Главная
Регистрация
Вход
Вторник
04.10.2022
17:17
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1479]
Суздаль [449]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [480]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [141]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [168]
Гусь [187]
Вязники [343]
Камешково [114]
Ковров [426]
Гороховец [129]
Александров [290]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [91]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [119]
Писатели и поэты [188]
Промышленность [129]
Учебные заведения [152]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [50]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2230]
архитекторы [30]
краеведение [68]
Отечественная война [267]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [40]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Петушки

Аронов Борис Михайлович

Борис Михайлович Аронов

Борис Михайлович по профессии врач, по натуре романтик и путешественник. Живёт и работает в старинном городе Покров Владимирской области.


Борис Михайлович Аронов

Кабинету УЗИ 20 лет (2012 год)

Кабинет ультразвуковой диагностики один из самых посещаемых в Покровской городской больнице. Сюда на приём приходят взрослые и дети, здесь будущие мамы узнают, кто у них родится через несколько месяцев, девочка или мальчик. А заболевшим пациентам уточняется диагноз.
Кабинету УЗИ-диагности исполнилось 20 лет, и все эти годы здесь трудится строгий доктор Аронов. В связи с юбилейной датой Борис Михайлович в своём интервью вспоминает, как всё начиналось.
Корр.: Борис Михайлович, каким был первый аппарат, который появился в этом кабинете, японским или отечественным?
Аронов: Начну с того, что аппарат больница пытались приобрести целый год. Тогда это было непросто, и ничего у нас не получалось. Наши аппараты были несовершенными, да и японские тогда совершенными трудно было назвать. Для того, чтобы купить японский аппарат, было необходимо сделать заявку. И от решения приобрести такой аппарат до его приобретения проходило два-три месяца, иногда полгода. Но у нас приобрести японский аппарат не получилось. И тогда на некоторых военных заводах, российские НИИ пытались изготовить отечественный аппарат. Вот такой аппарат нам достался, изготовили его на Арзамасском заводе. Это было серийное изделие. И на этом аппарате в этой комнате 18 мая 1992 года у нас всё началось. Первый аппарат до сих пор работает, и в экстренных ситуациях, когда нет возможности привезти больного в стационар, он незаменим. До сих пор в хирургическом отделении мы его иногда используем.
Тогда в районе у нас был второй ультразвуковой кабинет. Первый открылся в Костерёво. А сейчас, конечно, во всех больницах есть ультразвуковая современная аппаратура. Конечно, за 20 минувших лет медицинская техника шагнула далеко вперёд, и то, что было, по сравнению с тем, что мы имеем сейчас, это как небо и земля. Тогда мы больше догадывались, чем видели, можно сказать.
С появлением ультразвуковой диагностики в целом очень сильно изменились в лучшую сторону возможности врачей. Мы стали диагностировать то, что сделать рентгенологическим методом было нельзя или очень сложно. Поэтому тогда, 20 лет назад, и назрела необходимость приобретения аппарата УЗИ. А до его появления нашей больнице выделялось два места в неделю в областной больнице. Два человека мы могли направить туда в кабинет УЗИ-диагностики.
Корр.: Борис Михайлович, с каких исследований Вы начинали тогда, 20 лет назад, и как отнеслось к этому население?
Аронов: Тогда мы смотрели только брюшную полость. С открытием кабинета количество пациентов стало исчисляться сотнями. То есть, в месяц мы смотрели около ста человек. А показаний для ультразвуковых исследований масса. Несмотря на то, что первый аппарат в сравнении с сегодняшним был очень несовершенным, мы очень многое видели. Те заключения, которые делались в этом кабинете, как бы проверялись во время хирургических операций и помогали оценить возможность метода.
Корр.: Аппаратура, которая сегодня находится в кабинете УЗИ -диагностики, давно получена? Вам приходится проходить дополнительное обучение в связи с получением новой техники?
Аронов: Аппаратура менялась недавно. Сейчас у нас современный аппарат с возможностями исследования сосудов. Если говорить об обучении, то в другом плане. Врач должен учиться постоянно. Случаи, с которыми приходится сталкиваться ежедневно, требуют изучения литературы, периодической и монографической. Поэтому сказать об учёбе как о чём-то разовом нельзя.
Появление новой аппаратуры расширило наши возможности, и теперь мы занимаемся исследованием сосудов, щитовидной железы, слюнных желёз, глазного яблока, что требует изучения этих областей. Даже если человек едет куда-то на усовершенствование (обычно это в Москве происходит), всё равно все возможные ситуации, с которыми нам приходится сталкиваться, в процессе обучения не рассмотришь. Врач должен уметь работать с литературой, это обязательно.
На новом приборе, который сегодня находится в работе, нельзя исследовать сердце. Но в дальнейшем, если больница приобретёт такой прибор, это направление ультразвуковой диагностики будет осваиваться. Вообще кардиологические аппараты и аппараты для брюшной полости, для беременных заметно отличаются друг от друга в плане изображения. Если здесь заниматься ультразвуковой кардиологией, нужен вообще отдельный прибор, ещё один. В будущем, может быть, это будет возможно, жизнь требует своё.
Аппарат, которым сейчас мы располагаем, имеет достаточно много возможностей, но опять-таки на нём нельзя смотреть головной мозг новорождённых детей черед родничок. Нет соответствующего датчика. Если больница его приобретёт, то возможность кабинета УЗИ-диагностики расширится в этом направлении.
Корр.: Борис Михайлович, до открытия кабинета УЗИ-диагностики Вы работали в рентгенкабинете. Тот и другой метод исследования дополняют друг друга?
Аронов: В принципе, в большинстве стран, и наша страна сейчас подошла к такому пониманию: УЗИ и рентгенологическая диагностика неразделимы. Так и есть на самом деле. Один метод дополняет другой. Поэтому специалиста по лучевой диагностике (так это называется) готовят по нескольким направлениям. В том числе по классической рентгенологии, которой я занимаюсь много лет. И появление ультразвуковой диагностики можно расценивать как дополнение к рентгенологии, которая в больнице существовала много лет. Первый рентгеновский аппарат был установлен здесь в 1913-14 году, практически сто лет назад.
Сейчас у нас вполне современная рентгеновская аппаратура. В этом кабинете есть персонал, ещё один доктор-рентгенолог, два лаборанта: Геннадий Николаевич Александров, Галина Васильевна Александрова, Александра Степановна Леонтьева. А в кабинете УЗИ-диагностики я работаю один.
На приём приходит много людей, от 30 до 40 пациентов. Ежедневно исследуются брюшная полость, гинекология, акушерство, щитовидная железа, слюнные желёзы, сосуды шеи, сосуды ног, коленный сустав, глазное яблоко. Востребованность этих исследований огромная. Поэтому я сижу здесь с утра до вечера — то здесь, то в рентгенкабинете.
В Покровскую городскую больницу я пришёл по направлению после окончания мединститута, и работаю здесь много лет. По праву старожила сердечно поздравляю весь медицинский персонал с нашим профессиональным праздником — Днём медицинского работника и желаю всем здоровья, семейного благополучия, а также перемен к лучшему. Пусть они произойдут, как говорится, ещё в нашей жизни. Нельзя говорить о здоровье нации, ничего не делая для улучшения работы первичного звена — городских больниц, персонал которой много лет работает на собственном энтузиазме. Пусть наши надежды оправдаются.
(Газета «Покров смотрит в будущее» Выпуск № 23 (434))


Борис Михайлович Аронов

В 2009 г., возвратившись из очередной поездки, он поделился своими впечатлениями на страницах газеты «Покров смотрит в будущее». Заметка получилась очень интересной и познавательной. А чуть позже родился первый небольшой рассказ, такой же интересный, наполненный житейской мудростью.
Он автор пяти сборников стихов: «Полутонна», «Отражения», «День за днём» и «Этюд с натуры», вышедших во владимирских издательствах.
Творчество покровского поэта импонирует своей естественностью образов и близостью к живой природе. Борис Михайлович тонко чувствует красоту. Его стихи – это карандашные рисунки и акварельные этюды. Борис Аронов по своей природе дарования – живописец. Это подтверждает его пятый поэтический сборник «Многоточие…»

Выпустил две книги рассказов. В каждый новый успех автора вложена частичка его души. Текст рассказов хорошо передаёт увиденное, услышанное и пережитое. Творчество приглашает к глубоким раздумьям, размышлениям, мы встречаем в повествованиях восхищение родной природой, мудростью и мужеством человека. Особенностью прозы Б. Аронова является, пожалуй, умение передавать характеры героев через прямую речь и диалоги.
Каждый рассказ несёт большую психологическую и эмоциональную нагрузку, заставляет задуматься, осмыслить, сделать собственный вывод.

Борис АРОНОВ
СИНЯЯ КАСТРЮЛЬКА
Рассказ

Одним летним вечером Тимофей Ильич - небольшого роста подвижный человек лет семидесяти - отправился в онкологическую клинику навестить Василия Федоровича - своего приятеля и ровесника. Вместе они проработали в одном отделе чуть ли не тридцать лет и почти одновременно ушли на пенсию. Последний раз он видел Василия Федоровича месяца три назад; тогда тот был здоров, по крайней мере с виду... Теперь, отыскивая нужное отделение, Тимофей Ильич говорил себе, что все, может быть, не так уж серьезно - бывает же: положат, к примеру, человека на обследование, ничего не найдут и выпишут...
В окна палаты, в которой стояло не меньше десяти коек, било заходящее солнце. Тимофей Ильич, прищурившись, остановился на пороге и никак не мог отыскать глазами своего приятеля. Он было подумал, что случайно попал не туда, как вдруг услышал, что кто-то зовет его по имени, и понял: желтый худой человек, лежащий у окна - это и есть Василий Федорович.
- Что, даже не узнал сразу? - слабо проговорил он, когда Тимофей Ильич присел на стул около кровати, - я и сам себя теперь не узнаю...
- Да брось ты... просто здесь солнце в глаза... сходу не сориентируешься, - пробормотал Тимофей Ильич и замолчал. По дороге сюда он собирался при встрече сказать своему приятелю что-нибудь вроде «кончай симулировать, пойдем пиво пить», но теперь молча стал выкладывать на тумбочку принесенные апельсины.
- Зря тратился, - покачал головой Василий Федорович, - не хочу я ничего...
И, немного приподнявшись на локтях, вздохнул:
- Говорят, в желудке у меня этот... который с клешнями...
- Операцию будут делать?
- Нет... сказали... пока так полечат...
В открытое окно лился запах цветущих лип. Издалека доносился уличный шум.
- Ты ж по весне вроде как в порядке был? - проговорил Тимофей Ильич.
- Да вишь, болячка эта какая подлая... поначалу только вкус у меня изменился... и больше ничего... понимаешь, ем, а вкус не тот... ну а потом пошло-поехало...
По дороге домой Тимофей Ильич встретил в трамвае одного знакомого, и когда тот спросил, откуда он едет, рассказал, что навещал в больнице приятеля, который болеет раком и, похоже, умирает.
- А лет ему сколько? - поинтересовался собеседник, и когда услышал ответ, развел руками, дескать, чего же вы хотите!
«Да, - подумал Тимофей Ильич, - видно, возраст у нас такой. Помрешь в одночасье - никто и не удивится!»
Дома, когда Анна Петровна - жена - спросила о Василии Федоровиче, он только рукой махнул, а ночью долго не мог уснуть, перебирая так и этак увиденное и услышанное сегодня.
На следующее утро Тимофею Ильичу нужно было ехать в железнодорожные кассы за билетами - через две недели они с женой собирались к морю. Когда он сел завтракать - овсянка и чай - ему вдруг показалось, что у еды сегодня какой-то необычный вкус... Тимофей Ильич было забеспокоился, но толкотня в очереди на время отвлекла его от этих мыслей. Однако за обедом все повторилось... Тимофей Ильич не доел суп, отказался от плова и прилег на диван с газетой. Через несколько минут в комнате появилась жена.
- Ты заболел что ли?
- Да так... ерунда, - ответил Тимофей Ильич и, промаявшись весь вечер, лег спать без ужина.
Ночью он все вспоминал слова Василия Федоровича о том, как начиналась его болезнь. На рассвете тихо, чтобы не разбудить жену, поднялся и согрел себе чаю. И опять вкус показался ему странным... Тимофей Ильич вылил содержимое чашки в раковину и вышел на балкон. Внизу во дворе было еще сумеречно, но отблески восходящего солнца уже отражались в окнах верхних этажей стоящей напротив высотки.
«Что же мне теперь делать, - подумал он, - неужели к врачу идти?..»
Тимофей Ильич вспомнил, что накануне ему достались билеты на хороший поезд, грустно подумал, что с поездкой теперь может ничего не получиться, но жене решил пока ничего не говорить.
Однако за завтраком, когда он вяло ковырял вилкой омлет, Анна Петровна понемногу выведала у него все.
- Выдумываешь ты, ей богу, - покачала головой она, - чересчур впечатлительный под старость стал!
Но, поскольку Тимофей Ильич продолжал пребывать в дурном настроении и даже как-то осунулся, Анна Петровна решила действовать. Когда он ненадолго спустился во двор, она стала звонить Никите — старшему внуку, который год назад окончил медицинский, работал ординатором в клинике и, разумеется, консультировал всех родственников и знакомых.
- Так значит, второй день это с ним? - уточнил Никита после того, как Анна Петровна закончила свой рассказ.
- Второй, - вздохнула она, - то ли на друга своего насмотрелся, у которого рак, то ли в самом деле что-то есть — кто его знает!
И, помолчав немного, всхлипнула:
- Не дай бог!
В ответ внук глубокомысленно сказал: «Ага» и пообещал завтра же все устроить.
На следующее утро Никита заехал за дедом и, несмотря на его протесты, повез к себе на работу.
- Ты это... билеты не забудь сдать, если что, - сказал напоследок жене Тимофей Ильич.
- В каком смысле «если что»? - сердито посмотрела на мужа Анна Петровна.
- Ну, мало ли, - неопределенно пожал плечами он.
Анна Петровна демонстративно покрутила пальцем у виска, но, когда за Тимофеем Ильичом закрылась дверь, не выдержала и заплакала.
В клинике Никита шепнул своему заведующему, что это - его дед, и у него «нельзя исключить опухоль». И Тимофея Ильича чуть ли не полдня обследовали на разных аппаратах. Когда же все было пройдено, заведующий, собравшийся было познакомить молодых докторов с диагностикой рака, вынужден был ограничиться заключением, что у людей пожилого возраста тоже встречаются абсолютно здоровые органы.
Никита с дедом возвратились домой около трех. Узнав о результатах, Анна Петровна успокоилась и стала накрывать на стол. Однако, проглотив две-три ложки щей, Тимофей Ильич отставил тарелку.
- Что, опять вкус не такой? - покачала головой Анна Петровна. - Сказали же - все у тебя в порядке!
- А, может, просто не видно пока...
- И охота тебе ерунду говорить!
В это время в дверь позвонили, Анна Петровна вышла в прихожую, и было слышно, как она о чем-то говорит с заглянувшей на минутку соседкой.
- Зря ты, дед, бабушку огорчаешь, - сказал Никита, принимаясь за второе.
И добавил:
- У тебя ж всегда аппетит - во какой был!
- Ну, ты скажешь - всегда! - хмыкнул Тимофей Ильич. - Вот помню в детстве болел я чем-то... мать поесть принесет, а я не хочу... фельдшер придет, скажет - ешь, а то не выздоровеешь... а я не хочу...
- И как же?
Тимофей Ильич сделал несколько глотков чая, поморщился и заговорил снова:
- Однажды мать в город поехала, а там на вокзале старушка кастрюльку продает... купите, говорит, в ней что ни сготовишь - пальчики оближешь... ну мать и купила... синяя такая была кастрюлька, а крышка - в красный цветочек. Потом дома кашу манную мне варила - вкуснее, кажется, ничего не ел... Так и выздоровел.
На лице Тимофея Ильича появилась слабая улыбка.
- А сейчас эта кастрюлька где? - поинтересовался Никита.
- А кто ее знает. Времени-то сколько прошло!
В этот момент в комнату возвратилась Анна Петровна.
- Ну, хоть котлету съешь! - умоляющим голосом попросила она мужа.
- Что-то не хочется, - покачал головой Тимофей Ильич и ушел к себе.
- С ума он меня сведет, честное слово, - вздохнула Анна Петровна.
И, присев рядом с Никитой, спросила:
- У тебя, внучек, как дела?
- Представляешь, бабуль, мы тут в выходные на экскурсию собрались, а вчера из бюро позвонили, говорят - отменяется!
- А ты с кем ехать хотел?
- Да так, с подругой одной...
- Бери свою подругу и поезжайте к нам в Ильинку. Накупаетесь, позагораете... Там в июне Даша с детьми была, а сейчас никого.
И, помолчав немного, поинтересовалась:
- Подруга-то симпатичная?
- Ничего... Катей зовут.
И добавил:
- Работаем вместе.
- Жениться тебе пора, - заключила Анна Петровна и потрепала его по густой шевелюре.
Ильинкой называлась деревня, в которой Тимофей Ильич родился и вырос и откуда семнадцатилетним парнем уехал поступать в институт. Отучившись, он остался в городе, но деревенский дом после смерти родителей продавать не стал. В бревенчатую пятистенку приезжали на выходные, а порой и на весь отпуск то одни, то другие родственники. Дом стоял на пригорке, внизу текла среди камышей медленная речка, а невдалеке шумела березовая роща.
До Ильинки было полтора часа езды на автобусе. Никита с Катей отправились туда в пятницу после работы и около восьми уже окунулись в парное молоко июльских деревенских сумерек.
В субботу погода испортилась. С самого утра по небу шли низкие облака, накрапывал дождь. Намеченный было поход в лес пришлось отменить.
- Кстати, здесь на чердаке полно старых журналов, - вспомнил Никита, - хочешь посмотреть?
Журналов и в самом деле было много. Они лежали на сундуке, на полках и просто на полу. Катя переходила от стопки к стопке, а Никите попалось несколько номеров «Крокодила» и, перелистывая их, он веселился вовсю.
Между тем барабанная дробь дождя стала стихать и, наконец, сошла на нет. Узкий солнечный луч, отыскав какую-то прореху, перечеркнул пространство чердака и, открыв глазу тысячи пылинок, уперся в дальний угол. Там среди разного хлама что-то синело и, когда Никита подошел поближе, оказалось, что это... кастрюлька с мелкими красными цветочками на крышке.
- Неужто та самая? - вырвалось у Никиты, и Катя вопросительно на него посмотрела. Никита принялся рассказывать ей все, с самого начала, а солнечный луч тем временем погас, и дождь снова застучал по крыше.
В воскресенье, едва возвратившись в город, Никита помчался к старикам. Дверь открыла Анна Петровна.
- Дед наш совсем загрустил, - стала жаловаться она чуть ли не с порога, - что ни поест - вкус ему не нравится... и все больше молчит, а ведь недавно такой говорун был...
- А сам-то он где?
- В магазин послала, чтоб проветрился.
Она вздохнула, смахнула слезинку.
- По правде говоря, не знаю что и делать...
- Не переживай, бабуля, - сказал Никита, - сейчас мы ему лекарство готовить будем.
И поинтересовался, доставая из сумки синюю кастрюльку:
- У тебя манка есть?
- В этой кастрюле варить что-ли, - удивилась Анна Петровна, - да разве у нас больше не в чем?
- Не спорь, бабуля, считай, так врач назначил!
Анна Петровна пожала плечами и, недоумевая, принялась варить кашу. Когда все было готово, Никита водрузил кастрюльку на стол и прикрыл полотенцем.
- Не понимаю, к чему это все... - начала было Анна Петровна, но тут в прихожей щелкнул замок, и в кухне появился Тимофей Ильич.
- Как отдохнул? - спросил он Никиту, но видно было, что мысли его витают где- то далеко.
- Нормально, - кивнул Никита и, хитро посмотрев на Тимофея Ильича, спросил:
- Дед, хочешь фокус?
И, не дожидаясь ответа, сдернул полотенце с кастрюльки.
- Вот это да! - произнес Тимофей Ильич с радостным удивлением в голосе. — Это где ж ты ее раздобыл?
- На вокзале купил, у неизвестной старушки, - засмеялся Никита, - сказала, каша будет - пальчики оближешь! Попробуешь?
Анна Петровна переводила взгляд с деда на внука и ничего не могла понять. Тимофей Ильич тем временем зачерпнул одну ложку, потом вторую...
- Ну как на вкус? - поинтересовался Никита.
Вместо ответа дед поднял большой палец и снова занялся кашей.
- Может, тебе и бутерброд сделать? - осторожно спросила Анна Петровна и, когда Тимофей Ильич кивнул, стала намазывать масло на хлеб, торопливо, боясь, что он вдруг передумает.
Владимирское региональное отделение Союза Писателей России
Владимирская энциклопедия

Категория: Петушки | Добавил: Николай (26.05.2022)
Просмотров: 86 | Теги: покров, врач, писатель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru