Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
07:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [53]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [72]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Мяздриков Иван Петрович

Мяздриков Иван Петрович

Родился 21 сентября 1854 года в Муроме, в состоятельной купеческой семье. С 1880 по 1890 годы получил хорошее домашнее образование. В совершенстве владел несколькими иностранными языками.


Портрет купца Петра Ивановича Мяздрикова. 1890-е гг. (был городским головой Мурома в 1854-1857 гг.)

Стал совладетелем кожевенного завода и торгового дома «Братья И. и М. Мяздриковы», занимающегося торговлей бакалейными товарами. Занимался активной общественной деятельностью в связи с чем стал заметной фигурой в городе. С 1884 по 1906 годы избирался гласным (депутатом) Городской Думы и состоял членом городской управы.
В 1860 г. Ермаковым А.В. было основано заведение для девочек - «женское училище». В 1895 г. стараниями Мяздрикова училище было преобразовано в прогимназию, которая преобразована в Муромскую женскую гимназию. С 1890-х — председатель попечительского совета при женской гимназии. Был членом Муромского городского попечительства о бедных.
В 1885 г. И. П. Мяздриков начал изучение климата г. Мурома. Вот что он пишет по этому поводу: «Наблюдения в Муроме начались по призыву Главной Физической обсерватории и ограничивались, в начале, немногими элементами – осадками, облачностью и грозами, согласно ея инструкций и указаний». Постепенно станция расширяла свою деятельность, приобретались новые инструменты, записи наблюдений стали публиковаться помимо Петербурга и во Владимире.


На дворе городской усадьбы в Муроме. Сер. 1890-х гг.

В 1886 году начал наблюдения за климатом города Мурома и в 1890 году в саду собственного дома (ул. Московская, 36) установил специальное метеорологическое оборудование, собранное по чертежам, полученным из Главной физической обсерватории. Отправлял свои наблюдения в Санкт-Петербург, Владимир и Нижний Новгород. С 1890 по 1907 годы был корреспондентом Главной физической обсерватории. В 1901 году за свои труды от Главной физической обсерватории получил золотую медаль.
Станция существовала вплоть до 1907 г., затем прекратила деятельность в связи с тем, что Иван Петрович поступил на службу, как он сам выразился, «по городскому управлению».
Хорошо рисовал и увлекался фотографией. Выполнил акварельную копию вида города Мурома с реки, а также копию Пылаевского радиального плана (июль 1917).


И. П. Мяздриков. Конец XIX в. Из собрания Муромского музея

Александра Александровна и Иван Петрович Мяздриковы. сер. 1880-х

С 1907 по 1917 годы (три срока подряд) - Городской голова Мурома.
Сохранился дневник И. П. Мяздрикова, в котором он описывает свои чувства по поводу избрания его на должность городского головы. «28 марта 1907 г. были в Думе выборы в городские головы вместо отказавшегося Е. И. Зворыкина. И пал выбор на меня... Было 36 гласных и на меня подали 31 записку. Я не отказывался и только заявил перед баллотировкой, что я не совсем оправился и придется мне уехать на несколько недель полечиться. И вот я принимаю на себя обязанность и трудную и тяжелую, и боюсь, как-то я сумею оправдать надежды избирателей... Хотя и не особенно дрожит мое сердце, когда я собираюсь принять на себя такую ответственность, но все-таки мне не совсем по себе и невольно все думается, да сумею ли я, буду ли годен для этой службы? Но верю, что Бог не оставит меня... и молюсь об этом и буду молиться».


Семейный духовник – священник Вознесенской церкви отец Гавриил (Ястребов). 1897 г.

Забастовки учащихся муромского реального училища 1905-1910 гг.
25-го апреля 1912 года была забастовка рабочих на стройке моста через Оку.
29-го августа 1913-го года в Муроме торжественно открыто Общество трезвости, председателем которого был избран учредитель общества, священник Предтеченской города Мурома церкви Петр Ф. Трелин.
21 декабря 1913 года купечеством Мурома основана газета «Муромский край». «Оштрафование «Мур. Края». На основании обязательных постановлений, г. губернатор оштрафовал редактора газ. «Муромский Край» С. Н. Берсенева на 200 р. за помещение в № 163 статьи Странника «Их провожают» (Газета «Муромский край», 30-го июля 1914 г.). В 1915 году газета была закрыта за «неправильную», «антипатриотичную» статью о Первой мировой войне.

И.П. Мяздриков в январе 1914 г. за отличие по службе награжден золотой на андреевской ленте медалью с надписью: «за усердiе».

«Страус. Страус, «пойманный в Африке» и находящийся в настоящее время в Муроме, на Рождественской ул., под дворянско-купеческим клубом, привлек в прошлое воскресенье большое количество зрителeй» («Муромский Край», Среда, 22-го января 1914 г.).

«Городская дума. Заседание, 16 июля 1914 г.
Самое бурное заседание последнего времени. Крайне возбужденная атмосфера, настроение многих гласных «приподнято» до пределов. Вот-вот перешагнут за эти пределы — произойдет скандал, редкий в жизни городских дум. Ярко обрисовывается физиономия нашей думы.
Впрочем, так бурно проходит лишь один вопрос, последний по повестке — аптечный. Все остальное, за небольшим исключением, мчится на курьерских, без прений...
Шарами. Исключение составляет, между прочим, первый вопрос — о технической стороне предстоящих 11 сентября городских выборов.
Управа, как у нас сообщалось, представила по этому поводу свой доклад, в котором отдается предпочтение «новому способу» выборов – записками.
Предложение управы сразу-же встречает горячий протест со стороны ряда гласных, высказывающихся так страстно, что получается впечатление, будто у них кто-то что-то отнимает. Этому натиску противопоставляются разъяснения гор. головы И. П. Мяздрикова и уверения последнего, что он «собственно говоря, не настаивает»...
Первым открывает натиск И. И. Гулявский. Гласный боится, что при выборах записками пoтеряют лица, имеющие доверенности… Гор. голова разъясняет, что о таких лицах будет своевременно сообщено избирателям через газеты и особыми повестками.
A. Ф. Харламов опасается, что по запискам могут быть избраны лица, не «имеющия понятия о городских делах»...
B. М. Емельянов добавляет, что при выборах шарами могут попасть в гласные лица, состоящие под судом... В.В. Киселев рассказывает, что он слышал oт многих лиц различных направлений, что выборы по запискам в гор. Вязниках прошли и «удобнее и приятнее»...
Гop. голова — В. М. Зубчанинов тоже рассказывал... Те-же говорил и меленковский гор. голова о выборах в Меленках...
Далее гор. голова указывает, что в выборах записками может принять участие большее число избирателей, на выборах же шарами из 500 избирателей явятся ок. 80 человек, которые будут фигурировать, как представители 20 тыс. населения…
Затем И. П. Мяздриков успокаивает гласных насчет опасения «косвенного влияния» на избирателей при выборах записками оно не так уж опасно. Избиратели — люди зрелые, кроме того, можно наружно согласиться с «влияющим», но затем подать записку за других.
— При выборах шарами — заканчивает гор. голова защиту своего доклада — обостряются страсти, забаллотировываются достойные… После новых выступлений В. М. Емельянова и других противников новой системы, дума большинством 18 против 3 высказывается за производство выборов шарами…
Затем дума приступает к обсуждению отчета по городской аптеке с марта 1913 г. по 1 мая 1914 г.
Начинается боевая, часть заседания, открывается атака на гор. голову И. П. Мяздрикова» (Газета «Муромский край», 19-го июля 1914 г.).
«В гор. аптеке. Порядки, царящие в городск. аптеке, как это ни грустно отметить, становятся «притчей во языцех». За несколько месяцев существования аптеки в ней переменилось много помощников провизора и кассирш, что естественно, не может не отражаться неблагоприятно, на деле.
В настоящее время, например, когда вся работа по аптеке возложена на двух аптекарских помощников, которым приходится, работать в аптеке безвыходно по три дня, при чем приходится быть по две ночи подряд дежурным.
В добавление к этому помощникам приходится нередко исполнять и обязанность рабочих: убирать столы, мыть посуду и т. д.» (Газета «Муромский край», 11-го февраля 1914 г.).
«Управляющий городской аптекой Дмитриевский выехал в отпуск.
Уехав в отпуск, г. Дмитриевский захватил с собой и ключи от некоторых шкафов с медикаментами.
Вчера по рецепту д-ра Пехова понадобилась сыворотка для впрыскивания больному ребенку. Ключ от шкафа с сывороткой оказался увезеным г. Дмитриевским. Пришлось обращаться по этому поводу к гор. Голове.
Прибыв в аптеку, гор. голова И. Мяздриков приказал взломать шкаф и отпустить сыворотку. Когда это было исполнено, гор. готова запер шкаф новым замком и взял ключ от шкафа с собой» (Газета «Муромский край», 14-го февраля 1914 г.).
«Во всяком городе свои нравы и свои права» — перефразирую выражение известного когда-то оригинального малорусского философа Г. С. Сковороды.
Свои нравы и «права» и в граде Муроме.
Здесь, например, городского голову вызывают в городскую аптеку для того, чтобы отпереть шкаф с медикаментами.
Бедный городской голова! Представьте его положение:
Утомился за день работы, лег спать, только что стал засыпать, и вдруг — звонок к телефону:
— Пожалуйте в аптеку сыворотку больному отпустить.
Приходится протирать глаза, одеваться и идти в аптеку отпускать сыворотку, в эту странную аптеку, заведывание которой поручается городскому голове. Бедный городской голова: он должен знать кроме всего прочего и аптечное дело.
Будущим избирателям городского головы в граде Муроме придется иметь это в виду:
— А знаком-ли г. кандидат в городские головы с аптечным делом?

Еще совсем недавно у нас сообщалось о проектируемом устройстве на Пасхе в Муроме выстави предметов старины.
Предположение симпатичное. Чтения, выставки, спектакли и т. п. в маленьком провинциальном городе — это огоньки в темной холодной степи.
Зажигайте их, поддерживайте, не давайте им угаснуть.
Пусть они влекут к себе уставших и заблудившихся путников!
Но... Гаснут лучшие порывы,
Стынут светлые мечты.
Только что заговорили об устройстве выставки, как уже и... Замолчали об этом.
А время идет, наступил Великий пост, до Пасхи не так уж далеко.
Нужно торопиться, пользоваться каждым днем. Ведь нельзя устраивать выставку не подготовившись к ней, не оповестив задолго до нее всех желавших принять в ней участие.
Впрочем, пока еще не поздно снова заговорить о выставке.
Заговорить, но уже не с тем, чтобы — замолчать опять» (Газета «Муромский край» 19-го февраля 1914 г.).
22 февраля 1914 г. в Муроме живописец Курдиновский Борис Николаевич проводил лекцию.
С 23 июня по 3 июля 1914 г. в Муроме прошла Муромская выставка-ярмарка. Экспонатами для выставки послужили изделия всех земских мастерских и одного кооператива (Богородской трудовой артели).

17 июля (стар. стиль) 1914 г. в Российской империи объявлено привести армию и флот на военное положение.
17 июля в 3 часа утра в городе Муроме был получен приказ об общей мобилизации. На подготовку дано два дня (см. Муром в период первой мировой войны).


11 октября 1915 г. в Муромском городском соборе, по окончании литургии о. диаконом был прочитан манифест, которым объявлена война Болгарии.
В декабре 1916 г. в городе было образовано Муромское научное общество.
Город Муром во время революции 1917 г.
В феврале 1917 года в Муроме проходили выборы городского головы. Последним городским головой был заочно избран Константин Николаевич Гладков, проходивший в это время военную службу в Петрограде в 178 запасном пехотном полку. Ему была отправлена телеграмма: «В чрезвычайном заседании Муромской Городской Думы 16 февраля сего 1917 года Вы избраны на должность Муромского городского головы на срок по 1 января 1918 года. Заступающий место городского головы П. Нехорошев».
Очерк возникновения и деятельности Муромского Временного Исполнительного Комитета.
День празднования 1 мая 1917 г.
13 мая 1917 г. происходит первый Муромский Уездный Крестьянский Съезд и избирается Совет Крестьянских Депутатов.
4 июня 1917 года открылось Экстренное Муромское уездное земское собрание.

Увлечение фотографией

Иван Петрович был одним из первых муромских фотографов. Хотя об этой его деятельности известно немногое. Е.И. Сазонова, будучи хранителем фонда фотографий, начинала изучение этой темы. В своей статье "ФОТОГРАФИИ МУРОМСКОГО КУПЦА, ГОРОДСКОГО ГОЛОВЫ И. П. МЯЗДРИКОВА", опубликованной в журнале "Антиквариат" в марте 2013 года, она писала:
"Об Иване Петровиче Мяздрикове как о фотографе практически ничего не известно. Единственная небольшая заметка о нем размещена А. Р. Комлевым в сборнике «Фотографы в Муроме. Незабытые имена». К сожалению, фотографическое наследие Мяздрикова представлено в музейном собрании только одним большим альбомом (25,5х32,5х3,5), в котором на листах крепко накрепко наклеены 125 снимков, выполненных Иваном Петровичем с 1895 по 1907 годы. Эти отпечатки можно разделить на три тематические группы: виды города Мурома, портреты домочадцев и сцены из повседневной жизни, а также сюжеты, связанные с охотой и рыбалкой. На двух фотографиях в левом нижнем углу помещен логотип фотографа «И. М.» (Иван Мяздриков), на шести – проставлена точная дата снимков. Интерес представляют два отпечатка, на которых фотограф отметил марку своих фотокамер: «Снимок камерой Монополь, момент летом 1895 г.», а также «Снимок широкоуг. бистигм. 1896 г.».
К настоящему времени отпечатки имеют разную степень сохранности. Часть снимков пожелтела, небольшая часть – угасает, но в целом альбом находится в удовлетворительном состоянии. Несомненно, фотографии И. П. Мяздрикова представляют большой интерес не только для истории Мурома, но и для изучения повседневной культуры провинциальных городов центральной России. Бытовые снимки, выполненные непрофессиональными фотографами, всегда привлекают внимание исследователей, так как они делаются не «по заказу», отражают непосредственную реальную обстановку, не откорректированную ретушерами".
Иван Мяздриков оставил ряд фотографий с видами Мурома. Среди них обращают на себя внимания архитектурные памятники и застройка муромских улиц, которые не сохранились до настоящего времени.
На одном из снимков изображена панорама Мурома с видом на городской собор Рождества Богородицы, памятника архитектуры XVI столетия. В этом соборе до его разрушения в 1930-е годы находилась особо почитаемые святыни города – мощи супругов князя Петра и княгини Феронии, покровителей брачных уз и семейного благополучия. И сам собор, и святые мощи являлись главной городской достопримечательностью. Снимок был сделан с колокольни Христорождественной церкви, находившейся на торговой площади. С нее открывался этот красивый эпический вид: величественный белый храм, плывущий над водами извилистой Оки. В альбоме имеется еще один вид городского собора с юго-западной стороны. Этот снимок более документальный. Дан общий вид памятника: удачно скомпанованы и сам собор, и его высокая колокольня. Хорошо видны и некоторые архитектурные детали. Вполне возможно, что И. П. Мяздриков сотрудничал с Московским археологическим обществом, которым в то время руководила графиня Прасковья Сергеевна Уварова. Имение Уваровых находилось под Муромом в селе Карачарове. Именно в 1890-е годы Прасковья Сергеевна много раз бывала в Муроме и активно общалась с местной интеллигенцией, интересующейся историей края и сохранением его древностей. К документальным фотографиям можно отнести еще три архитектурных снимка, выполненных И. П. Мяздриковым в 1895-1897 гг.: вид южного фасада Успенской церкви, а также Николо-Набережной и Крестовоздвижеской церквей.
Большой интерес для истории города представляет вид на Зарядье (так называлась восточная часть торгового центра Мурома). Скорее всего, этот снимок был выполнен И. П. Мяздриковым с колокольни Казанской церкви Троицкого монастыря. Здесь мы видим Николо-Зарядскую церковь (памятник архитектуры XVII в., не сохранился), здание городской управы, фрагмент особняка купцов Зворыкиных, где в 1888 г. родился известный изобретатель, «отец телевидения» В. К. Зворыкин. Этот уголок Мурома Владимир Кузьмич Зворыкин описал в своих воспоминаниях: «Дом располагался на большой общественной площади лицом к двум церквям. На площади каждую субботу устраивался базар, куда крестьяне привозили свой товар. Субботний вид и наших окон на площадь и базары был источником развлечений и никогда незабываемым восторгом ранних лет моей жизни».
Панорама Рождественской улицы сделана фотографом с водонапорной башни, стоящей на пересечении Рождественской и Вознесенской улиц. Благодаря этому снимку мы можем видеть гостиный двор: многочисленные торговые лавки, которые по периметру охватывали торговую площадь, в центре которой стояла церковь Рождества Христова. Храм не сохранился, а от торговых рядов остались небольшие фрагменты. Сейчас на месте церкви возвышается памятник В. И. Ленину. На заднем плане фотографии хорошо просматривается церковь Иоанна Предтечи, которая также была разрушена в советское время.
Серия снимков И. П. Мяздрикова показывает нам обыденную жизнь, происходящую в одном из кварталов улицы Московской. Дело в том, что дом купцов Мяздриковых стоял на перекрестке улиц Московской и Полевой (современная ул. Свердлова). Почти все кадры этой серии выполнены Иваном Петровичем из окна второго этажа, откуда хорошо просматривался и сам перекресток с водоразборным фонтаном, и перспектива улицы. Практически вся застройка этого квартала безвозвратно утрачена, как и сама усадьба Мяздриковых. На фотографиях этой замечательной серии видим обычных прохожих, идущих по своим делам; коров, бредущих посередине улицы; водовозов, набирающих воду в огромные бочки. Эти бочки по заказу горожан покатят в их дома. Ощутимо показана весенняя распутица – по талому снегу на простых дровнях тащится мужичок. Запечатлено фотографом и печальное событие – похороны. А на одном отпечатке – праздничный крестный ход.

Портреты домочадцев и сцены из повседневной жизни

Фотографии этой тематической группы составляют самую значительную часть альбома. Семья Мяздриковых была очень большая. В 1890-х годах в доме проживали мать семейства, вдова Глафира Дмитриевна Мяздрикова, брат ее мужа Александр Иванович, семьи ее сыновей Ивана и Михаила, у которых было много детей. У Ивана Петровича было четыре дочери и единственный сын, умерший в раннем возрасте. У Михаила Петровича было четыре дочери и четыре сына. Некоторые из детей Мяздриковых были ровесниками, появлялись на свет в один год с небольшой разницей. Судя по дневниковым записям Ивана Петровича, они жили одной семьей: общая детская, столовая, гостиная. Только в 1907 г. братья Мяздриковы выкупили часть дома, принадлежавшую матери и дяде, и разделили имущество пополам. К этому времени старшие дети подросли и стали покидать родное гнездо.
Фотографии относятся как раз к тому периоду, когда дом был наполнен детьми. Почти на каждой странице одиночные, парные, групповые портреты дочерей, сыновей, племянников, матери, дяди, любимой жены Александры Александровны и золовки Зинаиды Павловны, других родственников, а также прислуги. Есть здесь и изображение близкого друга и семейного духовника – священника Вознесенской церкви отца Гавриила (Ястребова). Этого замечательного человека почитали в Муроме как святого, обладающего даром «прозорливости». Пока это единственный известный нам портрет местночтимого святого, сделанный И. П. Мяздриковым незадолго до смерти отца Гавриила. Он умер в 1897 г.
На двух групповых портретах, выполненных со штатива, есть и сам фотограф. На снимках изображено старшее и среднее поколение семейства. Хозяин, Петр Иванович Мяздриков, умер довольно рано, и, как пишет в своем дневнике Иван Петрович, «вдали от родного гнезда». Домом управляла овдовевшая супруга, а торговыми делами в основном занимался младший сын – Михаил Петрович, который постоянно был в разъездах и дома появлялся редко. Может быть, эти фотографии делались по случаю его приезда. На первом снимке мы видим семейную группу на крыльце веранды. В центре композиции Иван Петрович в окружении жены и золовки, рядом с последней стоит брат Михаил. На переднем плане мать Глафира Дмитриевна и дядя Александр Иванович Мяздриков. Здесь также присутствует, по-видимому, сестра матери, племянница и единственный представитель детворы – один из сыновей Михаила. Вероятнее всего, он выбегал из дома во двор с игрушечной лошадкой, но был остановлен происходящим событием. Второй снимок сделан чуть позже. На нем «мамаша» (так постоянно называет ее в своем дневнике Иван Петрович) в окружении сыновей и их жен. Лиричность снимку придают супруги братьев нежным прикосновением к матери семейства. Их жесты свидетельствуют о любви и уважении к пожилой женщине. Глафира Дмитриевна скончалась в мае 1910 года.
И. П. Мяздриков очень любил детей. В своем дневнике он подробно описывает переживания, связанные с рождением и ростом всей детворы. Не случайно в альбоме так много снимков, посвященных подрастающему поколению. Благодаря этим фотографиям, мы можем рассматривать дворовые игры. Например, серия снимков отображает игру в крокет. К этому времени (фотографии относятся к 1902 г.) эта аристократическая спортивная игра распространилась и в среде обычных горожан. Основное правило игры – ударами специальных молотков на длинной ручке провести шар через воротца, расставленные на площадке в определенном порядке. Многие фотографии сделаны около качелей, закрепленных между огромными стволами старых лип. Интересны снимки под условным названием «отправка в школу», на которых ученики с ранцами и просто со связками книг. Можно представить, как рано утром из одной калитки выходила толпа детей, направляющаяся в учебные заведения. Все девочки учились в женской гимназии, а мальчики – в реальном училище.
Снимки, сделанные во дворе, на веранде и в комнате помогают нам определенным образом «увидеть» усадьбу Мяздриковых, которая, как указывалась выше, до настоящего времени не сохранилась. По документам известно, что усадьба находилась в шестом квартале по ул. Московской, состояла из жилого деревянного двухэтажного на каменном фундаменте дома с антресолями, разными дворовыми постройками, садом в 500 кв. сажень. Со стороны улицы и сзади простиралась на 14, по сторонам – на 60 саженей. К сожалению, общего вида жилого дома нет. Некоторые фотографии зафиксировали одну из стен дома, которая выходила во двор, а также большую веранду. На зиму ее закрывали вставными оконными рамами. В теплое время года веранда была открыта, и на ней отдыхали и пили чай. К крыльцу веранды вела аллея из небольших деревьев. Двор и сад были окружены плотным деревянным забором, а также кирпичными хозяйственными строениями, построенными в одну линию. Во дворе росли липы, сирень; около веранды – кусты и клумбы с цветами, в саду – яблони и вишни. Снимков в интерьере дома всего два. Это гостиная с добротным паркетным полом, печью простого белого изразца; стены оклеены неяркими обоями, дорогая резная лакированная мебель. Оживляет комнату огромная монстера и плетеный из лозы сундучок. В комнате очень чисто, скорее всего, это помещение не предназначалось для постоянного проживания (только для приема гостей).
Среди фотографий есть снимки, посвященные семейным выходам на прогулки и пикники. Чаще всего эти походы совершались в Подболотский лес, находящийся недалеко от города. Выезжали на легкой повозке, иногда ходили пешком. Бывали и большие пикники, когда брали с собою самовар и прислугу.

Охота и рыбалка


На охоте под Муромом. Фото сер. 1890-х г.

На охоте под Муромом. Фото сер. 1890-х гг.

Иван Петрович Мяздриков любил охоту и рыбалку, занятия, тесно связанные с пребыванием и жизнью на природе, которую он хорошо понимал, знал и постоянно исследовал. Снимки свидетельствуют, что рыбачить и охотиться выезжали большой компанией. К сожалению, неизвестно, кто сопровождал И. П. Мяздрикова в этих занятиях. По воспоминанию В. К. Зворыкина, охотой увлекались многие муромские купцы. На некоторых фотографиях изображены радостные охотники, выпивающие и сидящие у костерка. Много охотничьих собак. В доме Мяздриковых всегда были собаки, их часто можно видеть на снимках среди играющей детворы. Кстати, одна из дневниковых записей И. П. Мяздрикова посвящена его любимой собаке – черному Полкану, который неожиданно умер в лесу на глазах Ивана Петровича, о чем он сильно сожалел и печалился.
Фотографии И. П. Мяздрикова можно рассматривать бесконечно. И чем больше всматриваешься в пожелтевшие отпечатки, тем больше проникаешься жизнью этой большой и дружной семьи. Некоторые снимки перекликаются с дневниковыми записями Ивана Петровича. Например, он пишет, как дочка Наташа сломала руку, – и есть фотографии, где Наташа изображена с загипсованной рукой. Он подробно описывает первый день похода в гимназию старшей дочери Валерии и делает ее портрет в гимназической форме. Любовь к русской истории, возможно, проявилась и в одежде дочерей. На некоторых портретах Валерия и Антонина изображены в народных костюмах.
Фотографии муромского купца отражают его увлечения, а также повседневную жизнь состоятельной семьи провинциального города. Он был представителем того слоя общества, на котором держалась экономика, нравственное и общественное развитие страны. В дневнике И. П. Мяздрикова постоянно сквозит забота не только о своих домочадцах, но и о городе Муроме, и о России.

Гербарий И.П. Мяздрикова

Одна из старейших коллекций Муромского историко-художественного музея – «Гербарий» – состоит из 2593 единиц хранения. Собирался гербарий более сорока лет.
Слово «гербарий» существовало в Европе уже в Средние века, оно обозначало тогда книгу, посвященную растениям, которые были интересны, прежде всего, для медицинских целей. Растения в основном зарисовывались, рисунки были примитивны и даже фантастичны. Однако ни словесные описания, ни рисунки не могли дать такого полного представления о растительном мире, как непосредственное его изучение.
В 1530-1540-х годах произошел крутой перелом в изучении флоры, от которого можно датировать начало ботаники как науки. Первыми вестниками зарождения научной ботаники были книги с изображениями растений с натуры; наиболее выдающимися были фолианты Брунфельса (1530) и Фукса (1542). Почти одновременно появились и гербарии.
В 1606 г. печатается первое наставление по изготовлению гербария. В наставлении дается совет: сушить растения между листами большой книги под грузом. Более подробная инструкция появилась через двадцать лет. В этом трактате собирателю растений рекомендуется иметь с собой на экскурсии копалку длиною в локоть и через плечо сумку. В одном отделении сумки аптечка, солнечные часы и руководства Лобеля малого формата (это первый карманный «определитель»), в другом папка из двух тонких дощечек со шнурками, наполненная промокательной бумагой; в эту папку на экскурсии собирают растения. После экскурсии листы с собранным материалом переслаивают сухой бумагой и оставляют высыхать под грузом.
В России достоверно известные гербарные сборы были сделаны в 1709 г. под Москвой лейб-медиком Петра I П. Арескиным и самим Петром, купившим в 1717 г. у голландского натуралиста Руиша значительный гербарий для «Кунсткамеры» – первого научного музея России. Ближе к середине XVIII века гербарные сборы в России значительно возрастают. Во многих городах и краеведческих музеях появляются гербарии местной флоры, собранные любителями-ботаниками и краеведами.
В Муромском крае также появляются первые собиратели гербариев. По архивным данным таковых было немало. Но сохранился до наших дней гербарий И. П. Мяздрикова и Н. М. Эрлиха.
В 1885 г. И. П. Мяздриков начал изучение климата г. Мурома. Вот что он пишет по этому поводу: «Наблюдения в Муроме начались по призыву Главной Физической обсерватории и ограничивались, в начале, немногими элементами – осадками, облачностью и грозами, согласно ея инструкций и указаний». Постепенно станция расширяла свою деятельность, приобретались новые инструменты, записи наблюдений стали публиковаться помимо Петербурга и во Владимире. В 1890 г. Иваном Петровичем в саду своего дома (ул. Московская, д. 36) по чертежам, полученным из Санкт-Петербурга, была построена так называемая будка. Станция существовала вплоть до 1907 г., затем прекратила деятельность в связи с тем, что Иван Петрович поступил на службу, как он сам выразился, «по городскому управлению».
Позднее он работал заведующим естественноисторического отдела музея, участвовал в исследованиях, проводимых Окской биологической станцией, и в работе Муромского научного общества изучения местного края.
Основную работу по составлению коллекции Мяздриков проделал, вероятно, в 1916-1917 гг. Автор сделал свой гербарий по всем академическим правилам. Гербарий разделен на 82 семейства и отдельный альбом, в котором представлены сорняки. Каждое растение коллекции монтировано на двойном листе плотной бумаги. В левом либо в правом нижнем углу присутствует специальная гербарная этикетка. Это отдельный небольшой лист, на котором записаны следующие сведения:
1. Название семейства на латинском и русском языке;
2. Место нахождения;
3. Местообитание;
4. Фамилия и имя собирателя;
5.Фамилия и имя, того, кто определил.
В ноябре 1917 года собрание общества пополнилось еще одним гербарием из 435 видов растений в 673 экземплярах – его передал И. П. Мяздриков. Собиратель наклеил растения не на картон, как того требовала технология, а на листы писчей бумаги «в виду настоящей дороговизны». Мяздриков определял растения по определителю Талиева 1907 года издания и отчасти по определителю Маевского. Не все экземпляры были собраны полными, то есть с цветами, плодами, корнем и пр.; нет в гербарии и многих обыкновенных растений. Их отсутствие Мяздриков объяснил тем, что он «или не успел их собрать, или пропустил время ранней весны – цветение большинства древесных растений. При собирании таких неполных экземпляров я имел в виду лишь констатировать присутствие того или иного вида в нашей местности, а не оставлять их для гербария. По определении специалистами такие экземпляры могут быть выброшены и впоследствии заменены другими».
Став заведующим естественноисторическим отделом музея, Иван Петрович каждый год представлял отчет о своих исследованиях на имя директора музея. По этим записям можно отследить маршруты, где ему пришлось побывать, собирая материал для гербария: многочисленные сады и огороды города, луга за Окой, леса в округе. Вот как он описывает места своих экскурсий: «5. Бучиха – овраг юго-восточной стороны города, идущий от выгона до р. Оки, с текущим по дну ручьем и с ответвлениями на юг. Южная сторона оврага, частию, заросла большими деревьями и кустарником.
7. Местность от города до д. Александровка, дорогою по городскому выгону, затем вдоль пашен, до лесу на задах деревни и обратно по дороге».
Современным краеведам интересно будет вновь пройти по маршрутам Мяздрикова и посмотреть, изменилась ли флора Муромского края. В своем отчете для «Естественно Исторического отделения Муромского научного общества» за 1921 год Иван Петрович пишет: «Растения собирались мною с единственной целью зарегистрировать наличность видов, произрастающих в окрестностях Мурома. К сожалению, далеко не все экземпляры собраны в том виде, какой требуется для точного определения растений...». И еще одна цитата, говорящая о том, с какой тщательностью автор относился к сбору коллекции: «На этикетках не было означено семейства, к которому относится данный вид... были указаны грубые ошибки в определении и хотелось, с помощью новых определителей, исправить их». В этой рукописи Иван Петрович сожалеет о том, что имеет мало опыта в определении растений, он пишет, что «было бы весьма желательно» перепроверить собранный материал специалистами. Заканчивая отчет, Иван Петрович, приводит список литературы, которую использовал для своих исследований: «Определитель П. Маевского: „Флора Средней России”, 5-ое издание, 1918 г.; Д. П. Сырейщиков: „Иллюстрированная флора Московской Губернии”, 3 части 1907 г., из которых, 1-ю часть мне любезно одолжил П. И. Китайцев, Пастеля – старая книжка – не могу указать какого, года; В. Талиев „Определитель высших растений Европейкой России/Кроме Кавказа и Крайнего Севера/ издание 1907 г.”».
Рядом с факсимиле собирателя на гербарных этикетках можно увидеть еще одну фамилию – М. Назаров с пометкой: «Проверил».
Интересно, что собранные растения смонтированы на бумагу, взятую из самых различных источников: использовались отчеты бесплатной народной библиотеки и отчеты по содержанию приемного покоя муромского общества оказания врачебной помощи; выпуски метеорологических бюллетеней, простая оберточная бумага. Особенный интерес представляют листы, взятые из приходских книг, так называемые «Послужные списки священно-церковно-служителей с их семействами и церковных старост и сведения о вдовах и сиротах, подведомственных церкви». По поводу недостатка бумажного материала Иван Петрович пишет: «Причем бумага, на которой монтированы растения, за недостатком в настоящее время, оставляет желать много лучшего».
Конечно, из-за такого оформления, гербарий выглядит несколько необычно, но, знакомясь с той коллекцией, мы узнаем много нового и интересного о нашем крае, его историческая ценность неоспорима.

С 1921 по 1929 годы был заведующим естественно-историческим отделом Муромского музея истории местного края, участвовал в исследованиях, проводимых Окской биологической станцией, а также в работе Муромского научного общества изучения местного края; напечатал в их изданиях статьи о климате Мурома, о растительности Муромских лугов и огородов. Собрал гербарий местной флоры (около 2000 листов), который хранится в краеведческом музее Мурома. Был членом Академии наук СССР.
Скончался 1 марта 1931 года в Муроме и похоронен на Напольном (старом) кладбище.

Используемая литература:
Личная история: итоги проекта. Сборник статей / Муромский историко-художественный музей. Под ред. Ю. М. Смирнова. – Владимир: Вит-Принт, 2015 – 44 с., – 32 ил.




Дом купца Мяздрикова. Улица Тимирязева, д. 2
Возведен в 1830 г. Здание принадлежало старинному муромскому купеческому роду Мяздриковых. 4 января 1828 г. единоличным владельцем дома стал купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин г. Мурома Андриан Иванович Мяздриков (1782-23.09.1858). 14 августа 1834 г. в этом доме хозяин встречал наследника престола цесаревича Александра Николаевича, путешествовавшего из Н. Новгорода в Рязань. Цесаревич не забыл гостеприимного хозяина, предоставившего для отдыха жилые покои. Вскоре А.И. Мяздрикову в качестве подарка за оказанную услугу был передан бриллиантовый перстень, долгое время хранившийся в семье как фамильная драгоценность. 19 ноября 1910 г. здание с публичных торгов было приобретено в собственность города под 2-е городское училище. В 1956 г. в интерьерах дома киностудия "Ленфильм" снимала художественный фильм "Невеста" по одноименной пьесе А.П. Чехова. В 1970-е гг. к основному объему здания пристроили западное крыло, исказившее общий вид здания. В настоящее время в бывшем доме Мяздриковых размещается детский интернат.

Здание торговой лавки купца Мяздрикова. XX в. ул. Первомайская, д. 5

Дом купца Мяздрикова, XIX в. ул. Первомайская, д. 37

Палатка купца Мяздрикова, XIX в. ул. Первомайская, д. 35


История Муромского городского самоуправления
Город Муром
1888-1891 гг. - голова города Русаков Василий Михайлович.
1891-1898 гг. - городской голова Владимир Макарович Емельянов.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (23.10.2018)
Просмотров: 40 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика