Главная
Регистрация
Вход
Среда
18.10.2017
12:17
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 370

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [684]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [175]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [27]
Александров [131]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

7-я Владимирская Стрелковая Красно-Знаменская дивизия

7-я Владимирская Стрелковая Красно-Знаменская дивизия

Формирование

7-я Стрелковая дивизия начала формироваться в Ярославском военном округе в конце сентября 1918 года. В нее вошли 1. Таврическая, 2. Тверская, 3. Костромская и 2. Владимирская народные дивизии. Штаб дивизии формировался в гор. Шуе, 1-й и 3-й бригады в гор. Костроме и 2-й в гор. Владимире.

Наш путь
(Из истории дивизии)
В пламени борьбы

Враги напирали на Революцию.
В поражениях молодая Красная Армия получила первое боевое крещение.
Враги стали понимать, что революция рабочих и крестьян не шутка — и обрушились они со всей яростью на Советскую Республику.
В это время из разрозненных, отдельных частей комплектовалась седьмая дивизия, родилась будущая героиня Малина—Коростеня.
Враги напирали на революцию со всех сторон: с севера, запада, юга и востока.
Седьмая была всюду и везде: она знала горячие бои с Колчаком, она терпела поражения и одерживала победы в борьбе с Деникиным, она спорила кровью своих бойцов и огнем своего оружия с польским паном, она жестоко платила агентам мировой буржуазии — бандитам.
Вот ее краткая история.

Дивизия на восточном фронте

Однако, в виду требования момента, действовать ей в этом составе не удалось.
3-я бригада по сформировании была отправлена в 3 армию, 1-я бригада в 21 дивизию, 2-я бригада недоформированная оставалась во Владимире. Штаб же дивизии 12 января отбыл на восточный фронт в г. Воткинск. Здесь, получив в подчинение 28, 29, 30, 8 Уральский и 25 Полтавский полки, выступил на фронт против Колчака, пред превосходными силами которого Красная Армия медленно отходила назад. 7 апреля 1919 г. Колчаковцы прорвали фронт и на лыжах лесами обошли дивизию. Штаб дивизии погиб, но все 5 полков вышли в полном порядке из окружения и продолжали отход, сдерживая наседавшего противника. 1 мая получивши новый штадив, дивизия перешла р. Вятку и расположилась в районе Вятские Поляны, оставив часть сил на правом берегу реки, которые вели с противником все время упорные бои за обладание мостом.
В ночь на 25 мая дивизия переправилась через Вятку, перешла в наступление и опрокинула противника. Двигаясь ежедневно 20—40 верст, 7 июня дивизия заняла ст. Огрыз, 9—р. Южевск и 12—г. Воткинск.

Борьба с Деникиным

В виду угрозы наступления Деникина дивизия с 26 июня по 7 июля перебрасывается под Орел в подчинение Южного фронта. Вторую половину августа и начало сентября дивизия проводит в наступательно-оборонительных боях за обладание правобережным плацдармом на р. Псел, куда дивизия прибыла, чтобы действовать против Деникина в направлении на ст. Голтва.
Когда в половине сентября перевес перешел на сторону белогвардейцев, дивизия совместно с соседями начала отходить в начале по р. Сейму, а потом по рекам Свана, Крома, Стоход в полном порядке, не давая ни одного рубежа без боя, защищая каждую пядь земли и подготовляясь к решительному удару по катившейся лавине противника.
Уже Киев, Чернигов, Орел в руках Деникинцев, но Южный фронт получает значительное подкрепление, опрокидывает противника, и наступление Деникина превращается в позорное бегство.
7 дивизия тоже переходит в наступление и после ряда упорных боев овладевает сначала гор. Дмитровском, затем селением Михайловка.
В половине ноября дивизия выводится в резерв Южного фронта, в район Курска для пополнения.

Бои с бело-поляками

Когда в конце 19 года зашевелились поляки, дивизия была направлена на помощь в 12 армию под Киев, но по дороге была брошена в район Ворожба, Путивль, Конотоп против банды Шубы, которая с 14 января по 1 февраля была совершенно уничтожена.
Сделав 600 верст по снежным равнинам Певобережья, дивизия в начале февраля сосредоточивается у Киева. 17 марта она становится на позиции на участок Шмель, Улановка (20-40 в. восточнее Новоград-Волынска), а 25 марта атаковывает поляков на укреплённые позиции на Новоград-Волынск, Емельчино. После З-х-дневных боев дивизия возвратилась в исходное положение.
С 1 по 15 апреля идут непрерывные мелкие стычки и налеты на расположение поляков, а 20 апреля по приказанию свыше дивизия протягивает свой фронт от Овруча до Новоград-Волынска, занимая участок протяжением в 140 верст.

Малинское сражение

23 апреля, сосредоточив огромное превосходство в силах, поляки перешли в наступление и принудили дивизию после ряда упорных боев начать отход. Задерживая противника на каждом шагу, дивизия отходила к ст. Коростень, чтобы дать возможность эвакуировать станцию. При дальнейшем отходе 25 апреля было получено сведение, что путь отступления на ст. Малин — отрезан. Решено было пробиваться. Удерживая поляков с запада 19 бригадой, дивизия выдвинула ударный отряд для действия на Малин. Посаженный на бронепоезд отряд ночью прибыл на эту станцию и пошел в атаку на упорно-державшегося противника. Произведя за 7 часов боя до 16 штыковых атак, доблестный отряд заставил поляков сбежать в панике. На месте осталось много убитых и раненых, захвачено 8 орудий, 23 пулемета и много других трофеев.
Исправив сзади испорченный поляками железно-дорожный путь, дивизия продолжала движение в направлении на Киев.
В ночь на 1 мая части дивизии разбили поляков на ст. Ирша и к вечеру вышли из кольца, не только не потеряв ничего, но выведя 5 бронепоездов и 32 эшелона, 80-70 вагонов каждый, с имуществом разных частей 12 армии. За этот подвиг дивизия награждена Красным Знаменем.

Победы дивизии

В это время под Киевом дела складывались неблагоприятно. После 3-х-дневных кровопролитных артиллерийских боев наши войска оставили Красный Киев. Поляки перешли на левый берег Днепра, но дальше Броваров двинуться не могли. Дивизия, поставленная в боевую линию, несмотря на усталость, выдерживала почти неделю атаки противника, но не подалась ни шагу назад. Поляки остановились и стали укреплять плацдарм. Пополнившись людьми и всеми видами довольствия, 7 дивизия вместе с 12 армией стала подготовлять решительный удар. Оставив 19 бригаду против Броваровского плацдарма, дивизия остальными своими силами совместно с 25 стрелковой дивизией и Башкирской Кавбригадой совершенно неожиданно для поляков переправилась 25 мая через Днепр у д. Печки (60—70 верст севернее Киева). Захватив у поляков 5 орудий, 25 пулеметов, несколько сот пленных и действуя быстрым наступлением в тыл, дивизия пошатнула польский фронт. Смятая одновременно со стороны Житомира конной армией Буденного, польская 3 армия начала отход по железной дороге на Коростень; дивизия преследовала ее по пятам. 3 июня Коростень снова был взят дивизией. У Олевска на р. Уборть пошляки пробовали упорно обороняться, но воодушевленных красных бойцов ничто остановить не могло.
2 месяца безостановочного наступления с успешными боями у Олевска, Березна, Малынская, Степань, Колки, на Случе, Горыни. Стыри и Стоходе - вот славные страницы дивизии.
3 августа, потеряв Ковель, поляки отошли за р. Буг, к которому между Холмом и Владимиром Волынским вышла и дивизия, сделав походным порядком более 500 верст. В половине августа дивизия форсировала Буг, овладела г. Грубешевым. Остальную половину августа и начало сентября была в беспрерывных боях с упорно защищавшими каждую пядь земли поляками.
5 сентября по стратегическим соображениям дивизия была выведена в Армейский резерв в район г. Ковеля.
С 10 сентября, в виду тяжело сложившейся обстановки Красной Армии на Западном фронте, начинается отхождение всего Юго-западного фронта. Дивизия с ежедневными упорными боями отходила вдоль желдороги Ковель, Сарны, пока не задержалась к востоку от р. Случ у Городница,— Охотниково.
Конец сентября и начало октября проходят для дивизии в упорных, наступательных боях местного характера с целью овладеть Новоград-Волынском и удержать за собой линию г. Случ.
Во второй половине ноября дивизия ведет упорные бои в районе Овруча и Турабина, ликвидируя армию Булах-Балаховича, чем и заканчивает свои боевые подвиги на разных фронтах.

Борьба с бандитизмом

27 декабря дивизия, согласно приказа командующего войсками Украины, выступила из района Коростень и походным порядком направилась в Павлоград. По пути на расстоянии одного перехода от г. Золотоноши дивизии пришлось иметь неожиданное столкновение с бандой Махно, спасавшейся от преследования 1-й конной армии. 22 января в г. Кременчуге дивизия получила приказ командующего КВО расквартироваться в Полтавской губернии, который был выполнен к 1 февраля 1921 года.
Весь 1921 год проходит для 7 дивизии в беспрерывной борьбе с бандитизмом. Борьба с бандами Фомы, Шуся, Совонова и Махно вписала еще много страниц на Красном Знамени дивизии. Результаты 1 ½ годовой борьбы — почти полное спокойствие на территории Полтавщины.
Ныне дивизия отдыхает.
Враги потерпели поражение, но не разбиты окончательно.
Дивизия готовится ко всяким возможностям... Героиня Малина в мирных условия своего существования не забывает — от высшего командира и политработника до рядового красноармейца — своего основного назначения — быть на чеку!

Седьмая на Польском фронте.
Малинский и Коростеньский бой

Это было в конце апреля 1920 г. Пригубившая с Южного фронта 7-я Стрелковая дивизия, после небольшой остановки для ликвидации банды Шубы в Путиловском и Глуховском уездах, походным порядком по маршруту Курск-Киев-Коростень, прибыла на участок Новоград-Волынск-Эмильчино, Белькоровичи-Словечно, где и сменила 57 дивизию, занимавшую этот участок. Весенняя распутица подходила к концу; в штаб дивизии все чаще и чаще стали поступать сведения о подготовке противника к решительному наступлению; получаемые сведения проверялись войсками и агентурной разведкой и доносились по команде в бывшую тогда ХII армию, но точно определить день наступления не было никакой возможности. Нo ожидать этот день не пришлось долго.
К моменту наступления бело-поляков участок, занимаемый дивизией, был следующий: Выступовичи—Словечно—Рудня—Радовельская –Полотичев-Чмень—Горбово—Кулечни, Андреевичи — который равнялся 40 — 150 верстам по фронту. В дивизии тогда было всего 2 бригады. К этому времени была произведена проверка связи, были вызваны к проводам командиры и им даны были директивы, как держаться и что предпринять в случае прорыва фронта, так как великолепно было известно, что на этом участке у поляков сосредоточено 3 дивизии пехоты и два полка кавалерии, численностью превосходившей нас в 10—12 раз. Главная группа противника была сосредоточена в 3 направлениях: Овруч—Коростень-Малин.
В 6 часов утра 24 апреля телеграф со всех участков сообщил о начавшемся наступлении поляков. Весь день 24 апреля на участке дивизии шел упорный бой с переменным успехом, в результате которого обе стороны к вечеру остались на прежних позициях. В тылу в это время происходила ударная работа по разгрузке Коростеньского узла.

Поляки, подтянув за ночь резервы и нащупав наши слабые места, с раннего утра опять перешли в энергичное наступление, пытаясь прорвать наш фронт и зайти в тыл. Но бойцы, командиры и комиссары, воодушевленные героизмом, геройски отбивали все атаки противника, и изумленный геройству красных бойцов, противник к вечеру был вынужден отойти на старые позиции. Нельзя обойти молчанием геройского дела 56 полка 19 бригады. Противник крупными силами повел наступление на стоящий батальон в мест. Словечино и вытеснил его. В это же время в дер. Левковичи в тылу у полка местные бандиты подняли восстание против Советской Власти.
Батальон, видя, что ему отрезан путь отступления, выделяет одну роту для борьбы с бандами, а две роты обрушиваются на занявших местечко Словечино поляков, откуда выбивают их, захватывают пленных и два пулемета. К этому времени поспевает на помощь рота, ликвидировавшая банду, и поляки в панике отступают.

Два дня без отдыха, без сна ведут полки 7 дивизии атаки, отбивая наступающего врага. Противник, произведя в ночь на 26 апреля перегруппировку, решил во что бы то ни стало прорвать наш фронт. С раннего утра он перешел в решительную атаку, пустив в то же время обходные группы, задачей которых было прорваться в тыл частям дивизии. Измученные в двухдневных беспрерывных боях, бойцы выдерживают целый ряд атак противника, переходя время от времени сами в контрнаступление. Посланные поляками обходные группы, пользуясь проводниками поляками, а также лесистой местностью, вышли в тыл нашим частям и произвели разрушение: ими был взорван мост через реку Жереб, что оторвало части от штаба дивизии. К 12 часам дня 26 апреля начинается отход частей в районе Коростеня, усиленно разгружавшегося в это время. Штаб дивизии теряет связь с 58 стрелполком и 17 кавдивизией, к 15 часам связь теряется с правой и левой группами. Все было брошено в бой, за исключением двух рот Дившколы и школы политруков, стянутых к штабу в ожидании дальнейших приказаний. Имевшийся в распоряжении Начдива 7 тов. Голикова бронепоезд получил задание отправиться на разведку.
Наступил мучительный вечер. С полками и бригадами связи нет. Вдали канонада и пулеметная трескотня, отряд курсантов с неудержимой силой рвался в бой, так что c большим трудом приходилось их уговаривать, что еще не наступило время действовать. В 17 часов поступают сведения, что между станцией Коростень и Чеповичи у разъезда Новаки одной из банд разобран путь, для исправления которого сейчас же был выделен взвод курсантов и бронепоезд «Карлуша», как звали, курсанты бронепоезд Карла Маркса.
На этом плацдарме у Военкомдива и Начдива возникла мысль собрать кулак и дать бой полякам, но ввиду тяжелого положения, этого осуществить не удалось. Только в 20 часов со стороны Могильно-Краснопольского стали подходить части лево-фланговых групп тов. Яцевича, позже прибыли разведчики и небольшие группы кр-ев 20 бригады. В это время бронепоезд «Карлуша» донес, что железнодорожное полотно и сожженный деревянный мост разрушены не бандитами, а поляками. Уже начинало смеркаться. В это время было получено сведение, что 19 бригада после жаркого боя прорвалась и находится на пути к станции Коростень, тут же стали прибывать полки 20 бригады во главе с Комбригом т. Наследником и Военкомом тов. Мезис. Учтя положение, поляки стали напирать со всех сторон с целью отреза дивизии: их первые цепи к 22 часам подошли на линию Вехи—Гожулы—Могильно; из тыла все время поступали сведения о порче дорог и мостов.
Для охраны подступа к самой станции Коростень находящимся в распоряжении Начдива отрядам было дано задание вести разведку в районе станции. На совещании командиров и комиссаров полков и бригад выяснилась тяжелая картина всего перенесенного частями в этот день. Некоторым частям, как 55, 56, 58 и 60 полкам пришлось пробираться через сильные ряды противника, с боем отступая по 50—60 верст, вывозя и спасая бронепоезда и артиллерию. На этом совещании выяснилось, что сильная кавалерийская группа неприятеля зашла в тыл дивизии. Учтя усталость частей и неутешительные перспективы в смысле подкрепления, совещание решило оставить Коростень и начать отступление по линии д.д. Стремигород, Мелеки, Новаки, на которой задержаться.
Так дивизия начала отступление в ночь на 27 апреля, оставив станцию Коростень — важнейший железно-дорожный узел, чтобы не обречь дивизии на окончательную гибель. Всякий боец с болью в душе оставил станцию, но надеялся скоро взять ее обратно. У станции Стремигород был устроен небольшой привал. Начдив и Военкомдив остановились на разъезде Боярки.

Геройское дело под Малиным

Стали поступать сведения, что у Малина засели поляки. 20 бригаде была дана задача вместе с 59 и 60 полками выделиться в авангард, к которому должны были подойти на помощь бронепоезда «Карлуша» и «III-й Интернационал», 19 бригада с 55 и 56 полком и кавэскадроном должны были прикрывать отступление дивизии.
Между тем поляками были заняты станции Малин, Ирша и Тетерев. Чтобы не вызвать паники в рядах дивизии Военкомдив и Начдив с бронепоездом отправились на ст. Чеповичи, которая была запружена поездами, застрявшими здесь вследствие занятия Малина. Со стороны станции Малин докатывались снаряды в сторону исправлявшей поврежденные пути команды. Исправив путь и не произведя ни одного выстрела, бронепоезда вернулись обратно, намереваясь взять десант и начать наступление. На путях железнодорожной станции Чеповичи было сосредоточено 25 эшелонов и 6 бронепоездов.
Были приняты меры отправить часть эшелонов на разъезд Головки. Набрав десант в 120 человек, раздав им оружие и наспех научив, как нужно закладывать в винтовку патроны, бронепоезд двинулся на станцию Малин.
Произведя разведку и расспросив жителей о силах поляков, занимающих Малин, было решено в 1 час ночи произвести атаку, так как медлить нельзя было, ибо противник мог за ночь подтянуть свои резервы и начать действовать. Был отдан категорический приказ взять Малин. Как только были получены сведения, что 20 бригада подходит к станции Малин,— была начата атака.
Наступающие части были встречены убийственным пулеметным огнем, но не взирая на это, с криками «ура» бросились в штыки. Бой продолжался с 2 часов ночи до 6 час. утра, станция до 11 раз переходила из рук в руки, все время гремело ура, которое то временами затихало, то вновь поднималось, оглашая окрестности. По словам пленного, у поляков в бою принимало участие до 800 сабель и 1200 штыков пехоты лучших польских войск, подтверждением чего было убийство в этом бою адъютанта Пилсудского князя Радзивилла. В этом бою наши части захватили 12 легких орудий, 8 тяжелых, 32 пулемета, большое количество винтовочн. патронов и 6 эшелонов разного имущества. Но победа не досталась легко: в этом бою дивизия потеряла лучших своих сынов.

Выход из окружения

Но взятием Малина дивизия не вышла еще из окружения: впереди была станция Ирша, занятая поляками, весь железнодорожный путь был загроможден вследствие крушения. Но это не пугало бойцов. Малинский бой настолько воодушевил всех уставших, что после него никакое окружение не было опасно и страшно.
Ранним утром произвели разбор потерпевших крушение вагонов, исправили путь и двинулись на станцию Ирша, занятую после короткого ночного боя Дившколой и Заградительным отрядом. 30-го апреля дивизия вышла на станцию Тетерев, где и соединилась с Военно-политической школой 12 армии.
Только благодаря твердости духа Начальников и Комиссаров и доблестных бойцов, дивизия вышла из окружения, захватив, много пленных и трофеи.

Награждение дивизии орденом Красного Знамени

За этот прорыв и выход дивизии из окружения она была награждена почетным боевым Красным Знаменем. Многие кр-цы командиры и комиссары получили ордена Красного Знамени.
В боях под Коростенем и Малиным 7-я дивизия показала бело-полякам силу и стойкость Красной Армии и разбила мнение поляков о том, что Красная Армия не способна побеждать.
Пусть пример бойцов, полный отваги и мужества, послужит уроком всем бойцам в будущем.
Ф. Рогалев.

В минувшие дни

После 4-х дней почти абсолютной оторванности от штаарма XII, имея лишь сведения нашей разведки да лаконические сообщения о положении в районе Радомысль—Житомир от Штадива 58, попадаю в Святошино, где сконцентрировались все обозы и тылы 58 и 47 дивизии. Прохожу меж бесконечных рядов проволок, в глаза бросаются афиши с надписью: «победа 7 дивизии».
То были первые известия о боях 7 дивизии под м. Малин.
В Подиве 47 нахожу телеграмму с назначением в 7 дивизию: «Вступить в должность немедленно». Отправляюсь разыскивать дивизию, но...

Дивизионная школа командиров и Политруков

С дивизионными школами политруков и комсостава случилась беда: они уже поредевшими рядами пошли в бой в составе большого сводного отряда, составленного из свежего пополнения, прибывшего в день боя и состоявшего из бывших дезертиров. Последние оказались шкурниками и трусами. Среди них были также и предатели, стрелявшие в своего командира, бравого тов. Суржу. Бой с численно превосходившим врагом, естественно, кончился неудачно: школы потеряли много раненных, убитых; пленных было очень мало. Почти все живые и здоровые вырвались из плена, отсиделись в болотах по горло в воде, пиявки изъели им руки и ноги, они побросали шинели, шапки, но принесли целыми винтовки. Среди оставшихся в живых не оказалось ни одного без ордена Красного Знамени.

Дни передышки

В течение нескольких дней наступила передышка. Обе стороны ничего не предпринимали. Едва вышедши из боев, части сразу же обратились в Подив: «даешь труппу», «даешь лекцию», «даешь митинги, сходы» и т. д. Нередко — и это даже в боевое время в политсводке бывало читаешь: «продовольствие ненормально, хлеб выдан мукою, не полностью. Настроение боевое. Красноармейцы волнуются, что нет газет».
Эти сводки чрезвычайно удивляли тогда работающих в Подиве в качестве культурников нескольких Киевских меньшевиков. Они никак не могли понять: хлеба нет — кр-цы не волнуются; газет нет — кр-цы волнуются. Наиболее видный из этих меньшевиков тов. Гортынский вышел из партии меньшевиков и умер накануне вступления в РКП.
Я помню восторженный рассказ Николая Михайловича Гортынского о том, как он в первый раз читал лекцию под огнем в резервном батальоне в ½ версте от окопов (там была окопная война, местами в проходах между болотами). «Ухают снаряды», рассказывает он, «ведут раненых, а ребята хоть бы что, слушают чрезвычайно внимательно».
В 19 бригаду я привез из Подива заготовленные, кажется, по инициативе тов. Рогалева длинные полотна — мешки с надписями на польском языке: «Вы за панов, мы за крестьян и рабочих» и т. п. Развился особого рода спорт: ночью подползать к проволочным заграждениям и там развешивать эти плакаты. На утро поляки, обычно, эти плакаты обстреливали.
Любопытный случаи произошел в дер. Пуховке. Деревня вытянулась длинной узкой улицей в несколько верст длины между Десной и болотом. Наши расположились впереди деревни, имея позади себя этот единственный путь отступления. Поляки начали при чрезвычайно сильной поддержке артиллерии наступать. Деревня загорелась. Получилась жуткая картина. Единственный путь отступления и связи с тылом был весь объят пламенем, покрытый сплошной тучей дыма, в которой сверкали разрывы снарядов. Полк дрогнул и отступил. Когда он вышел в деревню, ему навстречу мчались Помкомандир полка Шуваев, возвращавшийся из соседней деревни на шум боя вместе с инструктором Васильевым.
Тов. Шуваев незадолго до того приехал из Москвы вместе с группой Московских комсомольцев, мобилизованных по партийной мобилизации. Все они вместе в Москве служили в коммунистической бригаде ЧОН.
В полку вся группа комсомольцев была в нашей разведке. Вот на самого молодца из этих разведчиков, его фамилия, кажется, Петров, наткнулся Шуваев и приказал им кинуться в контратаку.
Петрова, почти мальчика — он, шутя, пристыдил: «ах, ты, отступил. Смотри у меня, если сейчас пулемет не притащишь».
«Притащу дяденька» ответил сконфуженный мальчик.
Между тем поляки спокойно расположились в Пуховке, считая себя в полной безопасности, и начали даже раздачу табаку. Полк кинулся в сторону.
Загорелся новый бой. На дороге стоит польский пулемет и строчит. Маленький юркий Петров подползает к пулемету, гранатой убивает пулеметчиков и, забыв, что бой, тащит на спине пулемет и кричит: «дяденька Шуваев, пулемет тащу».
Прекрасные отношения были у дивизии с населением, среди которого она вела гигантскую политработу. В то время, в районе, занимаемом дивизией, оперировали банды Ромашки и Маруси. Нередко они нападали на части различных дивизий. Лишь на части 7 дивизии нападений не было: крестьяне не пускали. Полевой Штадив стоял в м. Бобрик, в полверсты от него, через болото собирался съезд бандитов и находился штаб Ромашки, как выяснилось впоследствии, но никаких налетов крестьяне не позволяли бандитам делать. Полевой Подив помещался в Бобрике в хате довольно зажиточного крестьянина. Когда Подив вместе с Штадивом перешел в Остер, хозяин повез его на своей подводе в Штадив, а заодно и двух сыновей, добровольно пошедших в Красную армию.

Первая литколлегия

Подив 7 выбросил лозунг организации литколлегий. В XII армии их еще тогда не было; первая коллегия была организована помощником военкома 56 полка тов. Фактуровичем. Польский снаряд угодил в штаб полка (под Быховскими хут.) и убил комбата и нескольких комвзводов. Тов. Фактурович собрал кр-цев и предложил им составить некролог погибших для газеты «Красная Армия». Так родилась первая литколлегия.
Через несколько дней первая литколлегия должна была с болью в душе писать некролог тов. Фактуровичу. Он погиб от осколка в лоб при атаке ст. Коростень.
Не смотря на беспрерывные походы и тяжелые бои, Подив дал задание в 3-х-месячный срок ликвидировать неграмотность в дивизии. Были мобилизованы учителя (их мобилизовали по всему пути следования дивизии). Много культурников пришли в дивизию при взятии Киева отчасти из-за безработицы — меньшевики, отчасти увлеченные рассказами Гортынского и других о дивизии. Всякая свободная минута использовалась для лекций, бесед, занятия грамоты. Учителя таскали азбуки в разрезанном виде в спичечных коробках и на каждом привале заставляли учеников собрать из этих букв хотя бы несколько слов. Многие части постановили не выплачивать жалованье тем из кр-цев, которые не смогут расписаться. Большую работу делали литколлегии и в особенности труппа Подива, вся почти из коммунистов. Был случай, когда артисты этой труппы (под Овручем при отступлении) перешли со сцены в бой с винтовками в руках...
Недаром 7 дивизия была все время гордостью XII армии.
Бывший Начподив 7 Н. Рабичев.

Клятва в кольце

Это было в Малинском кольце. Поляки прорвали наш фронт, пошли в обход нашим частям и заняли ст. Малин, отрезав нам путь к отступлению. Наш эшелон стоял уже второй день, не двигаясь: дороги ни туда, ни обратно. На паровозе несколько дней лежит убитый кочегар... Надо было воспользоваться стоянкой и похоронить бойца.
Приготовили могилу, сплели венок из полевых цветов, которыми украсили свеже-насыщенный холмик. Никто не знал его кто он, откуда, но он был близок всем нам: ведь это наш брат, наш товарищ, рабочий, отдавший свою жизнь за общее нам дело.
И вместе с горем за погибшего товарища росла уверенность, что мы пробьем себе дорогу и выйдем из этого окружения. В ту минуту, когда положение казалось совершенно безвыходным, мы все почувствовали, что панам не взять нас в плен. В спетом на могиле похоронном марше, в «интернационале» чувствовалась как бы торжественная клятва отомстить зарвавшимся панам.
Так оно и случилось: мы не сдались, прорвались, вышли из окружения, чтобы через некоторое время гнать врага до Варшавы.
Эта победа стоила нам дорого: из небольшой нашей команды Снабдива ¾ было убито, а остальные были ранены. Но зато и победа над поляками была велика - против нас не устояли лучшие регулярные войска князя Радзивилла, убитого в этом бою.
Участник боя Н. Орлов.

На южном фронте

Неохота было уходить от погони за Колчаком, где наши товарищи все шли вперед и вперед вглубь Сибири, беспощадно преследуя отступающего противника. Да, что поделаешь... Повидали вотяков, пермяков и прочих инородцев и посмотрим теперь на Украину.
Русское население восточного фронта, отдаленное от городов, желдорог и торговли, сохранило старинные традиции гостеприимства в полной чистоте и очень радушно принимали красноармейцев и кормили их до отвала. Посмотрим теперь на Украину — что за страна такая, рассуждали красноармейцы, уже очень много про нее говорят...
Снова неутомимый «Максим» ведет нас по бесконечной дороге. Снова тряска вагонов и лежание на нарах... Наконец приехали в Курск и расположились в деревне в 15 верстах от города, куда прибыли 1 июля. Приехавши из диких мест, мы воспринимали все здесь необыкновенно ярко.
Военком Захаров, пользуясь отдыхом части, сделал все, чтобы наладить партийный аппарат и организовал хор из пешей и конной разведки, пригласив артистов Курского городского театра, в которой играла знаменитая актриса Плевицкая.
Страстная натура Волкова и Захарова не могли помириться с отдыхом, вполне заслуженным нами. Военком, тогда еще политком, зажигательными речами подымал наш боевой дух. Командир не отставал. Про них можно было сказать: «оба лучше», они звали нас и воспламеняли к предстоящим битвам с Деникиным.
Полк выбросил лозунг: «Мы разбили Колчака, разобьем и Деникина» и украсим наше полковое знамя. Хорошее, золотое время революционных порывов и битв.
В половине августа полк, получивши пополнение из курских дезертиров и татар, был брошен на фронт к гор. Обояни, на который наступали деникинцы. В это время 7-я дивизия вошла в состав 13 армии. Наш 55 полк в три перехода переправился в Большие Крюки, где, простояв с неделю, был брошен в бой под дер. Красненьким и Троицким. Против нас наступали Корниловские офицерские полки; тут мы столкнулись со стойкими, боевым духом, белогвардейцами.
В первой же стычке дезертиры перешли на сторону противника. Как мы их ненавидели в решительной схватке, но уступать деникинцам не хотели, и все время с боем стали отступать по направлению к Орловской губ. Осколком снаряда в это время был ранен командир Волков, лежа на носилках он призывал нас не уступать врагу, быть стойкими до конца. Больше мы его никогда не видели, он навсегда ушел от нас... а был эс-эром, но бросил эту партию мещан, отдав свои силы делу революции в рядах Российской Коммунистической партии.
Командиром полка был назначен его помощник Кузьма Петрович Трубников, хладнокровный, опытный, исполнительный. Не лишен он был и странности; так например все свои дела он носил в шапке, говоря иной раз: «вот они дела то, в шапке, тут, тут».
Подравшись еще раз, как следует, под городом Суджей и особенно у реки Сейм, где отличился своей храбростью комбат тов. Скляр, коммунист, полк продолжал медленно отступать, сдавая с боем каждую позицию.
А белогвардейцы, занимая города, свирепствовали. Так, заняв гор. Фатеж, деникинцы собрали всех советских служащих и заподозренных в большевизме на площади, где стояли приготовленные чаны с кипятком и кипящей смолой, которыми поливали обнаженные тела, затем заставляли некоторое время продержать руки в кипящей смоле; руки с обваренной кожей прикладывались ладонями к забору, где отпечатки с оторвавшейся кожей рук так и остались живыми свидетелями происходивших гнусных издевательств над мирным населением.
Полк продолжал отступление, его силы таяли, но бойцы держались крепко.
Орловская губерния — голодная местность, плохое место для отступающих. Хлеба зачастую не было: бойцы лежали по двое, по трое суток голодными в цепи бессменно. Выдержав упорные бои между Дмитровском и Курском, полк, сильно поредев, задерживается возле Красной Рощи, которую 4 раза брали и сдавали с бою.
Наконец подошла поддержка из латышей и червонцев.
Мы оставили фронт и расположились формироваться в дер. Медведька и Муравельниках. Полк, простояв не более 2 недель, был переброшен в дер. Мокву, в 3 верстах от Курска. В это время усилилась работа нашей ячейки, которая достигла 165 человек. 2 января 1920 года полк перебрасывается на польский фронт, пешим порядком с маршрутом по Киевской—Полтавской—Харьковской, Черниговской, Курской губ., уничтожая по пути банды Шубы, Ангела, Ромашки и проч. Все время похода — это сплошная неутомимая работа ячейки по ловле бандитов, борьба с самогонщиной и организация местной власти. В каждой стоянке по приезде полка собирался сход, проводились митинги, организовались кружки, забирались дезертиры и бандиты.
Дорогой полк косил тиф, от которого выбыло 40% состава части. 1 апреля, простояв недолго в 18 верстах от Киева в с. Гледино и Вишенки, полк переходит за Киев на польский фронт, закончив борьбу с врагом на Левобережьи.
Участник В. Чистяков.

В борьбе с бандитизмом.
На Полтавщине.

7 стрелковая Владимирская дивизия после ликвидации белопольского фронта и банд Булах-Балаховича, выйдя из пределов Волынской губернии и проделав походным порядком около 700 верст, прибыла 13 февраля 1921 года в Полтавскую губ.
Еще по дороге на Полтавщину Владимирцы знали, что их основной задачей на месте новой стоянки будет борьба с бандитизмом и укрепление аппарата соввласти на селе.
Первая схватка с бандой Махно произошла еще во время движения: в январе, проходя через Переяславский уезд (тогда еще Полтавской губ.), Кавполк неожиданно столкнулся с частями банды Махно, переправившимися из-за Днепра, силой в 2000 сабель при трех орудиях.
Завязалась схватка, но силы были слишком неравны и полк вынужден был отойти.
После отхода Кавполка, банда Махно наткнулась в дер. Песчаное на 58 полк и повела против него атаку частью в конном, частью в пешем строю. Полк, ехавший почти целиком на повозках, под умелым командованием энергичного и храброго командира тов. Байдалимова и военкома тов. Дедзелева не растерялся и развернулся в боевом порядке. Завязался горячий двух с половиной часовый бой. Несмотря на численное превосходство банды, полк не дрогнул и не только отбил нападение банды, но энергичным ударом рассеял ее. Полученная штабом дивизии сводка гласила: «после 2 ½ часов упорного боя банда Махно рассеяна, понеся большие потери».
Не обошлось без жертв и с нашей стороны: в этом первом бою на бандитском фронте полк потерял 6 т.т. кр-цев убитых и 10 раненных. Дальнейшее движение дивизии до самой остановки прошло без боев.
В момент прихода дивизии на Полтавщину, как бы бросая нам вызов, бандитизм все наглел и наглел; не было ни одного уезда и почти ни одной волости, где бы не оперировала та или иная банда. Ясно, что при таких условиях на селе почти не было органов соввласти. Кулацкие организации, поддерживаемые бандитами всяких окрасок, являлись в то время хозяевами села.
В начале апреля, в момент расцвета бандитского движения на Полтавщине, Политотдел 7 дивизии созвал 3-ю широкую кр-скую конференцию, на которой основным вопросом стоял вопрос борьбы с бандитизмом и крепление советской власти на селе. Конференция прошла с небывалым подъемом. Вызов, брошенный нам бандитским движением, был принят, и делегаты разъехались по своим частям с твердым решением раз и навсегда покончить с бандитизмом.
И борьба началась.
Май, июнь, июль были месяцами напряженной борьбы с бандитизмом. Беспрерывно посещавшие Полтавщину банда Махно и прочие мелкие банды нашли достойного противника в лице наших частей и к концу летнего времени должны были сдаться на милость Советской власти, или быть уничтоженными нашими частями.
Банда Махно появлялась много раз на территории Полтавской губ. и сталкивалась равным образом с 53, 56 и 60 полками.
Части дивизии в борьбе с бандитизмом соревновались одна с другой в храбрости, но нужно отметить, что в этой борьбе особенно отличились 53 и 60 полки, старые «приятели» Махно.
Махновцы от 58 и 60 полков всегда уходили основательно потрепанными. И недаром пленные бандиты говорили, что самыми ненавистными частями были 58 и 60 полки.
«Чорт, что ли, их носит за нами, не успели отдохнуть, а они тут как тут» — жаловались бандиты.
Дивизия, совершивши целый ряд боевых подвигов на различных фронтах, выполнила с честью боевую задачу на бандитском фронте, ликвидировав его к концу 1921 года.
Многочисленными жертвами усеян путь 7 дивизии за время гражданской войны — Вятка, Воткинск, Орел, Курск, Обоянь, Киев, Коростень, Малин, Житомир, Овруч—Полтава.
Слишком много пунктов отбили владимирцы от врагов — и не даром 7 имеет два боевых знамени и орден.
Вспоминая в сегодняшний день заслуги дивизии, мы хотим, чтобы молодые товарищи, только что пришедшие к нам в дивизию на смену уставшим, проникнулись ее боевым духом и в предстоящих схватках с мировым капиталом также храбро, как и старые владимирцы защищали Советскую власть.
И. Смирнов.

Бой с бандой атамана Чепилка

В мае 1920 года 21 бригада после отступления из Киева занимала район деревни Александровки Переяславского уезда. Части бригады, значительно пострадавшие в боевых операциях, приводили свои ряды в порядок. Наши полки были однобатальонного состава и очень малочисленны. Вдруг приехали из местечка Борисполя в район расположения 61 полка парламентеры атамана Чепилка и вызвали командира полка и Военкома, которым предложили сдаться с полком атаману, угрожая в противном случае, смести полк с лица земли. Мы в ответ на это заявили, что подумаем и что на всякий случай по такому важному делу желаем переговорить с самим атаманом.
На другой день согласно уговору чепиловцы привезли своего сотника, как заложника и мы послали к ним т. Гуманюка, как Военкома для переговоров с атаманом. Беседуя с заложником, мы выяснили, что банда Петлюровской организации и что она распустила свои корни по всему уезду. За это время тов. Гуманюку удалось в м. Борисполе поговорить с атаманом и устроить митинг для селян. Но на этом митинге его обругали и не дали говорить. Тов. Гуманюк вернулся к нам с категорическим требованием Чепилки немедленно сдать оружие и людей.
В ответ на это требование наша бригада на следующее утро устроила атаману Чепилко неожиданный сюрприз: наши полки при помощи броневика окружили местечко с трех сторон и повели наступление на бандитское гнездо. После 4-х-часового упорного боя банда рассеялась, главари бежали, оставив в наших руках штаб банды, цейхгауз, патроны и до 300 пленных, захваченных нами с оружием в руках. Бой был весьма ожесточенный. Бандиты держались упорно, много выбыло из наших рядов, и только, когда наши бойцы, пришедшие в ярость, начали сжигать хаты, бандиты прекратили сопротивление и рассеялись.
Эта победа над многочисленной бандой дала нашим уставшим бойцам новые силы и веру в победу над поляками.
Военком 21 полка Апсе.

Ловля Фомы

11 мая 55 полк отправился навстречу банде Фомы Щусья, чтобы уничтожить или рассеять ее, сделав без отдыха 120 верст в 28 часов. Первые сведения о прорыве банды были получены, когда она проходила у деревни Берестовеньки. Необходимо было пересечь дорогу Фоме и отбросить его на преследующие его части. Но банде удалось прорваться. Началось преследование по пятам, но догнать все же не удалось. Только утром 12 мая в 8 часов утра разведка 55 полка наткнулась на банду, расположившуюся в д. Копанке. Заслышав выстрелы стрелки спешили, подгоняя прикладами лошадей; за четверть версты стрелки рассыпались в цепь и бросились в атаку.
Несмотря на пулеметный огонь, командиры верхом разъезжали по цепи, руководя боем. В это время справа показалась группа каваллеристов при 2-х пулеметах, желавшая обогнуть наш фланг, но встреченная дружным залпом, повернув лошадей, удрала, оставив много убитых и раненных людей, лошадей и винтовок. Началось вновь преследование на подводах по пути следования банды, которая оставляла после себя трупы убитых и искалеченных кр-цев, уволенных в отпуск милиционеров (число убитых в каждой деревне достигало 12—16 человек); так мстила удирая, озверелая банда, издеваясь над слабыми и безоружными, при чем каждый из убитых имел не менее 40 раз тыканий холодным оружием.
В пять часов вечера разведка наткнулась на банду. Пехота дружно бросилась на них с криком «ура», несмотря на оружейный пулеметный огонь со стороны противника. Фома пытался задержаться у мостика за речкой, но был сбит и в панике метался по деревне Артельной, лежавшей за речкой, оставляя убитых на месте.
Снова началось сражение.
На ст. Орелька, куда пришла наша часть, все было перепорчено, а телеграфные аппараты и имущество были поломаны. На к нам на смену пришел бронепоезд, артиллерийским огнем обстреливавший уходящую банду. Первые кр-цы отдохнули после непрерывной гонки за бандой, в которой, по словам местных жителей, половина была ранена. Особенно отличался 3 батальон. Стреляли стоя, не ложились в цепи. У всех было приподнятое настроение. Часто слышны были крики «даешь тачанки».
В. Чист-ов.

Без стона

Еще первые лучи солнца не успели коснуться села Озноры, а уже цепь 6-й роты 55-го полка осторожно, изредка останавливаясь, тихо двигалась по степи, важно устроившись на подводе, запряженной парой хороших лошадей.
Медленно полз сзади единственный «Максимка». С любовью посматривали на него пулеметчики, идя вслед за повозкой. Каждый думал: «не выдаст».
Было уже совсем светло, как далеко впереди появились черные прыгающие точки, скоро из них образовались всадники. Цепь залегла, загнув свои фланги назад. «Максимка» залез в саму середину, немного выдвинувшись вперед цепи. Не привыкши строчить в пустую, он не мало был удивлен нервным беспорядочным выстрелом стрелков, лежавших в цепи. Ничуть не волнуясь, «Максимка» продолжал выжидать.
Махновские рыцари подошли на расстоянии тысячи шагов; «Максим» жарит, доводя своей скоропалительностью бандитов в замешательства. Видны уже крупные результаты: часть бандитов дрогнула, отступив несколько назад. Банда делится с целью захватить роту в свое кольцо.
Пехота дрогнула; лишь один «Максим», окруженный своими девятью верными слугами, метко бьет по бандитам, нанося им удар за ударом; но он не думает сдаваться, не страшит его превосходство бандитов, не собирается он просить пощады.
Банда наседает на единственного, не умолкающего «Максима». Рвет и мечет «Максимка», живо поворачиваясь кругом, осыпая свинцом наседающих.
С тревогой следят пулеметчики за истекающим запасом патронов, упорно бьются с черной стаей бандитов.
Вот и последние выстрелы... Они в ужасном плену... Их хватают, связывают руки. Остервеневшая банда берется за пулеметчиков, завязывает глаза и бросает лицом вниз на землю. Ужасная пытка. Колят шашками. Ни одного стона.
Разъяренные стойкостью пулеметчиков бандиты зверски рубят свои жертвы, медленно наслаждаясь их муками. Пулеметчики погибли честно, отдав свою жизнь за благо трудящихся без единого стона и крика о помощи.
Михалев.

Жертвы бандитизма

Товарищ Мумичев.
Гнусная контрреволюция Махновщины вырвала его из рядов 55 полка. В январе 1921 года он с тремя другими товарищами получил приказание отправиться за подводами для хозчасти в с. Скоруховка. Во время выполнения порученного дела на них налетела банда Махно, обезоружила всех, раздела и решила всех расстрелять. Первым окружили тов. Мамичева и шашками стали колоть живот. Когда же он не в силах был держаться на ногах и упал, ему выкололи глаза, после чего ударили шашкой и отрубили голову и перерезали горло. Так погиб тов. Мумичев.

Товарищ Шашев.
Пеший разведчик 55 полка. Ему всего было 23 года, как честный труженик, осознавший интересы трудящихся, он с начала формирования Красармии вступил в ее ряды и 3 ½ года с оружием в руках защищал интересы революции. 13 июня близ мес. Новые-Сенжары на Полтавщине был зарублен бандитами.
Полки квартировавшие во Владимире и Владимирской губернии
12-й пехотный Великолуцкий полк
10-й пехотный Новоингерманландский полк во Владимирской губернии
Военно-статистическое обозрение Владимирской губернии сер. XIX в.
1. Церковное напутствие пред отправлением в Сербию (1876 г.)
2. Послание Императору из Шуи 1876 г.
3. Подписание мира с Турцией 19/31 января 1878 г.
4. Вязники 26 февраля 1878 года
5. Шуя в феврале 1878 года
6. Что такое крейсеры добровольного флота и почему они необходимы для России?
7. Встреча Псковского пехотного полка 22 ноября 1878 года в г. Вязниках
8. Встреча в г. Шуе II-го пехотного, Псковского полка в 1878 г.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (08.08.2017)
Просмотров: 52 | Теги: полк, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика