Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.07.2020
14:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1277]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [107]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 17
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Василий Степанович Каретников

Василий Степанович Каретников

В селе Тейкове 22-го октября 1880 г. в 5 ½ ч. вечера, после тяжелой и продолжительной болезни, скончался Мануфактур-Советник Василий Степанович Каретников. Имя это пользовалось заслуженною известностью не в мире только промышленно-торговом, а и в других общественных и административных сферах. Людей богатых много, но богатых умом, добрым сердцем, широкою общительностью, замечательным тактом, глубоким радушием ко всем,— таких людей вообще не много. И из этих-то не многих эта потеря настолько заметная потеря, что пройти ее молчанием было бы грешно, тем более, что духовенство Епархии, в лице детей своих, обязано не малым Василию Степановичу Каретникову, как почетному блюстителю Семинаpии.
Сообщая о кончине Василия Степановича, сообщаем, конечно, многим уже известное, но к этому известному не лишним нахожу наметить некоторые частные черты из торжественно-печальных проводов усопшего на вечный покой. Местное население, всегда с сердечным вниманием относившееся к уважаемому дому Каретниковых, знало, что семейство готовилось к отъезду в Москву, где, обыкновенно, проводились им зимы, знало, что болящий в последние дни принимал, насколько мог, личное участие в сборах, приводя в порядок нужные с собой бумаги; хотя и известно было, что поездка тяжело может отозваться на положении серьезно больного, но более или менее неожиданно предварившая отъезд кончина Василия Степановича, от паралича сердца, заставила содрогнуться всех.
Быстро облетевшая печальная весть собрала тотчас же и собирала в последующие дни тесную толпу молящихся вокруг усопшего. Пораженная горем семья, в благоговейном трепете пред таинством смерти, мешала рыдания свои с обильными слезами сочувствующих ее горю.
В Субботу 25-го октября в 10 ½ часов дня, ожидаемый благовест возвестил о готовящемся выносе тела из дома. Заранее наполнившая обширную пред домом площадь грустная толпа заколыхалась. За предносимым крестом, стройными рядами, в блестящих облачениях, многочисленное из окрестных мест прибывшее духовенство, предстоятельствуемое Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря о. Архимандритом Досифеем, направлялось между живыми стенами народа от церкви к дому. Возвратное шествие в церковь с телом усопшего замедлялось постоянно, по желанию сторонних лиц, совершаемыми литиями. Пламень молитвы искрился в слезах многотысячной толпы. Обширный храм, вмещающий до 3000 человек, далеко не вместил всех желающих быть в нем в этот раз; не мало прибыло почтенных лиц из Москвы, Владимира, Иванова. Соборное, с стройным пением местного хора певчих, служение Литургии кончилось в 1-м часу пополудни; началось потом, в соучастии более 20-ти священников, отпевание, пред которым, пишущим эти строки сказана была речь, а по совершении отпевания, пред самым выносом тела из церкви, Инспектор Владимирской Духовной Семинарии глубоко прочувствованными словами свидетельствовал искреннюю печаль последнего целования, данного усопшему,— сердечность молитвы о помиловании и блаженном упокоении усопшего,— глубину благожеланий семейству и населению, понесшим великую утрату,— твердость упования, что в лице оставшихся наследников не увянет, но милости Божией, честь почтенного Дома. Вот что, сколько помним, сказал он:

Отцы и братие

«Священная погребальная песнь Церкви сейчас призывала нас от лица усопшего, как сына одного с нами Отца небесного, дать новопреставленному последнее напутственное целование при переходе его в другой мир: «приидите вcu знаемин, сродницы и друзи и целуйте мя последним целованием»...
Но, Господи, Ты знаешь, как тяжело нам здесь давать последнее целование человеку, каких мы мало встречали, мало находим и едва ли много в жизни встретим,— как тяжело давать последнее целование Василию Степановичу Каретникову!
В утешение себя, «яко имущии упование», христиане-братие, постараемся по крайней мере сохранить надолго в памяти чистый образ и тот нравственный лик Василия Степановича, который всем нам хорошо известен и довольно ясно ныне очерчен почтенным о. настоятелем сего храма. А сохраняя память о нем, будем чаще молитвенно повторять: «Господи, помилуй раба Твоего!»
Воззри, правосудный Господи, на многообразные добрые дела его,— великие и малые, на сердечные заботы его не только о своих, но и о чужих детях, о больных и престарелых (им от-крыта довольно обширная и хорошо содержимая больница, устроен большой дом для Училища и богадельни),— «и помилуй раба Твоего!»
«Аще назриши беззакония, милосердый Господи, кто постоит»: не помяни прегрешений, какие допустил он, как человек, «плоть носящий, и — помилуй раба Твоего. Веруяй в Мя, прейдет от смерти в живот», сказал Ты, Господи: мы знаем, что усопший был человек верующий: «помилуй раба Твоего!
«Несть Бог мертвых, но живых, вcu бо Тому живи суть»: чтобы и долее, и лучше сохранить наше общение с Василием Степановичем, как с живым, чем, думаем мы, и теперь он сам глубоко и прежде нашего озабочен, по его любвеобильной и умной общительности, помилуй, Боже, усопшего раба Твоего Василия в его доме, в его потомстве, в этом народе, который вместе с ним трудился и любил трудиться. Да пребудет на этом месте мир, здравие и благоденствие — как было в те счастливейшие дни, которыми видимо благословлял Господь Василия Степ—ча.
Мир тебе, блаженная душа, и вечная память от нас и от детей духовенства Владимирского!

В ½ 3-го часа, при погребальном перезвоне, сокрылся от тысяч глаз, наблюдающих с земли, деревьев, памятников, ограды, церковных окон, с колокольни, сокрылся в землю прах усопшего благотворителя. Повымрут те, которым лично благотворил покойный, но останутся надолго — долго и украшенные его иждивением здешние храмы, и прекрасное, обширное здание школы с богадельной, которых открытия не судил ему Бог дождаться, за неокончанием внутренней их отделки, и обширная больница: все это в роды родов будет здесь напоминать, что был человек, искренно радевший не о себе только, а и об общем благе.
Священник Виноградов

РЕЧЬ произнесенная священником с. Тейкова П. Виноградовым пред отпеванием тела В. С. Каретникова

Какое множество людей собралось отдать последний долг тебе — усопший раб Божий, Василий Степанович!
Чтобы ты сказал, если бы уста твои еще не сомкнула смерть? Мы знаем, что ты любил благотворить, делать одолжения, прощать долги, а принимать их даже в форме заявлений благодарности, для тебя было стеснительно,— не по характеру... Но иная область жизни, в которую вступил ты, делает тебя, хотя и безмолвным, но искренним просителем пред св. церковью; ибо кто, представ на суд Божий, дерзнул бы подумать, что не нужна ему молитвенная помощь ближних?
Мы знаем вверенные от Господа усопшему ныне рабу Божию Василию таланты, и светлого разума, и доброго сердца, и земного богатства; мы знаем, что не скрыл он их, как злой раб притчи, а приумножил тщанием. Для одних, как очевидцев его жизни, для других — по их свидетельству и собственному соображению, когда теперь пройден им путь жизни, восстановляется духовный его образ — с отрочества быстро восприимчивого,— юности деятельной, общительной, могучей,— мужества заботливого, трудолюбивого,— и последнего периода жизни, склоняющегося к вечеру, знакомого уже с утомлением, но всюду руководящего зрелою опытностью, твердым умом и находчивостью. И по всем этим ступеням жизни идет вообще одна, ясно определенная, широкая черта снисходительности к недостаткам ближнего, милости, всех - от высших до низших равно привлекающего радушия, и гостеприимства, жертвующего своим спокойствием. Слово Спасителя нашего «милости хощу» и притом милости такой, о коей не ведала бы шуйца, что сотворила ее десница, было особенно сродно душевному настроению покойного. Живых свидетелей тому между нами множество; и кто их не знает? Указывать на них можно так же смело, как указывать на благолепие сего храма, им устроенного, и на другие храмы, им же поддерживаемые и украшаемые,— как указывать на такой же, достойный всякой похвалы памятник, от щедрот покойного воздвигнутый близь храмов прекрасный дом на святое дело образования и благотворительности,— как указывать на добре-устроенную и всем в довольстве снабженную больницу. Не только здесь щедрая рука Василия Степановича известна, но и далеко отсюда. С радостью, а не воздыхающе, он жертвовал для образования духовного юношества и во многие места — многое. Да и вообще какое благое начинание и дело не находило в нем живого соучастника, без превозношения, без какого либо отягощения других его положением и личными хотениями? А дух миротворения его кому не известен? И как, зная все это, не чаять, что обетования Божии: «блажени милостивии, яко тии помилованы будут, блажени миротворцы яко тии сынами Божиими нарекутся»,- мимо его не пойдут,— и что оправдается на нем Слово Христово о сотворших милость меньшим братиям: «и идут таковые в живот вечный!»
Но Господи Праведный! Мы ведаем, что всякая правда наша пред Тобою, как брошенное рубище, не пригодна, чтобы предстать в ней пред Тобою в светлом чертоге небесной жизни,— без Твоих крестных заслуг о гресех наших, без Твоей Божественной плоти и крови, верою и любовью приемлемых и деятельно усвояемых. Принятие сего несомненного залога спасения и жизни вечной присуще было в последнее время намерению усопшего, а Ты, Сердце - ведче Господи, приемлешь и намерения; но не только в намерении, а и самым делом залог тот сообщался душе и телу раба Твоего Василия многократно в лета иные, и пред сим. По неизреченному Твоему милосердию и неисповедимым путям Твоим, да будет он для усопшего семенем жизни вечной, и да благословят уста его во веки Любовь и Милосердие Твои!
Супруга и дети усопшего! Если Вашим сердцам, как особенно близко соединенным с духом покойного, присуща тревога, что еще недовольно стяжал он плодов веры и любви к Богу, не довольно подвигов воздержания и самоотвержения, то, усмотрев в Евангельской притче о приставнике домовнем спасительный совет, прилежите. исполнить оный, да введена будет душа усопшего в вечные, небесные кроны чрез благотворения бедствующим и скорбящим. Жизнь нашу Спаситель уподобил некогда полю, и вот из Вас работающих на одной полосе его, глава Ваш, ранее всеми желанного для него вечернего часа жизни, склонился к вечному покою, отозванный Господом, и поле осталось на Ваше попечение. Видя Вас и зная, есть утешительная надежда, что не дадите прорасти полю тернием, а в свое время представите, как добрую пшеницу, умноженными те благие начинания, которые не успел совершить усопший, вверив их Вам, как торжишком, да талант на талант отдастся взыскующему Господу, и да будет утешением усопшему и Вам купно, слово Его: «благий рабе и верный, в малом был ecu верен, над многими тя поставлю».
Сродники и знаемые, и все вы бр. принимавшие во времена свои ласковый привет и благодеяния усопшего, платите ему сердечными о нем к Богу воздыханиями и молитвенными слезами, да помилует его Милосердый Господь и вселит в небесных обителях Своих!
И к вам малые дети обращаю свой призыв на молитву о усопшем Василие Степановиче, попечителе школ. Вы помните из рассказанной Вам мною священной истории, что Господь некогда исполнил просьбу языческого сотника ради того, что последний устроил иудеям синагогу по любви к ним. Молитву и от Ваших чистых сердец услышит Спаситель наш, если Вы просить будете: «дай Господи царство небесное» Василию Степановичу; он приготовил нам хорошую школу.
Собор Христовых пастырей! Несомненно и Вы не забудете в Ваших пред престолом Божиим молитвах, наипаче при принесении спасительной бескровной жертвы взывать к подателю благ Господу: да даст общему нашему благодетелю, добродеявшему во святых храмах наших,— рабу Божию Василию на место тленных, блага нетленные, вместо временных — вечные. Аминь.

«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 23 (1 декабря 1880 г.)

Династия Каретниковых

Основателями мануфактурного производства в селе Тейково Шуйского уезда Владимирской губернии по праву можно считать старинный купеческий род Каретниковых.
Первые упоминания о них относятся к переписи семьи купцов Каретниковых Дмитровской сотни города Москвы по 2-й ревизии 1747 года. В материалах 3-й ревизии 1764 года сообщается, что купцы Каретниковы поселились в селе Тейково до 1764 года, а П.С. Каретников женат на дочери тейковского крестьянина Ивана Горбушкина Ксении Ивановне. В царствование Императрицы Екатерины II, во время морового поветрия (1771 г.) семейство Каретниковых, по-видимому, окончательно удалилось из Москвы и сначала поселилось в деревне Василево, насчитывающей 5 дворов и окруженной дремучими лесами. Торговали в округе по базарам так называемым красным товаром. У Петра Каретникова был сын Иван, который предложил во избежание какой-либо опасности переселиться в само село Тейково. Так и сделали, взяв в аренду на 15 лет у Князя Вяземского десятину земли. Место было ходовое, в центре села, против церкви, с базарами по четвергам для приезжих. В торговых делах Ивану Петровичу помогали его сыновья Иван, Алексей и Петр.
Иван для учебы жил в Петербурге у своего дяди-купца и там научился набивному искусству. Ему удалось после больших трудов найти пунцовую краску и метод ее закрепления на полотнах. Убедившись в прочности окраски отбельного холста, Каретниковы решили выкупить землю в крепостное владение. Кто помог им это сделать - неизвестно. Построили небольшой каменный дом и фабрику для выработки миткалей из бухарской и хивинской бумаги и набивки по этим миткалям, так называемой в то время выбойки. Это фабричное заведение послужило образцом для всех ситцевых производств, находящихся во Владимирской губернии. По ведомостям, ежегодно подаваемым с 1787 года о состоянии фабрики, доказывается, что она существовала до того времени.
Петр женился на Евфимии Егоровне Борисовой и уехал в город Шую, где в 1790 году открыл недолго просуществовавшую и сгоревшую в 1792 году ситценабивную фабрику. "Опустелое здание набоечной Каретникова, - писал В.А. Борисов в 1856 году, - и доселе в целости, но род шуйских Каретниковых прекратился". На месте фабрики была построена единоверческая церковь (Единоверие - вид воссоединения русских старообрядцев-раскольников с православной церковью.) Косвенные данные свидетельствуют, что Каретниковы и Борисовы принадлежали к старообрядцам, а потом перешли в единоверие. Однажды в 1813 году Петр поехал торговать в Белоруссию и не вернулся, видимо был ограблен и ранен бродившими в то время по лесам французскими солдатами. Он скончался в м. Любавичи Могилевской губернии. Похоронили его в Шкловском Воскресенском монастыре. Его сын в письмах за 1841-1842 годы обращался с просьбой к Степану Ивановичу Каретникову об одолжении 300 рублей. В 1806 году скончался московский 2-й гильдии купец Иван Петрович Каретников, а в 1810 году, после смерти Ивана, в возрасте 23 лет возглавил фабрику Степан Иванович вместе с двоюродным братом Ларионом Алексеевичем. В 30-е годы XIX века Ларион отошел от дел и сдавал принадлежащие ему производства в аренду Степану за 1500 рублей в месяц, что подтверждается в расходных книгах, хранящихся в государственном архиве Ивановской области. У братьев были проблемы с наследниками. Только в 1829 году у Степана родился сын Василий, а у Лариона так и не было детей, и после его смерти все перешло к Степану Ивановичу.
В Шуйском уезде урожаи были недостаточные, почва удобрялась плохо, и существование фабричных производств для жителей окрестных мест было полезно.
В 1835 году на выставке в Москве фабрика впервые получила серебряную похвальную медаль "за весьма обширное производство ситцев прочных красок и умеренные цены, занятие более 3 тысяч рабочих и прилагаемые о них попечения".
Через год Степану Ивановичу вместе с семейством было присвоено звание "Потомственный Почетный гражданин". Секрет успеха - в образцовой постановке дела, в передовой для своего времени технологии, высочайшем качестве вырабатываемых фабрикой товаров при неповторимом колорите, качестве красок и богатом ассортименте. Соль же успеха - в сердечном отношении к тем, чьими руками создается благополучие фирмы.
Ф. Журов в газете "Владимирские Губернские Ведомости" за 4 декабря 1854 год пишет: "Наибольшая часть жителей занимается работами фабричными. Мужчины набивают ситцы. А женщины ткут миткаль и разматывают пряжу, что для них кажется выгоднее хлебопашества, - и действительно, многие работают на находящейся здесь фабрике Каретникова, они не заботятся есть ли у них оброк, или нет: как только придет время платежа, Каретников вносит за всех их прямо в вотчинное правление по несколько тысяч рублей, хотя бы у них заработанных и не было".
В 1839 году Надежда Степановна Корнилова (урожденная Каретникова) вступила в законный брак с ротмистром Ингерманландского полка Антоном Михайловичем Деспот-Зеновичем. Интересно, что в этом же полку служил потомок младшего сына польского короля, польский гусар ротмистр Иосафат Михайлович Невядомский, который женился на дочери обедневшего потомка когда-то знатного русского вельможи, владимирского помещика Возницына - Любови Алексеевне. При женитьбе, сменив католичество на православие, он получил имя Осип. Через полвека его внук женится тоже на дочери Каретникова.
В течение 42 лет возглавлял фабрику плесский 2-й гильдии купец Степан Иванович Каретников; в 1852 году он был похоронен на родовом кладбище в ограде Троицкой церкви села Тейково. Его сын Василий в месяцеслове сделал следующую запись: "Марта 12 в половине 10 часу утра батюшка Степан Иванович на болезненном одре и при сильных страданиях благословил меня св. иконой Спасителя 3 раза. Положил на меня своею рукой крестное знаме и потом, положа руки на мою голову, благословил меня своим родительским благословением и просил Господа Бога о даровании счастья, благополучия и успеха в жизни. Жену мою Иулианию в тоже время благословил иконой Божьей Матери и Иоанна Предтечи. Все 3 иконы Деисус, приказывал почитать его благословение".
Вдова Александра Дмитриевна и сын Василий в 1853 году, "не желая делить сего имения и капитала, вознамерились продолжить производимую покойным торговлю и открыть для сего по второй гильдии торговый дом под фирмой (А. Каретникова с Сыном)".
У Василия и Юлии было две дочери: Александра (1851 г.р.) и Анна (1853 г.р.), позднее родились два сына: Степан (1855 г.р.) и Иван (1856 г.р.). Сам Василий Степанович много сил и энергии отдал расширению производства и совершенствованию качества производимых товаров. С 1850 по 1858 год были механизированы бумагопрядильная и ткацкая фабрики. Его современник Федор Журов так писал о нем: "Во время разорительной для нас Крымской войны (1853-1856 гг.), многие фабрики или совсем встали, или убавили свои производства на половину, распустив рабочих по домам на бесхлебицу, но он, несмотря на большие невзгоды, для сбыта товаров, вследствие застоя торговых дел, не убавил хода своей мануфактуры нисколько, не отказал в работе ни одному рабочему в продолжение всего критического времени".
Василий Степанович оказывал безвозмездную помощь русским войскам в Крыму и в 1855 году был удостоен ордена Святой Анны 3-й степени. 4 ноября он пишет своему тестю Шуйскому купцу Ивану Федоровичу Попову: "Приношу Вам глубочайшую мою благодарность за поздравление меня с Монаршею наградой, которую я совершенно не надеялся получить".
Василий Степанович ценил науку и одним из первых среди промышленников стал изучать химию. В начале 1860-х годов он создает у себя на фабрике химико-аналитическую лабораторию, в основу которой были положены практические опыты и исследования, проводимые им лично. Это подтверждается рецептурной книгой В.С. Каретникова, находящейся в фондах Музея ивановского ситца. В одном из писем сыну Ивану он пишет:
"...На прядильной и ткацкой дело идет хорошо. На ситцевой тоже не дурно, новая запарка не совсем еще налажена. Колорист, особенно Кложер часто бывает не в порядке, в лаборатории мерзость и упущения". На выставке, проходившей в Санкт-Петербурге в 1861 году, ткани мануфактуры Василия Каретникова отмечены золотой медалью.
Через несколько лет, после внезапной смерти тестя Ивана Федоровича Попова, фабрика в городе Шуя, перешедшая по наследству Ивану и Юлии, была продана, а капиталы вложены в тейковское мануфактурное производство. В 1864 году Василий Степанович Каретников получил звание мануфактур-советника.
В 1865 году была пущена белильно-красильная и отделочная фабрики, а ткани мануфактуры получили высшую награду - Государственный Герб на промышленной выставке в Москве.
Сыновья Василия Степановича получили университетское образование. Степан окончил юридический факультет, Иван - факультет естественных наук. В начале XIX века при фабрике была построена больница; с течением времени она расширялась. Рабочие и служащие и их семьи пользовались врачебной помощью бесплатно. На ткацкой и прядильной фабриках широко применялся женский труд, что требовало особой заботы владельцев мануфактуры. Для женщин в 60-е годы открылся одноэтажный родильный приют. В открывшейся аптеке лекарства можно было получить бесплатно. Работал и зубоврачебный кабинет. Серьезное внимание Василий Степанович уделял образованию детей крестьян и рабочих, он заботился об училищах сразу в двух уездах - Шуйском и Суздальском. Еще в начале 70-х годов он начал отпускать средства для земских школ. В следующем десятилетии Василий Степанович бесплатно предоставил помещение для Тейковского земского училища. В конце 70-х годов он начал строить в центре села Тейково богадельню и школу. После своей смерти в 1880 году он завещал на окончание строительства и содержание школы 50 тысяч рублей. Еще при жизни Василий Степанович доверил управление мануфактурным производством своим сыновьям.
Степан Васильевич после окончания юридического факультета Московского университета в 1877 г. вступил в управление делами в то время уже известной громадной торговой фирмы "Товарищество мануфактур "Александры Каретниковой с сыном"" на правах директора-распорядителя. Все служащие при фирме, начиная с самых незначительных тружеников юношей и кончая полномочными доверенными, убеленными сединами, считали молодого хозяина своим родным отцом. Все многочисленные добрые дела Степан Васильевич старался всегда делать так, что не давал ни разу почувствовать этого никому из облагодетельствованных им лиц. Несмотря на то, что в 1878 году прошла серия рабочих забастовок в Иваново-Вознесенском промышленном регионе, в том числе и в селе Тейково, фирма Каретниковых получила Большую серебряную медаль на Всемирной выставке в Париже.
Братья Каретниковы принимали постоянное и самое деятельное участие в делах фабрики, благоустройстве находящихся при них больниц, богадельни и школы. Кроме того, Степан Васильевич был попечителем Тейковской земской школы, Шуйского городского четырехклассного училища, Березовской земской школы Ковровского уезда и Золотниковской школы Суздальского уезда. Он всегда принимал самое сердечное участие как своими щедрыми пожертвованиями, так и наблюдением за ходом преподавания, потому и школы эти считались самыми лучшими и благоустроенными.
В 1889 году Товарищество участвовало во Всемирной Художественно-промышленной выставке в Париже. Ткани фирмы Каретниковых были удостоены золотой медали.
В 1890-е годы двухэтажное здание школы и богадельни было надстроено и стало трехэтажным, количество учащихся увеличилось вдвое.
Для детей рабочих дошкольного возраста (от 5 до 8 лет) Товарищество основало детский сад и ясли.


Степан Васильевич Каретников

Большое внимание в продвижении товаров Степан и Иван уделяли среднеазиатскому рынку. Были открыты торговые отделения в Коканде и Семипалатинске. В 1891 году Товарищество приняло участие в специализированной Среднеазиатской выставке в Москве, где ткани фабрики удостоились золотой медали.
С.В. Каретников был почетным мировым судьей города Шуи свыше 10 лет, состоял директором правления общества Шуйско-Ивановской железной дороги около 15 лет.
Степан Васильевич внезапно скончался в возрасте 41 года. Иван тяжело перенес смерть любимого брата, который так и не успел жениться.
С 1895 года на фабриках началась полоса неудач. В мае рабочие растерзали на смерть директора, англичанина Крошо.
Брак Ивана Васильевича с Татьяной Александровной Крестовниковой укрепил связи Каретниковых с московским купечеством и Московским Биржевым комитетом. (Крестовников Григорий Александрович - председатель правления Московского Биржевого комитета). Семья у Ивана и Татьяны Каретниковых была большая. В ней было четыре сына: Александр (1882 г.р.), Василий (1884 г.р.), Степан (1889 г.р.), Иван (1890 г.р.), и две дочери: Юлия (1889 г.р.) и София (1886 г.р.).
Иван Васильевич вел активную благотворительную деятельность. Он был попечителем Владимирской семинарии и Иваново-Вознесенского низшего технического училища (с 1879 г.), директором Шуйского уездного тюремного отделения (с 1897 г.). Его стараниями в бывшем помещении фабрики Захарова отрылся клуб для рабочих, в котором была бесплатная публичная библиотека, бильярд и многое другое.
1 марта 1903 года на бумаготкацкой и прядильной фабрике Каретниковых случился большой пожар. Убыток исчислялся суммой в 400 тысяч рублей. Ремонт этих фабрик после пожара и их обустройство длилось несколько лет.
В 1904 году на дочери Ивана Васильевича, Юлии, женился Алексей Михайлович Невядомский. К этому времени выяснилось, что старейшая фабрика Иваново-Вознесенского региона, обеспеченного топливом из своих лесов и торфяных болот, оказалось в тяжелом финансовом положении. В 1904 г. фабрика также сработала с огромным убытком в 599 тысяч рублей. Она была бы закрыта, если бы к руководству не был привлечен иностранный капитал в лице барона Кнопа. В правление Товарищества были введены Карл Карлович Арно и Роман Иванович Прове.
Кредиторы пошли на соглашение, дав отсрочку платежа долга на 5 лет, но потребовали себе в управлении два места из трех, оставляя одно место за Иваном Васильевичем Каретниковым.
Главной целью нового правления была проверка деятельности главных служащих и привлечение в правление новых сил. Кандидатуру А.М. Невядомского выдвинул Григорий Александрович Крестовников, Председатель Биржевого комитета и дядя его жены. В 1905 году он был принят как кандидат Правления с назначением управлять фабрикой.
В октябре 1906 г. неожиданно, от разрыва сердца скончался И.В. Каретников. Это было для всех большим ударом. После его смерти в народной школе господ Каретниковых была учреждена стипендия его имени.
А.М. Невядомский оказался не только хорошим специалистом-химиком, но и талантливым руководителем. Ему удалось вывести предприятие из-под давящей опеки "администрации кредиторов". Кроме того, по его инициативе в селе Тейково стали решаться проблемы экологии.
В 1908 году по новейшим системам была построена станция по отчистке сточных вод биологическим способом.
Огромным событием для села стало создание фабричного театра, душою которого являлся Александр Иванович Каретников. Он следил за подготовкой актеров к представлению, часто выступая в роли режиссера. На его средства шились костюмы и изготавливались декорации. Спектакли театра пришлись по душе рабочим и служащим. В основном актерами была местная молодежь.
Самое крупное пожертвование Обществу вспомоществования нуждающимся воспитанницам Владимирского Епархиального женск. училища в 1910 году — 3000 руб. %% бумагами поступило от Ю.И. Каретниковой.
Скончалась бывшая попечительница Владимирского Епархиального женского училища Юлия Каретникова, оказывавшая училищу и в последнее время неоднократно материальные вспомоществования. (В. Е. В. № 3-й. 15 января 1911 г.).
В 1914 году директорами правления состояли Алексей Михайлович Невядомский, Карл Карлович Арно, Роман Иванович Прове, кандидатами в состав правления входили Александр Иванович и Василий Иванович Каретниковы, Иван Константинович Пангало. Членами ревизионной комиссии были Иван Иванович и Степан Иванович Каретниковы, Григорий Александрович Крестовников, барон Андрей Львович Кноп, Гуго Максимович Вогау. Основными пайщиками Товарищества были Татьяна Александровна Каретникова - 102 пая, Юлия Ивановна Невядомская - 78 паев, Каретниковы - по 74 пая, остальные имели по 5 паев.
После объявления Австро-Венгрией войны России рабочие и служащие Товарищества создали благотворительное общество, которое занималось сбором средств на нужды армии. Его возглавил Иван Иванович Каретников. Все пайщики Товарищества отчисляли от 50 до 700 рублей в месяц на содержание лазарета. Фабрики в срочном порядке перестроились на выпуск продукции для нужд армии, выпускалась шинельно-подкладочная и платочная хлопчатобумажные ткани. По прошению правления перед мобилизационным отделом Главного управления генерального штаба были освобождены от призыва ратники запаса 1-го разряда ввиду удовлетворения заказов для нужд армии. Война со всем ее патриотизмом и горестями вошла в семьи тейковчан. Были призваны мужчины из крестьянских семей. В звании прапорщика добровольно ушел на фронт Степан Иванович Каретников.
В 1916 году на Дальнем Востоке при загадочных обстоятельствах был убит Василий, а затем на фронте погиб Степан.
После победы Октября всеми вопросами стал заниматься фабком, без согласия которого администрация не могла распоряжаться средствами. Первое, что решили большевики - немедленно прекратить стачку. Саботирующие специалисты были уволены, а некоторые арестованы.
В 1918 году газета "Владимирский листок" писала: "Сведения об освобождении А.М. Невядомского из-под ареста оказались преждевременными. Сообщение было доставлено нам лицом, видавшим, как А.М. уводили из арестной на Ямах. Передают, что никакого обвинения ему не предъявлено, он только случайно подвернувшиеся жертва политики подавления саботажа в период социализации фабрик".
Инженерное руководство производством возглавил В.Н. Кованько. Для укрепления дисциплины был создан орган надзора, в который вошли рабочие-большевики, а от совета заведующих - В.Н. Кованько, Л.Б. Бауэр, Ф.И. Реформатский.
Экономические связи были нарушены, банки прекратили финансовые операции, наступил кризис. До национализации предприятия в августе 1918 года товариществом мануфактур А. Каретниковой управлял Иван Иванович Каретников. Это глубоко символично, потому что предприятие основал Иван и последним у руля управления стоял тоже Иван, самый молодой из оставшихся Каретниковых.

Игорь Черемушкин (2003 г.)
Шуйский уезд

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Николай (09.02.2017)
Просмотров: 1191 | Теги: Шуйский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика