Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
05.12.2016
17:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
12 ступеней [77]
Тела человека [41]
Добродетели [40]
Чувства [53]
Женственность [58]
Привязанность [11]
Освобождение [16]
Трансфизика [72]
Энергетические каналы [0]
Единство [28]
Мужественность [15]
Сознание [4]
Карма [11]
Целительство [71]
Медитации [9]
Притчи [52]
Сновидения [10]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Самопознание » Привязанность

Ограничивающие убеждения

ИНФЕКЦИЯ

У нас имеется много страхов, которые являются страхами матери, так как мы тесно связаны с матерью, и в результате, сами того не зная, смотрим на мир её глазами. Перенимания чувств и мыслеформ у тех, кто нас вырастил, можно назвать инфекцией. Инфекция — это все негативные влияния, оказанные на нашу энергию обусловленностью. Сами того не зная, просто дыша одним воздухом с теми, кто о нас заботился, мы впитали подавляющие убеждения и страхи, негативные ожидания и чувство ограничения. В детстве мы словно беспомощные резервуары, в которые вливаются страхи и негативность подавляющего общества и тех, кто нас растит. Такой процесс можно назвать инфицированием. Инфекция проникает в наши мыслеформы без нашего ведома и распространяется, воздействуя на все стороны жизни: на энергию, самооценку, творчество, отношения, сексуальность, разум.

Концепция инфекции помогает многое объяснить во внутреннем опыте нашего подсознательного "Эмоционального Ребёнка". Без неё трудно понять, откуда взялось у нас внутри столько страха, стыда, ограничений и сомнений в себе. Она помогает прояснить, почему оказывается, что мы воспроизводим образ жизни и сценарии, принадлежавшие одному или обоим родителям. Конечно, не всё, чем мы были инфицированы, негативно. Многие и из наших позитивных качеств частично, каким-то таинственным образом, получены по наследству. Но я сейчас фокусируюсь на том, как "Эмоциональный Ребёнок" в нас выработал страхи, стыд и недоверие, и подчеркиваю, что значительная часть этого приходит из инфекции. Другой термин, применяемый к инфекции называется — «негативное связывание». В невинности и беспомощности детства мы естественно сливаемся с теми, кто нас растит. Если то, с чем мы сливаемся, загрязнено страхами и негативностью, то такое слияние негативно.

Если исследовать любой специфический страх или модель поведения, часто можно отследить причину его появления до убеждения или поведения одного из заботившихся о нас в детстве. Обычно в том, как; мы выражаем страхи в сегодняшней повседневной жизни, отражается способ выражения страхов одного или обоих родителей. Наши негативные и критические подходы к себе и жизни в целом часто отражают сходные позиции наших родителей. Отношение к деньгам, сексуальности, успеху или игривости можно отследить до обусловленности, данной нам родителями, учителями, священниками или другими людьми, значительными в нашем формировании.

До исследования "Внутреннего Ребёнка" мы можем даже не подозревать, что эти верования нам не подходят. И источник нашей инфекции лежит в гораздо более значительной плоскости, чем просто доверчивое впитывание убеждений близких людей. Это сам воздух, которым мы дышим. Подавление, негативные верования, мания самообороны, соревновательность и давление глубоко впечатаны в нашу культуру. Мы не можем этого избежать.

Другой способ понимания инфекции — увидеть, что каждый из нас был отлит в определённую форму согласно всем отражениям, подавлениям, верованиям и схемам поведения, переданным нам. Мы буквально стали такими, какими нас ожидали увидеть ("По Образу и подобию"). И именно это мы теперь думаем и чувствуем о себе. Мы ведём себя, как автоматы, проигрывающие заложенный в них сценарий. Инфекция создала формы для отливки, и все наши концепции о том, кто мы такие, являются скульптурами, отлитыми по этой форме. Для нас невообразимо думать или вести себя по-другому. Мы просто именно такими себя ощущаем.

Требуется безмерная храбрость, чтобы обнаружить инфекцию, не говоря уже о том, чтобы из неё вырваться. Это, безусловно, самый храбрый шаг, который мы только можем совершить в жизни. Обусловленность — религия, культура, социальный класс, в котором нас воспитали, — даёт нам чувство тождественности. И обычно мы не осознаём, как всё это нас душит, или что вообще может быть какой-то другой способ жить, кроме того, которому нас научили. Суждения и давление, пришедшие с инфекцией, проникли глубоко вовнутрь. Мы всю жизнь верили, что голоса внутренних и внешних критиков — правильны, а мы сами, как таковые, — неадекватны. Инфицирование случилось с нами так рано, что мы никогда не знали никаких «других себя». Мы думаем, что наше подвергнувшееся влияниям «я» — и есть мы сами. Это наша самая глубокая отождествлённость.

Очень страшно шагнуть в сторону от того, что так долго было знакомым. Но, чтобы случились перемены, требуются время и терпение. Нашу чувствительную и уязвимую сторону ужасает отрыв от того, чему нас учили. Для нашего "Эмоционального Ребёнка" это означает брошенность, наказание и, может быть, вечное проклятие. Для ребёнка твёрдо придерживаться верований и сценариев в жизни — означает выживание и чувство принадлежности. Развязаться с обусловленностью — означает изоляцию и голод.

В нашем поведении есть образцы, проникшие в нас какими-то неизвестными путями и, может быть, вообще необъяснимые. Иногда мы не можем обнаружить, почему действуем так, а не иначе. Причины могут быть погребены в семейных тайнах или склонностях, которыми мы таинственным образом заразились.

Например, у сына или дочери алкоголика могут быть сильные склонности к попаданию в зависимость в стрессовых ситуациях. Другой человек, родители которого придерживались строгой религиозности, были жёстки в суждениях и жили в подавлении, может найти в себе похожие жёсткие структуры. Сын или дочь ипохондрика могут испытывать ту же проблему постоянных страхов или болезней. Ребёнка суицидального родителя могут посещать суицидальные состояния. И так далее. Иногда эти модели поведения и склонности можно отследить к родителям родителей или другим родственникам. Или человек может проигрывать семейную тайну, и, лишь когда тайна раскрыта, его поведение иди верования становятся объяснимыми.

Чем глубже мы исследуем инфекцию, тем больше понимаем, что очень многое в наших взглядах на жизнь, поведение и энергии подверглось чужеродным влияниям. Нам нужно изучить каждое отдельное верование, которого мы придерживаемся, и посмотреть, действительно ли оно принадлежит нам, или это часть инфекции. Нас ждёт постепенное исследование наших подходов к сексуальности, чувствованию, личной силе, спонтанности, ответственности, духовности, отношениям, браку, заботе о теле, еде, учебе, деньгам и работе. Само рассмотрение всего этого с вопросительным знаком в уме постепенно позволит нам себя «дезинфицировать». Если что-то вызывает отклик в нижней части живота, это наше, если нет, это инфекция. Поначалу может быть невозможно почувствовать, есть ли отклик в нижней части живота. Согласно моему собственному опыту, чтобы развить такую осознанность, требуется время.

Исследование инфекции

1. Изучите каждое верование и поведение в отношении сексуальности, духовности, личной силы, индивидуальности, чувствования, денег, способности отдавать, отношений и брака, ответственности и свободы, семьи, еды и тела, работы и расслабления.

2. Спросите себя:
а) От кого это пришло?
б) Как бы было, если бы я не слушался(лась) этого верования или не вел(а) себя так, как, мне кажется, должен(на) себя вести?

Прорабатывание инфекции подобно тому, чтобы убить дракона. Наша обусловленность — словно огромное огнедышащее чудовище, угрожающее испепелить нас пламенем, если мы шагнём в сторону от прочерченной линии. Эмоциональному Ребёнку не хватает храбрости, чтобы сражаться с драконом. Но у другого пространства внутри нас она есть. Искатель в нас подобен Геркулесу нашего существа. Как бы ни был силен наш искатель, если мы хотим оставаться в соприкосновении с чувствительностью, мы должны также оставаться в соприкосновении со страхами Эмоционального Ребёнка. Если наше намерение найти себя искренне, модели поведения и верования, не принадлежащие нам, постепенно отпадают. Жизненная сила изнутри нас естественным образом утверждает себя вопреки всем нашим страхам.

В процессе обнаружения и исцеления инфекции наступает деликатный момент, когда мы осознаём, как глубоко были обусловлены и деформированы негативными подходами и сценариями. Тогда легко потеряться в гневе, обиде и обвинении. С одной стороны, нам необходимо прочувствовать, как обусловленность подавила в нас энергию и чувства; с другой стороны, если мы будем накапливать обвинения и обиды, это нам ничем не поможет.

УПРАЖНЕНИЯ

1. Обнаружение инфекций.
Исследуйте свои принципы в обращении с деньгами. Запишите их. Теперь запишите принципы в обращении с деньгами каждого из родителей.
Сравните эти два списка. Вернитесь к своему списку и пересмотрите принципы один за другим, отмечая, принадлежит ли каждый из них вам или является частью инфекции.

2. Обнаружение страхов, подкрепляющих инфекции.
Теперь спросите себя, какое ощущение в вас возникнет, если вы отпустите все те верования, которые оказались не вашими? Какие специфические страхи при этом всплывают?

3. Поиск следов инфекции.
Вы можете применить подобное исследование к подходам и убеждениям в других областях жизни. Начните замечать, что по внутреннему ощущению вам «не годится». То, что вызывает некое ощущение автоматичности, — часть инфекции.

4. Пересмотр убеждений.
В самых важных областях жизни пересмотрите верования, впитанные от социального класса, религии и культуры, в которых вы выросли. Снова проверьте, какие из них вам подходят, какие — нет.

1. Мы не сможем открыть, кто мы такие, пока не увидим собственную инфекцию. Наши действия и концепции себя полны верований и моделей поведения, которые нам не принадлежат. Они были непроизвольно унаследованы от тех, кто нас вырастил. Инфекция распространяется на все аспекты нашей жизни.

2. Мы лучше поймём инфекцию, если осознаем, насколько глубоко и тонко она внедрена в наш ум, и увидим, в какую тюрьму она заключает нашу жизнь. Когда мы систематически просматриваем различные аспекты нашей жизни, то становится яснее и яснее, что многое из того, что мы думаем, автоматично и механично, и что-то из этого может больше нам не подходить. Что-то может перестать быть правильным по внутреннему ощущению.

3. Как бы то ни было, важно также признавать и принимать огромный страх, возникающий, когда мы отходим от обусловленности. Искатель внутри тянет нас к тому, чтобы найти себя, но Эмоциональный Ребёнок всегда остаётся в глубоком страхе перед тем, чтобы «отступить от заданной линии».

Исцеление инфекции — долгий процесс, требующий большой храбрости, терпения и осознанности.

© Томас Троуб

ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ УБЕЖДЕНИЯ

Начало образованию убеждений кладут те, кто воспитывает ребёнка. В подавляющем большинстве случаев это родители. Самые первые убеждения - самые сильные. Они формируются в детстве. Эти убеждения называются базовыми. Ребёнок создаёт их без обдумывания. Такие убеждения появляются в результате чувств и принимаются ребёнком до того, как он начинает говорить. Они складываются с рождения. К трём - четырем годам создаются все базовые убеждения. До двенадцати лет ребёнок их дополняет. В юношеском возрасте убеждения обрастают мыслями, которые помогают придать базе черты реальности.

Итак, начало формирования убеждений - раннее детство. Как это происходит? Маленький ребёнок воспринимает мир как нечто огромное, а взрослых как великанов. Родители для него - всемогущи. Именно они определяют - жить ему или умереть. Если он не видит родителей, если он испытывает голод, холод, то ситуация воспринимается им как угроза жизни. Если родители показывают ребёнку своё отрицательное отношение, гнев, то это равнозначно уходу, а тем самым и смерти. Если у ребёнка рождается брат или сестра, он испытывает дефицит внимания и опять считает себя ненужным.

Взрослея, ребёнок по - прежнему зависит от родителей. Их отношение, милость определяет, будут или не будут удовлетворяться его потребности. В соответствии с этим ребёнок начинает строить своё поведение так, чтобы остаться живым и удовлетворить свои потребности. Регулируют же это поведение базовые убеждения.

Формирование базовых убеждений начинается ещё тогда, когда ребёнок не умеет разговаривать. Тем не менее, он тонко воспринимает интонацию, жесты, движения тела, запахи и звуки. Если мать нежно прижимает к себе ребенка, то он воспримет это также, как слова: «Я люблю тебя!» Если же она не даёт ребенку почувствовать прикосновение, тепло своего тела, он воспринимает это как «Я отвергаю тебя!». Кроме непосредственного поведения родителей на формирование базовых убеждений в раннем детстве может оказать то, что с ними не связано, но воспринимается ребёнком как угроза для жизни. Всё, что происходит вокруг ребёнок воспринимает как исходящее от родителей. Это и громкий шум, и резкие движения, и одиночество во время пребывания в больнице.
Кроме того, базовое убеждение может сформироваться как механическое копирование поведения взрослых. Чтобы добиться исполнения своих желаний, ребёнок делает так же, как его родители во взаимоотношениях друг с другом. При этом мальчик чаще копирует отношение отца к матери, а девочка - матери к отцу.

Когда ребёнок начинает понимать обращённую речь, слова, родители дают ему материал для формирования убеждений в форме прямых сообщений. Здесь мы рассмотрим те указания родителей, которые имеют наибольшее значение для формирования зависимой части.
Здесь мы рассмотрим те из них, которые более важны для образования зависимой части.

Не живи (Умри).
Не будь ребенком.
Не чувствуй себя хорошо (не будь здоровым).
Не расти.
Не делай (ничего не делай).
Не будь близким.
Не думай.
Не чувствуй.


1. Не живи (Умри). Это сообщение родителей является одним из самых главных для формирования зависимой части. Родители сообщают ребёнку «Не живи!» в различной форме и, чаще всего, не всерьёз. Это происходит потому, что родитель чувствует, что ребёнок мешает ему, отбирает силы и внимание, которые он (его жена) раньше тратил на себя. Человек, имеющий соответствующее базовое ограничивающее убеждение считает себя недостойным, ненужным, ограниченным. В течение жизни он выполняет действия, которые приведут к осуществлению этого убеждения. В большинстве случаев такое послание родителей вызывает в ребёнке огромное сопротивление. Он формирует сложные обходные пути, чтобы не умереть. В результате формируются ограничивающие убеждения типа: «Я буду жить, пока...». Далее следует например: «... буду много работать». В результате формируется зависимая часть, которая заставляет действовать также однобоко. Хотя она и сохраняет человеку жизнь, но не приносит счастья, свободы. Такая социально одобряемая зависимость рано или поздно переходит в обычную зависимость.

2. Не будь ребёнком. Это более мягкий вариант той же ситуации. Когда родители чувствуют, что ребёнок забирает их силы, внимание, заботу, это может передаваться в сообщениях типа: «Единственный ребёнок - это я. Я позволю тебе жить, если ты будешь взрослым». Это может выражаться в известнейших фразах типа: «Большие мальчики не плачут» или «Ты уже большой, чтобы...». Такие же послания адресуют ребёнку родители, которые никогда не вели себя как дети, и поэтому неуютно чувствуют себя с детьми. Иногда это убеждение формируют старшие или единственные в семье дети, которые берут на себя ответственность за конфликты, трудности в семье. Зависимая часть перерабатывает фразу «Не будь ребенком» в убеждение, имеющее смысл «Нельзя радоваться» («Нельзя получать удовольствия»). Во всех случаях формирования этого убеждения, вырастая, человек не может вести себя раскованно, творчески, испытывает дискомфорт в ситуациях, связанных с развлечениями и удовольствиями.

3. Не чувствуй себя хорошо (не будь здоровым). Такое убеждение формируется, когда ребёнок получает заботу, внимание, любовь только в случае болезни. Второй вариант - постоянная оценка ребёнка как слабого, болезненного и послабления, поощрения ему в связи с этим.

4. Не расти. Такое послание исходит от обладателей созависимой части личности - то есть от тех, кто делает своих детей зависимыми и в дальнейшем сохраняет это состояние. Когда ребёнок взрослеет и обретает самостоятельность, такие родители перестают испытывать полноту, смысл своей жизни, которые видят в исполнении своей родительской роли. В таких случаях оно может даже принимать форму «Не покидай меня».

5. Не делай (ничего не делай). Это вариант «Не расти». Такое послание исходит от родителей, которые не допускают мысли о самостоятельности, а значит независимости ребёнка. Взрослея, носитель такого послания ощущает потребность в зависимости, не знает, что ему нужно делать, постоянно ощущая бесполезность того, что всё таки сделает. Оказываясь зависимым, такой человек не предпринимает ничего чтобы самостоятельно от неё освободиться.

6. Не будь близким. Это может означать «Не будь эмоционально близким» или «Не будь физически близким». Вариант «Не будь близким» - «Не доверяй». Подобное воспринимается ребенком, когда родители его обманывают, оскорбляют, используют в своих целях или умирают. Одиночество - важнейшая предпосылка для зависимости.

7. Не думай. Это самое выгодное для зависимой части утверждение. Оно помогает ей скрыть свои убеждения. Такое послание очень часто исходит из зависимой части родителей. Они всё время отгоняют от себя мысль о решении проблем зависимости и дети копируют их отношение к сложным ситуациям. Поэтому для зависимого оно может означать: «Думай о чем угодно, только не о проблемах». Для созависимых это превращается в фразу «Не думай о своих проблемах, а думай о проблемах больного».

8. Не чувствуй. Такое сообщение исходит от родителей, которые сами скрывают свои чувства. Но чаще они разрешают проявление одних чувств, а другие запрещают. Это может перерасти в убеждение «Правильно чувствовать что-либо, но не показывать это».

Базовые убеждения спрятаны глубоко в части и в обычном состоянии не осознаются. Они - то, что часть пытается подтвердить всеми действиями. Они определяют конечный результат всех действий, которые совершает часть. Результатом чаще всего является подтверждение убеждения жизнью. Глубокие, базовые убеждения определяют план жизни. Все более поздние поступки построены по этому плану и направлены на то, чтобы соответствовать главному убеждению части.

Например, базовое убеждение «Я хороший мальчик», которое закладывается родителями. Оно ведёт к совершению человеком действий, которые подтверждают что он - хороший. Причём, человек изначально знает, что он хороший и всё у него получается. Противоположное убеждение «Я - не достоин быть хорошим мальчиком» ведёт к тому, что человек тратит всю жизнь на то, чтобы доказать самому себе что он не плохой, опровергнуть своё убеждение, данное скорее всего родителями. Либо, человек делает всё так, чтобы провалить все свои хорошие начинания и подтвердить тем самым, что он хорошим быть не достоин.

В принципе само по себе наличие убеждений не является чем - то плохим. Плохо это тогда, когда убеждение ограничивает возможности, лишает человека получить свободу выбора. Полезное убеждение - инструмент, который человек использует по необходимости. Ограничивающее принуждение делает человека рабом своей воли, превращаясь из инструмента в хозяина. Ограничивающее убеждение это то, что оторвано от обстоятельств, возведено в ранг всеобъемлющей истины, и никогда не проверяется на соответствие действительности.

Хотя ограничивающие убеждения сами по себе не материальны, не осязаемы, последствия их приложения к действительности материальны. Они управляют человеком из глубины, тайно. В этой неуловимости скрыто их могущество. Когда человек начинает освобождение от болезни, зависимая часть припасает ему много коварных ловушек. Одна из них - ограничивающие убеждения. Сколько бы человек не пытался избавиться от зависимости, пока он не освободиться от её сердцевины - ограничивающих убеждений, он не достигнет реальных результатов. Когда речь заходит об ограничивающих убеждениях при зависимости обычно можно слышать: «Всё понятно. Ограничивающее убеждение - это когда думают, что наркотик безвреден. Я понял, что это не так». На самом деле - это вовсе не ограничивающее убеждение. Настоящее заблуждение лежит глубже. Оно позволяет зародиться мыслям о возможности принимать наркотик, о желательности тоталитарной секты, о комфортности тех действий, которые ведут к зависимости.

Есть несколько разновидностей ограничивающих убеждений. Общее у них то, что они используются в отрыве от ситуации. Все они могут встретиться при зависимости. Каждое такое ограничивающее убеждение, полученное в детстве может лежать в сердцевине зависимой части.

Самое коварное ограничивающее убеждение видимо то, которое человек не задумываясь и не пытаясь проверить считает истинной.

Другой тип ограничивающих убеждений - такие, которые при их неисполнении якобы приведут к нежелательным последствиям. Это утверждение, которое описывает то, что должно быть только таким, как положено в ограничивающем убеждении или не может быть таким потому, что так считает ограничивающее убеждение.

Например, утверждение «я не могу вылечиться от зависимости». Оно явно ограничивает поведение человека. В качестве аргумента в его поддержку человек обычно приводит то, что «как то я пробовал освободиться и не получилось». Убеждение «Я должен вести себя так - то» тоже ограничивает поведение человека в определённых рамках, которые не всегда пригодны.

Обе эти разновидности ограничивающих убеждений проявляются в шаблонных ролях, которые человек играет в общении с другими, в шаблонном поведении, которому он следует.

Ограничивающие убеждения - не всегда признак зависимости. Практически все люди носят в себе ограничивающие убеждения, а большинство так или иначе испытывает неудобства от ограничений, которые вынуждены использовать в своей жизни, чтобы этим убеждениям соответствовать. Не все эти убеждения кажутся болезненными или нелепыми, напротив, для своих обладателей они - верх мудрости. Некоторые ограничивающие убеждения люди демонстрируют открыто, тратят свои силы, годы, а то и жизнь на то, чтобы эти идеи были приняты (как крайняя, не только абсурдная, но и опасная форма ограничивающих убеждений - превосходство одной нации над другой приведшее к фашизму). Другие ограничивающие убеждения люди тщательно скрываются. Но большинство таких убеждений находятся за пределами сознания, внимания, и человек не понимает, что действует для и во имя их.

Зависимый человек может научиться гораздо лучше обнаруживать ограничивающие убеждения и освобождаться от них в отличие от тех, кому ограничивающие убеждения не принесли ощутимого вреда. В этом та польза, которую можно получить от зависимости, если Вы освобождаетесь от неё. Эта польза - в возможности увидеть издалека ограничивающее убеждение своим внутренним индикатором и не допустить его в себя.

© Сайт http://myafp.narod.ru/zavisimost3.html

ВНУТРЕННЕЕ СОСТОЯНИЕ ПУЗЫРЯ

Когда нас захватывает Эмоциональный Ребенок, мы словно оказываемся живущими внутри пузыря Пузырь соткан из верований и ожиданий нашего Раненого Ребенка. Изнутри этого пузыря мы не можем видеть внешний мир таким, как есть, мы видим его только сквозь фильтр собственных верований и ожиданий.

У каждого из нас есть свой собственный пузырь, с собственным уникальным набором верований, ожиданий и реакций, отражающих конкретное состояние нашего Раненого Ребенка. Например, это могут быть огромный стыд и неуверенность, или глубокий шок и страх, или недоверие и одиночество. Или всё это вместе. Этот опыт может быть спровоцирован в любой момент. Каждый из нас реагирует из собственного пузыря, собственным уникальным образом.

Внутри пузыря, каким бы он ни был, мы глубоко отождествлены с Ребенком. Например, в пузыре стыда мы верим, что мы «неправильны», недостойны любви, считаем себя неудачниками и грешниками, и именно такими мы себя видим. Мы становимся стыдом. Это все, что мы увидим, если кто-нибудь поднесет к нам зеркало. Хотя определенные ситуации провоцируют в нас «состояние пузыря» с большой силой — так, пузырь стыда провоцируется отвержением или критикой — большинство из нас остается в пузыре большую часть времени. Изредка пузырь лопается, и мы переживаем себя за его пределами, но затем приходит другой раздражитель, и мы возвращаемся к своим ограничениям. Большая часть нашего сознания остается под властью пузыря

Состояние пузыря похоже на тюрьму без окон и дверей. Все, что мы видим, чувствуем, слышим и ощущаем изнутри пузыря, кажется истинным. Мы не можем видеть или слышать ничего, кроме своей модели. Даже если снаружи кто-то придет к нам с любовью и скажет, что все, во что мы верим, и все, что мы видим, ложно, и будет уверять нас, что мы любимы, что мир — безопасное место, и что мы — чудесные, творческие и драгоценные люди, мы не сможем этого услышать или принять. Мы изолированы внутри пузыря. Все, что приходит извне его, может ощущаться как вторжение.

Пузырь может в любой момент лопнуть. Чтобы его разрушить, не нужно кузнечного молота или многих тонн динамита. Требуются только осознанность и способность рискнуть. Когда пузырь действительно разрушается, и мы оказываемся снаружи, трудно поверить, что мы когда-то были внутри или чувствовали себя так, как когда были захвачены этим состоянием сознания. Пока мы снова не окажемся внутри. Тогда мы можем смутно помнить, как было снаружи, но только очень смутно. Понимание явления пузыря может помочь нам увидеть, что тот, кто в пузыре, — это на самом деле не все, что мы из себя представляем. Мы можем начать видеть, что это просто состояние ума, которое нас захватывает, и бывают моменты, когда мы от него свободны. А если бывают моменты, когда мы свободны от этой отождествленности со стыдом, недоверием и всем прочим, значит, мы на самом деле — не это.

Отождествленность разрушается двумя способами. Первый — идти на риск, бросая вызов истинности наших верований о себе. Второй состоит в достижении большего понимания и сострадания к Ребенку в пузыре. По мере того как образ себя, созданный внутри пузыря, начинает таять, происходит трансформация. Спровоцировать нас становится не так легко. Мы больше не реагируем автоматически и интенсивно из своего пузыря и больше не получаем одних и тех же ранящих откликов от людей и жизни.

Если представить сознание в виде круга (читайте Арт-терапия), можно сказать, что, когда мы входим в свой пузырь (или когда что-то его провоцирует), он заполняет большое пространстве в круге. Тогда весь наш опыт сводится к пузырю. Нас захватывают, например, стыд или недоверие. Мы так отождествлены с Раненым Ребенком внутри пузыря, что не можем осознать, что мы больше чем этот стыдящийся и недоверчивый Ребенок. Но по мере того как углубляется наша осознанность, по мере того как мы достигаем большего понимания и сострадания к своим ранам, и в нас усиливается способность к наблюдению, пузырь начинает сдуваться. Вокруг пузыря становится больше и больше места, больше сознания, больше способности видеть и наблюдать, осознавать, что переживания пузыря на самом деле — не мы.

Другой способ описать явление пузыря — сказать, что, когда мы внутри пузыря, мы в состоянии транса. Стивен Волынский обсуждает эти явления транса в книге «Трансы, в которых живут люди». Как он указывает, состояние транса характеризуется тем, что оно никак не связано с реальностью. Когда мы находимся в таком трансе, мы не видим, не слышим и не чувствуем, что в данный момент происходит, потому что на наши впечатления влияют воспоминания о прошлом, отпечатавшиеся в нервной системе. Часть нас словно заморожена в том времени, когда мы подверглись травме или были лишены таких естественно необходимых вещей, как любовь, поддержка и безопасность. Восприятия Раненого Ребенка внутри пузыря — это восприятия раненого, недоверчивого, нуждающегося и полного стыда ребенка. Когда мы пойманы в пузыре, мы считаем правдой всё, что видим и чувствуем, что бы то ни было. И может казаться, что именно такой жизнь была всегда и именно такой всегда будет. Может казаться, что всё остальное, что мы пережили, было ложным. Мы живём в своих пузырях большую часть времени, не осознавая этого. Когда что-то в жизни провоцирует в нас беспокойство, мы входим в пузырь. И если мы внимательно посмотрим на свою жизнь, то сможем увидеть, что он остаётся с нами всё время.

Травмы прошлого создают разные виды пузырей. Например в «пузыре стыда» мы чувствуем себя недостойными любви, неудачниками, бесполезными людьми. Мы можем сомневаться, что нам есть чем поделиться, или чувствовать, что все остальные всё делают лучше, или даже чувствовать, что глупо вообще рисковать и «высовываться» вперед. Другого рода пузырём может быть пузырь брошенности и неудовлетворения. В нём мы чувствуем себя нелюбимыми и входим в знакомое тёмное пространство отчаянного одиночества, в котором можем даже быть наводнены ранними воспоминаниями об отвержении и лишении тепла и заботы. Это состояние может быть спровоцировано, когда любимый человек или друг больше не хочет быть с нами или отзывает от нас и удерживает любовь. Конечно, стыд и брошенность приходят вместе так часто, что трудно отличить одно от другого.

Трансы или пузыри приходят из наших ран. Хотя в определенном смысле рана у нас только одна. Когда мы входим в пузырь, то проявляется одна из пяти сторон раны: стыд, шок, неудовлетворенность, страх оказаться брошенным, поглощение и недоверие. Разные ситуации провоцируют разного рода пузыри. Каждый пузырь характеризуется собственными специфическими чувствами, убеждениями, поведением и образом восприятия себя. У каждого пузыря есть характерные раздражители, и на каждый люди и жизнь откликаются особым образом. Если мы знаем обо всех этих процессах, то сможем распознавать, когда мы в том или в другом пузыре. Важно знать, как он ощущается, как мы ведём себя внутри него, замечать, что служит ему раздражителем, и какие он вызывает в нас мысли и отождествления.

Например, один мужчина чувствует, что никогда не получает достаточно внимания и времени от партнерши. Это приводит его в гнев и делает требовательным. Но партнерша всегда откликается одним и тем же образом и отстраняется. Он чувствует себя лишенным любви и входит в пузырь неудовлетворенности и брошенности. Из этого пространства он реагирует автоматически и бессознательно — гневом, «прошением подаяния» и требовательностью. Отклик, который он получает, всегда один и тот же — отвержение.

Когда мы начинаем осознавать то, как мы живем в пузырях, также полезно проводить «проверку реальности», «выйти и подышать воздухом». Если что-то привело нас глубоко в пузырь стыда или недоверия, часто может быть достаточно разговора с другом, чтобы увидеть, что то, что мы видим, чувствуем и думаем, не истинно, но окрашивается прошлыми опытами. Конечно, иногда мы в пузыре так глубоко, что ничего не способны воспринимать. Тогда остается дать себе время. Партнеры по отношениям, может быть, не самые лучшие люди для проверки реальности, особенно если они служат раздражителями транса. Но если доверия достаточно, это чудесный способ углубить любовь и связь между двумя людьми.

Это большой прыжок — отпустить старые образцы и приветствовать новое, неизвестное и незнакомое. Наш Раненый Ребёнок всегда жил в пузырях и, может быть, никогда не сможет отпустить всех своих произведенных пузырем мыслей и моделей поведения. Легче вести себя, как и всегда: верить, что никто нас не любит, никто не понимает, что мы по самой природе недостойны, что мир — это опасное место, и что мы должны позаботиться о себе сами, иначе никто этого не сделает. Но по мере того, как наблюдатель в нас становится сильнее, мы можем видеть эти пузыри как пузыри и наблюдать, как они появляются и исчезают. Мы можем по-прежнему в них входить, но когда мы это делаем, остается видение происходящего, и это само по себе выводит нас из пузырей.

Часто вы не сможете заметить, что оказались в пузыре, пока из него не выйдете. Можете ли вы заметить различия в том, как вы чувствуете, действуете и думаете, когда находитесь внутри пузыря и впоследствии, снаружи? Внутри пузыря вы оказываетесь захваченными, одержимыми состоянием ума Ребенка. Позднее делать наблюдения становится легче.

Мы используем метафору «пузыря», чтобы описать состояние, когда наше сознание захватывает Эмоциональный Ребенок. Эти состояния «пузырей» есть всегда, но приходят в действие, когда спровоцирована одна из ран. Как только мы оказываемся в пузыре, в нас словно вселяется Эмоциональный Ребенок. Мы не видим вещи такими, как есть. Наши восприятия, мысли и реакции окрашены стыдом, недоверием и страхами Раненого Ребенка.

В пузыре мы отождествлены с мыслями, чувствами и моделями поведения того состояния пузыря, в котором находимся. В этот момент мы не можем видеть или чувствовать никакой другой реальности. Как бы то ни было, по мере того как мы работаем с этими состояниями, мы становимся более осознанными в том, как они захватывают наше сознание, и что такое каждое из них, и у нас появляется больше и больше расстояния от них. Мы начинаем видеть, что это — не настоящие мы и не настоящая жизнь. Пробуждение от них становится легче и быстрее.

© Томас Троуб

Воспитание детей.

Привязанность - зависимость.

Ограничивающие убеждения.
«Социальная обусловленность» - Теун Марез.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Привязанность | Добавил: Jupiter (08.03.2015)
Просмотров: 689 | Теги: Привязанность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика