Главная
Регистрация
Вход
Вторник
21.08.2018
05:23
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 503

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [924]
Суздаль [308]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [257]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [113]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [96]
Вязники [181]
Камешково [51]
Ковров [215]
Гороховец [76]
Александров [154]
Переславль [89]
Кольчугино [27]
История [15]
Киржач [38]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [7]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская губерния

Владимирский край в годы Первой Мировой войны (1914-1918)

Владимирский край в годы Первой Мировой войны (1914-1918)

В середине лета 1914 г. страна была втянута в мировой конфликт. 16 и 17 июля 1914 г. Россия объявила военную мобилизацию населения, 19 июля Германия объявила войну России.
Защита Родины от нападения Германии, поддержка братских славянских народов — вот основные идеи, которые выдвинуло Правительство для русского общества.

Объявление Германией войны России вызвало невиданный всплеск патриотизма. В городах прошли патриотические манифестации.
Во Владимире 20 июля 1914 г. после торжественного молебна на площади о здравии императора, манифестанты с портретом Государя ходили к казармам Малороссийского и Сибирского полков с пением гимна. По просьбе населения губернатор направил Императору телеграмму: «…сегодня 20 июля епископом Юрьевским Евгением и Епископом Муромским Митрофаном в сослужении всего градского духовенства на площади перед Успенским кафедральным собором при огромном стечении молящихся вознесены к престолу Всевышнего горячие молитвы о здравии Вашего императорского величества, Государыни императрицы, Государя наследника престола и всей Августейшей царской семьи». В ответ царь прислал телеграмму: «Сердечно благодарю население города Владимира за молитвы и выраженные мне чувства преданности».
Подобные патриотические манифестации прошли во всех уездных городах и крупных фабричных местечках губернии, о чем губернатору сообщали уездные исправники.
Так, 16 июля 1914 г. в 1 час ночи в Иваново-Вознесенске по требованию публики 200 человек устроили патриотическую манифестацию в городском саду: учащаяся молодежь шесть раз исполнила гимн «Боже, Царя храни» и затем с криками «Ура!», «Живо!», «Да здравствует Сербия!», «Долой Австрию!» обошла аллеи сада. После получения 17 июля телеграммы о мобилизации после расклейки по городу объявлений в разных частях города собирались громадные толпы народа. Настроение всех повышенное, патриотическое. Никаких выступлений со стороны населения против мобилизации не замечено…. после проводов запасных толпа в Александровской улице устроила манифестацию идя с пением гимна и молитвы «Спаси Господи люди твоя». На фабриках всем запасным были выданы расчеты с надбавкой к жалованью на некоторых 2-хнедельного заработка, а на некоторых по 3-5 рублей на человека…. Манифестанты направили телеграмму Государю с верноподданническими чувствами, сербскому посланнику Сполайкевичу с горячим приветом братьям-сербам и французскому и английскому послам с приветом друзьям России доблестным Франции и Англии. 18 июля на проводы мобилизованных к поездам собралась толпа около 50 тысяч человек с портретами Государя и национальными флагами России и Сербии… Студенты вузов произносили горячие речи о родстве славян, о защите Сербии, перемежаемые пением гимна и возгласами «Долой швабов!», «Да здравствует Россия, Франция Сербия и Англия!», «Разобьем дерзкого врага, осмелившегося замахнуться на Россию; это не Японская война умрем все, а не выдадим Россию». Некоторые имели намерение потребовать снять с ресторана Кузнецова вывеску «ресторан Вена».
В Гороховце «не было заметно никакого уныния или недовольства, все шли навстречу мобилизации и не только беспрекословно, но очень охотно исполняли все требования, — сообщал исправник. — Исполняя обязанности председателя 1 Приемной комиссии, я видел охоту каждого сдать свою лошадь в войска весьма часто ценностью выше назначенного вознаграждения. Вообще подъем духа был истинно патриотический».
В Суздале «о какой-либо антимилитаристической агитации нет и речи. Заслуживает внимания большое удовольствие населения по поводу воспрещения торговали спиртными напитками и строго за этим наблюдения, благодаря чему были трезвы даже хронические алкоголики». Кроме мобилизуемых прибыло более 400 человек не стоящих на военном учете и желающих послужить родине».
В Судогде «день объявления войны был встречен восторженно, ни плача ни рыданий», в Переславле «за время мобилизации благодаря сердечности отношений к призываемым и провожавшим их семьям, не было ни в городе ни в уезде ни одного случая малейших беспорядков».
В Покрове «среди населения и призванных запасных настолько велик дух патриотизма и население ведет себя настолько хорошо, что лучшего и быть не может».
Рабочие Ставровской, Собинской и Лемешинской мануфактур, фабрик Морозова в м. Никольском и с. Орехове, Костерево, на фабрике Балина в Юже, на Гусевской Нечаева-Мальцова фабрике устраивали торжественные молебны о здравии Императора и просили власти направить монарху телеграммы с чувствами.
Отметим, что крестьяне подошли к военному вопросу практично: в деревне Головиной крестьяне сами решили помогать всем семействам призванных на военную службу в уборке с полей хлебов, трав и в посевах озимых, то же происходило и в других местах.
Манифестации продолжались весь период мобилизации — с 16 июля по 2 августа. В связи с непрекращающейся активностью общества Губернатор даже вынужден был просить население о прекращении манифестаций, чтобы не отвлекать полицию, а заняться «делом оказания посильной помощи на военные нужды и нужды семей, призванных в ряды действующей армии».

24 июля 1914 г. Владимирская губерния была объявлена на положении чрезвычайной охраны. Губернатор получил право издавать обязательные постановления, за неисполнение которых налагался штраф или арест. Уже 25 июля губернатор издал обязательное постановление о запрете ношения и хранения оружия, о полицейской регистрации приезжающих лиц, о запрете демонстраций и подстрекательств к стачкам, распространения информации с враждебным отношением к Правительству, созыва любых собраний без разрешения начальства. Транспорту предписывалось иметь установленные номера, подчиняться полицейским регулировщикам, запрещалось вторжение против воли или без ведома другого в его жилье, повышение цен продавцами на предметы первой необходимости сверх установленной таксы.
Позже были изданы постановления о контроле продажи крепких напитков, о запрете появления в пьяном виде, запрете вывоза из губернии стратегических ресурсов (фуража, взрывчатых веществ) регистрации запасов продуктов питания и топлива, запрете домовладельцам г. Владимира повышать цены на жилье, об установке на заводах и фабриках противопожарной сигнализации (температурные датчики) и т.п. — в целях сохранения порядка в экономике и общественной безопасности.

В документах имеются и факты, свидетельствующие об антивоенных настроениях. Так, когда 8 августа 1914 г. в Гусевской фабрике рабочим было предложено пожертвовать 15 % с больничного взноса на нужды войны, на больных и раненых, рабочий Беликов по показаниям полиции заявлял: «вдова адмирала Макарова получает большую пенсию пусть она и жертвует», «начальство нагнало туда полтора миллиона, там будут избивать, а мы будем лечить», «не надо жертвовать, это пойдет на правительство, губернаторов, как в японскую войну: разделили деньги сами по себе, так и теперь сделают». Его арестовали на 60 суток. При обыске не нашлось никаких свидетельств принадлежности Беликова к револ. партиям, хотя революционеры на фабрике были, и там распространялась газета «Правда». Когда 2 октября 14 г. осужденные просили освободить их досрочно в день тезоименитства наследника, но им было отказано.
Не все слои общества восприняли войну бескорыстно. Торговая и промышленная буржуазия, например, постаралась извлечь как можно больше выгод из сложившегося положения, ущемляя права других. Фабриканты старались не отдавать в армию рабочих с фабрик, торговцы — поднимать цены на продукты. То и другое вызывало неудовольствие других слоев общества.
31 июля 1914 г. начальник губернского жандармского управления сообщал губернатору: «среди сельского населения Муромского уезда возникло недовольство на почве приема лошадей для нужд армии, так как почти у всего богатого муромского купечества лошади и рысаки остались не принятыми, причем более всего указывают на Суздальцевых и Зворыкиных… вообще муромское купечество в отношении к нуждам армии и к возникшим войнам относится совершенно безучастно и интерес заключается исключительно в коммерческих сделках по повышению цен: повысили цену на сахар, гречу и макароны».
Об этом же сообщал и судогодский исправник: «в Судогде во время отправки запасных маленькая группа мелких торговцев, воспользовавшись большим стечением народа, стала взвинчивать цены на жизненные продукты». Власть была вынуждена принять административные меры. 28 июля 1914 г. губернатор предложил городским головам провести чрезвычайные собрания дум для установления такс на хлеб, мясо, дрова, овес и сено в предотвращение искусственного повышения цен по случаю мобилизации. В дальнейшем именно вопрос роста цен станет в губернии наиболее острым и вызовет почти непрекращающуюся череду забастовок рабочих и недовольство населения.
В конце июля 1914 г. представители земств на своем съезде образовали Всероссийский земский союз помощи раненым во главе с князем Г. Е. Львовым, а спустя несколько дней их примеру последовали городские головы, объединившиеся во Всероссийский городской союз. Оба эти союза пользовались поддержкой правительства и общественности на местах.
«В виду устройства в городе Муроме пункта для помещения раненых воинов и недостатка младшего медицинского персонала Муромская Городская Управа сим доводит до всеобщего сведения, что ею открыта запись лиц, желающих слушать курс сестер милосердия, каковой будет читаться местными врачами при земской больнице и фабрично-приемном покое. Курс предположен месячный.
Городской Голова И. Мяздриков»,
«В дамском комитете Заведующая дамским комитетом для оказания помощи больным и раненым Е.Н. Зворыкина объявляет, что в доме К.А. Зворыкина будут производиться работы: кройки, шитья и пр., а равно и прием пожертвований. Работы начинаются с понедельника, т.е. 4 августа, с 10 ч. утра до 10 вечера. Все желающие принять участие в означенных работах приглашаются в помещение К.А. Зворыкина как для совместной работы, так и для получения материала для работ на домах.
На модержание городского пункта для раненых 7-го августа в синематографе «Унион» будет отчислена половина сбора с сеанса» (газета «Муромский Край», пятница, 1-е августа 1914).
Губернатор принимал меры к привлечению к решению вопросов помощи жертвам войны государственных служащих и должностных лиц, и предводителей дворянства. Чрезвычайное губернское земское собрание, открывшееся во Владимире 4 августа, приняло текст телеграммы в адрес императора. В составленной губернским предводителем дворянства В. Храповицким телеграмме говорилось, что владимирцы полны решимости исполнить свой долг перед «доблестной русской армией и сделают все, чтобы особо нуждающиеся семьи защитников родины были вполне обеспечены, оставленное воинами хозяйство не пришло в упадок, а больные и раненые герои нашли бы в пределах нашей губернии родной приют и облегчение святых своих страданий». Все общество, казалось, было полно решимости прийти на помощь братьям-славянам и союзникам.
Владимирское губернское земское собрание приняло 4 августа решение присоединиться к общеземской организации помощи больным и раненым воинам, ассигновало в распоряжение Всероссийского союза 150 тыс. руб. и выбрало туда своих представителей. Был образован губернский земский комитет помощи раненым, в который вошли председатели уездных земских управ. В его распоряжение губернское земское собрание передало 50 тыс. руб.
Вскоре прошли экстренные собрания уездных земств и были образованы уездные комитеты помощи раненым. Земства ассигновали в их распоряжение значительные денежные суммы (от одной до двух тысяч рублей каждое).

С самого начала военных действий немцы применили новое оружие — пулеметы. В русской армии пулеметов не было, войска были вооружены винтовками. Уже 26 августа 1914 во Владимир прибыл первый транспорт с ранеными воинами.
24 сентября 1914 г. губернатор постановил подвергнуть аресту на 7 дней меленковского мещанина В.Н. Санчурского который «в здании Меленковской льняной мануфактуры восхвалял немецкие войска, а наши порицал и распространял ложные слухи, волнующие население, говоря, что наших нужно полк солдат против двоих немцев, так как у них имеются автомобили с орудиями, и все равно русские солдаты не победят», немцы «бросят бомбу и гибнут целые полки солдат». На это рабочие ему возражали, что и у нас есть автомобили, но он стоял на своем: «плохо у нас все в России устроено, у немцев лучше».
Между тем губерния к войне была совершенно не готова. По рапортам исправников в уездах не было ни одного завода, «выделывающего предметы военного снабжения». Только с лета 1915 г. началась милитаризация промышленности губернии.
Призыв большого числа рабочих на фронт сразу же привел к дефициту рабочей силы. Так недостаток рабочих рук на фабриках Иваново- Вознесенска (например, с Куваевской мануфактуры призвано ок. 450 человек, с Покровской – 570 человек) вызвал необходимость ввести рабочий день в одну смену и допустить к работе женщин, пока не будут набраны новые рабочие. Муромский исправник сообщил, что «призыв на войну сильно отразился на торговле и промышленности. Исключительный промысел во 2 стане — кустарное производство ножей, ныне совершенно прекратится, ощущается также большой недостаток в рабочих на крупных фабриках братьев Кондратовых, что же касается мелкого хозяйства, то мобилизация на них особого влияния иметь не может, так как вывоз в поля навоза и сенокос закончился до мобилизации, с уборкой же полей с успехом справляются оставшиеся дома старики и бабы».

Хотя Владимирская губерния не находилась во фронтовой или даже прифронтовой полосах, на ее территории была развернута широкая сеть госпиталей и лазаретов для лечения раненых воинов на средства земств, городских дум и казны. Многие лечебные учреждения были открыты земствами на частные средства - Юрьевского уездного предводителя дворянства князя А. Б. Голицына, губернского предводителя дворянства В. С. Храповицкого, гласного Владимирского уездного земства В. М. Тарасова и др.
Вследствие призыва на фронт число врачей в лечебных учреждениях резко сократилось, многие земские врачебные участки опустели. Найти квалифицированных специалистов на освободившиеся места было трудно. Сказывались и низкие оклады, которые были недостаточными не только для привлечения, но и удержания врачей. В годы войны земства неоднократно повышали жалование врачам и другим земским служащим. В 1916 г., например, оно было повышено на 10-30%, однако в условиях инфляции этого было крайне недостаточно. Из отчёта земского комитета помощи раненым видно, что, несмотря на нехватку врачей и медикаментов, за весь период войны в губернии были приняты на излечение около 50 тыс. раненых.
Большую заботу проявило местное самоуправление о малоимущих семьях мобилизованных. Чрезвычайное заседание Владимирского губернского земства постановило ассигновать на выдачу пособий семьям призванных на войну 50 тыс. руб. Аналогичные решения в первой половине августа 1914 г. приняли уездные земские собрания, выделив на эти нужды от одной до пяти тысяч рублей каждое.

Особое внимание уделялось детям фронтовиков. Так, Меленковское земство предоставило детям лиц, призванных на фронт, преимущественное право для поступления в ремесленные классы и назначило поступившим стипендию. Александровское уездное земство также предоставляло стипендии и пособия для обучения детей малоимущих семей фронтовиков. Ковровское земство организовало временные сельские приюты для оставшихся без призора детей и помещало их в уже существующие приюты с субсидией от земства, выделив на эти цели тысячу рублей.
Важнейшим делом была помощь на селе. Эту проблему помогло решить общество на добровольных началах — через привлечение учащихся. В 1914 г. по телеграммам МВД был организован на общественных началах владимирский Комитет по оказанию трудовой помощи на полях (см. Артели учащихся для сельскохозяйственных работ), в который вошли учителя и учащиеся учебных заведений, например, весной 1915 г. из владимирского Реального училища добровольно вызвались работать на полях военнослужащих 15 учеников 2-7 классов, а летом — 19. Откликнулись и ученики частной Орехово-Зуевской гимназии, Гороховецкого высшего начального училища, Ковровского реального училища, Иваново-Вознесенской гимназии. Созданная в 1911 г. из учеников начальных училищ и школ Ковровская рота потешных (отряд потешных был организован управлением М.-Нижегородской железной дороги) оказывала крестьянам помощь в жатве, молотьбе, веянии хлеба.

В конце 1914 г. когда стало ясно, что война быстро не закончится, антивоенные настроения вновь проявились: 5 января 1915 г. губернатор сообщал в Департамент полиции, что в декабре 1914 г. в губернии на фабриках были «робкие попытки разбрасывать прокламации о прекращении войны, но желаемого успеха они в народе не имеют». Одновременно в селе Копнино выступили с проповедью баптисты: русское воинство не христолюбивое, и война где убивают — не богоугодна.
Однако в целом в губернии патриотический подъем всех слоев общества был довольно значителен, власть и общество были в тесном единении. В 1915 году общество ожидало решительных побед на фронте.
Войну называли «Вторая Отечественная», «великая война», городское население внимательно следило за положением на фронте по газетам, а сельское — по бюллетеням Петербургского телеграфного агентства, которые губернские власти должны были доставлять всем уездным земским управам для дальнейшего их распространения по волостям и сельским поселениям.

Война неизбежно несла с собой человеческие потери. С фронта стали приходить похоронки, и патриотические настроения первых месяцев заметно снизились. Земства и городские думы сосредоточили свои силы на оказании помощи семьям погибших, а также многочисленной группе инвалидов. Во Владимире открылся приют по призрению жертв войны и обучению инвалидов разного рода ремеслам и промыслам с тем, чтобы помочь им стать «полезными членами общества и работоспособными кормильцами своих семей».
Едва ли не главной заботой местных органов управления и самоуправления в военные годы было продовольственное дело. Приходилось бороться с дороговизной и спекуляцией в условиях быстрой инфляции и затрудненной доставки хлеба в города (прежде всего, из-за расстройства железнодорожного транспорта). В ноябре 1916 г. правительство ввело продразверстку.
Еще раньше земства и городские думы Владимирской губернии стали предпринимать свои меры для снабжения населения продуктами питания. При содействии губернатора - уполномоченного по продовольственному делу - они закупали по твердым ценам продукты питания, семена, корма. Шуйская уездная управа, например, заготовила таким образом в 1916 г. 11 вагонов соли и 22 вагона сахара. По инициативе городских дум и земств в 1916 г. в губернии появилось карточное распределение продуктов.

В годы войны местные власти и органы самоуправления стали более активно привлекать к продовольственному делу кооперативы (как это делали, например, губернское и некоторые уездные земства - Шуйское, Судогодское и др.). Это вызвало значительный рост потребительской кооперации в губернии. Если в 1914г. насчитывалось только 43 потребительских общества, то в 1916 г. - уже 75.
Существенно выросла также деятельность производственных кооперативов. С начала войны губерния поставляла в непрерывно растущем объеме снаряжение и амуницию в действующую армию. Заказы Всероссийского земского и городского союзов на поставки кожаных одеял, полушубков, тулупов, шапок, перчаток, чулок, сапог, валяной обуви постоянно росли. Губернская земская управа распределяла полученные от союза заказы среди yeздных управ, а последние - среди кооперативов и кустарей. Так, Шуйская и Вязниковская управы приняли на себя заготовку перчаток, Ковровская и Вязниковская - заготовку валяных сапог. Всего Владимирская губернская земская управа отправила в армию теплых вещей на 540 тыс. руб. и обуви почти на 840 тыс. руб.

К началу войны значительно развилась деятельность касс мелкого кредита. Баланс губернской кассы с 1912 г. до конца 1914 г. вырос в восемь раз. Однако в 1915-1916 гг. кассы мелкого кредита снижают свой оборот из-за инфляции и ухудшения материального положения населения. В последующие годы кредитная кооперация сделала своей главной задачей борьбу с продовольственным кризисом. С этой целью в декабре 1915 г. был образован Владимирский союз кредитных и ссудосберегательных товариществ. Союз закупал продукты, семена, сельскохозяйственный инвентарь, предметы обихода и передавал их кооперативам для снабжения населения. Охотно сотрудничая с различного рода кооперативами, губернское земство настороженно отнеслось к созданию союза. Деятельность союза была стеснена также владимирским губернатором (уполномоченным по продовольствию), который в то же время ежемесячно выдавал плановые удостоверения на железнодорожную перевозку продуктов отдельным кооперативам. Недоверие к союзу кооперативов со стороны местных властей и самоуправления было вызвано, прежде всего, политическими причинами. Под крышей кооперации, объединявшей представителей различных партий и фракций - от кадетов до большевиков, собирались оппозиционные силы.
Промышленность губернии перестроилась на военный лад. На оборону страны работали: Кольчугинский медно-прокатный завод, завод Афанасьева, выпускавший удушливые газы, Бужаниновский снарядный завод в Александровском уезде, пороховой завод Барановского в Покровском уезде, пулеметный завод в Коврове, химический завод Лепокина и фосгенный завод в Иванове-Вознесенске, Меленковская мануфактура и др.
Производство всех видов вооружения многократно возросло. Однако, несмотря на то, что вплоть до конца 1916 г. промышленное производство увеличивалось в своём объёме, отрасли, не работавшие непосредственно на оборону, приходили в упадок. В 1916 г. эти отрасли, так же как и транспорт, остались практически без металла и испытывали острую нехватку топлива. В связи с этим губернское земство создало в 1916 г. специальную комиссию «для обследования нужд различных отраслей промышленности и выработки мер для её развития».
Мобилизация в армию отразилась на сельском хозяйстве. Крестьянство, составлявшее более 80% населения, служило основным контингентом для комплектования армии. Нехватка рабочих рук вела к сокращению посевных площадей и к снижению урожаев. Посевные площади в губернии в годы войны сократились на одну треть. Ухудшилась агрономическая помощь населению вследствие сокращения правительственных субсидий и ухода на фронт земских агрономов.
Война дезорганизовывала хозяйство. Успехи в снабжении войск оборачивались все более возраставшим напряжением в тылу. Усиливался продовольственный, топливный и транспортный кризис. Резкая нехватка продуктов питания породила спекуляцию, воровство, коррупцию. В обществе стала быстро накапливаться усталость от войны. Обострились социальные отношения, поднялась волна забастовочного движения, что и привело к политическому кризису 1917 г.

За 2 военных года — с начала войны по 1 июля 1916 г.— Владимирское земство истратило на нужды войны и социальные программы (на содержание больных и раненых, выдачу пособий семьям призванных и обсеменение их полей, на воздушный флот, на помощь Бельгии, Сербии и Польше и проч.) до полумиллиона рублей. Расходы казны по губернии на мобилизацию и военные нужды (выдачу содержания семействам призванных в армию и флот, эвакуированным и раненым) только за август, октябрь и декабрь 1914 г. составили 722 тысячи 703 руб.

7-я Владимирская Стрелковая Красно-Знаменская дивизия начала формироваться в Ярославском военном округе в конце сентября 1918 года. В нее вошли 1. Таврическая, 2. Тверская, 3. Костромская и 4. Владимирская народные дивизии. Штаб дивизии формировался в гор. Шуе, 1-й и 3-й бригады в гор. Костроме и 2-й в гор. Владимире.
Основная статья: Владимирская губерния. Губернатор Крейтон Владимир Николаевич
Лазареты в гор. Владимире 1914-1916 гг.
Приюты для беженцев во Владимирской губернии 1915-16 гг.
Участие церковных школ Владимирской епархии в войне в 1914-15 уч. году
Отчет по поставкам Владимирской губернии предметов обмундирования на нужды армии в 1916 году
Об организации трудовой помощи инвалидам, пострадавшим в войну (1916 год)
Жизнь владимирских городских обывателей в 1915-1918 гг.
Гороховец и уезд в годы Первой Мировой войны
Красная Гвардия Владимирской губернии
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимирская губерния | Добавил: Jupiter (25.02.2018)
Просмотров: 280 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика