Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.10.2017
03:39
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [691]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 4
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирский губернатор Крейтон Владимир Николаевич

Крейтон Владимир Николаевич

Владимир Николаевич Крейтон родился в 1871 году.
Из дворян Санкт-Петербургской губернии. Сын статского советника Николая Васильевича Крейтона (1825—1885), внук лейб-медика Высочайшего двора Арчибальда-Вильяма (Василия Петровича) Крейтона (1791—1864).
Братья: Александр, государственный деятель, и Сергей, гвардейский офицер.

Окончил Пажеский корпус в 1892 году. Был выпущен подпоручиком в Преображенский лейб-гвардии полк. Вскоре перешел на гражданскую службу.
Чины: надворный советник (?), камер-юнкер (1902), коллежский советник (до 1906), статский советник (?), камергер (1911), действительный статский советник (1913).

Служил чиновником особых поручений при рязанском губернаторе, секретарем рязанского Губернского статистического комитета (1897—1900), редактировал адрес-календарь Рязанской губернии на 1898 год. Состоял чиновником для особых поручений при Санкт-Петербургском генерал-губернаторе.

Затем занимал должности Калужского (1905—1906), Харьковского (1906—1909) и Псковского (1911—1914) вице-губернатора.

В 1914 году проводилась Всероссийская сельскохозяйственная переписиь крестьянских хозяйств.

09.06.1914—03.03.1917 гг. – Владимирский губернатор.
Имел придворный чин камергера.
Занимался археологическими исследованиями, состоял членом Московского и Псковского археологических обществ, а также Рязанской и Владимирской губернских ученых архивных комиссий.
Владимир Николаевич Крейтон с 1914 до 1917 г. возглавлял Владимирское общество Красного Креста.
В 1914 г. основан Кустарный музей.

13 июля 1914 г. в 5-м часу утра скончался Николай, архиепископ Владимирский и Суздальский, в гор. С.-Петербурге, и управление епархией до прибытия нового Епископа поручено Святейшим Правительствующим Синодом преосвященному Евгению, епископу Юрьевскому.
15 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила войну Сербии, началась Первая мировая война. Россия 16 июля начала мобилизацию в пограничных с Австро-Венгрией военных округах, 17 июля была объявлена всеобщая мобилизация Российских войск.
18 июля 1914 г. «Во Владимире в 8 часов вечера небольшая группа подростков и юношей от летнего помещения городского клуба, на бульваре (современный парк им. Пушкина), с национальным флагом и пением то молитвы за царя и Отечество, то национального гимна прошла по бульвару и Большой улице к губернаторскому дому. Господин Губернатор вышел к манифестантам. Здесь они получили портрет Государя-Императора и двинулись обратно. У памятника Александру II шествие остановилось. Раздались крики «ура», «долой Австрию», «да здравствует Россия». С пением «Боже, Царя храни», «Коль славен» и «Спаси, Господи» манифестанты отправились далее за Золотые ворота… Число манифестантов продолжало расти, и на окраине города у казарм Сибирского и Малороссийского полков превысило 2000 человек. От казарм манифестанты шли уже с оркестром музыки тем же путем. У памятника Царю-Освободителю шествие снова остановилось, были произнесены патриотические речи… Отсюда шествие снова направилось к губернаторскому дому, где манифестанты просили г. Губернатора по телефону повергнуть перед Его императорским Величеством верноподданнические чувства».
21 июля было получено известие об объявлении Германией войны России. Особым продолжительным звоном с соборной колокольни возвещено было населению гор. Владимира о имеющем быть сему случаю молебствии. В 2 часа дня Кафедральный собор переполнился богомольцами. Сюда прибыли Преосвященные Евгений и Митрофан, соборное и градское духовенство, Губернатор и гражданские чины. Перед молебном Преосвященный Евгений прочитал Высочайший Манифест и сказал соответствующее случаю слово, после чего совершено было положенное по чину молебствие о даровании нашему отечеству победы над врагами, с прочтением при коленопреклонении молитвы и провозглашении многолетий Государю Императору, всему Царствующему Дому и всероссийскому воинству.
27 июля Преосвященный Митрофан совершил литургию в Кафедральном соборе, в сослужении соборного духовенства. По окончании литургии, Владыка прочитал Высочайший Манифест по случаю объявления Австро-Венгрией войны России и произнес соответствующее случаю слово. После чего совершено было положенное по чину молебствие о даровании победы нашему отечеству над врагами. За молебном присутствовали Губернатор и другие гражданские и военные чины.
В сентябре 1914 г. во Владимире создаются госпитали.
15 ноября появился плакат на ограде мужского монастыря с объявлением о том, что в Архиерейском доме принимаются праздничные подарки для воинов Владимирских полков. Через 5 дней потекли обильные приношения. Приносили жертвы и знатные дамы, и простые, женщины, и дети, и прислуги от лиц, желающих остаться неизвестными. Так по инициативе и иждивением Алексия, Архиепископа Владимирского и Суздальского было заготовлено для действующей армии 3140 пакетов-подарков для полков из гор. Владимира. 10 декабря подарки были отправлены в армию с особо командированным лицом – иеромонахом Владимирского мужского монастыря, Иоанном.

12 октября 1914 г. 12 ½ час. на плацу против Кафедрального собора, под открытым небом, перед иконами, вынесенными из собора, Алексий, в сослужении Евгения, Епископа Юрьевского, и всего градского духовенства, в присутствии гражданских властей, начальствующих, учащих и учащихся всех средних, духовных и светских, учебных заведений г. Владимира и массы народа изволил совершить благодарственный молебен за одержание победы русским воинством под Варшавой. Молебен предварил Его Высокопреосвященство воодушевленной речью о том, чем силен и крепок русский народ. Молебен пел Архиерейский хор певчих. «Тебе Бога хвалим» и «Многая лета» исполнено общим пением Архиерейского хора, воспитанников семинарии и воспитанниц епархиального училища.
Во время пения «вечной памяти» павшим в боях русским воинам многие молящиеся опустились на колени.
После многолетия Христолюбивому воинству присутствовавший на молебне Губернатор произнес здравницу доблестному воинству, отразившему своею грудью под Варшавой неприятеля. Могучие «ура» раздалось в ответ на слова Губернатора, учащиеся выкинули национальные флажки, шапки, руки замелькали в воздухе. Оркестр гимназистов и реалистов подхватил «ура» исполнением национального гимна. Гимн исполнен трижды.
Проводив Владыку в собор, воспитанники семинарии, духовного училища и воспитанницы епархиального училища, в сопровождении своих начальствующих и прочие с развернутыми флагами, с громким пением «Боже, Царя храни» направились к памятнику Александру II. Здесь исполнен был несколько раз национальный гимн. Исполнен был гимн и у дома губернатора.
В 2 часа дня юные манифестанты, вместе со своими начальствующими, явились к Архиерейскому Дому (покоям Архиепископа) и запели «Спаси, Господи, люди Твоя».
К манифестантам вышел Его Высокопреосвященство и сказал: «Всею душею присоединяюсь к переживаемому вами патриотическому восторгу, да здравствует Россия, да здравствует православный русский Царь, да здравствует Христолюбивое русское воинство, ура!» «Ура-а-а-а»,- громко раздалось в Архиерейском дворе. «Да здравствует славянство и его союзники!» - произнес Владыка. Группа семинаристов запели славянский марш.
«Братцы, начал говорить Владыка, мы здесь торжествуем, а там льется кровь наших родных-воинов, они переживают ужасы войны, терпят холод, голод, пошлем в своих сердцах им привет. Пусть каждый из Вас помолится о них и скажет в сердце своем: «дорогие воины, мы думаем здесь о вас, будем заботиться о ваших семьях, ваши, оставленные здесь родители, будут нашими родителями, ваши дети – нашими братьями, ваши жены найдут в нас помощников себе! А тем воинам, которым судил Господь положить живот свой на поле брани, скажем: «вечная память».
Пропета «вечная память».
«Благословляю Ваш, патриотический порыв, отроки и юноши!» - сказал Владыка и преподал благословение манифестантам.
О. Ректор семинарии провозгласил «Многая лета нашему Высокочтимому Архипастырю!» Дружное «многая лета» пропето трижды. Его Высокопреосвященство в это время вторично благославлял толпу.
С пением «Боже, Царя храни», манифестанты прошли к покоям Преосвященного Евгения. Его Преосвященство так же изволил выйти к манифестантам и сказал несколько душевных слов.
Восторженные юноши из Архиерейского Двора направились в Духовную семинарию и здесь несколько раз исполнили национальный гимн.
Вечером этого дня его Высокопреосвященство, Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский, в сопровождении мальчиков-певчих Архиерейского хора посетил Епархиальный лазарет. Здесь дети-певчие исполнили перед раненными некоторые кантаты с патриотическим содержанием. Его Высокопреосвященство изволил чай пить вместе с ранеными солдатами.

В первой половине октября 1914-го года из Владимира был отправлен для воинов Сибирского и Малороссийского полков транспорт разных необходимых предметов, собранных от добровольных жертвователей, нарочито приезжавших сюда из армии офицеров.

2 ноября 1914 г. после литургии в Кафедральном соборе состоялась передача ополченческих знамен 1855 года, хранившихся во Владимирском Кафедральном соборе – 490, 491 и 492 Владимирским пешим дружинам. Передача происходила на соборной площади. Знамена были вынесены хоругвеносцами к войскам в сопровождении Его Высокопреосвященства. Музыка играла «Коль славен». Войска взяли на молитву. Когда музыка умолкла Архиепископ Алексий окропил знамена святой водой, обошел войска, благословил их и окропил святой водой.
Войскам скомандовано: «накройсь» и «слушай на караул». Командир 64-й бригады Государственного ополчения, генерал-лейтенант Плюцинский, вызвал к себе командиров дружин и знаменщиков, сам коленопреклоненно принял знамена от Архиепископа, передал их коленопреклонным командирам дружин, а они передали знамена коленопреклоненным знаменщикам.
После передачи знамен войскам скомандовано: «на молитву, шапки долой!» Алексий благословил войска и удалился в собор. Войскам скомандовано: «накройсь,- под знамена, слушай на караул!» Музыка заиграла марш и знамена понесли по своим дружинам.

9 ноября 1914 г. в 8 час. вечера в Народном доме Архиерейским хором под управлением регента А.Е. Ставровского дан духовный концерт, сбор с которого поступил на усиление средств Комитета, состоящего под председательством Ее Императорского Высочества Великой Княжны Татианы Николаевны для оказания временно помощи пострадавшим от военных бедствий.

25 ноября 1914 г. Архиепископ Алексий присутствовал при освящении городского лазарета. См. Лазареты в гор. Владимире 1914-1916 гг.
Александровский край в годы Первой мировой войны.

7 декабря 1914 г. Архиепископ Алексий и Евгений, Епископ Юрьевский, присутствовали при открытии Владимирского Отделения Императорского Русского Музыкального Общества.
Председательницей Владимирского дамского Комитета по оказанию помощи семьям раненых воинов была супруга губернатора, г-жа Крейтон. «Как представительница дамского Комитета, Ее Превосходительство обратилась к Епархиальному Комитету с просьбой прийти на помощь дамскому Комитету в изготовлении к 12 октября 5000 теплых жилетов для воинов действующей армии. 12 октября эти жилеты должны быть отправлены в армию с особо для того назначенным офицером. Материал и образец покроя для жилетов готовы». Заготовка жилетов была поручена женским монастырям.
14 декабря 1914 г. в 2 часа дня Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский, и Преосвященнейший Евгений, Епископ Юрьевский, присутствовали при освящении Лазарета Владимирского Дамского Общества.

Участие церковных школ Владимирской епархии в войне в 1914—15 уч. году.
15 февраля 1915 г. Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский, в сослужении с Преосвященнейшим Евгением, Епископом Юрьевским, совершил в Губернском Присутствии панихиду по скончавшемся сенаторе бывшем Владимирском губернаторе Иване Николаевиче Сазонове. На панихиде присутствовали гражданские власти.
В 1915 г. от Начальника Владимирской губернии г. Владимирского Губернатора В. Н. Крейтон передано в Общества вспомоществования нуждающимся учащимся духовно-учебных заведений гор. Владимира, из сумм собранных взамен пасхальных визитов, 50 руб., в том числе в Общество вспомоществования нуждающимся воспитанникам семинарии — 20 руб. и в Общества вспомоществования мужского духовного училища и Епархиального женского училища — по 15 руб.
8 марта 1915 года во Владимире был освящен Дом дешевых квартир имени Луки Васильевича и Пелагеи Ивановны Лосевых, Матвея Васильевича и Евдокии Степановны Лосевых.
12 мая 1915 г. в покоях Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Алексия, Архиепископа Владимирского и Суздальского, под Архипастырским председательством Его Высокопреосвященства, состоялось особое заседание Епархиального Комитета помощи раненым воинам и их семьям. На собрании, кроме постоянных Членов Комитета, присутствовали соборные о. о. Протоиереи всех уездных городов Владимирской епархии. Часть собрания присутствовала супруга г-на Начальника Владимирской губернии — М. Л. Крейтон.
В мае 1915 г. на устройство яслей поступило 1500 руб. председат. Дамского Комитета М.Л. Крейтон.
9 сентября 1915 г. Епископ Юрьевский Евгений совершил на соборной площади в 12 час. дня напутственный молебен Владимирскому 26 санитарному транспорту, причем сказал напутственное слово отправляющимся и окропил св. водой походные кухни, повозки с фуражем и каждый фургон.
30 сентября 1915 г. — день празднования духовно-учебными заведениями памяти 900-летия со дня кончины святого равноапостольного Князя Владимира.
11 октября 1915 г. в Муромском городском соборе, по окончании литургии о. диаконом был прочитан манифест, которым объявлена война Болгарии.
Отчет по поставкам Владимирской губернии предметов обмундирования на нужды армии в 1916 году.
Об организации трудовой помощи инвалидам, пострадавшим в войну (1916 год).
23 апреля 1916 г. архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий (Дородницын) в сослужении других архиереев совершил хиротонию архимандрита Павла. Накануне во Владимир прибыла великая княгиня Елизавета Федоровна, которая приняла участие в торжестве.
Посещение Обер-Прокурором Св. Синода А. Н. Волжиным г. Владимира и Суздаля 23—24 апреля 1916 г.
6 мая 1916 г. состоялось первое общее собрание лиц, сочувствующих делу открытия во Владимирской губернии земледельческих приютов (см. Общество устройства земледельческих приютов для призрения детей увечных и павших воинов Владимирской губернии).
31 мая 1916 г. во Владимире основано Общество Возрождения Художественной Руси. Общество открыло в 1916 г. учебно-показательную мастерскую художественных рукоделий во Владимирском епархиальном женском училище.
Епархиальный Противоалкогольный музей при Александро-Невском Братстве и трезвенническая центральная библиотека в гор. Владимире открыты 2-го октября 1916 года.
Миссионерский крестный ход с иконой Владимирской Божией Матери в октябре 1916 г.
В 1915 — 16 учебном году в зданиях Владимирского епархиального женского училища помещалось эвакуированное Паричское училище. На его место в 1916 г. переселилось Виленское училище духовного ведомства.
29 августа 1916 г. — Всероссийский праздник трезвости — Его Высокопреосвященством, Высокопреосвященнейшим Алексием, Архиепископом Владимирским и Шуйским в сослужении Преосвященных Епископов Евгения и Павла и многочисленного градского духовенства, совершена пред Божественной литургией в Кафедральном соборе панихида по особому чину. После литургии на соборной площади при участии крестных ходов из городских храмов совершен торжественный молебен.

«Был, если не ошибаюсь, январь 1917 года. У дома губернатора собралась большая толпа женщин, требовавших хлеба. А со мной в классе (гимназии) учился сын губернатора Крейтона. На другой день после разгона женщин этот губернаторский сынок оказался в явной изоляции от остальных учеников нашего класса. Он был сильно возбуждён. Как я сам слышал, он бросил слова: “Всех надо перевешать!” Открытого эксцесса не произошло, но все от него отвернулись. Больше он в гимназии не появлялся» (Н.А. Орлов).
31/18 января 1917 г. Начальник Владимирского губернского жандармского управления сообщает губернатору, что «среди крестьян Владимирского и Покровского уездов заметно ожидание каких-то серьезных событий и что в среде более сознательных крестьян возрастает противоправительственное течение». 
2 марта (17 февраля) Владимирский губернатор обратился к полицеймейстерам и исправникам губернии с циркуляром по поводу забастовочного движения в губернии, — «Забастовки, — говорится в циркуляре, — в настоящее тревожное время напряженной нашей войны с коварным о сильным неприятелем, стали явлением почти повсеместным, имеют весьма упорный характер и как происходящие на фабриках и заводах, работающих на оборону, приносят громадный вред нашему отечеству». Начальникам полиции циркуляром предписывается «иметь постоянное строгое личное наблюдение за всеми находящимися в пределах вверенных им уездов фабриками и заводами и принять все зависящие от них меры к недопущению подобных нетерпимых явлений».

14/1 марта 1917 г. во Владимире получены сообщения о революции в столицах. По городу распространяются листки с обращениями Госуд. Думы и отрывочными сведениями о событиях в Москве и Петрограде.
В среду 1 марта вечером губернатор Крейтон пригласил к себе на совещание губернскую и уездную земские и городскую управы и нескольких местных общественных деятелей. Явились С.А. Петров, Ф.К. Пришлецов, Л.И. Куроедов, П.В. Кутанин, А.А. Протасьев, М.П. Соков, Н.Н. Сомов, И.Т. Тихонов, А.И. Кузнецов, М.П. Бабушкин, Г.Г. Козлов, А.Н. Молитвословов, Ф.В. Муханов, Н.Н. Овчининский и П.А. Никитин.
Цель приглашения была неизвестна и выяснилась только на месте из речи Крейтон о том, что положение его затруднительно, что он на 60 часов был совершенно отрезан от сообщения с правительством, а теперь видит, что телеграф захвачен восставшей Думой или ее частью, находится в руках депутата Гронского. Крейтон доверять ему не может, а между тем должен что-нибудь делать.
События могут развернуться так, что нужно будет что-нибудь решиться, почему, ему, Крейтону, и нужны приглашенные, чтобы действовать с наибольшей пользой для населения. Он будет созывать представителей губернских учреждений на совещание и предлагает в это совещание избрать по 2 представителя от губернского уездного земства и города. Определенных каких-нибудь мер Крейтон не предлагал и ему было отвечено, что такая цель и характер такого совещания собравшимся не ясна, на что без поручения городской думы и земства присутствующие ни в каком совещании участвовать не могут. При этом Н.Н. Сомов указывал Крейтону, что он уже получил телеграмму от Родзянко о том, что Государственная Дума взяла правительственную власть в свои руки, и он, Сомов, как депутат Думы, тем более не может участвовать в губернаторских совещаниях, а как городской голова, должен доложить обо всем городской думе.
В это время стали получаться пачками телеграммы, в которых первые уже были напечатаны и продавались на улицах, но еще не дошли до губернатора.
Тогда Крейтон заявил собравшимся, что при таком отношении уже отпадает второе его предложение, а он хотел на первый раз выпустить воззвание, что все, что сообщается, пока только смутные слухи, и он предлагает сохранять спокойствие и порядок.
На это присутствовавшие возразили, что такое воззвание они, конечно, не подпишут, а если понадобится какое либо воззвание, то это уже сделает в городе дума.
На замечание одного из присутствовавших, что старого правительства, очевидно, не существует, Крейтон возразил, что это ни откуда не видно и спросил, чему же верят присутствовавшие?
Ему ответили, что, по их мнению, власть принадлежит Государственной Думе.
Крейтон растерянно и сухо простился, и совещание кончилось.
15/2 марта 1917 г. во Владимире, на улицах города расклеено следующее обращение губернатора к населению: «В течение последних дней в печати появились сообщения о ходе текущих событий и о перемене правительства. Никаких, однако, положительных данных, в какой мере эти сообщения соответствуют действительности, — я не имею, а потому и обращаюсь к населению губернии с призывом к тому, чего, я уверен, желают и все благомыслящие люди. Нам необходимо сохранить спокойствие во что бы то ни стало, зная, что всякий беспорядок лишь на руку врагу России, в борьбе с которым полегло столько наших братьев, сыновей и отцов. Нам нужно, сплотившись воедино, не прерывать ту ежедневную работу, которую мы несем, в силу взятого на себя долга перед родиной, перед государем, перед армией, стоящей грудь с грудью с врагом, перед нашими близкими. Помните, что слухи и печать не заключают в себе пока ничего достоверного, сдерживайте увлекающихся, сдерживайте горячих и скорых на всякие непродуманные, непоправимые решения. Россия должна победить немца, а мы должны неустанно делать дело, к которому каждый из нас приставлен. Сея тревогу, сея волнения, мы помогаем врагу России».
2-го марта, вечером еще было в губернаторском доме, продовольственное совещание с участием вызванных из уездов земских и городских представителей, но в нем представители гор. Владимира уже не участвовали, и в городской Думешли выборы комиссии, члены которой на утро 3-го марта вошли в состав Исполнительного Комитета.
В губернаторском доме продовольственное совещание шло до 10 часов вечера, когда в городе движение уже начиналось, в 12 часов ночи полицеймейстер Иванов предлагал уже городскому голове принять от полиции оружие.
Начальник гарнизона города Владимира Командир 41-й пехотной запасной бригады генерал майор Гамбургцев отдал 2-го марта в 11 часов вечера распоряжение по телефону командиру 668 пешей Владимирской дружины о высылке на станцию полуроты солдат, и в тоже время разрешил соединенное совещание командиров батальонов и рот 82-го и 215-го пех. запасных полков для выработки мер к подавлению восстания. Когда же выяснилось, что полурота 668 пешей Владимирской дружины выступить для ареста делегации отказалась и командир дружины полковник Сорохтин доложил об этом по телефону генералу Гамбургцеву, тогда последний распорядился выслать для вышеуказанной цели учебную команду 82-го пехотного запасного полка и лично поехал в 82 и 215 пехотные запасные полки, расположенные совместно, для организации вооруженного сопротивления.
3-го марта с поездом из Москвы прибили делегаты, к которым немедленно примкнули команды Управления Воинского Начальника, Владимирская команда выздоравливающих и часть жителей гор. Владимира.
Вот что писал Н.А. Орлов: «В конце февраля 1917 года я отправился на вокзал купить газету. С поездом во Владимир прибыли представители из Москвы. Помню, на стол встал матрос, который недолго, но горячо говорил о революции. Отсюда вместе со всеми отправился в казармы около вокзала (рядом с церковью). Здесь была поднята воинская часть, которая сразу встала на сторону революции. Какой-либо попытки к противодействию со стороны командования этой части я не заметил. Отсюда мы направились к дому губернатора Крейтона. Кто руководил этим процессом, сказать не могу. Остановились у дома губернатора».
Отряд под руководством солдата Карманова и старшего унтер-офицера Кокурина двинулся прямо к дому губернатора (ныне ГТРК). У дома губернатора никакой охраны не было, но неожиданно для всех у освещенной входной двери особняка, как часовой, возник начальник городской полиции полицмейстер Иванов, который здесь же и был арестован, сорвали шашку и револьвер, причем, по словам очевидцев, ему «камнем разбили очки и бровь, и он до самой тюрьмы шел, закрывшись платком».
Вслед за Ивановым, уже в самом доме, был арестован и губернатор. При аресте он не оказал никакого сопротивления, только удивленно промолвил: «Ведь я присоединился к новому правительству!» В два часа ночи арестованные были отправлены под конвоем в здание городской думы и содержались под конвоем 10 человек.
После этого толпа направилась к казармам 668 пешей дружины, где, после некоторых пререканий с командиром дружины, солдаты присоединились к толпе, всего стало не менее 500 штыков, из которых было выделено 50 солдат для усиления караула и для занятия почты, которую взяли в свое распоряжение около 3-х часов ночи. С оркестром музыки толпа направилась к казармам 82 и 215 запасных полков (там и ныне Военный городок).
Высланная командиром 82-го пехотного запасного полка полковником Тарасовым по распоряжению генерала Гамбургцева учебная команда разделилась и направилась по двум параллельным улицам, при чем часть, шедшая по Дворянской улице, встретилась с восставшими войсками и народом и после короткого увещевания присоединилась.
Генерал Гамбургцев, получив донесение от командира 668-й пешей Владимирской дружины полковника Сорохтина, что солдаты дружины присоединились к восставшим, отдал полкам следующее распоряжение: приготовиться к вооруженному сопротивлению, для чего выдать боевые патроны, некоторым ротам рассыпаться в цепь, и все возвышенности, удобные для стрельбы, занять отдельными взводами. Означенное распоряжение было приведено в исполнение.
Толпа солдат и горожан подошла сначала к расположению 82 пех. зап. полка, солдаты которого отдельными группами начали к ней присоединяться. Командир полка Тарасов и нач. гарнизона Гамбургцев пытались было удержать солдат от перехода на сторону народа, но, видя неудачу своих усилий, ушли в 215-й полк, который считался более «надежным».
215-й полк встретил толпу в боевой готовности. Командир полка полковник Евсеев в присутствии генерала Гамбургцева при приближении толпы отдал приказание стрелять, когда же по его команде «пли» залпа не последовало, он стал призывать солдат быть верными старому правительству и слушаться его команды, но в этот момент был арестован вместе с генералом Гамбургцевым подоспевшими войсками и народом и впоследствии передан для содержания под арестом во Временный Владимирский Губернский Исполнительный Комитет.
Например, Соколов-Соколенок лично участвовал в стаскивании с коня подполковника Штинского. Юный хорист тащил офицера за ногу, и сильно порезал руку о шпору. «Кстати, не пройдет и часа, как я стану участником точно такого же «ниспровержения» с лошади реакционно настроенного командира 215-го полка полковника Евсеева, которого мы разоружили в расположении его собственного полка», - гордо вспоминал Соколов-Соколенок о событиях 3 марта во Владимире.
Солдаты 215-го полка примкнули к восставшим и город целиком стал во власти народа.
«Генерал (фамилии его я не знаю) и молодые офицеры, часть из которых я помню в их бытность гимназистами старших классов, были арестованы под недружелюбные высказывания солдат. Под их плотным эскортом офицеры были направлены в центр города. Я следовал в общей массе. По дороге в своих квартирах были арестованы еще двое-трое представителей власти». Этот процесс я наблюдал, но арестованных не знал. По прибытии на площадь около здания банка я, немного отстав, наблюдал, что молодые офицеры, только что шедшие в качестве арестованных, среди солдатской массы, сняв погоны, уже занимались организованной деятельностью (Генерала тут не было). Они очень активно выстраивали народ и солдат буквой "П“ по сторонам площади. Оказывается, ждали из тюрьмы освобождённых политзаключённых. Они появились. Состоялся митинг. Я почти ничего не помню из того, что говорилось. Репродукторов тогда не было, слушать было трудно, но смысл был ясен. Всем и все кричали "Ура!”».
В 5 часов утра пришла к городской думе какая то команда в составе около 100 штыков, и 3-х офицеров, якобы для освобождения арестованных, но караульные не допустили их в городской дом для освобождения. Стойко продержались до прихода всей толпы с оркестром музыки в составе около 2000 штыков. Во избежание эксцессов, решили увести арестованных в дом губернатора, где и поместили их во втором этаже в одной комнате. Было расставлено 40 человек конвоя, с арестованными обходились корректно. Такое обхождение подало губернатору мысль попросить принести кровать ему. Но ему ответили, что солдаты сами спят в холодных, сырых казармах и на грязных нарах, и у арестованных есть кушетки, на которых они могут превосходно спать. На это губернатор ничего не ответил, сел на кушетку и грустно опустил голову, и полицеймейстер волновался и смотрел сквозь синие очки на журнал. Потом губернатор умолил передать народу, что он не говорил, что вместо хлеба будете есть своих детей, усердно просил беречь его семейство, каковое и пошел проверять: на лицо оказались 2 сына и мать, но не было его жены, которая вскоре явилась в деревенской рваной куртке, разбитых валеных сапогах, покрытая грязной шалью и сказала: «Я ушла, потому что боялась, что будут меня бить». Ее уверили, что никто не тронет пальцем, и предложили ей явиться к конвою для того, чтобы ее знали солдаты в лицо. Она попросила позволения переодеться. После этого ей была предоставлена свобода, без права выхода на улицу.
Все конвойные посменно прошлись по комнатам и увидели ковры, цветы, мебель, портреты и пр. Конвойные были голодны, но ни один из них не тронул кусок сливочного масла, лежащего на столе.
Около 12 час. дня к революционным войскам присоединились 82 и 215- полки. Выстроившись поротно, полки гордо и радостно двинулись, с 2-мя оркестрами музыки, к городской думе. По дороге арестовали вице-губернатора и доставили в дом губернатора, откуда, прихватив жену губернатора Крейтона, всех арестованных направили в местную тюрьму.

«Вдруг в этом тихом богоугодном граде Владимире разразилось такое, чего я никак не ожидал», - начал свой рассказ о Февральской революции во Владимире Иосиф Львович Долинский. О революции Иосиф, как и его соученики, узнал в училище, перед контрольной работой по алгебре.
«Дорогой наш учитель, которого сейчас боимся, как огня, все смотрит в окно и не пишет ничего на доске. Душа замирает от страха. И вдруг этот мирный человек кричит: «Листки и книги ославьте, скорей одевайтесь, все на улицу! Царя сбросили! Освобождайте институток, ура!»... Мы, как шальные, точно сорвавшиеся с цепи, бежим в раздевалку, одеваемся, врываемся через закрытую дверь к институткам, бежим по этажам, зовём институток на улицу. ... Учительницы в панике. ... Инспекторша вне себя, кричит на нас: «Нахалы, какое право...». А институтки, даже скромницы, обыкновенно на улице чинно гуляющие парами, с опущенными глазами, теперь побежали в раздевалку, одевались быстрее нас, и вот мы все на улице. ... Бог ты мой, что творится на улице! Народ в богомольном Владимире весь вышел на улицу, кричит, неистовствует!.. Мы всей ватагой отправились арестовывать губернатора и вице-губернатора. Но губернатор, вице-губернатор, городской голова и многие важные чиновники уже были арестованы, а мы, подсобная сила, только явились. И тут я понял: Кондаков нервничал не из-за контрольной. Потом я узнал, что дело было не такое уже простое. Во Владимире было серьёзное войско, начальство ночью еще получило приказ стрелять всех, кто появится на улице. Некоторые офицеры с семьями жили в том же доме, где и мы. Папа, который в это время был дома, удивился, что ночью вызнали офицеров в казармы. Он не спал всю ночь, чувствуя, что что-то назревает, что неспроста вызвали офицеров. Проверил ставни, хорошо ли закрыты, ибо знал, то в случае заварухи в первую очередь будут бить «жидов» и рабочую бедноту. Он чего-то ждал. Подпольный комитет ночью получил извещение из Москвы о начале революции, вышел из подполья и направился к войскам. Когда представитель подпольного комитета туда прибыл, войска уже были выстроены. Комитетчики обратились к солдатам и офицерам с речью, объяснив, что революция уже произошла, что сопротивляться неразумно, что с часу на час они ждут революционные войска, что не стоит проливать кровь рабочих, что надо перейти на сторону революции, что царь и царская семья арестованы. В рядах войска были революционеры и среди солдат, и среди офицеров, кстати, как потом оказалось, они жили в одном доме с моей семьёй. Это решило дело: они выступили, сообщили офицерам и солдатам, что все это правда и незачем сопротивляться, проливать зря кровь, и так ее много уже пролито на фронтах. Все решилось быстро: войска объявили, что они на стороне Революции... Оказалось, что взрослые решили вести губернатора через весь город к тюрьме, чтобы все-все видели, что глава губернии схвачен, и над ним будет суд. Наш математик, который был уже там, через Кондакова велел образовать сильное кольцо из самых здоровых, в середине будет губернатор, и так кольцом вести его в тюрьму. Вице-губернатора, больного и городского голову отправили в тюрьму в карете заранее. Мы образовали кольцо - это были старшие ученики реального училища и мы с Кондаковым из нашего класса. Вели губернатора, тонкого, высокого, с поднятым воротником. Мы двинулись под руководством кого-то из взрослых ... Откуда взялся народ?! Нас окружили, сжали, кричали таким криком, что слов, видимо, страшных, разобрать было невозможно. Бросали в губернатора чем попало: снегом, корками гнилого хлеба... Круг двигался медленно. Народу было столько, что, несмотря на множество снега в городе, всё кругом казалось черным-черно. До «Золотых ворот» кое-как довели, а у нашего училища началось такое, невообразимое, особенно со стороны женщин, что круг оказался почти смятым, хотя мы и держались за руки крепко. Одна молодая крестьянка, которая оказалась около меня, с каким-то особым неистовством рвалась именно через меня к губернатору. Она крикнула мне, улыбаясь: «Что он тебе - сват? Что ты его, еврейчик, охраняешь?». Я улыбнулся ей в ответ: «Нет, хорошая, самосуда устраивать не дадим». Не то слово «самосуд», не то слово «хорошая», не знаю, но что-то в моем ответе ей понравилось. Она, белозубая, расхохоталась мне в лицо и все же, крича «самосуд, хорошая», что-то чёрное, кажется, старую катюшу, бросила в губернатора. А он двигался медленно, держа одной рукой воротник, другой махая, точно он в строю. У «Золотых ворот» нас сменили... Рассказывали, что все же до тюрьмы губернатора довели. Самосуда не было. ... Я шёл по улице. Тротуаров не было видно - столько народу вывалило из домов ... ».

Во Владимире, кроме губернатора, его жены, полицеймейстера, начальника гарнизона и командиров полков, арестованы: вице-губернатор Мясоедов, начальник управления земледелия Дартау, нач. сыскного отделения Киселев, сыщики — Кузнецов, Горьков, Фирсов и Шихман, жанд. полковник Будницкий.
В тюрьму были отправлены губернатор Крейтон, его жена, вице-губернатор Мясоедов и полицеймейстер Иванов. В помещении управы содержались генерал Гамбурцев, полковник Тарасов, полковник Евсеев, жандармский подполковник Будницкий, а также Дартау и ревизор акцизного ведомства А.Д. Бер, явившийся добровольно и в полном составе сыскное отделение. Вечером 3 марта арестованы и доставлены в тюрьму правитель канцелярии губернатора Трегубов, Штенгер, Фон Киот, Корякин и Мореншильдт.
В губернском правлении обнаружен склад винтовок и патронов к ним.
В квартиру арестованного Дартау стали являться подозрительные лица, предлагая свои услуги к охранению имущества, требуя выдачи оружия и спирта. Установлено, что одним из таких охранителей являлся бывший полицейский Федоров.
Постановлением В.И.К. освобождены из под ареста начальник и чины сыскного отделения и переданы в распоряжение Владимирского полицейместера.
Врач 27 военного госпиталя Данилович по распоряжению В.И.К. арестован и находился под караулом при И.К. Жандармский унтер-офицер Седых постановлением В.И.К. в виду болезненного состояния освобожден от ареста и обязан явиться через две недели.

«В «Известиях» Ваших № 8 я прочел, что Военному Министру послана телеграмма о том, что я арестован «за организацию вооруженного сопротивления и приказал стрелять по войскам и народу, присоединившемуся к новому Правительству».
Посему сим заявляю, что я не организовывал вооруженного сопротивления против нового Правительства. О нем мне стало известно лишь после, в городской управе, 3-го марта. Все мои распоряжения (предварительны) были сделаны согласно секретного предписания ком-щего войсками. Все же дальнейшие распоряжении, как н-ка гарнизона, сводились лишь к поддержанию обычного порядка в частях и ведения занятий. Приказа стрелять я не отдавал.
Команды 2—3 марта высылались лишь для задержания воинских чинов, не имеющих права быть в то время на улицах без увольнительных знаков. Этим командам, через ком-в полков было приказано действовать по обстоятельствам. Ни слова о стрельбе мною сказано не было.
Радуюсь, что назначено следствие, на правильность и справедливость которого я теперь при новом Правительстве рассчитываю.
Генерал майор Гамбургцев.
13 марта 1917 г. г. Владимир».
В заседании 17-го марта постановлением Исполнительного Комитета бывший полицеймейстер В.А. Иванов, вследствие болезни, переводится, как арестованный, на излечение в губернскую земскую больницу, где будет содержаться под присмотром местной администрации. Губернским Исполнительным Комитетом 30 марта освобожден из под ареста быв. полицеймейстер В.А. Иванов.
В ночь на 16 марта препровождены в распоряжение командующего войсками Московского военного округа следующие арестованные во Владимире лица: бывший губернатор В.Н. Крейтон, его жена, генерал Гамбургцев, полковники Евсеев, Тарасов, Сорохтин и прапорщик Зеге-фон-Лауренберг.
Когда арестованных владимирского губернатора и его жену 17 марта привезли в Петроград, у Крейтона была сломана нога, и он очень страдал: для него в Министерский павильон была принесена лазаретная койка и приглашен врач Государственной думы. На другой день оба они, по распоряжению А.Ф. Керенского, были освобождены на поруки.
Долгое время считали что он был расстрелян. Но потом выяснилось, что Крейтон избежал опасности революций и Гражданской войны. Он прожил остаток жизни во Франции и Швейцарии Там в Локарно 8 марта 1931 года Крейтон скончался на 60-м году жизни.
Вот так и закончилась в марте 1917 года деятельность владимирских губернаторов, внесших значительный вклад в развитие губернии во времена Екатерининской эпохи, Наполеоновских войн, реформ Александра II и формирования новой политической системы (Государственной Думы).


Улица Подбельского, д. 2. Владимирский
Здание Дворянского Пансиона.

3/16 марта 1917 г. во Владимире, на заседании городской думы и других общественных организаций, организован Владимирский Временный Губернский Исполнительный Комитет, принявший на себя управление городом и губернией. Комитет расположился в новом здании Дворянского Пансиона.
Председателем губернского временного исполнительного комитета избран С. А. Петров (кадет), товарищами председателя - Н.Н. Сомов (октябрист), И. А. Лапшин (меньшевик), Г. Г. Козлов (кадет) и Н.Н. Овчининский (кадет).
Губернский временный исполнительный комитет отправил во все города и земства губернии следующую телеграмму: «Во Владимире губернатор арестован. Войска на стороне народа. Призываем вас, свободных граждан, и войска к порядку. Под защитой нового правительства пусть ваша жизнь течет как прежде. В этом залог вашего счастья и победы над врагом».
Город Владимир во времена февральской революции 1917 г.
Город Владимир во времена октябрьской революции 1917 г.
«На днях граждане города Владимира чуть было не очутились лицом к лицу с новой властью, а именно: Обитатели каторжной тюрьмы, в количестве около 400 душ, повели тайную работу для захвата власти в городе. В глубокой тайне разработан был план восстания, намечен комитет, которому надлежало принять власть в свои руки от революционного комитета и назначены комиссары на отдельные должности администраторов. Заговор был своевременно открыт, но движение настолько глубоко пустило корни, что некоторым представителям «новой власти» удалось бежать из каторжной тюрьмы. Революционный комитет с непоколебимым мужеством противопоставил мятежникам организованную силу и, развив чрезвычайную энергию, в корне подавил восстание; 8 арестантов убито, 4 ранено» (газета «Владимирская жизнь», № 50, четверг 16 ноября 1917 г.).

Награды

Высочайшая благодарность (1897);
Орден Святого Станислава 3-й ст. (1898);
Орден Святой Анны 3-й ст. (1901);
Орден Святого Станислава 2-й ст.
Медаль «В память царствования императора Александра III»;
Медаль «В память коронации Императора Николая II»;
Медаль «За труды по первой всеобщей переписи населения»;
Медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых».
Владимирская губерния.
Губернаторы:
Леонтьев Иван Михайлович (действительный статский советник, в должности егермейстера) 06.07.1902—25.07.1906
Сазонов Иван Николаевич (действительный статский советник, тайный советник) 29.07.1906—06.05.1914
Крейтон Владимир Николаевич (действительный статский советник) 09.06.1914—03.03.1917

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (14.09.2016)
Просмотров: 505 | Теги: губернатор, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика