Главная
Регистрация
Вход
Среда
26.01.2022
10:42
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1444]
Суздаль [439]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [468]
Музеи Владимирской области [62]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [242]
Судогодский район [111]
Москва [42]
Петушки [163]
Гусь [179]
Вязники [325]
Камешково [112]
Ковров [412]
Гороховец [127]
Александров [277]
Переславль [115]
Кольчугино [96]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [65]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [116]
Писатели и поэты [163]
Промышленность [106]
Учебные заведения [146]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [57]
Муромские поэты [6]
художники [43]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2067]
архитекторы [10]
краеведение [62]
Отечественная война [265]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [29]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » обряды

Песни крестьян Владимирской и Костромской губерний

Песни крестьян Владимирской и Костромской губерний

Смирнов Александр Петрович (1825-1885) - автор учебника русского языка, общественный деятель.
Песни крестьян Владимирской и Костромской губерний / собр. и изд. с соблюдением мест. выговора Александром Смирновым. - Москва : Университетская типография, 1847. - [2], 189 с.; 15 см.

ПЕСНИ КРЕСТЬЯН ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ, КОВРОВСКАГО УЕЗДА

1.
Все кусточки, все листочки,
Все лавровые шумят,
Про Ванюшу говорят.
Разсужала Caшa с Машей,
С поля идучи домой:
«Как сегодняшний денек
Развеселый хорош был;
Как завтра сильный дождик -
За малиной в лес пойдем,
За малиной, за калиной,
Малинушки наберем.
Возле нас больше дорожка:
Можно вечером продать,
Два с полтиной денег взять,
На дорожку дружку дать
И во след за ним бежать,
За милыем цветы рвать
И во след ему бросать,
Чтобы прежний друг Ванюша
Меня по следу нашол,
Меня по следу нашол,
Ночевать ко мне зашол».

2.
«Что ты Саша приуныла,
С горя песен не поешь?
Как бывало разпевала,
Словно в саде соловей,
Словно в саде соловей,
На прекрасе кинарей /»
— За неволюшку мою
Сердце ноет, много горя у меня,
Много горюшка было, печали:
Любезнаго в очах нет,
Нету, нету его, не бывало,
Не глядел-бы на бел свет.
Говорили мне подружки,
Голубушки сказали:
Полно глупая тужити,
Ты сама сея сушити,
Ты задумай про инова,
Тея всяк готов любить.
Пущай люди меня любют
А я в свете никово.
На всем свете на примете
Люблю дружка одново,
Люблю возлюбляю, я сама не знаю:
Знать он меня позабыл,
Знать иную полюбил,
Звать иную, знать милую,
Знать разлучницу мою. —

3.
Не светел месяц из-за лесика
Вдоль Микитинскаго светил,
В саду яблоньку сушил.
«Полно Машенька по молодце тужить».
— Как мне деушке не плакать, не тужить?
Мне такова дружка по-век не нажить.
Де не сойдется, все не кланется со мной;
Хоть поклонится, — отворотится, прочь пойдет! —
Бела зоринька в день в окошечко взошла:
Душа Машенька не звана в гости пришла,
Все утехи и забавы она принесла;
В окошечко белы ручки подала;
Подавши ручки, уверяла меня молодца:
Чернобровой, черноглазой милой мой,
Нам не долго во любви пожить с тобой —
Меня молодца женить скоро хотят,
Душу Машеньку хотят за муж отдавать
За такова за старова старика,
За такую за седую бороду,
За горькую пьяницу.

4.
Разпроклятая девчонка
Кляла свое сердце:
Разпроклятое такое
Мое сердце злое,
Сердце злое перезлое
На час нютолимо,
Все во мне изныло.
Сердце ноет занывает,
Ничево не знает,
Ничево сердце не знает,
Ничево не скажит, —
Только скажит мое сердце,
Ково я любила,
Ково в деушках любила,
Все по нем тужила,
Я тужила, горевала,
Мало ночи спала.
Темной ночи до полночи
До второва часу:
Во первым часу пробило —
Сижу приуныла.
Сидит девка за цветами,
Залилась слезами;
Во слезах дружка не узнала,
Подлым называла:
Уж ты подлый, переподлый,
Мальчишка негодный,
Мальчишка негодный,
Что в гости не ходишь,
Уж что в гости не ходишь,
Подарков не носишь?

5.
Шли прошли наши веселые деньки,
Наступают слезовые на нас временас.
Поглядел-бы мой любезный радость на меня.
Слышу, вижу, мил, досаду сама над собой;
Никому я про эту досаду дома не скажу,
Я ни батюшку, ни матушке своей родной;
Я могу горе сказать подружке своей потайной.
Задушевная моя подруженька, ты радость моя,
Ты не знаешь, что за горе вышло, за беда,
Со всего свету напасти вышли на меня:
Милой ходит по широкому свому двору,
Он возходит во конюшенку свою нову.
Он берет, берет черкасское ново седло,
Оседлает свово ворона коня,
Уезжает в чужи дальни города.
Становился проти краснова мово окна.
Ты прости-ка, душа Маша, ты радость моя,
Уезжаю в чужи дальни города.

6.
Ты прости-ка, разпрекрасна жизнь Москва.
Что на деушку за горя, за тоска?
Со тоё тоски не можется младой,
Во деревне жить не хочется одной,
Во деревне мужики-то дураки,
Во селенье по досаде молодёжь не хорош,
Хошь хорош пригож Лександров городок:
Тут ростет, живет купеческой сынок —
Не возмет-ли душу Машу за себя?
Полно, батюшко, на девок дивовать,
Холостых парней от девок отбивать.
Стали жоны от мужьёв гулять,
Холостых парней от девок отбивать.

7.
Ты зоря-ли, вечерняя зоринька,
Ты зоря вечерняя была,
Не дала же нам вечерняя зоринька
Со поля убраться не дала.
Захватила-же меня доброва молодца
Во поле погода с ветром холодна.
Кабы были-же у меня у молодца
Служаночки верныя были при мне,
Заложили-же-бы мне тройку серопегих лошадей.
Уж я сел-бы доброй молодец,
Сел-бы я, поехал со поля домой;
Я со всеми-то со красными деушками
Со всеми простился доброй молодец,
Я с одною-то со красною деушкой
Забыл разпроститься, с неё по забыл.
Со пути-то-ли, с московской дороженьки,
Назад воротился доброй молодец;
Я заехал-то к своей сударушке, доброй молодец.
Здоровенько-ли ты, моя сударушка,
Живешь, поживаешь, — ты ведь без дружка.
Разплохое-то мое здоровьице,
Без дружка милова, еще без дружка:
Тесовая-то нова кроватушка
Пуста простояла еще без дружка;
Соболиное ново одеялице
В ногах пролежало, оно во ногах;
Пуховыя-то новы подушечки
В слезах потонули, оне во слезах.

8.
Полюбил парень девонюшку —
Сам спокаялся злодей.
После каялся доброй молодец,
Говорил он речи с ней:
«Ты скажи, скажи, девонюшка,
Скажи любишь, али нет?»
— Одново тея, мой миленькой,
Одново тея люблю,
Одново тея люблю,
По несчастью своему.
Такое-то мое несчастьице:
Вор чужая дальня сторона,
На чужой дальней сторонушке
Долинушка широка;
Как на этой на долинушке
Куст малинки выростал
Как на этом-ли на кустичке
Содовеюшко поет.
Ты не пой, не пой, соловушек,
Шибко, громко во саду;
Не давай тоски назолушке
Сердечушку моему.
Как мое-то-ли сердечушко
Все изныло, изоржавело,
По тее, любезной мой,
По тее-ли мой розмиленькой,
По любови по твоей.

9.
Сторона-ли ты моя, дальняя сторонка,
На тее-ли, сторона, живу, горе мычу,
Горе мычу, я живу, горьки слезы роню.
Свекор-батюшко — он меня не любит,
Свекровь-матушка сноху ненавидит,
Деверья-братья долой с двора гонют,
Две золовушки все в доме смущают,
Две-то тетушки с милым розлучают.
Я со милыем дружком не в любви живу,
С милым не в совете.
С вечора милой головушку чешит,
При светлым огне кудри завивает,
Со полуночи мил гулять уходит,
На белой зоре мил домой приходит.
Он стучит, громит под красным окошком.
«Ты вставай, жена, отпирай вортоа,
Ты встречай мужа, мужа со гулянья,
Со гуляньица мужа со добычей,
Со красной девицей».

10.
Калина с малинушкой
Раным-рано разцвела.
Во ту пору-времячко
Меня матушка родила.
Родивши-то, матушка
На белы руки взяла;
Взявши за белы руки,
Русу косу заплела;
Заплёвши-то русу косыньку,
Невестою назвала;
Назвавши невестою,
В чужи люди отдала;
Отдавши-то во чужи люди,
Во чужих людях четыре зазнобушки:
Первая зазнобушка — свекор да свекровушка,
Другая зазнобушка— деверь да золовушка,
Третья-то зазнобушка — тяжела работушка,
Четверта зазнобушка — муж удала голова,
Муж удала голова: пьет, гуляет от меня.
На свекора угожу: жарку баню изтоплу,
На свекровь-то угожу: куды пошлет, так схожу,
На деверя угожу: пару коней заложу,
На золовку угожу: русу косу заплету,
Русу косу заплету, алу ленточку ввяжу.

11.
Я несчастной мальчик:
Уродился холостой, мало гулял,
По неволюшке женился,
Не корыстну сее жену взял,
Не корыстну жену, не по мысли.
Я не буду с её в любви жить,
Я не буду с неё жить, не стану
Таку мерзкую её любить,
Таку мерзку, шельму деревенску;
Полюблю я девушку в селе.
При селушке при селе
Жить куражно, с нея веселить.
Где ни ходит мальчик, ни гуляет,
Все жена-то за ним глядит,
И ругает мужа и бранит.
Я не слушаю жены,
Прогуляю, мальчик, до поры,
Я до той поры прогуляю,
До утренней до зари.

12.
Нет несчастнее девонюшки меня в роду:
Все веселости возпокрылися оне от меня,
Все напастики повстречались с деушкой со мной.
Я должна, должна рожденьице свое клясти,
На свою судьбу буду жалобу верно нести:
Ты судьба-ли моя, разбечестная судьба моя,
Ты судьба, судьба, ты отрады сердцу не дала.
А еще больше судьба в огорченье меня призвела.
В огорченьице словно бледна девушка хожу;
Пойду скроюся от прекрасных здешних славных мест,
Отпишусь млада, во пустыне буду жить одна.
Во пустынюшке скоро ноченька тёмна прошла,
Как белая то заря в день в окошечко взошла.
Я пойду млада во чисто поле гулять.
Во чистом поле все цветочки разцвели,
Знаю, ведаю, кто цветочки в поле разсодил?
Разсодил-ли , разсодил удал доброй молодец.
Меня миленькой возпокинул , бросил, позабыл.
Я пойду млада, я на рынок с горя, на базар.
Я куплю, куплю рублевую сальну свечу.
Я поставлю-же у батюшки ее в терему.
Ты гори, гори, разрублевая сальна свеча,
Пропадай-же, пропадай вся девичья гульба, красота,
Нажила-же, нажила сее мужа вора дурака.
Ты дурак, дурак, разбестыжие твои глаза,
Что никто тебя, дурак, во солдаты не отдаст?
Не грози, курва жена, сам охотой от тея уйду,
Наживу-же, наживу сее волюшку свою.

13.
Таня, Татьянушка, подружка моя,
Всем-же, всем-же радость моя по мысли пришла,
По мому-ли по разуму молодецкому.
По горенке Таня ходит, похаживает,
Голоушку Таня чешит и косу плетет,
Бутетову алу ленту в косу вплетает,
А другую голубую подпоясывает,
А и третью разноцветну на шею кладет.
Иванушка Татьянушку выспрашивает:
«Таня, Таня, ражесть моя, кто ленты купил?»
— Перву ленту бутетову мне - ка батюшка купил,
А другую голубую дружок милый подарил,
А и третью разнатветну сама в девках нажила.
Иванушка Татьянушку зовет ее во лужка,
Из лужков-то Таня ражесть во темные во леса.
Уж мы сломим черемушку молоденькую;
Мы посадим черемушку у себя в саду,
У себя в саду под красныим в под окном,
Уж мы станем черемушку часто поливать.

14.
Заводы-ли вы мое фабричные,
Мое горемычные,
Уж и дайте-тко знать, кто этот завод завел.
Завела-то-ли завод красна девушка,
Красна девушка, душа Палагеюшка;
Не достроивши завод, сама в лес пошла,
Не в лесу-ли Машенька заблудилася,
На рябинушку Маша засмотрилася.
Ты рябина-ли моя кудрявая,
Разкудрява рябина моя моложавая,
Ты не стой-ка рябина близко к бережку
Близко к бережку не стой, не стой ко Дунай-реке;
По Дунаю по реке плывет легка лодочка,
Легка лодочка плывет, лодка изукрашена,
Тонким белым парусом лодка изувешана,
Молодцами лодка изусажена;
Середи-то лодочки сидит граф-полковничек.
Как по бережку идет рядовой солдат,
Рядовой солдат идет, идет, низко клянется,
Низко кланется солдат, солдат домой просится:
Ты пусти меня граф-полковничек,
Ты пусти-ка меня в домовой отпуск;
У меня-ли в доме во дому три несчастьица:
Как и перво несчастье — батюшка впереди лежит,
А другое несчастье — матушка скончалася,
А и третье несчастье — жена за гульбой пошла,
За гульбой пошла, сее худу, зла она жела,
Худу, зла она жела, семерых нашла;
Де и мать-то плачит, тут реки прошли;
Де сестра-то плачит, тут колодцы воды;
Де жена-то плачит, роса утрення:
Как солнышко взойдет, роса высохнет.

15.
В тридцать первыем году
Объявлял Поляк войну
На матушку на Москву,
Туто-любо да люли
На матушку на Москву.
На матушку на Москву
На Смоленску губерню,
Туто-любо да люди
На Смоленску губерню.
Поляк с Москвой воевал,
Смоленскова подкупал,
Все фатеры разписал,
Хотел зиму зимовать,
В Росеюшке постоять,
Туто-любо да люди
В Росеюшке постоять.
В Росеюшке постоять,
С Расейскими погулять,
Туто-любо да люли
С Расейскими погулять.
Граф Почтевич генерал
Долго не спал не дремал,
Туто-любо да люли
Долго не спал не дремал.
Долго не спал, не дремал,
Свою силу снаряжал,
Туто-любо да люли
Свою силу снаряжал.
Свою силу снаряжал,
Под Поляков подправлял,
Туто-любо да люли
Под Поляков подправлял.
Поляк видит, что беда,
Бежал в темные леса,
Туто-любо да люли
Бежал в темные леса.
Силой армии в догон,
Поляк бросился в огонь,
Туто-любо да люли
Поляк бросился в огонь,
Поляк бросился в огонь,
Закричал: подай патрон,
Туто-любу да люли
Закричал: подай патрон.
Я топерича весь ваш,
Отберите этипаж,
Отошлите в Польшу нас,
Туто-любо да люли
Отошлите в Польшу нас.
Отошлите в Польшу нас
Мы служить будем за вас,
Туто-любо да люли
Мы служить будем за вас.

16.
У поповых у ворот
Стоял девок коровод,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что коровод;
В короводе Ермишка,
То-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что Ермишка;
На Ермишке шапочка,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что шапочка;
Во шапочке платочик,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что платочик.
Во платочке три узла,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли
Говори, что три узла;
В первом узле белилы,
То-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори что белилы;
В другим узле румяны,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что румяны;
В третьем узле полтина
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что полтина.
Белилы-то Анюши,
То-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что Анюши;
Румяны-то Катюши,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что Катюши;
Полтина-то Сашуши,
To-ли, сё-ли, скорей что-ли,
Говори, что Сашуши.

17.
Баю, баю, баю,
Варварушку белую.
Ещо тело белое
Разувают,
Разстегают
Всё и плотнички,
Как косыя-то заплаты —
Огороднички.
Уж и нет таких людей,
Как портныех мастеров:
Они пьют, едят готово,
Носют краденое;
Тветно платьице кроят,
Все остаточки таят,
Красных деушек дарят.
Уж и нет таких людей —
Воров каменьщичков:
День роботу роботают,
Ночь за девками гуляют,
Ко воротичкам подходют,
Все присвистывают,
За колечикo берут
Приговаривают:
Дома-ль, Варя, дома-ль Варя,
Дома-ль лапушка моя?
Сидит Варя во чулане,
Заперта трёми ключами.
Мы ключи-то подобрали,
Двери выставили,
Варю выручили.
Пошла Варя под задор,
Раззаеорила завор,
Ко Егору-то на двор.
Егор нюхает табак,
Зовет Варю во кабак:
Пойдем Варя, пойдем Варя,
Пойдем, лапушка моя,
Вином, чаем напою,
Виноградом накормлю.
Уж ты пей-ка, Варя, чай,
Забывай свою печаль.
Я печали не мечали,
Любить Ваньку не хочу,
Я не Ваньку, я не Баньку,
Я Егора подмаря:
Уж и та моя беда —
Подмарица молода.

19.
Как задула, завела
Скоре погода и вьюга,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
Как задула, занесла
Все дорожки и пути,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
Все дорожки и пути,
Негде к лапушки продти,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя.
Пробирался вор Ванюша
Позагуменьем,
Позасельницем,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
Становился вор Ванюша
У широкиих ворот,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
А милая увидала
Из краснова из окна,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
Катюшинька выходила,
Его за руку взяла,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя.
«Уж ты сукин сын Ванюша,
Где ты был, побывал?
Чернобровка чернобровка,
Чернобровая моя».
— Сударыня, буярыня,
Я у вас в терему,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя,
Я у вас в терему,
Я давно здесь стою,
Чернобровка чернобровка,
Чернобровая моя. —
«Уж я за эту вину
Я во двор к себе приму,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя».
- Сударыня, буярыня,
Я с охотою иду,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя.
Уж я за эту вину
Три бедушки сделаю,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя:
Уж я первую беду —
Я ворота разтворю,
Чернобровка, чернобровка,
Чернобровая моя;
Я другую-то беду —
Пару коней уведу,
Чернобровка , чернобровка,
Чернобровая моя.

20.
Попросилася младенька
У батюшка на денечик погулять;
Я забыла, загулялась,
Засмотрилась на робят,
Я и ночки прихватила,
На свету пришла домой;
Я ворота растворила —
Ан и пырь в глаза родной,
А удар, удар, колико...
Меня за руку схватил,
А при ярости великой
Очень больно колотил;
Я схватила его руку
И слезами залилась,
Я родимому взмолилась,
То помиловал меня.
Ни стенанью, ни вниманью,
Ни слезам моим родной.
Он со гвоздика снимает
Кнут ремянный притолстой.
Я молилася пажару.
Скорей батюшка в терем,
За широкием двором
Ах помилуй Бог овин,
Один дядюшкин овин,
В пердовине дворянин
Кроватушку становил,
Он ложился спать один.

21.
Ты лытайко пролытаешься
Ты придешь домой, догадаешься,
Не соленых щей нахлебаешься.
Не заглядывай в печь,
Какова в печи печина;
Какова в печке печина,
Такова в девке кручина;
Какова в полу доска,
Такова в девке тоска.
Люди рожь зажинать —
Девки брюхи поджимать;
Люди рожь молотить —
Зачали девки родить,
Коя двойни, коя тройни,
Коя четверни,
А Прасковья удала
Семерых вдруг родила.
Питер женится,
Москва за муж идет,
Ярославской городок
Во приданое берет,
Ярослав - город хлопочет,
В поезду ехать не хочет.

22.
За морем синица
Богатая жила,
Сделала бражку
Сама про себя,
Всех птичек, пташичек,
На пир созвала;
Одну совоньку
На пир не звала.
Сведала сова,
Прилетела в пир сама,
Уж и села сова
Выше всех,
Уж и выше всех
На печным столбе.
Сыченько по горенке
Похаживает,
Пьяную бражиньку
Понашивает,
Сам-то сыч изпьет,
И сове-то поднесет.
«Что ты, сыченька,
Долго не женишься?»
— Рад бы женился,
Да не ково взять.
Взять-ли, не взять-ли,
Тебя сову.
Умеешь-ли, совонька,
Ткать да прясть? —
«Батюшко не ткал, не прял,
На кой не ходил;
Матушка ткала, пряла,
Мне по две носила.
Умеешь-ли, сыченька,
Пашеньку пахать?»
— В городе не пашут,
Калачики едят;
В деревне-то пашут
Мекинной хлеб едят.

23.
Я вечор долго просиживала,
Свечи сальныя просвечивала,
Подружинек уговаривала:
Ложитеся спать, подруженьки,
Али у вас нет заботушки ,
Заботушки — друга милова?
Не на то-ли, милой, осердился,
Не на то-ли, мил, огневался?
Я стояла у кроватушки,
Я просилась на кроватушку:
Пусти, милой, на кроватушку;
Положи, милой, на рученьку;
Прижми, милой, ко сердечушку.
Умилова сердце каменно,
Золотыем замком заперто;
Золоты ключи потеряны,
Что в Оку-реку заброшены,
Белым камешком наложены.

24.
Настя, Настинька,
Шубеичка краснинька,
Опушка бобровая,
Настя чернобровая,
Мы пойдем с тобой, Настинька,
На долинушку,
На долинушку пойдем,
Сядим под рябинушку;
Мы споем-ка песню новую,
Песню новую споём,
Долину широкую.
Ты долина, долина,
Ничево не уродила,
Породила ты долина
Рощицу березову.

25.
Черны брови наводныя,
Русы кудри накладные,
Принапудриные,
От чево они пудрёны?
Чтобы всяк ево любил.
Люблю деушку одну,
Наглядеться не могу,
Наглядеться не могу
На ея русу косу.
Куды вздумаю, поеду,
С собой любушку возьму,
По тиарду проведу,
В гостинной ряд зайду,
Все лавочки обойду,
Плису, бархату куплю,
Плису, бархату куплю,
Золотую бухмару,
Тесову кровать убью.
Уж я сяду на кровать,
Стану плакать, горевать,
Стану плакать, горевать,
Не придет-ли мил опять,
Не воротится-ль назад.
Как и ночи до полночи
Перед кочетами
У широкиих ворот
Мил потаривался,
Мил потаривался,
Понапрашивался:
Кабы Любушка была,
Вышла, встретила меня,
Вышла, встретила меня,
За белы руки взяла,
За белы руки взяла,
В высок терем завела,
Вина, браги налила.
Уж ты пей вино, не брагу,
Люби девку да не бабу,
Не солдатку, не вдову,
Ты не мужнюю жену.
У меня-ли Любушка
Свет догадлива была,
В часты лесенки бежала,
Чеверички надевала,
Чеверички не велички,
Алы бархатные.
Отчево оне малы?
Что на ноженьку малы.
Отчево оне красны?
Что на правую тесны.

26.
Хорош пригож милой уродился,
Недолго со мной наводился;
Хочет он отстать,
Любить меня перестать,
Мил на личико душа дороден,
Умом, разумом доволен,
Белой, кудреватой,
На улице с людьми вожеватой.
Мил по улице душа гуляет,
На окошечки не взглянет,
Сам ко мне в гости нейдет,
Меня к себе не зовет;
Ко воротичкам душа подходит,
Словечко явит,
Встретить сея велит.
Я широкием двором бежала,
Воротечки отворяла,
За руку взяла,
В высок терем повела.
Миленькой сидит,
Словечко явит,
Слать постелю не велит,
Проводить сея велит.
«Проводить тея не смею,
Убьеш, миленькой, меня;
Убьешь, душа, обругаешь,
Тветно платьице на мне замараешь
Как придти будет домой,
Сказать матушке родной?
— Уж ты, милая моя, хороша,
На ково была надежа,
Не босо никово,
Люби одново. —

27.
Как у машиных ворот
Стоит ротушка солдат;
Перед ротой капитан
Хорошо маршевал,
Пристонавливался,
С Машей здравствовался:
«Здравствуй, Маша, здравстуй, Саша,
Здравствуй, милая моя;
Здравствуй, милая моя,
Дома-ль мамонька твоя?»
— Нет ни мамки, нет ни тятьки,
Дома нету никово,
Дома нету никово,
Полезай, барин, в окно. —
Барин ручки протянул,
Деньщик плеточкой стегнул.
«Не твоя, барин, честь,
В окошечко к Маше лезть:
На то калиточка есть».
Кругом двора пошол,
Калиточки не нашол,
За углышком простоял,
Рублик денег вынимал.
Хоть и сорок потеряю -
Я у Маши побываю,
Я не один пойду,
Музыкантов наберу.
Музыканты здешние -
Плясуны зарецкие,
Картузы московские,
Сапоги ростовские.

28.
Три дни избу не топила,
Много сору накопила.
Затопила млада избу,
Сама по воду пошла,
Сама по воду, воду,
На речиньку на реку.
На речиньке на реке
Серы гуси сидят,
Серы гуси сидят,
Возмутить воду хотят.
Возмутили, сполоскали
Воду свеженькую.
Я на бережке сидела,
Я свежой воды ждала,
Разпахнула широко,
Зачерпнула глубоко,
Соведерочки взяла,
На плечико подняла,
На плечико подняла,
На круту гору взошла.
Разплескалася вода,
Разплескалася вода,
Загорелась слобода.
Как на этот на пожар
Соезжались господа.
Он не прытко горит,
Все попыхивает:
Перед молодцем девица
Все воздыхивает.

29.
Полно, Маша, модиться —
Говори, как водится,
Чисто ходишь — где берешь,
Дай росписку, с кем живешь.
Я росписки не даю,
С кем гуляю, не скажу.
Ты розлапушка моя,
Вочор был я у тебя,
Все спокои изошол,
Тебя радость не нашол;
В нову гореньку взошол,
Тесову кровать нашол.
Кровать нова тесовая,
Перинушка пуховая.
На перине епанча,
Взял набросил на плеча.
Вон из горенки пошол,
Во светличенку взошол.
Во светлице две девицы
Две красавицы сидят;
На полице две скреблицы
Две кленовыя стоят;
Одну взял, поиграл,
Развернулся, поплясал.
Родимая моя мать,
Тебе меня не унять,
За реку ходи гулять,
За речиньку за реку.

30.
Вечор девки пивоварничали.
Пришол к деушкам незваный гость;
Стали девки перешоптываться,
С глазу на глаз перемигиваться,
Чем гостя подчивать:
Коя в щоку, коя за волосы,
Через стол тащат, волосы трещат,
Через скамью дали тасканину,
А по полу дали топанину,
По сеничкам веничком метут,
По двору кубарем, кубарем,
Под воротенку борзыем кобелем,
По улице удалыем молодцом.

31.
Запоздал душа молодчик,
Запоздавши, приуставши,
Запоздал душа молодчик
Один с Машей во лесу.
Начал спрашивать ее:
Скажи, девка, — скажи, красна,
Скажи, любишь, али нет.
Я любить-то не люблю,
Наглядеться не могу,
Наглядеться, насмотриться
На твое бело лицо.
Ничто деушку не уймет,
Ни погода, ни вьюга,
Ни полая вода.
Я на эту-ли на водочку
Куплю легку лодочку;
Уж я сяду да поеду
В Ямску улицу гулять
Ко маиорову двору.
У маиора-то на дворике
Была дочка хороша,
Была дочь хорошая,
Звали душа Аннушка.

32.
Нет на свете мне горчее -
Прежестокая любовь.
Покидает, оставляет,
На несчастной стороне.
Я вечор млада заснула:
Дружка видела во сне.
Я проснулась, воздохнула,
Закипела кровь во мне,
Говорила я милому,
Любезному своему:
Если я тее не понравлюсь,
Сошли на сву сторону меня.
Если ты тем, друг, недоволен,
Возьми в руки пистолет,
Прострели ты грудь мою:
Я на веки буду спати
От любови от твоей.

33.
Не во времячко Маша сенокосила,
Из рук грабли бросила,
К себе дружка кликала,
С ним и речь говорила:
Чтой-то, Ванюшка, чтой-то нынче за год такой,
Во году за народ лихой,
Зол народ догадливой,
Будто я деушка за гульбой пошла,
За гульбой пошла, себе сына родила,
С тобой-то я, миленькой, разбранилася,
С тобой-то я, милой, слово молвила.
Сделал, миленькой, несчастною меня;
Я несчастная девонюшка очень сумлевалася,
Сомлевавшися я деушка над собой худо делала,
Отцу с матерью я не сказалася,
Отец-т-то с матерью на меня осёржалися.

34.
Тошно, невозможно без милова дружка жити;
Любить дружка можно, нельзя не тужить.
Любила мальчика: милее в свете нет;
Мой милой ласков, да сердцем горяч,
Горяч миленькой не надолгой час.
Вздумаю про милова: не мил вольный свет.
Не мил вольный свет, бегу в темный лес.
В лесу польги мало, листочки шумят,
Древа кипарисовы приуныв стоят;
Точно пташки знают — жалостно поют,
Жалобно поют, на золу дают.
На золу дают сердечушку моему:
А я молоденька кукушечкою
Завьюсь, полечу ко милому в сад;
Сяду под яблоничкой под анисовою.
По мому несчастьицу воротички скрип;
Скрипнули воротички, мой миленькой идет.
Мой миленькой идет, за собой деушку ведет.
Глупая девчонка, разлука моя,
Разлучила, развела со милым дружком,
Со милым дружком не дала пожить.

35.
Не шуми-ка, зеленая дубровушка,
Ты по вечеру поздненько;
Не летай-ка, вольной соловейка,
Во зеленую дубраву —
Не мешай-ка вольной соловейка,
Со любезном думу думати.
Наши думы с милым разпрекрасны,
Заразили очи ясны,
Заразили победныя очи,
Нам не спятся темны ночи,
Нам не спятся ночи, не лежатся,
Все про милова грустятся,
Ты поверь-ка, моя хорошая,
Поверь, радость дорогая,
Одново-ли, моя любезная,
Одново-ли меня любишь,
По одном-ли по мне тужишь,
Не в глаза-ли, моя любушка, лицемеришь.
— Лицемерить, мой друг, не умею,
Прогневить дружка не смею.
Не на то-ли, мой друг осердился,
Ушол домой, не простился.
Я за милыем во след бежала,
Громким голосом кричала:
Ты, спесивой мой милой, ломливой,
Воротися назад, милой;
Воротися, милой, оглянися:
Здесь поклажица забыта,
Поклажица, мой друг, не малая -
Со русых кудрей шляпа.
Как во шляпоньке пуховой
Коленкоровой платочик;
Во платочке — было, в узелочке,
Золото ново колечко;
На колечке — было два словечка,
Знать про милова про дружечка.
Перво слово про милова,
Друго слово про любезну.
Я забыла дружка милова спросити,
Как колечушко носити:
Я на правой руке носити —
Будет матушка бранити;
Я на левой руке носити —
Буду милова сушити.

36.
Не лести, милой, словами,
Не обманывай в глаза;
Ты послушай, мой любезной,
Что я буду говорить.
Говорила я милому, любезному своему
Ты почувствуй, мой любезной,
Я за что тебя люблю,
Чрез тебя-ли, мой мобезной,
Много горестей терплю;
Много горестей терпела,
Все досады произнесла.
Я не больше, лет пятнадцать
При долинушке взросла;
Я от солнца, я от ветру
Лицо бело сберегла;
Я ни для кого сберегала,
Для супруга своего,
Я не верила, подружки,
Что милова дружка жаль,
Я топерича поверю,
Я сама дружка люблю.
Я до тех пор любить стану,
Коли скроются глаза,
Коли скроются очи ясны,
Призастынет в лице кровь,
Кровь горячая застынет,
Тогды окончится любовь.

37.
Как под лесом, под лесочком,
Под турецким городочком,
Долинка была, широка она;
Как на этой на долинке, как на этой на широкой
Тветики твели лазоревые;
Как по этим по тветочкам, как по этим лазоревыим
Пастушок пасет, стадо стережет.
Из того-ли из лесочку, из селенова садочку,
Девушка идет, красная бредет;
Несет в ручках два веночка,
Два витые, шелковые, сeе да ему, дружку своему;
На головку венки клала, на буйную сположила,
Речи говорила, разсказывала:
«Ты пастух мой — пастушочик, пастух — миленькой дружочик,
Не спокинь меня, я в лесе одна».
— Не покину тея, сиротинку,
На зеленой луговинке.
Погонюсь домой, парень молодой,
Близь к селенью подгонюся,
Со скотинкой разберуся;
К жене забегу, два слова скажу:
Ты, жена моя — хозяйка, жена — верная служанка,
(Или: ты, жена моя — сударыня, московская буярыня)
Не жди ночевать, я уйду гулять —
Меня звали товарищи, позвали приятели
Во всю ночь гулять, во всю темную.
Я пойду на ту долинку, где я пас прежде скотинку:
Там девушка ждет, красавица ждет. —
Она ждала, поджидала, под ракитов куст запала,
Пала да лежит: «пущай мил бежит.
Мое сердце не стерпело, ретивое не смолчало
Здеся я, милой, парень молодой
(Или: я миленькой здесь, раздушинька здесь)».
Парень девке взрадовался, за белыя ручки брался,
Начал целовать, ее спрашивать:
«Чем ты, девка, недовольна, чем ты, красна, неизправна?
Изволь говорить, я буду дарить
На рученьку перстенечик, на головушку платочик,
Конец кумачу — я любить хочу».
— Полно, милой, насмехаться, подарочком похваляться;
Отстань от меня, а я от тея;
Ты люби, милой, иную, Анюшиньку вдовиную,
Подружку мою задушевную.
Я на улицу ходила, семерых парней любила,
Нет их лучше здесь, нет их краше здесь.

38.
Захотелось красной девке за разбойничка замуж.
Как со вечера разбойник он сряжался под разбой;
На белой заре разбойник он двенадцать коней вел;
На тринадцатом конечке сам разбойничек сидит;
Подъезжает же разбойник ко широкому свому двору;
Он ударил же разбойник копьем новым ворота:
«Отворяй, жена, ворота, пущай молодца на двор;
Принимай, жена, рубашки, не развертывай — примай».
Не стерпела, поглядела, чуть опомнилась млада:
«Ты, разбестия-разбойник, погубитель, супостат,
Ты на что убил, зарезал брата роднова мово?»
— Ты, жена-ли моя молодая, жена барыня моя,
Я по первую навстречу отцу родному не спущу;
По другую-то навстречу долой голову снесу.

39.
Отлетает мой голубчик из очей моих из глаз,
Уезжает мой соколик в чужи дальни города,
В чужи дальни, незнакомы — в славный город Петербург.
Я не мало по нем слез ронила, по соколике своем;
Во слезах дружка просила: хошь немножко поживи,
Хошь немножко, хошь маненько, один с любушкой годок.
«Рад-бы, душинька, пожить: злые люди не велят».
— Злые люди, все мои подруги, не советуют любить,
Меня горькую, Дуню несчастную, велят бросить, позабыть,
Я тогды тебя, мой друг, забуду, когды скроются глаза,
Когды скроются очи ясны, призастынет в лице кровь,
Что покроют мое тело бело тонким белым полотном,
Что засыплют мои очи ясны с гор жолтым мелким песком,
Заростет моя могилка шелковой мелкой травой,
Я на ту-ли на могилку бел камцшек наложу;
Я со камешка взресую, на кортинушку спишу.
На полатки спать ложилась — и кортинушку с собой.
Я подружкам говорила: не любите никово;
Не любите никово, не влюбляйтеся, как я;
Как от этой от любови приключалася болесь.
Как от этой от болести пристигала скора смерть.

40.
Как за речинькой я был за Невагою,
За другой был я Переврагою.
Ни кувиль-травка во поле шатается:
Тут ходил, гулял, за душа моя,
Мил раздушинька, удал доброй молодец,
Доброй молодец, еще Иван Федорыч.
Он не сам зашол, не своей охотой:
Завела дружка молодца неволюшка,
Воля-волюшка, чужая сторонушка,
Чужа дальняя, его нужда крайняя,
Нужда крайняя, его жизнь боярская,
Жизнь боярская, наша служба царская.
Тежело служить день до вечера,
День до вечера, ночи, до полуночи.
Полуночная звезда высоко взошла;
Полуночныя звезды с нёба сыплются.

41.
Вы туманы, вы туманы,
Часты мелкие дожди,
Не пора-ли вам, туманы;
Со синя моря долой?
Вам не время-ли, ребята,
Со гуляньица домой?
Прошло время дорогое,
Тепло лето и вёсна.
Все вёшные празднички на проходе
Ко мне милой не бывал:
Знать-то, знать-то, мой раз милой
Осердился на меня.
Увидала я милова,
К сее в гости зазвала;
Обещался мой размилой
Середь лета побывать,
Середь лета, середь тепла,
Мил на самый сенокос.
Сенокос-от на проходе —
Ко мне милой не бывал:
Знать-то, знать-то, мой размилой
Осердился на меня,
Осердился, не простился,
Ко иною сам пошол,
Ко иною, ко милою,
Ко Анюте вдовиной.
Уж ты, Аннушка-Анюща,
Супротивница моя,
Супротивница моя, —
Супроти живешь меня,
Супроти живешь меня;
Горьки слезы пролила.
Тёкут, бегут горьки слезы
По бёлому по лицу.
Утру, утру горьки слезы
Кошемировым платком;
Уж я тем платком утруся,
Кой мне милой подарил.

42.
Хорошо мне-ка долго во девушках сидеть:
Мне у батюшка работушка лёгка,
Мне у матушки гуляньицо вольно.
Не останное-ли мне-ка лето
У батюшка работать?
Не останную-ли мне весну
У матушки погулять,
Размолоденьких молодчиков дружков любить?
Размолоденьки молодчики, дружки мои,
Ваши ласковы, разприветливы к сердцу слова
Без огня-то-ли вы мое сердце разожгли,
Что без ветру мои мысли с думой разнесли,
Разнесли мысли по чистыим нашим полям,
По зеленыим лужкам.
Осердилися родители оне на меня,
Что хотят-то оне меня замуж отдавать,
Что хотят меня с подружками разлучать.
На разлуке-то я не чаяла сама сея живой быть,
Я хотела-же свое руки наложить,
Пожалела-же я свово роду погубить.
Я сидела-же в новой горнице одна,
Я лежала-же белой грудью на окно,
Я глядела же в чисто поле делёко,
Я журила-бранила чужу сторону за все:
Ты злодей, злодей, вор чужая-дальня сторона,
Разлучила с отцом, с матерью меня.

43.
Где сударушка милая,
Там привольна сторона,
Там привольная сторонка.
Разливалася вода.
Уж я нанял-бы легку лодку,
Переехал-бы я сейчас на ней;
Переехавши ко своей сударке,
Состроил-бы нов терём;
Я, состроивши терем сударке,
Разпосеял-бы твётов.
Вышел в садик разгуляться,
Видел любушку в лицо.
«Здравствуй, любушка, моя милая,
Разхорошая моя.
Нет на свете тея, радость, лучше,
Не нашол лучше тея.
Я задумал молодец жениться,
Я намерел тея взять».
— Женись, женись, моя радость,
Нонче замуж не пойду
За такея, мой друг, за насмешки,
За похабныя слова.
Я бывала-то, была младенька,
Ты смеялся надо мной,
Ты смеялся, мальчик, надругался
Над деушкой сиротой.
Я топерича деушка на взросте,
Не обманешь ты меня.

44.
Вечор поздно вечером беседушка шла,
Шла, прошла беседушка: сударка была;
Сударка была, рядом сидела,
Чай, водку пила, случилась хмельна,
Случилась хмельна, пару слов дала,
Пару слов дала: я буду твоя,
Я буду твоя неразлучная;
Ввечеру поздёшенько сговореная,
Поутру ранёшенько увезеная.
Жалко мне сударушка, что замуж идет;
Большая досадушка: товарищ берет,
Товарищ берет, рядышком живет,
Он рядом живет, через один забор,
Через один забор, окошком на двор,
Окошком на двор, крыльцо под окном.
В окошко гляжу: сударка идет,
Сударка идет — сердечко замрет,
Что назад пройдет — сердце отойдет.

45.
Что не с гор-то-ли, не с гор
Погодушка-ветер дует,
На синём-ли-то море
Весь лёдочик возломает.
Востраканские бурлаченьки
Взрадовались,
На легкия-то лодочки,
Побросались,
Что на легкия-то лодочки,
Разъездныя.
Середи-то-ли моря
Все лодочки становились;
Выходила-то девушка
На крутенкой бережочик,
Что на крутенкой бережок
На жолтинькой на песочик;
Что журила то, бранила,
Прикащичка судовова:
«Ты, разбестия, бестия,
Ты, разбестия прикащик,
Что ты раном-ранёшенько
Суденошки нагружаешь ?
На ково ты, на ково
Девонюипку покидаешь?
Не на батюшку-ли ты,
На батюшку на роднова,
Не на матушку-ли ты
Меня на родную?»

46.
Про Дуняшу люди бают,
Про хорошу говорят,
Что извадилась гулять,
Робят к сее прилучать,
Холостых парней любила,
К сее много прилучила.
— Все это пустое,
Наносны слова.
Пустых слов я басен не боюся,
Пошлю к милому посыл,
Чтобы миленькой пришол,
Хоть на часик побывал.
Идет милой вечером
Лицом белым ко двору;
Сам ручкой махнул,
Головкой качнул;
Мил головушкой качает,
Свою Дуню величает:
Ты, Дуняшинька моя,
Хорошинькая.
Лежит Дуня нездорова
Ждала часику второва;
Пошла в зелен сад гулять -
К милому зашла;
К милому зашовши,
Целовалися обнемши,
Пошли, сели на траву
Под яблонкой во саду.
Стой, яблонка, не шатайся,
Стой, кудрявая, не ломайся;
Под тобой я сижу,
С милым речи говорю.
С милым речи говорила,
Всю я тайность возъявила,
С кем прежде водилася,
Жила, не бранилась.
Прежде купчика любила,
Полушолочком дарила:
Купец — парень молодой,
Он в любви жил со мной.
Я писаря любила,
Золотым кольцом дарила:
Писарь — парень молодой,
Все смеялся надо мной.
Я некрутика любила,
Голубым платком дарила:
Некрут — парень молодой,
Не в любви он жил со мной.
Целовальничка любила,
Я в кабак часто ходила,
Я пивцо, винцо пила,
Дуня пьяница была.
Дуню матушка бранила,
На добро ее учила:
Не ходи, Дуня, в кабак,
Не люби бравых робят;
Люби старых стариков,
Пожилыех мужиков,
Которому пятьсот лет,
У которых зубов нет.
От бела света отстану —
Любить старова не стану;
Пойду, в речку утоплюсь
Во садике удавлюсь.
— Постой, Дуня, не топися,
Во садике не давися,
Поди в кабак, охмелися,
Выпей рюмочку винца,
Выпей рюмочку винца,
Помяни свово дружка,
С кем прежде водилась,
Жила, не бранилась.

47.
У ворот-то я была, у ворот широкиех,
Вот люли, люли, широкиех,
У вереюшек-было у точёныех,
Вот люли люли, у точеныех,
У колечушеч-было у злоченыех,
Вот люли, люли, у злоченыех
Тут вьется хмель, хмелек возвивается,
Вот люли, люли, возвивается;
На суседов двор хмелек разстилается
Вот люли, люли, разстилается.
Как у молодца кудри завиваются;
Завились-то кудри, кудерюшки в три рёда,
Во четвертый ряд кудри по плечам лежат,
По плечам лежат, словно жар горят,
Что никто к кудрям не приступится:
Приступилася к кудрям красна девушка,
Красна девушка, прежняя сударушка,
Начала кудри чосать, гладить,
Стала маслом мазати,
Маслом мазати, стала кудри хвалити:
Уж и что это за кудерьки, что это за русые?
Что на тех-ли кудрях шляпа черная,
Шляпа черная пуховая;
Как во той шляпоньки бел тальянок платок.
Мне не жаль платка, что платочик носится,
Мне-ка жаль дружка, что мил с иной водится,
Мною похваляется, мил со мной не знается.

48.
Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Кафтан ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Камзол ему купила.
Вот люли, селозень,
Вот люли молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень.

Утка селезня любила,
Молодова хвалила,
Кушак ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люди, молодой,
Чернобровый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Колпачок ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Черну шляпу ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люди, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок.
Черна шляпа со пером.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Перчатки ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Поласатый кушачок,
Вязенинькой колпачок,
Черна шляпа со пером,
Перчаточки с серебром.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Штаны ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В каштане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок,
Черна шляпа со пером,
Перчаточки с серебром,
Штаны нанковые.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Чулки ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок,
Черна шляпа со пером,
Перчаточки с серебром
Штаны нанковые,
Чулки вязаные.

Утка селезня любила,
Утка младова хвалила,
Коты ему купила.
Вот люли, селезень,
Вот люли, молодой,
Чернобровый селезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок,
Черна шляпа со пером,
Перчаточки с серебром,
Штаны нанковые,
Чулки вязаные,
Коты мазаныя.
Совсем селезень,
Совсем молодой,
Чернобровый солезень,
Черноглазый селезень,
В кафтане селезень,
В камзоле селезень,
Полосатый кушачок,
Вязенинькой колпачок,
Черна шляпа со пером,
Перчаточки с серебром,
Штаны нанковые,
Чулки вязаные,
Коты мазаныя.
Совсем его собрала.

Продолжение » » » Песни хороводные крестьян Владимирской губернии, Ковровского уезда

Категория: обряды | Добавил: Николай (22.09.2021)
Просмотров: 71 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru