Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
28.11.2021
13:56
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1425]
Суздаль [438]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [456]
Музеи Владимирской области [61]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [241]
Судогодский район [110]
Москва [42]
Петушки [161]
Гусь [167]
Вязники [319]
Камешково [106]
Ковров [404]
Гороховец [127]
Александров [275]
Переславль [115]
Кольчугино [82]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [115]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [94]
Учебные заведения [139]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [38]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1966]
архитекторы [8]
краеведение [58]
Отечественная война [264]
архив [6]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [37]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [27]

Статистика

Онлайн всего: 40
Гостей: 40
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Казанский Виктор Васильевич

Казанский Виктор Васильевич

Казанский Виктор Васильевич (20.04.1918-24.12.1992) - доктор технических наук, руководитель отделения ракетно-стартовых систем Научно-исследовательского института № 88 (ЦНИИмаш). Принимал непосредственное участие в становлении и развитии отечественной ракетно-космической техники.


Виктор Васильевич Казанский

В.В. Казанский родился 20 апреля 1918 года в г. Шуе Владимирской губернии (ныне Ивановская область) в семье военнослужащего.
Его дедушка по отцу - Федор Васильевич, священник Вознесенской кладбищенской церкви г. Шуи. Его отец - Василий Федоровиче Казанский, потомственный почётный гражданин г. Шуи.
В 1920-е годы семья Казанских переехала во Владимир. Вспоминая об этих годах своей жизни, В.В. Казанский писал: «Как и все в это тяжёлое время, мы голодали, переезжали из одного города в другой по месту службы отца (всё в средней России). Осели мы во Владимире, отец - подполковник войск связи, преподавал в военном училище. Мать вела домашнее хозяйство, временами работала диктором на радио (она окончила высшие женские курсы)».
В семье кроме Виктора был ещё один сын - Юрий, 1923 года рождения. В 1942 году Юрий ушёл по комсомольской путёвке на фронт и погиб в январе 1943 года под городом Мга в Ленинградской области. Память о старшем лейтенанте Юрии Васильевиче Казанском увековечена в первом томе Книги Памяти Владимирской области.
В 1935 году Виктор Казанский окончил во Владимире среднюю школу и поступил в МВТУ им. Баумана, но доучиться не удалось. Началась Великая Отечественная война, и Казанский был направлен «на работу в промышленность».
Осенью 1941 года на Урале около города Златоуста в районе железнодорожной станции Уржумка на площадях строящегося машиностроительного завода было размещено оборудование заводов, эвакуированных сюда из Тулы и Подольска. Казанский принял непосредственное участие в организации и создании на новом месте завода по производству пулемётов и авиационных пушек конструкции Волкова-Ярцева для штурмовиков «Ил» и истребителей Лавочкина, которые начали выпускать в том же 1941 году. В 1942 году на заводе было налажено производство автоматов ППШ (конструкции нашего земляка Г.С. Шпагина), а в 1943 году - противотанковых ружей.
В 1944 году Казанского отозвали в Москву для завершения образования в МВТУ. Закончив в мае 1946 года институт, он был зачислен в аспирантуру, но учиться здесь не удалось. В соответствии с приказом министра вооружения Д.Ф. Устинова В.В. Казанского «откомандировали на спецкурсы». По окончании курсов молодого инженера отправили на стажировку в Германию.
В Германии в это время уже год работала Техническая комиссия в составе группы специалистов-ракетчиков, среди которых были С.П. Королев, Л.А. Воскресенский, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, В.П. Бармин, А.М. Исаев, М.С. Рязанский, В.П. Мишин и др. В задачи группы входило следующее: воссоздать, по возможности, из разрозненных узлов и агрегатов несколько ракет, испытать их, изучив тем самым опыт немецкого ракетостроения. Техническая комиссия, возглавляемая Л.М. Гайдуковым и Г.А. Тюлиным, рассредоточилась в Советской зоне оккупации Германии, а также в районах расположения бывших немецких ракетных центров в Польше и в Чехословакии.
Здесь необходим небольшой экскурс в историю. В марте 1945 года американскими войсками вблизи германского города Нордхаузен был захвачен завод по производству ракет А-4 (техническое обозначение ракеты ФАУ-2). В соответствии с согласованным планом, в феврале 1945 года на Крымской конференции руководителей трёх союзных держав этот район Германии должен был находиться в Советской зоне оккупации. Поэтому после окончания войны войска союзников ушли и передали его Советской администрации. Но при этом союзники забрали практически всю готовую материальную часть: ракеты А-4, приборы, системы управления, агрегаты ракеты и наземного оборудования, а также всю основную часть документации. Объём вывезенного позволил США с весны 1946 года запустить на американском полигоне ракету А-4 и осуществить большое количество запусков этих ракет в Англии. В США было вывезено также 150 ведущих учёных и лучших специалистов-ракетчиков - разработчиков ракеты А-4. В числе известных учёных был и главный конструктор Вернер фон Браун.
Наличие в США атомного оружия и возможность создания силами немецких специалистов носителя такого вида вооружения — всё это явилось для Советского Союза серьёзной угрозой. Надо было срочно навёрстывать упущенное. Назрела необходимость начать исследования в области ракетной техники в государственном масштабе.
13 мая 1946 года в Советском Союзе было принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в соответствии с которым в стране были созданы научно-исследовательские институты и конструкторские бюро с опытным и серийным производством. 16 мая 1946 года на базе подмосковного артиллерийского завода № 88, который выпускал противотанковые, корабельные и зенитные орудия, был создан НИИ-88. Начальником института был назначен генерал-майор Л.Р. Гонор, главным конструктором - С.П. Королёв. Головным учреждением по разработке и производству образцов ракетной техники стало министерство вооружения. Для проведения испытаний ракетной техники в 100 километрах восточнее города Сталинграда, вблизи железнодорожной станции Капустин Яр был создан Государственный центральный полигон. Начальником полигона был назначен генерал-лейтенант (впоследствии генерал-полковник) артиллерии В.И. Вознюк.
Как уже было сказано, в июле 1945 года в Германию была направлена наша группа специалистов-ракетчиков. Позднее в эту группу вошли и военные специалисты. Технической комиссией в районе Нордхаузена в штольне подземного завода «Миттельверт» были найдены остатки незавершённого производства ракет А-4. Но не оказалось ни полной технической документации, ни укомплектованных приборами и системами образцов ракет. Позднее на этом заводе организовали сборку этих ракет. В районе города Леестен был создан испытательный участок ракетных двигателей, а в городе Блейхероде организованы работы по восстановлению системы управления ракет А-4. В то же время группой советских специалистов, объединённых в институт «Берлин», велись работы по восстановлению технической документации. Все работы по освоению ракеты А-4 в Германии объединили в рамках института «Нордхаузен». Начальником института был назначен Л.М. Гайдуков, а главным инженером - С.П. Королёв.
Виктор Васильевич Казанский прибыл в Германию летом 1946 года в группе молодых инженеров, которые после окончания специальных ракетных курсов были командированы в Германию для ознакомления с немецкой ракетной техникой и для её изучения. В основном в группу вошли молодые выпускники различных технических вузов страны. Но были и «старички», проработавшие всю войну на оборонных заводах. Таким на тот момент считался и В.В. Казанский.
На следующий день после прибытия группу молодых специалистов принял в институте «Берлин» В.П. Бармин, в последующие годы — академик, сподвижник С.П. Королёва, создатель большинства наземных и шахтных пусковых установок. Молодых специалистов ознакомили с разработками немецких ракетчиков, начиная с ракеты А-4 и кончая значительно меньшими по размерам и значению ракетами.
В институте «Нордхаузен» произошла и первая короткая встреча В.В. Казанского с С.П. Королёвым. «По утрам мы забирали нужные нам чертежи (синьки, конечно), которые у немцев хранились в толстых папках-скоросшивателях с дырочкой в корешке <...>. С двумя такими папками иду к себе. Навстречу - он - в военной форме полковника, без фуражки. Крепкого сложения, плотно посаженная голова, прекрасный высокий лоб, глаза тёмно-карие, смотрящие не на меня, а в меня - внутрь. («А что ты из себя представляешь?»)
«Новый сотрудник?» - Объясняю, откуда и зачем.
- «Ну, как ракета - нравится?» - С трудом выдавливаю из себя: «Нет». - Глаза сразу сужаются, и лицо как-то темнеет. - «Почему? Объясни. А, впрочем, зайди ко мне». - Заходим в кабинет. Сажусь как обвиняемый.
- «Из МВТУ? Однокашники, значит. Когда кончил?» - Говорю, что только в мае. - Удивлён: «Как так?» - Объясняю, что поступил в 1936 году потом война, и только сейчас представилась возможность защитить диплом.
- «Понятно. Ну так что не нравится?» - Отвечаю, как на экзамене: «Компонентов много, стоять в состоянии готовности не может, зажигание принудительное». - Смотрит на меня сердито. - «Задача ракеты летать туда (указывает пальцем в потолок). Это не военная игрушка!» К счастью, входят двое с бумагами. Интерес ко мне потерян (если он и был), протягивает руку, и я ощущаю тёплую, нежёсткую ладонь».
Громадное впечатление на В. Казанского произвёл подземный город-завод по производству и сборке ракет А-4, а также показательное испытание двигателя этой ракеты на испытательной станции. Группа молодых специалистов побывала в городе Галле, институте «Раабе», где они ознакомились с макетами и подлинными блоками системы управления ракет А-4. Книги, чертежи, модели - всё это стало для молодого инженера подлинным открытием. После ознакомления с объектами молодым специалистам предложили определиться с собственными техническими интересами, выбрав то направление, которое в дальнейшем явится основой инженерно-конструкторской деятельности каждого. Виктора Казанского больше привлекли ракетные системы, находящиеся в стадии экспериментальных испытаний, документация и материальная часть которых была обнаружена не полностью и требовала решения целого ряда технических вопросов. Обладая творческими способностями, имея хорошую инженерную подготовку и практические навыки, обретённые на уральском заводе, он включился в работу по зенитным ракетным комплексам. В связи с окончанием войны немцы так и не успели их доработать. В городе Пенемюнде удалось собрать несколько папок с документами по зенитному комплексу «Вассерфаль» («Водопад»), но документация по системе управления не была найдена. «Вассерфаль» - самая крупная из зенитных ракет примерно вдвое меньше ракеты А-4 и, по мнению Казанского, с военной точки зрения выгодно отличалась от неё рядом конструктивных решений. Кроме ракет «Вассерфаль» немцы параллельно вели разработку ещё двух зенитных ракет меньшей мощности - «Шметтерлинг» («Бабочка») и «Тайфун», которые не успели отработать и поставить на вооружение.
К концу 1946 года все советские специалисты вместе с восстановленной документацией, подготовленной материальной частью для 11 ракет А-4 были срочно отправлены в Москву. Дальнейшие исследования и поиски в области зенитных ракетных систем были прекращены. Вместе с советскими специалистами в Советский Союз были отправлены и некоторые немецкие специалисты с семьями.
По прибытии в Москву В.В. Казанский получил в министерстве вооружения направление на дальнейшую работу во вновь созданный научно-исследовательский институт по ракетной технике (НИИ-88), располагавшийся в подмосковном Калининграде (ныне г. Королёв).
При создании в 1946 году НИИ в его составе было образовано только одно конструкторское бюро (КБ), в которое входило несколько конструкторских отделов со своими начальниками. Один из отделов под № 4 был создан на базе зенитных ракет «Вассерфаль». Его руководителем стал Евгений Васильевич Синильщиков. Структура отдела создавалась попутно с изучением и «осознанием» структуры самой ракеты «Вассерфаль». В этот отдел и был направлен В.В. Казанский, работавший под руководством Синильщикова ещё в Берлине. Позднее отделы были реорганизованы в КБ, а их начальники назначены главными конструкторами.
По прибытии в институт Виктору Казанскому пришлось искать здесь своё место: «Больше всего меня по-прежнему привлекали не вопросы отдельных узлов и агрегатов, а проблемы отработки ракетного комплекса в целом. Переговоры мои с Е.В. Синильщиковым (несмотря на разницу в положении и возрасте, мы находились в дружеских отношениях) привели к мысли о необходимости создания в КБ испытательного подразделения, которое могло бы проводить испытания как отдельных узлов и агрегатов (холодные проливки), так в дальнейшем огневые испытания на стенде и лётные испытания на полигоне». На следующий день после этого разговора идея была одобрена директором НИИ генерал-майором Л.Р. Гонором и Казанский был назначен на должность начальника отделения испытаний зенитных ракет.
15 октября 1947 года в составе группы работников министерства вооружения для «стажировки» Казанский вылетел на полигон в Капустин Яр, куда в начале октября того же года со спецпоездом-лабораторией прибыла группа конструкторов и инженеров-испытателей НИИ- 88 и КБ под руководством С.П. Королёва. Здесь полным ходом шла подготовка к первому в Советском Союзе запуску немецкой ракеты А-4. 18 октября 1947 года на полигоне состоялся первый пуск этой ракеты, а уже в 1948 году - первый пуск нашей ракеты Р-1. Эти пуски возвестили о создании в нашей стране баллистических ракет большой дальности.
Вернувшись после запуска ракеты в институт, Казанский в своём отделении приступил к проектированию и изготовлению стенда для огневых комплексных испытаний ракеты в целом. Началась увлекательная работа, полная творческих поисков. Работы в отделении велись почти круглосуточно. В результате был создан передвижной испытательный стенд на тяжёлом шасси самоходной установки «СУ-100» (на базе танка «ИС»), Такая конструкция позволила перемещаться в любой подходящий район, а также экономить массу конструкторской и производственной работы. В течение 1947 1949 годов в отделе № 4 были разработаны и изготовлены образцы отечественных зенитных ракет Р-101, Р-102. Ракеты, как баллистические, так и зенитные, проходили сначала стендовые испытания, а потом - на Государственном центральном полигоне - лётные. На полигоне были созданы стартовые и технические позиции, подземные бункеры управления. Разработанный в отделении испытаний зенитных ракет стенд позволил испытать несколько полностью собранных зенитных ракет, а также их модификаций (всего более 30). В начале 1950-х годов эта тематика была передана конструкторскому бюро С.А. Лавочкина и стенд был передан на их испытательную базу.
На основании постановления Правительства СССР 13 августа 1956 года из НИИ-88 в самостоятельные организации выделились ОКБ-1 С.П. Королёва вместе с опытным заводом, ОКБ-2 А.М. Исаева и филиал № 2 НИИ-88 на Урале.
В связи с этой реорганизацией существенно изменился характер деятельности института. Прекратились проектно-конструкторские и производственные разработки по созданию ракетных комплексов и ракетных двигателей, а также по огневым испытаниям двигателей и ракет. Перед НИИ-88 были поставлены другие задачи: проведение исследований по обоснованию перспектив развития ракетной и космической техники, разработка рациональной технической политики в области создания стратегического ракетного вооружения и космических систем оборонного, народнохозяйственного и научного назначения. Кроме того, институту была поручена выдача официальных заключений на все предложения и проекты главных конструкторов, касающиеся разработки новых ракет и космических объектов или усовершенствование уже существующих. Институт определялся в этой связи головной научно-исследовательской организацией отрасли. На НИИ-88 возлагались также экспериментально-теоретические исследования в области гиперзвуковой аэродинамики и теплообмена, создания полигонных и стендовых измерительных средств и др. Во второй половине 1950-х годов началась перестройка института под новые задачи, в его структуре были созданы новые отделы. Виктор Васильевич Казанский был назначен руководителем отдела стартовых систем под № 19. Позже Казанский вместе с другим талантливым учёным - В.М. Макушиным — был назначен руководителем одного из подразделений головного отдела № 18. Подразделение осуществляло проектные разработки стартовых установок, решало вопросы обеспечения стойкости ракетных комплексов в целом. Являясь головным отделом института, отдел № 18 формировал и обосновывал техническую политику развития ракетного вооружения.
В первой половине 1960-х годов в нашей стране были хорошо отработаны межконтинентальные стратегические ракеты второго поколения - тяжёлого класса Р-36 и лёгкого класса УР-100, устанавливаемые в защищённые шахтные стартовые устройства. В то время по численности ракет такого класса СССР отставал от США и поэтому в стране был принят и обеспечен быстрый темп ежегодного наращивания указанных выше отечественных стратегических ракетных комплексов. Однако США начали разработку принципиально новой межконтинентальной ракеты «Минитмен-3», несущей не одну, а три боевых головки с их индивидуальным наведением, что явилось серьёзной угрозой для нашей страны, поскольку вело к снижению потенциала сдерживания. С целью повышения защищённости отечественных ракетных комплексов В.В. Казанским и его коллегой В.М. Макушиным был предложен так называемый «миномётный» старт тяжёлой ракеты, что позволяло осуществить выброс ракеты из транспортно-пускового контейнера пороховыми газами и запуск её маршевого двигателя на высоте примерно 20 метров. В этой связи НИИ-88 в лице его директора Ю.А. Мозжорина вышел в министерство общего машиностроения с предложением о повышении степени защищённости уже построенных шахтных стартовых комплексов для ракет, чтобы сделать их мало уязвимыми для нового развивающегося класса американских ракет. Однако предложенный В.В. Казанским и В.М. Макушиным «миномётный» старт в наземных, сильно укреплённых стартовых комплексах требовал решения ряда новых технических проблем, по тем временам достаточно рискованных. И министерство общего машиностроения, а также министерство обороны не поддержали предложенные институтом инициативы. Но руководство института и ведущие научные сотрудники решили отстаивать свои позиции. И вот в 1960-е годы развернулась продолжительная дискуссия по широкому кругу вопросов, касающихся формирования государственной оборонной доктрины и путей развития стратегического ракетного вооружения и, в частности, предметом жарких баталий явилась идея миномётного старта ракет. Дискуссия переросла в так называемый «спор века», в который были втянуты не только главные конструкторы, но и крупные государственные руководители, министры, министерство обороны и который продолжался несколько лет.
В 1967 году НИИ-88 был преобразован в Центральный НИИ машиностроения. В.В. Казанский был назначен начальником отделения ракетного вооружения. Дискуссия тем временем только набирала обороты. В неё уже были вовлечены первые лица страны. Решением ВПК в 1969 году была создана Государственная межведомственная экспертная комиссия под председательством президента Академии наук СССР академика М.В. Келдыша для рассмотрения возникших разногласий сторон и подготовки в этой связи обоснованных предложений, касающихся развития ракетного вооружения стратегического назначения. В конце июля 1969 года в Крыму, на бывшей даче Сталина, состоялся Совет обороны, на котором были заслушаны выводы комиссии. На заседании Совета выступил Ю.А. Мозжорин, изложив позицию ЦНИИмаш по спорным вопросам. Рекомендации института, касающиеся перспектив развития ракетного вооружения стратегического назначения, поддержал Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев, и на их основе было принято соответствующее решение Совета обороны.
После окончания «спора века» авторитет ЦНИИмаша заметно вырос: оказалось, что он не только имеет свою техническую позицию, но и в состоянии отстаивать её в спорах. Но, поскольку институт находился в оппозиции к руководству министерств общего машиностроения и обороны, противостояние не прошло бесследно. В первой половине 1970-х годов по указанию свыше под разными предлогами были уволены видные учёные, активные защитники позиции института, среди которых оказался и Виктор Васильевич Казанский.
В 1974 году в Москве был создан научно-исследовательский центр космической документации СССР (ныне Российский государственный архив научно-технической документации), куда В.В. Казанский после ухода из института был назначен на должность заместителя директора. В 1989 году он ушёл с должности заместителя директора, но продолжал работать в центре. В составе редколлегии, а также в качестве автора, Виктор Васильевич в начале 1990-х годов участвовал в подготовке сборника воспоминаний по истории отечественной ракетно-космической техники (он использован в подготовке данной статьи). Были планы принять участие в работе над последующими сборниками, посвящёнными разработке первого искусственного спутника Земли, запуску первого космонавта, созданию орбитальных станций, изучению планет Солнечной системы и другим этапам развития космонавтики, но смерть помешала Казанскому реализовать эти планы.

Виктор Васильевич Казанский умер в Москве 24 декабря 1992 года.

Источник:
Л.А. Могильная. У истоков ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ. Краеведческий альманах «Старая Столица», выпуск 2
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (14.10.2021)
Просмотров: 33 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru