Главная
Регистрация
Вход
Суббота
31.07.2021
15:33
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1402]
Суздаль [420]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [235]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [151]
Гусь [165]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [257]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [40]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [11]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]

Статистика

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека


 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Кольчугино

Село Снегирево Кольчугинского района

Село Снегирево

Снегирево — село в Кольчугинском районе Владимирской области России, входит в состав Раздольевского сельского поселения.
Село расположено на берегу реки Ворша (приток Клязьмы) в 22 км на юго-восток от центра поселения поселка Раздолье и в 27 км на юго-восток от райцентра города Кольчугино.

Предполагается, что как поселение оно возникло во второй половине XVI века, а свое название получило в XVII веке по фамилии первых вотчинников – Снегирёвых.
В начале XVIII столетия имение Олепино (село Алепино) в книгах патриаршего казенного приказа под 1712 годом, записано вотчиной «стольников Петра и Ивана Самойловых детей Салтыковых». С тех пор осталось название леса — Самойловского и в некоторых оврагах, примыкающих к лесу, видны были остатки плотин барских прудов. Фамилии князей Салтыковых Олепино принадлежало в XVIII и XIX столетиях.
В конце XVIII века Снегирево приобрел князь Николай Иванович Салтыков.
До 1813 года это было небольшое сельцо, входившее в приход церкви села Спасское-Савелово.
В конце XIX — начале XX века село входило в состав Спасской волости Юрьевского уезда.
С 1929 года село являлось центром Снегиревского сельсовета в составе Кольчугинского района, позднее вплоть до 2005 года входило в состав Ельцинского и Павловского сельсоветов.

Численность населения: в 1859 г. – 177 чел.; в 1905 г. – 187 чел.; в 2002 г. – 18 чел.; в 2010 г. – 14 чел.
КФХ Карцева В.В. действует с 5 ноября 1991 г. Фермер - Карцев Виктор Вячеславович. Организация КРЕСТЬЯНСКОЕ (ФЕРМЕРСКОЕ) ХОЗЯЙСТВО КАРЦЕВА В.В. ликвидирована 19 июня 2008 г.
ООО "Троицкое Карьероуправление" зарегистрирована 26 ноября 2012 г. Генеральный директор - Ивановский Виктор Александрович. Юридический адрес: село Снегирево, Вторая улица, 5. Основным видом деятельности является «Разработка гравийных и песчаных карьеров, добыча глины и каолина».

Князь Николай Иванович Салтыков

Н.И. Салтыков (1736-1816) был сыном генерал-аншефа Ивана Алексеевича Салтыкова (ум. 1773) от брака с графиней Анастасией Петровной Толстой. Он начал свою службу рядовым в лейб-гвардии Семеновском полку. Во время Семилетней войны Салтыков принимал участие во многих сражениях с пруссаками и после битвы при Куннерсдорфе был пожалован в полковники. В 1765 г. Салтыков, уже в чине генерал-майора, командовал русскими войсками, расположенными в Польше, а при начале 1-й Турецкой войны участвовал в военных действиях при осаде Хотина, за что получил чин генерал-поручика и орден Св. Александра Невского. "Тотчас после этого Салтыков уехал для лечения за границу, где провел три года. По возвращении в 1775 г. в Россию Салтыкова ожидал целый ряд милостей: императрица Екатерина назначила его вице-президентом Военной коллегии, произвела в генерал-аншефы и определила гофмейстером при дворе наследника престола великого князя Павла Петровича, чем выразила особое к нему доверие. На этом месте Салтыков проявил глубокий такт и умение приспособляться к обстоятельствам: одинаково пользовался расположением как императрицы, так и ее наследника, и поддерживал между ними добрые отношения. Вместе с великим князем Павлом Петровичем, Салтыков ездил в 1776 г. в Берлин на обручение великого князя с принцессой Виртембергской, впоследствии великой княгиней Марией Феодоровной, а в 1781 и 1782 гг. сопровождал великокняжескую чету в ее путешествии за границу. Вслед затем императрица Екатерина возложила на Салтыкова новую величайшую обязанность: быть главным воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей. На этом месте Салтыков, отлично изучивший придворную науку, заботился главным образом о том, чтобы приучить своих воспитанников уметь лавировать между противоречивыми требованиями их родителей, с одной стороны, и царственной бабки, с другой; в других отношениях Салтыков, по отзыву современников, был самым неспособным педагогом и воспитателем царских детей.
В конце своего царствования Екатерина II пожаловала Николаю Ивановичу графское достоинство и до 5000 душ крестьян и поручила управление Военной коллегией. В царствование императора Павла Салтыков пожалован был в генерал-фельдмаршалы, но не пользовался значением. Император Александр I в годину Отечественной войны назначил его председателем Государственного совета и Комитета министров, на время нахождения своего в кампании 1813 и 1814 гг. поставил его в положение регента государства и 5 августа 1814 г. возвел в княжеское достоинство с титулом светлости. Уклончивость, хитрость, умение жить и ладить с людьми были преобладающими качествами в характере и уме Николая Ивановича.
Эгоист и гибкий царедворец, он, по словам князя И. М. Долгорукого, близко его знавшего, «внутренне любил только себя и неспособен был благодетельствовать, когда требовались на то некоторая упругость в характере, настойчивость в поступках и твердость в правилах». В домашних делах Салтыков подчинялся всецело влиянию жены, Наталии Владимировны, урожденной княжны Долгоруковой (1737-1812). Они стали супругами в 1762 г., в 1793 г. она была пожалована в действительные статс-дамы, в 1797 г. получила Екатерининскую ленту.
Наталия Владимировна Салтыкова, в молодости отличавшаяся красотой, но слабая и болезненная, по словам современника, «была умна, лукава и скупа» и мало показывалась в обществе. Научившись от матери всяким старинным русским приметам, она их придерживалась до суеверия и пользовалась ими, как могла, чтобы избавиться от скучных светских обязанностей. Екатерина II не любила ее и не обращала на нее никакого внимания, великий князь Павел Петрович, при котором ее муж состоял с 1773 г., также не был расположен к Салтыковой; не любили ее и при дворе великого князя Александра Павловича. Избегая придворных собраний, она редко выходила из комнат, которые муж ее занимал во дворце, и уверяла всех, что никогда ничего не знает о том, что делается. Это не мешало ей, однако, всячески выдвигать мужа и интриговать против других. Сопровождая мужа во время путешествия великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Феодоровны по Европе в 1781 г., графиня не занимала официального положения в великокняжеской свите, в парадных случаях фрейлины Борщова и Нелидова имели первенство над графиней Салтыковой, «которая болезненна и мало выезжает», как писал Иосиф II своему брату, великому герцогу Тосканскому.
Близко знавший Салтыковых князь И.М. Долгоруков посвятил ей следующие строки в «Капище моего сердца»: «Графиня Салтыкова - прямо светлейшая дама, не по титулу одному, но по качествам души. Оставим ей некоторые женские странности и причуды, но она тверда в правилах, постоянна в отношениях и великодушна в поступках; основные свойства ее благородны, чувства возвышенны, характер мужествен». Очевидно, автор не считал противным в то время «великодушию» и благородству случай с крепостным ее парикмахером, которого графиня из опасения, чтоб он не разболтал, что она носит парик, три года держала взаперти в клетке у себя в спальне, выпуская только для причесывания. Когда несчастному удалось бежать, Салтыкова, боясь, что ее тайна откроется, стала требовать его розыска и обратилась даже к императору Александру. Государь, уже предупрежденный через полицию, приказал не разыскивать беглеца, а графиню успокоить официальным извещением, что парикмахер утонул в Неве.
Салтыкова была известна в свете своей оригинальностью, колким языком и смешными выходками. Прощаясь с женой графа П.А. Толстого, назначенного послом во Францию, она сказала ей: «Маша, жаль мне, что ты едешь в Париж: тебя французы одурачат. Поменьще с ними говори: они тебе об литературе, а ты им, почем рожь на болоте». Графиня достигла того, что весь свет, не исключая и великих мира, подчинялся ее странностям. Несмотря на звание статс-дамы, она почти никогда не ездила ко двору под предлогом, что «по слабости нервов не могла выносить запаха пудры и духов». Дома она подпускала гостей лишь на известное расстояние, причем отвратительные карлики жгли перед нею перья или мочалу; одевалась всегда по моде своей молодости и была разукрашена драгоценностями; она скопила мужу и детям огромный капитал. При своем уме и слабохарактерности мужа имела большое влияние на государственные дела; при дворе ее боялись, и она пользовалась правом всех бранить за все, что было сделано не по ней. Если верить князю Долгорукову, она скончалась «от беспрестанных волнений сердца, производимых неудачами политическими и в брани двора нашего с Наполеоном».

Усадьба Салтыковых была в с. Черкутино (ныне в Собинском районе), в нескольких километрах от Снегирево.
В 1800 году Снегирево приобретает князь Н.И. Салтыков, где начал обустраивать новую усадьбу на берегу реки Ворши. Местечко, где была основана усадьба, стало называться сельцом Снегиревым. В поместье Черкутино-Снегирево входили также деревни Наумовка, Бараши, Михальцево, Головеньки.


Усадьба Салтыковых до разрушения

Круглый зал

В 1804 г. был возведен небольшой усадебный дом и два миниатюрных флигеля, соединенных с ним низкой открытой колоннадой, была устроена домовая церковь в честь Положения Ризы Господней. Главный дом соединялся галереями с флигелями, которые, подобно главному дому, были увенчаны бельведерами. Из вестибюля на второй этаж главного дома вели две лестницы, обтекавшие цилиндрическое пространство, ограниченное восемью колоннами. Комнаты украшала орнаментальная роспись. В доме размещались коллекции предметов искусства, вывезенных владельцем усадьбы А.Д. Салтыковым из Индии и Персии.
Как гласит предание, все строения в усадьбе были возведены пленными итальянскими мастерами из кирпича местного снегиревского производства.
В имение Салтыковых были привезены из Польши семь семей на постоянное место жительства для работы в усадьбе, среди которых был Лев Ляхов, назначенный первым управляющим имением.
Появились хозяйственные постройки, каретный двор, оранжереи. Вокруг строений был распланирован обширный парк с двумя прудами.

После постройки Салтыковыми новой усадьбы в Снегирево, несколько черкутинских сельских строений были подарены церковному причту.
Наталья Владимировна умерла 7 сентября 1812 года. Погребена в холодной церкви с. Снегирево.

По легенде, основатель усадьбы Н. И. Салтыков, получив в бою смертельное ранение, дал обет построить храм. Произошло это в праздник Воздвижения Креста Господня.
До 1813 года Снегирево было сельцом и приходом принадлежало к церкви села Спасского—Савеловых. В 1813 г. владелец сельца князь Н.И. Салтыков построил новую усадебную Кресто-Воздвиженскую церковь с каменной колокольней, и при храме образовался приход; сельцо с этого времени стало называться селом Снегиревым. Первоначально церковь была только летней с тремя алтарями.
Первым священником в новооткрытом селе был некто о. В.Ф. Елецкий. С 1826 г. занял в Снегиреве место приходского священника зять Елецкого, о. А.И. Лебедев, прослуживший в Снегиреве до 1854 г.
К Крестовоздвиженской церкви была приписана домовая церковь князей Салтыковых. Ее престол был освящен в честь Положения Ризы Господней. Богослужение в ней совершалось только в храмовый праздник. Домовая церковь погибла вместе с усадьбой.
Церкви принадлежала деревянная часовня на кладбище, уничтоженная в советское время.
Князь именно Снегирево князь считал своим родовым гнездом, поэтому и завещал похоронить себя именно здесь.
Князь Н.И. Салтыков умер 16 мая 1816 г. в Петербурге. Воля князя была исполнена, после торжественного прощания в Петербурге с участием императора Александра I, тело князя было привезено в Снегиревр, где он и был погребен 24 мая 1816 г. в холодной церкви.
Склеп церкви стал местом фамильного захоронения князей Салтыковых. Здесь похоронен князь Н.И. Салтыков с супругой, его сын С.Н. Салтыков и внук А.Д. Салтыков с супругой. Ныне сохранился лишь цоколь от захоронения князя А.Д. Салтыкова, скончавшегося в 1859 г. В 1920-х гг. гробы с телами покойных Салтыковых были выкрадены из склепа.

Сергей Николаевич Салтыков

При рождении Сергей Салтыков был зачислен прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк, в январе 1787 г. произведен в подпоручики, в январе 1788 г. - в поручики. Получил хорошее домашнее образование; гувернером к нему и его старшему брату Александру был определен француз Ш. Массон (издавший впоследствии «Секретные записки о России»), уроки артиллерии и фортификации давал поручик А.А. Аракчеев, начавший при поддержке отца Сергея Николаевича свою блестящую карьеру. В марте 1790 г. С.Н. Салтыков пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора с оставлением в полку. В январе 1791 г. произведен в капитан-поручики, а в январе 1794 г.- в капитаны. В ноябре 1796 г., через несколько дней, по вступлении на престол Павла I, пожалован в действительные камергеры. В ноябре 1798 г. произведен в тайные советники, а в декабре того же года пожалован командором ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийский орден). В марте 1799 г. назначен шталмейстером двора великой княжны Марии Павловны.
В марте 1807 г., в царствование Александра I, назначен сенатором; присутствовал в 1-м Департаменте, а с апреля 1811 г. - во 2-м отделении 5-го Департамента Сената. В 1811 г. назначен членом комитета, учрежденного при Сенате для уравнения польских чинов с российскими. В мае 1815 г. определен членом комитета для разбора откупных недоимок, накопившихся во время нашествия французов в Россию, чумы и других бедствий. В августе 1823 г. назначен членом Государственного совета по Департаменту государственной экономии. В феврале 1823 г. определен членом комитета по постройке Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. В июле 1824 г. назначен почетным членом совета Императорского человеколюбивого общества. В декабре 1824 г. ему повелено быть членом комитета, учрежденного при Государственном совете под председательством министра финансов для определения особенных экзаменов по разным родам службы. В июне-июле 1826 г. входил в состав Верховного уголовного суда по делу декабристов. В октябре 1827 г. получил чин действительного тайного советника. За службу удостоен высших российских орденов, до ордена Святого Александра Невского включительно. Скончался в Санкт-Петербурге на 52-м году жизни в 1828 году. Похоронен в крипте Крестовоздвиженского храма с. Снегирево.
От брака с княжной Екатериной Васильевной Долгоруковой (1791-1863), дочерью действительного тайного советника В.В. Долгорукова, получившей придворное звание статс-дамы, детей не имел.

В 1829 году рядом с храмом, в память князя С.Н. Салтыкова, был установлен обелиск в виде четырехгранной пятичастной усеченной пирамиды из двухцветного гранита (коричневый с черным вкраплением), изготовленный в мастерской М.С. Анисимова в Санкт-Петербурге. Обелиск С.Н. Салтыкова сохранился.


Обелиск в память младшего сына председателя Государственного совета и Комитета министров, генерал-фельдмаршала Николая Ивановича Салтыкова, светлейшего князя Сергея Николаевича (1776-1828), действительного тайного советника с 1827 г.

Алексей Дмитриевич Салтыков

В усыпальнице похоронен также сын действительного камергера, который «не мог заниматься деятельною службой по нездоровью» князя Дмитрия Николаевича Салтыкова (1767-1826, старший брат князя Сергея) и его супруги Анны Николаевны (1776-1810, урожденной Леонтьевой), князь Алексей Дмитриевич Салтыков (1806-1859), писатель, художник, путешественник, прозванный за пристрастие к Индии и англичанам «индийцем» и англоманом. Алексей Дмитриевич Салтыков родился в Петербурге 1 февраля 1806 г. Получив домашнее воспитание, 11 декабря 1823 г. поступил на службу актуариусом Государственной Коллегии иностранных дел, 22 августа 1826 г. пожалован званием камер-юнкера; в том же году, 9 ноября, откомандирован для особых поручений к статс-секретарю Д.Н. Блудову.
После короткой отставки 1 октября 1828 г. князь Салтыков был назначен состоять при А.П. Бутеневе, тогда поверенном в делах в Константинополе, а через полтора года (3 января 1830 г.) перевелся в Грецию по особым поручениям к графу Панину; вскоре же, перемещенный в ведомство Азиатского Департамента, определен секретарем миссии в Греции, где оставался до 1831 г. Пробыв недолго при посольстве в Лондоне (с 22 ноября 1832 г.), князь Алексей Салтыков по собственному желанию перевелся во Флоренцию (14 февраля 1834 г.), а за упразднением там миссии определен к миссии же в Рим (26 февраля 1836 г.). Наконец, 7 августа 1838 г. он был послан в Тегеран, откуда вернулся в Петербург 4 мая 1839 г. и был отправлен курьером в Лондон. Но уже 3 октября 1840 г. князь А.Д. Салтыков, никогда не имевший влечения к дипломатии, по прошению был уволен от службы с чином надворного советника. Имея с самого детства страсть к путешествиям, которая еще более развилась в нем за время служебных перемещений, и обладая притом значительными средствами (3.500 душ в Юрьевском, Покровском и Владимирском уездах Владимирской губернии), Салтыков всегда мечтал совершить путешествие по Востоку.
Это желание ему удалось исполнить в конце 1838 г., когда он получил назначение в Персию. Отправившись на место своего нового служения через Кавказ, Салтыков прожил до мая 1839 г. в Тегеране, наблюдая и записывая нравы и образ жизни населения. Свои впечатления, занимательно описанные, Алексей Дмитриевич напечатал в 1849 г. в Москве под заглавием «Путешествие в Персию», с портретом Насср-Эддина (тогда персидского наследника), сделанным им самим с натуры. Описание этого же путешествия, изданное в Париже на французском языке, выдержало три иллюстрированных издания (1851,1853 и 1854 гг.) и, кроме того, было дважды издано в Варшаве, в переводе с французского языка на польский. В 1841-1843 гг. князь совершил свое первое путешествие по Индии, описание которого печаталось в отрывках в «Москвитянине» в 1849 г., затем издано на французском языке в Париже в 1851 г. с прекрасными рисунками самого Алексея Дмитриевича. В 1845-1846 гг. князь совершил еще одно путешествие в эту страну, проведя все время в беспрерывных поездках по южной и средней Индии и осмотрев много мест, которых не удалось видеть в первое путешествие; при этом он по целым месяцам проживал в Калькутте, у вице-короля.
Повествование об этом, чрезвычайно живо составленное, появилось сперва в Париже в 1848 г., с рисунками самого князя, и вышло вторым изданием там же в 1850-1852 гг. На русском языке этот труд, но без рисунков, был в 1851 г. издан в Москве, в переводе Л.А. Мея, под заглавием: «Письма об Индии». Рассказ веден в виде переписки и в живом и увлекательном изложении дает ряд очерков, проникнутых тонкой наблюдательностью и дающих верную оценку внутреннего состояния описываемой страны, уже тогда угнетенной англичанами. В 1853 г. князь А.Д. Салтыков издал в Париже, потратив на это огромные деньги, художественно исполненные снимки со своих рисунков, представляющих типы жителей.
Последнее годы жизни князь проводил в поездках по Европе. В домашней обстановке он всегда отличался некоторой эксцентричностью, ходил в персидском или индийском костюме (откуда и его прозвище «индиец»). За ним закрепилась слава большого оригинала, ведущего необычайный образ жизни: он не выезжал в свет, ел раз в день, «из подражания персам ужинал бараниной с рисом», по вечерам любил играть на фортепьяно Бетховена, не терпел охоты и грубых забав. Его квартира всегда представляла собой целый музей редкостей и была обставлена по-восточному. Собранная им коллекция индийского оружия ныне находится в Эрмитаже. Жил он везде отшельником, по целым дням занимаясь живописью, к которой имел большую любовь, и приглашал к себе в дом только хороших рисовальщиков, так как и сам был не из последних. По отзывам лиц, его знавших, князь Салтыков «принадлежал к числу редких людей, одаренных приятным характером, без малейшей гордости и шарлатанства и сверх того скромностью», в обращении с другими был всегда чрезвычайно мягок, ласков и предупредителен. Скончался Алексей Дмитриевич в 1859 году в Париже, но погребен тоже в родовой усыпальнице в Снегиреве.


В оранжереях выращивали персики, лимоны и экзотические даже в наши времена померанцы (гибриды помело и мандарина). По некоторым источникам в XIX веке фрукты из Снегирева поставлялись даже в магазины купца Елисеева.
Из воспоминаний жительницы села Снегирева Веры Ивановны Разговоровой: «оранжереи были отапливаемые, но как была устроена система отопления, узнать не удалось».
Усадьбу окружал обширный пейзажный парк, в основном состоявший из лип и хвойных деревьев, склон к реке был украшен великолепным каскадом малых прудов. Верхний соединялся через протоки и пять меньших прудов с самым большим прудом – Нижним.
В первой половине XIX века с западной стороны Крестовоздвиженской церкви была построена богадельня для одиноких и престарелых прихожан и церковнослужителей. На их содержание князь Николай Иванович Салтыков положил достаточную сумму в опекунский совет.
Здание богадельни сложено из кирпича и покрыто двухскатной кровлей. Главный восточный фасад – трехчастный, средняя треть выделена декоративным портиком в 6 пилястр. Угловые пилястры «рустованы». Оконные проемы в торцах здания выделены «рустованными» арками. Памятник представляет собой яркий пример архитектуры эпохи классицизма. Сегодня здание богадельни используется Подворьем Александровского Свято-Успенского женского монастыря под трапезную и кельи.


Ворота парадного двора. Нач. ХХ века.

«Дом князя—помещика стоял в селе (Черкутино) особняком, окруженный искусственными прудами, оранжереями, громадным фруктовым садом и дальше березовыми рощами. Помню, что оранжереи после эмансипации (1861 г.) стали приходить в упадок. В 1865 году я уехал на службу и что сталось с великолепной в свое время помещичьей усадьбой — не могу сказать.
С приездом князя в Черкутино устраивалось народное гулянье. Заранее варились бочки прекрасного пива, выкачивалось несколько бочек зелена — вина, закупались ящики бакалеи конфет и пряников, — и все это добро предлагалось народу, который на этом пиру, в присутствии князя, против его дома пел и шумел, весело справляя приезд своего отца—помещика. Поживши с неделю в Черкутине, князь переезжал в другое поместье — село Снегирево, верстах в 7-ми от Черкутина. И там устраивался народный праздник. Вообще приезд князя в вотчину оставлял в населении самое лучшее воспоминание» (см. Воспоминания студента 1850-1864 гг. И.И. Архангельский).


Крестовоздвиженский храм в селе Снегирево

По смерти А.И. Лебедева в 1854 г., место священника в с. Снегиреве было оставлено за сыном его Алексеем Алексеевичем Лебедевым.
Алексей Алексеевич Лебедев родился 2.02.1836 г. в с. Снегиреве. В 1856 г., по окончании полного семинарского курса, Алексей Алексеевич Лебедев был рукоположен во священника в Село Снегирево.
В 1872 г. утвержден в должности церковного старосты кр. П. Иванов. В 1872 г. объявлена благодарность Его Высокопреосвященства: Прихожанам сел: Калмани и Снегирева, Юрьевского уезда, за пожертвование первыми 325 руб. на позолоту иконостаса и последними тоже 325 руб. на живописное росписание и церковному старосте села Снегирева Петру Иванову за написание в приходском храме картин с пожертвованием на это 175 руб.
В 1873 году о А.А. Лебедев сделан Благочинным, каковую должность и проходил он по 1895 год, всего 22 года.
В 1879 году был пристроен теплый храм (зимний придел) с престолом — в честь Покрова Пресвятой Богородицы (см. Статистические сведения о количестве проповедей за 1873 г. во Владимирской епархии).
В 1880 г. обявлено благословение Божие и благодарность Преосвященного Феогноста, Епископа Влад. и Суздальского священнику с. Снегирева Алексею Лебедеву с братьями, за пожертвование на устройство теплого храма в означенном селе 500 руб. В 1880 г. изявлена признательность Епархиального Начальства благочинному, села Снегирева, юрьевского уезда, священнику Алексею Лебедеву с подведомственным духовенством и церковными старостами — 80 руб. 15 коп.
Убийство императора Александра II 1 марта 1881 года. По словам священника села Снегирева А. Лебедева: «известие о кончине ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА произвело на прихожан потрясающее действие, простой народ к злодеям относится с омерзением; при совершении панихиды все покупали свечи и молились с ними без всякого внушения; во время речи и при возглашении вечной памяти все плакали навзрыд».
В 1881 г. изъявлена признательность Братства за выдающуюся деятельность по внебогослужебным собеседованиям и по распространению духовно-нравственных сочинений в народе села Снегирева о. Алексею Лебедеву.
Алексей Лебедев; награждены Святейшим Синодом ко дню св. Пасхи в 1883 году наперсным крестом, от Святейшего Синода выдаваемым. В 1883 г. награжден орденом св. Анны 3-й степени.
В 1887 г. в Снегиреве была открыта церковно-приходская школа, размещавшаяся в доме князей Салтыковых.
В 1887 г. преподано благословение Святейшего Синода, без грамоты, церковному старосте с. Снегирева, юрьевского уезда, крестьянину Ивану Яковлеву.
В 1888 г. объявлена признательность Епархиального Начальства Снегиревской церковно-приходской школы помощнику учителя Александру Пятницкому.
8 марта 1892 г. пополнилось 50-лет служения в иерейском сане священника села Черкутина, Николая Козмича Смирнова. После причастного стиха говорил слово прибывший во время литургии протоиерей с. Снегирева А. Лебедев. В этом своем слове проповедник, между прочим, указал на личность юбиляра, как на истинного крестоносца по пастырству и по семейной жизни. По окончании литургии, служившее оную духовенство, протоиерей с. Снегирева и еще двое священников, прибывших во время литургии, вышли на молебен. Но прежде, чем начато было служение молебна, пред лицо юбиляра вышел благочинный, протоиерей Лебедев, и сказал приветственную речь.
Евфимий Артемьевич Нарциссов родился ок. 1798 г. Окончил ВДС в 1822 г. по 2 разряду 54-м учеником, с 1822 г. – свящ. в с. Рюминское Александр. у., с 1839 г. – с. Ундола Владимир. у., с 1876 г. – за штат. Умер 19.07.1889 г. "от престарелости" 93-х лет от роду в селе Снегиреве Юрьевского уезда, где жил у дочери и зятя-священника. Погребен при церкви на южной стороне алтаря. Супруга его Агафья Ильинична погребена тоже в Снегиреве у храма († до 5 февраля 1879 года). Дочь их Елисавета в 1856 г. вышла замуж за студента ВДС Алексея Алексеевича Лебедева р. 2.02.1836 г. в с. Снегиреве.
В августе 1895 г. о протоиерей А. Лебедев, надумав устроить свою дочь, место священника уступил зятю Иоанну Ив. Ключареву и за увольнением за штат оставил должность Благочинного.
Чествование духовенством VII Юрьевского округа бывшего своего благочинного протоиерея о. А.А. Лебедева. «Должность Благочинного весьма трудная и ответственная. Но несмотря на это, о. протоиерей с честью и пользой для духовенства проходил должность Благочинного в течении 22 лет. Он, как любящий отец, заботился о благе вверенного ему духовенства. В своих отношениях к нему он всегда отличался прямотой, бескорыстием, простотой, общедоступностью и редким умением всех направлять к добру. Об о. протоиерее можно без преувеличения сказать, что он правил делом Божиим, как учил делать его Св. Апостол: «непринужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия; и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1 Петр. V, 2, 3). Всем этим о. протоиерей стяжал себе от вверенного ему духовенства всеобщую любовь и сердечную признательность. Поэтому когда о. протоиерей оставил должность Благочинного, то духовенство всего округа пожелало почтить его за 22 летнюю благочинническую службу поднесением ему благодарственного адреса и золотого, с украшениями, наперсного креста. Испросив предварительно разрешение Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Владимирского и Суздальского, духовенство избрало день для торжественного поднесения адреса и креста. Таким днем было назначено 27-е число мая 1896 года.
Накануне торжества совершено было всенощное бдение Святителю Алексию, Митрополиту Московскому и всея России чудотворцу. В день самого торжества, т.е. 27-го мая, в восемь с половиной часов начался благовест к Божественной литургии, а в девять часов прибыл в храм виновник торжества и здесь был встречен всем собравшимся духовенством, во главе с о. Благочинным священником А. Виноградовым. Литургию совершал сам о. протоиерей в сослужении четырех священников и двоих диаконов. Храм был переполнен молящимися, собрались сюда не только прихожане села Снегирева, бывшие духовные дети о. протоиерея, но и все, так или иначе знавшие его, из соседних приходов, Черкутинского, Спасского и Новобусинского. За литургией, вместо причастного стиха, священник о. И. Афонов произнес приличное случаю слово.
По окончании Божественной литургии, от лица духовенства прочитан был о. протоиерею Лебедеву адрес, следующего содержания:
«Ваше Высокопреподобие, многоуважаемый о. Протоиерей! Вам угодно было в августе месяце 1895 г. просить Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Владимирского и Суздальского об увольнении вас от обязанностей приходского пастыря и о сложении вместе с сим должности ведомственного благочинного. Когда слухи об этом дошли до нас, то нам долго не верилось, чтобы вы, действительно, имели серьезное желание переменить многополезное служение приходского пастыря и видное положение начальника на незаметную и скромную долю заштатного священнослужителя. Но последовавшее на прошение ваше соизволение Его Высокопреосвященства, объявленное официальным порядком, заставило нас всех невольно увериться в том, чему так не хотелось верить, и пробудило в нас искреннее сожаление.
В продолжении 22 лет вы проходили должность благочинного со всегдашнею внимательностью к своему делу и исполнительностью и служили для нас в этом отношении образцом, достойным подражания. Ваша разумная требовательность, чтобы мы неуклонно исполняли свой долг, постоянно поддерживала нас на высоте пастырского служения. Во все время служения вашего в должности Благочинного мы видели в вас не только начальника, поставленного наблюдать за нами, но и старшего собрата, готового своими мудрыми советами и наставлениями во всем помогать нам и выводить из разных затруднений. Мы настолько привыкли верить вам, как опытному и разумному советнику, что при всех своих недоумениях и тревогах по службе, прибегали к вашему руководству, и всегда уходили от вас с спокойной душой. Ваша, наконец, приветливость и добродушие настолько были нам известны, что мы, не стесняясь, обращались к вам со всеми нашими нуждами по делу службы, так как дом ваш открыт был всегда, рано и поздно, для всякого из нас.
Вменяя себе в священную обязанность изъявить вам наше глубокое сожаление, по случаю оставления вами должности нашего опытного и разумного руководителя и ближайшего начальника, мы, с разрешения нашего Архипастыря, собрались сюда выразить вам нашу душевную признательность и благодарность за все труды, понесенные вами в продолжении 22-х-летнего прохождения должности Благочинного, и за ваши отеческие к нам отношения, и просим вас верить, что мы сделали это по чувству искреннего расположения к вам, как к бывшему нашему доброму и мудрому начальнику, вполне заслужившему право на нашу любовь и благодарность. Во имя этой любви и благодарности мы приносим вам от нашего усердия в дар сей Животворящий Крест Господень и молим милосердного Господа, да продлит Он дни вашей жизни во здравии и благополучии на многая лета».
По прочтении адреса, сказана была речь Благочинным, священником А. Виноградовым. Упомянув о том, с каким единодушием откликнулось все духовенство округа на предложение поднести адрес и крест бывшему начальнику, о. А. Виноградов продолжал так: «душевно радуюсь, что сегодня открылся благоприятный случай высказать вам глубокую благодарность за те неизменно добрые отношения, которые вы имели ко всем нам в бытность начальником нашим. Просим вас верить, что ваш образ никогда не изгладится из нашей памяти. Вы привлекали наши сердца многими качествами своей души: кротостию и снисходительностию, добросердечием и благожелательностию, постоянством труда и неутомимостию, опытностию и распорядительностию. Но не забыть нам никогда особенно вашей ревности, с которою вы отстаивали нашу честь и ограждали наше спокойствие среди разных неблагоприятных для нас обстоятельств. Все мы видели, как дороги были для вас наши интересы и как вы умели, часто в ущерб собственному душевному спокойствию, защищать их. Не забыть нам и того, как вы, привлекая всех к себе, сумели объединить нас во всеобщей любви. Всем этим вы и стяжали нашу искреннюю благодарность. В изъявление сей благодарности признательное духовенство почтительнейше и просит вас, досточтимейший о. Протоиерей, принять от него Животворящий Крест. Да послужит он наглядным и памятным выражением нашего глубокого уважения, нашей искренней любви и глубокой признательности к вам и да пребудет он навсегда залогом нашего единения с вами».
О. протоиерей принял крест из рук священников и возложил его на себя. Поблагодарив затем духовенство за поднесенный дар, о. протоиерей обратился к присутствовавшим с речью. Обозревая долголетний труд своего служения, о. протоиерей, прежде всего, счел своим священным долгом испросить прощение у тех, кого он мог обидеть словом или делом, по неведению или слабости человеческой, а затем он остановился в своей речи на разъяснении тех побуждений, по которым он оставил должность приходского священника и окружного благочинного. В объяснение побуждений к оставлению должности приходского священника, о. протоиерей, указав на свой шестидесятилетний возраст, сказал, между прочим, следующее: «я счел своим нравственным долгом заменить себя молодым родственным лицом, которое, по смерти моей, было бы молитвенником пред престолом Божиим о мне самом и о моих предках, родителях и детях, почивающих при здешнем приходском храме. Здесь покоится прах моего деда и отца, которых место я заступил; здесь погребены мои бабушки, тесть и теща; здесь же покоятся мои братья и сестры, мои дети и внучата. Для того, чтобы эти дорогие мне могилы не остались после меня без призора, я и счел за необходимое определить к ним нового назирателя и вместе с сим устроить, при родных могилах, и свою родную дочь. Это главная и существенная причина моего поступления в заштат и оставления благочиннической должности».
В разъяснение побуждений к оставлению должности Благочинного о. протоиерей указал на разные трудности, соединенные с этою должностью, неудобоносимые особенно для старца, на многообразные беспокойства и тревоги, на многочисленные поводы к столкновениям и неприятностям, на возможность даже искушений духом самомнения и превозношения. В заключение своей речи о. протоиерей, между прочим, сказал: не все же мне судить, да рядить людей, пора по строже поглядеть и за собой. Вместо должности приходского священника и окружного благочинного, я решил в настоящее время ограничиться скромною долей учителя церковно-приходской школы, чтобы мне не скучать без дела и не быть бесполезным членом общества. Посему душевно прошу всех вас не считать меня за воина, убегшего с поля брани, а видеть во мне крестоносца, донесшего возложенное на него тяжелое бремя до назначенного ему места, и далее трудящегося лишь над тем, что соответствует силам.
После этой речи совершено было всем собором духовенства благодарственное Господу Богу молебствие, а по окончании его провозглашены были многолетия: Императору, Императрицам, Наследнику Цесаревичу и всему Царствующему Дому, Святейшему Синоду и Высокопреосвященнейшему Архиепископу Сергию; глубокоуважаемому и всеми любимому о. протоиерею и всему духовенству округа. По своему смирению и свойственной ему простоте, о. протоиерей отклонил торжественные проводы его из храма до дома, а пригласив всех священно-церковно-служителей. принимавших участие в торжестве, в квартиру своего зятя, отправился, как старший брат среди младшей братии, разделить, может быть, в последний раз братскую скромную трапезу. Этим и кончилось торжество.
С. А. К-ъ» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 8-й. 1897 г.).
Уроженец с. Снегирево Василий Лебедев в 1912 г. был зачислен матросом на корабль "Святой Фока", который под командованием известного отечественного мореплавателя Георгия Седова отправился исследовать Центральную Арктику и сделал попытку добраться до Северного полюса.

В 1898 г. Его Высокопреосвященства преподано благословение прихожанам села Снегирева, за пожертвование 300 руб. на окраску и обелку приходского храма.
23-го февраля 1899 г. уволен за штат псаломщик диакон села Снегирева, Василий Грандицкий.
В церкви три престола: в настоящей холодной — в честь Воздвижения Креста Господня и в приделах: в честь Св. Живоначальной Троицы и в воспоминание Сошествия Св. Духа на Апостолов; в теплом храме — в честь Покрова Пресвятой Богородицы. [1]
Копии метрических книг хранились в целости с 1814 г. и исповедные росписи с 1828 года. Опись церковного имущества составлена в 1869 году. Земли при церкви не имелось, кроме усадебной в количестве двух десятин, а вместо земли пахотной и сенокосной члены причта получали от князя Салтыкова ежегодно 200 рублей руги. [1]
Причт: священник и псаломщик. На содержание причта получалось: 200 р. руги, 38 р. 36 коп. процентов с церковного капитала и за требоисправления 400 р., а всего в год до 639 рублей. Причт жил в домах каменных, построенных князем Салтыковым. [1]
Приход составляли: село Снегирево и деревни: Морино, Михальцево, Бараши, Наумиха, Головеньки и Крутово; расстоянием от церкви деревни не далее двух верст. Дворов в приходе 160; в 1897 г. душ мужского пола 512, а женского пола 586 душ. [1] Церковь представляет собой редкий тип храма – трехнефную базилику. Центральный неф вытянут с запада на восток. С востока вход в крипту под алтарем, в усыпальницу Салтыковых. Над центральным трансептом возвышается круглая одноярусная башенка колокольни. Церковь сложена из кирпича. В интерьере храм четырехстолпный, своды центрального нефа кирпичные, боковые нефы имеют плоские перекрытия.
Существенная особенность храма, единственного в своём роде, заложена при строительстве его под колокола. Таким образом венчает основной объем церкви не ожидаемая по стилю ротонда и не восьмерик, а небольшая колокольня с настоящими колоколами.
В 1910 г. преподано Архипастырское благословение: личному почетному гражданину Григорию Феодорову Ноготкову за бесплатную работу по устройству новой колокольни в с. Снегиреве; личному почетному гражданину Григорию Феодорову Ноготкову за бесплатную работу по устройству новой колокольни в с. Снегиреве, Юрьевского уезда; крестьянину дер. Венков Михаилу Иванову Яковлеву за пожертвование цементу на тот же предмет на 400 руб.; крестьянской вдове д. Венков Евдокии Яковлевой за пожертвование на тот же предмет — 150 рублей; церковному старосте с. Снегирева, Юрьевского уезда, кр. дер. Венков Василию Иванову Яковлеву за бесплатный отпуск продовольствия рабочим по постройке той же колокольни — на 75 руб.


Крестовоздвиженский храм

24 ноября 1910 года умер о. протоиерей села Годунова, Александровского уезда, Николай Иоаннович Святухин. Крестный сын покойного, священник села Снегирево, о. И. Ключарев в своем сыновнем слове вспомнил дни своей ранней юности и доброе расположение к нему усопшего благодетеля — крестного отца и хлебосола, всегда сопровождаемое материальной помощью.

В начале XX века потомки князя Николая Ивановича потеряли к усадьбе интерес и ее продали в 1916 г. товариществу заводов А.Г. Кольчугина.
«Впервые для детей рабочих нашего города был открыт оздоровительный лагерь летом 1919 года. В нем жило около 80 мальчиков и девочек. Организатором его являлся отдел просвещения уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Лагерь находился в селе Снегиреве и располагался в бывшем помещичьем доме.
Вместе с городскими ребятами жил здесь и я. Время было тяжелое и тревожное. По округе бесчинствовали еще недобитые в уезде банды дезертиров, скрывавшихся в лесах. Помню к нам в лагерь приезжал отряд красноармейцев. В тот же день вечером мы слышали частые выстрелы в соседнем лесу. А к утру следующего дня группа дезертиров была уже арестована.
В лагере с нами проводилась культурно-воспитательная работа. Участвовали мы и в посильном труде. Обслуживающего персонала было очень мало. Поэтому ребята все делали сами: носили воду, заготавливали дрова, работали на кухне, мыли полы. В общем, следили за чистотой и порядком в жилых помещениях и на территории лагеря. И, конечно, любили петь песни, участвовать в различных самобытных играх, ходили в лес, на речку. Воспитателями были учителя. Часто навещали нас представители из укома комсомола.
Наш лагерь по существу был в районе первым предшественником сегодняшних пионерских лагерей. Ф. ВИКУЛОВ, пенсионер, г. Юрьев-Польский» (За коммунизм, 26 октября 1978 г., № 128).
К 1928 году большинства старинных построек уже не существовало. Полностью, до фундаментов, были разрушены главный дом, деревянная часовня при кладбище, ограда храма и прочие кирпичные и деревянные постройки, вскрыты и разграблены гробницы покоившихся в крипте под алтарем.
В 1930-х годах здесь был основан колхоз «Крепость труда». Он, по рассказам местных жителей, пытался наладить производство кирпича, но производство было запрещено властью. И для ремонта школы и других зданий стали отбивать кирпич из недостроенной колокольни.

Дом священника стоял в селе. В. Солоухин вспоминал из детства: «В... Снегиреве жил некогда священник отец Иван, известный своей начитанностью, образованностью и, как сказал бы теперь, широтой взглядов. Впрочем, убеждения его были тверды. Рассказывают, будто его принуждали отказаться от священства, но он ответил, что, однажды приняв сан, он его с себя добровольно не сложит.
Я в детстве раза два видел отца Ивана. В памяти остались белоснежная, как у деда-мороза, борода и очки с синими стеклами. А еще остались фраза и жест отца Ивана: он показал на портрет Сталина, висевший у него на стене и странным образом соседствующий с иконами, посмотрел на него и заявил: Вот, люблю за размах! В комнате было трое: отец Иван, мой отец, крестьянин, никогда политикой не интересовавшийся и вряд ли оценивший декларацию радушного хозяина дома, и я, мальчик лет семи, однако же вот запомнивший и белую бороду, и синие очки, и портрет, и саму интонацию, с которой были произнесены слова».
В доме священнослужителей родился участник экспедиции лейтенанта Г. Седова на Северный полюс (22 марта 1912 г. старший лейтенант Георгий Яковлевич Седов приступил к организации первой русской экспедиции к Северному полюсу.) - Василий Лебедев.
Сергий Евгеньевич Андреев (1902-1991) родился в г. Владимире. Отец его был полковником Царской армии. У Сергея были старшие братья Иван и Евгений. Евгений - поручик 10-го Гренадерского малороссийского полка, погиб в 1915 г. До революции Сергей учился в классической гимназии, окончил 5 классов, после революции доучивался в советской школе. С 1919 г. работал во Владимире в Губсовнархозе, в 1920-1921 гг. учился в военной радиошколе, в 1922-1923 гг. работал в Губпросветсовете. Женился на Зинаиде Алексеевне Крыловой. В конце 1923 г. был посвящен в священники обновленческим епископом Лавровым. С 1924 по 1925 г. служил в с. Оликове, с 1925 по 1929 г. - в с. Кистыш, с 1929 по 1932 г. - в Волосове, с 1932 по 1940 г. - в Ставрове. В мае 1940 г. ушел за штат. В 1943-1945 гг. был на трудовом фронте и в Красной армии. В 1945 г. принят в общение Русской Православной Церковью и назначен священником к церкви с. Снегирево, где служил до 1980 г. В 1933 г. награжден набедренником, в 1936 г. - скуфьей, в 1950 г. - наперсным крестом, в 1970 г. - крестом с украшениями, в 1975 г. - митрой. В 1980 г. вышел за штат и переехал к дочери в д. Рукав, где и жил до своей кончины в 1991 г.
Церковь хотя и не закрывалась, но значительно обветшала за десятилетия, когда планомерно ремонт было вести невозможно.
В начале 90-х годов XX в. силами прихожан был проведен капитальный ремонт храма и реставрация стенописи.
В 1993 г. Крестовоздвиженский храм и здание богадельни переданы в качестве подворья Свято-Успенскому женскому монастырю г. Александрова.
В 2003 году построена часовня, освященная в честь Жен-мироносиц.
Религиозная Организация "Архиерейское Подворье Крестовоздвиженского Храма села Снегирево Кольчугинского района Владимирской области Владимирской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)" зарегистрирована 3 июня 2016 г.
Настоятельница - Беликова Елена Анатольевна.


Часовня Жен-Мироносиц. Фото Геннадия Халтурина.


Часовенный столб на погосте Снегирево

Около храма было несколько святых источников. У верхнего дворцового пруда имеется целебный источник, который сохранился по настоящее время — «Глебов колодец» (Борисоглебский источник), освященный в честь благоверных князей Бориса и Глеба.
Старожилы рассказывали, что недалеко от церкви бил еще один родник. Он существовал с давних пор, но в годы лихолетья был заброшен и потерялся, вода что называется «уходила».
Потомки Льва Ляхова в наше время оставили заметный след в истории храма. Александра Федоровна Ляхова была старостой Крестовоздвиженской церкви на протяжении 35 лет. Ее внук Сергей Малютов, зная по рассказам предков о святом источнике, задался целью найти его. Сам он вспоминает, что в течение трех лет с молитвой на устах «Богородице Дева, радуйся...» искал источник. Его терпение, настойчивость и молитвенные труды увенчались успехом. Впервые после трех лет он увидел едва заметное течение воды под холмом. Еще четыре года ушло на восстановление источника и благоустройство, в котором ему помогали жители села Снегирева Владимир Смыгин, Николай Кузнецов и Роман Кузьмин. Приходилось снимать верхний слой земли, делать траншею, использовали мощную технику и современные материалы. Источник находится у подножия возвышенности, на которой стоит Крестовоздвиженский храм. К роднику сделали деревянную лестницу, чтобы было удобно спускаться с холма.
В Навечерие Богоявления (то есть в Крещенский сочельник) в храме священник Иоанн Лаврик совершил Великое освящение воды, а затем по древнему обычаю Крестный ход прошел от церкви до возрожденного источника. Такие молитвенные шествия в праздник Богоявления раньше назывались Крестный ход «на иордань», когда совершалось освящение воды в проруби или в колодце.
Обновленный родник, по желанию благотворителей и по благословению Высокопреосвященного митрополита Евлогия, в 2017 году был освящен во имя святой мученицы Александры Анкирской. Эта святая дева приняла исповедническую смерть за Христа в конце III века.
Затем на источнике было совершено водосвятие, и все могли набрать святой крещенской воды, умыться из этого древнего, но юного родника.


Глебов колодец в окрестностях Крестовоздвиженского храма. Фот. Балашов Василий Васильевич

Родник св. муч. Александры Анкирской


Руины усадебного дома

Прекрасный ранее парк был запущен, зарос и наполовину высох верхний пруд. Сохранилась аллея вдоль дороги с севера на юг из села Снегирево через реку Воршу и группы посаженых деревьев с запада от аллеи. Парк занимает территорию в границах: с севера – река Ворша, с юга – полевая дорога на село Снегирево, с запада – река Медведка, с востока – граница Собинского района (лесная тропа).
В западной части парка, ближе к его краю (р. Ворше) устроено кладбище, ныне действующее.
В 1961 г. Владимир Солоухин писал: «Село это растянулось вдоль речки в низине. Окнами оно смотрит на высокий холм, заросший елями. На макушке холма выглядывает из елей небольшая колоколенка. Издали можно подумать, что деревья подступают вплотную к церкви, но когда подъедешь ближе, оказывается, что вокруг церкви есть просторная поляна и даже запущенный липовый парк. На поляне в нескольких местах проглядывают из крапивы, из мелкого кустарника розоватые груды щебня. Здесь стояла усадьба князей Салтыковых с прекрасным дворцом, с флигелями, конюшнями и даже с оранжереей».
От всей усадьбы, кроме церкви и парка, осталась одна богадельня. В одной половине этого кирпичного дома полвека находилась сельская начальная школа, в другой половине работала библиотека. В 1988 году недавно образованный Павловский сельский совет продал здание церковной общине. Здание дважды претерпевало пожары. После последнего пожара, который случился в 1993 г., кровля и интерьеры были восстановлены.
В 2011 году на территории обители был создан музей, основная экспозиция которого посвящена роду Салтыковых и истории Крестовоздвиженского храма с 1813 по 1980 год.

Источники:
1. Добронравов, В.Г. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии / В.Г. Добронравов, В.М. Березин. – Владимир, 1893. – Вып. 1. – С. 141-144.
Барашев М. А. Усадьбы Салтыковых в селах Черкутино и Снегирево // Дворянские усадьбы Владимирского края : страницы истории / редкол.: А. И. Скворцов, М. А. Барашев, Л. Г. Гужова, В. А. Черничкина. – Владимир : Транзит-Икс, 2011. – С. 238–243.
Чижков А. Б. Владимирские усадьбы : каталог с картой расположения усадеб / А. Б. Чижков, Е. А. Графова ; Ком. по туризму Администрации Владим. обл., Неком. партнерство «Рус. усадьба». – М. : Русская усадьба, 2015. – С. 53-54.
Добронравов, В.Г. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии / В.Г. Добронравов, В.М. Березин. – Владимир, 1893. – Вып. 3. – С. 523-525.
Ганцева, П. Усадьбы – в моде / П. Ганцева // Владимирские Ведомости. – 2015. – 29 января. – С. 4-5.
Граф Салтыков Иван Петрович - Наместный Владимирский генерал-губернатор (1784—1787)
Село Черкутино
Категория: Кольчугино | Добавил: Николай (02.04.2018)
Просмотров: 2023 | Теги: Юрьевский уезд, кольчугинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru