Главная
Регистрация
Вход
Среда
26.02.2020
03:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [138]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1199]
Суздаль [359]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [380]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [9]
Собинка [86]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [134]
Вязники [244]
Камешково [70]
Ковров [303]
Гороховец [104]
Александров [225]
Переславль [102]
Кольчугино [64]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [29]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [73]
Писатели и поэты [94]
Промышленность [86]
Учебные заведения [78]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [47]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [42]
Муромские поэты [5]
художники [19]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [17]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Святые

Преподобный Александр - Первоучредитель неусыпаемых молений

Преподобный Александр - Первоучредитель неусыпаемых молений

О неусыпаемом псалмочтении в молитвенном отделении Странноприимного, при Кафедральном Успенском соборе в губ. гор. Владимире, дома

В 1871 году 23-го октября, при открытии, при Кафедральном Успенском соборе в губ. гор. Владимире, Странноприимного дома учреждено было в молитвенном отделении этого дома, при чтении псалтири, непрерывное днем и ночью моление об упокоении блаженне покоящихся в Успенском соборе Великих Князей и Княгинь, а также и Святителей, преемственно занимавших древнюю Владимирскую кафедру. Начало такому молению положил, по желанию и прошению строительницы и благотворительницы Странноприимного дома Феодосии Яковлевны Беляевой, бывший тогда на Владимирской кафедре, Высокопреосвященнейший Архиепископ Антоний, сам совершивший, тотчас по открытии дома милосердия, первую молитву, которая с того времени непрерывно и продолжается двадцать пять уже лет сердобольными сестрами, услуживающими странникам богомольцам, живущими в самом Странноприимном доме, с поминовением, при чтении псалтири, не только уже блаженне покоящихся под сению соборного храма, но и всех православных христиан, имена которых вписывают в синодик Странноприимного дома желающие усопшим блаженного упокоения.
При таком важном и полезном учреждении, не все однако знакомы с первоучредителем неусыпаемых молений, имя которого преславно. Первооснователь обители неусыпающих обитал на отдаленном от нас востоке, откуда проник свет Христовой веры в русскую землю. Это был преподобный Александр. В четиих минеях житие сего святого аввы находится под 3 числом месяца июля. Оно весьма назидательно не только для исполняющих неусыпаемое моление, но и для всякого благочестивого христианина. Ревнующим о своем спасении и предлагается сказание о первоначальнике обители неусыпающих.

Житие преподобного отца нашего Александра, обители неусыпающих первоначальника
(Из древних греческих рукописей)

Святый преподобный отец наш Александр родился в Азии. Будучи еще в юных летах, он приходил для образования в Константинополь, где довольно поучившись, приобрел значительные познания в науках. По достижении же зрелого возраста, поступил в военную службу и впоследствии был военачальником. Любил он, на досуге от служебных дел своих, читать книги Божественного писания, потому что был добродетелен, честен, постоянен, богобоязлив и украшен целомудрием и воздержанием. Прочтя Ветхий и Новый Завет, он углубился своею мыслию в Евангельские словеса реченные пречистыми Христовыми устами: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим, и имети имаши сокровище на небеси: и гряди в след Мене» (Матф. гл. 19, ст. 21). Размышляя о сем и твердо веруя в слово Христово, начал он продавать свои имения, которых у него было довольно, при его высоком служебном положении, и полученное за них — раздавая нищим и бедным, а сам возымел уже непременное намерение отречься от мира и от всего мирского и быть подражателем Христу. Слышал он, что в Сирии обитают святые мужи, проводящие Богоугодную жизнь в киновиях, и пожелал идти туда. Сложив с себя звание военачальника и оставив друзей своих, и дом свой, и рабов своих, и отложив всякое попечение о житейском, пошел в Сирию. Достигнув киновии, в которой аввою был преподобный Илия, он умолил сего отца принять его в число иночествующей братии. Будучи причтен к лику иночествующих, четыре года прожил он в этой киновии, ревностно исполняя все возлагаемые на него послушания и упражняясь, кроме сего, в посте, денно-нощной молитве и в чтении книг. Более всего желал он проникнуть в разумение псалмов Давидовых, желал уразуметь силу каждого стиха в псалмах. В случае недоумений спрашивал он опытных о непонятном и усердно молился Богу, да просветит его разум к пониманию Божественных писаний, что и получил от благодати Святого Духа, так что впоследствии, при чтении Божия слова, он уже находил полное услаждение и умиление в своем сердце. Видя, что во всех киновиях братия имеют излишнее попечение о пище и одежде, он вспоминал об Евангельских Христовых словесах, которые возбраняют излишнюю заботу о пище, питии и одежде, которые не велят заботиться и о завтрашнем дне. Он был твердо и непоколебимо уверен, что благопромыслитель Господь, питающий птиц и одевающий траву сольную, тем более не оставит без Своего попечения работающих Ему людей, что силен Он и пропитать и одеть их, искали бы только они прежде царствия Божия и правды Его. Одушевленный такими помышлениями, преподобный Александр, взяв имевшееся у него Евангелие, пришел с ним к авве Илии и сказал ему: отче, все ли истинно, что написано в Евангелии? Услышав такой вопрос, преподобный Илия удивился и в смущении подумал, что вопрошавший его прельщен каким-нибудь неверием от диавола. Не отвечая ничего на вопрос, он сел и склонил главу свою, а в это время пришли к нему братия. Братия, сказал им преподобный Илия, помолимся о брате нашем Александре, увязшем во вражеские сети, и встав сотворил молитву со слезами, а потом, обратившись к Александру, сказал ему: откуда пришел к тебе такой сомнительный помысл, что ты не веришь написанному в святом Евангелии? Не не верую я, отче, ответил ему Александр, а только спрашиваю, все ли истинно написанное в святом Евангелии? Во-истину, все истинно, отвечали ему все братия, и никакого в этом не может быть сомнения. Тогда сказал им Александр: если все истинно написанное, то почему же мы не исполняем оного? Невозможно немощному человеку исполнить всего, ответили ему братия. После такого ответа Александр, воспламенившсь своим духом и за ничто почитая прежнее житие свое, проведенное не в совершенном исполнении Евангельских слов, вознамерился уйти в пустыню, чтобы там удобнее пожить по Евангельскому слову. Испросив благословение у преподобного Илии и с любовию простившись с братиею, пошел с упованием на Господа, ничего не имея при себе, кроме святой Евангельской книги. Семь лет пробыл он в пустыне, не имея ни о чем земном никакого попечения. Как он питаем был, по благопромышлению Божию, в пустыне, откроется из последующего повествования.
По исполнении семилетнего пребывания в пустыне, преподобный Александр узнал, что невдалеке от места, где он находился, есть одно селение, в котором жили служившие бесам, идолопоклонники. Возгоревшись по Боге ревностию, пошел в это селение и зажег там идольский храм. Увидевши это жители селения сбежались к пылавшему капищу и нашли здесь преподобного Александра. Он не отошел от зажженного им капища, но нарочито ожидал, когда стекутся сюда жители идолопоклонники, потому что не хотел утаить от них сделанного им. Когда начали спрашивать его о зажжении храма, то он признался и сказал, что он зажег его. Услыхавши это, бросились на него и хотели убить его, но Бог хранил раба своего. Некоторые из жителей не согласны были на убиение Александра и посему не допускали устремившихся на него и настаивали, чтобы виновного в поджоге предать городскому суду. После сего, когда все поуспокоились от своей горячности, Святый возвысил свой голос и сказал: о люди! Уразумейте ваше заблуждение, познайте истину, избавьте себя от вечного осуждения, я возвещаю вам царство небесное, и начал им, как апостол, проповедывать слово спасения. Некоторые слушали его учение, а другие не хотели внимать его словам и отвели его в городской суд. Градоначальником в том городе был тогда Равул. Он, слушая от уст преподобного преподаваемое Божие учение, долго противоречил ему, старался оспорить это учение от своих языческих книг и устрашал угрозами. Наконец, убедившись, что преподобный Александр и нравом своим кроток, и премудр в своих ответах, и что проповедуемое им учение непреодолимо, Равул не сделал ему никакой неприятности. Напротив, Господь так устроил, что сей градоначальник пригласил к себе Александра одного, чтобы вести с ним наедине беседу, и прежде всего спросил: скажи мне правду, на каком основании вы, христиане, так презираете жизнь вашу? На этот вопрос преподобный ответил Равулу: не так ты говоришь, мы не презираем нашей жизни, но стараемся сохранить себя бессмертными во веки. Истинная жизнь в том и заключается, чтобы жить вечно, а жить только временно — это не жизнь, а смерть. Эту временную, смертную жизнь мы и презираем ради будущей вечной, бессмертной жизни, потому что писано нам: «иже погубит душу свою в сем веце, в животе вечном обрящет ю» (Матф. гл. 10, ст. 39). Сказал ему на это Равул: а где вы надеетесь быть, по прекращении сей земной жизни? Святый начал проповедывать ему о царствии небесном и об уготованных праведным вечных благах. Неверному язычнику, как басня, представлялись сказания Святого, но не смотря на это, ему еще более хотелось слушать новое для него учение, и он спросил еще святого о начале святой веры. Тогда преподобный, поучая его Богопознанию и раскрывая о благоутробии Божием к людям, начал повествовать о деяниях Господних от самого создания мира, до креста и вольной Христовой смерти, — до воскресения и преславного вознесения на небо. День и ночь продолжалась беседа. Ни пищи, ни питья собеседники не употребили и даже ко сну не клонило их. Когда была речь о святом Илии пророке, как по его слову заключилось небо и как по его молитве ниспал на жертвы огнь, какого не могли вымолить у своих идолов жрецы вааловы, Равул, слыша это, смеялся и говорил: все эти ваши христианские басни — выдумки. Советую тебе полезное: принеси вместе с нами жертвы нашим богам; они милостивы и простят тебе то, что ты по неведению прогневал и оскорбил их, сожегши их храм. Святый сказал: если действительно боги те, которых ты называешь богами, то почему при пророке Илии не послушали жрецов своих, когда они целый день взывали к ним и не свели с неба огня на жертвы? А раб Божий Илия только один и однажды помолился к нашему единому, на небесах живущему Богу (4 Цар. гл. 1, ст. 14), и тотчас спал с неба огонь и попалил не только дрова и жертву, но и воду и камни и самую землю пожег, а потом спал свыше огонь и на тех пятьдесятников, которые хотели схватить пророка, и сожег их и с воинами их? Рассмеялся Равул и сказал: если то действительно было, то и ты, называющий себя рабом Бога твоего, сделай тоже. Вот пред нами множество рогож и хворосту, помолись своему Богу, как и Илия, чтобы сошел огнь с неба и сожег это. Тогда и я скажу, что нет другого Бога, кроме Бога, в Которого веруют христиане. Святый сказал: сперва ты помолись своим богам, пусть они это сделают. Равул ответил на это: я не имею ни силы, ни дерзновения пред моими богами, помолись ты своему Богу. Тогда святый Александр, вспомянув, что по Евангельскому слову вся возможна верующему (Марк, гл. 9, ст. 23), с твердою верою и упованием на Бога, востал на молитву и как только, воздевши свои руки, начал молиться, тотчас ниспал с неба огнь на рогожи и хворост и пожег их. Видя это, Равул пришел в великий ужас и боялся, как бы не спал и на него огонь и не сжег его, как пятьдесятников при Илии пророке. И воззвал громким голосом и сказал: воистину велик Бог христианский, и хотел об этом чуде рассказать народу, но Святый строго запретил ему, чтобы никому не сказывал. И умолчал Равул, затаив это в себе, пока жив был преподобный Александр. После же его кончины он объявил о сем чуде пред епископами и монахами, именем Божиим подтверждая истину своего сказания.
После совершенного преподобным Александром чуда, градоначальник Равул целую седмицу был неразлучно с святым Александром для научения в истинах веры и для наставления на истинный путь спасения, а затем просил просветить его и святым крещением, так как приближался пресветлый день Святой Пасхи. Но ненавистник человеческого спасения диавол захотел воспрепятствовать исполнению этого святого дела и вложил Равулу мысль, чтобы не в городе принять ему святое крещение, а в церкви, которая находилась за городом. Пошли туда в сопровождении многих из граждан с женами их и детьми. Когда же пришли к сей церкви, то увидели здесь страшно беснующуюся девицу. Испугался Равул и сказал: не хочу быть христианином. Эту девицу наказывают боги за то, что она приняла христианскую веру. Боюсь, чтобы и со мной подобного не случилось. Сказавши это, отошел от церкви и хотел возвратиться назад. Святой же удержал его и сказал: зачем поддаешься диавольскому искушению? Эта девица наказывается за свои грехи, по попущению Божию. Она обещалась пред Богом сохранять чистоту девства, но не соблюла своего обещания и за это страдает от бесов, будучи предана сатане, да душа ее спасется. А что это истинно, пойди сам к девице и спроси ее. Равул подошел к беснующейся и от нее самой услышал громогласное признание в грехах, за которые Бог попустил войти в нее сатане и мучить ее. После сего Равул оставил всякое сомнение и просил у Святого крещения себе. Когда же он крестился и вышел из святой купели, то белая одежда, которая, по обыкновению христианскому, приготовлена была для него к крещению, оказалась вся, с верху донизу, с изображенными на ней красными в кругах, как бы киноварью написанными, крестами. Все удивились такому чуду, а пришедшие сюда за Равулом мужи и жены просили и себе святого крещения. Святой же Александр, желая увериться, что воистину они веруют во Христа, сказал им: следует вам делом доказать вашу веру. Пойдем в город и если кто из вас имеет в своем дому идолов, пусть вынесет их на средину града и разобьет их на части своими руками, а потом уже и сподобится святого крещения. Все согласились исполнить это и, придя в город, вынесли из своих домов великое множество идолов и разбили их на средине города, после чего и просвещен был весь город святым крещением. Преподобный оставался на некоторое время в городе и утверждал новокрещенных в святой вере. Когда же увидел, что они утвердились в благочестии и благодарят за это Бога, то сказал Равулу: доселе вы были питаемы млеком, а теперь следует вам питать себя и твердою пищей. Если кто из вас хочет совершенным быть в жизни христианской, пусть послушает Христовых словес. Он говорит: продадите имения, раздайте нищим и будете иметь сокровище на небе (Лук. гл. 12, ст. 33). Не заботьтесь и о завтрашнем дне, но ищите прежде царствия Божия, а Отец Небесный даст вам все нужное, для вас, потому что Он знает, что для вас потребно (Лук. гл. 12, ст. 30 и 31).
Равул, услышав это, сказал: я не могу быть таким совершенным христианином. Если я все продам и раздам, то кто будет пропитывать многих моих домашних, и как без заботы можно приобрести то, что нужно для жизни? Если ты хочешь уверить меня в этом, покажи мне на деле, чтобы хоть один день мог пропитать меня и всех моих домашних без нашей об этом заботы. Не знаю, как ты сможешь это сделать, когда ты сам нищий и когда у тебя и для своего пропитания ничего нет и на один день. Если же ты в городе сделать этого не сможешь, то что будешь делать в пустыне, когда мы все оставим и пойдем за тобой?
Святой же, имея твердое упование на Бога, решительно сказал: возьми домашних своих и, если хочешь, друзей своих, которых знаешь, и веди их на целый день в какую угодно далекую от людей пустыню; буду и я с вами; хлеба чтобы не было ни у кого из вас, даже самого малого куска, и никакой другой пищи. Если Бог не насытит вас, как прежде Израильтян в пустыне, тогда и не будете верить моим словам. Равул согласился.
Когда настало утро, он взял с собою домашних и друзей и пошел в одну непроходимую пустыню вместе с преподобным Александром, желая видеть на деле исполнение его слов. Шли целый день и уже настал одиннадцатый час, когда они остановились на месте между двух гор, к которым не было ни откуда никакого следа. И начал святой Александр по обыкновению своему совершать вечернее пение, а Равул и его спутники, будучи уже изнуряемы голодом, думали, что они будут есть. Когда же окончил Святой молитву, то увидели они какого-то, идущего к ним, простого селянина, который вел за собою скот, тяжело навьюченный большими мешками, висевшими по обеим сторонам, в которых были чистые и теплые хлебы и плоды садовые и огородные. И сказал Преподобный Равулу: получите эту пищу, и не будьте не верны, но верны. С радостью приняли они привезенное, и Равул, удивляясь с своими друзьями, сказал: откуда в этой пустыне появился человек с такой пищей? Мы, шедши целый день, едва могли придти сюда, сему же следовало только в полночь выйти из дому, чтобы в этот час придти на это место. Если же он и в полночь вышел, то как эти хлебы и теперь теплы, как будто сейчас вынуты из печи? Так удивляясь, спросили они пришедшего к ним: откуда ты и кто послал тебя сюда? Меня послал к вам мой господин, чтобы вы не были голодны, ответил им пришедший. Когда же они хотели еще что то сказать этому человеку, то он тотчас сделался невидим и со всеми пришедшими с ним животными, потому что это был Ангел Божий в образе простого человека. Ужас объял всех, и тогда все поверили словам Преподобного, а еще более словесам Христовым, чтобы ни о чем не заботиться работающим Господу, но во всем полагаться на промысл Божий. После сего, поблагодарив Бога, ели и ночевали тут, а на другой день возвратились в город.
После этого чуда можно было понять, чем преподобный Александр питался семь лет, во время пребывания своего в пустыне, не имея никакого попечения о житейском. Этим чудом градоначальник Равул сильно укрепился и без всякого уже колебания возжелал упражняться в Богомыслии. Он прежде всего отказался от своей должности, а потом начал продавать свое имение и, по согласию с женою и дочерьми (а сына у него не было), раздавать нищим, оставив только им часть на пропитание. Жена его с дочерьми устроила монастырь и, послуживши в нем Богу всем сердцем, угодила Ему, а Равул, все свое раздав и отпустив на свободу своих рабов, ушел в пустыню, из которой через несколько лет изведен был и поставлен епископом городу Одесскому. Довольно лет прожил он в святительском сане и, как свет, просвещал свою паству. Но мы возвратимся к повествованию о преподобном Александре.
Преподобный Александр, видя тот город, который он просветил святою верою, процветающим, по благодати Господней, и преуспевающим, веселился в душе своей, но сердце влекло его опять в пустыню. Граждане желали иметь его у себя епископом и умоляли его об этом. Когда же он не согласился и хотел тайно уйти от них, то они и днем и ночью стерегли у городских ворот, чтобы не упустить своего отца и учителя. Но Преподобный, как некогда Святой Апостол Павел, некоторыми из учеников своих был спущен чрез стену в корзине (2 Кор. гл. 11, ст. 32), и удалился в пустыню для любезного ему безмолвия. Шел он два дня по пустыне, и на пути оказалось жилище разбойников. Разбойники взяли его и привели к своему начальнику. Преподобный же своими Боговдохновенными словами не только укротил свирепого и зверонравного вождя разбойнической шайки, но и довел до умиления жестокое сердце его, так что он уверовал во Христа и через несколько дней просвещен был святым крещением. Совершив над ним крещение, Преподобный спросил его: чего просил ты у Бога мысленно пред крещением? Просил я, ответил ему крещенный, чтобы Господь, по очищении грехов моих в купели крещения, скорее взял от меня душу мою. Исполнится то, о чем просил ты, сказал ему Святой.
В восьмой день, когда новокрещенный, после очищения своего банею святой купели, омыл еще грехи свои многими слезами истинного покаяния, преставился к Господу. Видев это, и прочие разбойники присоединились к святой вере и, приняв крещение, начали вести свою жизнь с сокрушенным покаянием, а спустя немного времени, и самое жилище разбойников обращено было в монастырь, в котором разбойники, отрекшись от мира, стали ревностными иноками. Преподобный несколько времени жил с ними и, учредив иноческие уставы и поставив для них опытного начальника, удалился в глубочайшую пустыню, радуясь о спасении человеческих душ. Два дня шел он и достиг реки Евфрата. Переправившись чрез реку, он нашел дерево с весьма обширным внутри дуплом, и эту пустоту в дереве избрал местом для своего пребывания. В дневное время ходил он по горам и по пустынным дебрям, а на ночь приходил к месту своего обиталища. Чем он питался, не нужно спрашивать, когда в пустыне Равулу с его спутниками, как сказано, испросил хлеб у Бога. Обитал он на этом месте долгое время. По Божию внушению, начали приходить к нему братия и селиться при нем, желая подражать равноангельскому житию его. Пребывание здесь Преподобного продолжалось двадцать лет.
В это время на этом месте, при Евфрате, устроилась великая киновия, в которую собралось множество братии. До четырехсот человек было здесь братии из разных стран, — из Греции, из Рима, из Сирии и из Египта. Бог собрал такое стадо и вручил его доброму пастырю преподобному Александру. Но что удивительнее? Такое множество братии, при малом попечении о пище и одежде, имело каждый день полное во всем довольство. И они ничего не оставляли на другой день, а раздавали все приходящим к ним нищим и странным. Промысл Божий посылал на всякий день пищу рабам своим. В этой киновии, в первой, учрежден был новый, нигде прежде не бывший, чин неусыпающих.
Преподобный Александр сначала установил, чтобы братия ходили в церковь на славословие Божие по семи раз в сутки, по слову пророка, который говорил: седмерицею днем хвалих Тя о судьбах правды Твоея (псал. 118 ст. 164). Потом, обратив внимание на другие слова того же пророка: муж блажен, в законе Господнем поучается день и ночь (псал. 1, ст. 2), Преподобный размышлял, возможно ли на самом деле исполнить человеку пророческое слово, чтобы и днем и ночью неусыпно поучаться в законе Божия славословия. Если бы, говорил он себе, это не было возможно, то Святой Дух не изрек бы сего пророческими устами. И пожелал он учредить в своей киновии такой чин, чтобы в церкви, и днем и ночью, было непрестанное и неусыпное псалмопение. Если, говорил он, не возможно это по немощи плоти в келлии одному человеку, то возможно совершать это в церкви многим, сменяясь по часам. Так он размышлял с собою, но не решался начать такое дело без извещения от Бога. И вспомнив слово Христово: Просите, и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам (Матф. гл. 7, ст. 7), начал усердно молить Господа, да явит ему Свое откровение, угодно ли Ему его намерение и будет ли ему приятен такой чин, чтобы как всегда Ангелы на небесах, так и люди на земли, пребывающие в его киновии в иноческом ангельском чине, в церкви, которая есть земное небо, — днем и ночью псалмопением прославляли Бога. О сем Преподобный три года, во все ночи, молился, удручая себя многократным пощением. Наконец, Господь в яве предстал ему и сказал: начни желаемое тобою, оно приятно Мне. И поведал Преподобный о явлении Господа некоторым духовнейшим из своей братии, но и им объявил он не от своего имени, уподобляясь в этом случае Святому Апостолу Павлу, который о себе говорил: вем человека, восхищена бывша до третияго небесе (2 Коринф. гл. 12, ст. 2). После сего Преподобный и приступил к учреждению желаемого и благословенного Богом чина. Он, по числу часов дня и ночи, разделил братию на двадцать четыре чреды, чтобы всякий, зная час своей чреды, являлся к этому времени на место пения. Для пения назначены были Давидовы псалмы; петь их положено было, по стихам, на два лика, без поспешности, кроме того времени, в которое совершались обычные церковные службы. На время совершения сих служб прерываем был новоучрежденный чин псалмопения. Таким образом, в церкви киновии и днем и ночью непрестанно славословили Бога, от чего и самая эта киновия стала именоваться обителью неусыпающих. Уставил Преподобный при псалмопении и число поклонов на всякий день, по числу тех прощений, какими Господь повелевает прощать согрешившего — семьдесят крат седмерицею, что и составляло четыреста и девяносто. Кроме сего, он учредил, чтобы по окончании каждой церковной и монастырской службы и после всякого дела произносили: Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение. Уставив такой чин в своей обители, Преподобный размышлял, что еще потребно к Богоугождению. И вспомнив псаломское слово: научу беззаконные путем твоим и нечестивии к тебе обратятся (псал. 50, ст. 15), решил, что нужно заботиться не только о своем спасении, но и о спасении других, особенно лее пребывающих в нечестии. А так как в тех странах много в то время было идолопоклонства, то и умыслил он послать некоторых из братии с Христовою проповедью. Избрал он на это дело семьдесят самых сведущих и особо ревнующих о святой вере, по числу тех Христовых учеников, о которых святой Евангелист Лука пишет: яви Господь и инех семьдесят и посла их по двема пред лицем Своим во всяк град и место (Лук. гл. 10, ст. 1). Избрав такое число учеников на Христову проповедь, и помолившись о них, подражатель Христов Александр послал их по два в окрестные идолопоклоннические селения. Благодать Божия споспешествовала им молитвами Преподобного отца. Не напрасны были их труды. Они многих из язычников обратили ко Христу.

Источник:
Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 9-й. 1897 г.
Православные Церковные Праздники.
Виды подвижничества в Русской Земле

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Святые | Добавил: Николай (13.02.2020)
Просмотров: 15 | Теги: Владимир, святость | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика