Главная
Регистрация
Вход
Суббота
08.05.2021
23:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1366]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [443]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [126]
Юрьев [229]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [164]
Вязники [294]
Камешково [102]
Ковров [395]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [112]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [61]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [145]
Промышленность [90]
Учебные заведения [128]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 32
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Писатели и поэты

Фимина Татьяна Павловна

Фимина Татьяна Павловна

Фимина Татьяна Павловна родилась и провела детство в небольшом городе Ковылкино Мордовской АССР.

Её родители — мать — учитель физики и астрономии, отец — инженер-механик. После окончания общеобразовательной средней школы она поступила в Пензенский Политехнический Институт, по окончании которого была направлена в качестве молодого специалиста в город Радужный Владимирской области, где и проживает в настоящее время.
Является членом поэтического клуба «Лира» города Радужный.
Жена, мать, бабушка.
Любимые занятия — поэзия, дача, фотография.
Поэтические способности Татьяна проявила уже в детстве. Первое сохранившееся стихотворение было аккуратным почерком записано в дневник в 10-летнем возрасте:
«Яркое, весёлое наступило лето.
Белые берёзки все листвой одеты.
А в саду под лавкою расцвела ромашка.
Распустила лепестки розовая кашка.
Бабочка на ветке крылышком качает.
И стихи о лете я писать кончаю».
Татьяна Фимина является автором биографической поэмы в стихах «Денис Давыдов» об известном герое Отечественной войны 1812 г. Поэма была издана в г. Владимире в 2004 году, одновременно со сборником стихов «Лепестковое счастье». Стихи Татьяны Фиминой неоднократно печатались в коллективных поэтических сборниках поэтов г. Радужного и г. Владимира.
По её собственному признанию ей больше всего удается пейзажная лирика. Но автору интересно пробовать себя и в других жанрах: басни, любовная лирика, стихах, отражающих духовный мир человека. В последнее время, с рождением внуков, она открыла для себя удивительный мир поэзии для детей. По словам автора, поэзия для детей хотя и самый трудный, но и самый благодарный жанр. Татьяна Фимина продолжает с удовольствием писать стихи и сказки для детей.
Здесь Вы можете почитать стихи или посмотреть сказки.

Защитникам Отечества
во все времена посвящаю

Денис Давыдов
Заря сменяется зарею,
Как сто, как двести лет назад.
И над Российскою землею
Все также рощи шелестят,
Все также шепчутся рябины,
Встают туманы над рекой,
И клин осенний журавлиный
Уносит лето за собой.
В который раз шумят метели,
Трещат морозы за окном.
В который раз трезвон капели
Весной разбудит все кругом.
Земля моя! Ты так красива!
Опять любуюсь я тобой.
Всегда ли ты была счастливой?
Довольна ль ты своей судьбой?
Земля моя! Ты помнишь много.
В твоей судьбе немало бед.
Но ты идешь своей дорогой.
Всегда достоин твой ответ.
Хорошими людьми богата.
И в грозный час твои сыны,
От полководца до солдата,
Тебе одной навек верны.
Один из тысячи достойных,
Легендой он дошел до нас.
О жизни трудной, неспокойной,
О нем и будет мой рассказ.
Денис Давыдов. Это имя
Еще со школы знаем мы.
Судьба героя и поныне
Сердца волнует и умы.

Жара. Июль - верхушка лета.
Церквей сверкают купола.
Москва шумит. Снуют кареты.
Чредой своей идут дела.
Влетел Давыдов старший в сени.
Родился первенец, сынок.
Весь переполненный волненьем,
К жене спешит он со всех ног.
- Пусть будет первый сын Денисом,
Второй сын будет Евдоким,
В честь дедов. Так мы самым близким
И честь, и память воздадим.
Потом еще пойдут детишки.
Тебя, Елена, так люблю!
Ты что смеешься? Это слишком!
Ведь я насмешек не терплю.
Что я мечтателен, не скрою.
Отважен, говорят, горяч.
Но мы теперь навек с тобою
И мальчик наш. Расти, не плачь!
Все было так иль чуть иначе.
Не будем это обсуждать.
Но как взрослел наш славный мальчик,
Об этом стоит рассказать.
Денис - ребенок-непоседа.
За ним был нужен глаз да глаз.
В округе все углы изведал.
Ни дня не жил он без проказ.
Перепугал до смерти няньку,
Сшиб пикой он с нее колпак.
Упал, вскочил, как Ванька-встанька, -
Сегодня он лихой казак!
Бежит Дениска прямо в поле,
Пылают щеки, как в огне.
Какой простор здесь и раздолье
В Полтавской щедрой стороне!
Здесь полк отца. Идут ученья.
Казаки в форме, на конях.
- Набраться нужно мне терпенья:
Мне папа обещал на днях,
Что дядька мой меня научит
С конем и шашкою дружить.
Я парень смелый и везучий,
Как воин храбрый, стану жить!
Филипп Михалыч - старый воин.
Он честно жил и воевал
С самим Суворовым. Достойно
Отчизны честь он защищал.
Денису он не раз расскажет
Про Рымник, Кинбурн, Измаил.
И кажется парнишке даже,
Что он в сраженьях этих был.
Суворов в полк к отцу приедет,
Проверить, как идут дела.
И в теплой, дружеской беседе
Он скажет вещие слова:
Что станет наш Денис военным,
Что в трех сраженьях победит.
Но труден путь благословенный,
Лишений много он сулит.
Ах, детство, детство золотое!
Незабываемые дни!
И как же хочется порою,
Чтоб возвратились к нам они.
Но время быстрой колесницей
Бежит по дням и по годам.
Заглянем в те его страницы,
Где будет интересно нам.

Денис наш вырос. Но не очень.
Вернее, хоть он повзрослел
И стать военным сильно хочет,
Но “выйти ростом" не сумел,
Чтоб поступить в кавалергарды,
Элитный полк среди гусар.
Там были жесткие стандарты.
А наш Денис так ростом мал!
Но все ж замолвили словечко.
И парень был приписан в полк.
Как бьется радостно сердечко!
Служи усердно, будет толк!
Живет теперь Денис в столице.
Роднёй представлен в высший свет...
Но нужно многому учиться,
Чтоб стать достойным эполет.
Денис муштрой военной занят.
Она не в тягость для него.
А знания все больше манят.
Денис за книги. Там всего! ...
Наш парень с рифмой подружился.
И вот, короче говоря,
Три ночи спать он не ложился
И выдал басню про... царя!
С названьем “Голова и ноги”.
Понятно, кто здесь голова.
И кто несет ее в дороге.
Какие хлесткие слова!
Каков финал! Башку об землю!
Споткнулись ноги невзначай.
Кто власть тирана не приемлет,
Тот не терпи ее, свергай!
Потом другие басни были.
И басням тем благодаря
«Глухим Тетерей» окрестили
Самодержавного царя.
За это автор впал в немилость.
Лишь двадцать лет! Каков щенок!
Чтоб впредь такого не случилось,
Услать его в далекий полк.
А слава впереди героя
Бежит, не ведая границ.
Пороки общества откроют
Всего лишь несколько страниц
Сатир и басен злободневных.
Их учат даже наизусть.
А недруги в бессилье гневном
Как лихостятся! Ну и пусть!

В Европе было неспокойно.
Там правил бал Наполеон.
Безжалостно, рукою вольной
Кроил границы снова он.
И как союзная держава
Россия втянута в войну.
Она австрийцев поддержала,
На помощь руку протянув.
И слава русского оружья
Гремит по всей Европе вновь.
Вновь русский воин верно служит,
Свою там проливая кровь.
Под Аустерлицем жестоко
Давыдов ранен Евдоким:
Семь ран в краю чужом, далеком.
России он достойный сын.
В больнице, пленных навещая,
Его узрел Наполеон,
Дань уваженья отдавая,
Был русским духом поражен.
Денис наш тоже отличился
В войне с французами не раз.
В боях успешно он учился.
Всегда исполнен был приказ.
Когда ж война пришла в Россию,
Давыдов, мудрый командир,
Свой полк казачий грозной силой
В тыл к неприятелю водил.
Оставлю моего героя
Я на немного, чтоб сказать,
Что гложет сердце мне порою,
О чем так трудно промолчать.
Я о войне. Какое слово!
Как много в нем: и кровь, и боль.
А как звучит оно сурово.
С войной считаться ты изволь!
Она не ведает пощады
Ни к молодым, ни к старикам.
Людскому роду разве надо
Жизнь положить к ее ногам?!
Но есть двуногие созданья,
Людьми их трудно называть,
Они стремятся состоянья
На страшном горе наживать.
Чем больше бойня разгорится,
Тем больше денег в их карман.
Чтоб это все могло случиться,
Годится тут любой обман.
Все это так. Но есть другое:
В крови и в сердце, как огонь, -
Земля отцов. Еще святое -
Твой дом, друзья. А их не тронь!
Еще есть честь. А проще - совесть.
Она основа бытия.
Война свою напишет повесть,
Где нет позерства и вранья.

Денис Давыдов. Он ведь тоже
Свое, родное защищал.
И дом, где штаб был расположен,
Его отцу принадлежал.
Бородино - его именье.
Здесь лес и поле, все свое.
Слетелось к милому селенью
Французских полчищ воронье.
Судьба Отчизны здесь решалась,
Об этом каждый воин знал.
И ярость в сердце разгоралась,
И долг священный к бою звал.
Здесь все равны, как перед богом,
Крестьянин ты иль дворянин,
Иль молишься высоким слогом,
Иль тихо крестишься один.
Ведь пуля здесь не выбирает,
Не тронь, мол, «голубая кровь»,
Она, напротив, всех равняет
И смерть приносит вновь и вновь.
Сошлись в сраженье грозном силы:
Одна - врагов коварных рать,
Другая - воины России,
Готовы насмерть здесь стоять.
Бородино вновь подтвердило,
Что Русь священная жива.
В народном духе скрыта сила,
Хоть и оставлена Москва.
Денис Давыдов быстро понял,
Что партизанская война
Весь ход событий переломит,
Получит враг свое сполна.
Порыв Дениса благородный
Кутузов все же поддержал.
В отряде партизанском сводном
Давыдов командиром стал.
Еще он понял и другое,
Что в этой праведной войне,
С народом связь усилит вдвое
Отпор врагу по всей стране.
Денис надел кафтан мужицкий,
Оброс курчавой бородой,
На грудь повесил образ близкий,
Где Николай сиял святой.
Учил крестьян, как им с врагами
Хитрее нужно поступать:
Встречать французов пирогами,
Побольше водки наливать.
Когда ж забудутся сном пьяным,
Оружье все у них забрать
И отомстить всем басурманам,
Быстрее избу поджигать.
А свой родной отряд Давыдов
Силенкой свежей укрепил,
Он покровительства для вида
У губернатора просил.
Тот в ополчении в то время
Калужский возглавлял отряд.
Денису он без сожаленья
Отдал отчаянных ребят,
Казачьих два полка. И с ними
Давыдов грозной силой стал.
И впредь делами боевыми
Французу сильно докучал.
В который раз тропою тайной
Ведет отряд он по лесам.
Лишь лошадь здесь всхрапнет случайно,
Мелькнут лишь тени по кустам.
В начале сентября Давыдов
В Медынских воевал лесах.
Отряд французских фуражиров
Разбил он быстро в пух и в прах.
Селенье Токарево занял,
Как град на голову упал,
Французов будто одурманил,
Они в плену. Отряд пропал...
В то время губернатор Вязьмы,
Французский генерал Дильер,
Собрав все конные команды,
Предпринял ряд серьезных мер.
Согласно грозному приказу,
Стереть отряд с лица земли,
Две тысячи французов сразу
На партизан стеной пошли.
Окружат и задавят силой.
Но партизанам не впервой.
Денис заметил: «Не учтиво»,
Тряхнув кудрявой головой.
И захватив вновь два обоза,
Как заяц, свой запутал след.
Укрыли гжатские березы,
Свои прошли - французы нет.
С тех пор ни дня не проходило,
Чтобы отряд не воевал.
«Братьям мусью» не скучно было,
Так кто же их в Россию звал?
Обозы, пленные, оружье -
Трофеи эти день за днем.
Денис Давыдов верно служит.
Ну, а награды? Что при нем?
Наполеонова «награда»,
А что еще тот мог сказать?
- Исполнить приговор так надо:
При задержанье - расстрелять!
Конечно, были и награды.
Но ведь не все, что заслужил.
Потом он скажет без бравады,
- Родился и затем я жил,
Чтоб быть полезным для России.
И в эти грозные года
Свое умение и силы
Я за нее одну отдал.

Любивший бой, друзей и службу,
Гусар он с головы до ног.
Ценивший смелость, честь и дружбу,
Гусарству изменить не смог.
Другие были б только рады...
Предложено ему: принять
Монарха милость и, в награду,
Бригадным командиром стать.
Какая честь! И лестно было.
Бригада конных егерей.
Готовь, Давыдов, бритву, мыло
И брей усы свои скорей.
Придется с ними, друг, расстаться.
Ус не по форме егерям.
- Помилуйте, увольте, братцы!
Мужская ж честь! И вздохи дам!
От повышенья отказался.
Менять свой облик он не стал.
И в жизни, и в стихах остался
Давыдов как лихой гусар.
Еще мы знаем, был поэтом.
(Учился Пушкин у него).
Гусарским удалым куплетом
Восславил дружбы торжество.
Ну, а любовь? Его романы
Удел других поэм, друзья.
И личной жизни партизана
Коснуться здесь не смею я.
Его, как брата, принимаю
В свое я сердце целиком.
Эпохи разные. Я знаю,
Со мной он даже не знаком.

Вместо эпилога

Но дети мы одной земли,
Одна нас Родина взрастила.
Эпоха грозная вдали.
О предках память - наша сила.
А на земле моей растут
Другие славные мальчишки.
Их также матери зовут
Мишутки, Сашеньки, Дениски.
В войну играет мой сынок,
Не чувствуя изнеможенья,
И учит в школе назубок
Про Бородинское сраженье.
Я научу любить его
Простор полей и вечер синий,
Осенний клекот журавлей
И землю милую Россию.
И пусть гордиться будет он,
Что живы в памяти народной
Герои давних тех времен,
Их славный подвиг благородный.
Владимирские Поэты и писатели

Категория: Писатели и поэты | Добавил: Николай (19.04.2021)
Просмотров: 17 | Теги: Поэт, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru