве 2270 голов КРС, 880 фуражных коров. Среднесуточный привес - 635 г, надой на фуражную корову 5000 кг, производительность молока за 8 месяцев составила 4471 т. Продуктивность на дойную корову составляет 23 кг, показатель за тот же период 2018 г. составляет 22 кг, план выполнен на 111,3%, надои составили 4474 т, это плюс 58 т по сравнению с 2018 годом.
Постоянно обновляется парк различной прицепной техникой. Сельхозугодия составляют 4479 га, в т. 3748 га в собственности, отведены под пашню.
В хозяйстве большое внимание уделяется плодородию земли, в 2019 году начались работы по известкованию почвы, закупаются элитные семенные сорта. В 2019 году на посев озимых культур было приобретено 60 т. семян, одновременно занимаются выращиванием собственных семян.
Черкутинцы самостоятельно производят полноценные корма для своих животных, на территории кооператива имеются два кормоцеха. Полевые работы производятся с помощью современной, высокопроизводительной техники, на полную мощность работает сушильный комплекс для доведения зерна до высоких посевных качеств, имеется ангар для хранения семян зерновых культур. С целью экономии расходов кооператив приобрел новое газовое оборудования взамен старого, работавшего на дизельном топливе.

Председатель - Пехотова Елена Николаевна.
Адрес: село Черкутино, улица Им В.А. Солоухина, 24.

Источники:
Морозкин Александр Александрович. Красный закат. Повесть / А.А. Морозкин - Владимир: Изд-во ООО «Транзит-ИКС», 2013. - 184 с.
ЛЮБОВЬ ЕГОРОВА. СПК «ЧЕРКУТИНО» - РАЗВИВАЯСЬ, ДВИГАЕМСЯ ВПЕРЕД. [Электронный ресурс] // МК.RU : [сайт]. – 2019. – URL: https://vladimir.mk.ru/social/2019/10/09/spk-cherkutino-razvivayas-dvigaemsya-vpered.html
Село Черкутино
Черкутинский приход
Черкутинская ООШ им. В.А. Солоухина

Категория: Собинка | Добавил: Николай (12.04.2021)
Просмотров: 26 | Теги: Колхоз | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru