Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
16.12.2018
19:15
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 551

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [989]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [336]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [118]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [189]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [42]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 26
Гостей: 26
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Муромская выставка-ярмарка 1914-го года

Муромская выставка-ярмарка в 1914 году

В Муроме ежегодно бывала ярмарка с 23-го июня по 10-15 июля. На отведенной для этого большой площади, у вокзала были построены торговые ряды с галереями, налево, по дороге к вокзалу. Тут же были построены разные мелкие балаганы с товарами. За рядами была большая лужайка, где размещались на рогожах, в последовательном порядке, гончарные товары, щепные, крупно железные, дальше – сани, телеги, бочки и в конце шла торговля лошадьми. По правую сторону дороги устраивались увеселительные балаганы, бродячие театры, карусели, качели, силометры и т.д.

С 23 июня по 3 июля 1914 г. в Муроме прошла Муромская выставка-ярмарка.

«Переустройство ярмарки. На 12 мая в 6 ч. вечера на ярмарку приглашается хозяйственная комиссия для обсуждения вопросов: о размещении цирка, балаганов, каруселей и пожарной команды на ярмарочной площади» (Газета «Муромский край», 11-го мая 1914 г.).
«Будет. Покрасовалась, покрытая зеленым ковром луговина ярмарочной площадки. «Застучали на ней топоры, воздвигаются животрепещущие балаганы из палубника». Одни еще только намечены, у других возникли остовы, а третьи уже обтягиваются полотном. Приютятся в них разные тиры, кегельбаны, биксы и т. под. «игры», рассчитывающие на карманы доверчивой публики. Тут-же рядом возникнут квасные лавочки, в которых больше продается водки, чем квасу, и служащие кроме того притонами самого безудержного разврата. Все это вестники надвигающегося двухнедельного пьяного угара, носящего название «ярмарка». Две недели местная и уездная публика будет, как очумелая, мыкаться из одного конца площади в другой, растрясая кошельки по тирам, циркам и балаганам, а здоровье квасным притонам. Если объявится в ярмарку драматическая труппа—пиши пропало. Никто в нее не пойдет. Никому не нужна сцена с ее горькими подчас жизненными уроками и житейской правдой; все бросаются туда, где дешево котируется женское тело; где будят в человеке заснувшего зверя, где все рассчитано только на его чувственность. И не ошибутся господа предприниматели — барышей у них будет много; уедут они с полными карманами, а их посетители останутся с больной от угарного, чадного похмелья головой, с пустыми кошельками, и, может быть, с внутренним раскаянием о так безобразно затраченных силах тела и души.
Впрочем, к чему я все это...
Давно сказал покойный
Некрасов что
И получше нас были витии
Да не сделали пользы пером...» («Муромский Край», Воскресенье, 15-го июня 1914 г.).
«Для предохранения ярмарки в пожарном отношении городской управой выписаны и будут скоро присланы 5 огнетушительных аппаратов «Минимакс», которые будут помещены в ярмарочной конторе и в сторожке для пожарных служителей» («Муромский Край», Воскресенье, 22-го июня 1914 г.).

Открытие ярмарки

Вчера в 9 ч. утpa на ярмарочной площади соборным духовенством был отслужен молебен, по окончании которого поднят флаг. Ярмарка открыта. Многие съехавшиеся на ярмарку торговцы открыли свои лавки еще третьего дня, по случаю Воскресенья; в тот-же день стали функционировать и увеселительные заведения: работал аттракционный театр, паноптикум и «Фурор». Цирк Cуpа давал вчера уже 5-ое представление. Погода пока благосклонна к ярмарке и только тучи пыли, поднимаемые сильным ветром, придают желающей развлечься толпе несколько унылый и серый вид.
На ярмарке ряд палаток с «кеглями» и «биксом», ряд мрачных «квасных» с женской прислугой, карусели, американские качели, всевозможные аппараты типа: «Венера», «Каллоскоп» и т. п., «камер-oбскура» с «живыми» картинами величиной с конуру для собаки, масса «русских» пекарей «французских» вафель, мороженщиков и т. д. Все это шумит, гремит, буффонадит. Китайцы и «рыжие» из «театров» издают время от времени такие звуки, что мирному человеку становится жутко.

«Квасные» уже начинают развивать свою деятельность: в первом часу ночи на 22 июня пом. пристава Журавлев совместно с пом. пр. Братолюбовым обходил квасные лавки с целью обнаружения тайной торговли крепкими напитками. В квасной Вараксиной была найдена бутылка пива, и, когда г. Журавлев стал спрашивать кому принадлежит эта лавка, бывшая в ней проститутка кр. Симбирской губ. А. Лиленкова, полупьяная, позволила себе говорить по адресу его оскорбительные слова, за что она и привлекается к ответственности Лиленкова, как ничем в Муроме не занимающаяся, представлена г. исправнику на зависящее от него распоряжение.
Масса народа, много горожан и еще больше крестьян, собравшихся из окрестных селений. Страшная разноголосица от всевозможных музыкальных инструментов и пыль, пыль и пыль. Не мешало-бы хоть немного полить водой ярмарочную площадь — там дышать нечем. Один только догадливый армянин поливает из ведра дорогу около своего «персидского» товара, разложенного чуть-ли не прямо на земле. На ярмарке имеется «кухмистерская», столики расположены на открытом воздухе за маленькой перегородкой. Интересно какой вкус имеют кушанья «кухмистерской», ведь каждое блюдо, поданное на стол, догадливый ветер заправит такими снадобьями, от которых доверчивому обывателю, думаем, не поздоровится» («Муромский Край», Вторник, 24-го июня 1914 г.).

Торговля скотом. 24 июня было приведено на ярмарку до 100 голов рогатого скота, 25-го до 150 голов. Цены на скот значительно ниже весенних, и торг шел оживленно. Из приведенного рогатого скота не продано только около 30 голов. Количество продаваемых лошадей не установлено, торг ими шел не бойко. Цены сравнительно высокие, почему спрос на лошадей не значителен. Между прочим, 9-й гренадерский Сибирский полк, квартирующий во Владимире, купил на ярмарке 8 лошадей.
25-го мануфактурными товарами торговали очень хорошо, прочими товарами не дурно. Из всех сдаваемых городом торговых помещений на ярмарочной площади пустуют только 2.
Музыка. С 25-го июня в продолжении всей ярмарки на ярмарочной площади будет играть оркестр духовой музыки в количестве 8 человек, из цирка Сур. Музыка играет с 4 часов дня до 7 ½ вечера. Оркестр приглашен городской управой за 85 р.
Старосты. На собрании ярмарочных торговцев, под председ. члена управы П. И. Нехорошева избраны ярмарочными старостами А. П. Мяздриков и П. К. Сумкин и помощниками к ним А. М. Маслаков и И. В. Сумкин.
А.П. Мяздриков подал в гор. управу заявление о сложении с себя обязанностей старосты.
Зрелища. 25-го в ярмар. театре состоялся первые спектакль опереточно-драматической труппы г-жи Дыбчинской. Была поставлена комедия Белой «Блудница Митродора». Комедия рассчитана на вкус «широкой» публики: содержания почти нет, зато всевозможных «трюков» - сколько угодно. Сюжет пьесы не сложен — в одном доме, в двух квартирах, выходящих, на одну и ту-же лестницу, живут два Антона Ивановича Иванова, один «титулярный», другой «шарамыжник». Первый ждет приезда супруги, а второй Мими. И та, и другая ошибаются квартирами — в результате ряд комических недоразумений. Пьеска разыграна живо, легкий комедийный тон, вернее, фарсовой выдержан исполнителями прекрасно. Публика и пьесой, и артистами осталась довольна, и много и от души смеялась. Театр был полон.
Нельзя не пожалеть об убогой обстановке нашего ярмарочного театра: эти дикого цвета декорации, это «трепетное» освещение, этот скрипучий, еле-еле опускающийся, занавес... Нельзя не пожалеть и о праздничном настроении публики; слишком много «выпивших», слишком много шума, особенно в первых двух актах. К концу «выпившие» угомонились, должно быть, заснули.
— Партер, амфитеатр, балкон, галерея — все это было заполнено публикой на представлении 25 июня в цирке А. Сур. Программа представления, уснащенная различными комическими номерами, понравилась довольно-таки серому составу зрителей. Аплодисменты не смолкали почти все время. Аплодировала наездницам Марусе и Нине, и «рыжим» Никопорини, г.г. Антонио, И. И. Камышникову и Альперовым, и жокею Колибри, и акробатам Дмитрию, Коко и Богословском, г. Отто Сур. Особенно старательно хлопала в ладоши «галерка», когда она увидела на арене ее старого знакомого—гиревика-атлета Разина...
Гораздо меньшим успехом у публики пользовалась недурно поставленная пантомима «красная шапочка».
Заключительным аккордом представления была борьба. Схватка Шевякова с Наумовым окончилась на 7 минуте поражением Наумова. В 7-же минуте приемом бра-руле Рощин кинул на лопатки Грищенко. Шаушу лишь на 15 минуте удастся победить Разина, зато Уйбо «уложил» Елисеева всего в 4 минуты.
«Аттракционный театр» третьего дня — переполнен публикой. Зрители по большей части - простонародье. Разнообразная программа, каждый день меняющаяся, привлекает посетителей: — «по крайней мере есть на что посмотреть, чему посмеяться: не даром двугривенный заплатишь!», толкует «галерка». Среди артистов и китайские «гуттаперчевые» мальчики, невероятным образом изгибающие свои гибкие, как тростник тела, и акробаты показывающие головокружительные трюки, исполнители и исполнительницы народных песен и куплетов и балалаечники. Наибольшей симпатией публики пользуются актеры, разыгрывающие комические сценки из народного быта; особенно понравился зрителям комик «монологист» г. Лито; отрадно отметить, что в числе других, исполненных им комических номеров, он прочитал свое, вполне литературное, стихотворение, взятое из жизни богатых и бедного, рабочего народа фабричного района Владимирской губ.
(«Муромский Край», Пятница, 27-го июня 1914 г.).

Кустари. Идет бойкая торговля игрушками кустарей Александровского уезда.
Городская управа, хотя и отвела для земской выставки видное место на ярмарке, но жаркая погода, а главным образом, тучами поднимающаяся с дороги пыль, много препятствуют успешной торговле.
Полиция на ярмарке. В настоящую ярмарку, благодаря малочисленности штата, командированные на ярмарку чины полиции завалены работой. Помощнику пристава г. Журавлеву приходится с утра до поздней ночи наводить порядок, или выслушивать тьму жалоб, часто самого курьезного содержания.
Где труппа? 26 июня в помещении ярмарочного театра спектакля почему-то не было, хотя и был анонс, согласно которого должна была пойти «Царевна лягушка». Публики, желающей посмотреть пьесу, набралось много. Около кассы, даже и в 9 ч. вечера, можно было видеть недоумевающих обывателей: «где-же гастролеры?» Нe мешало-бы им хоть какую-нибудь записочку приклеить к окну кассы, а то многим пришлось «и от ворон отстать, и к павам не пристать», так как в цирк идти было уже поздно, а «паноптикум» и «аттракцион» посещать по 10 раз как-то даже и не ловко.
Экскурсия. Вчера ярмарку посетила экскурсия учеников Московских городских школ, живущих в колонии гр. Уваровой (Калоника). Число экскурсантов с руководителями — 48 чел.
Зрелища. Охотно посещается публикой музей-паноптикум с механическим театром. В последней привлекает веселящуюся публику «инсценированная» сказка про «Ивана-царевича и Жар-птицу».
(«Муромский Край», Суббота, 28-го июня 1914 г.).



Куликов И.С. Ярмарка. 1910. Муромский музей

«Ярмарка oткрытa. В облаках пыли, облепляющей вас со всех сторон, назойливо забирающейся в глаза, рот, нос и уши, наперерыв заливаются шарманки у каруселей, балаганов, «американских воздушных качелей» и т. д. и т. д.
Визг шарманок смешивается с залихватским завываньем «гармошек», мелкодробчатой игрой на бутылках; и всем этим разнообразным, перебивающим друг друга звукам вторит смех и говор разноцветной толпы, бойкие выкрики торговцев и торговок, заманивающих покупателя. Еще кое-где в отдаленных уголках огромной площади, на которой сгрудились наживо сколоченные ярмарочные постройки, слышится стук топора, спешно сооружающего новый барак, визг пилы, но это уже последние приготовления к ярмарке. В центре — разгар торговли. Здесь — чего, чего только нет «за пятачок»... На одной стороне ярмарочной площади — по преимуществу увеселительные заведения, а на другой – ждут «солидных» покупателей. На одной — праздник для самой зеленой молодежи: царство каруселей, качелей, мороженого и конфет. Мальчики в «штанах и без штанов», девочки — в платках и без платков, как мухи, облепляют продавцов сладостей. Это — покупатели на «медный грош». Всякому покупателю — почет.
- «Пожалуйте, пожалуйте, господа, вот мороженого сладкого, сахарного с вафлями — выкрикивает мороженик окающей муромской скороговоркой, и «мальчик в штанах», перешаривая в своих карманах заветные капиталы, раздумчиво стоит около мороженика; он соображает: проем на мороженом, на карусель останется, а уж балаган в трубу улетел... Ну, да и Бог с ним, ведь только до завтра, пока сердобольная мамаша не выпросит у скупого папаши на балаган. Он все-таки господин положения, если... не все «проест на сладостях», а то и так простоит около карусели, с грустью посматривая, как «мальчики без штанов», которые ничего не боятся, садятся на карусель «зайцами» и весело хохочут, вздымая кверху босые ножонки. Бойтесь мальчики в штанах излишних увлечений! Ну, безусые еще и так и сяк: отделаются только расстройством желудков от переполнения их всякой ярмарочной дрянью и вместо сладкого воспримут нечто горькое и противное, именуемое «касторкой». Дело житейское. А вот усатые и похуже могут получить за излишнее увлечение возмездие, особенно под покровом ночи, когда у всяких увеселительных заведений появляются в изобилии, далеко превышающем спрос погибшие, но «милые» создания, беззаботно щелкающие семечки и заманивающие в тень уединения усатых «мальчиков в штанах». А сколько уже появилось на ярмарке этих торговок «своим» товаром, высматривающих жертву вечернюю! Впрочем, что-ж мы такими мрачными предчувствиями разрушаем иллюзию ярмарочного веселья. Бессильно слово в мутном разгаре низких человеческих страстей! Есть-же другие картинки, услаждающие человеческое сердце! То ли дело — молодое беззаботное веселье! Попали на ярмарку, лучше сесть на коней, на лихих коней под забубенную игру на гармошке, взвиться повыше на «американских воздушных качелях» под веселые, притворно испуганные подвизгиванья своих молодых дам!
Мы еще молоды, будем-же как дети, ибо иначе не внидем в царство небесное! А к вечеру веселье разыгрывается: тут и взрослые веселятся вместе с детьми, особенно простонародья сермяжного много появляется. И на «необнаквовеннаго» китайца заглянуть в аттракционном цирке, и на «Ваньку», который залихватски пилят на гармошке около карусели, то подымая ее над головой, то приближая ее к самому уху какого-нибудь проезжающего на карусельном коне парня; он-же поет и про бестолковых Фомку с Еремкой, которые купили «один лодку с дыркой, а другой — ботник без дна». «Ай да, Ванька! так жар веселее, пришпандоривай», слышатся одобрительные замечания сермяжного люда, который с пилами и с топорами явился поглазеть на «ярмарку» после работы. Многие находятся уж и в подпитии, а потому «рассуждают». «Последнее представление, побывайте господа не пожалеете 10 коп. на галлерею», неестественным петушиным голосом заманивает балаганный клоун собравшуюся простонародную публику.—«Ишь ты, раньше — 12 коп., а теперь 10, подождем, Василий, по 5 будут пущать», тогда пойдем, поглядим! - обращается один сермяжный практик к другому. «Чудо-аппарат! за 5 коп. всякий может видеть своих родных и близких, только за веревочку дернуть, да в глазок заглянуть, живые картины пятачок — дюжину увидишь!» - выкраивает бойкий продавец. «А, слышь, господин, ведь это вещь пользительная! мы хоша и пеньковый народ, а кое что понимаем, это чудо препарат очень пользительно от ревматизмы.
— Как oт ревматизма? - заинтересовывается господин, обращаясь к словоохотливому пеньковому философу, порядочно раздушенному монополькой с махоркой. А так значит эта ревматизма у каждого человека бывает, в животе у нeгo телвак появляется, этот препарат кровь полирует, телвак разгоняет. — Мы ведь тоже кое что маракуем, - добавляет с сознаньем своего достоинства мужичок. — А вот ты зайди, да еще выпей, тогда тебя и отполируют в участке, - иронизирует мастеровой с цыгаркой в зубах. - А хоша и выпьем, так за свои трудовые, а ты то их давно пропил, огрызается «пенек» и в развалку идет к зияющим пастям балаганов в сторонке с фруктовыми водами и квасом. Пьет, поет, веселится и кружится народ, пока догорающая заря не сольется с восходящей.
На другой стороне ярмарки люди «деловые» и покупатель «солидный» нужен. Тут мало очень зеленой молодежи, ибо по преимуществу продается мануфактурный товар, да готовые платья и т. подобные ненужные вещи.
Типичные солидные купцы похаживаю около своих магазинов, разглаживая бороды, а приказчики лишь только завидят господина «по-солиднее» который, в шляпе, да чесунчовом пиджаке, да особенно «с мадамой», стаей летят за ним, наперерыв предлагая зайти в лавку.
- Купите, господин, для своей мадам, не пожалеете, не раскаетесь, самый наилучший товарец предложим, купите! - отчаянно кричат молодцы и чуть не тащат господина за рукав в лавку. Да и как им не стараться, сам хозяин здесь, он чувствует усердие молодцов: глядишь, и удалось сбыть залежалый в лавке за зиму товарец. На этой же стороне приютился и «кавказский ресторан» с удивительной по безграмотности вывеской: здесь — «горячии кушании, шашлык из молодой барашки, азянскии кушании». На вывеске изображен звероподобный молодой кавказец, ведущий на заклание «молодую барашку» в пользу желудков, чающих наслажденья шашлыком «из молодой барашки».
Странник» (Газета «Муромский край», 25-го июня 1914 г.)

«Профессор Эдиссон» на Муромской ярмарке (История о том, как морочат простой народ)
Среди других «чудес» ярмарочного искусства особое внимание сермяжного люда привлекает «чудо-аппарат Венера проф. Эдиссона». Это — ни больше, ни меньше, как простая электрическая машина; приютилась она за деревянною перегородкой рядом с Аттракционным театром. Около нее — с утра до вечера толчется толпа мужичков. Молодой, потрепанный владелец сего «седьмого чуда света» приглашает почтеннейшую публику:
— «Подходите, подходите, господа, чудо аппарат проф. Эдиссона предскажет вам сколько жить осталось на свете, кому можно выпить соточку, бутылочку, а кому нельзя совсем потреблять вина». «Почтеннейшая сермяжная публика вытаскивает свои заветные пятаки «со страхом и верой» протягивает закорузлые мозолистые руки «к препарату» и «помощник проф. Эдиссона» пускает электрический ток. У мужичка дрожат руки от напряженья, на лбу выступает холодный пот, но он упорно продолжает держать ручки электрической машины: еще бы, всякому хочется побольше пожить на свете! – «Ну, довольно!» - еле выговаривает «сермажный клиент»,— «120 — выдержал, двадцать лет жать на свете осталось. Соточку выпить можешь; больше нельзя!» - выносит свое категорическое заключение «помощник проф. Эдиссона». – «Слава те, Господи, хошь в трактир к Полякову можно пойтить. А то другому скажет, кто 100 вытянул: посмотреть на вино можешь, ну, а выпить - остерегись, скоро умрешь!». Мужичок и с разрешения проф. Эдиссона отправляется выпить «соточку». Ну …, а уж продолжение следует, конечно, по своему собственному разрешению. Известно, что русского мужичка соточкой «не ублаготворишь».
– «200 — вытянул, жить тебе еще около 100 лет, пить можешь по бутылке вина, ничего, кроме пользы, не будет. Проф. Эдиссон все знает!» - решительно заявляет «помощник проф. Эдиссона» молодому, здоровому парню, который с победоносным видом отправляется в трактир выпить «пользительного до положения риз».
- «Пожалуйте, господа, кто еще не подходит?» - выкрикивает властным тоном «помощник проф. Эдиссона»; следующие клиенты не заставляют себя долго ждать, и, убежденные в пророчествах «чудесного препарата проф. Эдиссона» и «его помощника», отправляются принять предназначенную дозу «живой воды». Изредка бывает, что «проф. Эдиссон» не порекомендует выпить монопольки сермяжному клиенту; в большинстве же случаев он является «убежденным сторонником пьянства» на «пользу отечеству», «его помощнику», собирающему пятачки на ярмарке и на полное затемнение рассудка у его несчастного доверчивого клиента.
Пора бы прекратить это глумление и над именем Эдиссона, над наукой и над простым народом и этот позорный шантаж.
Странник» (Газета «Муромский край», 29-го июня 1914 г.).

«Кража. 25 июня днем, около театра Золотарева, у кр. Меленковского уез. В. А. Кашкина из кармана брюк был похищен кошелек, в котором было 7 ½ коп. денег, и годовой паспорт. Кем совершена кража неизвестно, и потерпевший подозрений ни на кого не заявил. К розыску денег, паспорта и похитителей приняты меры.
За курение. По 29 и 30 ст. ст. уст. о наказ. привлечен к ответственности ряд кр-н за курение табаку в торговых рядах на ярмарке.
Волчок. Отобрав еще один волчок у муромского мещанина В. П. Клавдорского, который и привлекается по 29 и 46 ст. ст. уст. о наказ.
Зрелища. Интерес к цирку, по-видимому, ослабевает, 27-го было гораздо меньше публики, чем в предыдущие дни. И если-бы не присутствие многочисленных блюстителей порядка, галерее пришлось бы зиять пустотой. «Гвоздями» программы были — «настоящий аргентинский танец танго» и водевиль «Разбитое зеркало».
Танго в исполнении г.г. Мартын Отео Сур особого успеха у публики не имел, зато водевиль прошел при несмолкаемом смехе.
Во время борьбы публика привыкает вести себя, «как дома». Пререкания с арбитром, замечания по адресу приемов борцов, остроты — это уже обычное явление.
Началась схватка Рощина с Хамзиным, и вскоре разыгрался инцидент.
— Зверство! Вы не умеете бороться! - кричали зрители Рощину, когда он разбил нос своему противнику. Но тот не делался нежнее. Когда Хамзин лежал уже на лопатках, Рощин, несмотря на свистки арбитра, не выпускал его из под себя. Лишь вмешательство пристава освободило несчастного борца из неприятных объятий коллеги» (Газета «Муромский край», 29-го июня 1914 г.)

«29 июня. Петров день. Вторая и последняя вспышка ярмарочной жизни. Торговля идет хорошо. Приведены для продажи и лошади, и рогатый скот, хотя не в таком уже большом количестве, как 25 июня. Крестьяне пришли, главным образом, погулять, повеселиться, почему балаганы с утра полны, карусели и качели работают прекрасно. Вечером на ярмарочном бульваре тесно. Тут «весь» Муром. Нарядный Муром. На вокзале давка. Битком набиты и вагоны, и площадки. Вместе с 9-ти часовым поездом «уезжает» ярмарка. Она начинает с этого дня постепенно затихать, посещают ее уже почти одни только муромляне — «гостей» нет. Но зато какое удовольствие для наших дам — дешевки, объявляемые торговцами — в конце ярмарки. Ох, эти дешевки!

Зрелища. В помещении ярмарочного театра, вместо исчезнувшей труппы г-жи Дыбчинской, 29-го июня давали спектакль местные любители. Шла пьеса Рыжкова «Змейка», достаточно сценичная, с рядом интересных типов или намеков на типы, с очень выигрышной ролью «Змейки» - молодой, сильной, умной девушки, обаятельной, как весна. Роль эта была поручена г. Ларио, которая очевидно над ней поработала и, как могла, передала этот образ. Правда, особенно ярко, не захватывая зрителя, не увлекая его за собой «туда на остров», где «весна», с которой никто не в силах бороться, но местами с искрами истинного, неподдельного чувства, с «душой». Партнер ее «Донька» в исполнении г. Свирелина был почему-то уж очень вялым, инертным: не чувствовалось, что он любит «Змейку» больше, чем его дед, отец, дядюшка, любит первой любовью в 22 года, не останавливающейся ни перед чем. «Весна» Доньки выглядывала осенью. Яркий тип «Золотца» дядюшки фата был не менее ярко передан А.И. Ленским. Артист сумел дать такой выпуклый, колоритный образ, что все сцены с ним, несмотря на довольно слабый ансамбль, проходили жизненно, смотрелись с захватывающим интересом. Хорош был г. Трубецкой в роли «деда», полюбивший «Змейку» в 60 с «хвостиком» лет старческой любовью, в которой так много смешного и так много грустного. И это смешное, и это грустное передано г. Трубецким реально, пережито им, а не разыграно.
Театр был полон, публика много аплодировала.
— Интерес публики к аттракционному театру увеличился: в воскресенье «аттракцион» был переполнен публикой. Кроме обычных номеров, с успехом выполняемых разнообразными артистами театра: акробатами жонглерами, «гуттаперчевыми» мальчиками и т. д. на сцену выступили животные: собаки и свиньи. Особенно много номеров при громком смехе публики исполнили бенефицианты клоуны г. Золотаревы. Неисчерпаемой темой для импровизаций народных куплетистов и монологистов является «прославленный город» Муром с его пылью во время засухи, непролазное грязью во время дождя, темнотой на улицах, когда прохожий с одной стороны натыкается на неосвещенный фонарь, а с другой — получает «фонарь» от пожарных охранителей ярмарочного порядка.


Во время ярмарки проходили дежурства городской пожарной команды, так как на ярмарке было много деревянных построек.

— Цирк А. Сур на представлении 29-го был переполнен публикой.
Пух. 26 июня днем в саду подрядчика И. А. Смирнова его прислугой, кр. Меленковского у. П. Новиковой, обнаружен в наволочке пух на сумму около 16 р. Владельцем пуха оказался торговец им на ярмарке у дома Смирнова кр. Васильсурского у. В. П. Бураков, который заявил, что пух этот у него неизвестно кем был похищен с площади в ночь на 26 июня и, по-видимому, переброшен в сад Смирнова, где он и был найден. В краже пуха Бураков никого не подозревает. Дознание и пух переданы муром. город. судье, так-как Новикова просит за свою находку вознаграждение.
Весы и гири. Привлекаются к ответственности по 1175 ст. уст. о наказ. муромская купчиха П. Е. Мяздрикова, кр. с. Заблицкого погоста Д. Ф. Пономарев и кр. д. Треховиц П. А. Галкин — первые двое — за допущение при торговле неклейменных и неправильных столовых весов, а Галкин за таковые-же гири в 3, 2, 1 и ½ фунта.
Азарт. Кр. Ковровского у. И. Н. Теплов и Васильсурского у. И. Д. Вилков привлекаются к ответственности по 29 а 46 ст. уст. о наказ. за игру в волчок, а Елатомский мещ. И. П. Григорьев в игру в наперсток.
(Газета «Муромский край», 1-го июля 1914 г.)
«Чем ближе и ближе к Мурому, тем меньше и меньше чистого воздуха. Вместо здорового лесного аромата, он наполнен едким запахом гари и пылью. Вот и Муром. Новый вокзал неуклюжей архитектуры: смесь древне-русского терема с тюрьмой; за ним поле с выгоревшей желтой травой и облаками пыли над дорогой. Город окутан сплошной мглой пыли и дыма. От ярмарки, как от какого-то сказочного чудовища, несется гул, вой и стон. В вихре кружатся карусели и качели; разнокалиберная музыка сливается в ужасную какофонию. Бродяг пестрые толпы народа, среда различных рядов-лавок всевозможного товара, балаганов «театров» с размалеванными красавицами и молодцами, хриплыми голосами, на подобие собачьего лая, зазывающими публику.
Тянутся отвратительные вертепы «квасные» с разноцветной бурдой вместо кваса и растрепанными дешевыми «камелиями». Как отравленные невозможной духотой и знoем бродяг и качаются из стороны в сторону пьяные, пока не свалятся в густую пыль и не уберутся с глаз долой блюстителем порядка. Лишь в сторонке, чуждые всего этого сидят два странника-богомольца с клеенчатыми сумками и тихо ведут беседу: «видно, душа, последние времена настают» говорит один: «вот ведь засуха стоит, гибнут хлеба и травы, мучается cкот без словесный, а люди, несмотря на пост и завтрашний большой праздник — Петра и Павла — веселятся и чему-то радуются...» Тяжело стало от речи странника; иду хоть немного вдохнуть воздуха свободного от пыли на привокзальный бульвар; но нет! и здесь все полно вылью, и серые от нее листья деревьев и чахлая трава. По аллеям сплошной волной движется нарядная публика: мелькают порой кричащие, вычурные, иногда даже безобразные в откровенные костюмы. Жалкие рабы города!
Душно. Воздух переполнен пылью, гарью и мглой; заходящее солнце превращается в кроваво-красный шар и бросает на все странный желтоватый отблеск.
С. Телемский (Газета «Муромский край», 2-го июля 1914 г.).
«Зрелища. В цирке Сур преимущественный контингент публики — «завзятые» любители французской борьбы: учащаяся «спортивная» молодежь, начиная от самой зеленой, которая наивно бредит «русскими богатырями» и кончая «знатоками» борьбы с пробивающимися усилиями: учениками старших классов, приказчиками и... ученицами женских гимназий. Конечно, поэтому немудрено было ожидать, что «гвоздем» представления была французская борьба. Предшествующие ей номера прошли с посредственным успехом. «Французская кавалерия 1812-го года» в исполнении цирковых артистов слишком обрусела; и, вследствие этого, была не стильна; «Живой труп» — шаржированная комедия началась «во здравие» и кончилась «за упокой». Сначала действительно было смешно. Ну, а потом то и смеяться стало как-то грешно. Понравился публике танец «Танго», исполненный г. Сур. В заключении на сцену выступили «цирковые богатыри» — предмет вожделенный цирковой публики. Борьба первой пары — Михель-Майер с Шевяковым окончилась в ничью. Пришлось вмешаться полиции, чтобы прекратить недозволенные приемы. Неуклюжий, но сильный Рощин никак не мог положить ловкого и цепкого Уйбо, который извивался, как угорь, в железных объятиях противника. Ловкость торжествовала над силой: публика неистово аплодировала Уйбо: зато Романов положил «волжского богатыря» Разина в три минуты.
— Сегодня в аттракционном театре бенефисное представление любимца ярмарочной публики, автора злободневных куплетов Н. А. Сиротинского, который исполнит много новых номеров.
Мошенничество. До сведения полиции дошло, что цыганка мур. мещ. А. А. Волошина занимается, как и в прошлогоднюю ярмарку, обманом темных людей, заманивая их через своего агента к себе, обещая дать фальшивых денег, в обмен на настоящие, конечно, в несравненно большом количестве. Было установлено наблюдение. Кр. дер. М. Макарова П. А. Мауров и переодетый стражник Шошин убедились, что Волошина действительно занимается обманом: Шошин сам расписался у нее в книге в желании получить фальшивых денег, но за неимением просимой ею суммы, настоящих денег, получить их не мог. Бывший с ним кр. Родионов тоже расписался в книге, заплатил 25 рублей, но фальшивых денег также не получил.
Произведенным в ночь на 24 июня, розыском в квартире Волошиной найдена записная книжка, в которой расписывались Родионов и Шошин. Расписок их в книжке не оказалось: очевидно, они были вырваны, но в ней имеется много подобных расписок, сохранившихся на чистых листах от нажима карандаша при письме. Подлинные же расписки, очевидно, Волошиной всегда вырывались. В книге найдена кредитка в 5 руб., служащая, по-видимому, для образца при обмане, разрисованные бумажки и пугач, которым Волошина запугивала Маурова, требуя от него, чтобы тот не выдал их тайну. Волошина виновной себя в обмане не признает, но и не объясняет, что представляют из себя расписки в записной книге о желании получить фальшивые деньги. Не указала она и лиц, расписавшихся у ней в книге. Г.Е. Родионов, кр. Гороховецкого уезда, сознался, что он состоит агентом по заманке людей к Волошиной, но также не указал лиц, которых ему удалось заманить. Волошина состоит под судом за однородный поступок и имеет обвинительный акт окружного суда. Она и Родионов задержаны при полицейской арестантской.
Кражи. Приехавшие на-днях на ярмарку кр-не Гороховецкого уез. Д.К. Князев и К.Ф. Журакова заявили, что у них в ночь на 24 июня с возов на ярмарочной площади похищены: дубленая шуба, ватная курточка, полушалок и зонт. Принятыми мерами все похищенное найдено. Задержанный кр. Дер. Ефанова П.Г. Кулаков в краже означенных вещей сознался и передан в распоряжение муром. город. судьи.
- В тот-же день на ярмарке у фонтана, во время скопления народа, у кр. Меленк. у. Л.Г. Зайцева были похищены с кошельком деньги в количестве 122 рублей разными кредитками и годовой паспорт. Кем совершена кража не известно; Зайцев подозрения ни на кого не заявил.
— В тот-же день в 11 часов ночи, по выходе во время антракта из театра Золотарем, у кр-ки Горб. у. П. М. Сергеевой были похищены из кармана деньги вместе с кошельком в сумме 8 руб.: одна кредитка в 5 руб., другая в 3 руб. Сергеевой тут-же был задержан кр. Меленк. у. А. Е. Власов, задержан потому, что он шел с ней рядом. При нем оказалось 12 руб. 13 коп., из которых ни одна кредитка не признана Сергеевой своей. Власов, прилично одетый мужчина, объяснил, что деньги 12 р. 13 к. его собственные, что он их ваял на ярмарку из дома.
«В разнос». Привлекается к ответственности за беспатентную торговлю водкой в разнос по ярмарке кр. Меленк. уез. А. П. Бурцев.
Пьяные на ярмарке. Привлекаются к ответственности по 38 и 42 ст. ст. уст. о наказ. кр-не: Меленк. у. — Ф. Соловьев, Ежевского у. — Д. Скворцов и Кинешемского у. — Т. Сеничев за драку в пьяном виде в чайной Суханова вечером 27 июня, в которой все они состоят служащими. По тем-же статьям устава привлекаются: кр. дер. Охеевки К. Смирнов за крик и брань на ярмарочной площади, кр. Егорьевского у. Г. Егоров и такое-же поведение в цирке Сура и кр. с. Новых-Котлиц Л. Лашин в театре «Фурор» (Газета «Муромский край», 2-го июля 1914 г.).

«Флаг спущен, ярмарка закрыта. Сегодня — последний день официального существования ярмарки. Впрочем, она успела умереть нaполовину уже после 29-го июня — самый бойкий день после 25 июня.
Что дала ярмарка городу Мурому?
Очень много во всех отношениях.
Прежде всего - несколько тысяч в городскую кассу.
Затем большое количество денег в карманы местных торговцев н промышленников, имевших дела на ярмарке и с ярмаркой...
В добавление к этому — кучу всевозможных развлечений скучающим муромским обывателям...
Развлечений было так много, что они выбили из колен многих и многих... Я знаю одну даму, которая буквально замучалась:
— Каждый день в два часа ночи домой, и от сна-то отвыкла: то в цирке, то в аттракционном, то в музее, то в...
Совсем намоталась публика и телом, и душой и карманами. Последние вовсе отощали...
Муромцы, обыкновенно скупые в расходах на зрелища, для ярмарки изменяли своим «традициям».
Мало найдется среди них людей, которые не отдали-бы дань ярмарочному веселому полю … И не только «черные и серые», но в балаганах, цирке, даже на каруселях мелькали и белые кители с золотыми пуговицами, и шикарные платья дам и девиц «света» и американские торгово-промышленные дэнди… Все это смешивалось с сермяжными армяками, ситцевыми платками, пропитанными копотью «спинжаками». Все становились равными перед лицом народного разгула ...
Ярмарка, пыльная, шумная, бестолковая утомила всех. Пора отдохнуть.
Снова потянутся скучные, однообразные дни муромского обывателя, опустеют улицы, захиреет вокзальный сад...
Облегченно вздохнут теперь пpeстарелые папаши и мамаши за своих сынков и скучающие супруги за своих благоверных, пропадавших свободные часы в квасных и других злачных местах ярмарки.
Н – чь».

«Конец ярмарки. Сегодня последний день «оффициальной» ярмарки, но она «проскрипит» еще не много. С каждым днем ее посещает все меньше и меньше публики. Замирает торговля, затихают увеселения. Одна за другой собираются на отдых карусели, совсем вяло взлетают «к небу» американские качели. Конец. В балаганах и театрах еще кипит жизнь, но это последние волны взбаламученного моря. Скоро Муром снова погрузится в «тихий, сладкий сон», меньше будет пьяных скандалов, краж и т. п., а последних было так много.
Кражи. За последние дни на ярмарке произведен ряд краж. Подробности завтра.
Зрелища. В «Фуроре» большими симпатиями публики пользуются дуэтисты в народном жанре г-жа и г. Зверевы, которые, вне всякого сомнения, обладают комическим дарованием. Мило, хотя и на «кацапский» манер поет женский малорусский хор и очень хорошо танцуют мать и дочь Вавиловы.
Зато нечто омерзительное представляют собой до крайности пошлые «шансонетные» куплеты, распеваемые одной из исполнительниц под гром рукоплесканий любителей такого рода жанра. Среди последних вот уже несколько дней подряд мы видим на передних скамьях многих местных учащихся и членов футбольного кружка, которые неистовствуют в аплодисментах распевающей шансонетке про «Ваньку встаньку», «даром не даю», «оловянный рубль» и т.п.
Нравятся публике в «Фуроре» и босяцкие песни Сони Сергеевой, представляющие собой апологию казенки и ночлежки.
Очень удачно проходит у исполнителей великорусская веселая сценка с остротами, пляской и песнями.
С сожалением приходится отметить, что изобилие шансонеток порнографического содержания более всего соответствует вкусам некоторой части муромского общества» (Газета «Муромский край», 3-го июля 1914 г.).
«Зрелища. Третьего дня в «аттракционе» состоялось бенефисное представление. Несмотря на долгожданный проливной дождь, который в конце-концов разразился над Муромом, кому радость, а кому и горе! Пришлось наблюдать очень обидную для артиста, с нетерпением ждущего своего праздника, картину: бенефицианта г. Сиротинский смеялся своим куплетам почти один среди пустующего театра под мелкие брызги дождя, обильно падавшие на редких зрителей; последние сидели даже под зонтиками; и смеху бенефицианта аккомпанировал дробный стук дождя о брезент театра. Правда, среда одиноких зрителей театра раздавались звонкие аплодисменты, но.., к сожалению, очень мало их было и вся разнообразная программа представления была исполнена в зияющем своей пустотой театре. Что-ж делать? Дождь помешал!
Кражи. 30 июня в 1 ч. дня фонтанный сторож мур, мещ. В.М. Железников обнаружил, что у решетки часовни на ярмарке сломан замок, а также поврежден замок у висевшей у часовни кружки. Однако, деньги похищены не были.
— У служащего в «музее» на ярмарке кр. дер. Селищ в ночь на 29 июня, когда он спал в помещении музея, неизвестно кем был похищен из кармана кошелек с 3 руб. денег и паспорт.
— В 6 ч. вечера 29 июня неизвестно кем в торговых рядах на ярмарке у кр. дер. Игнатьевой А. Ф. Яськовой похищен из кармана платья бумажник с 7 рублями денег и удостоверением сельского старосты о личности Яськовой.
— Утром 29 июня торговец игрушками на ярмарке М. Е. Ермохин обнаружил кражу из его полка шкатулки с 16 руб. денег. Чтобы забраться в балаган похититель разорвал полотно сзади балагана. Когда Ермохин пошел известить о краже соседей-торговцев, то заметил свою шкатулку у торговца игрушками семеновского мещ. И. И. Окольничникова, которому Ермохин, уходя, сказал о сходстве его шкатулки со своей. Через некоторое время шкатулка была найдена без денег за балаганом Окольничникова. Последний в похищении не сознается, говоря, что никакой шкатулка у него не было. Свидетелей у Ермохина нет.
— В 8 час вечера кр. д. Столбищ С. Т. Карасев шел с неизвестным мужчиной мимо чайной Суханова. В руках у Карасева были деньги и две игрушки: рожок и гармошка. Неизвестный вдруг набросился на Карасева, отнять у него игрушки, деньги же вырвать из рук не смог. Будучи задержан, неизвестный назвал себя Гавриловским мещ. П. М. Семеновым. В ограблении Карасева он виновным себя не признал. Как все это случалось — он сказать не мoжeт, хотя и был oн «тонко» выпивши.
Происшествия. Кр. дер. Левашихи А. А. Ашин на-днях нанес рану в голову содержателю столовой на ярмарке мещ. В. И. Безумнову, за что и привлекается к ответственности. Рана нанесена поленом.
В ночь на 1 июля татарин, кр. Симб. губ. Сафила Зарипов раскрыл парусину на балагане торговца шитьем татарина Абдула Жалялдинова, которую и присвоил себе. Парусина у Зарипова отобрана» (Газета «Муромский край», 4-го июля 1914 г.).
Муромская ярмарка в нач. ХХ века
Базар в городе Муроме
Сенная площадь
Город Муром

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (11.10.2018)
Просмотров: 84 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика