Главная
Регистрация
Вход
Суббота
03.12.2016
20:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [393]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [81]
Камешково [24]
Ковров [27]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [33]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [4]

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Странноприимный дом при Владимирском кафедральном Успенском соборе

Странноприимный дом при Владимирском кафедральном Успенском соборе

Владимирский Кафедральный Успенский собор всегда был высоко чтим нашими соотечественниками. Историческая важность его, а особенно великая святыня, заключающаяся в нем, издавна привлекала и привлекает к себе изо всех стран обширной России многочисленных поклонников. В сем св. храме был поставлен создателем его, Св. Князем Андреем Боголюбским, чудный образ Богоматери, написанный, по преданию, Св. Евангелистом Лукой и не раз послуживший оплотом к ограждению нашего отечества от многих сильнейших опасностей. В сем храме проходили святительское служение великие молитвенники о мире православном: Лука, Симон, Митрофан, Серапион-учительнейший, Максим и др., тела которых покоятся под сводами соборного храма; здесь возносили свои молитвы и Петр и Алексей, впоследствии Митрополиты Московские и всея России чудотворцы. В сем храме, начиная с Андрея Боголюбского до Иоанна Калиты, погребено целое поколение великих князей, из которых многие мученически окончили дни своей жизни и по воле Господа Бога прославились чудодейственным нетлением мощей. Здесь ныне почивают, «яко превеликое сокровище», Св. мощи Благоверных Великих Князей: Георгия, Андрея и Глеба, и удивляют Всероссийский народ, источая великие чудеса.
Слава о великой святыне Владимирского Успенского собора распространилась по всему лицу нашего отечества; знают о ней и в отдаленной Сибири, и в теплой Украине и на благословенном Кавказе. Как только начинается весна, нередко целыми толпами благочестивые паломники текут сюда со всех сторон, чтобы преклонить колена перед великой святыней сего святого храма. Путешественники достаточные, обыкновенно, находят себе удобные помещения в городе, но поклонники бедные, коих большинство, до 1864 года, не имели никаких удобств для помещения и за отсутствием какого-либо бесплатного приюты, по необходимости, должны были ограничивать посещение нашего соборного храма самым кратким временем.
Правда, некоторые благочестивые граждане владимирские, сочувствуя бедным странникам-богомольцам, давали им приют в собственных своих домах, покоили и питали их; но таких счастливцев было не много: большая же часть из них, пройдя большие расстояния, должна была, ходя по городу, искать себе приют и пропитание Христовым именем. Видя это, граждане гор. Владимира, конечно, не могли не сознавать всей необходимости устроения при соборе странноприимного дома. Но на первых порах разговоров было много об этом предмете, а дело не начиналось. Наконец, Господу Богу угодно было устроить это дело через благочестивую гражданку гор. Владимира, Евдокию Мироновну Платонову. Она происходила из весьма достаточного купеческого дома, и сын ее долгое время был старостой Успенского собора. Оставив покойную жизнь в доме сына, она на свои собственные средства, с Архипастырского благословения, устроила при соборной ограде небольшую хижину, похожую на землянку и, поселившись в ней, сама стала служить меньшим братьям. Так положено было начало странноприимному дому, при соборе. Это было в 1864 году.
В 1865 г. было положено основание при Успенском соборе странноприимному дому.

Бедняки весьма обрадованы были устроением и сего, более чем скромного, помещения: они нашли здесь себе приют, вблизи самого места их поклонения. Радовалась этому приюту и сама устроительница его, несмотря на все труды и лишения, понесенные ею здесь. В этой убогой землянке она прожила не недели и месяцы, а целые 7 лет. Посвятив себя на служение ближнему, она своими руками приготовляла еду для приходящих в ее приют, вымывала их одежды и просушивала. Если кто из странников заболевал, она свой последний уголок ему уступала и со всей материнской заботливостью ухаживала за ним. Если замечала, что у кого либо из странниц одежды или обуви не было, то свое платье и свою обувь отдавала, так что очень нередко приходилось ей самой оставаться без башмаков. Присылаемые ей из сыновьего дома платья бывали на ней не долго, дня через три – четыре эти платья оказывались на плечах у кого либо из бедных странниц. Бывали в приюте ее и строптивые, и им она служила без огорчения, с любовью и неподдельной приветливостью. Всю эту трудовую и беспокойную жизнь добрая старица несла легко, даже радостно, потому что на эту жизнь она смотрела, как на давно предсказанную ей долю от Св. Серафима Саровского, которого она глубоко почитала.
«Когда осталась я вдовой, рассказывала добрая старица, то приступила ко мне тоска и я решилась идти на поклонение угодникам в Киев и в другие наши святые места. Походила я тогда довольно, постранствовала и полюбилась мне жизнь монастырская, так что я совсем, было, решилась поступить в монастырь. С этим решением в уме пришла я в Саровскую пустынь, к Серафиму-батюшке, попросить его благословения на поступление в монастырь. Великий подвижник, благословил меня, взял за руку и заговорил тихим голосом: «живи во Владимире, живи так, как доселе жила; да живи же, живи, и не в монастыре будешь матушкой». Хоть и не поняла я тогда вполне слов Серафима-батюшки, но видно было, что мне жить надо по-прежнему и должно воротиться домой. Пожили мы некоторое время в старом доме, а потом сын мой купил большой каменный дом в самом городе, перешли мы туда жить, потекла в большом доме жизнь роскошнее, везде стали чистые горницы, прислуги в стряпущей появилось много, и некуда мне стало принимать странничков, как любила делать это прежде. Погоревала я, погоревала, да и надумала упросить сына отпустить меня к самому собору, к Чудотворцам святым. Много споров было со мной у всех родных, наконец я вымолила и, устроивши, что вот видите, сама стала хозяйничать. На своей конюшне я принимаю всех странничков, даже хмельненьких, помня, что один из них так и замерз в городе, не найдя себе, бедный, приюта. Куда же, думаю, им несчастным приклонить свои головы? Каждый ими гнушается… Так я, по своему, думаю: пусть Господь будет судить каждого, как Судия Праведный, а мы, не осуждая, чтобы не осудить неправедно, лучше пожалеем о предавшихся слабости и пособим им, авось опомнятся, очувствуются и на путь истинный найдут».
Из этого не длинного рассказа Евдокии Мироновны можно видеть, как смиренно и благоразумно смотрела она на недостатки других и как много труда и беспокойства перенесла она, успокаивая в своем приюте и таких, на которых другие смотрят с презрением.
При великих подвигах своих на пользу меньших братьев, добрая старица весьма усердно исполняла и подвиг молитвенный. Не было ни одного дня, в который она не присутствовала бы в соборном храме за каждой Божественной службой. Даже после службы, когда все уже выйдут из храма, она все еще продолжала со слезами молиться перед мощами Благоверных Князей. Особенно же прилежно она молилась за новопреставленных. О ком ни узнает, бывало, недавно умершем, тотчас и поминовение устроит и трапезу более обильную приготовит для нищих и странников. Помолясь вместе со священно-служителями во храме о новопресталенном, она непременно упросит священника прийти для совершения литии по новопреставленном и при трапезе странников, чтобы, говорила она, было чувствительно всем, за кого молиться следует. Об этом хорошо знали все владимирские граждане и многие из них просили почтенную старицу, взамен роскошных поминок в собственном доме, устраивать трапезу в приюте для нищей братии, которой здесь всегда бывало много. В этом случае часто бывало, что родственники усопшего приходили в приют, чтобы лично послужить при столе бедным братьям. Много и других добрых дел совершила в своей жизни приснопамятная старица, Евдокия Мироновна. Единому Господу известны все труды и подвиги ее, все пощения ее и сухождения, все ночные молитвенные стояния и бдения, все ее благодеяния сирым и нуждающимся.

Благое дело странноприимства, начатое благочестивой старицей, в скромных размерах, по предстательству Владычицы нашей Богородицы и Св. Благоверных Князей, стало быстро развиваться, на нем ясно видима была благодеющая рука промысла Божия. Не более семи лет прошло с тех пор, как был устроен первоначальный бесплатный приют, а весть о нем за это время успела распространиться далеко за пределы епархии. Поэтому из года в год число бедных богомольцев стало больше и больше увеличиваться, так что скоро пришлось убедиться, что первоначальный приют, устроенный благочестивой старицей, далеко не удовлетворяет нужд всех странников. Тогда в 1871 году, благочестивая старица смиренно принесла, можно сказать, последнее свое достояние ко гробу Св. Князя Боголюбского на устроение нового странноприимного дома. Такой высокий пример страннолюбия не остался без подражания. Нашлась еще щедрая благотворительница, Феодосия Яковлевна Беляева. Она приняла сердечное участие не только в устроении сего богоприятного здания, но и достаточно обеспечила его на будущее время, и при этом выразила желание, чтобы новый странноприимный дом был не только приютом успокоения трудящихся для Господа бедных братий наших, но и местом повседневного моления о упокоении всех великих князей и княгинь, почивающих в соборном храме, и всех святителей, которые возносили здесь свои святые молитвы. Были и другие участники в приношениях на богоугодное дело, имена которых вписаны в «книги жизни вечныя».
Таким образом, в 1871 г. был построен новый странноприимный дом, при соборе Владимирском, вблизи самого храма. С того времени двери его отверсты всем бедным богомольцам не только для отдохновения, но и для пропитания от благочестивых и не оскудевающих приношений.
Новый странноприимный дом устроен на прекрасном месте, с южной стороны соборной ограды. Он разделен был на три весьма поместительные отделения,- одно для мужчин, другое – для женщин; из этих обоих отделений, из каждого особо, устроены двери для выхода в палату, которая предназначена для совершения в ней ежедневной литии, утренних и вечерних молитв и непрерывного чтения Псалтири. Кроме этих помещений, были устроены внутри здания: общая столовая, кухня и несколько кладовых.
23 октября 1871 года, совпавшее тогда с празднованием столетия со времени принесения в гор. Владимир из Боголюбова монастыря Чудотворной Боголюбской иконы Божией Матери, было днем освящения и открытия нового дома милосердия. То и другое торжественно было совершено Высокопреосвященнейшим Антонием, Архиепископом Владимирским и Преосвященнейшим Иаковом, Епископом Муромским, викарием Владимирским, в присутствии г. Начальника Губернии, городского головы и многих граждан. Молебствие было совершено в том отделении странноприимного дома, которое предназначено для повседневного моления о почивающих в соборном храме. По совершении молебствия, по обычном многолетии, провозглашена была вечная память всем великим князьям и княгиням, а также и святителям, почивающим в соборе Владимирском, и этим положено было начало постоянному пред Господом молению о упокоении их, при чтении Псалтири. Первый псалом Давида и несколько следующих начаты умилительным пением певчих целого Архиерейского хора. Потом настоятель собора, возложив на себя епитрахиль, продолжал начатое пением моление чтением следующих псалмов; после настоятеля приступил к чтению ключарь собора, а за ним остальные соборные священники и диаконы. По каждой славе, возносилось моление о упокоении. Все присутствовавшие были тронуты до глубины души. Но особенно видно было выражение глубокого умиления на лице первоначальной основательницы странноприимного дома, почтенной старицы Евдокии Мироновны. Во все продолжение совершавшегося священнодействия она была в непрерывных слезах. Когда собрание пожелало лично приветствовать добрую старицу с успешным окончанием начатого ею святого дела, то она, выступивши перед лицами иерархов и всего собрания, едва могла выговорить от радостного волнения: «слава Господу Богу, Пречистой Его Матери и Угодникам Божиим, Чудотворцам Владимирским, исполнилось мое сердечное желание; теперь хоть и костям на место. Мне хотелось только глазком взглянуть, как совершит Господь это дело, и вот Он привел мне, грешнице, увидеть его. Благодарю Господа Бога!»
Предчувствия благочестивой старицы о смерти скоро сбылись. В новом доме христианской благотворительности Господь не судил продолжать ей обычных трудов. Дав ей узреть исполнение заветных желаний, Он благоизволил положить трудам ее конец. По освящении странноприимного дома, Евдокия Мироновна, проводив всех посетителей, почувствовала ослабление сил и слегла в постель, в устроенной для нее келии. Находясь с 23-го по 29-е октября на одре болезни, благочестивая старица постоянно слушала чтение псалмов, преподавала посетителям душеспасительные наставления и умоляла всех не оставлять благотворениями нового дома милосердия. На седьмой день своей болезни она мирно предала дух свой Богу, поручая себя заступлению Св. Благоверных Князей, при храме которых прожила 7 лет.
Высокопреосвященнейший Антоний, ценя труды почившей на пользу бедных братий, благословил тело ее положить при соборе и сам пожелал совершить отпевание. 31 октября был день ее погребения. В это время соборный храм, несмотря на свою обширность, до тесноты был наполнен молящимися. Перед самым отпеванием духовный отец покойной, назидательно изобразив всю жизнь ее, расположил всех к еще более усердному молению об упокоении ее. Особенно трогательны были те минуты, когда, по совершении отпевания, гроб почившей понесли к могиле. По местонахождению могилы, пришлось пронести гроб покойной через весь храм Боголюбского, от северных дверей к южным, мимо гробниц всех Святых Благоверных Князей Владимирских. Это произвело тогда на всех глубокое впечатление.
Нравственный образ усопшей был бы не полон, если бы мы прошли молчанием те смиренные речи, какие она вела уже на смертном одре. «Батюшки мои, говорила она окружавшим, вот о чем я теперь все сокрушаюсь: будет ли хоть какая отрада моей душеньке там? Нутко, чего я стою убогая старушка-нищая, а как здесь я почтена всеми. Посмотрите-ка: при освящении дома, меня оба Архиерея благословили и благодарили, и Губернатор-то говорил со мной, и все гости обошлись со мной, как со стоющею. Поэтому я здесь уже награду получила, что-то там будет мне?».
«Блаженны нищие духом, яко тех есть царство небесное». Христианское имя усопшей воспоминается ныне на неусыпных молитвах в новоустроенном доме странноприимства, вспоминается вслед за великими именами почивающих под сенью храма соборного, а от сего неотступного пред Богом моления, уповаем, получит упокоение душа ее в небесных обителях.

В 1872 году было основано Владимирское Благотворительное Общество.

По смерти Евдокии Мироновны, все заботы о странноприимном доме возложила на себя достопочтенная Феодосия Яковлевна Беляева, которая и раньше не жалела своих сил и средств для него. С 1871 года по 1891 год, ровно 20 лет, она состояла в звании попечительницы странноприимного дома. На первых порах своего служения ближним в этом скромном звании Феодосия Яковлевна жила не в странноприимном доме, а в особой, отдельной квартире и оттуда навещала дом по несколько раз в неделю, а когда не представлялось почему либо возможности побывать в доме лично, тогда она через доверенных лиц постоянно осведомлялась, все ли обстоит благополучно в странноприимном доме, нет ли в нем каких либо неотложных нужд, все ли странники достаточно напоены и накормлены и т.д. Но потом, по истечении некоторого времени, Феодосия Яковлевна оставила свою отдельную квартиру и переселилась на постоянное житье в странноприимный дом, чтобы неопустительно наблюдать за его порядками и лично руководить ими во всех подробностях. Это случилось в то время, когда почтенной попечительнице было уже 67 лет от роду и когда ей, по-видимому, более, чем когда-либо, нужны были отдых и покой. Но добрая старица рассудила по иному, она решила всецело посвятить остаток дней своих странноприимному дому, всем его заботам и беспокойствам, и нельзя было не удивляться тому терпению, с которым она совершала свое дело. Бывало, сама встречает странников, сама осведомляется об их нуждах и сейчас же распоряжается, кого из них напоить чаем, а кого накормить обедом. Заметив на страннице худую обувь, она, бывало, новую ей несет, а иной и целое платье жертвует. Себе она во всем отказывала, берегла для бедняка каждую копейку. Сострадая старческим ее немощам, бывало, скажешь ей: для чего вы, матушка, во всем себе отказываете? Что вы, ответит она, у меня-то все есть, а вот видела я утром странничка, весь он оборван, без обуви; у него-то, бедного, так ничего уже нет. Такова была новоизбранная попечительница странноприимного дома.
При ее неусыпных заботах о странниках, добрая слава о странноприимном доме распространялась все дальше и дальше и достигла самых крайних пределов нашего отечества. Сами странники не раз рассказывали, что они еще дома знали о странноприимном Владимирском доме и потому еще дома рассчитывали найти в нем радушный прием, удобное помещение, сытный стол и необходимый отдых после продолжительного и утомительного путешествия. Число странников, искавших приюта в странноприимном доме, с каждым годом увеличивалось и в скором времени снова возросло до того, что странноприимный дом не мог вмещать их в своих стенах, а потому снова приходилось странникам, утомленным дальней дорогой, отказывать в необходимом приюте и желанном отдыхе. Считая каждый такой отказ истинным горем для себя, добрая попечительница стала обдумывать разные способы и средства, как бы устранить необходимость отказывать странничкам. Наконец, приняв однажды твердое решение, она явилась к Высокопреосвященнейшему Феогносту и стала просить у него благословения снова перестроить странноприимный дом и расширить его в соответствие с возросшими потребностями. На это дело она изъявила готовность пожертвовать все деньги, которые требовались сметой. Получив от Архипастыря благословение и первую лепту на святое дело, она с энергией принялась за него и сама наблюдала за постройками. Но, как часто бывает, сметной суммы оказалось мало, тогда Феодосия Яковлевна взяла на себя труд собирать нужные пожертвования. «Не жалко мне, говорила она, своих средств, но тяжело было собирать подаяния, тяжело было стоять в прихожих, ожидая приема, а иногда и выслушивать слова укоризны». Из числа многих жертвователей заслуживает особого внимания, по своей щедрости, М.Г. Лекторская, пожертвовавшая на новые постройки 500 руб. сер.
16 июня 1888 г. настоятель собора, совершив вместе с соборным духовенством водосвятный молебен на месте предположенных пристроек к странноприимному дому, положил первый камень, за ним дрожащей рукой положила камень попечительница, а потом и соборное духовенство. Настоятель собора, протоирей М.И. Жудро, в соучастии протоирея А.И. Виноградова, принял на себя по постройкам распорядительную часть, а тогдашний соборный староста В.А. Егоров и старший инженер Иван Анисимович Карабутов, как знатоки строительного дела, взяли на себя наблюдение за производством работ. Работы быстро продвигались вперед и почти во все время их производства не ощущалось никакого недостатка в денежных средствах. Раз только случилось испытание: средства истощились, а между тем требовались неотложно. Но Господь, видимо, хранил святое дело под кровом милости Своей: в самый критический час нужды соборный староста получил почтовое известие из гор. Моршанска от душеприкащиков Е.А. Ковериной о пожертвованиях ее в пользу странноприимного дома. Благодаря этим пожертвованиям, постройки пошли своим чередом к своему концу.
В сентябре 1889 года постройки были совсем закончены и в том же месяце были освящены. Освящение совершено было Высокопреосвященнейшим Феогностом, в сослужении ректора Духовной Семинарии, архимандрита Петра, настоятеля собора, соборного ключаря и одного из соборных священников. К торжеству освящения явились многие почетнейшие граждане и Голова города. Попечительница странноприимного дома, со слезами радости на глазах, встретила Владыку. Когда он переступил порог моленной палаты, то девицы, проживающие в доме, довольно стройно запели тропарь Святому Благ. Вел. Кн. Георгию и пели во все время облачения Владыки. Сам же молебен пели Архиерейские певчие. По совершении водоосвящения, Высокопреосвященнейший Феогност окропил весь корпус дома. В конце молебна было провозглашено многолетие Государю Императору и всему Царствующему Дому; затем, возглашена была вечная память благоверным князьям и княгиням, почивающим во Владимирском соборе, наконец, было провозглашено многолетие Св. Синоду, Высокопреосвященнейшему Феогносту и всем благотворителям и украсителям странноприимного дома.


Успенский собор. Вид с востока. Кукушкин В.Г. 1876–1882 гг.

Новоустроенный странноприимный дом примыкает к соборной ограде и обнимает ее с южной, а частью восточной и западной сторон, но не затеняет соборного храма, так как стоит ниже соборной площади. В настоящем виде странноприимный дом представляет собой обширнейшее здание, очень прилично обстроенное и снаружи и внутри. В нем, кроме кухни, столовой и некоторых других служб, находится десять отдельных, весьма просторных комнат. Между ними самое видное место, посредине странноприимного дома, занимает моленная комната, имеющая в длину 16 аршин (11.3 м.), а в ширину 10 аршин (7 м.). При входе в нее, прежде всего невольно привлекает внимание посетителя противоположная от входа стена, представляющая собой в малом виде иконостас: она сплошь уставлена св. иконами. В середине ее стоит больших размеров крест с предстоящими, в блестящих «сребропозлащенныхъ ризахъ». Правее от креста – икона св. Сампсония старнноприимца.


Сампсон Странноприимец

Далее, в ту же сторону, особого устройства киот, весь из кипариса, называемый здесь «Голгофа», привезенный из св. града Иерусалима и освященный на Гробе Господнем; еще далее, аналогий со св. крестом и Евангелием. Влево от большого креста – изображение Успения Божией Матери в виде плащаницы, из цельного кипариса, вывезенное также из св. земли. На этой же стене висят изображения двунадесятых праздников, прекрасного итальянского письма, в блестящих золоченых рамах. По стенам южной и северной висят величественные картины из жизни Св. Благ. Вел. Князей, Чудотворцев Владимирских. Среди моленной комнаты стоит довольно обширная витрина, заслуживающая особого внимания посетителя по множеству священно-исторических предметов и редкостей, особенно много здесь предметов, вывезенных из св. земли. Здесь, в моленной, неугасимо горит огонь, привезенный от самого Гроба Господня Л.М. Соболевой. Другая комната, по правую сторону от моленной, имеет в длину 14 (10 м.), а в ширину 10 аршин (7 м.) и предназначена для мужчин. Она кругом уставлена двухъярусными нарами с отдельными внизу глухими ящиками. В преднем углу этой комнаты горит неугасимая лампада. Третья комната, по левую сторону от моленной, с таким же устройством, имеет в длину 16 аршин (11 м.), в ширину 10 аршин (7 м.0 и предназначена для женщин. Две комнаты, довольно чистые и прилично мебелированные, назначены для приезжих с нарочитою целью поклониться Владимирской святыне. Одна комната предназначена для изготовления просфор, а остальные комнаты – для попечительницы дома и живущих здесь девиц, на обязанности которых лежит: чтение псалтири, печение просфор, забота о чистоте дома и уход за странниками-богомольцами. Все комнаты обращены окнами на реку Клязьму, имеют выход в один общий теплый коридор и отапливаются 14-ю печами, из которых – две голландских, две русских, остальные – железные. Снаружи странноприимный дом имеет форму полукруга, а перед ним устроена широкая гладкая площадь, обнимающая собой весь дом. С этой площади виднеются внизу, по спуску с горы, приютившиеся в зеленых садах дома Владимирских обывателей, за ними тянется полотно железной дороги, а далее протекает извилистая быстротечная река Клязьма. За рекой открывается весьма красивая панорама на несколько верст с цветущими лугами и зеленеющим лесом, над которым в разных местах высятся св. храмы с своими куполами и крестами. Люди, бывавшие в Киеве, уверяют, что Владимир с этой стороны во многом напоминает благословенный град Киев.
По установившемуся порядку, в моленной комнате Владимирского странноприимного дома, среди глубокой тишины, беспрестанно, день и ночь, совершается чтение Псалтири и возносится моление об упокоении усопших и о здравии живущих благотворителей. Эта тишина иногда нарушается только глубокими вздохами кого-либо из благочестивых странников, зашедших помолиться здесь о своих близких преставившихся. Но вот вечернее богослужение в соборе кончилось. Весьма многие владимирские граждане, уже по обычаю, из собора идут в моленную комнату, сюда же собираются и все странники-богомольцы. Моленная комната ярко освещается лампами и свечами, соборный священник, смотритель дома, начинает служение панихиды, которую весьма стройно и умело поют живущие здесь девицы. Поминовение начинается с имен в Боге почивших Высочайших Особ, от Всеволода Георгиевича до Бориса Даниловича, затем имена святителей, почивающих в соборе, имена Благочестивейших Государей Императоров: Николая Павловича, Александра Николаевича и Александра Александровича; Благочестивейших Государынь Императриц: Александры Феодоровны, Марии Александровны; Благоверного Князя Цесаревича Николая Александровича и всех православных христиан, кои пожелали записать здесь имена своих родителей и родственников. Тотчас после панихиды бывает неспешное и внятное чтение вечерних молитв, за ними читается молитва о здравии и спасении Благочестивейшего Великого Государя Императора Николая Александровича, супруги Его Благочестивейшей Государыни императрицы Александры Феодоровны, матери Его Благочестивейшей Государыни Императрицы Марии Феодоровны, наследника Его Благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Георгия Александровича и всего Царствующего Дома, Св. Правительствующего Синода, Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Владимирского и Суздальского, Преосвященного Тихона, Епископа Муромского, боярина Константина, боярина Владимира, благодетелей, начальствующих и всех православных христиан, пожелавших записать имена своих родителей и родственников. Вечернее моление заканчивается пением тропарей: Божией Матери, Благоверным Великим Князьям: Александру Невскому, Георгию, Андрею и Глебу и Св. Муч. Авраамию, Владимирским чудотворцам и преподобному Сампсонию-страннолюбцу. В великий пост к этим песнопениям присоединяются еще умилительные покаянные тропари.
Совершаемое в странноприимном доме моление учреждено с разрешения Епархиальной власти старанием двух строительниц и попечительниц этого дома, Евдокии Мироновны Платоновой и Феодосии Яковлевны Беляевой. И замечательно, что как первая попечительница, Евдокия Мироновна, перестроив старнноприимный дом, недолго пожила в нем, так и другая, Феодосия Яковлевна, расширив это учреждение, установив в нем полный порядок внутренней жизни, не долго пожила здесь, только около 3-х лет. за любовь к молитвам Господь судил доброй старице и умереть среди молитв. Поселившись в странноприимном доме, добрая старица постоянно молилась, она поставила себе за правило слушать чтение молитв и акафистов ежедневно, и ранним утром и поздним вечером, дома, в своей келии. Не довольствуясь сим, она вложила капитал в собор, и учредила, с Архипастырского благословения, и при соборе особое моление, именно чтение акафиста в честь Божией Матери «Нечаянная радость», после ранней литургии, в воскресные дни. За чтением этого акафиста особенно любила молиться добрая старица. Однажды молясь за таким акафистом, она внезапно почувствовала себя больной и уведена была в келью. Тотчас же она была приобщена Св. Таин, а вечером того же дня совершенно было над ней Св. Таинство Елеосвящения. Больная пережила только ночь. На другой день, после поздней литургии, Смотрителем дома, соборным священником, был прочитан над больной канон на исход души. Больная как бы только и ждала сего, она тотчас же тихо опочила. Это было 14-го декабря 1891 г. 17-е число того же месяца было днем ее отпевания и погребения. Сонм духовенства в блестящих белых ризах окружал гроб покойной, не мало собралось и граждан отдать последний долг покойной. Перед отпеванием, о. протоиреем А.И. Виноградовым была произнесена речь, вызвавшая у присутствовавших сердечные слезы. Речь была следующего содержания:
«После многолетних трудов и забот о своем спасении и о благе ближних, наступил ныне и для тебя покой, приснопамятная старица. Шествуя в продолжении многоскорбной жизни твоей путем, устланным не розами, а тернием, наконец, достигла ты того блаженного пути, который приводит в горние небесные селения, и душа твоя стремится к престолу Царя Небесного, падши, поклониться у ног дражайшего Спасителя, обещавшего покой всем, потрудившимся о своем спасении.
Поистине много трудов было у почившей. Вся жизнь ее была заботой об облегчении горькой участи людей бедных и несчастных. Все средства, какими благословил ее Господь, употребляла она на это доброе христианское дело. Круглые сироты находили в ней искренно любящую и сердобольную мать, а на учрежденные ею в разных благотворительных приютах вечные обеспечения всегда будут находить себе успокоение несколько несчастных; учрежденный же, по ее ходатайству, при Кафедральном соборе, странноприимный дом остается, при обеспечении его покойной, не только местом отдохновения множества стекающихся к нему с разных стран путников, но и местом неумолкаемой молитвы и во дни и в ночи.
Неусыпаемое моление чрезвычайно хотелось учредить покойной, при странноприимном доме, под сенью маститого, многострадального Владимирского собора. Покойная сердцем своим узнала, какие благочестивые князи и княгини и какие приснопамятные святители почивают во Владимирской Успенском соборе, сколько в нем блаженне покоится мучеников и мучениц из рода Державных земли Русской, пострадавших от врагов христианства. Поняла добрая старица, что во Владимирском соборе целый сонм почивает недремлющих хранителей Русской земли. «Благотвори», сказал ей однажды в видении св. Благоверный Великий Князь Андрей Боголюбский, и покойная с ревностью принялась за дела благотворения, усматривая в указании Благоверного благодатное спасительное внушение. С того времени она во всю жизнь свою имела уже Князя Андрея Боголюбского особым своим покровителем и руководителем, каждое доброе дело начинала, усердно помолясь у чудотворных мощей своего небесного покровителя, а чтобы еще более снискать себе милость у небесного заступника, она была починной учредительницей неусыпаемого моления о всем Державном роде Великого Князя Андрея, почивающем в соборном храме и о всех святителях, служивших во Владимирском соборе...
Возлюбленная сестра наша! Исполнила ты благочестно долг христианского жития твоего и доблестно увенчала подвиги твои учреждением моления за упокой душ и во дни и в ночи. Благоверные князи и княгини с приснопамятными святителями исходатайствуют тебе у Господа вечное упокоение в небесных блаженных селениях. Не сетовать нам нужно у твоего гроба, а в последний раз, в виду твоего доброго лика, поучиться у тебя преуспеванию в добрых делах и всегда молитвенно памятовать о тебе».

Погребена Феодосия Яковлевна Беляева на городском кладбище, в собственном своем склепе. Она как бы и за гробом не забыла своего любимейшего учреждения,- дома милосердия. Через 6 недель после ее смерти в странноприимный дом поступило на вечный вклад 6500 руб. от усопшей попечительницы.
Мир тебе, сердобольная мать, всем бедным и бесприютным! Да упокоит тебя Господь наш Иисус Христос в обителях небесных молитвами св. Благоверных Великих князей, Чудотворцев: Георгия, Андрея и Глеба, под кровом коих текла твоя нелегкая жизнь!

Преследуя цели христианского милосердия, Странноприимный дом всегда пользовался и пользуется большим сочувствием общества. Кроме Архипастырей Владимирских, жертвователями этого дома были многие из светских высокопоставленных лиц. Так, Его Высокопревосходительство, Г. Обер-Прокурор Святейшего Синода, действ. тайн. сов. Константин Петрович Победоносцев прислал в дар Странноприимному дому икону Св. Сампсония страннолюбца, живописного письма, в золоченой раме. Эта икона поставлена в доме на видном месте и постоянно освещается лампадой. Лично посещал Странноприимный дом Его Превосходительство, Г. Товарищ Обер-Прокурора Св. Синода, тайн. сов. Владимир Карлович Саблер и в знак своего благорасположения оставил здесь свое пожертвование. Крупное пожертвование принес сюда в 1891 г. известный присяжный поверенный Московского Окружного суда Ф.Н. Плевако: им пожертвована 1000 руб. за вечное поминовение, при чтении Псалтири, рабы Божией, боярыни Параскевы.
Особенным вниманием и постоянным сочувствием пользуется странноприимный дом и в среде граждан гор. Владимира. Каждый день направляются сюда всевозможные пожертвования: печеный хлеб-белый и черный, мука, крупа, картофель, капуста, масло постное, соленая рыба, солод, соль и вообще все, что нужно для пропитания странников-богомольцев. Благодаря всем этим жертвам, не было ни одного дня, в который ощущался бы недостаток в пропитании богомольцев. Самыми крупными благотворителями Странноприимного дома, в продолжении не одного десятка лет (с 1864 по 1895 год), являются следующие лица: Е.В. Васильев, В.Н. и С.Н. Муравкины, П.Т. Селов, И.К. Павлов, А.А. Шилов, А.Ф. Петровский, Овсяников и многие другие.
В настоящее время (1895 год) можно с уверенностью сказать, что при всеобщем сочувствии к Странноприимному дому, дальнейшее существование его обеспечено. Благодаря жертвам, этот дом имеет капитал более 20000 руб.
Кроме сего, большим подспорьем для содержания дома служит доход, получаемый за поминовение. В настоящее время весьма у многих граждан гор. Владимира, богатых и бедных, вошло в обычай записывать здесь имена новопреставленных родственников для поминовения. Этот источник, за последние 5 лет, дает Странноприимному дому доход до тысячи рублей. При записывании имени, взимается следующая плата: за вечное поминовение, с одного имени – 20 руб., за годовое – от 1 руб. до 30 коп. К числу источников содержания дома относится также кружечный сбор доброхотных подаяний.
Высший надзор, по управлению Странноприимным домом, принадлежит Его Высокопреосвященству, Сергию, Архиепископу Владимирскому и Суздальскому. Он с большим вниманием следит за порядками дома и всеми мерами содействует его благостроению. После Владыки, ближайшим начальником учреждения состоит Кафедральный протоирей М.И. Жудро. Он ежемесячно проверяет отчеты о приходе и расходе денежных сумм, ведомости о пожертвованиях, ведомости о количестве лиц, посетивших странноприимный дом и т.п. Смотрителем Странноприимного дома состоит один из соборных священников, который ежедневно служить здесь паннихиду и ведет все книги, он-же следит и за порядками здесь. Для чтения Псалтири в настоящее время живут здесь до десяти девиц, отличающихся благонравием и скромностью; некоторые из них живут здесь более 20 лет, иные 14, 10 и менее. Все они получают жалованье до трех рублей в месяц. При кухне, кроме заведующей, имеются еще две прислужницы и двое сторожей, которые, при помощи странников, выполняют все потребные здесь работы.
Странноприимный дом год от года привлекает к себе все более и более посетителей. В последний период времени, с 1891 г. по 1895 г. число странников возросло до 10000 в год. В Странноприимном доме находили приют люди различных званий и состояний: здесь бывали лица духовного звания, иеромонахи, безместные священники, причетники и молодые люди, ищущие служебных мест; бывали дворяне и почетные граждане, бывали люди военные и крестьяне; но, конечно, всего больше было крестьян. Один из соборных диаконов ежедневно записывает виды всех посетителей в особую книгу за подписью г. полициймейстера. Лица с письменными видами оставались на два, на три дня, в силу устава, лица же без письменных видов оставляемы лишь на день и только в крайнем случае на сутки. При постоянном надзоре за посетителями, в доме странноприимном не было ни одного неприятного случая; всегда было спокойно, тихо и благочинно. Да и сами странники, видя ежедневное совершение панихид и постоянное чтение псалтири в странноприимном доме, невольно проникались уважением к сему дому. Они видели в нем не столько дом ночлежный, сколько дом молитвы.
Управление странноприимного дома, в своих заботах о полном спокойствии и удобствах странников, не могло упустить из внимания того обстоятельства, что в осеннее, зимнее и весеннее время, многие из странников, одетые в лохмотья, а часто полураздетые, являются сюда совершенно больными. Поэтому здесь в настоящее время имеется постоянно кипяток для чая, имеются некоторые из простых и недорогих лекарственных средств для оказания первоначальной помощи нуждающимся. А один из известнейших в нашем городе врачей, Михаил Иванович Синев, выразил свою полную готовность оказывать всегда свое содействие этим беднякам.
Странноприимный дом прилагает свои заботы и о религиозно-нравственном просвещении своих посетителей. В доме для этой цели в течении всего года ведутся религиозно-нравственные чтения. В зимнее время эти чтения бывают вечером, после богослужения, а в летнее время – между ранней и поздней литургиями. Чтениями служат: то Св. Евангелие в русском переводе, то житие дневного святого, то какая-либо религиозно-нравственная статья, выбираемая чаще всего из Троицких листков. Чтения производятся лицами служащими при доме, или одним из призреваемых, но всегда по выбору и указанию Смотрителя дома. Более других в этом св. деле трудился и трудится один из граждан гор. Владимира, Тимофей Егоров. Для распространения книг и брошюр религиозно-нравственного содержания между богомольцами в странноприимном доме открыт склад книг, получаемых из центрального склада Братства святого благоверного великого князя Александра Невского. благодаря тому, что Братство не стесняет Странноприимного дома ни уплатой денег, ни доставкой всевозможных книг и брошюр, он имел полную возможность удовлетворять всех просителей. Из книги, в которой записываются проданные брошюры, видно, что с 1894 по 1895 гг. продано брошюр на сумму около 100 руб. Из той же книги видно, что всего более расходятся дешевые брошюры, так как обычными посетителями странноприимного дома бывают люди бедные, которые при всем своем желании приобрести что либо ценное на память о Владимирских святынях, не располагают для этого лишними деньгами. Людям крайне бедным раздавались иногда дешевые брошюрки даром; даром же часто раздавались крестики и образки, которые имеются во множестве при библиотеке дома.
Отчетный 1895 г. прошел для странноприимного дома вполне благополучно. Предметы продовольствия, необходимые для пропитания бедных странников, и в настоящий год были жертвуемы в изобилии. Порядок внутренней жизни в доме тек по раз установившейся норме: панихиды и моления о здравии были совершаемы ежедневно, постоянное чтение Псалтири продолжалось своим чередом и т.д. В настоящем году устроена в странноприимном доме еще отдельная чистая комната для более достаточных богомольцев, желающих иметь приют около собора. Устроены при доме новые, вполне удобные кладовые; в трапезной и в комнатах, назначенных для помещения богомольцев, произведен ремонт, и все комнаты представляют собой вид вполне приличный, даже приятный для глаз посетителей, по чистоте и опрятности.
Владимирский странноприимный дом, снискав полное сочувствие владимирских граждан и всех окрестных жителей, не остался, по милости Божией, незамеченным и на дальних окраинах Святой Руси. Год от года добрая слава о сем доме милосердия ширится и распространяется повсюду. Сами странники богомольцы, бывающие здесь, разносят о нем добрую молву. И люди благочестивые из далеких мест шлют сюда свой привет и посильные жертвы. Так, в 1889 г. были получены денежные пакеты из Тобольска, Томска, Верного и Цимлянска. В 1892 г. из Цимлянской станицы войска Донского от Ивана Сивякова прислано на вечно поминовение, при чтении Псалтири, 100 руб.; из г. Астрахани от Михаила Ив. Дубровского на тот же предмет 100 руб., из Калужской губернии Премышльского уезда, села Верхних Подгорич от священника Иоанна Беляева 20 руб., из Тамбовской губернии гор. Моршанска от Прасковьи Кундышкиной 6 руб. В настоящем 1895 г. присланы денежные пакеты из гор. С.-Петербурга и из других отдаленнейших мест. Да устроит же Господь, чтобы святая деятельность Владимирского дома милосердия росла и крепла более и более, чтобы от плодов ее всегда мог питаться душевно и телесно голодный, холодный и бесприютный люд, стекающийся со всех концов России на поклонение святыням Владимирским.

Священник Иоанн Уваров. 1895 г.

***

В июле 1918 г. помещения Богородице – Рождественского монастыря частично были заняты войсками внутренней охраны ГубЧК, в августе Владимирский архиерей вместе со служащими архиерейского дома был выселен в Странноприимный дом при Успенском соборе.

Город Владимир.

Владимирский Успенский кафедральный собор.
Фото Успенского собора осенью и летом.
Фото Успенского собора зимой.
Князь Андрей Боголюбский.
Андрей Рублев.
Больница Красный крест во Владимире

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (14.01.2016)
Просмотров: 296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика