Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
07:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [53]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [72]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Муромская Земская больница

Муромская Земская больница

Среди первых распоряжений Воронцова Р.И. было назначение 2 января 1779 г. во Владимир подлекаря Василия Чупинского, в Муром - лекаря Петра Липгольта, в Александров - лекаря Михаила Семчевского. С каждым заключался контракт о службе.
Владимирской Врачебной Управы до 1797 г. не было, но врачи по городам, и даже в некоторых имениях, уже были в это время. Так, когда Управа в конце июня 1797 г. запросила сведения от врачей: «из каких они чинов, об искусстве их и знании, о поведении и добропорядочности службы», то откликнулись: из Юрьева — лекарь Антон Лаврентьев Зехтин, из Коврова — бывший в отставке штаб-лекарь Карл де-Розентал, из Киржача — уездный лекарь Барверт, из Суздаля — штаб-лекарь Христиан Богданович Штельцель, из Переславля — штаб-лекарь Ив. Вилиандер, из Судогды — находившийся в отставке лекарь Антон Пахалин, из Вязников — лекарь Ив. Минаев, из Мурома — лекарь Яков Крамер.
16-го июля 1797 г. Врачебная Управа сделала следующее распределение медицинских чинов по губернии: в Юрьеве, Суздале, Переславле, Муроме и Владимире она оставила прежних: Зехтина, Штельцеля, Вилиандера, Крамера и Мецлера, в Вязники перевела из Коврова де-Розенталя, в Шую из Судогды Антона Пахалина, в Гороховец из Вязников — Минаева, в Покров определен из Александрова бывший в отставке лекарь Василий Венедиктов, которого, как перешедшего в Шую, в 1803 г. заменил Брезинский; в Меленки был назначен Петр Хорохорин. После этого распределения города — Судогда, Александров, Ковров, как упраздненные, остались без врачей.

В 1820 году была основана Муромская городская больница. Открытие больницы связано с именем первого Муромского врача - штабс-лекаря Якова Яковлевича Крамера.
В Муроме Я. Крамер «за представленную обсервацию, долговременную и добропорядочную продолжительную службу произведен в штаб-лекари».
В 1824 г. писал Судогодский уездный лекарь Бернгард губернатору: «по неимению в городе больницы находил я крайнее затруднение при излечении больных от разных болезней солдат инвалидной команды, ибо на квартире таковой больной, не имея себе приличной диете пищи, постели и самаго спокойствия, нарушаемаго семейством хозяина, а часто питаясь и самым неприличным воздухом, при наиусильнейшем попечении моем и полезнейших лекарствах не только не получает от болезней облегчение, но приходит в вящее еще расслабление, а при том и болезнь свою может сообщить семейству хозяина... Сии причины, пишет лекарь, побудили меня устроить больницу в нанимаемой мною для себя квартире на собственный мой кочт, которую я устроил и снабдил оную на десять человек всем необходимо нужным». Он сообщает, что думает выстроить в удобном месте с помощью благотворительных помещиков особое здание. Возник далее вопрос о продовольствии больных; губернатор предложил Думе отпускать нужные средства на этот предмет, с возвратом из казны по 50 к. на человека; Дума указала на неимение средств. Тогда губернатор предложил самому лекарю — не найдет ли он возможным содержать на свои средства, с возвратом из казны. Чем дело кончилось — неизвестно,— Бернгард скоро перешел на службу в Муром.
О деятельности Муромской городской больницы первых лет существования сохранились архивные данные за 1838 и 1849 годы. В это время больница имела всего 10 коек, но за 1838 год больница пропустила 80 больных, а за 1849 год – уже 176 пациентов.

Ермакова Алексея Васильевича в 1851 г. избирают попечителем городской больницы (до передачи ее в ведение земства). Ермаков за свой счет устраивает дом благотворительных заведений, в каковом помещались: а) отделение для детей неизвестного происхождения, б) богадельни для престарелых и в) лечебный приемный покой для приходящих бедных больных, с аптекой, при чем приют и лечебница все время содержались на его счет; и на полу-официальные, взятые из сохранившихся бумаг секретаря управы, служившего при А. В. Ермакове.

С 1864 года больница стала называться Муромской земской больницей.
«Муромское земство имеет в гор. Муроме два собственных дома и флигель со службами для помещения больных людей: из них во вновь выстроенном помещается земская больница, старый же дом и флигель со службами, в котором была прежде больница, согласно постановлению земского собрания 24-го октября 1881 г., передан в заведывание здешней городской управы, для помещения лазарета 39-го драгунского Нарвского полка, с платою земству по 120 р. в год».

1890 г. «Заведующий Муромской земской больницей, доктор медицины Е.И. Зворыкин, 24-го ноября 1889 г. за № 555, просит управу, ввиду увеличения год от года приходящих больных в больницу и требования Владимирского санитарного комитета карточной отчетности об амбулаторных больных, увеличить состав фельдшеров при больнице на одного фельдшера или фельдшерицу-акушерку».
Владимирским губернским по фабричным делам присутствием 23-го сентября 1892 г. изданы обязательные санитарные постановления для фабрикантов и заводчиков, в § 3 коих сказано: «фабрики, с числом рабочих более 16 и менее 50 человек, должны сообща устраивать общие приемные покои, с постоянным при них фельдшером, пригласивши врача для посещения их один раз в неделю».
Губернское по фабричным делам присутствие в заседании 29-го апреля 1893 г. нашло возможным разрешить 10 Муромским фабрикантам войти в соглашение с Муромским земством по поводу устройства, при больнице последнего, общего приемного покоя.
В уездной управе получено на имя председателя от фабрикантов г. Мурома: В.М. Емельянова, И.П. Мяздрикова, И.К. Жадина, П.В. Суздальцева-Ушакова, Н.А. Мяздрикова, А.М. Никитина, Н.В. Жадина, А.А. Суздальцева, П.Т. Суздальцева и Е.И. Суздальцева заявление, следующего содержания: «Владимирское губернское по фабричным делам присутствие постановлением своим от 23-го сентября 1892 года обязало, между прочим, пунктом 2-м – фабрики и заводы, имеющие более 50 человек рабочих, пригласить постоянного врача и пунктом 3-м – фабрикам с числом рабочих более 16 и менее 50 устроить общие приемные покои. Мы нижеподписавшиеся, фабрики и заводы которых подходят к этим двум категориям, желая по возможности лучше обеспечить врачебную помощь нашим рабочим, предположили между собой устроить общий приемный покой на четыре койки, а так как снабжение этого покоя постоянным врачебным персоналом, прислугой и аптечкой для нас трудно выполнить, то мы и пришли к соглашению обратиться в Муромское земство и предложить ему, не найдет ли оно для себя возможным и полезным дозволить нам устроить этот покой на его земле при Муромской земской больнице, с тем, чтобы по устройстве принять его от нас безвозмездно в свое полное распоряжение и заведывание, взамен чего предоставить нам в больнице четыре койки для наших рабочих с имеющейся медицинской помощью за установленную для всех вообще плату с нашей стороны. Пользоваться этими четырьмя койками дозволить и другим фабрикантам и заводчикам, которые впоследствии могут присоединиться к нам, с тем лишь условием, чтобы число рабочих на всех наших заведениях не превышало 400 человек – нормы для четырех коек. Если бы Муромское земство нашло для себя более полезным самому устроить этот покой, приспособив его для какой-либо специальной потребности, то мы с своей стороны были бы готовы передать земству собранную нами и предназначенную для постройки покоя сумму в восемь сот рублей в его распоряжение, взамен вышеупомянутых четырех коек для наших больных рабочих».
Предполагалось построить павильон на четыре койки с помещением для сиделки, ванной и клозетом 15 аршин (10,6 м.) в длину и 12 (8.5 м.) в ширину; деревянный на каменном фундаменте с железной крышей.
В 1899 году были открыты фабрично-заводской приемный покой на 7 коек и приемный покой при фабрике Муромской Мануфактуры – тоже на 7 коек, оказывающие помощь только специально фабрично-заводским рабочим.

Земская больница в 1900 году на 50 коек; содержится она специально на земские средства и в медицинском отношении заведует ею два земских врача. В течение 1900 г. в больнице находилось 564 больных, из которых умерло 47. Содержание больницы стоило 18433 руб. 39 коп. При больнице находится амбулатория для приходящих больных, которым даются совет и лекарства бесплатно. Приходящими больными в 1900 г. сделано 33108 посещений.

1899 г. «Медицинский персонал.
Городской врач – кол. сов. Иван Петрович Якимович. Фельдшер – Семен Фролович Емельянов. Акушерка – Анна Ивановна Юдицкая.
Уездный врач – стат. сов. Александр Павлович Доброхотов. Фельдшер – Павел Михайлович Бабушкин. Акушерка – Мария Васильевна Попова.
Земские врачи: 1 уч. – Сергей Тимофеевич Пехов; 2 уч. – кол. сов. Александр Никифорович Ещенко; 3 уч. – губ. секр. Сергей Васильевич Харламов; меж-уездной амбулатории – Михаил Матвеевич Жудро.
Акушерки: 1 уч. – мещ. Вдова Мария Борисовна Высокова; 2 уч. – Мария Васильевна Торопова; дворянка Мария Васильевна Окушко; Мария Александровна Гедоневская.
Провизор – Янкель Хацкелевич Фридберг.
Фельдшера: 1 уч. – пот. поч. гражд. Михаил Герасимович Антоновский, Кузьма Андреевич Каталимов, Иван Яковлевич Пономарев, Алексей Андреевич Симонов; 2 уч. – запас. воен. фельдш. Михаил Федорович Дианов, Федор Петрович Козлов, Афанасий Иванович Иванов, Иван Федорович Радугин, запас. фельдш. Николай Фокеевич Рябинин.
Заводская больница в с. Ваче. Врач – кол. ассес. Петр Петрович Васильевский. Фельдшер – зап. старш. унт.-офиц. Александр Григорьевич Козлов.
ЗЕМСКАЯ БОЛЬНИЦА. Врачи: кол. сов. Вячеслав Андреевич Заорский, кол. сов. Людвиг Филиппович Гордон. Акушерка – Елизавета Михайловна Крылова. Провизор – кол. секр. Иосиф Венедиктович Кунцевич. Смотритель и фельдшер – Павел Александрович Шиндер. Фельдшер – Петр Андреевич Андреев.
Ветеринарный врач скотопрогонного тракта – коллеж. ассес. Мартин Мартинович Мешаак.
Земский ветеринарный врач - Николай Яковлевич Бордуков.
Земский ветеринарный фельдшер - Михаил Федорович Новиков»
.
«О постройке родильного приюта в г. Муроме.
В заседании 1 октября 1903 года, уездное земское собрание, выслушав доклад врача С.Т. Пехова об устройстве при Муромской земской больнице родильного приюта, постановило: ассигновать на этот предмет 1000 руб. и уполномочить управу приступить к постройке приюта хозяйственным способом и просить г. городского голову доложить Муромской городской думе, не пожелает ли она принять участие в расходах на постройку родильного приюта, ввиду того, что им могут пользоваться бедные жители г. Мурома.
В исполнение сего распоряжения земского собрания уездная управа приступила к постройке родильного приюта в марте 1904 года, а окончена постройка летом 1905 г. Работы производились по указаниям и под наблюдением инженер-технолога Е.П. Суздальцева. Материалов для постройки куплено: кирпича на 647 руб., цементу на 126 руб., щебня на 15 руб. лесу на 1441 руб. 17 коп., пакли на 82 руб. 73 коп., кошмы на 14 руб., смолы на 5 руб., кровельного железа на 188 руб. 5 коп. и зразцов на 123 руб., ща песок , глину и воду 61 руб., за доставку и провозы разных материалов 24 руб. 47 коп., за железные и скобяные материалы 217 руб. 14 коп., оконные и дверные приборы 144 руб. 40 коп. и водопроводные трубы 202 руб. 29 коп., итого на 3291 руб. 45 коп.; отдано за работы мастеров: за кладку фундамента 117 руб. 36 коп., земляные работы и прокладку водопроводных труб 52 руб. 70 коп., плотничьи работы и распилку леса 711 руб., проконопатку 40 руб., кровельные работы 137 руб. 50 коп., кладку печей 115 руб. 50 коп., котельные работы 89 руб. 55 коп., столярные работы 197 руб. 10 коп., Висилкину за вставку стекол с его материалом 156 руб. 80 коп., штукатурные работы 2 руб. 50 коп. и десятнику за наблюдение 100 руб., итого 1720 руб. 1 коп.; кроме того израсходовано: за кровати большие и детские 71 руб. 5 коп., ванны 245 руб. (в число этой суммы не уплачено 15 руб.), лампы 21 руб. 65 коп., эмалированную посуду 20 руб. 53 коп., мелкие внутренние поделки 7 руб. 70 коп., кухонную плиту 11 руб. 25 коп., провоз вещей по железной дороге 38 руб. 36 коп., страховку барака 26 руб. 73 коп., итого 442 руб. 27 коп., а всего 5453 руб. 73 коп.
Кроме ассигнованной уездным собранием первоначально 1000 руб., уездная управа имела в своем распоряжении: а) переданных частными лицами через врача С.Т. Пехова и акушерку Высокову 1654 руб. 50 коп.; б) назначенных Муромской городской думой в единовременное пособие 300 руб.; в) переданных мещан. А.И. Тагуновым 51 руб. 80 коп.; г) процентов на пожертвования по сберегательной кассе 35 руб. 66 коп. Итого капитала, составившегося из частных пожертвований – 2041 руб. 96 коп. Но, как видно из помещенных вше цифровых данных, этих сумм недостаточно было для окончания постройки барака, о чем управа докладывала собранию в прошлогоднюю очередную сессию, и собрание по предложению редакционной комиссии разрешило выполнить расходы из общего кредита по ремонту больничных зданий. На счет уездного сбора из общей стоимости барака пало 3489 руб. 70 коп., в число коих выдано в прошлом году 2963 руб. 63 коп. и в текущем 526 руб. 7 коп. и из капитала, составившегося из пожертвований, выдано 1944 руб. 3 коп. Таким образом из капитала частных лиц остается в настоящее время 97 руб. 93 коп., из коих 15 руб. подлежат выдаче за цинковую ванну».

Уездным земским собранием в заседании 4-го октября 1912 г. для участия в заседаниях Муромского уездного училищного совета по вопросам, относящимся до санитарно-гигиенического состояния народных училищ, избран был санитарный врач В.М. Арцимович, который оставил службу в земстве в декабре 1912 года. На место Арцимовича в августе поступил врач Н.Г. Кост.
В 1912 г. очередное земское собрание поручило управе разработать вопрос «о реорганизации Муромской больницы, оставив ее в гор. Муроме». Вопрос возник ввиду выяснившейся большой дороговизны (40000 руб.) устройства ассенизации, водоснабжения больницы и плохого состояния больничных зданий:отсюда явилась мысль, не будет ли выгоднее строить больницу вновь, перенеся ее на другое место, более выгодное в смысле устройства водоснабжения и ассенизации место.
В 1913 г., согласно постановления земского собрания, Управа организовала при Муромской больнице ассенизационный обоз. По заключению проф. Павлова неудовлетворительность воды в больничном колодце (исключая содержание железа) обучловлена загрязнением ее от проникновения загрязненных элементов вследствие близкого соседства колодца с выгребной ямой во дворе больницы. Выгребная яма заменена непроницаемым коллектором, собирающим все сточные воды больницы. Проф. Павлов пекомендовал заложить буровую скважину глубиной несколько больше прежней (17-18 саж.) (36.2-38.4 м.), чтобы возможно глубже вскрыть второй водоносный горизонт и тщательнейшим образом изолировать его в колодце от верхних вод.
В 1913 г. в Муромской больнице была учреждена должность запасного врача с жалованьем 1500 руб. в год.
«В г. Муроме существует земская больница, на которую назначено, считая с ремонтом и постройками, 49329 руб. Больница эта, по данным 1913 года, обслуживает на 60 % горожан. Благодаря существованию ее город ничего не тратить на медицину, т. к. значащиеся по городской смете 2000 руб. на медицину нельзя считать расходом для города с 20000 населением» («Муромский Край», Суббота, 21-го июня 1914 г.).

Летом 1914 года Россия вступила в войну с Германией. Многие жители города были призваны в армию. Город заметно опустел.
«Внезапный уход. Оставили службу из медицинского персонала: врачи Н. А. Кост, Ремезов, ветеринарные врачи Судьбинин и Преображенский и большая часть фельдшеров» («Муромский Край», 20-го июля 1914 г.).
В конце 1914 года в Муром стали поступать раненые. В амбулатории земской больницы для них был развернут лазарет на пятьдесят коек, двадцать из которых содержались на средства частных жертвователей,а десять - за счет местного отделения «Красного креста»; пять - купцов А. Д. и А. М. Голубевых; одна - акцизного надзора, винного склада и рабочих; две - муромской полиции; по одной - педагогического состава реального училища и Булатниковского кредитного товарищества. Тридцать коек содержались на средства земства.
Другой лазарет разместился в здании начальной школы по ул. Сретенской (ныне К. Маркса). Общее наблюдение за лазаретом осуществляла городская управа, а заведующим назначен врач Ф. Свирский. За годы войны многие врачи были призваны на фронт, большинство оставшихся в городе работали в постоянно-действующих комиссиях по призыву. Все это привело к тому, что в 1914 году в уезде не имелось ни одного врача, а в городе функционировала лишь одна больница.

С 1918 года в городе было уже 2 больницы – Первая и Вторая Советские больницы.
В мае 1926 года обе больницы объединились, и появилась единая Муромская уездно-городская больница, которая с 1929 года стала наименоваться Муромская городская больница. В ту пору она располагалась по адресу, г. Муром, ул. Ленина, д. 66.
В архивах сохранились сведения о заведующей уездно-городской больницы – докторе Романовой и заведующем амбулаторией при больнице – докторе Тимофееве, который «за свою работу получает обычное вознаграждение 15 рублей». По архивным данным Муромская городская больница в 1926 году существовала на 146 коек, в 1931 году на 160 коек.
C 1941 года по 1945 год в больнице функционировали терапевтическое, хирургическое, родильное, инфекционное и детское отделения.
В годы войны в муромской городской больнице работал известный московский хирург Н. Н. Печкин. По воспоминаниям его родственников, Н. Н. Печкин лечил приехавшего в Муром Пимена.
В 1946 году был открыт пункт переливания крови.
С 1951 года по 1963 год больница работала как многопрофильная на 200 коек. Поликлиника находилась от больницы на расстоянии 3-х километров. Все специальности, по которым велся прием в поликлиническом отделении, были представлены в стационаре: хирургическое отделение, терапевтическое, инфекционное, детское инфекционное, туберкулезный диспансер.
С 1963 года до 1998 год в документальных материалах архивного фонда больница числилась как Муромская центральная районная больница, имелся утвержденный состав внештатных главных специалистов.
С 1998 года началась новейшая история Муромской городской больницы №3.
Муромская больница долго не имела достойного подходящего помещения. По архивным документам с 1885 года, когда встал вопрос об увеличении численности медицинского персонала при земской больнице для ухода за тифозными больными, и до 1972 года больница и поликлиники находились в разных концах города. В 1957 году были пущены в эксплуатацию два корпуса «Больничного городка», а с 1972 года все отделения больницы стали располагаться в едином больничном комплексе.

Муромская городская аптека

В 1823 г. в Муроме открыта аптека.
Приготовлением в аптеке сложных медикаментов занимаются фельдшера под руководством врачей, а так как врачи большей частью времени занимаются осмотром больных, лежащих в больнице и приходящих больных, то фельдшера занимаются приготовлением лекарств одни. Между тем законом не дозволяется давать в распоряжение фельдшеров сильнодействующие медикаменты. Поэтому в 1893 г. появилась настоятельная необходимость иметь при аптеке в больнице провизора.
18 июля 1913 г. открыта городская аптека.
«С 1-й половины 1913 г. город, воспользовавшись новым законом открыл собственную аптеку.
Решив открыть таковую городское управление имело в виду главным образом народное здравие, а потому высказало следующие пожелания — девиз аптечного дела под городским управлением:
1) чтобы медикаменты были первоклассного качества.
2) Чтобы они были возможно бoлее доступны для населения.
Для выполнения этих пожеланий город большую часть аптекарских товаров закупает у известной фирмы В. К. Феррейн в Москве и делает скидку с рецептов ниже аптекарской таксы».
«При городской аптеке открыта химико-бактериологическая лаборатория с производством соответствующих анализов. Открытие подобной лаборатории важно в том отношении, что во многих случаях врачи с гораздо большею несомненностью могут устанавливать болезни при помощи надлежащих анализов, а также и следить за течением таковых; оно же принесет и громадную пользу в борьбе с фальсификацией тех или иных продуктов. Что касается доходов от аптеки, — то таковые не имели первенствующего значения при решении открыть аптеку; городское управление приварилось с той мыслью, что аптека в итоге не дает ни прибыли, ни убытка; даже и при таком обороте городская аптека не закроется. Судить в настоящее время о прибыльности этого предприятия пока преждевременно. Пo нашему мнению, это будет возможно не ранее, как к началу 3-го года существования аптеки» («Муромский Край», Пятница, 31-го января 1914 г.).
«В гор. аптеке.
Порядки, царящие в городск. аптеке, как это ни грустно отметить, становятся «притчей во языцех». За несколько месяцев существования аптеки в ней переменилось много помощников провизора и кассирш, что естественно, не может не отражаться неблагоприятно, на деле.
В настоящее время, например, когда вся работа по аптеке возложена на двух аптекарских помощников, которым приходится, работать в аптеке безвыходно по три дня, при чем приходится быть по две ночи подряд дежурным.
В добавление к этому помощникам приходится нередко исполнять и обязанность рабочих: убирать столы, мыть посуду и т. д.» (Газета «Муромский край», 11-го февраля 1914 г.).
«Управляющий городской аптекой Дмитриевский выехал в отпуск.
Уехав в отпуск, г. Дмитриевский захватил с собой и ключи от некоторых шкафов с медикаментами.
Вчера по рецепту д-ра Пехова понадобилась сыворотка для впрыскивания больному ребенку. Ключ от шкафа с сывороткой оказался увезенным г. Дмитриевским. Пришлось обращаться по этому поводу к гор. Голове.
Прибыв в аптеку, гор. голова И. П. Мяздриков приказал взломать шкаф и отпустить сыворотку. Когда это было исполнено, гор. готова запер шкаф новым замком и взял ключ от шкафа с собой» (Газета «Муромский край», 14-го февраля 1914 г.).
«Во всяком городе свои нравы и свои права» — перефразирую выражение известного когда-то оригинального малорусского философа Г. С. Сковороды.
Свои нравы и «права» и в граде Муроме.
Здесь, например, городского голову вызывают в городскую аптеку для того, чтобы отпереть шкаф с медикаментами.
Бедный городской голова! Представьте его положение:
Утомился за день работы, лег спать, только что стал засыпать, и вдруг — звонок к телефону:
— Пожалуйте в аптеку сыворотку больному отпустить.
Приходится протирать глаза, одеваться и идти в аптеку отпускать сыворотку, в эту странную аптеку, заведывание которой поручается городскому голове. Бедный городской голова: он должен знать кроме всего прочего и аптечное дело.
Будущим избирателям городского головы в граде Муроме придется иметь это в виду:
— А знаком-ли г. кандидат в городские головы с аптечным делом?

Еще совсем недавно у нас сообщалось о проектируемом устройстве на Пасхе в Муроме выстави предметов старины.
Предположение симпатичное. Чтения, выставки, спектакли и т. п. в маленьком провинциальном городе — это огоньки в темной холодной степи.
Зажигайте их, поддерживайте, не давайте им угаснуть.
Пусть они влекут к себе уставших и заблудившихся путников!
Но... Гаснут лучшие порывы,
Стынут светлые мечты.
Только что заговорили об устройстве выставки, как уже и... Замолчали об этом.
А время идет, наступил Великий пост, до Пасхи не так уж далеко.
Нужно торопиться, пользоваться каждым днем. Ведь нельзя устраивать выставку не подготовившись к ней, не оповестив задолго до нее всех желавших принять в ней участие.
Впрочем, пока еще не поздно снова заговорить о выставке.
Заговорить, но уже не с тем, чтобы — замолчать опять» (Газета «Муромский край» 19-го февраля 1914 г.).
«К порядкам в гор аптеке.
Как мы слышали из верных источников, управляющий гор. аптекой г. Дмитриевский в недалеком будущем оставляет службу при аптеке» (Газета «Муромский край», 13-го февраля 1914 г.).
«Хищения в гор. аптеке.
Следственная часть заседания думы это — обсуждение первого вопроса по повестке, доклад гор. головы о гор. аптеке. В этом докладе И. Мяздриков рисует безотрадную картину ведения аптеки, в чем повинны б. заведующий аптекой Дмитревский, управа и врач Свирский, последние, как не сумевшие с открытия аптеки поставить дело в надлежащие рамки.
Перечислив длинный ряд жалоб и недоразумений, имевших место по поводу аптеки, гор. голова предлагает думе:
1) вынести постановление о предании Дмитревского суду,
2) выбрать комиссию для организации правильной отчетности и надлежащего ведения дела в аптеке,
3) так как проверка наличности аптеки будет закончена не ранее 20 мая, отложив суждение по затронутому вопросу до получения сведений об оценке товаров в аптеке.
Тк. кк. 2/3 паевых, нужных для решения вопроса о предании суду, нет, то резолюция по этому пункту откладывается до прибытия еще нескольких гласных.
Затем возникают интересные «прения» между Ф. В. Свирским и Ю. И. Бычковым.
Ф. В. Свирский напоминает думе, что он с первых же дней существования аптеки советовал управе развязаться с Дмитревским, произведшим на оратора крайне скверное впечатление.
— Я согласился наблюдать за аптекой, но в то-же время потребовал и прав для себя, без чего я не мог делать необходимого, но мне отказано в этом, бросает д-р Свирский упрек по адресу управы.
— Меня удивляет, как-бы в ответ на оправдание д-ра Свирского, говорит Ю. И. Бычков, что так плохо было поставлено дело в аптеке, не было за ней надлежащего надзора, отсутствовала правильная отчетность... Дмитревский попался случайно, он мог быть и не обнаружен. — Обязанностью Ф. В. Свирского было завести в аптеке такой порядок, чтобы во всякий момент можно было учесть аптеку. Без этого всегда возможны будут злоупотребления,— заключает Ю. И. Бычков.
Ф. В. Свирский — контроль за аптекой возложен по закону на врачебное отделение, которое и может производить ревизию...
Ю. И. Бычков — это формальная отговорка. Ваша обязанность состояла в том, чтобы создать порядок...
Ф. В. Свирский — управа не хотела согласиться на мое предложение…
Ю. И. Бычков — это уже после того, как у вас было столкновение с Дмитревским...
Гор. голова признает, что управа и д-р Свирский не могли поставить дела сначала, а потом уже стало поздно...
Теперь гор. управа будет иметь опыт. Кроме того, новый управляющий аптекой выработал свою систему отчетности и т. п., которую и предложил вниманию управы.
Дума отказывается oт ознакомления с докладом управляющего аптекой: это дело комиссии.
В. В. Киселев видит на примере с аптекой указание на необходимость ликвидировать все коммерческие предприятия города.
Гор. голова горячо возражает против этого.
— Oт ошибок никто нe избавлен — говорит oн.
Между Свирским и Бычковым снова завязываются разговоры:
— Этот господин (Дмитриевский) так себя вел, что я без риска боялся войти в аптеку — заявляет д-р Свирский.
— Городской врач обязав был выработать все условия ведения дела в аптеке еще до приглашения провизора, чтобы город не пострадал, — отвечает Ю. И. Бычков.
В дальнейших прениях участвуют и другие гласные…» (Газета «Муромский край», 9-го мая, 1914 г.).
«Дела гор. аптеки за последнее время значительно улучшилась, дневная выручка возросла. К сожалению, нормальной работе в аптеке мешают трения, возникающие между управляющим аптекой г. Корненко и его помощниками. Опыт г. Дмитревского показал, что подобные трения дают плохие результаты.
О Дмитревском. Одним из муромских обывателей получено от бывшего управляющего гор. аптекой г. Дмитревского письмо, в котором последний пишет, что в июне предполагает, если выздоровеет от тяжкой болезни, побывать в Муроме.
В ящике, отправленном Дмитревским из Мурома в Тверь и вскрытом там, оказалось, как нам передают: 5 бутылок вина, часть сахарной головы, много медикаментов и остальных принадлежностей. Все эти вещи принадлежат гор. аптеке» («Муромский Край», Воскресенье, 1-го июня 1914 г.).
«Аптечная атака городского головы...
Последняя часть заседания гор. думы, 16 июля, прошла в небывалой еще — во все время существования газеты в Муроме — атмосфере paзгоревшихся страстей. Гласные вели формальную атаку на гор. голову И.П. Мяздриков, сделавшегося жертвой своей излишней доверчивости к провизору Дмитревскому, и нужно было удивляться его редкой выдержке и корректности...
Атака началась после того, как, прочтя краткий отчет о денежной стороне деятельности аптеки за последние 10 ½ месяцев, гор. голова сообщил думе цифру дефицита по аптеке. Он составил 4591 р. Сюда входит растрата, произведенная Дмитревским 1770 р. и чистый убыток 1631 р.
Первым выступает В. В. Суздальцев. Он недоволен краткостью отчета:
— Дайте подробные цифры, а то выходит гулом…
— Да, гулом, соглашается И. П. Мяздриков, но это краткие отчет, составленный в связи с делом Дмитревского, подробный-же будет представлен после.
Это, однако, мало удовлетворяет В. В. Суздальцева, и когда до его ушей доносится цифра в 5000 р. истраченных на переустройство аптеки и т. д, он не скрывает своего возмущения:
— основательно!
А когда на вопрос гласного, сколько по смете предполагалось на убыток, гор. голова называет цифру значительно меньшую, В. В. Суздальцев продолжает возмущаться:
— и этот перерасход произведен без разрешения думы!
Объяснения гор. головы мало удовлетворяют гласного, и он заканчивает:
— желательно, чтобы впредь спрашивали.
И. П. Мяздриков терпеливо выслушивает это указание, считая себя виновным в том, что не доложил своевременно думе о перерасходе, и поясняет, что этот перерасход вызван требованиями дела:
— на три тысячи оказалось невозможным приобрести медикаментов даже для рецептурной продажи, а ведь нужно было хорошо оборудовать аптеку. Весь перерасход сделан в течение первого месяца.
В. В. Суздальцев все еще ш успокаивается:
— ведь здесь-же, в думе говорили, что 5 тыс. руб. будет достаточно на затраты…
— Ведь говорил-то доктор Свирский, - отвечает И. П. Мяздриков. Он оказался недостаточно компетентен.
— Я предупреждал об этом, - вспоминает А. Ф. Харламов, но мой глас оказался вопиющим в пустыни.
В ответ на это И. П. Мяздриков констатирует очень печальное явление:
— в течение года ни от одного гласного не поступило в управу запроса, как идут дела?
— Все знали и так, - отвечает на это А. Ф. Харламов...
Поднимается шум. Страсти, видимо, все разгораются и разгораются. Их пробует унять В. В. Киселев:
— что с возу упало, то пропало... Виновата не только управа, но и дума: взялась за коммерческое дело, нужно закрыть его.
Эти слова подливают лишь масла в огонь. Встает гл. Лучкин и кричит:
— так может произвести и с электрической станцией. Святых людей ведь нет... Нас обокрадут...
За роль успокоителя борется А. И. Гундобин. Он вносит предложение остановиться в дальнейших расходах.
В. В. Суздальцев находит более практичным продать аптеку... Иначе она будет сосать городскую кассу...
Снова произносится кем-то фамилия д-ра Свирского.
— Свирский уехал в Сочи на отдых, а я слышал, что он думает остаться там, кричит В.М. Емельянов.
Отвечая А. И. Гундобину, гор. голова высказывает свое мнение:
— или закрыть, а если вести дальше, то по настоящему.
— Может быть еще 10 — 15 тыс. добавить? - язвит А. И. Гундобин.
Снова поднимается речь о перерасходе и постановке дела в аптеке...
— А вы были в аптеке сами-то? - спрашивает гор. голова П. В Суздальцева.
— Был, — отвечает последний, там мыло, духи и т. д.
— Если-бы не растрата, пробует снова успокоить думу И. П. Мяздриков, убыток был-бы всего 1600 р. Разве это уже так страшно?
В ответе на это В. М. Емельянов рассказывает какой-то анекдот об еврее и фальшивом полтиннике и трех копейках.
— Кроме коммерческой стороны, есть и другая, говорит на это И. П. Мяздриков...
— А почему-же врачи не рекомендуют аптеку? - спрашивает В. В Суздальцев.
— Попал неудачный человек, на всегда-же так будет, отвечает гор. голова.
— Во Владимире дума сама провизора пригласила... Это, пожалуй, лучше…
— На лбу у него не написано, - иронизирует В. В. Суздальцев.
В. В. Киселев продолжает paзвивать свою мысль о ликвидации аптеки:
- управа не рассчитала своих сил, думала, что и с коммерческим делом оправится...
— На следующем заседании думы нужно поднять вопрос о закрытия, поддерживает В. В. Суздальцев.
И. П. Мяздриков делает, кажется, последнюю попытку внести успокоение:
— я два года убил на это дело — говорит с грустью в голос он… Теперь я научен, думаю, что ошибок не будет больше, я изучил дело и уверен, что в следующем году будет уже польза, по крайней мере в том, что хорошие лекарства будут продаваться по доступным ценам, скидки станут делать и другие аптеки.
Попытка удается в отношении «зачинщика» В. В. Суздальцева. Он успокаивается:
— ну что-ж, подождем...
— Я желал-бы, - говорит далее гор. голова, чтобы гласные больше интереса проявляли...
— Вам говорили, а вы только и знали, что кассиров меняли, - кричат одновременно несколько гласных.
— Как-же я скажи: господа, управцы, у вас таракан в углу, - иронизирует под смех гласных В. В. Суздальцев. — Ведь там голова, доктор, провизор...
— Поведение аптечного персонала доходило до полиции — вспоминает A. Ф. Харламов рождественскую историю с дракой в аптеке...
— Я вам говорил, - заявляет B.В. Киселев по адресу гор. головы, про частую смену кассирш в аптеке, а вы поглубже заглянуть не захотели…
— Провизор делал что хотел... Смотрел на физиономии кассирш и пересаживал их…
Успокоенные было страсти снова закипают. А. Ф. Харламов возмущается:
- Дмитревский был Богом в аптеке. Он брал даже из кассы деньги.
— Вы не обращали внимания, почему кассиров так часто меняли — упрекает В. В. Киселев.
Гл. Лучкин вспоминает губернатора Струкова, при котором он служил исправником:
— губернатор Струков очень любил, когда исправник с помощником были на ножах: я все знаю...
- может быть и тут было так-же, - делает гласный некрасивый намек.
Гласные, видимо, уже утомились. Заседание слишком затянулось. Не помогает и неостроумный каламбур В. М. Емельянова, умеющего смешить публику:
— нужно благодарить Бога, что провизор Дмитровский — опытный человек: воровал сахар и мыло, а не травил больных... найдется и такой...
Оставив, очевидно, мысль о закрытии аптеки, В. В. Суздальцев в заключение атаки предлагает учредить должность заведующего аптекой от города, предоставив провизору приготовление лекарств:
— нужен хозяйский глаз!
Уже поздно. Гласные устали. Страсти успокоились.
Дума принимает к сведению отчет об аптеке и просит управу составить подробный доклад о положении дела и видах на дальнейшее, дабы иметь об этом суждение на следующем заседании» («Муромский Край», 20-го июля 1914 г.).
«На Общем Собрании Муромского Xимико-Фармацевтического Товарищества 26-гo марта 1917 г. состоялись выборы членов Правления, их кандидатов и членов ревизионной комиссии. Избранными оказались в члены Правления: Г. А. Карпенко, Ф. В. Свирский и В. А. Вощинин. Кандидаты: Зворыкин В. К. и Ловлев С. П.
Члены ревизионной комиссии: Никитин Ф. Е., Суздальцев В. В., Маслов А. Е. и Мумриков А. И.
Кандидаты к членам ревизионной комиссии Дреер А. С. и Короткий А. Н.» (Газета «Трудовая заря», 30 марта 1917 г.).
От Правления Муромского Химико- фармацевтического Товарищества. Величайшая борьба народов, вот уж третий год заставляющая напрягать все силы нашего отечества, с первых же дней показала нашу исключительную зависимость от германской промышленности и притом наиболее острую и полную в области промышленности химической и химико-фармацевтической (под последнею разумеется промышленность добычи и изготовления разных лекарственных средств).
Территория нашего отечества, простирающаяся на многие тысячи вер., представляет исключительный по разнообразию и обилию пример природных богатств. Необъятные лесные пространства, обилие дикорастущих лекарственных растений, разнообразие климатических и почвенных условий, дающее возможность культивировать многие технические и лекарственные растения, — все это должно было послужить основой для создания цветущей химической и химико-фармацевтической промышленности. А на деле получилась наша полная зависимость от германцев. Виною тому — политика старого правительства, наша не предприимчивость и непонимание собственной пользы, граничащее с полным равнодушием к окружающим нас богатствам.
Если эта зависимость была тягостна для нас, несвободных граждан, то теперь, когда мы стали свободными, такая зависимость не соответствующая ни нашей свободе, ни величию нашей Родины, не должна быть более терпима, и всякий гражданин нашего Отечества обязан по мере сил и разумения содействовать его процветанию.
В этом сознании группа граждан города Мурома учредила Товарищество для эксплуатации местных природных богатств в целях изготовления лекарственных средств. Но в этом благом почине своем Товарищество вынуждено рассчитывать на широкое содействие местного населения по сбору и доставке дикорастущих лекарственных растений и других продуктов какие могли бы оказаться у окрестного населения.
Полагая, что организация сбора и доставка могли бы быть наилучше осуществлены чрез посредство Земских Управ, Волостных Комитетов, старост, кооперативов, сельских учителей, священников, фельдшеров, писарей, — М. X. Ф. Т-во позволяет себе обратиться ко всем сознательным гражданам Муромского уезда с почтительнейшей и усерднейшей просьбой — не отказать в ценном содействии к осуществлению намеченной цели. Но вместе с тем Товарищество полагает, что население в целях развития сознательного отношения к делу должно быть наставлено в том, что продукты следует доставлять непременно доброкачественные, иначе дело будет подорвано в самом начале, и по окончании войны немецкая конкуренция подавит всякие наши начинания.
Подробные сведения можно получить в Муромской городской Аптеке» («Трудовая Заря» № 3. Муром, 23 апреля 1917 года).
Город Муром
История Муромского городского самоуправления

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (21.10.2018)
Просмотров: 49 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика