Главная
Регистрация
Вход
Среда
22.09.2021
08:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [141]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1400]
Суздаль [421]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [447]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [236]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [155]
Гусь [166]
Вязники [314]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [260]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [148]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [31]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1544]
архитекторы [6]
краеведение [47]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Андрианов Николай Ефимович. Андриановский сквер в городе Владимире

Андрианов Николай Ефимович

Андрианов Николай Ефимович (14.10.1952, г. Владимир - 21.3.2011, там же) - спортсмен (спортивная гимнастика), заслуженный мастер спорта СССР (1972), заслуженный тренер СССР (1987), судья международной категории, почетный гражданин г. Владимира (1981) и Владимирской области (2011).


Андрианов Николай Ефимович

Частные постройки, что окружали владимирский стадион «Локомотив» в пятидесятые годы ХХ века, утопали в яблоневых и вишнёвых садах. Здесь, на улице Варварка, приютилось несколько домов с довольно просторными коммунальными квартирами. В одной из них 14 октября 1952 года появился на свет мальчик Коля.


Андрианов – крайний слева

Евлампия Прокофьевна - мама И. Андрианова

Ефим Михайлович - отец И. Андрианова

В 1959 году умер глава семьи. Мать работала на Владимирском химическом заводе, часто без выходных, но всё-таки завела подсобное хозяйство, которым в основном занимались четыре дочери. Колька же старался увильнуть от домашних дел. Куда приятнее с дружками, в большинстве своём жившими тоже без отцов, беззаботно шататься по улицам, совершая набеги на фруктовые сады, подымить папироской, помериться силёнками на кулачках с пацанами с соседних улиц.
Он жил по законам улицы и в десять лет уже пользовался непререкаемым авторитетом среди подобных ему сорванцов - отчаянных забияк, грозы садов и огородов. Трудно сказать, кто и когда дал вожаку кличку Гаврош, но вскоре окружающие стали забывать его настоящее имя.
Рядом с домом Андриановых был огромный вишнёвый сад винного завода. Мальчишки с нетерпением ожидали, когда поспеют ягоды. В это время начинались соревнования, кто первым нарвёт вишен как можно ближе к будке сторожа. Чаще всего это удавалось сделать Гаврошу.
О спорте вообще, а о гимнастике, в частности, Колька не имел никакого представления, хотя неплохо катался на коньках, играл в футбол, летом не вылезал из Клязьмы. В крепком, закалённом мальчишке вырабатывался характер - азартный, упорный, своенравный. Привыкнув властвовать на улице, он не признавал никаких авторитетов, кроме авторитета силы. Однако не испытывал страха перед более сильными, не угождал, не приспосабливался. Колька предпочитал лучше быть побитым, чем трусом, стремясь в следующей драке отомстить обидчику. Школа всё больше отходила на второй план, домашние задания не выполнялись, уроки всё чаще прогуливались. Да и зачем учиться, если па улице он и так первый?! Двойки множились в Колькином дневнике, как грибы-поганки после дождя.
Мать Евлампия Прокофьевна, конечно, пыталась воздействовать па непослушного сына, по толку - никакого.
Сорванец с Варварки и не предполагал, что во Владимир приехали два человека, с которыми вскоре будет накрепко связана его жизнь, а судьба совершит умопомрачительный поворот. Ничего не знали о неприкаянном мальчишке и Толкачёвы, ступившие в первый мартовский день 1964 года па перрон Владимирского железнодорожного вокзала.
Как-то на неделю пропал его закадычный друг Женя Скурлов. А когда объявился, то всем на удивление, при встрече сделал на мартовской проталине стойку на голове, прошёлся на руках и перекувыркнулся. Оказывается, он стал посещать гимнастическую секцию спортшколы.
Коля с нетерпением дождался следующего дня, чтобы заниматься вместе с другом.
Женя Скурлов, привёл в зал друга - невысокого паренька, фигурка которого как будто была выточена искусным мастером. Ровненькие ножки, узкая талия, красивые руки. Находившаяся тогда в зале Любовь Николаевна подошла к мужу и шепнула:
- Видишь мальчика? Не фигурка - шедевр!
- Вижу, Люб, - ответил Толкачёв.
- Это твоя «звёздочка»!
Толкачёв записал фамилию новичка в тетрадь и велел ему встать в строй на перекличку. Стесняясь своих застиранных трусиков, майки и заштопанных носков, Коля занял место среди других членов гимнастической группы. Его фамилию Николай Григорьевич выкликнул последней.
- Я! - буквально прокричал Андрианов, сделав шаг вперёд, и так же громко добавил: - Николай Ефимович!
Их взгляды встретились. Коля стоял по стойке «смирно», выпятив грудь колесом, и старался смотреть тренеру в глаза независимо и смело, даже дерзко. От Толкачёва не укрылась эта нарочитость, за которой, как правило, скрывается внутренняя незащищённость. Он одобрительно улыбнулся и, чтобы не обидеть мальчика, произнёс с сомнением в голосе:
- Не больно ли ты щупленький, Николай Ефимович? Небось, и раза на перекладине не подтянешься?
Колю словно сдуло с места. Он подбежал к снаряду, подпрыгнул и схватился руками за круглый металлический стержень. От спешки левая рука сорвалась, но парнишка, словно не заметив этого, стал подтягиваться на одной правой.
Толкачёв сделал первую запись в тетрадке о новичке: «Коля Андрианов, 4-й класс. Способности средние. Ершист. Упрям».


1964 г. Гаврош с племянницей Олей.

- Я хорошо помню первое появление в спортивном зале Андрианова, — вспоминала Любовь Николаевна Толкачёва. — Когда он становился в строй, у меня сердце сжалось: я боялась, что он вот-вот споткнётся в своих растянутых заштопанных носках и упадёт.
Коле нравились тренировки, которые у Толкачёва больше походили на игру. Кто лучше выполнит упражнение - тому приз.
Это были обычные книжки, тетради, ручки или шоколадки. Но главным был не сам приз, а тот факт, что твоя победа публично вознаграждена.

- Ну и как «звёздочка», - спросила Любовь мужа, перехватив его ласковый взгляд, брошенный па паренька.
- Интересный экземпляр, я тебе скажу. Однако выводы делать рано. В Норильске я не отчислил ни одного гимнаста, даже если был уверен, что он не способен показать высокий результат. И впоследствии убеждался, что правильно делал. Были дети, которые в первое время значительно превосходили своих сверстников, но потом рост их спортивного мастерства останавливался. Но были и другие. Кого называют неперспективными. Так вот порой именно из таких ребят и вырастали впоследствии настоящие спортсмены. Коля сбитый, ровненький, с хорошей «физикой». Он быстрее других запоминает элементы упражнений, выполняет их непринуждённее и легче. Потенциал огромный. Эту бы энергию да в мирных целях! Одно дело быть первым среди сверстников, а другое - поставить перед собой высокую планку. Чтобы добиться результата, нужны такие качества, как твёрдость характера, предельная концентрация внимания, контроль над эмоциями и поступками, точная оценка своих сил и возможностей. А у Кольки с этим далеко не всё в порядке. Но зато у него есть то, чего у многих нет - стремление к победе.


Группа Толкачёва. Слева направо: 4-й - В. Степанов, 5-й - Н. Андрианов, 6-й - К. Крупелёв

Перед окончанием учебного года Толкачёв попросил своих «детёнышей» принести дневники, шутливо предупредив, что двоечников будет отчислять. На следующую тренировку Андрианов не пришёл: в его дневнике красовались четыре «пары». Он решил не искушать судьбу. Самолюбие и ершистость не позволяли парнишке ударить в грязь лицом при товарищах. Но особенно стыдно ему было перед Николаем Григорьевичем, к которому он проникся огромным уважением. Когда на очередном занятии после переклички прозвучал вопрос, куда подевался Андрианов, тренер особенно внимательно наблюдал за Женей Скурловым. Тот ничего не ответил и опустил глаза. «Значит, ничего серьёзного не случилось, иначе Скурлов сказал бы», - успокоился тренер.
Позднее Андрианов вспоминал: «Вернулся к старым дружкам. Сутками пропадал на Клязьме. Набултыхаешься в ласковой водичке, пескариков наудишь, папироской подымишь у костерка... Благодать! И, главное, не нужно никаких усилий - живи себе и радуйся. Стал помаленьку забывать о гимнастике. Разве что иногда изобразишь на песочке что-нибудь, чтобы потешить и удивить приятелей».
Неодинаково складываются судьбы людей. Иногда жизнь изменяется от случайного знакомства. Так произошло и с Колей. В отчаянном, дерзком 12-летнем подростке Николай Григорьевич отметил задатки перспективного гимнаста.
Взвесив все «за» и «против», Толкачёв решил встретиться не с матерью Коли, не с директором школы или классным руководителем, а с учителем физкультуры, считая, что между коллегами разговор может получиться более доверительным.
Физрук оказался человеком словоохотливым.
- Плохо закончит ваш Колька Андрианов!
- Почему мой? - мягко возразил Толкачёв. - Он ваш и мой, он ребёнок своих родителей, он, если хотите шире, сын своей Родины. И мы все должны...
- Да бросьте, Николай Григорьевич! Слова всё это, слова. Против природы не попрёшь! Вы говорите, что из Кольки может получиться классный гимнаст. Я таких задатков у него не вижу и могу поспорить, что ничего у вас не получится. Вот и сегодня он опять школу прогуливает. Хулиган, двоечник, курит, уже глотнул шальной воли-волюшки, безотцовщина. В общем, жизнь у него будет перекати-поле.
- Спорить не стану, Василий Андреевич. Когда-то по молодости лет я необдуманно поспорил, что имело тяжёлые последствия. Вот почему сегодня я предпочитаю продумывать свои поступки на несколько шагов вперёд. А с позицией вашей не соглашусь. Мне больше по душе притча о человеке, который несколько лет неустанно поливал засохшее деревце и оно зацвело...
- Понимаю, понимаю. Терпенье и труд всё перетрут? Что ж, удачи вам! А дом Колькин тут рядом, на Варварке.
Николай Григорьевич решил прогуляться по улице и расспросить об Андрианове его сверстников. Однако мальчика с таким именем и фамилией никто припомнить не мог.
И только когда Толкачёв сказал, что Андрианов дружит с Женей Скурловым, все поняли, о ком идёт речь.
- Да это же Гаврош! - выпалил один.
- Гаврош-то поглавней Женьки будет!
- А вот и нет, - пытался перекричать спорщиков вихрастый мальчуган в шароварах и тюбетейке. - Помнишь, как он троим с Вокзальной накостылял.
Ближе к вечеру Николай Григорьевич, поджидая Колю, прогуливался неподалёку от его дома. Весна наступила рано. Благоухали кипенно-белые вишни и сливы, бело-розовые яблони. Терпко пахло черёмухой. Солнце, едва просматриваясь в мареве, спускалось к далёкому горизонту. А в южной части неба, пока ещё где-то очень далеко, тяжело и глухо урчал гром.
Коля увидел тренера первым. От стыда хотел спрятаться, но Николай Григорьевич уже заметил его и неумолимо приближался. Как же не хотел светловолосый парнишка, напоминавший порой затравленного волчонка, услышать и от своего тренера, так не похожего на других, упрёки и наставления. «На тренировки, наверное, уж точно не позовёт», - болью отозвалось в душе.
- Здравствуй, Коля! - Толкачёв дружелюбно протянул мальчишке руку. - Вот видишь, тебя не дождался, решил сам прийти.
- Здравствуйте! - пролепетал прогульщик и, сунув метущиеся пальцы в жёсткую, тёплую ладонь тренера, весь сжался. - Ругать будете?
- А чего это у тебя рука-то ватная, силёнок что ли нет?
- Что это нет! - искренне обиделся Колька и, встав на цыпочки, приподнял локоть, чтобы изо всех сил ответить на приветствие.
- Такую силищу да в деле бы применить, - одобрительно произнёс Толкачёв. - Давай пройдёмся. Мне одно место нравится, тут недалеко.
- Это по валу что ли? Да-а. Там вид что надо!
Николай Григорьевич зашёл в буфет гостиницы «Владимир», накупил бутербродов с колбасой и сыром, и они зашагали по асфальтовой дорожке, огибающей крепостную стену Богородице-Рождественского монастыря. Слева, с высоты земляного вала, под ними широко распахнулась величественная панорама поймы Клязьмы: заливные луга и простирающийся до самого горизонта сине-зелёный массив леса. Они словно парили над этой красотой, мужчина и мальчик, тренер и воспитанник, учитель и ученик, которые со стороны воспринимались не иначе, как отец и сын.
- А вы чё не едите, Николай Григорьевич? - спросил Коля, уплетая бутерброды. - Вкусные, прямо объеденье!
- Да я обедал недавно, что-то не хочется. Ты не обращай на меня внимания, ешь.
Внезапно из абсолютно не дождевой тучки, какие, словно отара овец, бродили в невысоком небе над Клязьмой, с ярким высверком ударила в реку ослепительная молния, и сухой, оглушительный треск разорвал воздух. Они поспешили спрятаться от хлынувшего ливня под козырьком над входом в здание облисполкома.
Майская гроза была непродолжительна. Разросшаяся до невероятных размеров чёрная туча медленно заваливалась на запад, к заходящему солнцу, а на юге, над поймой реки, в бирюзовом небе выгнулась яркая радуга.
- Господи, какая же красота! - прошептал Толкачёв.
- Вот бы оторваться от земли и полететь к радуге! - восхищённо сказал Коля.
- Так мы с тобой и сделаем, - таинственно проговорил тренер, взяв мальчика за руку.
Они о многом беседовали в тот вечер. Вернее, говорил Толкачёв. Коля больше молчал, на вопросы отвечал односложно. Но на его выразительном лице Николай Григорьевич читал и настроение, и отношение к услышанному, и, в зависимости от этого, менял интонации, предмет разговора.
Когда Коля узнал, что во время войны Толкачёв был лётчиком-истребителем, то зауважал его ещё больше. Услышав историю про Гавроша, чьё прозвище носил, сказал, что они не очень-то и похожи. Тогда Толкачёв протянул Коле специально взятый с собой толстый том «Отверженных» Виктора Гюго.
- Здесь я закладками отметил историю Гавроша, почитай на досуге. А на тренировку завтра приходи.
- А как же двойки? - смущённо спросил Коля.
- Как-как? Выжигать будем, - сурово произнёс тренер и весело добавил: - Калёным железом!
На следующий день Андрианов пришёл в школу раньше всех, и Толкачёв обратил внимание на его покрасневшие от бессонницы глаза. «Читал, чертёнок, читал», - с радостью подумал тренер, решив в подходящий момент использовать прочитанное в педагогических целях.
Лето пролетело быстро, и снова - школа. Никого за двойки Толкачёв не отчислил, но перед входом в зал поставил стол, который являлся своеобразным контрольным пунктом. Тренер лично проверял все тетрадки и пропускал в зал лишь в том случае, если все домашние задания были выполнены. При этом сам помогал решать трудные задачки.
Осенью в школе прошли соревнования среди мальчиков 11-12 лет. После пяти снарядов Коля Андрианов был первым. Оставалось выполнить только вольные упражнения. Решив, что победа уже в кармане, он так заважничал, что, выйдя на ковёр, напрочь забыл комбинацию. Получив «баранку», нулей вылетел из зала, до крови прикусив губу, чтобы не разреветься при всех. Прямо в трусах и майке выскочил на крыльцо школы под холодный осенний дождь и дал волю слезам.
- Тоже мне, а ещё Гаврошем называется, - услышал он за спиной голос тренера. - Тот под выстрелами патроны собирал, смерти не испугался, а тебя какая-то мелочь с панталыку сбила. Вон дождь по лицу катится, дрожишь весь, пошли в помещение. Толкачёв обнял его за плечи и открыл дверь.
- Это не дождь, - всхлипывал Колька, - это я плачу.
- Пла-а-а-чешь?! - притворно удивился Толкачёв. - Какие новости удивительные: он, видите ли, плачет! Давай вытирай дождь с лица и запомни: никаких слёз не было. Никогда! Никому! Ни при каких обстоятельствах не показывай своей слабости! Слышишь, ни-ког-да! Если, конечно, ты хочешь стать настоящим человеком и спортсменом.
- Очень хочу, Николай Григорьевич, - уже успокоившись, твёрдо ответил Колька. И со злостью добавил:
- И буду!
После свободного времяпрепровождения распорядок дня для Коли Андрианова был выбран жёсткий. Просыпался он в пять утра. В шесть часов начиналась первая тренировка. После занятий в школе - вторая. Потом - небольшой отдых и подготовка уроков, отбой в 22 часа.
Постепенно Коле покорился батут, где ощущался свободный полёт. Полюбились ему и вольные упражнения с простором для самовыражения. Огромной силы и предельной точности требовали от него кольца. Конь испытывал его на терпение и упорство. Перекладина предпочитала удаль. Для прыжка нужна была скорость и смелость, расчёт и риск. Брусья ждали подготовленного гимнаста.
Толкачёв увлекал своих воспитанников ежедневным показом нового элемента. Андрианов говорил: «Когда труд разнообразен, он не приедается. И потому мы спешили на тренировки, как на праздник. Такое праздничное восприятие гимнастики осталось у меня навсегда».
Однажды Коля заболел, и врач временно запретил ему занятия спортом. Требовалось хорошее питание и заботливый уход. Поскольку в семье он этого получить не мог, то Толкачёв предложил ему, получив согласие матери, до выздоровления пожить у него. По обоюдному желанию супругов Толкачёвых Коля задержался у Николая Григорьевича намного дольше, став поистине членом его семьи.
В оценке уникальных природных данных, огромных потенциальных возможностей сорванца с Варварки и проблем его роста как спортсмена сходились и тренер, и директор школы. Андреев однажды даже пошутил: «Чтобы не упустить мальчишку, хоть усыновляй его». Толкачёв (не без умысла) рассказал о шутке Ивана Георгиевича жене, относившейся к Коле с особой теплотой. Любовь Николаевна даже не улыбнулась и, внимательно посмотрев на мужа, сказала:
- Неудачная шутка, дорогой, потому что грустная. Кто же его усыновит при живой-то матери? А вот помочь ему надо. Парнишка замечательный. Для гимнастики - редчайший алмаз, только без огранки. Если пропадёт, то ты вряд ли простишь себе это. А теперь скажи честно, что ты задумал? Ведь по глазам вижу, что неспроста завёл этот разговор.
- Да что тут можно задумать, Любаня. Мне просто важно было знать твоё мнение.
- Ну, и как оно тебе, моё мнение?
- Полностью совпадает с моим, - улыбнулся Толкачёв.
В конце октября Андрианов пропустил три тренировки подряд. Толкачёв забеспокоился. Он уже собирался навестить парнишку, когда в спортивную школу зашла женщина.
- Меня зовут Евлампия Прокофьевна, я мама Коли Андрианова. Он попросил зайти к вам, Николай Григорьевич, и передать, что заболел. А мне как раз на смену, вот по пути и зашла. Ну ладно, побегу, а то я на работу опаздываю.
- Скажите, серьёзно Коля заболел?
- Температура не спадает. Когда уходила, тридцать восемь было. Кашляет больно сильно, прямо хрипит.
- Вы в больницу с ним ходили?
- Да когда мне?
- Зайти-то к нему можно?
- Можно.
Толкачёв смотрел вслед женщине, одетой в поношенное тёмное полупальто и чёрную длинную юбку. И в речи, и в походке Колиной матери было что-то торопливо нервное. Она словно сгибалась под непосильным грузом жизненных тягот. Николай Григорьевич быстро прошёл в кабинет директора и набрал домашний номер Андреева:
- Иван Георгиевич, Коля серьёзно заболел. Можно он будет пока ночевать в моём кабинете? Раскладушку я куплю.
- Раскладушка - это, конечно, хорошо, - после продолжительной паузы ответил директор, - но всё ли вы взвесили? Взять на себя такую ответственность...
- Спасибо, Иван Георгиевич! Я сейчас к Коле. Завтра с утра поведу его в поликлинику.
Толкачёв зашёл в комнату, чтобы сообщить жене о своём решении. Люба встретила его вопросом:
- Что, берём «звёздочку» к себе?
По глазам жены и утвердительным интонациям было попятно, что она давно готова к такому развитию событий.
... Когда на следующий день Толкачёв с Колей вышли из поликлиники, тренер сказал:
- Вот что, Коля. Врач рекомендовал покой, чёткое соблюдение режима, усиленное питание. Мне кажется, на время болезни тебе лучше пожить с нами. Любовь Николаевна уже ждёт, а с твоей мамой я договорюсь. Сейчас зайдём в аптеку и - прямо к нам. Спать придётся у меня в кабинете. Ну как, согласен?
- Только на время, - прохрипел Коля и закашлялся.
- Вот и договорились.
Узнав у Коли, что мать возвращается домой пешком как раз мимо спортшколы, Толкачёв решил встретиться с ней на улице.
Свет ясного прохладного дня незаметно переходил в сумерки, под ногами шелестели опавшие листья, обнажённые деревья терпеливо ожидали первого снега. Толкачёв прогуливался около школы и думал, как лучше объяснить матери Коли свой поступок.
Заметив торопливо идущую женщину, Николай Григорьевич поспешил к ней.
- Я жду вас, Евлампия Прокофьевна. Прошу простить, что без вашего разрешения сводил Колю к врачу. Положение серьёзное - есть подозрение на воспаление лёгких.
- О каком прощении вы говорите, Николай Григорьевич!? Это я должна благодарить вас. Я-то совсем задёргалась с детьми, на части разрываюсь.
- Я знаю, как вам трудно, поэтому на время болезни мы с женой решили взять Колю к себе. Вы не возражаете? Он сейчас у нас. Пообедал, принял лекарство и уснул. Может быть, зайдёте?
Глаза женщины влажно блеснули. Она отвернулась, ещё больше втянула голову в плечи и скороговоркой ответила:
- Потом уж зайду, зачем будить, спасибо, спасибо, Николай Григорьевич, я уж побегу, дома столько дел.
...Коля быстро шёл на поправку. И когда через несколько дней Толкачёв спросил, как дела, то, увидев испуганные глазёнки, понял, что мальчишка боится, как бы его не отправили домой. Присев рядом с раскладушкой на стул, Толкачёв потрогал лоб Коли и как бы мимоходом произнёс:
- Поживёшь пока с нами, а там посмотрим. Только тренироваться теперь будем и днём, и ночью. Согласен?
У Коли радостно заблестели глаза, он утвердительно кивнул. Для него началась новая жизнь.
Как-то в субботу иду по хозяйственным делам, а навстречу с хлебом в охапку - Николай Григорьевич. Поздоровался, поблагодарил за публикацию, а я и спроси: как мечта-то?
- Зреет вполне,- полушутя ответил тренер,- набрал первую группу мальчишек, сопли еще под носом, но дерзкие, хулиганистые, один дикий совсем, без отца растет, а координация отличная. Хоть с пятого этажа сбрось, как кошка, на ноги встанет.
- Как зовут?
- Колька.
- Колька - чемпион Европы? Так и запишем в отделе, а потом во всех газетах мира. Хлеба-то зачем так много?
- На всю семью. Коля с нами живет, как сын, подкормить надо.
Николай Григорьевич взял на себя питание и воспитание не только Андрианова. На норильские сбережения Толкачева всей командой ездили на море. Когда Николай Григорьевич ходил в школу узнавать отметки Коли, там его воспринимали как отца.

Когда в спортшколе определилась группа лидеров, Толкачёв решил готовить их к состязаниям. В 1965 году они отправились на юношеское первенство России в Куйбышев. Коля выполнял сложные элементы.
Два года жил Коля у Толкачевых в спортивной школе. Накануне 9 мая 1966 года Толкачёвы получили ордер и ключи на две комнаты в трехкомнатной квартире в доме рядом со спортивной школой.


Улица Большая Нижегородская, д. 32

В 2014 году на доме № 34 по Большой Нижегородской была повешена мемориальная табличка с напоминанием о том, что здесь жили один из лучших гимнастов мира - Николай Андрианов и заслуженный тренер СССР Николай Толкачев. Однако, выглядит она совсем не презентабельно. Надпись сделана на простом листе бумаги, от руки написан текст, который расплылся после первого же дождя.

Поздравив Толкачёва с предстоящим новосельем, Иван Георгиевич Андреев спросил как бы мимоходом:
- Ну а с Андриановым что решили?
- Останется с нами. Нельзя ему домой. Примерно месяц назад разыскал меня его закадычный друг Володя Ромашов, только что вернувшийся из мест не столь отдалённых, и чуть ли не на коленях умолял не отпускать Кольку домой. Парень предупредил меня, что на Колю имеют виды старшие приятели. Оказывается, у Кольки есть способности, которые высоко ценятся в воровском мире. Он настолько ловкий, что может пролезть в игольное ушко. А это, по их понятиям, дорогого стоит. Я не удержался и спросил, было ли уже такое? И Ромашов рассказал, что лет в десять Коля пролез в форточку магазина и открыл окно дружкам... Вот так-то, Иван Георгиевич, - Толкачёв усмехнулся, вспомнив, как Колька вздрогнул, когда он в Куйбышеве почему-то сравнил его неудачный соскок с попыткой влезть в форточку, а не войти в дверь.
Первым в квартиру с раскладушкой вошёл Коля. Саша стал помогать Толкачёву и Андрианову заносить вещи. Людмила пригласила новых соседей на кухню - на чай и блинчики. Толкачёв хотел вежливо отказаться, но, перехватив взгляд Кольки, согласился.
Мальчишки из 32-го и 34-го домов на улице Фрунзе не сразу приняли в свой круг новичка. «Сарафанное радио» сработало безотказно, и никакого секрета не было в том, что Колька - не сын Толкачевых. Но когда один из малолетних дворовых «авторитетов» назвал Андрианова подкидышем, то получил от него хороших тумаков. Гаврош с Варварки и не с такими соперниками справлялся.
Пацан пожаловался родителям, и Толкачеву пришлось улаживать конфликт. Такое произошло в первый и последний раз.
В 1968 году стал мастером спорта по гимнастике и вошел в состав сборной команды СССР. Выступил на международных юношеских соревнованиях «Олимпийская надежда» в Румынии. Свой первый серьёзный турнир Николай проиграл. Лидировали корейцы. Акробатика в их комбинациях была сложнее. Андрианову не хватало лёгкости, непринуждённости в движениях, оригинальности заходов на снаряды. В таких случаях тренер не мог показать своих переживаний. Коля вспоминал разговор с Толкачёвым после соревнований. Николай Григорьевич спросил: «...берёшься ли превзойти соперников или чувствуешь, что не по силам задачка? - Берусь, - ответил я, чуть помедлив. Предчувствовал, как это будет нелегко. Да и не выглядит ли такое обещание бахвальством после позорного семнадцатого места?..
— Раз так, считай, что с завтрашнего дня мы готовимся к Мюнхенской Олимпиаде... Толкачёв с невозмутимым видом достал из книжного шкафа толстую тетрадь и аккуратно вывел на обложке: «Н. Андрианов. План олимпийской подготовки».
На чемпионате мира в 1970 году Николая взяли запасным. В то время в гимнастике лидировали японцы. Некоторые гимнасты не видели возможности их обогнать. Но Николай Григорьевич, укрепляя веру в способности подростка, посоветовал Андрианову равняться на нашего богатыря Бориса Шахлина.
Николай не думал сдаваться. Здесь первым в мире он показал прыжок высшей группы сложности - переворот вперёд. Его сразу обступили гимнасты из Японии. Спрашивали, откуда родом, кто тренер, с каких лет занимался гимнастикой, как долго разучивал прыжок. Они были дружелюбными, общительными. На прощанье подарили ему трико, белоснежные носочки и майку. Японцы кинокамерами фиксировали выступления всех ведущих мастеров на всех снарядах. Однако доброжелательно настроенные даже к главным конкурентам они никогда никого не приглашали на свои тренировки, не рассказывали о методике своей работы.
На чемпионате мужская сборная СССР отстала от японской команды на шесть баллов. Это равносильно было тому, что проиграть в футболе со счётом 10:0. Из своих наблюдений Николай сделал вывод, что с японцами бороться можно, но необходимо опережать их по сложности. Толкачёв с Андриановым поставили себе задачу превзойти вдвое лучших гимнастов во всех упражнениях. Работать приходилось очень много. Но, чтобы достичь результатов мирового класса, приходилось тренироваться с огромным напряжением ежедневно по шесть - семь часов.

В 1971 году началось его триумфальное восхождение на вершины спортивного Олимпа – с чемпионата Европы в Мадриде. В Мадрид он поехал запасным, но был переведён в основной состав сборной СССР. Нелегко ему было справиться с волнением в присутствии многомиллионных зрителей. Николай вспоминал о своих успехах: «С коня мы на следующий день и начали. Я сразу получил «десятку» - в те годы редчайшую оценку! В многоборье занял третье место - вслед за Клименко и Ворониным. Это, конечно, вдохновило. И дальше всё пошло, как в сказке... Конь - золото! Прыжок - вторая высшая награда! Вольные - бронза. Брусья и кольца - серебро». Хозяева турнира подарили ему буклет с его цветной фотографией, где он увешан медалями. Молодой спортсмен привез домой 6 медалей (среди них две золотые медали). Дома его встречали торжественно. Газета «Призыв» напечатала про него заметку, а начальство города пообещало построить новый просторный зал. Владимирцы гордились своим земляком!
Николай Андрианов стал первый раз чемпионом Европы. Казалось, что он в полной мере показал свою уникальную способность концентрироваться в момент выступления. Впервые в истории гимнастики им было исполнено тройное сальто в соскоке с перекладины, он вдвое увеличил сложность выполнения упражнений на брусьях, коне и в вольных выступлениях. О его триумфе писали газеты всех стран.
Теперь ему предстояла задача обойти Виктора Клименко и Михаила Воронина, хотя бы на всесоюзных состязаниях. Воронин был элегантным гимнастом. Его отличала отточенность, законченность и выразительность движений. Михаил отличался бескорыстием. На тренировках он Николая «поправлял, порою резко, но без свидетелей, деликатно отозвав в сторонку. Щадил мальчишеское самолюбие. ... А на людях подбадривал, хвалил… великодушным быть вообще не просто. Но ещё труднее быть великодушным по отношению к будущим соперникам - юным, дерзким, полным свежих сил, тогда как твои уже изрядно поиссякли...»
Весной 1972 года на чемпионате Советского Союза в Киеве Андрианов набрал наибольшее количество баллов и стал абсолютным чемпионом СССР. За ним шёл Воронин, следующим был Клименко.
Об Андрианове Воронин говорил: «...У Николая... прекрасно сочетались и техника, и выразительность, и сложность, причём на качественно более высоком уровне, чем даже у меня, тогдашнего, извините за нескромность, эталона ... Андрианов года на три приблизил мой гимнастический закат». Я «понял, что такая гимнастика, увы, не для меня... Перебиваться на вторых ролях бывшему абсолютному чемпиону не пристало. Вот и решил: съезжу в Мюнхен и ухожу. А Николаю ... сказал: «Тебе в гимнастике отпущено примерно десять лет. Вроде бы много, но на самом деле очень мало. Запомни это и используй с толком каждую минуту. Сделай то, чего я не сумел: верни нашей гимнастике былую славу. Кроме тебя, сейчас за это больше взяться некому».
Мюнхен. XX Олимпийские игры 1972 года. Японские спортсмены держали себя уверенно, раскрепощённо. Здоровались слегка свысока. Предстартовую ночь Николай почти не спал. В мыслях прокручивались предстоящие комбинации. На следующий день он показал свой сверхсложный прыжок и ровно выступил на всех снарядах обязательной программы, уступив пять сотых балла лидеру, прославленному чемпиону Мехико Савао Като! Японцы насторожились. Николаю казалось - это сон и должно наступить пробуждение.
К сожалению, во время выступления он упал с коня. Как в таком случае важна поддержка! Подошёл Воронин:
- Спокойно, Николашка! Ещё не всё потеряно. Наверстаешь, если только не сваляешь дурака. Андрианов взял себя в руки и больше не срывался. А Воронин показал лучший в команде результат. В многоборье Николай Андрианов намеревался занять третье место. И он всё-таки обошёл Савао Като! Когда подсчитали баллы, то выяснилось, что Андрианов добился права выступать в финальных состязаниях в четырёх видах и получил звание абсолютного чемпиона Олимпийских игр.

В это время Николай влюбился. Непередаваемо это чувство возвышенного состояния и полёта души. Его избранницей стала известная гимнастка Любовь Бурда (род. 11 апреля 1953,), первая исполнительница на брусьях вертушки на 540 градусов. Первый раз они увиделись на сборе в 1968 году. Она уже была олимпийской чемпионкой, а он лишь кандидатом в мастера спорта. Николай решил, во что бы то ни стало завоевать её внимание. Он говорил: «Как только Люба появлялась в зале, у меня утраивались силы. А если ещё и заметит, улыбнётся, то я готов был горы своротить. Когда Люба выходила на помост, еле сдерживался, чтобы не обнаружить, как волнуюсь за неё. Считал, что мужчине неприлично показывать свои чувства, да не знал, что могу так сильно полюбить. Помню её удивительные вольные на музыку Иоганна Себастьяна Баха. То была ожившая поэзия. И я, с детства огрубевший в уличных компаниях, вдруг понял, как чудесный танец может задеть душу». А признался он ей в любви, когда они сравнялись в чемпионском ранге в Мюнхене.


Любовь Бурда

Николай намеревался сделать ей предложение, понимая важность равенства супругов в брачном союзе. Оказывается, Люба давно этого ждала. Николай покорил ее своей обаятельной улыбкой с хитринкой в глазах. В дни олимпиады они договорились пожениться.

Толкачёв организовал свадьбу в лучшем ресторане Владимира, пригласив на неё Роберта Карловича Магазина.


Свадьба олимпийцев. Любовь Бурда и Николай Андрианов

Председатель горисполкома лично расписал молодожёнов и вручил им ключи от квартиры. Она оказалась на одной площадке с квартирой наставника.


Дом в котором жил Андрианов. Улица Большая Нижегородская, д. 32

Памятная доска «Андрианов Николай Ефимович» на доме, где жил Андрианов

В 1973 году к школе был пристроен зал 36х18 метров, который в настоящее время называется залом «Андрианова». «Андриановский» зал в красном здании был построен благодаря победе на Олимпийских играх в Мюнхене.


Зал «Андрианова»

В 1974 году в Варне на чемпионате мира у Николая Андрианова - серебряная медаль. Всего 0,125 балла отделяли его в многоборье от победителя Касамацу.
После Мюнхена старшим тренером сборной Советского Союза стал Леонид Яковлевич Аркаев. Он был энергичным, решительным и непреклонным человеком. И в то же время - тонким дипломатом. При нём наши гимнасты двенадцать лет подряд не уступали высшие ступени пьедесталов. Об Андрианове он вспоминал: «Не выносил приказного тона. Терпеть не мог, когда им понукали. Любил работать спокойно, обстоятельно, по чёткому, заранее продуманному плану». И ещё: «...как мотор, понимаете, как мотор заведётся и работает. Коля всегда шёл на два шага впереди остальных, он был первым, кто сделал на кольцах два с винтом. После него не было такого воздушного, стремительного, элегантного гимнаста. Николай Андрианов был как вспышка света, он до такой степени завораживал быстрыми и лёгкими движениями, что судьям было трудно оценить и осознать, а что же, собственно, он только что сделал. ... Он был не только великим гимнастом, но и простым доступным человеком, ... он чувствовал людей, идеально отличал тех, для кого важен он сам, от тех, кто тянется к нему, как к знаменитости».
С Николаем Григорьевичем у Андрианова была поездка на Кубок Тюнити в Токио, где Николай завоевал одиннадцать золотых медалей из тринадцати возможных.
Их встреча с Савао Като закончилась в ресторанчике с национальной кухней. Като придвигал Николаю всё новые и новые закуски и весело приговаривал: «Кушай, кушай! Набирайся силы. От этой пищи - вот посмотри на нас! — вырастают великие гимнасты». На это он ответил, что на русском хлебе и картошке тоже выросло немало чемпионов. А во Владимире картошка - объедение!
Предстояла подготовка к Олимпиаде 1976 года в Монреале: изменили программу, на всех снарядах вводили новые элементы. Несмотря на трудности, Олимпийские игры всегда праздник! Это - азарт борьбы, радость побед, новые знакомства. Физическое состояние и техника у Николая были на высоком уровне, но не хватало психологической устойчивости. Над этим также приходилось работать.
Перед Монреалем им предстояло выдержать розыгрыш Кубка мира в Лондоне. Советская команда увезла оттуда главный приз. Николай Андрианов позировал фоторепортёрам с хрустальной вазой в серебряной оправе. На ней латинским шрифтом была гравировка: «Лондон, 1975 год, Николай Андрианов, СССР». Первым на Кубке мира стояло имя советского гимнаста! Именно он шаг за шагом завоёвывал утраченные советскими гимнастами чемпионские позиции в мировой мужской гимнастике.
Наступила XXI Олимпиада. Впервые в жизни после обязательной программы Андрианов возглавил таблицу состязаний. Если в Мюнхене сборная СССР отстала от непобедимых японских лидеров на четыре с лишним балла, то самая молодая на турнире советская команда в Монреале - всего на четыре десятых. «Потрясающий прогресс!» Теперь зрители, отдававшие предпочтение японцам, стали дружно болеть за Андрианова. Он вспоминал: «Это ... вдохновляло. Побеждать, так побеждать! Выиграл прыжок. Затем кольца. Четыре золотые медали!!! Как же, наверное, сейчас ликуют во Владимире!» А город действительно ликовал. Еще никто из гимнастов с одной Олимпиады не увозил сразу семь медалей.
Отдав все силы, после награждения Николай почувствовал страшную усталость и решил ехать домой. Наутро был подан автобус и в сопровождении двух полицейских автомобилей и вертолёта его доставили в аэропорт. Из-за безопасности под охраной ввели в самолёт. В Шереметьеве его встречали земляки. Николая это очень взволновало, особенно, когда он увидел свою маму, впервые выбравшуюся в Москву. Люба привезла с собой их первенца Серёжу.
Монреаль для Николая Андрианова был очередным рубежом нелёгкого пути. Спортивные обозреватели из разных стран провозгласили его лучшим спортсменом мира 1976 года. Он первым из наших гимнастов после легендарного Бориса Шахлина и перерыва в шестнадцать лет стал абсолютным олимпийским чемпионом.
В тот же год вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении заслуженного мастера спорта, Николая Ефимовича Андрианова, орденом Ленина.
Став семикратным олимпийским чемпионом Н.Е. Андрианов был признан самым титулованным спортсменом мира и лучшим гимнастом ХХ века.
Избранный членом ЦК ВЛКСМ Н.Е. Андрианов активно участвовал в общественно-политической жизни, пропагандируя спорт и здоровый образ жизни среди молодежи.
Тем временем Москва готовилась к проведению XXII Олимпийских игр. На предолимпийских соревнованиях Андрианова сопровождали неудачи, лидировал лучший в мире многоборец ленинградец Александр Дитятин.
В 1980 году Николаю Андрианову исполнилось 28 лет. В этом возрасте трудно показать всю яркость своего таланта. Обычно у спортсмена бывает одна олимпиада, но для Андрианова она была третьей. Он решил уйти из большого спорта победителем, что бы это ему не стоило. За успехами стоял титанический труд и многочисленные травмы. За несколько дней до соревнований на тренировочных сборах Николай сломал ребро, давала о себе знать больная ключица и серьёзная травма голеностопного сустава. Тем не менее, вопрос об участии в играх им не обсуждался. В Москве от имени спортсменов Николай Ефимович Андрианов удостоился чести дать олимпийскую клятву. Начало этой традиции было положено ещё на VII Олимпийских играх в Антверпене в 1920 году.
Большой золотой олимпийской медали на этих играх удостоился Александр Дитятин. Серебряная - досталась Андрианову.
В 1981 г. ушел из большого спорта и посвятил себя тренерской работе.
В 1981 году Н.Е. Андрианову решением Совета народных депутатов присвоено звание «Почетный гражданин города Владимира».
За 15 медалей, завоеванных на Олимпийских играх, 23-х - на чемпионатах и Кубках мира, 17-ти - на чемпионатах Европы он дважды был занесён в Книгу рекордов Гиннеса.
В 1981 году окончил Владимирский Государственный педагогический институт.


Прославленные владимирские гимнасты Николай Андрианов (слева) и Юрий Королёв. г. Владимир, 1982 г. Оригинал: ГАВО

20 августа 1983 г. в рамках празднования 875-летия г. Владимира на стадионе «Строитель» состоялся театрализованный праздник «Мир дому твоему». Здесь было зачитано письмо-обращение к потомкам - жителям г. Владимира 2108 года. Текст письма был таким:
«Мы, жители Владимира, собрались сегодня, 20 августа 1983 года, на большом празднике, посвященном 875-летию родного города, и от имени 330 тысяч его жителей передаем вам добрые пожелания счастья, благополучия и новых свершений во славу нашей любимой Родины...
За долгую 875-летнюю историю поколения владимирцев пронесли через века главные из достоинств русских людей — трудолюбие, щедрость и гостеприимство...
Сегодня мы, как и весь советский народ, живем заботами о совершенствовании развитого социализма, выполнении решений XXVI съезда КПСС и планов одиннадцатой пятилетки.
Наше время озарено идеями коммунизма, и мы гордимся тем, что своим трудом также вносим частицу в его созидание.
Владимир — город-интернационалист, город друзей. Как символ мира и дружбы стоят Золотые ворота, открытые для всех добрых мыслей, для всех честных людей, на каких-бы языках они ни говорили. Но мы никогда не забывали и не вправе забывать, что мир достался нашей Родине ценой двадцати миллионов жизней. Склоняя наши головы перед памятью павших, мы решительно выступаем против гонки вооружений, планов НАТО и Пентагона, пытающихся поставить мир на грань ядерной катастрофы. И эту нашу решимость, а также все, что дал нам Великий Октябрь - мир, свободу, счастье, равенство, братство - эти непреходящие ценности социализма, мы передаем вам, как самое главное наше достояние. В чистоте и сердечной щедрости передайте нашу эстафету грядущим поколениям, и пусть она продолжается в веках».
Письмо-обращение зачитал перед собравшимися почетный гражданин города, прославленный гимнаст, семикратный чемпион Олимпийских игр Н.Е. Андрианов. Затем оно было заложено в металлическую шестигранную капсулу и на русской тройке доставлено к Золотым воротам. Там оно было замуровано в специальной нише. В память об этом событии была установлена мемориальная доска.

С 1982 по 1992 годы Н.Е. Андрианов работал старшим тренером сборной команды СССР. При его непосредственном участии было подготовлено 15 олимпийских чемпионов и чемпионов Мира. Молодежная сборная команда СССР за это время выиграла все международные соревнования, как в абсолютном, так и командных первенствах.
С 1990 по 1992 гг. – старший тренер национальной сборной страны.
Подопечные Николая Ефимовича за это время не проиграли ни одного международного соревнования. Ему было присвоено звание заслуженного тренера СССР и судьи международной категории.
С 1990 по 1993 гг. – президент федерации гимнастики России.
Финансовые трудности в семье, связанные с развалом СССР, привели к тому, что он в 1994 году дал согласие президенту частного клуба по гимнастике в Японии Цукахаре поработать с японской сборной и его сыном Наойя, забыв о том, как в своё время японцы скрывали методики своих тренировок. Но всё изменяется. Настало время перенять опыт нашей страны. Сын президента после 49-места на чемпионате своей страны через два года тренировок с Андриановым занял десятое место на Олимпиаде, стал шестикратным абсолютным чемпионом Японии, призёром чемпионатов мира и Олимпийских игр в Афинах. Семеро воспитанников Николая получили звание чемпионов Японии. Федерация гимнастики Страны восходящего солнца признала Николая Ефимовича своим лучшим тренером. Его почитали как героя. Уважение японцев к Андрианову было огромным.
В 2001 г. был принят в гимнастический Зал славы в Оклахоме-Сити.
В 2001 году Николай Ефимович был принят в «Международный зал гимнастической Славы» в американском городе Оклахома-сити. По итогам опроса всех международных спортивных федераций, проведённого английской компанией Би-би-си, он признан самым титулованным спортсменом мира, лучшим гимнастом XX века.
В 2002 году он вернулся в Россию. Работу в клубе Цукахары продолжил его сын Сергей. В 2002 году ему была вручена высшая спортивная награда страны, почётный знак «Спортивная Слава России І-ой степени».


«Специализированная детско-юношеская спортивная школа Олимпийского резерва по спортивной гимнастике им. Н.Г. Толкачева». Спортивный переулок, д 1
Приказом Владимирского ГОРОНО от 1 сентября 1961 года № 72 была открыта «Детская гимнастическая школа». В школе на тот период работало 5 тренеров, 18 учебных групп по спортивной гимнастике. Школа в то время не имела своей базы, основная работа проводилась в спортивных залах общеобразовательных школ, а старшие гимнасты тренировались в городском доме физкультуры, где каждый раз приходилось ставить и убирать снаряды.

В 1991 году по ходатайству коллектива школа стала называться Владимирская СДЮСШОР по гимнастики имени Н.Г. Толкачева, заслуженного тренера СССР, который воспитал не только выдающегося гимнаста Николая Андрианова, но и создал высшую школу гимнастики, известную на весь мир.

«Здесь с 2002 по 2011 год работал семикратный олимпийский чемпион, абсолютный чемпион мира по спортивной гимнастике, почетный гражданин города Владимира Николай Ефимович Андрианов».
Мемориальная доска из черного гранита открыта 14 октября 2011 г. на здании Специализированной ДЮСШ олимпийского резерва по спортивной гимнастике им. Н.Г. Толкачева.

С 2002 года Андрианов работал директором специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва по спортивной гимнастике им. Н.Г. Толкачева г. Владимира.
В последние годы пребывания в Японии у Андрианова возникли проблемы со здоровьем: он стал внезапно терять сознание, а приехав домой иногда чувствовал неустойчивость при ходьбе. Врачи связывали это состояние с заболеванием мозжечка и рекомендовали ему заниматься лечебной физкультурой. В Германии доктора констатировали необратимость процесса. Болезнь действительно прогрессировала. Со временем он не мог ходить и разговаривать. Консилиум врачей-специалистов из Москвы диагностировал у него редкое заболевание - атрофию мозга. Причина её неизвестна. Николай Андрианов мужественно переносил болезнь. Он оставался в здравом рассудке и при этом не жаловался, надеялся на положительный исход болезни. К сожалению, современная медицина в этом случае оказалась бессильна.
Умер Н.Е. Андрианов после продолжительной болезни 21 марта 2011 года на 59-м году жизни. Прощание состоялось 24 марта 2011 года в Городском дворце культуры Владимира.
Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев выразил соболезнование родным великого спортсмена. Он отметил: «Добрая память о Николае Андрианове навсегда сохранится в сердцах коллег и друзей и всех, кто знал и глубоко уважал его».
Похоронен на Аллее Почета кладбища «Улыбышево» рядом с Алексеем Прокуроровым и Юрием Рязановым.
Переживая о случившемся, японский друг Андрианова Цукахара приехал на девятый день его смерти и на кладбище просил прощение за то, что не смог навестить его во время болезни. Он привёз с собой фонотеку любимых песен Андрианова, которые он пел на караоке.

Деятельность Н.Е. Андрианова достойно оценена государством. Он награжден орденом «Знак Почета» (1972), орденом Ленина (1976), орденом «Трудового Красного знамени» (1980), медалью «За трудовую доблесть» (1989), почетным знаком «За заслуги в развитии Олимпийского движения в России» (2002), почетным знаком «За заслуги в развитии физической культуры и спорта» (2002). Удостоен звания мастера спорта СССР международного класса (1971), заслуженного мастера спорта СССР (1972), заслуженного тренера СССР (1989). Почетный гражданин Владимирской области.

Славу Владимирской школы гимнастики после успехов Николая Андрианова продолжили 4-х кратный олимпийский чемпион Владимир Артемов, двукратный абсолютный чемпион Мира Королев Юрий Николаевич, чемпион Европы и призер чемпионатов Мира, абсолютный чемпион России Юрий Рязанов. На протяжении нескольких последних лет мужская команда школы и Центрального федерального округа является призером чемпионатов России. Сборные команды школы постоянно являются победителями или призерами ежегодных первенств России среди школ олимпийского резерва. В школе подготовлено: 5 заслуженных мастеров спорта, 27 мастеров международного класса, и более 300 мастеров спорта.

Андриановский сквер


Снесенные дома, на фоне дома № 34 по улице Большая Нижегородская (бывшая Фрунзе). 1956 год.

Улица Большая Нижегородская, д. 34

«Андриановский сквер» расположен около дома № 34 по улице Большой Нижегородской.

14 августа 2012 года во Владимире объявлено о гражданской инициативе «Андриановский сквер», цель которой назвать именем Николая Ефимовича Андрианова сквер и остановку общественного транспорта около дома, где жил спортсмен.
25 декабря 2013 года Совет народных депутатов города Владимир принял решение присвоить территории рядом с д. 34 по ул. Большой Нижегородской, название «Андриановский сквер».



15 марта 2014 года топонимическая комиссия города Владимира приняла решение переименовать остановку «Спортшкола» в «Андриановский сквер».


Остановка «Андриановский сквер»


В 2014 году на доме № 34 по Большой Нижегородской была повешена мемориальная табличка с напоминанием о том, что здесь жили один из лучших гимнастов мира - Николай Андрианов и заслуженный тренер СССР Николай Толкачев. Однако, выглядит она совсем не презентабельно. Надпись сделана на простом листе бумаги, от руки написан текст, который расплылся после первого же дождя.

21 октября 2015 года были подведены итоги конкурса на проект памятника Николаю Андрианову, который планируется установить в Андриановском сквере во Владимире. Общественное жюри единогласно выбрало работу скульптора Ильи Шанина.

В 2016-м году была проведена реконструкция Андриановского сквера.

Памятник Николаю Андрианову



Памятник семикратному олимпийскому чемпиону Николаю Андрианову

Во Владимире 14 октября 2016 года торжественно открыли памятник семикратному олимпийскому чемпиону Николаю Андрианову. Открытие памятника состоялось в рамках VI международного форума «Россия — спортивная держава», а также в канун дня рождения знаменитого спортсмена и Почетного гражданина города Владимира: 14 октября Николаю Андрианову исполнилось бы 64 года.
Скульптуру установили в сквере на Большой Нижегородской, рядом с домом, где жил великий гимнаст. Образ Николая Андрианова выполнен в бронзе и граните в полный рост. По задумке автора Ильи Шанина, гимнаст после изнурительных тренировок стоит, облокотившись на брусья, при этом его взгляд полон сил и решительности. На гранитном постаменте памятника выгравирована надпись: «Николай Андрианов — лучший гимнаст XX века» и размещен один из главных олимпийских символов – пять колец Олимпийских игр.

Памятник возвели на народные средства. Всего на реализацию проекта было потрачено более 6 миллионов рублей, 2,5 из которых выделил Олимпийский комитет. Непосредственное участие в воплощении замысла горожан приняло руководство города и области. Спонсорский вклад в числе общих пожертвований внесли Губернатор региона Светлана Орлова, председатель Законодательного Собрания Владимир Киселев и ряд депутатов Законодательного Собрания. Глава парламента 33 региона отметил, что Николай Андрианов не только внес неоценимый вклад в развитие спорта Владимирской области, но на весь мир прославил родной город и страну своими достижениями в легкой атлетике.
«Знаменитый владимирский гимнаст, 15-кратный призер Олимпийских игр Николай Ефимович Андрианов вместе с великим тренером Николаем Толкачевым создали знаменитую на весь мир школу гимнастики и то, что Андрианов сделал в качестве тренера не менее значимо для мирового спорта, чем его личные спортивные достижения, – сказал Владимир Киселев. — Очень важно, что многие спортсмены идут по стопам Андрианова, в том числе и серебряный призер нынешней Олимпиады Николай Куксенков».
Председатель ЗС также добавил, что в области сегодня действительно многое делается для развития физкультуры и спорта, проводятся масштабные мероприятия, строятся дворцы спорта, спортивные площадки: «Самое главное сегодня, чтобы у нас была здоровая нация, чтобы как можно больше детей и молодежи занимались физкультурой и спортом», — подчеркнул спикер ЗС.

Используемая литература:
Их помнят владимирцы. / Н.А. Трофимова. – Владимир : Изд-во ООО «Транзит-ИКС», 2021.- 218 с. : ил.
Гимнастическое общество «Сокол» во Владимире было создано в 1913 году.
Областной техникум физической культуры во Владимире открыт в 1931 г.
Молодежный сквер.
МБУ г. Владимира «СШОР № 5 по художественной гимнастике»
Специализированная детско-юношеская спортивная школа Олимпийского резерва по спортивной гимнастике им. Н.Г. Толкачева
Толкачев Николай Григорьевич

Категория: Владимир | Добавил: Николай (16.10.2016)
Просмотров: 3362 | Теги: Владимир, парки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru