Главная
Регистрация
Вход
Пятница
03.07.2020
12:48
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1276]
Суздаль [391]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [149]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [243]
Переславль [106]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [101]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Село Васильевское Шуйского района Ивановской области

Село Васильевское

Васи́льевское — село в Шуйском районе Ивановской области России. Административный центр Васильевского сельского поселения. Село расположено в 19 км к северо-востоку от города Шуя на автодороге 24К-111 (Р-71) Шуя — Родники.

Село Васильевское, Шуйского уезда, Владимирской губернии, по достоверному преданию, название свое получило от имени великого князя Василия Ивановича Шуйского и образовалось из бедного „охотного становища" великого князя, которому в 6 верстах от Васильевского принадлежало большое поместье — с. Парское. До начала ХVII столетия оно называлось не „Васильевским", а „Матнинским станом" — от имени речки Матни, на берегах которой выстроилось это село. Полагают, что место, занимаемое теперь селом, некогда было любимым местом соколиной охоты великого князя, который для своих наездов и выстроил здесь хутор. Догадка эта подтверждается отчасти и тем, что на левом берегу р. Матни есть место, известное прежде под именем „княжого двора", а теперь составляющее целую улицу в с. Васильевском — так называемую „Княжовку". В 1608 году небольшой великокняжеский хутор первый раз называется селом, как это видно из исторических актов, изданных Археографической комиссией. Здесь говорится, что в 1608 году село Васильевское было пожаловано тушинским самозванцем думному дьяку Петру Третьякову, при чем упомянуто, что скоро оно подверглось разграблению от литовцев, бродивших тогда по всем ближайшим к Москве областям, а крестьяне этого села были высечены кнутами. Вероятнее всего это событие отнести к 1619 году, когда разграблен был находящийся в двадцати верстах от Васильевского Николо-Шартомский монастырь. В допросных речах Шуйского земского старосты Феодора Иванова, соборного попа Парфена Данилова и всех шуйских посадских людей, данных Шуйскому голове Григорию Петрову Мякишеву, говорится: „в нынешнем 127 (1619) году польские и литовские люди, черкасы из Вязников, воры и казаки в вотчине у Николы Чудотворца были, и войной по селам и деревням стояли и монастырь и монастырские вотчины раззорили… рогатую скотину большую и малую побили, и братию и служек и крестьян посекли и села монастырския пожгли". Вместе с монастырскими селами сожжено было, вероятно, и с. Васильевское, так как оно было как раз на пути польской и казацкой вольницы к Николо-Шартомскому монастырю. Из обыскных речей Шуян о разорении села прямо видно, что это нашествие литовцев произошло именно в 1719 году.
В этом же акте указано, что с. Васильевское в это время принадлежало уже князю Димитрию Манстрюковичу Черкасскому (село было пожаловано царём за службу князю Дмитрию Черкасскому) и что к нему приписано уже было несколько деревень, одна из которых названа даже по имени — „Пшеницново", существующая в приходе до Революции.
Васильевское и тогда представляется центром деревенского управления в своем околодке, так как прикащику села Тимофею Самуилову предписывается начальством „сыскать животы" крестьян оного, оговоренных в грабеже. Но в это время село было лишь очень небольшим усадом бедных крестьян. Развиваться оно начало только со времен царя Алексея Михайловича, по повелению которого в Васильевском были учреждены еженедельные торги, благодаря которым бедное сначала село быстро превратилось в один из важных местных торговых рынков. Вместе же с развитием торговли, производившейся главным образом с донскими и оренбургскими областями, улучшилось и благосостояние поселян, так что село стало иметь скорее вид небольшого городка, чем села.
В селе четыре церкви — самая древняя Никольская, затем Грузинская и, наконец, главная Троицкая, сооруженная в 1773 г. Четвертая церковь, при сельском кладбище во имя Успения Божией Матери, сооружена в 1828 году вследствие указа 1822 года, повелевавшего места для кладбищ отводить вне села.
Но гораздо ранее этих церквей, когда село только еще начало выделяться по своему значению из числа других мелких сел, оно имело другую церковь — во имя Архистратига Божия Михаила. Церковь эта, вероятно, существовала с самых ранних времен прихода, так как в царствование Алексея Михайловича она называлась уже древней. Занимала она самое возвышенное и видное место на главной площади села, где теперь стоит церковь Никольская. Впрочем, среди жителей села существовало предание, что местом первого и, следовательно, самого древнего храма, была не площадь посреди села, а местечко, находящееся за селом и рекой, где в нач. ХХ века стояла лишь ветхая часовенка. Но предание это ничем не подтверждается. Полагают, что с расширением села небольшая деревянная церковь Архистратига Божия Михаила оказалась слишком тесной и неудобной, к тому же она была уже и очень стара, а потому, с благословения Сильвестра митрополита Суздальского, в 1758 году васильевцы разобрали ее, а на прежнем месте поставили Никольский храм — теплый и каменный. Престол же старого храма был обращен в придел во имя того же Архистратига Божия Михаила, существовавший при Никольском храме. Вновь построенная Никольская церковь освящена была уже после смерти митрополита Сильвестра — в 1761 году.
Через 9 лет после этого освящения в ноябре 1770 года священник села Васильевского Алексей Еремеев снова просил Преосвященного Геннадия, Епископа Суздальского, об освящении Никольской церкви с ее приделом Архистратига Михаила. В его прошении об освящении этих церквей говорилось, что „минувшаго сентября 4 дня настоящаго 1770 года от случившагося в оном селе Васильевском пожару, в церкви Николая Чудотворца, да в придельной Архистратига Божия Михаила престольныя доски и столицы и жертвенники и на оных одежды и святая утварь вынесены". Отсюда видно, что в 1770 году с. Васильевское сильно пострадало от пожара, угрожавшего опасностью даже каменной церкви настолько, что пришлось вынести из нее все иконы и всю церковную утварь, а престолы, как Никольский, так и Архистратига Михаила, разобрать. После этого пожара первая каменная в селе церковь существовала без всяких переделок в довольно тесных размерах до 1835 года, когда она была расширена и когда при ней был устроен еще новый придел во имя новоявленного угодника Митрофана Воронежского. При этом Никольском храме существовал, как летний, холодный и деревянный храм во имя Святой Троицы на том самом месте, где позже была построена соборная церковь васильевпев.
Первый раз имя этого храма встречается в 1661 году. Так, в приписке к одному из синодиков, хранящихся в архиве Николо-Шартомского монастыря, сказано: „лета 7169 (1661) Суздальского уезду, Николы Чудотворца Шартомского монастыря, при архимандрите Павле начата бысть сия книга, глаголемая синодик. Писана трепетною, бренною рукою, многогрешным рабом того же Суздальского уезду Дарковския десятины вотчины князя Якова Кундентовича Черкасского села Васильевского Троицким диаконом Ивановым". Следовательно, более ста лет до Троицкого храма в с. Васильевском существовал другой Троицкий же храм, — деревянный, который при закладке каменного в 1773 г. и был продан в село Болотново, Костромской губернии.
В 1743 году от канцлера, князя Алексея Черкасского село поступило в приданое за единственной дочерью Варварой графу Петру Шереметеву — одному из предков последнего владельца села. При Шереметевых село настолько развилось и улучшилось в материальном отношении, что в 1773 г. селяне нашли возможным на свои средства соорудить настоящий величественный Троицкий храм. Васильевская летопись говорит, что строился он около 10 лет и объясняет продолжительность стройки тем, что в самый день освящения только что оконченные своды храма рушились, народ едва успел разойтись, так что пришлось начать стройку снова. В 1784 г. храм, наконец, был закончен, при чем для поддержки огромного купола храма внутри его устроены были четыре каменные колонны, которых при первой постройке не было.
Второе освящение соборного храма васильевцев совершил Преосвященный Тихон, Епископ Суздальский, в августе 1784 года. Он имеет форму огромного четырехугольника, верхняя часть которого и снаружи изукрашена живописным письмом по содержанию 12-ти членов символа веры по 3 изображения с каждой стороны. Внутри храм тоже богато изукрашен живописью, благодаря доброхотным пожертвованиям и вкладам васильевцев. Особенного внимания заслуживает стенная живопись храма. Все стены, как алтаря, так и самого храма расписаны живописным письмом альфреско, как значится на колоннах внутри храма, в 1819 — 21 годах известным в свое время художником Медведевым, по благословению Преосвященного Ксенофонта, Епископа Владимирского. Вся стенная живопись храма делится на 6 ярусов, так что последний ярус находится уже в куполе. Кроме того на всех откосах верхних окон тем же живописным письмом изображены 7 вселенских соборов, а на стенных откосах вдоль иконостаса — 6 фигур, аллегорически изображающих христианские добродетели. Стенная живопись храма отличается яркими, цветными красками, придающими ему светлый вид, а содержаний ее наглядно изображает чудеса, притчи и некоторые события из земное жизни Иисуса Христа. Живопись эта стоила васильевцам около 30.000 р. на ассигнации.
Но самое главное украшение, самую главную драгоценность соборного храма васильевцев составляет предалтарный иконостас. Иконостас этот старинного устройства, прямой, с таблями без всякой резьбы, без колонн, золоченый, как нельзя более соответствует художественной простоте и величию храма. Из 6 ярусов его два — третий и пятый — составлены из икон древнего иконостаса Владимирского Успенского собора, проданных в 1768 году при Владимирском епископе Павле крестьянам села Васильевского. В Успенский же собор, по указу Императрицы Екатерины II, был сделан новый иконостас в итальянском стиле; а ценные, старинные иконы, относимые к первой половине XVI столетия, частью были совсем уничтожены, часть же их и была куплена васильевцами. Куплен был только средний ярус иконостаса, да северные и южные двери с изображениями Архангелов Гавриила и Михаила. По всей вероятности, ни при покупке, ни после ее до 1852 года, когда все древние иконы Троицкого храма были реставрированы известным тогда свободным художником Подключниковым, васильевцы не знали, что их соборный храм приобрел один из самых древних и самых ценных иконостасов в России. Может быть этим и объясняется то обстоятельство, что не все купленные иконы были помещены в иконостасе, а часть их была расставлена по другим церквам и даже по часовням на углах церковной ограды. Так, например, одна из крупных икон — икона пророка Софонии была помещена в часовне на северо-западном углу ограды. С 1852 же года, когда Подключников, подновляя живопись храма, обратил внимание васильевцев на иконостас их церкви и предложил им привести его в первоначальный его вид, васильевцы с радостью согласились. При помощи своего помещика графа Шереметьева, пожертвовавшего 500 рублей серебром на восстановление Владимирских икон, они собрали достаточно средств, чтобы украсить свой храм иконами именно в том виде, как они были первоначально написаны. И Подключников после долгих трудов действительно восстановил древнюю святыню в первоначальном ее виде, сняв с каждой иконы по нескольку позднейших слоев, так что третий и пятый ярус Троицкого иконостаса был составлен из подлинных икон первой половины XVI столетия. Старинное письмо и особенно величина изображений, как нельзя более соответствующая массивности самого храма, производили сильное впечатление и невольно возбуждали благоговение и религиозное чувство.
Особенно поражала всякого, посетившего храм, величина и живость изображений на иконах. Иконы третьего яруса почти все мерой более 220 см., а изображенные здесь святые написаны настолько художественно, что с первого взгляда представлялись как будто живыми. Все они изображены в скромном, молитвенном положении, с молитвенно сложенными руками и наклоненной главой, при чем главы всех святых наклонены в сторону царских врат, над которыми помещалась икона „Деисус". Замечательна скромность постановки фигур, простота и в тоже время красота и художественность всех рисунков на иконах, как нельзя лучше приличествующая святости церкви. Огромные, в рост, изображения святых на светлом и гладком золотом фоне издали сперва представляются темными, как будто писанными одной темной краской, но, если вглядеться, подойдя ближе, то всякого поражает разнообразие и замечательно красивое сочетание цветов на одеждах и украшениях святых. Икона, например, Николая Чудотворца, помещенная в третьем ярусе, с правой стороны самая крайняя, с первого взгляда кажется простой, темной, старинной иконой, на которой выделяется только белый цвет фелони и большой черный крест, украшающий одежду святителя. Но, если посмотреть ближе, то прежде всего увидим, что этот черный крест состоит из множества малых, черного цвета крестов; затем, омофор, не отличающийся с первого взгляда по цвету от святительской фелони, оказывается скорее иззелена - белым; подризник — красным, светлым с темными полосами, а эпитрахиль и палица — золотыми с украшениями из ценных камней. Лицо святителя, как и на других иконах, строгое, выразительное, а в руках — богато украшенное камнями евангелие. Особенно обращает внимание всех бывших в храме то, что это евангелие кажется скорее выточенным на доске, чем нарисованным, а украшающие его драгоценные камни представляются настоящими ценными камнями. Также разнообразны краски и на иконах святых: Иоанна Златоуста, Григория Богослова и Василия Великого. Одежды всех этих святителей тех же цветов, что и одежды святителя Николая и все они, как и одежды Николая Чудотворца, украшены крестами; только на иконе Иоанна Златоуста кресты отличаются по цвету, именно они красного, а не черного цвета. Находящаяся в средине 3-го яруса, над царскими вратами икона „Деисус" несколько отличается от остальных икон этого яруса. Она — квадратного двухметрового размера, тогда как все остальные иконы, имея 2 и более метра в длину, в ширину имеют 1 — 1.5 м. На золотом фоне иконы сперва черной краской изображен круг, вверху и внизу пересекаемый красными линиями вписанного в него четырехугольника, и уже посреди его самое изображение Господа в простом темно-красном облачении. Эта икона украшена огромным серебряным венцем. Находящаяся по левую сторону от этой иконы, икона Божией Матери — самая большая из всех икон, мерой в 3 м. 20 см. Божия Матерь здесь изображена во всю доску, в молитвенном положении и с лицом, обращенным в сторону иконы „Деисус". Одежды ее темного цвета, несколько с зеленоватым оттенком, точно такие же, как и на иконе Иоанна Предтечи, находящейся по другую сторону иконы „Деисус". Все же остальные иконы третьего яруса, кроме икон Архангелов Гавриила и Михаила, ничем не отличаются друг от друга. Все они одной меры — 2 метра, у всех простые скромные одежды темно-зеленого цвета. Иконы же Архангелов несколько отличаются. Эти иконы — буквально одно и тоже, что и изображения на северных и южных дверях: той же меры — более 2-х м., та же самая постановка фигур и те же самые цвета на одеждах. Фигуры здесь изображены во всю доску, с молитвенно наклоненными главами, а в руках у них находится по длинной черной трости. Одежды одинаковы на всех четырех иконах Архангелов — темно-красного, почти черного цвета с золотым шитьем по краям и с украшениями из камней. Только на иконе Архангела Михаила в 3-м ярусе поверх всех одежд изображена еще широкая, с вырезом напереди, безрукавная одежда яркого красного цвета. Всех икон в третьем ярусе — тринадцать (13). В пятом ярусе Троицкого иконостаса помещено еще тринадцать Владимирских икон с изображениями праотцов. Посредине пятого яруса над царскими вратами помещается икона Господа Саваофа, а по правую и левую сторону Его изображения праотцов: Авеля, Сифа, Ноя, Рувима, Иосифа, Исахара, Адама, Иареда, Авраама, Исаака, Иакова и Иуды (13). Эти иконы меньшего размера, чем иконы третьего яруса, да и по письму несколько отличаются от них. Здесь святые изображены тоже в рост, но уже не в молитвенном положении — ликами обращены не в сторону Господа Саваофа, как в третьем ярусе, а прямо. Все праотцы здесь изображены в ярких, цветных одеждах, преимущественно красного и голубого цвета и со свитками в руках.
Остальные четыре яруса иконостаса Троицкой церкви составлены из разных икон, писанных большей частью местным художником иконописцем Прихудайловым. Для соответствия с Владимирскими иконами все они писаны тем же греческим письмом. Кроме этих Владимирских икон в Троицком храме, как в первом ярусе предалтарного иконостаса, так и в иконостасах вокруг четырех колонн, поддерживающих купол храма, много и других, хотя и не таких древних икон.
Из драгоценностей, принадлежащих Троицкому храму, внимания заслуживают еще: престольное облачение, евангелие издания патриарха Филарета с такой надписью назади: „в 10-е лето отца его и богомольца Кѵр-Филарета" и большой серебряный вызолоченный ковш времен Императрицы Елизаветы Петровны. Ковш этот, по преданию, пожертвован в церковь крестьянином села Васильевского Иваном Ивановичем Пановым, производившим торги с Доном, где этот ковш и куплен им. На ковше видна такая надпись: „Божиею милостию мы Елизавета I-я Императрица и Самодержица всероссийская и прочая и прочая, пожаловали сим ковшом Волжского войска старшину Изимовой станицы атамана Степана Макарьева сына Персидскова за его многия и верныя службы. В Санкт-Петербурге 1754 года октября 21 дня“, и внутри его на серебре вырезано: „за веру и верность". Ковш этот весит 1 фунт 31 золотник. Замечательно и престольное облачение. Оно тонкой, дорогой арзамасской работы, шито золотом по малиновому бархату с изображением Тайной вечери и с надписью слов установления таинства евхаристии. Облачение это приобретено в 1816 году. Хранилось оно за целыми стеклами.
Третья церковь в селе — во имя Грузинской Божией Матери, построена каким то неизвестным купцом, проезжавшим через Васильевское и заболевшим здесь холерой. Предание говорит, что по обещанию после выздоровления он-то и построил небольшой Грузинский храм. Хранимая здесь икона Грузинской Божией Матери, неизвестно кем написанная, но без сомнения очень древняя, почиталась местными жителями, как чудотворная, хотя каких-либо записанных чудес неизвестно.
В этой церкви особенного внимания заслуживает тоже иконостас. Он представлял из себя копию с иконостаса Троицкой церкви. Так же, как и Троицкий иконостас, он состоял из шести ярусов, прямой, с мелкими между иконами колоннами. Иконы третьего и пятого яруса — те же самые что и в Троицком храме, та же постановка фигур на иконах, те же цвета и сочетание красок на одеждах и украшениях святых. Полагают, что и иконы эти писаны во время его постройки, но ни времени постройки храма, ни времени писания икон, равно как ни имени строителя и иконописца, неизвестно. Местное предание просто говорит, что храм этот построен ранее Троицкого, т. е. ранее 1770 годов, но когда именно, об этом умалчивает.

При Троицкой церкви села Васильевского состояло в 1910 году четыре священника, два диакона и четыре псаломщика причта, которые по- очереди и совершали ежедневно богослужение — утреню, вечерню и две литургии. В воскресные и праздничные дни богослужение совершалось собором всего духовенства, при чем в некоторые из этих дней очередный священник совершает еще и третью литургию в Успенской кладбищенской церкви.
Ранее 1765 года здесь было только три священника, один диакон и четыре причетника причта. В этом же году на имя Суздальского Преосвященного Геннадия поступила от ученика школы философии некоего Михаила Павловского просьба о назначении в село Васильевское четвертого священника. В прошении Павловского говорилось: „в виду того, что ныне Дорской десятины в селе Васильевском, в вотчине графа Шереметьева при церкви Живоначальныя Троицы приходских дворов имеется более тысящи, а попов только трое, где по числу дворов можно быть и четвертому, того ради всепокорно прошу, дабы соблаговолено было сие мое доношение принять, а меня нижайшаго посвятить в четвертаго попа и о сем моем доношении милостивое решение учинить". По расследовании дела оказалось, что „при церкви Живоначальныя Троицы написано приходу — двор боярский, да двор прикащичий, да в селе, да в 59-ти деревнях 726 дворов крестьянских, а следовательно и просьба Павловского о назначении четвертаго священника могла быть вполне удовлетворена. В виду этого Преосвященный Геннадий 26 октября 1765 года приказал: „послать его на исповедь к духовнику и, буде по исповеди и производству окажет быть безпрепятственен, привесть к присяге и представить к посвящению".
В 1849-м году село Васильевское было отнесено к первоклассным селам и при Троицкой церкви снова оставлено три священника, один диакон и четыре причетника, и только через пять лет в 1854-м году сюда вторично определен был четвертый причт. Для всего причта в селе отведена и церковная земля, которой, по писцовым книгам, вследствие претензий на нее сельских крестьян проверенным и просмотренным в 1771-м году, значится: „для шести дворов... для трех дворов поповских, для двора диаконова, для двора Пономарева, для двора просфирницы, да 14 келий, а в них живут, нищие и питаются от церкви Божией". В нач. ХХ века дома всего Васильевского духовенства, построенные на этой земле, образуют особую улицу в селе, так называемую, „поповку". В пользование же причта отведена и пашенная земля за селом, в одной версте от него. Таковой, как видно из тех же писцовых книг, в 1771-м году было: „пашни 47 четвертей, сена по 75 копен, лесу и болота пять десятин".
Богослужение в селе Васильевском совершается всем духовенством по очереди, по неделям, причем весь доход с требоисправлений поступает в одну общую церковную кружку и потом делится по положенным частям понедельно, или помесячно. Такой порядок раздела окончательно установлен в селе Васильевском в 1774-м году, вследствие жалобы Преосвященному Геннадию Суздальскому диакона этого села Михаила Андреева и дьячка Василия Павлова на священников Троицкой церкви, которые, как говорится в этой жалобе, „при разделе доходов случающихся от различных треб, как денежных, так и хлебных, обиду причиняли и раздел имели неправый". Преосвященный Геннадий приказал точно и подробно расследовать все дело о разделе церковного дохода и своей резолюцией от 24 марта 1774-го года постановил, чтобы все четыре священника, оба диакона и все причетники, состоящие при Троицкой, села Васильевского церкви „бываемый в приходе доход собирали и клали в кружку и помесячно, или понедельно делили между собою по надлежащим долям".
Что касается отношений Васильевского духовенства к храму Божию и к богослужению, то, кажется, с достоверностью можно полагать, что исстари оно отличалось любовью к церкви и к общественному богослужению и всегда истово совершало его. По крайней мере из дел XYIII века, относящихся к духовенству села, известно только два — о пролитии святых даров, но это было скорее простой случайностью, чем следствием нерадивого и невнимательного отношения священников села к совершению богослужения. Тем не менее оба виновные в пролитии Святых Даров священники строго были наказаны Преосвященным Геннадием, Епископом Суздальским — один из них был запрещен в священнослужении на 11 месяцев, а другой — на три при Суздальском Васильевском монастыре.
Нравственная жизнь Васильевского духовенства в это время тоже, если не отличалась особенной чистотой, то по крайней мере не было и особых нареканий на нее. Документы XVIII века говорят только о трех случаях, когда лица, принадлежащие к Васильевскому причту, обвинялись два раза в краже, один раз, впрочем, по ложному доносу, и один раз в нанесении побоев и оскорблении пристава Суздальской духовной консистории Алексея Романова. Да и эти три дела окончились примирением обидчиков и обижаемых, и только за ложное обвинение в краже церковных вещей диакона села Михаила Феодорова Васильевским дьячком Александром Потаповым, последний был наказан штрафом в пять рублей, а «дабы впредь никаких таких поклепов он, дьячек, не делал, повелено было учинить безпощадное плетьми наказание». О жизни же духовенства и прихода в XIX стол. с особенной похвалой отзывался известный реставратор художник Подключников, в 1852 г. реставрировавший в Троицком Васильевском храме иконы Владимирского Кафедрального собора и хорошо ознакомившийся с местной жизнью причта и прихода. Отчасти в пользу же заботливой деятельности Васильевского духовенства о благе прихода и прихожан, в пользу его истинно пастырского отношения к пасомым говорит и то обстоятельство, что здесь, по местному преданию, никогда не было ни одного раскольника, тогда как почти рядом в других приходах, их очень много.
Многие из прихожан села Васильевского особо чтимые ими иконы сооружали на свои личные средства, ставили в церквах и ежегодно отправляли торжественное богослужение — всенощное бдение и литургию в тот день, когда чествуется, или воспоминается святой, особо почитаемый в той или другой семье. Среди таких жертвованных икон, много икон в богатых ризах и хорошего, дорогого письма.
Здесь же был очень интересный обычай служить молебны исключительно одними девицами после утрени в праздник Введения Пресвятой Богородицы, отчего и праздник этот называется здесь „девичьим праздником", и исключительно одними женщинами 26 декабря, отчего и день этот называется „праздником женским". После утрени, как 21 ноября, так и 26 декабря в храме остаются одни только девицы или женщины всех возрастов и служат здесь молебен с водосвятием, при чем все стоят с зажженными свечами в руках. По окончании молебна все прикладываются ко кресту, жертвуя на блюдо в руках близ стоящего причетника, кто сколько может.
Интересен также обряд при совершении таинства брака. Духовенство, совершающее таинство, в полном облачении, при пении псалма встречает сперва жениха, а потом и невесту у них на домах и отсюда уже отводит их в церковь для совершения таинства, после чего таким же образом провожает новобрачных домой.
Обряды эти соблюдаются васильевцами, по преданию, с самых первых времен прихода. О них же упоминает и Подключников в известном своем письме к Муравьеву, значительная часть которого посвящается у него описанию жизни, занятий и обычаев васильевцев.
С. Архангельский. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 7-й. 1911 г.).
К 1923 году по решению Советского правительства все иконы из Васильевского — так называемый «Васильевский чин» — были вывезены. Ныне находятся в Государственной Третьяковской галерее и Государственном Русском музее.

Местная Религиозная Организация Православный Приход Свято-Троицкого Храма села Васильевское Шуйского района Ивановской области Шуйской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) действует с 30 декабря 1999 г.
Настоятель прихода, схиигумен вонифатий Дыков Владимир Иванович.
Адрес: Ивановская область, Шуйский район, с. Васильевское, Совхозная ул., д. 10.

До 1917 года село являлось центром Васильевской волости Шуйского уезда Владимирской губернии.
Администрация Васильевского Сельского Поселения зарегистрирована 19 декабря 2005 г. регистратором Инспекция Федеральной налоговой службы по г. Иваново. Глава - Курилов Алексей Васильевич. Адрес: село Васильевское, Советская улица, 1.

Численность населения: в 1859 г. – 1009 чел., в 1897 г. – 1104 чел., в 1905 г. – 868 чел., в 2010 г. – 1110 чел.
Ифраструктура:
- МОУ Васильевская СШ действует с 25 января 2000 г. Директор - Благина Марина Валерьевна. Адрес: Новая улица, 8.
- Васильевское МДОУ действует с 25 января 2000 г. Заведующая - Солдатова Елена Геннадьевна. Адрес - Шуйский район, с. Васильевское, улица Фрунзе, д. 14.
- ОГКОУ Васильевский Детский Дом действует с 25 января 2000 г., Директор - Петров Андрей Михайлович. Адрес: Школьная улица, д. 1.
- МКУ "КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВЫЙ ЦЕНТР Васильевского Сельского Поселения" зарегистрирована 13 сентября 2007 г. Директор - Линник Евгений Сергеевич. Адрес: Первомайская улица, 1.
- ФГУП "Васильевское" действует с 23 сентября 1999 г. Адрес: с. Васильевское, Советская улица, д. 2. Основным видом деятельности является «Выращивание столовых корнеплодных и клубнеплодных культур с высоким содержанием крахмала или инулина». Организация находится в процессе ликвидации (2020 г.).
- ООО "Васильевский Лесокомбинат" действует с 9 ноября 1999 г. Директор - Холмов Виктор Леонидович. Адрес: Советская улица, 67в. Основным видом деятельности является «Производство мебели для офисов и предприятий торговли».
- ООО "Васильевская Швейная Фабрика" действует с 17 июля 2001 г. Адрес: улица Фрунзе, 6. Организация ликвидирована 31 декабря 2004 г.
- ООО "Ника" зарегистрирована 12 июля 2019 г. Генеральный директор - Карпова Наталия Васильевна. Адрес: Советская улица, д. 45. Основным видом деятельности является «Производство прочих текстильных изделий, не включенных в другие группировки».

Известные люди села:

Сычугов, Савватий Иванович — (27.9(9.10).1841, с. Подрелье Орловского уезда Вятской губернии — 6(19).2.1902, с. Верховино Орловского уезда Вятской губернии) — земской санитарный врач в селе Васильевском Владимирской губернии (В 1879 г. С.И. Сычугов, уже опытный врач-гигиенист, поступает на службу в с. Васильевское Шуйского уезда, земским врачом.), просветитель, литератор, историк медицины, меценат.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Николай (29.06.2020)
Просмотров: 21 | Теги: Шуйский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика