Главная
Регистрация
Вход
Суббота
15.12.2018
21:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 551

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [989]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [336]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [118]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [189]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [42]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 26
Гостей: 25
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Александровский край в годы Первой мировой войны

Александровский край в годы Первой мировой войны

Так начиналась война

1914 год был исключительно церковным годом. Как писали Владимирские епархиальные ведомости, такого года в России не было со времен царя Бориса Годунова. Пасха была ранняя - 22 марта, что по календарным вычислениям бывает раз в 500 лет. Случайно ли?
Россия не могла остаться безучастной к судьбе маленькой героической Сербии после неожиданно начавшейся 15 июля (ст. ст.) бомбардировки Белграда. 17 июля в России была объявлена мобилизация военных сил. Германия 18 июля потребовала от России прекратить мобилизацию... Россия не удовлетворила это требование. 19 июля Германия объявила войну России и ее союзнице Франции. 20 июля начались уже военные действия на западе и на востоке. 24 июля объявила войну России Австрия, союзница Германии; затем Франция и Англия объявили войну Австрии и ... как писали тогда газеты - призрак войны навис над всею Европой и даже более - над всем цивилизованным миром. Великая, священная, общеевропейская, вторая отечественная, империалистическая, в народе германская - такие эпитеты получила неожиданно начавшаяся война.
В России весть о войне пронеслась с быстротою молнии. Все, призванные под знамена двуглавого Российского орла, оставив свои серпы и молоты, спешно взяли в руки оружие. Во всех храмах начались молебствия о победе нашего воинства. С войной изменился общий ритм жизни народа. Запретили продажу всяких спиртных напитков, закрылись винные лавки. Расхватывались газеты со свежими новостями. Затихли уличные гармошки. Говорили больше о войне и про войну. Каждый день со слезами и рыданиями женщины провожали своих близких. Все это наблюдала в Александрове в те годы поэт Марина Цветаева:
Белое солнце и низкие, низкие тучи,
Вдоль огородов - за белой стеною - погост,
И на песке вереницы соломенных чучел,
Под перекладинами в человеческий рост.
Вижу: дороги, деревья, солдаты вразброд.
Старая баба - посыпанный крупною солью
Черный ломоть у калитки жует и жует.
Чем прогневили тебя эти серые хаты,
Господи! - для чего стольким простреливать грудь?
Поезд прошел и завыл, и завыли солдаты,
И запылил, запылил отступающий путь...
Нет, умереть! Никогда не родиться бы лучше,
Чем этот жалобный, жалостный, каторжный вой
О чернобровых красавицах - ох, и поют же
Нынче солдаты! О Господи, Боже ты мой!
Таким предстал Александров в 1916 году. А в 1914 г. после объявленной мобилизации со всего уезда стали прибывать рекруты. На территории города за кладбищем стали спешно возводить многочисленные казармы для формируемого 197 запасного пехотного полка. В Садовне возвели двухэтажное деревянное здание для воинской канцелярии. В письме от 19 марта 1915 года моя бабушка сообщала сыну-студенту следующее: «Всех наших учащихся распустят на летние каникулы на шестой неделе поста, а все здания, как-то: городские, приходские школы, гимназии займут солдаты. Для выпускных двух классов женской гимназии полковник дает два класса, изолированные от солдат. 10 рот ушло, в том числе наши солдаты; им мы дали чаю, сахару, папирос, пирогов. С ними убежало 5 гимназистов, четверых вернули». Сообщение о «наших солдатах» дало информацию о том, что чиновники и земские служащие обязаны были по мере возможности выделить гостинцы солдатам, отправляемым на фронт, у каждой семьи были свои подопечные.
По закону о воинской повинности от 25 июня 1912 года семейства нижних чинов запаса и ратников ополчения, призванных по случаю войны на действительную службу, должны были получать от казны пособия. Размер ежемесячного пособия каждому призреваемому члену семьи (жена, дети до 17 лет, отец, мать, дед, бабка, братья и сестры, если они содержались его трудом) равнялся по расчету стоимости продовольственного пайка 1 пуду 28 фунтам муки, 10 фунтам крупы, 1 фунту соли, 1 фунту постного масла. Выдача пособий производилась в волостных управлениях и в городской управе.
Военными был наполнен весь город. Изменился ритм и стиль жизни в городе. Он погрузился в какой-то странный опьяняющий угар. В старом Зубовском парке устраивались танцы, была устроена временная сцена для театральных постановок, устраивались балы и концерты в больших залах гимназий и других зданиях. У моих родных хранятся фотографии того времени, на которых запечатлены девушки и парни, одетые в народные костюмы.
А между тем уже в августе-сентябре стали поступать первые раненые. Кроме больницы, был сформирован госпиталь в пустовавшем тогда доме фабриканта и бывшего городского головы Сергея Николаевича Баранова на Верхней Потаковке (современной ул. Ф.И. Калинина). Об открытии здесь госпиталя прочла в письме моей бабушки (19.IX.14):
«Во-первых, сегодня привезут или уже привезли 20 человек раненых в городской госпиталь. Боря (студент - медик) совсем уже собрался ехать завтра в Москву, хвать, в 6 часов утра стук в окно, сторож: «Борис Анатольевич, пожалуйте скорее, скоро раненых привезут». Поместятся они на фабрике в хозяйском доме; вчера я с Борей, Анютой ходили осматривать; отдана меньшая половина дома, громадных шесть комнат, лепные потолки, паркетные полы, теплый клозет, ванная комната, проведенная вода. В офицерском собрании потому нельзя, что у нас формируется полк 8 тысяч, ротным Слесарев Сергей». В городе собирались средства в пользу жертв войны - принимали одежду, ткани, продовольствие, деньги.
31 августа 1915 года высочайшим манифестом был объявлен созыв государственного ополчения второго разряда, возраст призываемых ратников значительно увеличился, были отменены и некоторые льготы, освобождающие от службы в армии.
Вскоре в Александрове появились и военнопленные: австрийцы, немцы. Были среди них и раненые. Здоровых определяли на работы взамен ушедших на войну мужчин. Городские старожилы вспоминают, что пленных разрешали использовать для полевых работ в частном секторе. Как много было пленных, сказать трудно, но и не мало, так как в городе был создан орган, занимавшийся делами пленных. В 1917 году он назывался «Пленбеж», потому что ведал также распределением и устройством все прибывающих с запада беженцев.
Не осталась безучастна к народному бедствию и церковь. Помимо ежедневных молебствий о победе русского воинства, из города устраивались неоднократные крестные ходы: в Троице-Сергиеву Лавру и Лукианову пустынь. Как писал возглавлявший эти многолюдные шествия городской благочинный Николай Флоринский, в результате таких коллективных молитв о здоровье Государя Императора и о даровании ему с его победоносным Христолюбивым воинством победы над врагом, сердца верующих наполнялись восторгом от духовного единения и верой в правое дело и победу русского воинства. Был создан епархиальный комитет о раненых воинах, который собирал частные пожертвования в каждом приходе. Сведения о всех поступлениях еженедельно печатались во Владимирских Епархиальных Ведомостях. Позаботились и о беженцах: Успенский женский монастырь предложил разместить в келейном корпусе 50 монахинь и 25 семейных беженцев в монастырской гостинице (напротив монастыря). В Лукиановой пустыни смогли принять с содержанием 20 монахов и до 50 семейных беженцев в монастырской гостинице. По окончании войны при пустыни предполагалось для детей сирот учредить земледельческую школу.
В епархии оказывалась насущная помощь крестьянским семьям, оставшимся накануне сева без семян, помимо казенного пособия на пропитание.
Совершенно трудно вообразить, как маленький провинциальный город с 8-9 тысячами населения мог в течение нескольких лет обустроить и прокормить огромное число пришлого народа - солдат, беженцев, пленных. Уже к концу 1916 года стал ощущаться недостаток в продовольствии, а в начале 1917 года в городе наступил голод. 19 марта 1917 года моя бабушка пишет младшему сыну: «Очень еще голодно, прежде вот просфоры продавали, а теперь нет, надсада. Все время хочется есть, в конце концов, отощаешь вовсе». Такое было во многих семьях в годы бесконечно затянувшейся войны. А на пороге стояла революция и гражданская война. Терпелив и вынослив русский народ.
В. Боравская

Из воспоминаний В. А. Лисицына

Дыхание войны в нашем детском мире воспринималось, конечно, по-своему. Город Александров пополнился воинскими частями, в казармах на нашей улице (Березки - современная Революции) ближе к вокзалу, обычно пустовавших, теперь был расквартирован запасной 197 пехотный полк и командир полка, полковник Новиков жил неподалеку от нас вблизи земской управы. На окраинах города шли учебные занятия солдат. Казармы не вмещали всех мобилизованных и, когда призывали в армию ратников старших возрастов, почти седобородых мужиков, их размещали в помещении бывшего винного склада торговца Первушина. Это помещение находилось через дом от нас под горой (бывший детский приют - сейчас снесен). В памяти сохранился запах и вкус черного хлеба солдатской выпечки. Крутого замеса буханки выпекались на поду с хорошей коркой. Вызывал аппетит аромат солдатской гречневой каши. Нам мальчуганам перепадало кое-что и поесть с солдатского стола, а отходы (помои) носили для поросенка. Вечерами в летнюю пору на наших окраинных улицах то и дело проходили «парочками» офицеры с городскими девушками, которых обычно пленял офицерский костюм. Эти «живые картины» у нас, мальчуганов, вызывали какую-то неприязнь, и мы искали разные приемы, чтобы как-нибудь «разыграть» их...
Зимой в учебную жизнь гимназистов частенько включаются военнослужащие сдавать экстерном экзамены по разным дисциплинам. Это те из претендентов на выдвижение в школы прапорщиков, кто не имеет положенного минимума общего образования.
Хозяйственная разруха и недовольство войной все нарастало. До нас доходили разговоры старших о хозяйственном развале в деревнях, впечатления из газет, где печатались выступления в Государственной думе «белые пятна» в них, т.е. цензура кое-что не пропустила, газета пестрела белыми пятнами. Хозяйственная разруха нарастала и на транспорте, запаздывали поезда, не редкостью стали и крушения. Припоминается жуткая картина крушения, разбитыми оказались вагоны с ранеными. Мы, мальчишки, углядели, что в сторону Ярославля промчался ремонтный поезд, и поползли слухи, что крушение недалеко, за первым разъездом в сторону Ярославля. Немедленно собралась из ребят группа лыжников и двинулась туда. Картина была жуткая. От столкновения товарного поезда с санитарным возник пожар. Первые вагоны к паровозам загорелись, и была масса человеческих жертв. Как головешки лежали у сгоревших вагонов обгоревшие люди.
В эту зиму (в Николин день - 19/ХII 1915) нас очень напугало нашествие пьяной компании офицерья. Вечером все сидели за большим обеденным столом и учили уроки. Вокруг чего-то девчонки рассмеялись (Люба, Нюта и Илька, двоюродная сестра). Вдруг стук в окно. Они открыли с улыбающимися рожицами занавеску, а там целая группа опьяневших лиц. Мама с Феклой пошли во двор выяснять, в чем дело? Оказывается, это гуляют офицеры. Ехали мимо на тройке, слышат девчоночий смех, и требуют, чтобы им отперли калитку. Девчонки уже не смеются, плачут, все ушли в верхний этаж. Офицеры пытаются лезть через забор. Из мужиков во всей семье один лишь я (Миша, очевидно, где-то гулял). Я надел на себя шапку и ватнушку, а на ногах как были шерстяные носки, так и помчался через сады на соседнюю улицу на квартиру к командиру запасного полка, расквартированного в городе. Его дома не оказалось, и домашние его посоветовали обратиться к дежурному в казарме. Помчался туда и со мной послали дежурного (дневального). Гуляющие офицеры уехали, и дома было спокойно.
В. А. Лисицын

Из воспоминаний А. В. Шухина

День объявления войны (1 августа 1914 года по н. ст.) жители села Романовского очень хорошо запомнили. Он совпал с религиозным праздником в селе - Ильиным днем, который справлялся ежегодно 2 августа (по н. ст.) с широким размахом и большой торжественностью. Но на сей раз он обернулся трауром. Всех молодых мужчин, в том числе и нашего отца, призвали в армию. Сколько было пролито слез матерей, жен и детей.
Каждому рекруту, отправлявшемуся в армию, жители села устраивали почетные проводы. На эти проводы собирались все жители села и с традиционной заунывной песней «Последний нынешний денечек гуляю с вами я, друзья!» провожали рекрута до околицы села. Здесь, на мосту через речку, делали остановку, прощались с уходящим в армию, дарили ему на дорогу деньги и со слезами на глазах расходились по своим домам. Особенно мне памятны проводы в 1915 году молодого, высокого, стройного парня Ивана Бубнова. Возвратиться из армии ему было не суждено.
А. В. Шухин
/Муниципальное бюджетное учреждение культуры «ЦБС г. Александрова». Информационно-библиографический отдел ВЕСТНИК КРАЕВЕДА. Великая забытая война. Александровский край в годы первой мировой войны. Альманах (по страницам местной печати). Выпуск 5./
http://www.library.alexandrov.ru/images/bugeri/pdf/v5.pdf
Владимирский губернатор Крейтон Владимир Николаевич
Александровский уезд
Город Александров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Jupiter (25.03.2017)
Просмотров: 708 | Теги: Александров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика