Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
05:14
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [53]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [72]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Пчеловодство во Владимирской губернии

Пчеловодство во Владимирской губернии

Первым русским законодательным документом, в котором помещались статьи, посвященные пчеловодству, была «Русская правда» 1016 года Ярослава Мудрого.
В этом своде законов право частной собственности на борть и бортевое угодье гарантировалось, ограждалось законом, и было равно праву на землю. Тот, кто стешет на бортном дереве чужой знак и нанесет свой, должен заплатить 12 гривен. Этот штраф был самым высоким после штрафа за убийство. За мед, взятый из княжеской борти, штраф составлял 3 гривны, а из крестьянской – 2 гривны (корова в то время стоила 2 гривны).
Само пчеловодное искусство долгое время было бесхитростным и рутинным. В глубокой древности, когда леса кишели пчелами и реки назывались медовыми, когда жизнь была свободнее и не могло еще существовать никакого права на пчел, тогда любители просто находили гнезда пчел, роившихся в дуплах вековых деревьев, и таким образом обеспечивали себя медом. Когда же появилась торговля продуктами пчеловодства (по некоторым сведениям торговля эта с Грецией была еще до крещения Руси), тогда стали устраивать искусственные дупла и концентрировать их в одном месте, а затем и срезать деревья, оставляя колоды. С этого времени (с XIV в.) получает начало уже пасечная система пчеловодства. Как простейший способ добывания меда и вощины из улья — колоды, тогда употреблялась так называемая роебойная система и подрезка сотов, при которых в конце лета пчел уничтожали, закуривая их дымом, после чего собирали мед. На этой ступени развития пчеловодство оставалось вплоть до XIX века, в середине которого был изобретен разборный улей и оно вступило в новую фазу своего существования.
Расцвет бортнического пчеловодства приходится на XVI и XVII столетия. В 1649 году был обнародован свод законов «Уложение». Согласно этому закону за воровство чужого меда накладывался штраф в 6 рублей и наказание кнутом. Во времена Петра I владелец пчельника должен был отдать хозяину земли или леса лучший десятый улей. Если у пчеловода не было десяти ульев, он платил помещику десятину деньгами. Капитализация России, начавшаяся в XVII веке, вызвала строительство промышленных предприятий, русского флота, расширение городов и потребовала большое количество леса. На больших площадях вырубали его для приготовления пороха, вытопки смолы, производства поташа, лычного и мочального промыслов. Бортевой промысел повсеместно стал сокращаться. Петр I, пытаясь остановить упадок пчеловодства, повелел брать десятину не пчелами, а деньгами и ужесточил учет и наказание за укрывательство ульев. Однако эти меры не остановили упадка русского пчеловодства. Кстати, Петр I сам завел на берегу Финского залива, пчельник, чтобы доказать, что мед можно получать и в северных местах. За пчелами ухаживал сам царь.
Екатерина II, озабоченная ухудшением пчеловодства в Отечестве, высочайшим Манифестом от 14 марта 1775 года избавила пчеловодов от всех налогов. Наметилось заметное оживление данного промысла, однако решительных перемен не наступило.

Главные причины упадка пчеловодства в XVII – XIX веках:
1. Не только помещики, но и другие достаточные и образованные сословия, занимающиеся сельским хозяйством, из боязни пчелиного жала, не бывают в пасеках и пасечники, не понимающие своего дела, губят это насекомое. Если бы выше сказанные хозяева защитились маской от пчел, и заглядывали почаще в пасеки, то их пчеловодство вскоре начало бы процветать. Недостаток в доходах от земель, вскоре заставит нас приняться за это дело, и за изучение науки о нем.
2. Пчел, обитающих в ульях, должно подкреплять сильными боровками: первые, особенно на степени, совершенно ослабели. Мы говорим о сказанном из собственного 40 летнего опыта. Вторые мало сносят меда, и сверх того часто погибают.
3. Мы забираем почти весь мед у пчел, и в продолжение сырой и холодной весны.
4. Наши пасечники и бортники, не умея возобновлять старых сотов, убивают часть отличных роев, говоря, что они уже состарились: мы незнаем совершенно старых пчел, потому что они ежегодно отражаются перед ройкой и позже.
5. Употребляемые улья и борти, прежнего изобретения, устроены гробами медоносиц. Колоколообразный улей и борт, нашего изобретения, соответствуют всем требованиям содержателей этого насекомого.
6. Одни известные пасечники перемещают своих пчел, весной и летом, на места богатые медоносными цветами.
Кто не исполняет этих наставлений, тот не может получать хорошей прибыли от пчел.

Вдобавок, скажем, что в хлебородных странах нет ныне другой промышленности, которая была бы выгоднее пчеловодства, особенно для помещиков среднего состояния, другие новые предприятия требуют капиталов, и поэтому они не доступны для большей части наших сельских хозяев.
Наши современники, славящиеся пчеловодством, продав мед и воск, покупают необходимо нужные предметы на вырученный капитал, а хлеб и другие сельские произведения не продают до тех пор, пока не подорожают. В настоящее время, величайший застой на главнейшие сельские произведения.
«Ныне счастливъ тотъ, кто богатъ пчелами» как говорит пословица наших дедов, славившихся искусством в пчеловодстве и обилием пчельных произведений.
Пчел должно часто помещать, особенно во время дурной погоды. Если бы пчелы могли жаловаться на пасечников, они просили бы хозяев о следующем:
а) Окутывать ульи соломенными щетинками для защиты от холода, зноя и сырости.
б) Подставлять годный мед на корм, пока он не появится в цветках. Многие, увидев, что когда пчелы сносят цветочную пыль, думают, что они вместе запасаются и медом: но это не корм; часто в ульях и бортях пропасть пыли, однако же медоносицы погибают от голода. Перед ройкой давать больше меда, потому, что число пчел тогда умножается.
в) Трещины и летики (очки) замазывать и суживать, чтобы ни холод, ни животные, жадные к меду, не входили в ульи.
г) Защищать медоносиц от различных животных, старающихся ворваться в пчелиное гнездо. Д) Рои малодушные соединять с такими же другими: не число ульев с пчелами, но отличная их доброта доставляет нам прибыль. е) Засевать, рано и поздно, семена трав, которые постепенно снабжают, медом это насекомое. Чтобы пчелы не вылетали далеко за поживой, перемещать, их на места, ею изобилующие; время бесценно и для пчелок. Мы засевали гречиху в мае, июне и в конце июля месяцев, близ пасек, чтобы пчелы находили всегда поживу. В нашем сочинении «о практическомъ пчеловодстве» найдут любопытные хозяева подробно и основательно изложенное наставление об уходе за этими нашими благодетельницами, извлеченное из 40 летних наших наблюдений и опытности.
Н. Витвицкий (Прибавление к Владимирским губернским ведомостям № 29. Суббота, 15 Июля 1844 года).

О приблизительных успехах пчеловодства в России в конце XIX — начале XX века можно судить хотя было таким данным. Одни лишь свечные заводы в то время ежегодно потребляли до 125 тысяч пудов воска. А если считать добычу воска, с одного улья в 1 фунт, то такое количество получалось не менее чем с 5 миллионов ульев. Только во Владимирской губернии их насчитывалось до 80 тысяч. В среднем район пасеки определялся в 8.6 квадратных верст или был равен площади круга с радиусом в 1 ¾ версты, а величина каждой пасеки — в 16 ульев.
Разумеется, это не так уж и много, но необходимо учесть, что падение крепостного права сильно отразилось и на этой отрасли, главным образом нехваткой рабочих рук. Однако, были и другие веские причины. Появление разборного улья увеличило производительность труда, но лихорадочная, хищническая рубка вековых лесов, вызванная отчасти отсутствием у помещиков запасных капиталов, снова сильно ударила по пчеловодству.
Объясним, в чем это выразилось, по сначала скажем несколько слов о лесах, имевшихся во Владимирской губернии того времени.
Вообще до крестьянской реформы лесов в губернии было довольно много. По генеральному размежеванию 1782 года их считалось 2079192 дес. и 2061 саж., что занимало почти половину всей площади края. К реформе 1861 года они уменьшились уже в два раза, а в опольных уездах и того больше. Особенная нехватка леса ощущалась в Суздальском и Юрьевском уездах. В первом находилось 2713 дес. 1316 саженей, во втором 947 дес. 235 саженей. В Переславском уезде в то же время леса насчитывалось 7784 дес. 782 саж., а во Владимирском — 6175 дес. 1684 саж.
Такое резкое уменьшение лесов сделало местность ополья еще более открытой, более доступной всяким внешним влияниям. Разные изменения в природе, без сомнения одинаково происходившие и раньше, стали отзываться еще более сильно (так, например, утренники-морозы, летние засухи и проч.); произошло обмеление рек, воздух стал суше и климат вследствие этого еще резче.
Изменение во влиянии погоды в неблагоприятную для пчеловодства сторону повело к запозданию цветения и к более скорому подсыханию цветов, а это, в свою очередь, сделало взяток более кратковременным, если не сказать случайным, а доходность пчеловодства крайне неустойчивой и пониженной. Добавим к этому, что с первой половины XIX века цены на мед понизились и из-за появления в торговле большого количества сахара.
Перемена во влиянии климатических условий очень вредно отразилась и на гречихе (основное медоносное растение ополья) и на других медоносных травах, как наиболее нежных растениях. Урожаи гречихи стали чрезвычайно неустойчивыми; вследствие этого площадь под ее культурой начала быстро сокращаться, а вместе с этим стало сокращаться и количество взятка.
Так как все вековые леса были сведены, то ухудшилось и качество ульев, что также привело к снижению продуктивности пчелиных семей. Зимние помещения (омшаники) тоже ухудшились.
Упадку пчеловодства во Владимирской губернии способствовало немало и других причин. Например, с выходом на волю крепостных крестьян произошло истощение почвы, так как они разом лишились значительной части лугов и выгонов, находившихся ранее в совместном пользовании с помещиками. Как результат этого, сократилось у крестьян поголовье скота и внесение в почву навоза, а изменившиеся из-за обезлесения климатические условия сделали почву более чувствительной к нему. Все это в конечном итоге и привело к тому, что неурожаи стали обычным явлением даже в плодородном ополье, из-за чего начался отлив рабочих рук из деревни в промышленные центры — Москву, Иваново и Владимир.
В качестве отступления от заданной темы или, лучше, иллюстрации сказанного, приведем данные о состоянии скотоводства только лишь в одном Суздальском уезде.
Уезд в это время был исключительно земледельческим. Известны лишь две небольшие фабрики: бумагопрядильная (на 800 рабочих мест.) и красильная (на 200 человек рабочих), да и то на границах уезда. Отсутствовала и кустарная промышленность (промыслы), если не считать, что несколько селений в зимнее время занималось плетением шеверень, лаптей и рогожных кульков. Отхожие промыслы были также не очень распространены и особого влияния на земледелие не имели; разве только в некоторых селениях это влияние наблюдалось в дурную сторону — это Городищевская, Быковская и Теренеевская волости, из которых почти все мужское население уходило в города на каменные работы. В этих волостях среди остающихся крестьян был распространен, если можно так выразиться, земледельческий промысел. Он состоял в том, что кроме своей земли, они нанимались обрабатывать собственной лошадью землю односельчан, ушедших на заработки.
Но даже несмотря на то, что земледелие оставалось главным занятием населения уезда, скотоводство здесь ни в качественном, ни в количественном отношении не могло считаться удовлетворительным. Скот был малопродуктивен, а его количество колебалось, находясь в прямой зависимости от урожая трав и хлебов. Так, если в 1893 году, по данным полицейского управления, в Суздальском уезде числилось 75114 голов всякого скота, то в 1894 году — 77357, а в 1895 году — 72826 животных. Правда, мы не знаем, включены ли сюда животные частных владельцев. А так как всех дворов в уезде насчитывалось 16346, то в среднем на каждый из них приходилось не более 4-х голов или это же количество на 6 маличных душ. Весь скот содержался во дворах на навозе и только зимой в исключительных случаях переводился в омшаник.
Главное кормовое средство для скота составляли солома яровая и озимая, и мякина. С сеном было несколько труднее. Крестьянские луга занимали всего 20163 десятины, следовательно, на каждый двор приходилось около 1,4 десятины луговой земли. Из сведений, собранных волостными правлениями, видно, что в 1895 году было собрано с крестьянских лугов 1239095 пудов сена, то есть не более 61,5 пуда с десятины. Стало быть, на каждую голову скота приходилось чуть более 16 пудов. Поэтому оно шло в основном только лошадям. Оставалось надеяться лишь на яровые хлеба, которые приносили еще и кормовую солому. Но и здесь надежда оказалась напрасной. Овес занимал 26% всей площади яровых посевов, а остальные распределялись в процентном отношении так: чечевица — 8%, лен — 31%, горох — 4%, картофель — 22%, гречиха — 7%, ячмень и пшеница вместе — 2%. Как видим, лен занимал ведущее место, а, между тем, именно он требовал значительного применения рабочих рук — земля перепахивались три раза, а это также истощало почву, что считалось главной причиной недорода хлеба наряду с атмосферными явлениями.
Таким образом, состояние животноводства в уезде мало способствовало успеху земледелия, в том числе и пчеловодства. Однако и в этот тяжелый период появляются все же образцовые пасеки, опытные пчеловоды, посевы медоносных трав и гречихи, создаются товарищества на паях, стремление к пчеловодным обществам, кооперациям и другим объединениям. Из-за недостатка места из всех этих мероприятий мы выделим только два, имеющих давние и прочные корни, распространенные в ополье. Первое — это посевы гречихи вблизи пасек, второе — устройство соломенных ульев из-за дороговизны и нехватки леса.
Пчелы и гречиха — это тема вообще особая и, как нам кажется, неисчерпаемая, так как пчелы являются прекрасными ее опылителями, а гречиха — не менее прекрасным медоносом. Не случайно, таким природным симбиозом заинтересовались в свое время многие видные ученые, в том числе Ч. Дарвин, А. Энгельгардт, К. Тимирязев и многие другие. А началось все с одного великолепного изобретения народного гения — черной гречневой каши, в адрес которой даже наиболее придирчивые современные диетологи до сих пор не смогли записать абсолютно ничего компрометирующего.
Специалисты по вопросам физиологии питания, знатоки всяких тонкостей из области биохимии продовольственных продуктов признают, что белок гречихи полноценнее белка злаковых и весьма питателен. Благодаря высокой усвояемости белка и углеводов, значительному содержанию жира, а также минеральных солей (железа, фосфора, кальция, меди), органических кислот (лимонной, яблочной, щавелевой), наконец витаминов В1 и В2 гречневая крупа представляет отличный, в ряде случаев просто незаменимый, диетический продукт как для взрослых, так и для детей.
Впрочем, все это стало известным, разумеется, недавно, так что не этим объясняется происхождение старинной поговорки, которая ласково и уважительно называет гречневую кашу «матушкой нашей». Точно так же очевидно, что прославленные блюда из гречневой крупы — крутая каша и кулеш — стали основой русского солдатского стола задолго до открытия наукой всяких вообще витаминов и целебных свойств. Безымянные авторы старинного предания о царевне Крупенычке, выросшей из гречишного зернышка, разумеется никакого понятия тоже не имели об этом достоинстве и преимуществе гречневой крупы.
Не знал всего этого и знаменитый русский публицист и ученый Энгельгардт — автор печатавшихся в журнале «Отечественные записки» писем «Из деревни», которые все современники отмечали как талантливо написанную картину действительности пореформенной русской деревни. В одном из этих писем разбирается, между прочим, вопрос о том, почему в прошлом именно в России крестьяне в пору особо тяжелой и напряженной работы старались питаться гречневой кашей.
«Люди точно знают, на какой пище сколько сработаешь, какая пища к какой работе подходит. Если при пище, состоящей из щей с солониной и гречневой каши с салом, вывезешь в известное время, положим, один куб земли, то при замене гречневой каши ячной вывезешь менее, примерно куб без осьмушки, на картофеле еще меньше, например, три четверти куба и т. д.»
Все это терпеливо поясняли выдающемуся ученому его неграмотные собеседники, крестьяне-землекопы, искренне удивлявшиеся тому, как могут жить люди, которым такие простые вещи не ясны сами по себе.
Приведенные Энгельгардтом расчеты землекопов довольно убедительно говорят о том, почему в некоторых областях России, где гречиха возделывается более тысячи лет, посевы ее занимали в прошлом площадь иногда большую, чем пшеница и яровая рожь. Так, например, было в ополье владимирском. 7% пашни, занятой под гречихой (в 1895 г.), это почти в 4 раза больше, чем ячменя и пшеницы вместе взятых, в 2 раза больше, чем гороха, и почти столько же сколько чечевицы.
А теперь о том, почему именно пчелы нужны гречихе, а пчелам гречиха.
Давно известно, что гречиха — одно из лучших медоносных растений. Это, в основном, потому, что у нее совершенно особое цветение. Ее растения начинают цвести совсем молодыми — обычно через три-четыре недели после того, как появились всходы, а есть сорта, зацветающие даже на 17 — 18-й день. Однако образовав первые цветки, растения не прекращают роста, они поднимаются, ветвятся от основания к вершине, становятся в 3 — 4 — 5 раз более мощными, удваивают массу корней в почве и продолжают выбрасывать новые бутоны, новые соцветия. Среди полевых растений нет, пожалуй, другого, которое в этом отношении сравнилось бы с гречихой: она цветет в течение 75% времени своей жизни в поле. Заметим для сравнения, что яровая пшеница, например, отцветает в пять-шесть раз быстрее. Кроме этого, на одном растении гречихи образуется 500 — 700 цветков, а иногда и гораздо больше — до двух, даже до трех тысяч.

Попробуем теперь заняться простой арифметикой. На гектаре в зависимости от разных условий может произрастать миллион, а то и два миллиона растений. Если среднее количество цветков на одном растении помножить на число растений на гектаре, а далее учесть средний вес тысячи зерен гречихи (он составляет около 20 граммов), то получится нечто невероятное, получится, что с одного гектара может быть собрано чуть ли не 100 — 200 центнеров зерна!
Правда, таких урожаев нигде и никто пока не выращивал, но итог подсчета все же заслуживает внимания: он поможет лучше понять природу растения, помогает увидеть, что могло бы быть, если гречихе создать идеальные условия для произрастания.
Одним из таких условий является опыление, которое лучше других насекомых способны производить только пчелы. Но для этого необходимо, чтобы пасека находилась как можно ближе к посевам гречихи, ибо пчелы хорошо работают в радиусе не более полукилометра. Это-то давно и хорошо учитывали опольные крестьяне. Здесь даже была установлена опытным путем норма: на каждую десятину гречи ставить не менее двух ульев с пчелами. Необходимость заводить пасеки вблизи посевов гречихи выражена и в народных пословицах. «Сколько бы ни было на гречихе цвету, без пчел урожая нету» и «Как гречиха пышно ни цвети, а пчел не будет — не придется молотить». Таким образом, у наших предков на столе появлялась не только гречневая каша, но и каша с медом.

Заканчивая этот короткий рассказ о природном феномене, заметим, что вся выгода от него может быть заключена в следующем научном выводе: пчелы и гречиха — это рубль меда и воска плюс десять рублей урожая. Пчеловодную отрасль с полным основанием можно назвать производящей не только мед и воск, но и урожай.
Однако, как уже говорилось, с этой отраслью не все было так просто и в давние времена. Кроме догадок, необходимо было еще умение разводить пчел, которые нередко гибли как от неблагоприятных погодных условий, так и от неправильного ухода. Вот какие полезные сведения мы почерпнули, роясь в архивах и библиотеках.

Деревянные ульи есть лучшее приспособление для разведения пчел, но в ополье от известных уже нам причин (безлесие, вырубка остававшихся кое-где вековых дубрав, трудность с доставкой и т. п.) они были очень дороги. Поэтому опольные крестьяне с успехом заменяли их соломенными. Они были легки, теплы, а главное — пахли медом. Пчелы в них даже лучше водились, притом соломенные ульи землепашцу почти ничего не стоили: у каждого вдоволь имелось соломы. Правда, по словам опытных крестьянских пчеловодов, они покупали бы и серебряные, если бы рои в них лучше водились — такую вот выгоду видели они от разведения пчел. Впрочем, и деревянные ульи в отдельные годы ничего не стоили (в неурожайные). И в этом случае можно было хорошо распоряжаться с опустевшими от пчел ульями. Недостаточные крестьяне, продав 100 пустых ульев, покупали 10 с пчелами и тем одним уже выгадывали. Но это, разумеется, была плохая выгода. Опытные крестьяне покупали не деревянные ульи, а пчел, затем рои размещали в соломенных ульях.
Конечно, это не были еще все средства к сохранению пчел. Печальный опыт массовой гибели их в 30 — 40 годах XIX столетия научил крестьян многому. Опытные пчеловоды, например, запасались достаточным количеством меда на корм пчелам, а не выбирали его без остатка. При этом нелишне заметить, что с умением собранный, он не портился много лет (таково и свойство этого прекрасного продукта). Пчеловоды быстро научились не убивать тех роев, которые были собраны в усовершенствованные ульи даже за 100 лет до этого. Наконец, они научились всем тем способам и приемам, посредством которых легко можно было защитить рои (семьи) от всех пагубных случайностей. Этому им помогали наблюдения за пчелами, чтение сочинений о рациональном пчеловодстве, советы со знающими свое дело людьми (а это были просвещенные помещики, священники и, конечно же, ученые агрономы), и здравый рассудок вскоре открывал им путь к заветному кладу обогащения. Ведь не случайно даже от обедневших крестьян часто можно было услышать фразу: «Не стало кормилиц-пчел, вдруг не хватает ни хлеба, ни скота!» Еще в крепостное право было установлено, что землепашцы, имеющие от 30 до 50 ульев с пчелами, во время неурожая хлеба или скотского падежа никогда не прибегали к пособию поземельных владельцев; они были сами в состоянии покупать не только хлеб, но и вновь обзаводиться скотом. Эти примеры, пусть и немногие, заставляли помещиков заботиться о восстановлении крестьянского пчеловодства. Это тем более оправдалось в тот период, когда пресеклись многие источники доходов от земель, и когда одно лишь хлебопашество не в состоянии было предохранить крестьян от бедствий. Пчеловодство оказалось тогда источником новых поземельных доходов.
Какой же выход видели земские власти для поддержания пошатнувшейся отрасли в конце XIX — начале ХХ века. Среди основных мероприятий в этом направлении были следующие:
1. учреждение должности пчеловодного инструктора, деятельность которого была направлена прежде всего к развитию самодеятельности населения;
2. устройство под его руководством передвижных пчеловодных выставок;
3. устройство образцовых и опытных пасек;
4. распространение литературы по пчеловодству за счет земств;
5. устройство в губернии мастерской для производства вощины и всех пчеловодных принадлежностей;
6. более правильная организация сбыта пчеловодных продуктов при посредстве инструктора и т. д.
В 1891 г. во Владимире была открыта Епархиальная Школа пчеловодства.
В 1895 г. Переславское очередное уездное земское собрание, выслушав прошение крестьянина сел. Славитина – Гальянова, об оказании ему единовременного денежного пособия на обзаведение пчеловодством, постановило: ходатайство Гальянова отклонить, а управе поручить собрать сведения о пчеловодстве в уезде. Вследствие чего, в очередной съезд 1896 г., уездная управа доложила уездному земскому собранию, что почти во всяком селении уезда можно встретить крестьян, занимающихся пчеловодством, но благодаря отсутствию каких бы то ни было познаний по пчеловодству, дело идет у них в большинстве крайне неудовлетворительно. Между тем пчеловодство есть одна из выгодных отраслей сельского хозяйства и оно доступно для всякого, требуя самых небольших издержек. Для постановки ульев не много требуется места, а следовательно пчеловодству нет надобности быть богатым земельным собственником, и если пчелы бедняка будут летать на поля богатого и собирать там нектар, то они богато вознаградят богача за то, оплодотворяя посещаемые ими растения. Во многих селениях пчеловодство не пользуется симпатией жителей, благодаря чисто его невежеству. Встречаются селения, где воспрещено ставить пчел на усадьбах, признавая близкое соседство их с жильем, как бы диких зверей, опасным. Бывают случаи, что пчелы, будучи встревожены в своих жилищах, нападают на людей и животных, но случаи эти довольно редки; во всяком случае миллион пчел меньше принесет вреда населению, чем сотня собак, а между тем по отношению этих последних, не существует никаких ограничений в содержании.
Некоторые земства обратили уже внимание на развитие этой отрасли сельского хозяйства, как например Вятское, которым устроена в 1893 году пасека, где желающие и знакомятся с правильным ведением пчеловодства – в улучшенных ульях и проч. Не мешает и здешнему земству взять на себя ознакомление населения с правильным пчеловодством, тем более, что Переславский уезд поставлен в этом отношении в лучшие условия, чем другие уезды. В здешнем уезде имеется казенная сельско-хозяйственная ферма, при которой, вследствие ходатайства земства и при незначительном денежном с его стороны пособии, может быть открыта образцовая пасека, где желающие и будут получать сведения для правильного ведения пчеловодства. А желающих научиться правильному пчеловодству будет не мало, об этом можно с уверенностью сказать.
Поэтому уездная управа полагала ходатайствовать через губернское земское собрание перед министерством земледелия и государственных имуществ, об открытии образцовой пасеки при Успенской сельско-хозяйственной ферме. Уездное земское собрание с заключением управы согласилось.

Пчеловодство в Меленковском уезде (1872 г.)

Эта отрасль сельского хозяйства не имеет особенного развития у жителей Меленковского уезда, а принадлежит незначительному меньшинству крестьян, занимающихся пчеловодством, не как промыслом, а «пустою охотою» по их выражению.
Вновь пчеловодство редко возникает у крестьян, а более всего оно передается наследственно от отца к сыну, которого тятька с детства приучает к пчелам, заставляя бережненько ухаживать за ними и зачастую летом посиживать на пчельнике, да приноравливаться к делу.
Места для пчельников избираются или в лугах, где либо на возвышенном бугорке, поросшем небольшим лесом, или в полевых мелко-лесьях и наконец, в лиственных лесах, имеющих поляны, лужки, и неподалеку засеянные гречкой поля.
Предназначенное под пчельник место огораживается бревенчатым забором; в нем расставляют ульи, цилиндрической формы, делаемые из толстого дерева с выдолбленной сердцевиной; ставятся они на подкладках вертикально и покрываются сверху, в предохранение от дождя, скалою (кора от соснового дерева); в углу пчельника выстраивают из тонких бревен на мху небольшую избушку, называемую «амшенник»; в ней лежат летом некоторые принадлежности пчеловода, а зимой хранятся ульи с пчелами.
Пчелы начинают роиться с 10-го июня и продолжают до 25-го июля. Средняя добыча меда простирается с улья от 4 до 6 фунтов, свыше же до 10 фунтов случается весьма редко.
Вощины собирается от ¼ до 1 фунта с улья.
Одно и другое продают на осенних сельских ярмарках и базарах; в 1871 г. мед покупали по 6 руб., а вощину 4 руб. за пуд.
Владимирское общество пчеловодства преследует крупную задачу: оказать содействие пчеловодному промыслу всей губернии.
Чтобы справиться с этой задачей, необходимо иметь возможно полное представление как о размерах данной отрасли хозяйства, так и о постановке ее.
Настоящий доклад имеет в виду обрисовать, в самых общих чертах, количественную и качественную сторону пчеловодства в губернии, при чем новейшие данные, которые имеются в докладе, относятся к 1907 году; получены они от земских управ и сел.-хоз. обществ. По данным губернской земской управы к 1 января 1907 г. во Владимирской губернии количество ульев с пчелами определялось в 81565.
По регистрации старост, в 1898 г. у 4959 домохозяев насчитывалось 79857 ульев. Рамочных ульев в губернии 5 — 6 тысяч.
В брошюре А. Г. Троицкого «Пчеловодство во Владимирской губернии» приведены поуездные данные о распространении крестьянского пчеловодства в абсолютных числах.
Число рамочных ульев составляет 6,5% общего их числа.
Число духовных лиц, занимающихся пчеловодством, определяется в 270 человек. По грубому, приблизительному подсчету, они владеют 7 тыс. семей.
По такому же расчету, учительский персонал имеет до 1 тыс. пчелиных семей.
Сведений о землевладельческих пасеках в настоящее время в моем распоряжении не имеется.
Состояние пчеловодства . Хороших пасек в губернии немного. В некоторых местах пчеловодством занимаются «деды», которые твердо держатся старины. На других пасеках хотя и заведены рамочные ульи, но дело также ведется неудовлетворительно в виду отсутствия пчеловодных знаний.
Подкармливание пчел практикуется почти всюду, но и здесь наблюдаются крупные недочеты по той же причине — отсутствию знаний: смешивают, например, спекулятивное кормление с подкормкой по нужде, при чем подкормку жидкой сытой применяют раньше, чем это допускается условиями погоды; результат — массовая гибель пчел, вылетевших в поле за взятком, от холода. Осенняя подкормка пчел у рядовых пчеловодов, по крайней мере до получения безакцизного сахара, совсем не практиковалась, что приводило к значительному урону пчел зимою и весною от голодовки.
Болезни пчел. Местами встречается гнилец, хотя земскому инструктору пчеловодства лично не приходилось наблюдать этой болезни. В иные годы (напр. зима 1906 — 1907 г.) у пчел бывает сильный понос — результат питания медом плохого качества, собранным на зиму, например, с «пади» на некоторых деревьях (осина).
Медоносные растения. В губернии зарегистрировано 38 случаев посева медоносных растений (не считая посевов гречихи). Сеют: горчицу, вику, шведский и белый клевер, фацелию, синяк, бораго, резеду и пр. Площадь, занятая медоносами, неизвестна.
Сбыт меда и воска. Мед сбывается местным потребителям, на местных базарах и в лавках и скупщикам, воск поступает в те же места (кроме, разумеется, местных потребителей). Пчеловод всюду обеспечен и рынком, и скупщиком.
Средний сбор меда по губернии определяется: с колодного улья 12,4 ф., с рамочного 30,3 ф.
Стоимость 1 ф. меда равна: в районах с преобладанием лугового взятка 23,4 к., в районах с преобладанием гречишного взятка 20,4 к.
Средний общий доход от меда и вощины определяется: для колоды в 3 р. 28 к., для рамочного улья в 7 р. 22 к.
Средний общий доход от меда, вощины и роения равняется: от колоды 5 р. 21 к., для рамочного улья 8 р 70 к.
Правительственные мероприятия. С 1905 г. Департамент Земледелия начинает производить бесплатный отпуск пчеловодных предметов. Ульи, разные приборы и принадлежности отпускаются крестьянам, учителям, священникам. Департамент оказывает также помощь пчеловодным обществам: Судогодскому обществу отпущено на разные мероприятия по пчеловодству 150 руб., Киржачскому обществу на организацию пчеловодной библиотеки 50 р., Покровскому обществу отпущено 20 ф. фацелии и 20 ф. синяка. Учителю Балясову на устройство чтений—бесед, ассигновано 150 рублей. Чтений г. Балясовым было произведено 18.
Деятельность земств. Губернское земство в 1905 г. пригласило на службу инструктора пчеловодства. Работа инструктора заключается: в устройстве чтений — бесед по пчеловодству в разных местах губернии, попутном посещении пасек, где демонстрируются улучшенные приемы пчеловождения, напр.: перевод пчел из колод в рамочные ульи, искусственное роение, ловля и посадка роев в рамочные ульи и пр. В 1906 г. инструктором было произведено 29 чтений при 723 слушателях, в 1907 г. 35 чтений при 545 слушателях. Во время чтений демонстрируются предметы подвижного пчеловодного музея. Кроме того, губернское земство бесплатно распространяет среди населения брошюры по пчеловодству и рассылает в земские сель.-хоз. склады образцы некоторых систем ульев. Затем губернское земство ведет выписку безакцизного сахара.
Шуйское земство организовало 6 показательных пасек при школах. Здесь крестьянам—пчеловодам наглядно показывается вся работа с рамочным ульем. Общий надзор и руководство пасеками возложено на учителя — инструктора по пчеловодству, приглашенного на службу с 1905 года. Кроме того, инструктор в 1907 г., по приглашениям пчеловодов, посетил, в первое же время, 41 селение с 52 пасеками. На пасеках производились различные работы, а также велись беседы с разъяснениями применения пчеловодных инструментов.
Развитие показательных пасек земство полагает расширить.
Ковровское земство устраивает пасеку при Осиповском саде. Пасека эта, в существенных чертах, уже оборудована.
Покровское, Судогодское, Суздальское земства производят торговлю со складов пчеловодными принадлежностями и организовала выписку безакцизного сахара.
Владимирское уездное и Гороховецкое земства также ведут торговлю пчеловодными предметами.
Все земства Владимирской губернии в 1906—07 г. выписали 23 вагона сахара, или 17250 пудов.

Общества пчеловодства:
Владимирское Губернское Общество Пчеловодства учреждено в 1907 г. Проектирует устройство выставки, библиотеки, организацию продажи книг по пчеловодству и раздачу рамочных ульев и пчеловодных принадлежностей.
Судогодское общество открыто в 1904 году. Имеет образцовую пасеку, которой заведует приглашенный пчеловод.
Покровское общество учреждено в 1904 году. Имеет библиотеку и небольшой музей. На пасеках некоторых членов общества даются объяснения приемов рационального пчеловождения. Общество проектирует устройство образцовой пасеки, филиальных отделений библиотеки, приглашение инструктора пчеловодства, организацию сбыта меда и пр. В 1907 году район деятельности общества расширен на всю Владимирскую, Московскую и Рязанскую губернии. Общество, начиная с 1905 г., пользуется ежегодным пособием от местного уездного земства в размере 150 руб.
Киржачское общество Покровского у. открыто в 1907 году. Общество проектирует устройство пчеловодных курсов, библиотеки, музея. Покровским земским собранием на 1908 г. обществу назначено пособие в сумме 150 рублей.
Фоминское общество Гороховецкого у., учрежденное в 1907 г., выписывало для нужд пчеловодов искусственную вощину. Предполагает устроить показательную пасеку, пчеловодный музей и мастерскую для выделки искусственной вощины.
Александровское уездное учреждено также в 1907 году. Проектирует образовать библиотеку, устроить пасеку, мастерскую для изготовления ульев и проч.
Алексинское общество Ковровского у. учреждено в 1907 году. Общество выяснило состояние пчеловодства в своем районе. Общество предполагает произвести выписку книг и пчеловодных принадлежностей.
В с. Васильевском Шуйского у. Торговый дом бр. Козловых продает ульи разных систем, деревянные центробежки и мелкие деревянные вещи для пчеловодства своей мастерской и металлические принадлежности пчеловодства вятских и павловских кустарей. Дело новое и размер оборотов не более 1000 руб.

Подведем итоги сказанному. Если принять даже преуменьшенные числа: количество ульев 80000, средний сбор меда 12,5 ф., стоимость 1 ф. меда 20 к., то и тогда средняя доходность пчеловодства в губернии от продажи одного меда определится в 200000 р. в год.
Обращает на себя внимание ничтожное количество рамочных ульев (6,5 %), несмотря на то, что сбор меда в рамочном улье превышает таковой в колодном в 2 ½ раза.
Правда, приведенные данные относятся к 1898 г. и устарели на целое 10-летие. Но если принять за норму увеличение рамочных ульев в самом пчеловодном и культурном в этом отношении уезде — Покровском, — здесь рамочные ульи составляли в 1898 г. — 18 % и в 1905 г. 34%), т.е. приращение произошло меньшее, чем в два раза, — то и тогда % рамочных ульев в губернии не превысит 13.
Допустим, что произошла полная замена колоды рамочным ульем, тогда, при прочих равных условиях, доход от продажи меда в губернии возрастет до ½ миллиона рублей. Очевидно, сюда, главным образом, должна быть направлена практическая деятельность учреждений, работающих в интересах пчеловодного дела.
Пчеловодство Владимирской губернии сильно страдает от недостатка знаний. Отсутствие последних отражается как на состоянии пчеловодства, так и на доходности пчеловодов.
Распространение научных сведений по пчеловодству, вот — самая благодарная задача деятелей по пчеловодству. Как видно из доклада, на это поприще выступили уже правительство, земства и пчеловодные общества.
При дружной, совместной работе, пчеловодство несомненно сильно двинется вперед, и остается пожелать, чтобы Владимирское общество пчеловодства, как учреждение губернское, заняло в этой работе подобающее ему место.
А. Новиков
Основная статья: Сельское хозяйство Владимирской губернии

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (29.01.2016)
Просмотров: 1055 | Теги: владимирская губерния, Владимир, пчеловодство, учебные заведения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика