Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
11.12.2016
09:06
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
12 ступеней [77]
Тела человека [41]
Добродетели [40]
Чувства [53]
Женственность [58]
Привязанность [11]
Освобождение [16]
Трансфизика [72]
Энергетические каналы [0]
Единство [28]
Мужественность [15]
Сознание [4]
Карма [11]
Целительство [71]
Медитации [9]
Притчи [52]
Сновидения [10]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Самопознание » Трансфизика

Пятая планетная оболочка

Пятая планетная оболочка

Ментальный подуровень (32 ступень)

Только на этом уровне становится понятным, почему индивидуализация сознания принесла человечеству не просто осознание себя, а превратила его историю развития в трагедию, внесла в жизнь каждого индивида боль и страдание. Вытеснение всех форм общественного сознания (сознания вида, рода и т. д.) и замена на индивидуальную превратило всю дальнейшую историю человечества в трагическую драму. Цена за получение индивидуальной формы сознания - это погружение человечества в глубину инферно - осознанного ада, это тысячелетний путь страданий и мук. И это состояние будет продолжаться до тех пор, пока человечество снова не поднимется на уровень общественной формы сознания, когда забота о сохранении вида или сообщества для каждого его члена станет более ценной задачей, нежели забота о собственном выживании, т.е. когда индивидуальный интеллект преобразуется в социальный.

Ментальный уровень человека, достигнув понимания или осознания целей и задач, стоящих перед надсистемой, выходит на новый уровень общественного сознания - уровень надсистемы. В отличие от биологических (видовых и т.д.) форм сознания, этот подуровень переструктурируется в социальную форму сознания, а индивидуальный интеллект становится общественным. Трудные уроки, полученные человечеством в течение последних десятилетий, последовательно убеждали миллионы людей в том, что бесконечное обогащение одних за счет обнищания других, удовлетворение растущих потребностей за счет безоглядной эксплуатации природы, укрепление своей безопасности за счет угрозы соседям и другие подобные стратегии, катастрофичны. Опыт, накопленный человечеством на протяжении всей истории, последовательно развивал социальный интеллект, преобразуя вместе с этим и облик всей цивилизации, способствуя выработке более совершенных антиэнтропийных механизмов в соответствии с ростом технологического могущества.

Начиная с этого плана, ментальный уровень человека обретает специфические черты самоорганизующихся систем. Человеческий менталитет теперь включает в себя три вида сознания. Первый вид сознания относится к видовой форме сознания, управляет человеком или коллективом людей на уровне инстинктов, этот первый уровень будем называть подсознанием человека. Второй вид сознания - это собственное индивидуальное сознание человека, его так и будем называть просто сознание. Третий вид - это социальное сознание, т.е. выход сознания на уровень надсистемы, этот вид будем называть надсознанием. Теперь можно считать, что каждый человек индивидуально и все человечество в целом обладает тремя формами сознания: подсознание, сознание, надсознание. Как видно, здесь достаточно хорошо прослеживается аналогия и поэтому понятно, что можно считать системой, подсистемой и надсистемой. Теперь сознание, как субъективная реальность, проходит свой эволюционный путь в качестве самоорганизующейся системы от уровня подсознания к уровню надсознания. В ходе эволюции сознание из управляемого становится управляющим и начинает играть существенную роль во всех организационных процессах эволюции.

Мы опять столкнулись с реорганизацией, которую ранее выразили формулой континуальность - дискретность - континуальность, что является одним из основных преобразований эволюции. Когда творение проходить путь из единой целостности во множество частностей, а затем в окончательном виде снова приобретает целостность, но в новой структурированной форме: единство во множестве.

Два мозга

Я не могу считать свою концепцию полной, если в ней нет места современным достижениям науки. И в данном случае хочу привести интересные результаты по исследованию мозга человека. В предыдущей главе, исходя из представлений об интегральной структуре человека, мы рассматривали мозг в качестве приемно-передающего устройства. Естественно, что это очень упрощенное представление, поскольку понятно, что корпускулярно- волновой дуализм играет основную роль, и все изменения, происходящие на корпускулярном уровне, отражаются в волновых структурах, и наоборот, изменения, происходящие в волновых структурах, отражаются на корпускулярном. Поэтому недооценивать функции мозга, как корпускулярного уровня интегральной структуры человека, нельзя.
Рассматривая индивидуализацию сознания, т.е. переход от видовой формы сознания к индивидуальной, нам необходимо знать, какие изменения при этом претерпел мозг, в чем состоит существенное отличие мозга человека от мозга животных.
Как известно, мозг человека не отличается от мозга животных ни по размерам, ни по удельному весу, ни по размерам неокортекса. Сегодня можно указать лишь на одну уникальную особенность нашего мозга - функциональную асимметрию. Мозг всех животных и мозг человека симметричен - его правая и левая половины построены однотипно как по составу и количеству отдельных элементов, так и по общей архитектуре. Но у животных правая и левая половины мозга выполняют и одинаковую работу. У человека же правое и левое полушария мозга имеют разные функции, и они управляют разными видами деятельности.
По данным Т. Черниговской и К.Анохина, можно сказать, что функции каждого полушария представляют целостную, законченную систему - аппарат, который обслуживает определенный вид мышления: левое полушарие - база логического абстрактного мышления, правое - база конкретного образного мышления. Соответственно каждое полушарие, каждый аппарат обладают собственным набором инструментов - своей речью, своей памятью.
Словесная речь и "создание" слов, и их восприятие целиком и полностью связана с деятельностью левого полушария, поскольку система слов - это система символов, обобщений, поднявшихся над непосредственными индивидуальными явлениями. Только на базе знаковой системы могло развиться абстрактное теоретическое мышление.

"Правополушарная" речь - это несловесное средство связи, несловесный носитель информации - интонация и голос. Интонационно-голосовая сторона речи - это, по существу, мелодическая, музыкальная сторона, что отражено в самом названии - просодические (мелодичные) характеристики речи. "Правополушарная" речь по своему эволюционному возрасту старше, древнее "левополушарной". Высокоорганизованные животные, ведущие стадный образ жизни, передают друг другу сигнал опасности и иные сигналы именно интонационными модуляциями голоса. Большая древность этого канала связи выявляется и при изучении формирования речи у ребенка. Поскольку индивидуальное развитие организма (онтогенез) является кратким повторением развития животного мира (филогенеза), то последовательность становления функций в онтогенезе помогает раскрыть эволюционный возраст этих функций. В исследованиях Р. Тонковой-Ямпольской показано, что в гудении и лепете младенцев интонации, свойственные взрослым, появляются задолго до формирования словесной речи. Известно также, что ребенок начинает раньше понимать интонации, чем слова. Итак, в речи человека надо различать два канала связи: словесный, чисто человеческий, эволюционно молодой - левополушарный, и просодический, общий с животными, более древний - правополушарный.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что видовому сознанию соответствуют функции правого полушария, а индивидуальному - левого. Поскольку левое полушарие более молодое и отвечает за дифференциальность окружающего пространства, т.е. несет в себе аналитические функции, мы с полным основанием можем считать его ответственным за индивидуальное сознание. Так очевидно, что если видовое (правое) сознание видит мир в его непрерывности, целостности, то индивидуальное (левое) сознание как бы постоянно дробит мир, вычленяя из него отдельные блоки для восприятия, анализирует их, наделяет качествами и свойствами, потом встраивает рассмотренный блок в целостную картину путем синтеза в правом сознании.

Н.Н. Трауготт, изучая закономерности угнетения и восстановления психических функций при остро возникающих патологических состояниях мозга, показала, что позже других угнетаются и раньше других восстанавливаются эволюционно более древние виды психической деятельности. При этом выяснилось, что в процессе угнетения мозга из эмоциональных реакций первыми исчезают положительные эмоции и последними - отрицательные. При восстановлении деятельности мозга последовательность обратная. Таким образом, есть основания думать, что отрицательные эмоции имеют больший эволюционный возраст, чем положительные. На это указывает более раннее созревание у младенцев отрицательных эмоциональных реакций по сравнению с положительными. Мы уже знаем, что с правым полушарием связаны наиболее древние компоненты речи. Теперь мы видим, что и более древние эмоции также связаны с правым полушарием. Эмоциональные реакции связаны с деятельностью глубоких отделов мозга - подкорковых ядер, на которые регулирующие влияния оказывают полушария мозга.

И этот факт становится логически понятным, поскольку модель собственного места в окружающем мире сформировалась на основе отрицательных эмоций, когда первое осознание себя пришло с моментом открытия: "это я чувствую боль, это мне больно". Этот вывод подтверждает и исследование рефлексии. При анализе экспериментальных данных установлено, что рефлексия - результат работы только левополушарных структур. Способность выделить себя из мира, как фигуру из фона (или осознать это), т.е. собственное "Я" - целиком обеспечивается структурами левого полушария. Более того, индивидуализация сознания и началась с выделения собственного "Я". Значит рефлексия, обеспечиваемая левым сознанием, - и есть эволюционное приобретение человека, полученное им "в комплекте" с самим левым полушарием, эволюционно более молодым. Фило- и онтогенетическая тенденция имеет вполне определенный вектор - как в онтогенезе, так и в культурной эволюции человечества в целом несомненно нарастает левополушарный тип сознания. Понятно, что эволюционное нарастание различного вида асимметрий в животном мире обеспечивало все большую адаптацию организма к внешней среде, эволюционный процесс, сформировавший асимметрию церебральных функций, обеспечил появление кардинальной видовой характеристики человека, как речь и стремительное усложнение когнитивных возможностей.
Исследования с "однополушарным" человеком ("однополушарный" - это когда функции одного из полушарий угнетены или находятся в спящем состоянии) показали, что каждое полушарие имеет и свою память, свой архив, которая теснейшим образом связана с текущей психической деятельностью, является непременным участником переработки информации. Причем каждый вид мышления хранит свой рабочий архив на своей территории. Очевидно, правополушарный архив - память на индивидуальные конкретные явления - также древнее левополушарного словесного архива. Ведь память на конкретные предметы и явления хорошо развита даже у животных, стоящих на эволюционной лестнице ниже млекопитающих. У детей, которые еще не умеют говорить, уже есть образная память. При остром угнетении мозговой деятельности словесная память нарушается раньше образной и восстанавливается позже образной, что также указывает на более почтенный эволюционный возраст образной памяти.
Корпускулярно-волновая связь мозга с интегральными структурами развивалась на протяжении всей эволюции мозга. Поэтому очевидно, что видовое сознание с его более древней способностью накапливать информацию отвечает и за более древние участки мозга находящиеся в правом полушарии.
С правым полушарием связаны эволюционно более древние компоненты сложных психических функций: речи, памяти, эмоций. И само образное мышление древнее абстрактного словесного. Однако именно функции левого полушария помогли человеку подняться над животными. С известными оговорками можно сказать, что животные обладают двумя "правыми" полушариями, хотя, конечно, нельзя ставить знак равенства между правым полушарием человека и полушариями животных, даже наиболее высокоорганизованных.
Оба полушария не независимы друг от друга, между ними складываются сложные и противоречивые взаимоотношения. С одной стороны, они дружески участвуют в работе мозга, дополняя способности каждого, с другой стороны, соперничают, как бы мешая друг другу заниматься своим делом.

"Правополушарный" человек воспринимает мир во всем его конкретном богатстве и разнообразии. Но поскольку он лишен теоретического мышления, то ему не удается проанализировать свои впечатления, установить между ними логическую связь, соотнести с определенными категориями, и потому его богатство не приносит плодов. Тот же человек, но в "левополушарном" состоянии сохраняет способность к анализу и обобщениям, к логическим операциям, но не может их использовать, так как ему нечего анализировать и обобщать. Очевидно, лишь одновременная работа обоих полушарий, объединение механизмов образного и абстрактного мышления обеспечивают всесторонний, конкретный и теоретический охват явлений внешнего мира. Но на "однополушарном" человеке мы увидели и нечто иное. При выключении правого полушария облегчается словесная деятельность, то есть повышается активность левого полушария. При выключении левого полушария обостряется образное восприятие - повышается активность правого полушария. Это значит, что в обычном "двуполушарном" состоянии каждое полушарие притормаживает активность другого.

Однако, если значение дружеского, так называемого комплементарного, взаимодействия ясно, то значение конкурентного, другими словами, реципрокного не лежит на поверхности. В нервной системе возбуждению всегда сопутствует торможение. Тормозной процесс препятствует распространению возбуждения на области, которые не должны участвовать в данной деятельности; снижает интенсивность возбуждения, что позволяет точно дозировать его силу и, наконец, прекращает возбуждение, когда в нем отпадает необходимость. Без тормозного процесса деятельность нервной системы становится хаотичной, неуправляемой, саморазрушительной. Поэтому, чем сложнее построен тот или иной отдел мозга, чем сложнее его функции, тем сложнее построен и его тормозной аппарат. Очевидно, такой аппарат особенно важен для высших отделов мозга. Действительно, каждое полушарие содержит тормозные механизмы в самом себе (цепи специальных тормозящих нейронов), полушария находятся также под тормозящим влиянием подкорковых ядер, и, наконец, каждое полушарие испытывает тормозные влияния со стороны своего партнера.

Но у взаимотормозящего влияния полушарий есть еще одна особая миссия. Чтобы адекватно реагировать на изменчивые обстоятельства и разнообразные ситуации, с которыми жизнь сталкивает человека, необходимо то сочетать способности правого и левого полушарий, то максимально использовать способности одного из них. Когда математик оперирует многомерным пространством и мнимыми величинами, у него предельно обострено абстрактное мышление. Но тот же человек за рулем автомобиля в аварийной ситуации сможет избежать катастрофы, лишь мгновенно охватив вполне реальное пространство и вполне реальные предметы, т.е. предельно обострив образное восприятие. Реципрокное взаимодействие позволяет всегда иметь наготове резервы, позволяет очень тонко и точно балансировать активность полушарий и тем самым соблюдать наиболее выгодное в данный момент соотношение образного и абстрактного мышления.

Очевидно, чтобы иметь возможность раздельно активизировать аппараты образного и абстрактного мышления, их необходимо отделить друг от друга, расположить в разных отделах мозга, так, чтобы обострение одних способностей не сопровождалось обострением других. Объединить способности двух полушарий призвано комплементарное взаимодействие; соблюдать баланс между способностями каждого полушария, в нужный момент поднять одну чашу весов и опустить другую призвано реципрокное взаимодействие полушарий. В целом, сложный двуединый характер межполушарных взаимоотношений позволяет "оптимизировать" психическую деятельность и поведение. Таким образом, сама структура мозга уже является поставщиком как минимум двух возможных "реальностей" право- и левополушарной, со своими принципами организации, приоритетами и языком.

Поэтому оказались структурно разнесенными видовое и индивидуальное сознание, соотносящиеся с правым и левым полушариями. При этом мышление человека в своей нервно-психической деятельности постоянно "прыгает" из одного сознания в другое, поскольку каждое из сознаний видит мир по-разному. Как уже было сказано, видовое (правое) сознание видит мир континуальным, т.е. в его непрерывности, целостности. Индивидуальное (левое) сознание постоянно дробит мир, дифференцирует, вычленяя из него отдельные блоки для восприятия, анализирует их, наделяет качествами и свойствами, потом встраивает рассмотренный блок в целостную картину путем синтеза в правом сознании, т.е. снова интегрируя реальность. Такая способность есть потребность к непосредственному диалогу с тем Целым, частью которого является индивид.

Дробление мира индивидуальным (левым) сознанием и связанное с ним блочное восприятие окружающего пространства явилось основным фактором, способствующим развитию человеческой речи. Выделяя отдельный блок из целостной картины мира в виде предмета или объекта, человек "называет" его, т.е. проговаривает его название, фиксируя тем самым его образ и в структурах мозга, и в волновых интегральных структурах. Этот механизм "проговаривания" держит постоянную связь, как бы создавая мост, между сознанием индивидуальным и видовым или общественным. Поэтому, чтобы сохранить единый образ целостного мира, человек вынужден вести бесконечный диалог между правым и левым сознанием.

Идея "мозгового диалога" подчеркивалась в разное время и в разных контекстах многими авторами: Л.С. Выготским, утверждавшим, что то, что было некогда диалогом между разными людьми, становится диалогом внутри одного мозга; В.В. Ивановым, подчеркивавшим, что человеческий мозг, рассматриваемый обычно как явление биологическое, оказывается как бы обществом в миниатюре; В.С. Библером, описывавшим процесс "внутреннего диалогизма" как столкновение радикально различных логик мышления, "Я" рассудочного и "Я" интуитивного; наконец, М.М.Бахтиным, отмечавшим, что событие жизни текста (понимаемого в широком смысле) всегда развивается на рубеже двух сознаний, "диалогические рубежи, - писал он, - пересекают все поле живого человеческого мышления". Ю.М.Лотман, многие годы не перестававший активно развивать идеи диалогизма, прямо проводит параллель между двуполушарной структурой человеческого мозга и культурой, указывая на биполярность как минимальную структуру семиотической организации. Интеллект, по Лотману, возникает тогда, когда есть внутренние неоднородности. Более того, Лотман полагает, что в ходе культурного развития внутри индивидуального сознания человека возникают разные психологические личности со всеми сложностями коммуникативной связи между ними.

Несмотря на такое обилие интерпретаций природы "внутреннего диалога", я остановлюсь на том, что именно эта функция позволяет нам находиться в реальности - в объективной реальности, единой для всех. "Проговаривая" окружающий мир, мы фиксируем его в своем сознании, мы воспринимаем его, так же как его воспринимают другие субъекты. Благодаря общности категорий (названий предметов), мы находимся в единой реальности с другими людьми, не будь этого, каждый из нас находился в своей собственной реальности, которая ничем не была бы связана с остальными людьми. Благодаря воспитанию с грудного возраста, способствующему созданию собственной настройки реальности в соответствии с родительской, каждый из нас выделяет из окружающего мира те блоки восприятия, которые выделяют и все остальные. Вот почему дети, воспитанные зверьми, так называемые маугли, никогда не смогут находиться в единой реальности с людьми, т.к. их сознание "собирает" реальность, существенно отличающуюся от человеческой.
См. Ментальное тело.

Казуальный подуровень каузального плана планеты (33 ступень)

Для того чтобы понять механизм действия этого подуровня разберем существующий с начала 19 столетия, так называемый, "парадокс интердиктивности", который состоит в следующем. Законы объективного мира чаще всего рассматриваются как запреты на те или иные возможные события. Например, закон Архимеда утверждает, что аппараты тяжелее воздуха летать не смогут, или нельзя передавать радиосигнал на другой континент, т.к. Земля круглая, а сигналы, согласно законам геометрической оптики, распространяются прямолинейно. Однако, не смотря на подобные запреты, история технического прогресса показывает, что налагаемые ими ограничения неизменно преодолеваются по мере того, как в этом возникает эволюционная необходимость. Хотя каждая объективная закономерность сохраняет свою силу. Поэтому самолеты летают без малейшего нарушения законов Архимеда и гравитации, глобальное телевидение вполне согласуется с законами оптики, акустики и геометрии так и фактом шарообразности Земли. Это означает, что технический прогресс, никоим образом не отменяя законов природы, вместе с тем успешно преодолевает любые запрещающие законы. Потому что каждое объективное ограничение абсолютно только в рамках некоторой более или менее замкнутой системы зависимостей, которая отражена в информационной модели человечества. Главным условием преодоления того или иного "абсолютного" запрета становится нахождение более общей системы закономерностей, в масштабе которой данное ограничение преодолимо. Выход на уровень надсистемы и овладением ее информационной моделью превращает в управляемые переменные те параметры ситуации, которые раньше выступали в качестве неуправляемых констант.

Поскольку субъективная реальность начинает доминировать, т.е. играет более существенную роль, нежели объективная, то среди закономерностей объективного мира выдвигается следующий закон: управляющим органом эволюционирующего субъекта становится интеллект. Причем, чем выше внутреннее разнообразие управляющего органа, тем более сложные внешние процессы доступны эффективному управлению. А эффективность управления зависит от того, насколько внутреннее разнообразие управляющей системы превышает разнообразие системы управляемой. Поэтому необходимой платой за сложность управляющей системы является децентрализация, которая связана с повышением автономности управляемых систем, т.е. происходит усиление "субъектных" качеств подсистем, входящих в систему. Впервые этот закон сформулировал У.Р. Эшби (Назаретян А.П.,1991,с.174).

Печальные последствия, вызванные желанием господствовать над природой, лишний раз подтверждают тот факт, что управление природными механизмами способно быть эффективным только тогда, когда разнообразие управляющего органа превышает разнообразие управляемой системы. Это реально только в том случае, если информационная модель управляющего органа как минимум включает в себя все причинно-следственные связи, существующие в природе, которую человек желает превратить в управляемую систему. Поэтому в социальной политике и экологической стратегии и тактике любое действие должно предваряться многогранным изучением сопутствующих и долгосрочных последствий. Эффективность управления в этом случае предполагает распределение управленческих функций по организационным уровням, т.е. только используя усиление субъектных свойств подсистем.
Усиление субъектных свойств и их качественное преобразование особенно отчетливо проявляется в сфере производственной деятельности социального интеллекта. В настоящее время изменения в производственных отношениях интенсивно ориентируются в сторону интеллектуальных производительных сил. Вместе с тем интеллектуальный труд обладает и качественно иным типом мотивации, нежели труд физический. Это связано, во-первых, с творческой "ненасыщаемостью", во-вторых, с неприятием эксплуататорских отношений в любой форме. Наряду с этим и информационная модель мира становится более объемной, многомерной, вытесняются плоские смысловые конструкции и двухцветные представления. Появляется способность к более глубокой масштабной оценке природы глобальных кризисов, условий их преодоления. Повышение роли умственного труда в системе общественного производства способствует, например, превращению терпимости в характерную черту обыденного сознания, вытесняя из него склонность к фанатизму и ненависти.
Сознательное вмешательство во многие природные процессы позволяют человеку преобразовывать разнонаправленные энергетические потоки в нужном для себя русле, многократно превышая при этом затраченные усилия путем использования различной техники. У.Р. Эшби обращал внимание на то, что возрастание энергетической мощности любых механизмов осуществляется за счет упорядочения разнообразия энергетических потоков, т.е. происходит концентрация энергии из различных "обкрадываемых" источников в единое русло. Например, автомобильный двигатель с точки зрения того, как его конструкция "превращает энергию многих степеней свободы в энергию одной степени свободы", обусловливая полезное функционирование, в объяснении Г. Хакена. Однако, сознательно понижая энтропию в ограниченном пространстве окружающей среды, нельзя забывать о том, что последствия этих действий не должны повышать энтропию в более широкой области пространства, как, например, развитие сельского хозяйства и освоение новых земель привело к множественным потерям плодородной почвы из-за вырубки лесов и загрязнения водоемов.
Рост энергетического потенциала интеллекта означает и наращивание его деструктивных возможностей. Мы уже отмечали способность человека эволюционировать только благодаря постоянному противодействию окружающей среды. Поэтому человеческая агрессивность с самого начала возникла как ответный фактор на наращивание разнообразия форм внешнего давления. Еще на этапе своего формирования зачаточный интеллект уже служит инструментом агрессии. Агрессивность создает необходимые условия для выделения, существования, а также созидательной работы организмов, сопротивляющихся уравновешивающему влиянию внешней среды. И конкурирующие за экологическую нишу первобытные стада гоминидов становятся друг для друга наиболее опасными и непредсказуемыми факторами среды, одновременно представляя собой и самый мощный источник ее разнообразия. Спасаться от разнообразия среды можно либо удаляясь от источников опасности, либо за счет эффективного наращивания собственного поведенческого разнообразия. Такая конкуренция со временем переросла в непрекращающуюся историю человеческих войн. Но величайшим парадоксом нашего времени можно отметить войну как мощный катализатор социального прогресса, способствующего, например, выработке новых форм взаимоотношений взамен отживших старых. При этом, каким бы жестоким не было завоевание, оно всегда сопровождается ассимиляцией в той или иной форме, другими словами, извлечением негэнтропии из окружающей среды.
Таким образом, именно активность неравновесных систем является определяющим фактором возникновения военно-политических или экологических кризисов. Ответом на любой кризис, вызванным в результате этой активности и накопления энтропии в окружающей среде, в том числе политический и экологический, как правило, становится более совершенная технология, которая превосходит предыдущую по удельной эффективности. Удельная эффективность определяется по объему полезного продукта на единицу разрушения путем наращивания интеллектуальной составляющей в производственном процессе. Однако, такая эффективность, обеспечивая растущие потребности населения, одновременно становится и увеличивающейся нагрузкой на окружающую среду, что в свою очередь опять приводит к очередному обострению кризиса. Развитие индустриальной культуры представляет собой типичную картину кризисных циклов. Каждая кризисная ситуация становится побудительной причиной качественного эволюционного преобразования.

Контрольный подуровень (34 ступень)

Человеческая цивилизация развивается путем нарастающего вмешательства в "естественный" ход событий, который к тому же еще стимулируется конкурентными взаимоотношениями. По мере усиления технологического вмешательства цивилизация рано или поздно сталкивается с тупиковыми ситуациями. Причем очередной критический момент может произойти тогда, когда спрессованность причинно-следственных зависимостей вызовет катастрофический рост энтропии при одном единственном неправильном решении. Отсюда следует интересный вывод: кризисные ситуации программируются самой надсистемой. Кризисы возникают в качестве ответных реакций окружающей среды на возросшее значение энтропии до критического уровня. Поэтому прогрессивная эволюция никогда не будет идти прямолинейно. Ее постоянными спутниками являются периодически обостряющиеся кризисы, обусловленные действием контрольного уровня. Планетарная цивилизация по достижении определенной стадии развития должна пройти своего рода "тест на зрелость", который определяется тем, что основанием выживания всего общества является количество накопленного разнообразия.

На протяжении миллионов лет эффективность созидающих сил определялась сложностью и дифференцированностью самоорганизующихся систем и богатством ее информационной модели. Исходя из этого, можно предположить, что преодоление современных политических и экологических кризисов, достижимо главным образом через качественное обогащение совокупного социального интеллекта. Качественное изменение, в первую очередь, обусловлено сложностью или "многосубъектностью" систем социального управления. Такие системы отличает множественность взаимодополнительных способов моделирования мира, интегрируемых в единый процесс коммуникации, что и обеспечивает "разумность" принимаемых решений. Здесь опять вступает в силу закон Эшби: чем выше внутреннее разнообразие управляющего органа - интеллекта, тем более сложные механизмы доступны эффективному управлению. Следовательно, "тест на зрелость" есть, по сути, тест на разнообразие - именно количество накопленного разнообразия может стать причиной выживания цивилизации или его гибели. А любое разнообразие включает в себя как альтернативные точки зрения, так и терпимость к инакомыслию, без этого не будет истинного разнообразия. С этого момента активной силой, сдерживающей человеческую агрессию, становится внутренняя система моральных ценностей. То есть система моральный ценностей возникает как надсистемная функция, способствующая не количественному, а качественному обогащению социального интеллекта.

ТРАНСФИЗИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ

НООСФЕРА

Эволюция ноосферы Земли
Четвертая планетная оболочка:
- Физический подуровень, Энергетический подуровень, Подуровень адаптации, Ментальный подуровень;
- Каузальный подуровень, Контрольный подуровень, Холономный подуровень.
Ноосфера. Решётка Сознания Единства.
Теоретическая физика о переходе в Тонкий Мир.
Торсионные поля.
Основы Тонкого Мира - физический вакуум и торсионные поля.

Пятая планетная оболочка:
Физический подуровень, Энергетический подуровень, Подуровень адаптации;
Ментальный подуровень, Два мозга , Каузальный подуровень, Контрольный подуровень;
Установление причинно-следственных связей, Холономный подуровень.
Шестая планетная оболочка:
Контрольный уровень, Физический подуровень, Энергетический подуровень, Подуровень адаптации, Ментальный подуровень.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Трансфизика | Добавил: Jupiter (13.10.2015)
Просмотров: 265 | Теги: трансфизика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика