Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
07:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [53]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [72]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Город Муром в период первой мировой войны

Муром в период первой мировой войны

Летом 1914 года началась Первая Мировая Война. 17 июля (стар. стиль) 1914 г. в Российской империи объявлено привести армию и флот на военное положение.
17 июля в 3 часа утра в городе Муроме был получен приказ об общей мобилизации. На подготовку дано два дня.
МЕЛЕНКИ. Мобилизация. Нижние чины запаса должны явиться на сборный пункт в управление меленковского уездного воинского начальника в пятницу, к 6-ти час. утра, на второй день мобилизации.
«Отголоски войны. В связи с событиями на Балканах, высшие агенты жел. дор. получили предписание не разрешать отпуска служащем по домашним обстоятельствам, и не отпускать служащих, хотя бы они уже и имели разрешенный отпуск, но не успели еще воспользоваться им. Некоторые высшие агенты, находившиеся в отпуске, вызваны и вступили в исполнение своих обязанностей» («Муромский Край», 18 июля 1914 г.).
«Отрезвление. Вчера в городе в течение всего дня были закрыты все питейные заведения. Последние не будут торговать вином и пивом, как мы слышали в течение нескольких дней» (Газета «Муромский край», 19-го июля 1914 г.).

«ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ.
Божиею милостию Мы,
НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая.
Объявляем всем верным Нашим подданным:
Следуя историческим своим заветам, Россия, единая по вере и крови с славянскими народами, никогда не взирала на их судьбу безучастно. С полным единодушием и особою силою пробудились братския чувства русского народа к славянам в последние дни, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо неприемлемыя для державного государства требования.
Презрев уступчивый и миролюбивый ответ сербского правительства, отвергнув доброжелательное посредничество России, Австрия поспешно перешла в вооруженное нападение, открыв бомбардировку беззащитнаго Белграда.
Вынужденные в силу создавшихся условий принять необходимыя меры предосторожности, Мы повелели привести армию и флот на военное положение, но, дорожа кровью и достоянием Наших подданных, прилагали все усилия к мирному исходу начавшихся переговоров.
Среди дружественных сношений, союзная Австрии Германия, вопреки Нашим надеждам на вековое доброе соседство и не внемля заверению Нашему, что принятыя меры отнюдь не имеют враждебных ей целей, стала домогаться немедленной их отмены и, встретив отказ в этом требовании, внезапно объявила России войну.
Ныне предстоит уже не заступаться только за несправедливо обиженную родственную Нам страну, но оградить честь, достоинство, целость России, положение ея среди великих держав. Мы непоколебимо верим, что на защиту Русской земли дружно и самоотверженно встанут все верные Наши подданные.
В грозный час испытания да будут забыты внутренния распри. Да укрепится еще теснее единение Царя с Его народом и да отразит Россия, поднявшаяся, как один человек, дерзкий натиск врага.
С глубокою верою в правоту Нашего дела и смиренным упованием на Всемогущий Промысл, Мы молитвенно призываем на Святую Русь и доблестное войско Наше Божие благословение.
Дан в Санкт-Петербурге, в 20-й день июля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, царствования же Нашего двадцатое.
На подливаем Собственною Его Императорского Величества рукою подписано.
НИКОЛАЙ
»
«В городе небывалое оживление и вместе с тем тишина; то и другое, как будто и не вяжется, — но оно так.
Оживление вызвано сбором запасных, тишина закрытием пивных и казенок. Грустные лица, поникшие головы, но все спокойно «от судьбы не уйдешь».
Встречаю одного призванного запасного, на лице дымка грусти, человек семейный, но нить тяжкого текущего горя, видимо, идет, успокоенный за участь близких. — «Дай Бог здоровья хозяевам» тепло и сердечно срывается у него, велели жене приходить и получать жалованье пока я на службе. Дай Бог здоровья хозяевам и побольше таких, а то в ведь много и других есть, которые и в такое тяжелое время стремятся выжать копеечку со служащего при расчете, спекуляция.
Вечер. На улице раздается удалая песня: двигается полурота солдат, их сопровождает народ вплоть до квартир, отведенных в напольном трактире; около него при свете фонаря какой-то студент читает газету, толпа окружила его и сосредоточенное внимательно вслушивается в каждое слово...
Темно, час поздний, а на улицах у ворог крики народа, идут толки об одном а том-же, строятся предположения и нередко срываются проклятия немцам, вставшим на сторону угнетателей свободы сербского народа» («Муромский Край», 20-го июля 1914 г.).
«Патриотические манифестации в Муроме.
И Муром отозвался на разыгравшиеся события патриотическими манифестациями.
Первая манифестация была устроена в субботу, при проводах запасных. К небольшой сначала группе манифестантов, по выходе с вокзального двора, присоединилось несколько сот сочувствующих и любопытных. Вся эта толпа с патриотическими криками и пением «Спаси Господи люди Твоя» и гимна, с флагами, двинулись по городу.
Воскресные манифестации были менее многолюдны. Манифестанты с портретом Государя Императора, с флагами, между прочим, остановились у полицейского управления. После речей нескольких ораторов, исправник Н. К. Чикваидзе благодарил за проявленные чувства к Монарху и родине и обещал сообщить об этом губернатору.
После этого на площади у собора был отслужен молебен (20 Июля), в которому были приглашены исправник и другие должностные лица.
Во время молебствия ходили с блюдом. Некоторые из молящихся предлагали сбор сдать в пользу Красного Креста, но священнослужители приняли мзду за свои труды.
Манифестации циркулировали по городу, к вокзалу и обратно, в течение всего дня, но уже в значительно меньшем составе участвующих. Среди последних, главным образом, зеленая молодежь: футболисты, конторщики жел. дороги, реалисты, ученики гор. училищ и т.д. К сожалению, некоторые из манифестантов позволяли себе грубые выходки по отношению к публике. Так, на манифестации у полицейского правления, во время призыва начальника тюрьмы г. Орфенова к борьбе с внешними и внутренними врагами, между группой публики и одним из приказчиков магазина А. Вощивина с-вья произошел инцидент. Приказчик грубо крикнул подходившим с бульвара к кучке манифестантов «шапки долой» тогда, когда шапки уже снимались и без того. Были другие, подобные этому, случаи, как, например, случай в синематографе «Унион», который манифестанты потребовали немедленно закрыть. Произошла небольшая паника.
В понедельник на площади у собора по инициативе гор. головы И. П. Мяздрикова было совершено молебствие о здравии Государя императора и всего Царствующего Дома и о ниспослании отечеству, в переживаемое им трудное время, помощи Всевышнего.
Несмотря на дождь и грязь молящиеся молились Богу с коленопреклонением» («Муромский край», 22-го июля 1914 г.).

«К молебствию 20 Июля. В опровержение помещенного в № 163, в заметке «патриотическия манифестации в Муроме», сообщения, что «во время молебствия ходили с блюдом, и некоторые из молящихся предлагали сбор сдать в пользу Красного Креста, но священно-служители приняли мзду за свои труды» соборный причт, которым было совершено указанное молебствие, просит Редакцию, в опровержение вышеуказанного сообщения, напечатать следующее: 20 июля во время совершения молебствия на соборной площади действительно кем-то из манифестантов, без ведома настоятеля собора, производился денежный сбор среди молящихся. Когда по окончании молебна спросили настоятеля собора, куда употребят собранные деньги, он сказал: «отдайте старосте»; когда же ему ответили, что ни старосты, ни его помощника здесь нет, то он приказал одному из псаломщиков собора Капацинскому взять деньги и купить на них четыре свечи для постановки в соборе пред местными иконами, что и было исполнено на другой день утром (20 числа торговли не было).
Как народная жертва, свечи эти горят каждую службу в соборе с литургии 21 июля. При сем представляем счет на купленные свечи, из которого видно, что за них заплачено два рубля 78 коп. — та сумма, которая и была собрана. Настоятель собора, протоиерей Алексий Бобров.
Вместо водки. За невозможностью достать водка покупают в аптеках и аптекарских магазинах киндер-бальзам, — ½ фунтовыми и фунтовыми склянками. Киндер-бальзам кpaйнe вреден для здоровья» (Газета «Муромский край», 24-го июля 1914 г.).
«Частное совещание гор. Думы.
Третьего дня состоялось частное совещание, предварительного характера, городской думы, на котором были намечены вопросы, назревшие в связи с мобилизацией. Вопросы эти будут представлены на обсуждение экстренного (чрезвычайного) собрания гор. думы, которое должно состояться, приблизительно, через два, три дня. На частном совещании были рассмотрены следующие вопросы. Относительно пособия семействам городских служащих, призванных на действительную службу — решено выдавать от 25 до 75 % с получаемого ими жалованья до окончания войны в зависимости от размеров получаемого жалованья и oт семейного положения. Во исполнение гор. yпpaвoй закона 25 июня 1912 года о призрении нижних чинов предположено поручить обследование семейного положения город. попечительству о бедных, избрать исполнительную комиссию из 4 — 6 лиц для участия в суждениях о пособии н других связанных с ним вопросах и поручить выносить окончательное заключение о пособии совместно гор. управе, комиссии и попечительству о бедных. По вопросу об оказании материальной помощи семействам призванных на действительную службу город решил, помимо выдачи казенных пособий, ассигновать 1000 р. и устроить прием частных пожертвований, кроме того городом отпущено 1000 р. на оборудование приемного покоя для чинов действующей армии. В заключение совещания было решено просить Н. А. Зворыкину организовать, по примеру русско-японкой войны, дамский комитет для приема пожертвований деньгами, вещами, бельем и т. п. на нужды действующей армии.
Открытие чрезвычайного заседания думы.
Перед открытием чрезвычайного заседания гор. думы, которое должно состояться в самом непродолжительном времени, будет прочитан Высочайший Манифест, а в заключение будет совершено молебствие о здравии Государя Императора и о ниспослании побед русской армии.
Молебен. Вчера утром, по инициативе служащих почтово-телеграфной конторы, в здании почты был отслужен молебен о здравии Государя Императора и о ниспослании побед русскому воинству.
Пожертвования. Третьего дня поступило oт гласных гор. думы пожертвование в размере 300 р. в пользу воинов действующей армии.
Вздорожание сахара. На днях в Муроме цена на сахар поднялась на пуд песку — 40 к. и на пуд колотого сахару — 30 коп. Вздорожание сахара объясняется приостановкой товарного движения на железных дорогах. Как нам сообщают, у местного торговца Голубева есть солидный запас сахара; пользуясь создавшимся положением, он первый повысил цену на сахар, за ним последовали и другие торговцы» (Газета «Муромский край», 25-го июля 1914 г.).
«Нет вина»
В тревожные дни мобилизации в русско-японскую войну эти два слова — «нет вина» — не знакомы были русскому обществу. Вино лилось рекой, а там, где не давала ему литься — брали с боя винные запасы: громили буфеты на вокзалах, казенки, трактиры... В местах сборищ — была какая-то пьяная вакханалия. С винными парами в головах уезжали русские воины в далекий, неведомый им край, воевать за неведомое им дело.
Совсем в иной обстановке прошла мобилизация в настоящую войну. Ни на улицах, ни на вокзалах ни в других местах скопления запасных, их родных и знакомых и публики почти совершенно не было видно пьяных, даже подвыпивших. Были единичные случаи, но они были так редки, что совершенно не чувствовались. Русские войны поехали и едут на войну с трезвой головой, с ясным сознанием необходимости воевать, защищая свою родину. И все это, главным образом, потому, что во всех местах призыва и отправки солдат властно царил один лозунг:
— Нет вина!
Ни ведра, ни бутылки, ни сотки, ни рюмки. Без всяких исключений.
И стояли в столь горячее время переполненные винными запасами питейные заведения с запертыми наглухо дверями и окнами, недоступные ни для кого, стояли и бездействовали...
Но, как говорит русская пословица, голь на выдумки хитра. Есть и другое мудрое русское изречение: и на солнце есть пятна.
Оказались хитры и жаждущие выпить во что-бы то ни стало, и в деле отрезвления оказались недочеты.
В городе бездействовали все питейные учреждения «распивочно и навынос», вблизи города — они функционировали.
Об этом быстро и легко узнали все жаждущие... В этом я убедился собственными глазами.
На днях мне прошлось быть в с. Булатникове. Село, как село, люди, как люди, дни печальные, как везде и всюду... Но там эту печаль разгоняют по чисто русскому обычаю — вином. Переполнены трактиры, крики, шум, пьяные тесни, в то-же время казенка закрыта.
Что за странность? И борются с пьянством и не борются.
Подхожу к казенке. Вижу записка:
Закрыта — нет вина!
Оказывается, казенка все время, все эти тревожные дни, когда в городе не давали никому сотки, работала так старательно, что в течение нескольких дне ни одной «косушечки» не осталось.
Вот тут-то и сказалась хитрость голи на выдумки.
В городе — закрыто, в Булатникове — пей, сколько хочешь, и жаждущие и иже с ними двинулись из города в это «доброе» село.
По железноей дороге, на лошадях, на своих двоих.
Дорога oт Мурома до Булатникова представляла в эти дни нечто вроде Невского проспекта... Движение необыкновенное: и едут, и едут и на костылях плетутся...
Одного, спешу разочаровать всех движущихся к с. Булатникову:
там, на запертой казенке висит бумажка с надписью — нет вина!
С. Николаич» (Газета «Муромский край», 26-го июля 1914 г.).
«Муромский Городской Голова и Председатель Городского Попечительства о бедных сим очень просит всех членов Попечительства, сочувствующих наиболее правильной, скорой и успешной организации дела призрения семейств призванных на войну нижних чинов прибыть на заседание Попечительства, имеющее быть 30 сего месяца в 7 часов вечера в здании Городской Управы для обсуждения неотложных вопросов, связанных с означенной организацией, порученной Городской Думой Попечительству»
«Чрезвычайное заседание муромской гор. думы.
В воскресенье днем состоялось чрезвычайное заседание думы.
Перед открытием заседания был отслужен молебен о здравии Государя императора и о ниспослании побед pусской и союзных России армиям. По окончании молебствия хор певчих исполнил гимн, покрытый громогласным «ура!» Затем, по предложению гор. головы И. П. Мяздрикова, гласные стоя выслушали Высочайший Манифест от 26 июля. Дума единогласно постановила отправить Государю Императору всеподданнейший адрес, следующего содержания.
«Ваше Императорское Величество! Величая Россия, как один человек, откликнулась на призыв своего Царя дать достойный отпор дерзким врагам. Мы, представители древнего Мурома, вознесши Господу Богу горячие молитвы о ниспослании долголетнего здравия Вашему Императорскому Величеству и побед нашему воинству и воинству наших союзников, горим единодушным желанием выразить Вашему Императорскому Величеству свои верноподданнические чувства и беззаветную преданность Престолу и Отечеству. Да поможет Бог России и нашим союзникам сломить дерзкий натиск врагов».
«Гор. голова И. П. Мяздриков читает доклад о необходимых мероприятиях города для помощи армии и семействам лиц, призванных на действительную службу. Докладчик напоминает о том страшном испытании, которому подверглась наша родина в тяжелую годину мировой войны. Чрезмерное развитие милитаризма во всех странах разразилось мировой катастрофой. Будем надеяться, что в результате, после страшных, бедственных потерь, этой колоссальной борьбы народов будет ограничение вооружений и тогда останется много сил и средств на мирное культурное развитие и преуспеяние. Теперь же долг повелевает вам напрячь все силы для защиты свой родины.
Россия, как великая страна, не может встать в подчиненное положение Германии. Не от нас исходило нападение, но от нас пусть исходит горячая защита справедливых интересов вашей родины, и в то время, как наши братья умирают и калечатся на войне, мы все, как один человек должны позаботиться о них и об их осиротелых семьях»…
По предложению гор. головы, дума решает в целях наибольшей экономии сил и средств в деле улучшения организации помощи раненым воинам, присоединиться, если возможно или к общеземской организации по уходу за ранеными или к уездной земской организации, если последняя будят самостоятельно функционировать, или-же к местному отделению Красного Креста.
Некоторым из гласных представляется затруднительной в настоящее время организация врачебной помощи. Нет врачей! - заявляет гл. Киселев. - гор. врач Свирский и тот и тот сейчас в отпуске!
Решено пригласить лиц медицинского персонала по уходу за ранеными, а за недостатком их, обратиться к местным женским монастырям…» (Газета «Муромский край», 29-го июля 1914 г.).
«Ждем раненых. Муром ждет к себе раненых защитников чести родины.
Состоялось чрезвычайно заседание гор. думы, которое обсуждало вопрос о том, как и где приютить раневых воинов.
Отпущены средства, намечены помещения — ряд школ и странноприимный дом.
Но в Муроме есть и еще подходящие помещения. Я имею в виду Спасский мужской монастырь. Во дворе этого монастыря есть пустующее огромное здание, где помещался ранее епископ. Большой каменный дом, кругом тишина, много растительности. Монастырь, надо думать, не откажет раненым защитникам отечества не только в приюте их, но и в продовольствии и в уходе за ними.
Вспомним ряд войн, многие тяжелые исторические моменты — монастыря тогда чутко откликались на горе родины.
Указанное помещение нуждается, правда, в ремонте, но в ремонте, сравнительно, небольшом, который может быть произведен на самых экономических основаниях.
Кроме громадного старого свободного дома, за монастырской стеной имеется, как мне сообщили, новый на воловину занятый дом, еще не вполне отделанный. Он также может быть использован для приюта и лечения раневых.
Еще раз выражаю уверенность, что администрация монастыря не откажет в своей лепте на общее всем нам родное дело призрения и утешения наших защитников, животы свои клавших за свою родину.
С. Николаич».
«Чрезвычайное собрание гор. думы. Вчера, в 8 часов вечера состоялось чрезвычайное собрание городской думы для обсуждения, согласно предложению г. начальника губернии, установившихся цен на предметы первой необходимости и выработки таксы на эти предметы, т. е. на хлеб, мясо, овес, сено, дрова и т. п.
Ходатайства семейств запасных. В городскую управу до 29-го июля явилось более 60 семейств запасных для опроса их семейного положения на предмет назначения пособия от города; в будущем ожидается еще больше обращений к городу с просьбами о пособии, между тем, как город обладает очень ограниченными средствами и может удовлетворять многочисленным просителям только при условии усиленного притока добровольных пожертвований на семейства раненых.
Сохранение прежних цен. В городской аптеке, несмотря на поднятие цен на медикаменты у крупнейших фирм в Москве, отпуск лекарств и т. п. будет производиться по прежним ценам, пока имеется товар в аптеке»
(Газета «Муромский край», 30-го июля 1914 г.).
«В виду устройства в городе Муроме пункта для помещения раненых воинов и недостатка младшего медицинского персонала Муромская Городская Управа сим доводить до всеобщего сведения, что ею открыта запись лиц, желающих слушать курс сестер милосердия, каковой будет читаться местными врачами при земской больнице и фабрично-приемном покое. Курс предположен месячный.
Городской Голова И. Мяздриков»
«Такса на продукты. В дополнение к сведениям о ценах на предметы первой необходимости, помещенным во вчерашнем номере, сообщаем цены на следующие предметы: мука ржавая, обыкновенная не дороже 1 р. 10 к. п., мука ржаная обойная — 1 р. 20 к. и мука ржаная сеяная — 1 р. 40 к. п.; мука пшеничная крупчатка 1 сорта не дороже 7 к. ф., 2-го сорта — 6 к. за фун.; хлеб печеный не дороже цены таксы, составленной мур. думою 23 ноября 1907 года, кроме черного хлеба, каковой продавать не дороже 2 ½ коп. ф.; крупа гречневая не дороже 4 к. ф., пшено — 4 коп. ф.; соль не дороже 1 коп. ф., а пудами — 30 коп. пуд, сахар колотый пудами — 5 р. 80 к. пуд, песок пудами — 5 р. п., керосин пудами — 1 р. 40 к. п., дрова с доставкой на дома березовые: 1-ый сорт не дороже 8 р. 80 к., 2-ой сорт — 8 р. саж., сосновые и ольховые: 1-ый сорт - 7 р. 90 коп., 2-ой сорт — 7 р. 50 коп. саж., осиновые: 1-ый сорт — 6 р. 60 к., 2-ой сорт — 6 р. саж.
В дамском комитете. Третьего дня в зале гор. думы состоялось заседание дамского колита. Обсуждался вопрос о выборе председательницы. Ввиду отсутствия в настоящее время Н. А. Зворыкиной, временной председательницей комитета избрана Е. Н. Зворыкина, до возвращения Н. А. Зворыкиной в Муром, которая согласилась на предложение город. думы заведывать делами комитета и выразила сожаление, что в настоящее время, в силу необходимости, не может принять предложение города, так как отправляет своих детей на войну. На заседание комитета явилось около 50 членов попечительства городских учителей и учительниц, чтобы принять участие в обследовании семейств воинов. Всем им были вручены «формальные акты» для опроса семейств запасных.
Запись на курсы сестер милосердия. На открытые при земской больнице и фабрично-приемном покое курсы сестер милосердия уже записалось более 10 лиц, желающих прослушать курсы.
Земская жизнь. На 4-ое августа назначено чрезвычайное губернское земское собрание по вопросам, возникшим в связи с войною. Перед открытием собрания будет отслужен общий для дворян и земских деятелей молебен о здравии Государя Императора и о дарования побед русской и союзным России армиям.
- На 8-е августа предполагается созыв чрезвычайного муромского уездного земского собрания» (Газета «Муромский край», 1-го августа 1914 г.).
«В дамском комитете. Заведующая дамским комитетом для оказания помощи больным и раневым Е. Н. Зворыкина объявляет, что в доме К. А. Зворыкина будут производиться работы: кройки, шитья и пp., а равно и прием пожертвований. Работы начинаются с понедельника, т. е. 4 августа, с 10 ч. утра до 10 вечера. Все желающие принять участие в означенных работах приглашаются в помещение К. А. Зворыкина как для совместной работы, так и для получения материала для работ на домах.
На содержание городского пункта для раненых 7-го августа в синематографе «Унион» будет отчислена половина сбора с сеанса.
Обращение городской управы. Городская управа просит лиц, принявших участие в обследовании положения семейств запасных, приносит составленные опросные акты в ближайшее время для проверки этих актов» (Газета «Муромский край», 2-го августа 1914 г.).
Многие жители города были призваны в армию. Город заметно опустел, а уже в конце 1914 года в Муром стали поступать раненые. В амбулатории земской больницы для них был развернут лазарет на пятьдесят коек, двадцать из которых содержались на средства частных жертвователей, а десять - за счет местного отделения «Красного креста»; пять - купцов А. Д. и А. М. Голубевых; одна - акцизного надзора, винного склада и рабочих; две - муромской полиции; по одной - педагогического состава реального училища и Булатниковского кредитного товарищества. Тридцать коек содержались на средства земства.
Другой лазарет разместился в здании начальной школы по ул. Сретенской (ныне К. Маркса).
«В виду начавшихся военных действий Германии и Австрии против нашего Отечества при Муромском Городском Управлении открывается Датский Комитет для оказания помощи больным и раненым воинам.
Объявляя о сем, Городское Управление обращается к населению гор. Мурома и уезда с горячею просьбою не отказать в личном участии в делах Комитета и в пожертвованиях на нужды наших воинов.
Кроме того Городское Управление устраивает в городе приемный покой для раненых воинов на 30 коек с помещением его во вновь отстроенном училище по Сретенской улице.
Пожертвования как денежные, так и материальные, на приобретения белья для воинов, принимаются в помещении Городской Управы и в доме временно заведующей Дамским Комитетом Елены Николаевны Зворыкиной, рядом с Городской Управой» (Газета «Муромский край», 2-го августа 1914 г.).
Общее наблюдение за лазаретом осуществляла городская управа, а заведующим назначен врач Ф. Свирский. За годы войны многие врачи были призваны на фронт, большинство оставшихся в городе работали в постоянно-действующих комиссиях по призыву. Все это привело к тому, что в 1914 году в уезде не имелось ни одного врача, а в городе функционировала лишь одна больница.

Зима 1914 - 1915 годов характеризовалась кровопролитными боями в предгорьях Карпат и «великим отступлением русской армии». Тогда выяснилось, что русским войскам не хватает самого необходимого. Об этом солдаты писали домой: «Много пришлось пережить за этот год... Несколько раз был под обстрелом аэропланов и один раз цеппелина (аэростата). Ко всему привыкаешь, но чувствуется какая-то усталость. Уставших большинство. Нужен подъем внутри страны, авторитетный голос, хоть Думы что ли или широкой общественной самодеятельности, немедленной организации по выработке снарядов, сапог и теплой одежды для армии. Было бы нечестно скрывать, что мы имеем дело с решительным, умным, прекрасно обставленным техническими средствами противником, но и он измотался... Что их теперь подогревает, так это недавние успехи».

11 октября 1915 г. в Муромском городском соборе, по окончании литургии о. диаконом был прочитан манифест, которым объявлена война Болгарии.

Из писем с Кавказского фронта, 1916, октябрь. «Я читал, что есть какие-то газы и теперь нас здесь знакомят на практике: землянка, и вот в нее нас и пускают, только сначала наденут маски зеленыя из марли когда взойдем в эту землянку, то пускают какой-то зеленоватый дым и после как выйдешь оттудова то на руках и на лице остается липкая штука... А про солдатскую жизнь... раньше учили в 3 и 4 года, а теперь в четыре недели».
Ноябрь. «Боев покуда нету. Погода стала холодней, но кормят все по-старому. Приходится питаться болтушкой, которой кормят свиней… Пропишите, что вам слыхать про войну, а то у нас негде узнать, только одни горы и больше ничего».
Война вызвала кризисные явления в промышленности Мурома и уезда. В этот период центральные паровозные мастерские находились в стадии своего обустройства, но из-за войны не был реализован заявленный план оборудования, предполагавший упразднение труда чернорабочих. В 1915 году в связи с особо опустошительной мобилизацией сократилось число шлифовальных фабрик: из тридцати перестали существовать двенадцать. Призывы в действующую армию сократили число квалифицированной рабочей силы в уезде. Это главным образом коснулось кустарных промыслов, т. к. наиболее подготовленным рабочим фабричных предприятий с конца 1915 года давалась бронь. Несмотря на сокращение кадров квалифицированных и введение в производство малообученных рабочих и значительного количества женщин, уезд работал во время войны чрезвычайно интенсивно.
Экономический рост происходил в текстильной промышленности. Военные заказы повлекли за собой ее сильное оживление, которое сопровождалось получением сверхприбылей.
Город Муром
Владимирский край в годы Первой Мировой войны (1914-1918)
Владимирская губерния
Лазареты в гор. Владимире 1914-1916 гг.
Участие церковных школ Владимирской епархии в войне 1914-15 уч. году

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (22.10.2018)
Просмотров: 37 | Теги: 1914, Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика