Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
21.09.2020
00:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1298]
Суздаль [409]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [131]
Гусь [151]
Вязники [276]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [244]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 24
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Василий Александрович Меркулов

Василий Александрович Меркулов

Среди наших земляков - Героев Советского Союза и Героев России есть единственный человек, которому это высокое звание присвоено за подвиг, совершенный в годы Великой Отечественной войны, более чем через 50 лет. Это Василий Александрович Меркулов, который в 1998 г. был удостоен звания Героя России.


Василий Александрович Меркулов

Василий Александрович Меркулов родился в 1912 г. в селе Добрынском Владимирского уезда (ныне - Суздальского района Владимирской области) в бедной крестьянской семье. В 1924 г. окончил школу, работал на фабрике «Организованный Труд». С 1927 года, после переезда семьи в Москву, работал котельщиком на железнодорожных станциях, в 1929-1931 годах - печником.
В 1931-1934 гг. он уже студент рабфака Московского автодорожного института, но в 1934 г. был объявлен Сталинский набор в авиацию, и Василий Меркулов поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, которое окончил в 1937 г. Для прохождения военной службы был направлен на Северный флот, где встретил войну и, являясь командиром звена, заместителем командира авиаэскадрильи, принимал активное участие в боях против немецко-фашистских захватчиков.
В декабре 1942 г. В.А. Меркулова перевели в Военно-воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота, где он служил командирам эскадрильи прославленного в боях 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка. Здесь в полной мере раскрылись его незаурядные организаторские и летные способности, от полета к полету росло боевое мастерство. Всего за время Великой Отечественной войны В.А. Меркулов совершил около 400 боевых вылетов, нанося бомбовые удары по кораблям, военным базам и боевым складам противника, производил разведку, уничтожение минных полей. Им были потоплены вражеские корабли общим водоизмещением в 43 тысячи тонн. За проявленные в боях мужество и отвагу Василий Александрович был награжден тремя орденами Красного Знамени, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда».
19 марта 1945 г. при атаке на вражеский транспорт на траверзе г. Нойкурен (ныне - город Пионерский Калининградской обл.) самолет гвардии майора Меркулова был подбит и загорелся. Предвидя неминуемую гибель и понимая, что атакуемый им корабль останется не потопленным, В.А. Меркулов повернул свой горящий самолет в его сторону и совершил таран. Вместе с Меркуловым погибли и его боевые друзья: штурман Герой Советского Союза гвардии майор А.И. Рензаев, начальник связи гвардии старшина А.П. Грибовский и воздушный стрелок гвардии младший сержант В.С. Растяпин.
В результате этого тарана были потоплены сторожевой корабль и два транспорта противника. Один из них - водоизмещением в 12 тысяч тонн. Таким транспортом враг мог перебросить около 200 танков или 2200 солдат.

В 1976 г. брат В.А. Меркулова, Алексей Александрович, обратился в Главное управление кадров Министерства обороны СССР по вопросу о присвоении Василию Александровичу звания Героя Советского Союза и об увековечении его памяти. Однако только 22 февраля 1998 г. Указам президента Российской Федерации В.А. Меркулову и его боевым товарищам А.П. Грибовскому и В.С. Растяпину посмертно было присвоено звание Героев России. Решением Калининградского облисполкома улица 5 линия в городе Пионерском названа именем В.А. Меркулова. В селе Добрынском, на родине героя, в 1985 г., на памятнике односельчанам - участникам войны в списке воинов появилось и имя В.А. Меркулова. Подвиг Василия Александровича был достойно отражен в музее средней школы № 15 г. Владимира. Школьники вели активную поисковую работу, переписывались с родственниками и однополчанами Василия Александровича. К сожалению, в 1990-е годы музей был ликвидирован, но чудом уцелевшие документы о Василии Александровиче, фотографии заняли свое место в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Среди этих документов - письма участника и свидетеля последнего боевого вылета и подвига В.А. Меркулова 19 марта 1945 г. - подполковника И.П. Головчанского. Эти, публикуемые письма,- живые свидетельства очевидца, которые очень подробно, детально рассказывают о подвиге нашего земляка.

Письмо И.П. Головчанского ученикам 9-го «б» класса средней шкалы № 15
12 февраля 1981 года.
Здравствуйте, дорогие ребята, следопыты 9-го «б» класса!
Получил ваше письмо, в котором вы просите написать о В.Л. Меркулове, вашем земляке, с которым мне пришлось быть в его последнем боевом вылете 19 марта 1945 года.
Что можно скатать по этому вопросу? Правильно, что вы взялись (или вам поручили) за сбор данных о вашем земляке, командире 1-й авиаэскадрильи, 1-го гв. минно-торпедного авиационного Краснознаменного полка ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Такие материалы я уже писал ребятам из Пензенской области, которые собирали материал о гв. капитане Рензаеве - его штурмане, воевавшем с ним на одном самолете.
Молодцы, что, бывая в его родном селе, вы начали поиск данных, связанных с его детством и жизнью до ухода на флот. Кое-что можем дать мы, еще оставшиеся в живых, данные, которых нельзя найти ни в одной литературе, справочниках, мемуарах и официальных документах, где, к сожалению, имеется изрядная путаница. Самое правдивое и точное, безусловно, живой рассказ очевидца.
Итак, постараюсь описать вам все, что знаю о Василии Александровиче.
Гвардии майор Меркулов Василий Александрович командир экипажа. 1911 г. рождения, уроженец села Добрынское Владимирского района Ивановской области. В Вооруженных Силах служил с 1934 года по день гибели 19.3.45 г. Призван из Москвы. До 1941 года его адрес был: г. Москва, Арбат, ул. М. Энгельса, д. 7/10, кв. 33. Там оставалась его жена Николаева Таисия Федоровна и сын Вячеслав 1940 г. рождения.
Член КПСС с 1941 года. За боевые действия награжден 3-мя орденами Красного Знамени, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда».
Брат Меркулова - Меркулов Алексей Александрович проживает в настоящее время по адресу: г. Горький-101, ул. Краснодонцев, 3, кв. 7.
Герой Советского Союза капитан Рензаев Алексей Ив.- штурман 1 АЭ, летавший на одном самолете ведущим штурманом группы с Меркуловым В.А. 1912 года рождения. Член КПСС с 1938 г. В Вооруженных Силах с 1931 г. Награжден 3-мя орденами Красного Знамени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда». Герой Советского Союза. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1945 г. Уроженец Пензенской области, Земетчинского района, с. Голодовка. Сын Борис с 1938 г. рождения.
Гв. старшина Грибовский Александр Прокофьевич - стрелок-радист экипажа Меркулова. В Вооруженных Силах с 1938 г. 1918 г. рождения, уроженец г. Ленинград. Член КПСС с 1942 г. Награжден орд. Красного Знамени. Отечественной войны 1 ст., орд. Красной Звезды, медалью «За оборону Ленинграда». Жена Ольга Александровна: г. Ленинград, Васильевский остров, 13, линия 80, кв. 13.
Гв. краснофлотец Растяпин Василий Сергеевич воздушный стрелок экипажа Меркулова. 1923 г. рождения, в Вооруженных Силах с 1943 г. Призван Октябрьским РВК г. Саратова. Мать проживает по адресу: г. Саратов, ул. Печальная, д. 27.


Схема боя (из письма И.П. Головчанского).

Составов этого экипажа они и воевали последнее время. Экипаж летал на самолете торпедоносце-топмачтовике «Бостон» А-20-G или А-20-ДО.
В 1-й Гв. МТАККП я прибыл в сентябре 1944 года после окончания 4-го Военно-морского авиационного училища летчиков-торпедоносцев, что было на Черном море. В эскадрилью гв. майора Меркулова был назначен для ведения боевых действий по кораблям в Балтийском море.
Первое знакомство с командиром состоялось на КП, в лесу под литовским городом Поневежис, где базировался полк. С виду командир был богатырского телосложения, казался небольшого роста, с открытым лицом, добрым и сильным, выражавшим хорошую профессиональную подготовленность как летчика. С первых дней службы мы ощутили особую заботу командира в части дальнейшего совершенствования техники пилотирования и повышения уровня летной подготовки. 1 АЭ много летала в перерыве между боями. Летали днем и, особенно, ночью. Командир готовил экипажи к ведению боевых действий в любых условиях погоды, днем и ночью. Значительные различия в возрасте и воинском звании, а особенно наличие у командира богатого боевого опыта, нас, молодых летчиков, заставляло как-то по-особенному с уважением ловить каждое слово, произнесенное командиром. А он казался немногословным, конкретным, рассудительным, знающим, что к каждому его слову молодые пилоты прислушиваются. А эскадрилья, да и вторая эскадрилья, были (правда, не до полного состава, летчиков, как правило, не хватало) укомплектованы молодыми экипажами выпуска 1944 г. 3-я авиаэскадрилья летала на устаревших самолетах ДБ-3Ф и только ночью, на постановку мин и выполнение спецзаданий. 1-я АЭ и 2-я АЭ - вели боевые действия по конвоям кораблей в море. Экипажи успевали сделать по 1-2 вылета в сутки, продолжительностью от 2-х до 4-х часов каждый. Потери от зенитной артиллерии кораблей и истребителей противника были очень большими. Гибли на 1-м боевом, 3-м - 5-м вылетах, у кого их было больше десятка - экипаж считался с богатым опытом, достойным внимания. Конвои кораблей в море обнаруживали часто и большим составом (от 4-х до 10-18-20 судов), а каждый из них имел от 4-х до 12-14 огневых точек, следовательно, представлял собою плавающую крепость.
Самолеты-торпедоносцы-топмачтовики действовали по кораблям в паре или четверкой (две пары). Пара - торпедоносец-топмачтовик, действовавшая зачастую по одному кораблю-цели, вначале топмачтовик - подавлял огонь корабельной артиллерии и наносил удар по нему бомбами (2-мя или 4-мя ФАБ-500 или ФАВ-250). Попадание такой бомбы в борт корабля, сидящего по ватерлинию в воде, ломало его пополам и он быстро уходил под воду. Одновременно, по этому же кораблю наносит удар и торпедоносец (после топмачтовика), сбрасывая по нему торпеду, если она попадала в борт корабля, то в облицовке его вырывала взрывом дыру до 8 м2, такой корабль быстро набирал воду в образовавшуюся пробоину, переворачивался и уходил под воду. Так что, если не попадали бомбы топмачтовика, не миновала цели торпеда. Транспорты и танкеры были основными целями в конвоях. Но они сильно охранялись военными кораблями, бравшими их в кольцо. <...> Прорваться через такое кольцо было трудно очень, сплошная стена огня. Тогда приходилось топмачтовику уничтожать корабль охранения (если он мешал атаковать транспорт), в этом случае открывался доступ к транспорту самолету-торпедоносцу. В этом случае экипаж должен был обладать хорошей слетанностью, летчик должен был владеть идеальной техникой пилотирования многотонного самолета на предельно-малых высотах (с кораблем-целью самолет сближался на высоте 5 м. над волнами), исключительной реакцией, хладнокровием, мужеством, настойчивостью. Не будет превышением, если сказать, что атака любого корабля с сильным охранением - это проявление героизма.
Нет сейчас такой авиации, трудно поверить в каких трудных условиях воевали летчики-торпедоносцы- топмачтовики, шанс остаться не сбитым во время атаки был всего 1-2 из 100. Но такая авиация была. Полк, в котором воевал гв. майор Меркулов, за всю войну потопил в Балтийском море 216 различных судов, количество же погибших летчиков (вы меня поймите, так называть цифру я не буду) значительно превышает количество потопленных судов. Так нас и называли другие рода авиации - летчики-смертники. Факт остается фактом, дело прошлое.
<...> Бомбы, ударяясь о воду, рикошетировали, и с рикошета - ударяли о борт корабля, торпеда входила в воду и на установленной глубине на скорости 45-50 узлов устремлялась к кораблю.

Я это описал вам затем, чтоб яснее представить всю ту обстановку, в которой воевал и командовал эскадрильей майор Меркулов. А теперь снова о нем.
Вот как пишет о нем генерал-майор ав. Пресняков, воевавший с ним долго вместе в своей книге «Над волнами Балтики», стр. 291: «Baся Меркулов - плечистый богатырь с простодушным русским лицом. Скромный, уравновешенный, он даже в самых критических случаях не терял присутствия духа. А уж когда приходилось особенно туго, успевал не только решать и командовать, но и тихонько мурлыкал, любимую песенку:
« ...Спит деревушка,
Где-то старушка
Шлет не дождется сынка...».
В статье «Победы гв. майора Меркулова» газета ДКБФ «Страж Балтики» писала: «В полку он пользовался доброй славой и любовью сослуживцев. Им гордились, он олицетворял собою гвардейский стиль в боях с фашистами. На Балтику прибыл в 1941 году и сразу же показал хватку аса. Выше среднего роста, плечистый, несколько угловатый и медлительный, простодушный, с открытым мужественным взглядом. Меркулов казался богатырем. И характер его соответствовал внешности. Всегда он отличался уравновешенностью, добрым расположением духа. Любил послушать баян и нередко сам напевал басом любимую песню».
В.А. Меркулов совершил около 400 боевых вылетов и только в 1944 т. потопил в Балт. море 9 вражеских кораблей. До 1944 года он был в других частях Балтийской авиации. До 1944 года в море встречались, как правило, отдельные вражеские суда, но, неся большие потери, с 1944 г. немцы начали их проводку в составе конвоев и резко ухудшились условия нанесения по ним ударов нашей авиации и подводных лодок.
19 марта 1945 по данным разведки в южной части Балтийского моря предполагалось наличие очень важного конвоя, который надо было обнаружить и нанести по нему удар. Четверка самолетов «Бостон», вылетевшая на поиск и удар по ним, конвой не обнаружила, так [как] в море была сложная погода - низкая облачность, местами туман, мокрый снег и густая дымка.
Но корабли надо было найти. На КП полка был вызнан командир 1 АЭ майор Меркулов, где получил приказ подобрать экипажи, летающие в сложных метеоусловиях дня и ночи и вылететь на повторный поиск и удар по конвою.
...В 14 час. 42 мин. группа в составе - 4 самолета А-20-ДО, ведущий майор Меркулов, взяли курс в море в район предполагаемого нахождения конвоя. В строю, кроме ведущего, были мл. лейт. Подъячев А.В. - зам. ведущего, второй торпедоносец, мл. лейтенант Масальцев Л. - топмачтовик ведущего гв. м-ра Меркулова и мл. лейт. Головчанский И.П. - топмачтовик зам. ведущего группы Подъячева. В строю «клин» четверка на высоте 100-150 м. под облаками устремилась в неизвестное... Не было известно сколько кораблей, как они расположены в конвое, какое охранение и где они. Это предстояло выяснить, как только они будут обнаружены мгновенно оценить обстановку и принять решение на атаку. Группа шла без истребительного прикрытия, так как в такую погоду истребители обычно не летали.
Вот уже час на исходе как четверка, маневрируя между зарядами снега и тумана, галсирует в районе предполагаемого нахождения конвоя, от берега, где была наша база, самолеты ушли на расстояние около 400 км., а конвоя все нет. Надо было оставлять горючее на обратный путь и некоторый запас на случай всяких неожиданностей, следовательно, мы могли искать его еще немного времени - около получаса.
В полете быстро идет время, высота низкая, 100-200 метров, под самолетом темно-свинцовые волны Балтийской стихии, а сверху такие же облака, плотные, прижавшие самолеты к водной поверхности, временами вперед почти ничего не видно и горизонт сливается с волной поверхностью и только приборы да рядом идущий самолет товарища дают чувство, что самолет в горизонтальном полете и вода - снизу, а облака - сверху, а не наоборот. Около полутора часов группа в воздухе. Неужели так и не будет обнаружен вражеский конвой и на этот раз?..
Как вдруг, по радио прозвучал голос А. Подъячева: «По курсу слева вижу корабли...». Затем голос ведущего: «Слева конвой, сомкнуться», хотя самолеты и так шли плотным строем.
Да, слева, внизу, был виден большой конвой кораблей. Это был именно тот конвой, который искали. Видно было, что капитаны судов уже вели конвой на максимальной скорости, смыкались перед боем. Атаковать с ходу конвой мы не смогли, т.к. по причине сложной погоды внезапно выскочили на него в неудобные для атаки носовые курсовые углы левого борта. Командир принял решение обойти конвой слева, сзади и атаковать его в курсовых углах правого борта со стороны уже освобожденного побережья Померании, на траверзе ВМБ Кольберг в 30 км. мористее. Вскоре я заметил, что шедшая в кильватере подводная лодка ушла под воду. Конвой был большим: 8 транспортов охранялось 8-ю сторожевыми кораблями, 3-мя сторожевыми катерами, конвой лидировал эскадренный миноносец. Бой предстоял ожесточенный.
Подходя к точке боевого развертывания, командир распределил цели и передал приказ по радио: «Головчанскому – бомбами, Подъячеву торпедой нанести улар по головному транспорту, Масальцеву уничтожить СКР, я атакую второй транспорт».
Замысел атаки кораблей был ясен. Особенно сильно охранялись два транспорта - головной и идущий за ним, их и решил атаковать командир.
Самолеты устремились в атаку, по команде А. Подъячева я вышел вперед с 6 км., ушел к воде, взял в прицел палубу атакуемого транспорта и открыл по нему огонь, но корабли конвоя уже давно обстреливали самолеты. Эсминец развернулся навстречу атакующим самолетам и вел огонь с крупнокалиберной артиллерии, ставя столбы из воды (высотой до 10-15 м.), сильный автоматный огонь сплошными цепочками потянулся к самолетам, вскоре включилась в стрельбу артиллерия всего конвоя - над кораблями, казалось, был раскален воздух, так был плотен огонь зенитной артиллерии...
Маневрируя, сколько это позволяла пятиметровая высота, в основном, по направлению, сближаюсь с транспортом, поливаю его палубу огнем, а попутно обстреливаю и СКР, идущий с ним рядом, вот дистанция 200-180 м. на миг удерживаю самолет на боевом курсе и нажимаю на бомбосбрасыватели - высота в этот момент равна высоте топмачты транспорта... самолет пздрогнул, бомбы пошли к воде, мелькнула палуба громадной посудины под самолетом и - снова к воде. Доклад стрелка-радиста, что в транспорт угодила одна ФАБ-500, взрыв, через несколько сек. - второй - это взорвалась торпеда Подъячева.
Но вдруг по радио слышу: «Командир горит». Резко поднимаю самолет от воды, делаю левый крен и вижу - огненный след тянется за самолетом командира, мгновение и, кажется, слышу и сейчас, хотя и понимаю, что это могло быть слуховой галлюцинацией, скрежет металлического удара самолета командира в борт фашистского транспорта, сильный взрыв, разметавший посудину на куски. Яркое пламя, окаймленное по краям густым черным дымом, и, когда он начал рассеиваться, на поверхности того места сомкнулись волны фашистская посудина, унося в своем чрево самолет с героическим экипажем, уже была на дне. Такой ценой была достигнута 10-я победа гв. майора Меркулова, вашего героического земляка, замечательного командира и беззаветного патриота, даже в таком критической обстановке сумевшего потонуть, но победить. Он сам, его подвиг, достойны того, чтобы о нем знали не только в селе, где он родился и вырос, а и во всей стране, за свободу которой он погиб. Все ли вам понятно, дорогие юнармейцы? Пишите.
С приветом к вам военрук ср. школы № 5 подполковник И.П. Головчанский.
P.S. Адрес Подъячева Александра Васильевича: г. Краснодар – 20, ул. Одесская, 40, кв. 69. Инд. 350020.

Из письма И.П. Головчанского Алексею Александровичу Меркулову — брату В.А. Меркулова от 3 октября 1976 г.
<...> Уже через день после прибытия в полк я был в воздухе с Василием Александровичем на проверке техники пилотирования и, естественно, дорабатывал то, что по училищным нормативам не годилось здесь, в бою, на Балтике. В этом вопросе наш командир был неутомим, мы почувствовали, как он целеустремлен в отработке и доработке элементов боевого использования самолетов. Как только выдавалась погода (сложная) или в море не было целей - наша 1-я АЭ - в воздухе, на полигоне, на маршрутах. У него организационная сторона были простым делом. Командир был скуп на похвалы, да это на войне не надо. Каждое его слово, где бы оно не произносилось - было темой для разговоров, приказом для нас.
<...> По данным разведки утром 19 марта 1945 г. в районе Померанской бухты (в устье Одера) был обнаружен важный конвой, идущий на восток к окруженной группировке «Курляндский котел».
<...> Короткие указания командира, и мы легли на курс, в море, вылетев с аэродрома Гробштейн (ю-з г. Клайпеды, приблизительно 16 км).
<...> На маршруте погода была плохой: низкая облачность 150-200 м., 8-10 баллов, местами туман (весна). Кораблей долго не находили, в эфире было тихо, вдруг неожиданно выскочили на конвой в составе 6 транспортов и 9 военных кораблей охранения.
<...> Командир группу в атаку не вывел и, видимо, вот почему. Данных о конвое было мало. Мы не знали расположение кораблей в них, схему их охраны, но знали одно: он был очень важным! (1.5 ед. на 1 транспорт охрана). Сейчас же командир изучал расположение транспортов, и было видно, что 1-е два были очень важны, лучше охранялись и имели некоторую свободу маневра, а лидер (1-й корабль охранения) мог, резко свернув с курса, лечь наперерез курсу атакуемых самолетов. Обведя группу вокруг конвоя, командир распределил цели и дал возможность изготовиться к атаке. Мы, справа, получили задачу ударить по головному транспорту (12000 тонн водоизмещения), командир атаковал второй (10000 тонн). Мы с Масальцевым атаковали на максимальной скорости (520 км/час), а торпедоносцы на скорости 320 км/час.
<...> Когда я вышел из атаки, услышал голос своего стрелка-радиста Ю. Донецкого: «Командир горит!» и увидел огромный черный столб взорвавшегося транспорта - самолет уже таранил транспорт (на снимке - черный столб взрыва). Во втором транспорте взорвались и ГСМ самолета. Самолет, горящий, с курса не сворачивал, а сбросил на близкой дистанции торпеду, таранил транспорт, а потом торпеда довершила героический поступок экипажа. Вспомнились его слова, как-то он беседовал с нами, что, если сложится именно такая обстановка, кто как поступил бы. Разные были варианты, он же сказал, что нет, так просто свою жизнь не отдам. Мы убедились в этом. Это было подвластно его сильному, волевому характеру.
Встает вопрос: почему ему не присвоили Героя Советского Союза? Задаем его и мы. Может быть, потому, что на борту экипажа Меркулова уже был Герой Советского Союза (Рензаев). Трудно на этот вопрос ответить сейчас. Но мы пытаемся увековечить память нашего дорогого командира сейчас, на родине, где он родился. Остались живы и Подъячев (живет в Краснодаре), и его штурман Зайфман (живет в Москве), мы хотим получить от них свидетельства очевидцев и послать во Владимирский ОВК [областной военный комиссариат].

Источник: Документы о Герое России В.А. Меркулове в фондах Владимиро-Суздальского музея-заповедника. О.Н. Суслина
Герои Советского Союза Суздальского района

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Николай (07.09.2017)
Просмотров: 816 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика