Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
11.12.2016
12:56
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [401]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [27]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [39]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [19]
Религия [1]
Иваново [12]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [6]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Мерянская культура. Сарское городище. Раннее средневековье (5-9 вв.)
С сер. I тыс. н. э. Дьяковская культура приходит в упадок, и археологические свидетельства её исчезают в VIII в. При этом никаких признаков внешней катастрофы (вражеское нашествие и т. п.) не наблюдается.

Мерянская культура

Современные авторы выделяют в Волго-Клязьменском междуречье мерянскую культуру VI-IX вв. как метисную финско-славянскую.

Впоследствии «Повесть временных лет», описывая ситуацию в конце I тыс., отмечает мерю - в районе Ростова, весь - на Белоозере мурому - в Муроме; последняя ко временам летописца (XII век) уже практически ассимилировалась.
В книге А.А. Титова «Ростовский уезд Ярославской губернии», в сообщении о селе Вепрева пустынь говорится: «По рукописи, в древности на этом месте будто бы поселился какой-то христианский проповедник, обративший в христианство княгиню Римну, жену князя Мери, за что и был убит вместе с Римной». Как видим, здесь топонимическая легенда пытается объяснить само название племени меря от имени князя Мери.
Территория мери по летописным и археологическим данным охватывает Верхнее Поволжье, район оз. Неро и Плещеево, Суздальско-Юрьевское Ополье.

Мерянский (друс. мер(ь)скый), ныне мёртвый, финно-угорский язык в период наибольшего распространения занимал, очевидно, территорию современных центральных областей европейской части России - Ярославской, Ивановской, Костромской, (частично) Калининской (Кашинский р-н), Московской (за исключением юго-западной части), Владимирской (к северу от Клязьмы и отчасти к югу от нее, за исключением земель муромы, другого финно-угорского племени, у впадения Клязьмы в Оку). Не исключено, что и вне этой территории, компактно заселенной Мерей, в частности к северу от нее имелись группы носителей мерянских диалектов или близкородственного мерянскому языка.

В 6 - нач. 7 в. дьяковская к-ра приходит в упадок. Начинается период раннего средневековья (6-9 вв.). В Волго-Клязьминском междуречье формируется мерянская к-ра. Финно-угорские племена мери известно по источнику 6 в. (Иордан. 1960. С.89) «Повесть временных лет» под 907 г. помещает мерю в районе оз. Неро и Клещино (ПВЛ. 1996. С.10). Ряд исследователей не находят прямой преемственной связи мерянской к-ры с местной дьяковской. А.Е. Леонтьев склонен связывать возникновение мерянской к-ры с приходом нового финского населения из региона рязанских могильников (Леонтьев А.Е. 1996. С.21, 22). В.В. Седов отрицает такую возможность и сложение мерянской к-ры считает результатом прилива нового населения из Среднеевропейского ареала, прослеживаемого археологически по распространению в этом регионе изделий провинциальноримских типов, в частности браслетообразных разомкнутых височных колец. Это среднеевропейское население, в составе которого преобладал славянский этнос с некоторой примесью восточнобалтского, и заложило во 2-й пол. 1-го тыс. н.э. основы мерянской к-ры (Седов В.В. 2002. С. 388-397).


Реконструкция мерянского поселка по материалам раскопок Попадьинского селища (по Е.И. Горюновой)

6-7 вв. представляются довольно смутным временем в этнической истории Ярославского края. Прекращается жизнедеятельность на большинстве дьяковских городищ. Основным типом поселений становятся открытые селища. Мерянские поселки располагаются на речных и озерных террасах, на склонах коренных берегов рек, ручьев и оврагов, в зонах плодородных, пригодных для пашенного земледелия почв, с выходом на пойменные луговые участки, благоприятные для животноводства. По площади они значительно превышают дьяковские. Они известны вокруг оз. Неро и Плещеево, на р. Волга и обычно объединяются в группы взаимосвязанных поселений. Мерянские поселения в большинстве исследованы лишь рекогносцировочными раскопками. Основным типом жилищ служили наземные постройки срубной конструкции площадью 16-25 кв. м. с очагами в одном из углов, сложенными из мелких камней насухо. Наиболее исследовано широко известное Сарское городище, с возможной обстоятельностью описанное А.Е. Леонтьевым по далеко не плохо сохранившимся материалам.

Сарское городище
7-10, 11-13, 14-17 вв.

Согласно данным археологии, старинное Сарское городище, крупный укрепленный прото-город на реке Сара впадающей в озеро Неро, существовал в земле меря уже в VII в. и долгое время был мерянским племенным центром.
Располагается в 1.5 км. к юго-западу от села Деболовское, моренная гряда в излучине правого берега р. Сара (приток оз. Неро). Исследовалось в 1854 г. П.С Савельевым: «рыто 13 канав и разрыто 4 кургана» («курганы» были отвалами поздних перекопов). Незначительные по объему и неясные по результатам работы произвел в 1880-е гг. местный краевед А.А. Титов. В 1903 г. Н.К. Рерихом «были сделаны четыре ямы в наиболее сохранившихся местах», в центральной части городища было вскрыто до 30 погребений христианского кладбища. В 1924-1925 гг. Д.Н. Эдинг произвел раскопки в разных местах городища траншеями шириной 3 м. Собранная им богатая коллекция плохо документирована и не увязана со стратиграфией. В 1929 г. он же в аварийном порядке раскопал траншеями ок. 2000 кв. м., а в 1930 г. его исследование ограничилось надзором за карьерными работами. Сохранилась только полевая документация. Более реальное описание городища дал П.А. Раппопорт на основании собственного обследования. Обстоятельное исследование городища провел А.Е. Леонтьев в 1970-е гг.
Городище располагалось на возвышенной части гряды высотой до 13 м. от поймы и было разделено четырьмя поперечными валами и рвами на три части. Древнейший центральный участок площадью ок. 8320 кв. м. (по Д.Н. Эдингу) ограждался с напольной северо-восточной стороны валом 1, с юго-западной мысовой стороны валом 2 и рвами с наружной стороны валов. Несколько позже, но не ранее кон. 10 в., к городищу было добавлено два новых участка площадью ок. 6500 кв. м. каждый, огражденных валами 3 с юго-запада и 4 с северо-востока. Общая площадь вместе с неукрепленной частью оценивается в 2.7 га. Вал 1 был длиной 38.5 м., шириной в основании 22 м., высота от уровня площадки 3.9 м., от уровня наполья ок. 6 м., а с внешней стороны ров глубиной 3 м. В основании вала 1 прослежен пласт обгоревших бревен, уложенных вдоль его продольной оси. На высоте 1.6 м. от основания лежал второй слой бревен, уложенный позже при реконструкции вала. Вал 2 имел длину 51 м., ширину в основании 15.3 м., высота от средней площадки 2.3 м., а от юго-западной площадки до 3.9 м. в основании этого вала также лежал пласт обгоревших бревен. Оба вала, ограничивающих центральную площадку, насыпаны на материке. Вал 3 был сооружен на подстилающем его культурном слое кон. 10 в., отмеченным находкой шиферного пряслица. Основание его было выровнено подсыпкой суглинка. Он имел длину 70.5 м., ширину в основании 10 м., высота над материком 2.5 м. С внешней стороны к нему примыкал ров глубиной и шириной до 2 м. Поперек вала на расстоянии 4.3-4.8 м. друг от друга были уложены сиенки из бревен сохранившиеся на высоте до 0.35 м., перекрытые насыпью. В 12-13 вв. вал был досыпан до высоты 7.1 м. от площадки городища, ширина в основании достигла 23.5 м. За валом, в 4 м. дальше прежнего, был вырыт новый ров. В это же время по краю юго-восточного склона между валами 2 и 3 была построена стена – «терасы», заполненная культурным слоем поселения 8-11 вв. Напольный вал 4 был уничтожен еще до раскопок П.С. Савельева в 1854 г.
В центральной части городища выявлено несколько углублений в материк и полуземляночных жилых и хозяйственных построек срубной конструкции. Жилые постройки отапливались очагами, выложенными из камней, а в одной постройке была печь-каменка, сложенная на глиняном растворе. Кроме того, было выявлено несколько открытых очагов, часть которых могла относиться к наземным постройкам.
На городище получены материалы, характеризующие его как развитый экономический центр. Здесь найдены остатки развитого ремесла с полным набором кузнечного, ювелирного и бронзолитейного инструментария, различные изделия и ювелирные украшения местного стиля, сырьевые слитки меди и олова.
Городище выступает и как важный торговый центр, о чем свидетельствуют многочисленные находки предметов импорта и торгового инвентаря (клады монет 9 в. и украшений, в т.ч. европейского происхождения; бусы стеклянные, сердоликовые, хрустальные, янтарная; чашечки от весов).
В комплексной экономике населения городища важное место занимало сельское хозяйство. Косвенным подтверждением этому могут быть находки жернового постава и обломка жернова, серпа и пяти кос-горбуш. По костным остаткам определен состав домашнего стада: лошадь, крупный рогатый скот, свинья. Находки костей бобра, медведя, кусков лосиных и оленьих рогов, а также рыболовных крючков, грузил и остроги говорят о занятиях жителей охотой и рыболовством. Городище выделяется большим количеством и разнообразием предметов вооружения: 66 наконечников стрел, 10 наконечников копий, 3 сулицы, меч и обломок однолезвийного меча, боевые топоры, кольчуга, навершие шлема, удила, псалии, рукоять плети.

В развитой селищенской округе, сформировавшейся в мерянское время на берегах оз. Неро и оз. Плещеево (см. Переяславско-Залесское княжество), Сарское городище выделяется как крупный племенной центр ростовской и, вероятно, клещинской группировки мери и к 10 в. приобрел все признаки городского центра, но к этому времени этносоциальная среда в регионе существенно меняется. В 10 в. происходит интенсивный процесс расселения славян в Волго-Клязьминском междуречье и сопутствующее ему включение этой территории в состав древнерусского государства с центром в Киеве. Административно-политический центр учреждается в Ростове, а Сарское городище утрачивает свое значение и в 11 в. жизнь на городище прекращается.
В 12-13 вв. в юго-западном секторе городища возникает феодальная усадьба-замок, просуществовавшая до рубежа 14-15 вв., вновь укрепляются валы 2 и 3, строятся укрепления по склону городища - городни. Местная традиция связывает замок с именем легендарного ростовского богатыря Александра Поповича.
В центральном секторе на «Старом Городце» располагалось христианское кладбище.

Грунтовые погребения была свойственна всем финно-угорским народам Поволжья и Приуралья.
- Сарский грунтовый могильник, 7-10 вв.1.5 км. к югу юго-западу от с. Деболовское, мысовая оконечность песчано-гравийной гряды в излучине правого берега р. Сара, 100 м. к юго-западу от вала 3 Сарского городища. Открыт в 1930 г. в процессе карьерных работ, разрушивших большую часть могильника, и тогда же в аварийном порядке исследовался Д.А. Крайновым и Д.Н. Эдингом, по оценке которых могильник занимал площадь ок. 1 га. По неполным описаниям, хранившимся в РЯМЗ, А.Е. Леонтьев частично восстановил обряд и состав инвентаря 17 погребений. Погребения по обряду кремации и ингумации находились в грунтовых могилах, ориентировка погребений и размеры могил в документации не указаны. Всего учтено 6 предположительно мужских погребений по обряду ингумации и 11 женских погребений, в т.ч. 5 кремаций и 6 ингумаций. В мужских погребениях были предметы вооружения, конского снаряжения и бытовые вещи (наконечники копий, топоры-кельты, ножи с прямой спинкой и коротким черешком, железная булавка с бронзовым грибовидным навершием, бронзовые сюльгамы с коротким усами, подвески-цепедержатели в виде трехрогих лунниц, железные овальные пряжки, фитильные трубочки и пр.). В женских кремациях и ингумациях находились частью деформированные в огне детали головных венчиков из бронзовых спиралек, шумящие подвески с треугольными пластинчатыми, бутыльчатыми и пирамидовидными привесками, спиральные и дротовые браслеты, сюльгамы с длинными усами, ножи, фрагменты железных овальных пряжек, фитильные трубочки, ножи, литейные формочки, льячки и пр. В ингумациях встречались также фрагменты или развалы сосудов, в т.ч. с подлощенной поверхностью. В одном погребении найдена подвеска-конек мерянского стиля с привесками из треугольников. В музейной коллекции сохранилось много депаспортизованных вещей из могильника: сюльгамы, застежки с «крылатой иглой», наконечники копий, кельты, ножи. Могильник, несомненно, был некрополем Сарского городища и свидетельствует о мерянском этносе его поселенцев.

***

В Суздальско-Юрьевском Ополье в 7 в. появились крупные неукрепленные поселения, площадь которых исчисляется несколькими гектаров. Размеры некоторых из них превышали суммарную площадь всех известных более ранних городищ. Особенно большим был поселок у с. Кибол под Суздалем, протянувшийся почти на 1 км. вдоль левого берега р. Каменка и состоявший из отдельных крупных земельных участков. В Ополье нет городища типа Сарского у меря или Чаадаевского у муромы. Как и в дьяковское время, здесь продолжали существовать небольшие укрепленные поселки. Слои 2-й пол. 1-го тыс. н.э. отмечены здесь на возникших в более раннее время городищах у дд. Лазаревское, Теньки, Горицы, Якиманское и др.

На территории Владимирской обл. известен только один мерянский могильник - Сунгирский (см. Седыш-Град)). В нем исследованы захоронения 10-12 вв.

В 9-10 вв. в обиходе мери и муромы появляются изделия, свидетельствующие о связях с соседними финно-угорскими племенами (мордвой, племенами Прикамья), кочевниками степи и, опосредованно, с Прибалтикой и Сев. Европой. Финно-угорские племена включаются в международную торговлю по волжско-окскому торговому пути, в результате чего появляются клады и случайные находки арабских серебряных монет (Марков А.К. 1910; Янин В.Л. 1956; Монгайт А.Л. 1961). Наиболее ранний клад, датированный 40-ми гг. 9 в., найден на мерянской территории, на городище Выжегша в Юрьев-Польском р-не (Фомин А.В. 1988). С этим кладом связана также уникальная находка 14 стандартных оловянисто-свинцовых слитков, попавших на поселение в результате дальних торговых связей с Зап. Европой (Леонтьев А.Е. 1988). См. Городище Выжегша.


Женщина из племени меря

Традиционная муромская и мерянская посуда изготавливалась от руки, лишена орнамента, но отличалась в своем большиснтве хорошим обжигом, тщательным заглаживанием поверхности, иногда - лощением.

С кон. 9-10 вв. в материальной культуре финских племен начинает ощущаться древнерусское влияние, что проявилось в появлении новых типов украшений, орудий труда, бытовых предметов и керамики.
Большинство финских поселений и могильников во Владимиро-Муромской земле прекращает свое существование к сер. 11 в. Однако, как показывают материалы мещерских могильников, отдельные группы автохтонного населения могли существовать еще на протяжении столетий.

***

На рубеже 5-6 вв. дьяковская к-ра перерастает в раннесредневековую культуру мери - племени или союза племен поволжских финно-угров. На юге Ивановской обл., в низовьях рр. Теза и Лух, известны памятники муромы. Здесь меря и мурома жили практически на одной территории.
Следы пребывания мери сохранились в топонимике и гидронимии Ярославской, Костромской, Владимирской, Ивановской и Московской обл., а также в названиях «мерянских станов» документов 16-17 вв.

Мерянскую культуру на территории Ивановской обл. можно относить ко времени от рубежа 5-6 до 10-11 вв., т.е. до времени массового расселения здесь славян. Основным типом поселений становятся открытые селища, но продолжают функционировать некоторые городища, сооруженные еще в дьяковское время, сохраняются древние приемы домостроительства и типы жилищ, техника изготовления керамической посуды. По сравнению с дьковским временем увеличивается количество металлических изделий, совершенствуются типы орудий труда, быта, оружия, складывается своеобразный тип мерянской одежды и набор украшений.

В верхнем горизонте слоя городища у с. Малое Давыдовское раскопками А.Ф. Дубынина открыты остатки углубленного в землю жилища с очагом, сложенным из камней, в котором найдены вещи, половинка арабского диргема 918/919 г. и бусы 10-11 вв., что позволяет в целом датировать верхний слой памятника 10-11 вв. жизнь на Пеньковском городище, по всей видимости, продолжалась до конца 12 - нач. 13 вв.

Для мери характерны грунтовые могильники. На территории Ивановской обл. исследовался могильник у с. Хотимль, в котором было вскрыто 24 погребения, совершенных по обрядам трупосожжения и трупоположения. Сожжения совершались в особых кремационных ямах, пережженные кости с остатками погребального костра ссыпались на дню могилы, вещи складывались в кучки на остатках сожжения. В трех могилах отмечено частичное сожжение: с кальцинированными костями захоронены черепа, не подвергшиеся воздействию огня. В могилах с трупоположениями костяки ориентированы черепами на восток, юго-восток и юг юго-восток. В одной могиле обнаружено захоронение коня. В заполнении могил неоднократно встречались зубы и другие кости коня и челюсти с удилами. В женских погребениях найдены костяная подвеска, изображающая коня. Ритуальные захоронения коней известны у восточных финнов с 6 в., особенно широко они были распространены у муромы в 8-9 вв.
В мужских погребениях могильника были найдены: двулезвийный меч; втульчатые наконечники копий, одно- и двушипные, с ромбическим и листовидным пером; наконечники стрел - трехлопастные и прямые срезни; топоры (кельты и проушные); ножи; пластинчатые и овальные дротовые кресала; тесло; рыболовный крючок, оселок. Женские погребения сопровождались проволочными височными кольцами, разнообразными по форме шейными гривнами, нагрудными бляшками и подвесками с привесками в виде колокольчиков, подковообразными фибулами, браслетами, в том числе спиральными, перстнями, бусами и другими украшениями, различными поясными накладками и пряжками и пр. В ногах ставились лепные горшки приземистых форм. Интересно погребение женщины-литейщицы.

Основными занятиями мерянского и муромского населения были скотоводство, охота, рыболовство и земледелие, вероятно подсечное. Производство железа из местных болотных руд в 9-10 вв., видимо, выделилось в самостоятельную отрасль хозяйственной деятельности. Известны поселения, которые специализировались на выделке железа: Сокольское, Тумовское в Муромском р-не Владимирской обл. Изготовлением производственного инвентаря и оружия занимались кузнецы-профессионалы в общинных кузнецах, обслуживая нужды своей общины. Широкое развитие получают ювелирное и медно-литейное ремесла. Были известны приемы литья по восковой модели и в каменных формочках.
Медно-литейное ремесло первоначально, вероятно, было делом женщин-литейщиц. К 10 в. оно сосредоточилось уже в руках мужчин. Сырье для него получали путем натурального обмена. Меря и мурома к 10 в. переживали последнюю ступень разложения первобытнообщинного строя, стояли на пороге классообразования и образования государства.

С 10 в. в междуречье Волги и Клязьмы начинается массовое расселение славян. Этот процесс связан с укреплением Киевской раннефеодальной державы, стремившейся к расширению сферы феодальной эксплуатации, обложению свободных общинников податями. Стремясь избежать феодальной эксплуотации, славянские общинники уходили на новые места, в том числе занятые иноязычным населением.
Проникновение славян в Ивановское Поволжье носило первоначально мирный характер, сопровождалось установлением дружественных, в том числе брачных, связей между славянами, с одной стороны, мерей и муромой - с другой, которые изучались археологически. Но следом шла княжеская колонизация края, не замедлившая включить новые земли в орбиту феодальной государственности. Новые социально-экономические отношения нарушили племенную организацию мери и муромы. Меря быстро славянизировалась и как народность уже к 12 в. утратила самостоятельность. Такова же была судьба и муромы.

***

В 9 в. в Волго-Клязьменском междуречье становится более заметным влиянием западной славянской к-ры. Железные изделия по форме и качеству приближаются к древнерусским 10-12 вв. На смену топорам-кельтам приходят проушные топоры, рабочие и боевые. Появляются ножи с прямой спинкой без уступа от черенка к обушку и с уступом. Наконечники стрел в большиснстве черешковые, с ромбовидным и ланцетовидным пером. Наконечники копий втульчатые, с более или менее коротким или удлиненным ромбовидным и ланцетовидным пером. Встречаются одно- и двушипные наконечники дротиков с удлиненной втулкой. На Сарском городище найдены кузнечные инструменты и предметы ювелирного ремесла: наковальни, молотки, клещи, зубила, пробои, тигли, льячки, литейные формы, сырые в виде слитков и обломков из бронзы, серебра, олова со свинцом. В убранстве и украшениях ярко проявляются традиционные черты, свойственные финским народам Поволжья: сюльгамы, подвески-пирамидки, дисковидные бляхи с «дверцей» и др. Появляются характерные мерянские шумящие украшения, сделанные в наборной технике: коньки, каркасные треугольники. В коллекции проволочных височных колец из бронзы и серебра выделяются типично мерянские втульчатые кольца.

Экономика мерянского населения базировалась на земледелии и скотоводстве с приоритетной ролью зернового производства. Косвенным подтверждением тому могут быть находки жернового постава и обломка жернова на Сарском городище. Они не имеют определенной датировки, но тип жернового постава с коническим выступом-осью на нижнем камне характерен для северной зоны и наиболее распространен в раннесредневековом ареале финских племен (Леонтьев А.Е. 1996. С. 130-132). На некоторых селищах встречены зернотерки, зерна ячменя. Находки серпа и пяти кос-горбуш трудно увязываются с культурным слоем. Лишь одна коса из культурного слоя близка к типу кос позднедьяковских городищ (Краснов Ю.А. 1971. С. 127-128). По костным останкам из некоторых селищ Ростовской округи отмечается преобладание крупного рогатого скота в домашнем стаде и значительное конское поголовье; костей свиньи и мелкого рогатого скота заметно меньше. Видное место в хозяйстве занимал пушной промысел, кости бобра встречаются на всех поселениях. Из других промысловых животных есть лось и в меньшем количестве олень, кабан, медведь (Леонтьев А.Е. 1996. С. 43, 44). В домашнем производстве применялись железные шилья, долота, ложкари, струги. Широко представлены различные инструменты и поделки из кости: различные проколки, рукояти ножей, односторонние резные гребни, копоушки, пряслица из кости и глины.

В сер. 10 в. из северо-западной области славянского мира в Волго-Клязьминском междуречье начинается приток нового населения. Первые крупные группы поселенцев осваивают окрестности оз. Неро и Клещино. Несколько поселков было основано на мелких притоках рр. Трубеж и Нерль. Славянские поселения возникают в освоенных мерей местах, чаще в непосредственном соседстве с мерянскими поселками, или на месте прежних поселков. Группа поселков близ г. Ярославля (Б. Тимерево, Михайловское, Петровское) возникала в кон. 9 в., первоначально, видимо, на месте торжищ, связанных с функционированием Волжско-Балтийского торгового пути (Кирпичников А.Н., Дубов И.В., Лебедев Г.С. 1986. С. 189-297; Леонтьев А.Е. 1986. С. 3-9), в 10 в. разросшихся и оформившихся в погосты (Леонтьев А.Е. 1989. С. 79-86).
Длительный процесс славяно-мерянского взаимодействия обусловил включение мери в сферу славянского мира. В сер. 9 в. словене ильменские, кривичи и меря составили конфедерацию из трех племен. Они отказались платить дань варягам и изгнали их за море, а в 862 г. пригласили на княжение варяжского конунга Рюрика, по легенде вместе с братьями (ПВЛ. 1996. С. 13, 149). Как член сложившегося военно-политического объединения меря упоминается в числе других участников похода Олега на Киев в 882 г. и на Константинополь в 907 г. (ПВЛ. 1996. С. 14,16,150,152).
Событиями 862-907 гг. определяется время вхождения мери в состав Древнерусского государства. В начале оно выражалось в установлении даннических повинностей и союзнических обязательств. В этих условиях возникают такие центры, как Ростов, Б. Тимерево, Михайловское.

Как показали раскопки 1980-х гг., мерянское поселение на месте Ростова занимало береговую террасу к западу от устья р. Пижермы. Оно не было укреплено, но защищалось Пижермой, заболоченной низиной р. Ишни и, видимо, засеками в окружающем лесу и подводными частоколами на р. Которосли и озере. Поселение находилось напротив острова - огромного камня-останца, почитавшегося мерянами, и служило центром культа божества, аналогичного славянскому Велесу, связанного также с медвежьим культом. Еще в XIX в. память о нем жила в ростовской поговорке: «Он зол, как идол Велес».
Ростов - один из древнейших городов России. В старейшей русской летописи «Повести временных лет», в записи за 862 год о нём идет речь как о существующем городе, которым владел варяг Рюрик и где «первые насельники» принадлежали к фино-угорскому племени меря; в дальнейшем летопись сообщает, что «в Ростове сиде князь, под Олегом суще».

О времени возникновения собственно Ростова, существуют различные гипотезы: одни из них предполагают возникновение города в раннюю эпоху, другие - перенос с Сарского городища в X в.

А. Е. Леонтьев считает Сарское городище - племенным центром меря, Ростов - опорным пунктом Новгорода. По мнению В. Плешанова, основывающемся на результатах последних археологических исследований, Ростов возник как мерянский поселок в кон. VIII в. или несколько раньше; во времена Рюрика он стал центром сбора дани в пользу Новгорода, оставаясь в других отношениях пригородом Сарского городища; с дальнейшим развитием государственных отношений, в 10 в. он приобретает господствующее значение. История о Казанском царстве упоминает черемис (мари) как коренных жителей Ростова, часть из них не пожелали креститься и поэтому покинули город отправившись к родичам за Волгу. Другая, основная часть осталась и имела в составе позднего Московского царства свои национальные автономии (Мерьские станы). Местные черемисы-мари имели самоназвание «мäpы» (меря), которое сохранилось у этногруппы северозападных мари, проживающих ныне в нижегородской и костромской областях.

Седыш-Град - Городище Сунгирь

Сунгирьское поселение под Владимиром играет роль, схожую с Сарским городищем под Ростовом. Это крупный укрепленный населенный пункт, ведущий активную торговлю и являющийся оплотом княжеской администрации в мерянских землях Северо-Восточной Руси. Хронологически поселение существует с VII по XII век, хотя не исключено (по керамическому материалу - наличие фрагментов краснолощенной керамики (Федорина, 2011б, С. 112) его существование в XIII - XV вв. На первоначальном этапе поселение было типично мерянским, позднее население подвергается сильной аккультурации, что нашло свое отражение как в материальной культуре, так и в погребальном обряде синхронного некрополя. В дальнейшем городище, возможно, становится боярской усадьбой и малодворным поселением, просуществовавшим до XIV века (это подтверждает находка монеты - подражания золотоордынским деньгам, датированным 1350-ми годами (Федорина, 2011б, С. 112).
См. Городище Сунгирь.
Племя мурома. Раннее средневековье (5-9 вв.)
Мерянская культура. Сарское городище. Раннее средневековье (5-9 вв.)
Мещера, мещеряки, мишари.
Племя мещера.

ИСТОРИЯ Владимирской области.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (11.05.2015)
Просмотров: 1256 | Теги: археология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика