Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.11.2017
06:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 382

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [719]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [183]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [16]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]
Революция 1917 [43]

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

О репетиторстве во Владимирской духовной Семинарии (1877 г.)

О репетиторстве во Владимирской духовной Семинарии

(По поводу постановления Епархиального съезда 1877 года)

В октябре месяце 1876 года, в виду имевшего быть в скором времени епархиального съезда, один из преподавателей математики словесно заявил о. Ректору Семинарии о необходимости репетиторства для учеников I класса слабо успевающих по этому предмету, выразив при этом и согласие быть репетитором, если бы духовенство ассигновало соответственное трудам вознаграждение. О. Ректор обещал предложить на обсуждение педагогического собрания Правления вопрос о репетиторстве, заметив, что в I классе оно необходимо не по математике только, но по древним и русскому языкам, так как по этим предметам ученики училищ оказываются слабее подготовленными, почему и процент неуспевающих по ним в Семинарии больше, чем по другим предметам, несмотря на принимаемые преподавателями и начальством меры. Вот каким образом возник вопрос о репетиторстве в Семинарии; экономическая сторона этого вопроса и была передана Правлением на обсуждение Епархиального съезда. На первый раз Правление испрашивало до 500 руб., имея вероятно в виду учредить репетиторство по одному или по двум предметам первого класса, не более.
Судя по незначительности испрашиваемой суммы на дело весьма важное и в высшей степени полезное, трудно было ожидать отказа; но к сожалению съезд отказал, или, что в сущности одно и тоже, отложил суждение о сем предмете на неопределенный срок. Говорим «к сожалению», потому что Епархиальный съезд собирается редко, а репетиторство по нашему мнению, основанному на семилетней практике, дело необходимости нетерпящей отлагательства. Без репетиторства, при обширности семинарских программ и недостаточной подготовке учеников в училище, нет возможности поставить учебное дело, по некоторым по крайней мере предметам, так, как того требует польза заведения, т. е. чтобы хотя 4/5 всего класса знали предмет основательно, не считая вовсе неспособных к ученью. Выраженные в постановлении съезда мотивы, по которым он отказал в просимой на репетиторство сумме, и личная беседа с некоторыми депутатами съезда (после состоявшегося уже определения) убеждают нас, что духовенство мало знакомо с положением учебного дела в Семинарии после преобразования и не разделяет нашего убеждения в важности и необходимости в ней репетиторства. Это обстоятельство вызывает нас сказать несколько слов о сем предмете.
Разумное преподавание какого бы то ни было предмета требует, чтобы шагу не было сделано вперед прежде, чем ученик усвоит преподанное с надлежащим пониманием, основательностью и отчетливостью, и будет уметь выразить усвоенное правильным и соответствующим предмету языком, а преподавание математики без соблюдения этого педагогического требования просто невозможно: такова внутренняя связь между частями этой науки. После преобразования семинарий все предметы преподаются в них по утвержденным Св. Синодом программам, прохождение которых в известный срок для преподавателя обязательно. Спрашивается, как без помощи репетиторов согласить помянутое основное педагогическое правило с обязательным выполнением программ, когда известно, что в классе рядом с учениками отличных и хороших дарований сидит значительный процент посредственных, или, как говорят, тугих на понимание, и когда в тоже время известно, что широта программы для известного срока сообразована с средним уровнем учащихся? Очевидно, посредственные ученики с первых же уроков должны отстать от товарищей, — и преподаватель почти ни чем не в состоянии помочь им. «Почему?- удивится кто-нибудь: следует только остановиться подольше на уроке не всеми усвоенном!» Это так, но тогда пришлось бы в ущерб большинству учащихся и в ущерб программам, останавливаться подольше почти на каждом уроке. Как скоро дан определенный учебный материал и на определенный срок, преподаватель обязан распределить его надлежащим образом на весь учебный год, или начертить себе план преподавания. Незначительные и нечастые отступления от этого наперед начертанного плана могут пройти незаметно, но значительные и частые непременно отзовутся на своевременном выполнении программ, а след. на интересах большинства учащихся. Но если т. об. преподаватель, не нарушая общего хода преподавания, не может помочь ученикам посредственным, репетиторы оказали бы им большую услугу: что не усвоено или не понято учеником в классе при объяснении, было бы восполнено на репетиции. Таким образом при репетиторстве будут не успевать только упорно ленивые или совершенно бездарные, а без репетиторства в числе не успевающих сказываются и такие, которые и трудолюбивы и здраво-мысленны, но туги на понимание (главн. обр. по недостатку подготовки).
А мало ли других случаев, когда не посредственные только, но и с хорошими способностями ученики нуждаются в помощи репетитора. Первое место между ними занимает болезнь, но об ней нечего распространяться: каждый по опыту знает, как трудно бывает после болезни без посторонней помощи восполнить пропущенное. Но вот обстоятельство, может быть не всем известное, хотя и часто повторяющееся то с тем, то с другим учеником. Положим, что по известному предмету — три урока в неделю и расположены так: во Вторник, Среду и Пятницу. След. урок, объясненный в Пятницу, ученик будет готовить в Понедельник вечером. На классе в Пятницу урок внимательно выслушан учеником и понят; но проходят Суббота и Воскресенье, объяснение наставника позабыто, а учебник не понятен. Как быть в этом случае ученику? При репетиторстве забытое может быть во — время воспроизведено в памяти, а без репетитора урок так и остается по большей части непонятым и неусвоенным, за ним — другой, третий, а последующие, как основывающиеся на предыдущих, уже не будет поняты и при объяснении наставника в классе; таким образом и порядочный ученик оч. легко может попасть в категорию малоуспешных.
В виду этих и подобных им обстоятельств почти во всех светских учебных заведениях, особенно в военных, нанимаются или особые репетиторы, или репетиторство поручается самим преподавателям; к тому же средству прибегают и заботливые, более или менее достаточные, родители. В семинариях же репетиторство необходимо, кроме указанных, еще по особым причинам, касающимся только духовно-учебных заведений. Факт духовенству не безызвестный, что из училищ в семинарию переходит много учеников вообще недостаточно развитых и подготовленных, и в частности по Арифметике, Русскому языку, да, если не ошибаемся, и по древним языкам. Спрашивается, каким образом преподаватели Математики и Словесности могут восполнить сей недостаток, весьма затрудняющий преподавание этих предметов? Мы не видим иного средства, кроме репетиторства. Если кто из читателей возразит нам: «зачем же принимать в семинарию недостаточно подготовленных», то мы ответим на это, что тогда из 140 — 150 держащих ежегодно приемный экзамен, пришлось бы принять не более половины или трети, а это едва ли было бы желательно духовенству, не пожелавшему репетиторства. С другой стороны, на приемных экзаменах просто нет возможности узнать, кто хорошо и кто недостаточно подготовлен. Не говорим уже о разных случайностях, которые бывают на всяких экзаменах, — это невозможно уже по тому одному, что приемные экзамены слишком кратковременны для такой массы, какая ежегодно является на экзамен. Положим, экзамен держит 150 человек; по Уставу их должно отэкзаменовать в недельный срок; след. более одного дня на предмет посвятить не придется. Экзамены по Уставу должно производить в часы учебные т. е. от ½ 9-го до 2 ¼ - — значит, за исключением ¾ отдыха, в продолжении 5 часов или 300 минут. Таким образом на каждого ученика приходится не более 2 минут. Судите сами, что можно узнать в две минуты.
Недостаточная подготовка по некоторым предметам училища отражается на учениках во все продолжение семинарского курса. Более способные и усердные ученики еще успевают, так сказать, выправиться, а менее способные так и курс оканчивают с отпечатком недоучки, не зная русского правописания и не умея написать и прочитать правильно десятичной дроби. В силу того общего закона, по которому худое резче бросается в глаза, чем хорошее, действительно образованные семинаристы, поступающие в высшие учебные заведения, почти вовсе не замечаются, а этих недоучек постоянно ставят в укор семинариям и семинарскому образованию вообще. Справедлив ли этот укор или нет, здесь не место рассуждать, но причину его введением репетиторства можно было бы значительно ослабить, если не совсем искоренить. Если бы кто указал на большую, чем водится, строгость в экзаменах и переводах из класса в класс, как на средство освободить семинарию от недоучек, тот этим доказал бы только, что он предпочитает больной член отрезать, а не лечить. Надобно помнить, что заведение существует для учеников, а не ученики для заведения. С этой точки зрения строгость должна быть прилагаема только к упорным лентяям; относительно же малоуспешных по другим причинам репетиторство — вернейшее и лучшее средство. Отказывая в этом средстве, духовенство тем самым или обрекает большой процент учащегося юношества на исключение, или наперед записывает его в недоучки. Духовенство равнодушно смотрит на последнее; дай Бог, чтобы не постигло его первое: то или другое будет зависеть от воззрений на учебное дело начальства и преподавателей.
По некоторым предметам, преподаваемым в училищах и семинарии, последняя стоит в теснейшей связи с первыми; так например преподаватели математики и древних языков в семинарии суть прямые продолжатели дела, начатого в училищах по этим предметам. Учителя училищ могут не знать требований семинарских программ, и потому не знать, на какие отделы преподаваемых ими предметов должно обратить особенное внимание в видах облегчения преподавания их в семинарии. Говоря это, мы не предположение делаем, а высказываем факт, повторяющийся ежегодно; не приводим же в доказательство частных примеров потому только, что пришлось бы заговорить о предмете, не совсем понятном для читателей. Репетиторство принесло бы здесь ту пользу, что на репетиции было бы восполнено то, что на уроке пройдено молчанием, или о чем упомянуто только мимоходом, как об известном уже, хотя оно часто бывает совершенно забыто.
Из сказанного видно, как серьезны те общие и частные причины, по которым репетиторство желательно в Семинарии: оно не есть педагогическая роскошь, а насущная потребность. Теперь посмотрим, так ли серьезны причины отказа в просимой на репетиторство сумме.
Отказать можно было по двум, и только по двум, причинам: во-первых, по неимению испрашиваемой суммы и невозможности собрать ее, во-вторых потому, что дело, на которое она испрашивалась, признано съездом ненужным, излишним. До напечатания постановления съезда мы так и думали, что которая-нибудь из этих причин положена в основание отказа; но оказалось, что съездом руководили в этом случае соображения совсем иного рода.
Вопрос о репетиторстве имеет две стороны: педагогическую и экономическую; первая, по нашему мнению, безусловно подлежит обсуждению педагогического собрания Правления Семинарии, вторая — обсуждению епархиального съезда. Педагогическое собрание должно решить, по каким предметам нужны репетиторы, кому поручить репетиторство, в каком порядке вести дело и какое можно положить вознаграждение репетиторам за их труды, а съезд — изыскать потребные для сего средства. Разумеется, как хозяин епархиального капитала, он имеет право просить Правление ознакомить его с причинами необходимости репетиторства и самым способом, каким предполагалось вести его. Но съезду угодно было взглянуть на это дело иначе: он вполне подчинил себе как экономическую, так и педагогическую сторону вопроса и, находя с педагогической точки зрения репетиторство неудобоисполнимым, почти невозможным, а с экономической — несвоевременным по причине многих других «важнейших и неотложных нужд», в просимой сумме отказал. Таким образом съезд взглянул на дело с точки зрения чисто практической: мало того, что репетиторство необходимо, надо еще, чтобы оно было удобоисполнимо: в противном случае не для чего и вводить его. Выше мы не касались этой стороны вопроса, потому что здесь ее уместнее рассмотреть. Допустим сначала, что Правление Семинарии, когда посылало на съезд предложение об ассигновании 500 руб., само еще не выяснило себе эту сторону дела и что репетиторство впоследствии оказалось бы действительно неудобоисполнимым; что потеряло бы чрез это духовенство? Ровно ничего! Получив согласие съезда на просимую сумму, Правление немедленно должно было-бы обдумать, как вести дело, и найдя неудобоисполнимым, возвратило-бы сумму, — и это, вероятно, случилось бы не позже месяца по закрытии съезда; однако ж никому из депутатов съезда это в голову не пришло; не пришло и то, что Правление Семинарии состоит из лиц, стоящих у самого дела образования духовного юношества, и след. может знать лучше съезда, что удобоисполнимо и что нет, тем более, что депутаты съезда все воспитанники Семинарии не преобразованной, которым потому самому естественно и не знать требований преобразованной. Уже по одному этому выставленную съездом неудобо-исполнимость репетиторства не можем назвать серьезною причиною отказа, равносильною указанным выше причинам необходимости введения репетиторства. Но посмотрим, в чем съезд полагает неудобо-исполнимость его.
«Нанимать репетиторов для слабоуспевающих воспитанников, — гласит постановление съезда, — когда сии последние живут на разных квартирах, неудобно уже потому одному, что квартиры учеников, требующих репетиторства, могут быть отдалены одна от другой, — репетитор не будет иметь охоты, надлежащего усердия или даже возможности ходить по квартирам для того, чтобы по всем предметам обширной Семинарской программы преподавать ученикам и притом за 500 р.». Действительно, при такой постановке дела репетиторство невозможно, да и репетитора такого, который взялся бы преподавать по всем предметам обширной Семинарской программы, не найдешь не только за 500 р., но даже за 5000 p. Ho кто ж создал эту невозможность, как не сами депутаты съезда? На каком основании, прежде всего, они порешили, что репетиторство требуется по всем предметам Семинарского курса? В предложении Семинарского Правления об этом вовсе не упоминается; не видно также, чтобы съезд обращался в Правление за разъяснением этой стороны дела. Очевидно, они так порешили потому только, что им так показалось, и тем доказали не невозможность или неудобо-исполнимость репетиторства, а только свое незнакомство с положением учебного дела в Семинарии. Репетиторство, как замечено выше, необходимо не по всем предметам Семинарского курса, а лишь по некоторым преподаваемым в I классе, и прежде всего по математике. В V и VI классах малоуспешных вовсе не встречается, в III и IV они довольно редки, да и то по лености, — и только в I и II классах процент их оч. значительный; но малоуспешность второклассников в большинстве случаев есть уже следствие, причину которого должно искать в предшествующих классах семинарии и училища. Если бы депутаты съезда взяли на себя труд глубже вникнуть в это важное дело, то самая незначительность испрашиваемой суммы навела бы их на мысль, что Правление признавало репетиторство необходимым не по всем предметам, а только по некоторым.
Точно также не существует и другое затруднение, усматриваемое съездом в хождении репетитора по квартирам малоуспешных учеников для отправления своей обязанности. Как поставлено в этом отношении преподавание, так должно быть поставлено и репетиторство, потому что в сущности оно ни чем не разнится от преподавания. Ученики, нуждающиеся в репетиторе, пусть приходят к назначенному сроку в здание Семинарии, где их и будет ожидать репетитор; срок можно назначить от 6 до 8 часов вечера.
«Нельзя предположить, говорится далее в постановлении съезда, чтобы при означенных условиях взял на себя должность репетитора кто либо из преподавателей Семинарии». Мы видели выше, что «означенные условия» оказались не существующими на деле; след. с этой стороны ничто не препятствует преподавателям взять на себя должность репетитора — каждому по преподаваемому им предмету. Другое дело, если преподаватели сами по каким бы то ни было причинам не согласятся быть репетиторами: тогда возникнет действительно серьезное затруднение. В военно-учебных заведениях в этих случаях репетиторство поручается воспитателям; эти последние вместе с учениками выслушивают в классе объяснения преподавателя, усвояют его приемы и потому могут вполне заменить преподавателя. В Семинарии же гг. помощники инспектора, не уклоняясь от своих прямых обязанностей, быть репетиторами не могут. Вероятно Правление Семинарии предвидело это затруднение, потому что в своем предложении съезду о репетиторстве оставляет за собою право поручать репетиторство преподавателям или надзирателям. Под надзирателями здесь, очевидно, разумеются студенты Семинарии, назначаемые на епархиальные средства в помощь инспекции. Об них съезд замечает: «надзиратели же Семинарии, как получившие только Семинарское образование, не могут быть полезными репетиторами». Замечание это совершенно справедливо, хотя не Семинарское образование, а другое обстоятельство может быть им помехой в деле репетиторства. Гг. надзиратели суть те же помощники инспектора, только с меньшим окладом содержания и меньшими правами, след. находятся в зависимости не от Правления, а ректора и инспектора; последние, очевидно, могут во всякое время отвлечь надзирателя от репетиторства для исполнения его прямых обязанностей. С другой стороны степень студента Семинарии по уставу дается только за успехи в V и VI классах; след. в надзиратели могут попасть молодые люди, не имеющие надлежащих познаний в предметах требующих репетиторства; при том же выбор надзирателя принадлежит исключительно ректору с инспектором и след. легко может пасть на людей годных в надзиратели и негодных в репетиторы. — О надзирателях съезд кроме сего еще замечает, что они по отзывам самого начальства обременены занятиями и потому не могут быть полезными репетиторами. Но здесь, очевидно, недоразумение: о несуществующих надзирателях начальство такого отзыва сделать не могло; съезд не понял, о каких надзирателях упоминается в предложении Правления, принял их за одно с помощниками инспектора, и в отзыве начальства об их занятиях нашел новый повод отказать в репетиторстве.
Впрочем, как бы там ни было, все-таки, по нашему мнению, вполне надежными репетиторами могут быть только сами преподаватели. Выше замечено, что один из преподавателей математики изъявлял, при объяснении с ректором, согласие быть репетитором по своему предмету. Смеем думать, что и другие преподаватели с своей стороны выразили бы согласие, потому что репетиторство тесно связано с успехами преподавания. След. и с этой стороны съезд не имел серьезного, достаточного повода отказать в репетиторстве.
Далее съезд становится на экономическую точку зрения и, не указывая прямо на недостаток епархиальных средств, выражает причину отказа довольно неопределенно такими словами: «а главное у духовенства Епархии в настоящее время слишком много важнейших и неотложных нужд,- как-то постройки зданий училищ и общежитий, заведение обще-епархиального свечного завода и др.».
Чтобы это выражение имело в данном случае надлежащее значение и смысл, его, очевидно, нужно понимать так, что эти «важнейшие и неотложные нужды» будут поглощать весь остаток обще-епархиального капитала ежегодно собираемого на духовно-учебные заведения, а установить новый сбор на репетиторство (по 50 коп. с прихода) будет обременительно для духовенства. Если так, то нам, для оценки основательности этой причины отказа, следует только рассмотреть на основании журнальных определений самого съезда, из каких источников предположено удовлетворить означенным нуждам.
Самых больших затрат потребует, бесспорно, устройство общежития для учеников Семинарии. Но духовенство не имеет в настоящее время, по замечанию съезда, «никаких» на то средств, а потому и постановлено суждение о сем предмете отложить до того времени, когда у духовенства будут иметься средства (заседание 13 января вечером).
Сравнительно меньших затрат потребует устройство училищных зданий в г.г. Шуе и Муроме и окончание общежития для учеников Владимирского училища. На капитальные поправки Муромского училища съезд постановил выдать округу заимообразно до 4000 р., если таковые окажутся наличными в остатках обще-епархиальных сумм; Владимирскому училищу съезд отказал (зас. 15 янв.), а Шуйское даже и не обращалось к съезду с просьбою о вспомоществовании.
На устройство свечного епархиального завода постановлено: а) просить о.о. настоятелей Флорищевой пустыни и Спасского Суздальского монастыря о ссуде в заем потребного количества денег; б) пригласить духовенство епархии и церковных старост в свое время к пожертвованиям и ссуде в заем (засед. 16 янв. утро).
Таким образом из остатков обще-епархиального капитала предположено оказать помощь только Муромскому округу да и то заимообразно, с уплатою ссуды в три года; между тем как, главным образом в виду сих «неотложных и важнейших» нужд, суждение о репетиторстве — нужде не менее важной и неотложной, только в другом роде — отложено до устройства общежития при Семинарии, т. е. на самое неопределенное время. После этого трудно понять, каким образом «неотложные нужды», тем не менее отложенные, могли послужить достаточною причиною к отказу в 500 р. на репетиторство.
Достойно примечания и другое обстоятельство. На предложение о. председателя о том, что «предвидится надобность устроить при Семинарии 3-й епархиальный класс», съезд без затруднения отвечал: «средства на содержание которого (т. е. 3-го епарх. класса) мы имеем доставить, когда будет нужно». Из этого кажется, можно заключить, что сбор потребный на открытие 3-го епарх. класса по меньшей мере в 1000 р. не может затруднить духовенство: тем более не мог бы затруднить его сбор в 500 р. на репетиторство, а если бы не так, то и съезд, старательно искавший причин к отказу даже там, где их нет, не преминул бы, без сомнения, поставить сие на вид в своем постановлении.
Итак и с экономической точки зрения причины отказа не могут быть названы достаточными, равносильными потребности репетиторства.
А соображая все сказанное, приходим к тому неизбежному заключению, что депутаты съезда не оценили важности репетиторства в педагогическом отношении, а потому и не признали его необходимости для Семинарии, хотя и не высказали этого прямо в своем постановлении. Указанные же препятствия частью придуманы для того только, чтобы чем-нибудь мотивировать отказ, а частью суть следствие малого знакомства духовенства с положением учебного дела в Семинария.
N.
(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 14-й. 15-го июля 1877 года).
Владимиpская духовная семинаpия

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (19.10.2017)
Просмотров: 28 | Теги: Владимир, учебные заведения, Владимирская епархия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика