Главная
Регистрация
Вход
Суббота
31.07.2021
14:22
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1402]
Суздаль [420]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [235]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [151]
Гусь [165]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [257]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [40]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [11]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека


 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Село Погост-Быково Суздальского района

Село Погост-Быково

Погост-Быково — село в Суздальском районе Владимирской области России, входит в состав Селецкого сельского поселения.
Село расположено в 12 км на северо-восток от райцентра города Суздаль. «Быково находится от Владимира в 40 верстах, а от Суздаля в 8-ми верстах, при пруде». [1]

Погост Быково упоминается в документах начала XVII столетия.
В конце XIX — начале XX века село входило с состав Быковской волости Суздальского уезда.

18/5 апреля 1917 г. в Быковской волости, Суздальскою уезда, организован волостной исполнительный комитет.
Потерявший руку на фронте местный крестьянин Михаил Иринин стал после своего увечья не просто большевиком, а активным большевистским агитатором. Притом, он не просто агитировал местных жителей, но и создал в родном селе Погост-Быково, партийную ячейку и первый в уезде отряд Красной Гвардии. 8 ноября 1917 г. в г. Суздаль прибывает большевик Митрофан Дунин - представитель владимирского Ревкома и губисполкома Дунин тут же проводит «пленарное собрание совета солдатских и крестьянских депутатов». Собрание большинством голосов предлагает комиссару Временного правительства Панову сложить свои обязанности. Комиссар тут же добровольно соглашается; на его место выбирают Дунина.
По опубликованной в советское время версии, на том заседании было принято решение «о создании Красной гвардии в уезде, для защиты интересов трудового народа».
...А вот современная версия тех же событий. Бывшие фронтовики большевистской ориентации (То есть, местный солдатский комитет из дезертиров. Законное право быть на родине тогда имел только безрукий инвалид Иринин.), с базой в селе Погост-Быково, на своем собрании постановили «решить вопрос о перемене власти в Суздале». Мнение жителей Суздаля, как и мнение жителей уезда, их не интересовало, ведь местные жители после февраля 1917 успели выбрать подходящую для них власть. Тут же поручили четырем уполномоченным (в том числе, Иринину) «установить советскую власть в городе».
В Суздаль уполномоченные явились с заранее изготовленной печатью, и потребовали от уездного комиссара Панова собрать съезд представителей. Тот отказался; тогда по просьбе ячейки из Владимира сюда прибыли старый большевик Иван Завадский и Митрофан Дунин. На 7 вечера 8 ноября было назначено заседание местного Совета, с присутствием солдат местного гарнизона, «социалистических и профессиональных организаций» - и, надо думать, местного отряда Красной Гвардии. На заседании Дунин объявил коротко и ясно: «Власть фактически уже перешла к Советам, и заседанию остается только сконструировать органы этой власти»; несогласные могут удалиться. Председателем уездного исполкома тут же стал Иринин (руководитель местного отряда Красной гвардии), а уездным комиссаром – Дунин (см. Суздальская Партийная Организация).
Быковская волость, центр —дер. Погост-Быково, с 1924 года дер. Ляховицы, существовала с 1917 года в составе Суздальского уезда. По постановлению ВЦИК от 8 мая 1924 года перешла во Владимирский уезд. В 1925 году дер. Сергеиха с фабрикой им. Карла Либкнехта из Быковской волости передана в Ковровский уезд. В составе волости было 15 сельсоветов: Андрейцевский, Бабаринский, Березницкий, Борщевский, Гридинский, Зауичский, Крутовский, Лубенцевский, Ляховицкий, Новосельский, Погост-Быковский, Полушинский, Прудовский. Санинский, Фомихинский.
Ликвидирована волость в 1929 году, сельсоветы перешли в Суздальский район Владимирского округа.
С 1929 года село входило в состав Лопатницкого сельсовета Суздальского района, позднее — Красногвардейского сельсовета.

Численность населения: в 1859 г. – 361 чел., в 1905 г. – 529 чел., в 1926 г. – 543 чел., в 2002 г. – 34 чел., в 2010 г. – 12 чел.

Быковский приход

В Суздальском уезде два села Быковых, из коих одно именуется погостом, а другое селом Быковым Старым. Оба прихода под теми же названиями показаны самостоятельными в «Истории, собр. о гр. Сужд.» Ан. Федорова (полов. XVIII ст.), но в документах начала XVII ст. упоминается одно Быково, что дает основание предполагать, что приход Быково погост образовался или в XVII столетии, или в начале XVIII столетия; а ранее этого времени существовало одно Быково Старое, на что может указывать самое название села.
В погосте Быкове церковь построена усердием прихожан в 1777 году; зданием каменная, с такой же колокольней. [1]
Иван Шумиловский был священником, служившим в селе Погост Быково. Там в 1868 году родилась дочь Татьяна. После окончания епархиального училища она в течение 42 лет работала учительницей в селе Закомелье. Татьяна Ивановна Шумиловская (1868-1941) - народная учительница, лучший учитель года в Республике (1923).
Копии с метрических книг с 1800 года, а исповедных росписей с 1802 года хранились в церкви в целости. [1]
При церкви имелось земли: усадебной около двух десятин; плана на нее не было; пахотной 33 десят. 80 кв. саж.; на 23 дес. 80 кв. саж. план и межевая книга имелись, а на остальные 10 дес. документов не было. [1]
Причта по штату положено: священник и псаломщик. Годового содержание причт получал: от земли 60 руб. сер. и за требоисправление 350 руб. сер., а всего 410 руб. сер. Дома причт имел собственные, на церковной земле. [1]
Приход составляли: погост (63 двора) и дер.: Пестиха, Алфериха, Сизино, Борщаговка и Самойлово: расстоянием от церкви деревни не далее 2 верст; препятствий к сообщению с ними не имелось. Всех дворов в приходе 161, душ мужеского пола 694, а женского пола 775 душ. [1]

В погосте существовала народная школа с 1875 года и помещалась в особо построенном деревянном здании. [1]

Священник Михаил Иванович Успенский

27 июля 1899 года скончался на 83 году своей жизни заштатный священник погоста Быкова, суздальского уезда, о. Михаил Иванович Успенский.
Михаил — сын бедного причетника села Клобукова, юрьевского уезда. Получив первоначальное образование в Переславском духовном училище, он поступил во Владимирскую духовную семинарию, где и окончил полный курс учения в 1840 году. 16 июня 1842 года архиепископом Владимирским Парфением рукоположен был в сан диакона к Преображенской церкви села Нагорья, Переславского уезда. Прослужив в этом селе 29 лет, о. Михаил занял в 1871 году священническое место в погосте Быкове, Суздальского уезда. Здесь он жил до своей кончины, всего 28 лет, из которых 24 года священствовал.
Как пастырь, о. Михаил представлял тип старого сельского священнослужителя. Во весь полувековой период своей службы он был неленостным совершителем богослужений церковных и усердным исполнителем своих обязанностей. Опустить какую либо церковную службу М.И. считал, по своей глубокой религиозности, непростительным грехом и потому служил не только во все воскресные и праздничные дни, но во многие другие дни. Все церковные службы о. Михаил совершал всегда благоговейно, истово, неторопливо. Он настолько любил церковные службы, что ничто не могло удерживать его от них, даже крайняя необходимость. Лет пятнадцать назад загорелся во время службы его дом. Видя из храма свой дом в пламени огня и имея полную возможность прервать на время церковные службы, о. Михаил не раньше, однако, вышел из храма, как благоговейно и неторопливо совершил все службы, и пришел, конечно, на пепелище. Вследствие такой любви к богослужению, о. Михаил, несмотря на слабость своих сил, часто служил и после того, как удалился на покой. В последний раз он совершил божественную литургию в день Св. Духа, 7 июня 1899 года. А когда силы совсем оставили о. Михаила, он горько тужил, что не может посещать храм Божий и служить в нем. Почувствовав себя лучше, М.И. вознамерился, было, отслужить литургию, но силы позволили ему переступить только порог дома и оставили. «Нет, знать, не приведет Бог мне и быть больше в храме», с грустью сказал о. Михаил, и печальный, задумчивый возвратился, при сторонней помощи, в дом. Истовое служение о. Михаила нравилось прихожанам и многие из них просили его служить обедни, сорокоусты, молебны и проч. М.И. никогда не уклонялся от исполнения просьб своих прихожан. Не отказывался он даже от продолжительных крестных ходов вокруг селений и полей, хотя ему, как старцу, особенно в последние годы служения, было нелегко проходить без отдыха большие расстояния.
Любя церковные службы, о. Михаил любил и храм Божий. Знаменский храм погоста Быкова, при поступлении о. Михаила на службу в этот погост, был неблагоустроен, холоден, а церковных средств не было для приведения его в порядок. Но за время службы о. Михаила Быковский храм мало-по-малу преобразился. М.И. сумел расположить прихожан к пожертвованиям, и холодный храм скоро стал теплым, затем расписан был живописью, снабжен утварью и очень хорошей ризницей. В последние годы служения его приобретен был для храма даже большой колокол. Располагая других к пожертвованиям, о. Михаил и сам был щедрым жертвователем: им, между прочим, пожертвованы в Быковский храм ценные св. сосуды. Ревнуя о благолепии своего храма, М.И. не забывал и других храмов Божиих, особенно тех, с которыми так или иначе связана была его жизнь. В храм села Клобукова, где родился о. Михаил, им пожертвованы: напрестольное Евангелие, серебро-позлащенный крест и непрерывно-доходный билет в 100 рублей, а в Ногорьевский храм, где о. Михаил долго служил в сане диакона, — ценные сосуды.
Заботясь о благолепии дома Божия, о. Михаил был ревностным пастырем и для вверенного ему словесного стада. Он зорко следил за духовными нуждами своей паствы, знал их и на всякий зов пасомых быстро откликался. Являя в своей жизни для пасомых добрый пример, достойный подражания, — о. Михаил неленостно учил их и словом как в храме, так и в домах. В целях же более успешного воздействия на жизнь пасомых, он во весь период своей службы занимался обучением крестьянских детей, воспитание которых всегда ставил предметом особых забот своих. В сане диакона даром обучал крестьянских детей в своем собственном доме, а получив сан священника, стал усердно хлопотать об открытии в погосте Быкове школы, которой там раньше не было. В 1875 году хлопоты о. Михаила увенчались успехом, и он был утвержден в должности законоучителя открытой им школы. С этого времени о. Михаил неукоснительно посещал школу и усердно занимался в ней до тех пор, пока не удалился на покой...
Отношения о. Михаила к пасомым были просты, искренни и чужды всякого формализма, которого не терпел. Он не был в приходе, как начальник среди подчиненных, не гордился своим преимущественным перед пасомыми положением, а относился ко всем просто, для каждого был доступен, не делал различия между богатыми и бедными, со всеми был одинаков, с каждым беседовал и не отказывался разделять с пасомыми хлеб-соль в их домах. Дорог был для прихожан о. Михаил и своею снисходительностью при вознаграждениях за требы и службы; знакомый с юных лет с нуждою, как сын бедных родителей, он часто довольствовался самым ничтожным вознаграждением за свой труд.
Почувствовав слабость сил и старческое недомогание, о. Михаил уступил в 1895 году свое место зятю по внуке, а сам удалился на покой. Молитва и чтение нравственно-религиозных, назидательных книг и общедоступных духовных журналов сделалось его постоянным и любимым занятием на покое. Когда ни придешь, бывало, к нему, он либо молится, либо читает. На покое о. Михаил от молитвы переходил к книге, от книги — опять к молитве, почему у него на столике под образами всегда лежал канонник, а на другом столе, рядом, всегда увидишь книжку «Душеполезного чтения», особенно любимого почившим, и «Луг духовный»...
Добрую память оставил по себе о. Михаил, и как человек. Он был, прежде всего, в высшей степени честным и правдивым. Правдив был о. Михаил не в том только смысле, что никогда не говорил неправды, но и в том, что всегда был верен самому себе. Ненавидя лицемерие и вообще всякую фальшь, о. Михаил никогда не дозволял показать себя не тем, чем он был на самом деле. Он говорил всегда то, что думал и чувствовал. Кроме честности и правдивости, необыкновенная доброта, миролюбие и добродушие в обращении с сослуживцами и знакомыми, нежная, не знавшая устали, попечительность о близких его сердцу и искреннее неподдельное сочувствие всем в горестях были отличительными чертами М.И. По своей доброте, о. Михаил не помнил обид и был снисходителен к слабостям других. Если кто-нибудь сильно обижал его, то последний только и скажет после: «Бог с ним, Бог с ним; одумается сам». А сколько доброты и терпения обнаруживал почивший к недостаткам меньших сослуживцев своих! Необыкновенная доброта о. Михаила находила для каждого не только слово христианского утешения в горестях, но и посильную материальную помощь. Наконец, нельзя пройти молчанием домашней жизни о. Михаила. Насколько, он был добр и снисходителен к другим, настолько, если только не более, он был строг к себе. Строгое воздержание, скромность и умеренность во всем были его постоянными спутниками до гроба. Не любя роскоши, о. Михаил не любил и неряшливости: в доме у него царил уклад строгой церковности, какую теперь редко встретишь, и замечательный порядок. Каждая вещь занимала у него свое определенное место. И о. Михаил не любил нарушать порядка в доме. Если кто, взявши вещь с известного места, клал потом ее на другое, то о. Михаил, обыкновенно, молча, переносил эту вещь на ее прежнее место. Хотя не было в доме его никакой роскоши, хотя все было скромно и просто, тем не менее комнаты его отличались удобством, уютностью и всегда производили на посетителя приятное впечатление...
За усердное исполнение своих обязанностей и добрые качества своего характера о. Михаил пользовался любовию и уважением от своих прихожан, соседнего духовенства, знакомых и от всех лиц, входивших с ним в какие-либо сношения. Ценило многолетнюю, и многополезную службу о. Михаила и начальство. Как последняя награда, ему пожалован был за пятидесятилетнюю беспорочную службу орден Св. Владимира 4-й степени. За труды же по народному образованию, кроме многократных благодарностей и наград от духовного начальства, о. Михаил пользовался глубоким уважением и от лиц светских, имевших отношение к этому делу. Так, когда о. Михаил скромно праздновал 16 июня 1892 г. свой пятидесятилетний юбилей, то его почтили своим посещением уездный предводитель дворянства, д. с. с. А.А. Макаров и местный земский начальник. Первый, как председатель училищного совета, в своей речи к юбиляру благодарил о. Михаила от себя и от училищного совета за многополезные труды по народному образованию и, пожелав многих лет жизни, выразил уверенность, что юбиляр не оставит своим попечением школы и в будущее время.
Бог благословил о. Михаила за примерную жизнь редким в настоящее время долголетием и сподобил блаженной кончины. За время своей предсмертной болезни о. Михаил три раза исповедался и причастился Св. Христовых Таин и особоровался Св. Елеем. Самая кончина о. Михаила была тихая, мирная: умирая, он только поморщился и испустил последний вздох.
Погребение почившего было 29 июля. Несмотря на будний день и время жатвы, так называемой, «страды» деревенской, приходский храм был полон молящимися. Заупокойную литургию совершали 4 священника во главе с протоиереем Казанской гор. Суздаля церкви о. Феодором Лебедевым, при стройном пении Суздальского соборного хора. После пения: «Буди имя Господне», местным священником, заступившим о. Михаила, о. Сергием Виноградовым сказана была приличная случаю, назидательная речь. Самый чин погребения совершали 5 священников во главе с тем же протоиереем. После отпевания все присутствовавшие в храме простились, по христианскому обычаю, с почившим, и тело его погребено было вблизи того храма, в котором он священствовал.
А. Покровский. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 18-й. 1899 г.).

26 июня 1935 г. (повторно 4 сентября и 8 октября) церковный совет с. Погост-Быково сообщил во ВЦИК, что Суздальский райфинотдел требует с верующих 1200 рублей за 2 украденных креста. На этот раз ВЦИК ограничился лишь тем, что 29 июля поручил областному финуправлению перепроверить вес похищенных крестов. В 1940 г. храм закрыт (Ершов А.Л. Церковь на земле Владимирской в 1930-е годы. - Владимир: Калейдоскоп, 2011.).
К настоящему времени за исключением колокольни в руинированном состоянии, своды и часть стен обрушились в течении 1990-2000-х гг.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович (1861-1919). Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 3]. Суздальский и Юрьевский уезды / Сост. препод. Владимирск. семинарии В. Березин]. - 1896. - 526, VIII с.

Категория: Суздаль | Добавил: Николай (31.05.2019)
Просмотров: 699 | Теги: суздальский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru