Главная
Регистрация
Вход
Пятница
22.02.2019
15:45
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 581

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1017]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [60]
Юрьев [133]
Судогда [74]
Москва [42]
Покров [78]
Гусь [110]
Вязники [219]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [81]
Александров [173]
Переславль [97]
Кольчугино [39]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [40]
Селиваново [22]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Алексий (Дородницын) архиепископ Владимирский и Шуйский

Алексий III (Дородницын) архиепископ Владимирский и Шуйский

Николай (Налимов) с 23 июня 1906 г. по 13 июля 1914 г. – архиепископ Владимирский и Суздальский.
13 июля 1914 г. в 5-м часу утра скончался Николай, архиепископ Владимирский и Суздальский, в гор. С.-Петербурге, и управление епархией до прибытия нового Епископа поручено Святейшим Правительствующим Синодом преосвященному Евгению, епископу Юрьевскому.

Алексий III (Дородницын) с 20 июля 1914 г. по 24 марта 1916 г. – Архиепископ Владимирский и Суздальский.

Архиепископ Алексий, в мире Анемподист Яковлевич Дородницын, сын диакона Екатеринославской губернии, родился 2 ноября 1859 года. По окончании курса в Московской духовной академии со степенью кандидата богословия.
В 1886 г. назначен преподавателем Херсонского духовного училища. В 1891 г. удостоен степени магистра богословия за сочинение «Церковно-законодательная деятельность Карла Великаго», М. 1889 г. в своей диссертации автор дал полную и обстоятельную картину галло-франкской церкви при Карле Великом; книга написана языком живым и легким.
В 1892 г. определен миссионером Херсонской епархии и затем помощником смотрителя Бахмутского духовного училища. В 1893 г. перемещен на должность Екатеринославского епархиального миссионера. В 1901 г. назначен преподавателем Черниговской духовной семинарии. В 1902 г. пострижен в монашество; 15 марта рукоположен в иеромонаха и 7 апреля определен инспектором Ставропольской духовной семинарии. В 1903 г. назначен ректором Литовской духовной семинарии, с возведением в сан архимандрита.
10 мая 1904 г. последовало Высочайшее повеление о бытии архимандриту Алексию Епископом Сумским.
18 июля 1905 г. Епископ Алексий перемещен на кафедру Епископа Елисаветградского, второго Викария Херсонской епархии и 27 августа на кафедру Епископа Чистопольского, первого Викария Казанской епархии.
5 сентября 1905 г. назначен Ректором Казанской духовной академии. 29 марта 1910 г. утвержден в степени доктора церковной истории за сочинение «Религиозно-рационалистическое движение на юге России во второй половине XIX столетия», Казань, 1909 г.
17 января 1912 г. последовало назначение Епископа Алексия Епископом Саратовским и Царицынским. На Саратовской кафедре Владыка пробыл 2.5 года.
Кроме перечисленных капитальных трудов Алексию принадлежит много других, преимущественно миссионерского-полемического характера, таковы: «Письма о штундистах» (1884 г.), «О значении для православия просветительной деятельности свв. Кирилла и Мефодия» (1885 г.), «Шалопутская община» (М. 1891 г.), «Немецкие миссионеры баптизма на юге России» (1893 г.), «Чем вреден штундизм для церкви и государства», «Опыт противоштундистского катихизиса» (1899 г.), «Южно-русский баптизм, известный под именем штунды» (Ставрополь, 1903 г.), «Византийские церковные мистики XIV века» (Казань, 1906 г.) и др.
На всех местах своего прежнего служения Алексий проявил энергичную деятельность по благоустроению епархиальной жизни, был строгим поборником правды и закона и учительнейшим иерархом своих пасовых.

Император 30 июля 1914 года «Высочайше утвердить соизволил всеподданнейший доклад Святейшего Синода о бытии Епископу Саратовскому Алексию Архиепископом Владимирским и Суздальским».
С 19-го по 24-е августа 1914 г. в гор. Владимире состоялся Епархиальный съезд духовенства. Председателем Съезда был избран священник Ковровской Феодоровской церкви Н.А. Преображенский.

Разнесшийся в гор. слух о широкой Архипастырской деятельности Владыки Алексия, о его трудах в деле миссии, о его любви к церковности и церковному порядку расположил население гор. Владимира к радостной встрече своего нового Архипастыря. Видимо, и Владыка, Высокопреосвященнейший Алексий, еще не видя Владимира, полюбил город и Кафедральный собор; он в день храмового соборного праздника, 15 августа, удостоил духовенство и город поздравительной телеграммы. 24-го августа, ночью, ключарь собора отправился на встречу Высокопреосвященнейшему Алексию в гор. Нижний-Новгород.
26-го августа 1914 г. с дневным трехчасовым поездом прибыл в г. Владимир Высокопреосвященный Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский. Звон во всех церквях города возвестил о приближении поезда к Владимиру. На вокзале Алексий был встречен Викариями Владимирской епархии, Начальником губернии, Городским головой, представителями от духовенства и других сословий. Владыка обратился к присутствующим с краткой речью, в которой благодарил собравшихся за встречу, просил принять его с доверием, обещая с совей стороны снискать любовь своей новой паствы, и в заключение преподал святительское благословение городу и его обитателям. Присутствовавшие пропели «ис полла эти. Деспота».
С вокзала Высокопреосвященнейший Алексий направился в Кафедральный собор. К этому времени в собор собралось все духовенство гор. Владимира и, облачившись в ризы, стало в два ряда от западных дверей. При входе Владыки в собор, архиерейскими певчими пропета была стихира: «от восток солнца и до запад», во время исполнения которой Алексий облачился в мантию. Кафедральный протоиерей П.П. Евгенов приветствовал Владыку следующей речью:
«Ваше Высокопреосвящество, Высокопреосвященнейший Владыко! Пред Вами храм знаменитый своею древностию. Он построен св. благоверным Великим Князем Андреем Боголюбским, который на благоустройство и благоукрашение его не щадил своей государственной казны, а потому он является историческим памятником тогдашнего искусства в деле архитектуры, зодчества и стенописи.
В последующее время, в течение семи с половиной веков, он много пострадал от нападения врагов, пожаров и других разрушительных стихийных действий. Но был реставрирован снаружи и внутри и приведен в тот вид, какой имел во дни державного своего строителя.
Ваше Высокопреосвященство!
Перед Вами храм знаменитый своею святынею. В нем от лет древних свято хранятся чудотворные иконы Владимирской Божией Матери, Максимовской Божией Матери, Знамения Божией Матери и др. В нем нетленно почивают честные мощи св. благ. Великих князей Георгия, Андрея и Глеба, Владимирских Чудотворцев. В нем все священно, от святилища алтарного до входных дверей, от восходных палат до соборного праха; в нем все омыто слезами и омочено кровью ратоборцев земли русской; в нем все свидетельствует о подвигах веры и благочестия, которыми обессмертили себя наши предки в годину испытания; в нем все напоминает о великом прошлом, о страшных временах Батыя, Ордынского царевича Талыча, когда храм наш был разграблен и сожжен, когда жители гор. Владимира в нем беспощадно предавались огню и мечу.
Ваше Высокопреосвященство! Перед Вами пастыри и пасомые Владимирской паствы. Пастыри полны сил и энергии, чтобы трудиться на ниве Христовой во славу имени Божия и во спасения ближних. Пасомые помнят благочестие предков, веру отцов, питают любовь ко св. церкви и послушание ее служителям. Те и другие собрались, чтобы от избытка чувств, с молитвой на устах и с любовью в сердце принести новому Архипастырю истинно – сыновний привет. Верим, что в настоящий торжественный час вместе с ними приветствует Ваше Высокопреосвященство собор святителей Владимирской церкви, от первых епископов Луки, Симона и Митрофана, восприявшего в сем храме мученическую смерть с великой княгиней Агафиею во дни нашествия Батыя. Верим, что в настоящий торжественный час вместе с нами приветствует Ваше Высокопреосвященство сонм великих князей и княгинь, которые положили живот свой за веру, Царя и Отечество и которые похоронены в сем храме.
Да будет благословленно вхождение Твое в сие вековое святилище, богодарованный нам Архипастырь».
По окончании речи Архиепископ Алексий приложился ко кресту, окропил себя святой водой и во время пения «Достойно есть» прикладывался к местным иконам и святым мощам. После краткой эктении «Помилуй нас, Боже» и отпуста Архипастырь обратился к собравшейся пастве с глубокопрочувствованной, горячей речью. В своей речи Владыка прежде всего указал на то, что он не без смущения вступает на древнюю Владимирскую кафедру, на которой епископами были лица высокого ума, глубокой опытности в духовной жизни. Но, вступая на такую кафедру, он надеется на милость Божию, на милость Царицы Небесной, проявившей особое благоволение ко граду Владимиру, на помощь Угодников Божиих, почивающих своими нетленными мощами в сем храме, и просит содействия сопастырей в многотрудном, особенно в настоящее время, служении епископском и всех, имеющих возможность оказать такое содействие.
После речи протодиакон произнес многолетие Государю Императору с Царствующим Домом, Святейшему Синоду и Высокопреосвященнейшему Алексию. Многолетие синклиту, жителям города Владимира и всем православным христианам произнесено было самим Владыкой. По преподании благословения духовенству в алтаре, Архиепископ Алексий вышел на амвон и здесь продолжительное время благословлял собравшихся богомольцев.
Из собора Владыка изволил отправиться в церковь Архиерейского дома, где встречен был братией Рождественского монастыря. Здесь Владыка обратился к братии с назидательной речью, выясняющей сущность и важность монашеских обетов.

2 сентября 1914 г. в 1 час дня в покоях Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Алексия, Архиепископа Владимирского и Суздальского, состоялось, под председательством Его Высокопреосвященства, при участии членов Духовной Консистории и секретаря Консистории, собрание о.о. настоятелей церквей губ. гор. Владимира по вопросу об учреждении в г. Владимире Епархиального госпиталя для раненых и больных воинов и по делу организации в приходах Владимирской епархии помощи семьям лиц, призванных на войну.

Первому викарию, Преосвященнейшему Евгению, Епископу Юрьевскому. поручаются уезды: Александровский, Владимирский, Переславский, Покровский, Суздальский и Юрьевский.
Второму викарию, Преосвященнейшему Митрофану, Епископу Муромскому, поручаются уезды: Вязниковский, Гороховецкий, Ковровский, Меленковский, Муромский, Судогодский и Шуйский.
Заведывание экономическими делами (кроме дел, касающихся преподавания, успехов и поведения учащихся) Владимирской Духовной Семинарии, Владимирского Епархиального Женского Училища и Владимирского духовного училища поручается Преосвященнейшему Евгению, Епископу Юрьевскому, первому викарию Владимирской епархии.
Заведывание теми же делами Суздальского, Шуйского, Переславского и Муромского духовных училищ поручается Преосвященнейшему Митрофану, Епископу Муромскому, второму викарию Владимирской епархии.

7 сентября Преосвященнейший Митрофан, Епископ Муромский, совершил Божественную литургию в городском соборе, в сослужении соборного причта. После литургии Владыка с тем же причтом и некоторыми священниками приходских церквей вышел на соборную площадь, куда принесена была из соборной часовни чудотворная икона Спасителя. А из соборного храма чудотворная икона Муромской Божией Матери и хоругви. Здесь Владыка при большом стечении Муромских граждан и в присутствии военных и гражданских чинов совершил положенный по табели в этот день царский молебен с присоединением моления о даровании победы русскому и союзных нам народов воинству. В конце молебна, кроме многолетий Царствующему Дому и русскому и союзных народов победоносному воинству, была провозглашена вечная память православным воинам и всем за веру, царя и отечество на брани живот свой положившим. По уходе священно-служителей в храм, соборный хор певчих исполнил на площади гимн «Боже, Царя храни»…

14 сентября 1914 г. в 1 час дня Алексий в присутствии гражданских властей, преподавателей духовно-учебных заведений и других лиц изволил освятить и открыть Владимирский Епархиальный лазарет для больных и раненых воинов на 50 коек. Перед освящением Его Высокопреосвященством сказано слово.

19 сентября 1914 г. Алексий посетил Владимирскую духовную семинарию. Встреченный в церкви о. Ректором семинарии, преподавательской корпорацией и воспитанниками, Его Высокопреосвященство обратился к воспитанникам семинарии с словом назидания.
«Очень рад, юноши, видеть вас. Хотелось бы мне для нашего первого знакомства с вами преподать вам какой-нибудь нравственный урок. Смотря на вас, юноши, я припоминаю свои юношеские годы, когда я так же, как и вы. Учился в семинарии. О, какое то было прекрасное время! Душа была полна самых высоких, благородных, святых порывов. Хотелось учиться, верить, хотелось знать, хотелось жить. Это, действительно, самое чистое и святое время в жизни человека. Это время, когда душа человека живет порывами к высокому, святому, идеальному, и душу человека можно назвать в этот период жизни святой, чистой. Но вместе с тем я, юноши, припоминаю и то, какая опасность угрожала мне и, думаю, угрожает всякому юноше в это время. И прежде всего угрожает опасность для чистоты души юноши, для тех возвышенных порывов, которыми она живет,- как это ни прискорбно и странно,- со стороны тех, кто его окружает, со стороны товарищей. Дурное товарищество – вот, что прежде всего портит чистоту души юноши. Дурное товарищество – самый сильный и самый опасный враг юноши. Этот враг всегда находится перед глазами юноши, всегда влияет на него. Этот враг, прикрываясь личиной дружбы, проникает в его душу и производит дурное, разрушающее, самое тлетворное действие.
Вторым врагом юноши, стремящегося к чистым идеалам, является литература, которая также может производить неотразимо дурное влияние. Этот враг не менее опасен, как и дурное товарищество. Он прикрывается тогою учености, приступает к уму юноши в виде поэтических образов, пленяет его сердце художественностью и красотой содержания литературных произведений. Таким путем он может войти в доверие юноши, проникнуть в его душу и здесь совершить свое пагубное влияние. Особенно сильно влияние литературы в настоящее время. И это обстоятельство тем опаснее, что и сама литература в настоящее время проникнута духом тлетворным, духом чувственности, разврата и служения плоти, и потому она на душу неопытных юношей, которые не утвердились в добром направлении, может произвести самое вредное впечатление.
Я сейчас припоминаю то, как юноши вверенных раньше моему руководству заведений зачитывались этой литературой. Я не удивляюсь этому и не обвиняю их. Трудно жить среди той атмосферы, которой окружена жизнь юноши, чтобы не окунуться в нее, не сделаться причастником ее. А эта атмосфера создается писателями такого характера, как Андреев, Горький, Куприн, Сологуб и др., произведения которых далеко нельзя назвать здоровыми, питающими ум и сердце юноши.
Наконец, еще есть враг у юноши – это общество. Об этом враге можно было-бы и не говорить вам, зная, что большинство из вас далеко стоите от общества. Я разумею не всех вас, а только тех, кто имеет возможность соприкасаться с обществом и разумею общество дурных людей, а не то. Что вообще разумеют под обществом. Общество дурных людей крайне вредно влияет на юношей, оно создает атмосферу, насыщенную дурными мыслями и чувствами, и портит, конечно, главным образом, чистые, возвышенные и благородные порывы юношей.
Вот, те враги, которые угрожают в большинстве случаев вашим молодым чистым порывам. Что же делать вам Что в вашем положении можно противопоставить всем этим козням, всем этим соблазнам, которые устремляются на вас и желают совратить вас с правого пути? Прежде всего обратите внимание на ту сторону вашей духовной жизни, которая более всего подвергается этому недоброму, разрушающему действию. Та сила вашей души, которая более всего подвергается такому действию, есть воля. Волю – вот что нужно хранить, вот, что нужно оберегать. Этот драгоценный дар, который отличает человека от всех других существ, необходимо сохранить в чистоте, ибо ничто другое так не подвергается порче, не подвергается насилию, как воля. Воспитать волю юноши в добрых христианских началах, утвердить ее в единении со Христом – вот, святая высокая цель духовной семинарии и всех вообще учебных заведений. Поэтому, юноши, дорожите прежде всего этим священным даром, дорожите волей, не уклоняйте ее на дурные поступки и действия. Перед каждым вашим шагом и действием прежде всего старайтесь поставить вашу волю перед Божественной волей и спросить себя, так ли учит Слово Божие, согласно ли вы действуете с волей Божественной. Если вы будете проверять свою волю Божественной волею, тогда сохраните ее чистою, святою. Волю Божественную вы можете прежде всего узнать в Слове Божием, а потому изучайте Слово Божие. Изучайте Святое Писание не только как науку, а как руководственное правило в жизни. Старайтесь из Слова Божия извлекать нравственные силы, которые поддерживают человека в борьбе со злом, и когда вы достигнете этого, когда Слово Божие сделается потребностью души вашей, вы получите новое утверждение к тому, чтобы в борьбе со злом быть твердым. Наконец, вся обстановка вашей здесь жизни, начиная с сего святого храма, содействует воспитанию вашей воли в добром христианском направлении. Эта обстановка насыщена, так сказать, учением Церкви Христовой, чувствами и мыслями христианскими. Ваши наставники и воспитатели – люди глубоко религиозные и преданные Церкви Христовой; науки, преподаваемые здесь вам, проникнуты духом учения Христова. Если вы подчинитесь условиям жизни, которые здесь для вас созданы, если вы не будете намеренно разрушать их, а будете следовать им, располагая себя к исполнению их, то вы найдете новое подкрепление и утверждение для вашей воли.
Вот, тот первый урок, который я хотел преподать вам. Ваше призвание, юноши, высокое, вы готовитесь быть пастырями церкви Христовой. Что может быть возвышеннее и чище идеала пастырства? Отрешитесь от временных случайных условий и посмотрите на этот идеал в его отвлеченной чистоте. Что может быть прекраснее, чище, святее, как взять душу человеческую, очистить ее от грехов и представить чистою и непорочною невестою Христу? И к этому пастырству вы готовитесь. Вот, новое побуждение для вас блюсти свою волю в чистоте. Взирайте на идеал пастырства, который своими вершинами достигает неба, устремляя дух пастыря к единению с Пастыреначальником Господом нашим Иисусом Христом. Прилепляясь вашей душой к идеалу пастырства, вы будете находиться в постоянном общении в Господом нашим Иисусом Христом и исполняться чистоты и святости.
Заключу слово свое к вам, юноши, словами святого пророка Моисея. Он, когда прочитал народу еврейскому закон, в заключение сказал: «Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Второзак. ХХХ, 19)».
По выходе из церкви Алексий посетил урок Священного Писания в III классе.

20 сентября 1914 г. Алексий посетил Владимирское Епархиальное женское училище. Владыка прибыл в училище в 12 час. дня. Встреченный в вестибюле здания начальницей училища, и.д. инспектора и преподавательской корпорацией, а также хором воспитанниц, Его Высокопреосвященство при пении воспитанницами тропаря: «Днесь благоволения Божия предображение» проследовал в храм училища, где собраны были все воспитанницы училища. После обычного молитвословия, полагающегося при встрече Архиерея и многолетствования Царствующему Дому и Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейший Владыка произнес многолетие начальствующим, учащим и учащимся во Владимирском Епархиальном женском училище. Хор воспитанниц пропел по обиходу догматик второго гласа. Алексий в это время осмотрел храм и обратился с речью к воспитанницам, в которой рассказал следующую средневековую легенду:
«В некотором царстве жила красавица Флорентина. Много знатных и богатых женихов искали ее руки. Многие рыцари избирали ее дамой своего сердца и ломали свои мечи из-за нее. Весть о красоте Флорентины достигла царского двора той страны, в которой жила Флорентина. Царь захотел посмотреть красавицу и послал своего приближенного разыскать ее. Не успел царский посланник дойти до Флорентины, как она умерла. Царь созвал самых лучших художников своего царства и предложил им написать такую же красавицу, какой была Флорентина. Художники не могли исполнить царское поручение и указали царю на незнатного христианина-художника, жившего в горах, который может написать такую красавицу. Царь призвал из гор художника и предложил ему написать женский портрет такой же красоты, какой была Флорентина.
Художник согласился и собрал всех красавиц страны, из которых выбрал четырех, самых красивых девиц. Одна из избранных красавиц любила наряжаться, украшать себя драгоценными камнями; другая любила веселье; третья очень любила животных и занятие с ними; четвертая любила уединение, любила созерцать небо, красоты природы, мечтать о Боге и молиться Ему. Художник лицо портрета списал с последней девицы, а прочие части тела с других девиц.
Когда написанный портрет был представлен царю, то царь восхищался им и сказал: «О, если бы, Флорентина, ты видела свой портрет, то непременно бы полюбила того, кто его писал, и ему предложила бы свою руку».
Вот в какую легенду древняя христианская мысль обрекла свое воззрение на внешнюю девичью красоту. Красива та девица, у которой душа красива, которая любит Бога. И действительно, дети, говорил приблизительно Владыка, женщина в ее лучших представительницах, каковы указаны нам в Священном Писании, например, Анна пророчица, Соломия, Анна, матерь Богородицы, Мария Магдалина и другие, всегда отличались привязанностью к Господу Богу. Эта привязанность к Господу влекла жен мироносиц за Спасителем до Его креста, она привела их и в темную ночь ко гробу Иисуса Христа. Отсюда следующий нравственный урок вывел Владыка для девиц. Старайтесь, дети, здесь, на ученической скамье, воспитать в себе высокое нравственное настроение. Здесь все к тому ведет,- и этот свой храм, в котором вы будете молиться, и план ваших занятий и строй вашей жизни! И затем на каком-бы общественном поприще Вам не пришлось служить – в роли-ли матери, супруги, или общественной деятельницы, возогревайте в себе это настроение, поддерживайте красоту души, чтобы она, проявляясь во вне, возвышала и облагораживала чувство и настроение окружающих вас лиц».
По выходе из церкви, Алексий осмотрел здание училища, посетил учительскую комнату и урок природоведения в V классе.
21 сентября 1914 г. в час дня Архиепископ Алексий присутствовал при освящении военного госпиталя в семинарском здании.

27 сентября 1914 г. Алексий в первый раз посетил Владимирское мужское духовное училище. Торжественно встреченный в церкви училища, Его Высокопреосвященство обратился здесь к воспитанникам училища со словом назидания о прелести детского возраста. По выходе из церкви, Его Высокопреосвященство посетил в III классе урок латинского языка.

29 сентября 1914 г. Алексий посетил Владимирский епархиальный свечной завод. Владыка обошел весь завод, ознакомился во всех подробностях с технической стороной производства свечей, их расходования, преподал весьма существенные указания в том и другом отношении.

6 октября 1914 г. в 12 часов дня Алексий присутствовал при освящении военного госпиталя в городских военных казармах. Перед освящением совершен молебен. Пел хор солдат. После освящения Его Высокопреосвященство беседовал с пленными, находящимися в этом госпитале (около 400 чел.) солдатами и офицерами, раздавал им брошюры религиозно-нравственного содержания и произнес глубоко воодушевленную речь о той связи, которая существует между мирным населением, находящимся у домашних очагов и воинами, сражающимися на поле битвы. Среди пленных были австрийцы, германцы и славяне. Последние очень внимательно слушали слова Владыки, с каким-то особым благоговением смотрели на него, охотно принимали благословение, не получавшие в тесноте благословения ловили руки Владыки и целовали. Во время пения хором русских солдат национального гимна «Боже, Царя храни», славяне присоединились к хору и в выражении их лиц видно было, что они всей душой участвуют в переживании русскими патриотического восторга. Немцы и австрийцы во время пения русского гимна стояли вдали от хора и смотрели.
Прощаясь с пленными, Его Высокопреосвященство пожелал славянам возвратиться благополучно в свои дома и не прерывать той связи и духовного общения с русскими, которые заложены в самую душу славянского народа.

В октябре 1914 г. был открыт Проповеднический кружок духовенства Владимирской епархии.

18 октября 1914 г. Архиепископ Алексий III посетил Суздальское мужское духовное училище. Прибыв в училище, Владыка проследовал в училищный храм, где уже ожидали его учащие и учащиеся. При стройном пении, как учащими, так и учащимися, храмового тропаря св. просветителям славян Равноапостольным Кириллу и Мефодию встретили своего Архипастыря присутствовавшие в храме. По окончании краткого молебна всем учащимся было предложено пропеть по обиходу догматик 5-го гласа «В Чермнем мори»… Прослушав довольно стройное пение догматика, Владыка выразил учащимся свое одобрение и обратился к ним с своим Архипастырским наставлением, в котором советовал детям слушать простое обиходное церковное пение и выполнять его истово. Затем Владыка наставлял детей, чтобы они усердно и вполне добросовестно занимались изучением Закона Божия теперь, пока они еще юны и души их невинны. Ибо это послужит им сильнейшим оружием для борьбы со всякого рода соблазнами и для сохранения невинности и чистоты их душ во всей последующей их жизни. Кроме того, Владыка советовал детям избегать чтения безнравственных книг и уклоняться от дурных товарищей, которые к добру не приведут, быть откровенными со своими воспитателями и учителями, которые желают им одного только добра. Лучшими же средствами к усвоению и воспитанию в себе такого доброго настроения. Владыка рекомендовал детям искреннюю и усердную молитву ко Господу. Окончив беседу с учащимися и благославив каждого из присутствовавших, посетил классы, где присутствовал на уроках и производил испытания ученикам 2-го класса по латинскому языку и 3-го класса – по греческому, после чего проследовал в правление училища. Здесь Владыка беседовал с начальствующими учащими и воспитателями училища о нуждах последнего и о средствах к удовлетворению выяснившихся нужд. Посетив затем квартиру смотрителя училища священника о. Николая Травчетова, Его Высокопреосвященство изволил обозревать Димитриевскую и Иоанно-Предтеченскую церкви г. Суздаля.

Речь Высокопреосвященнейшаго Алексия, Архиепископа Владимирского, в напутствие отправляющимся на театр военных действий сестрам милосердия. 1914 г.
Патриотическое чувство охватило всех сынов России, объединило в одну общую большую семью, и богатых, и бедных, и города, и села все заняты одним общим вопросом о войне, вопросом о том, как бы пособить общей нужде. Движимые этим святым чувством, жители с. Боголюбова постановили открыть для больных и раненых воинов свой лазарет. 27 ноября 1914 г. происходило освящение его. Ко времени освящения изволил прибыть Высокопреосвященнейший Алексий, Архиепископ Владимирский и Суздальский, с Преосвященным Епископом Евгением. На площади у дома, назначенного для лазарета, Архипастырь был встречен представителями села, попечителем лазарета,- членами Епархиального Комитета, учащимися обеих школ, массой народа и оркестром музыки, который стройно заиграл гимн: «Коль славен наш Господь»… У входа в лазарет Владыка был встречен духовенством в облачении с св. Крестом и св. водою. С благословения Владыки, приходский причт совершил молебен с положенным многолетием и окропил здание св. водой. По окончании молебна, Архиепископ обратился к собравшимся с речью, в которой приветствовал жителей с. Боголюбова с открытием лазарета и похвалил их отзывчивость к нуждам отечества, которое в настоящее время испытывает тяжелое положение в экономическом, семейном и общественном отношении. Далее Владыка говорил о силе христианской любви и значении благотворительности, которая приближает людей к Богу и закончил свою речь словом Господа нашего Иисуса Христа: «взалкахся бо, и дасте Ми ясти; возжадахся, и напоисте Мя». Когда Владыка вышел из лазарета, опять оркестр заиграл: «Коль славен наш Господь». После того Владыка возгласил здравицу Державному Вождю земли Русской, Его Императорскому Величеству с Царствующим Домом, Верховному Главнокомандующему, победоносному христолюбивому воинству и всем сынам России. Оркестр заиграл народный гимн: «Боже, Царя храни», за которым последовало мощное «ура». В заключении, при общем воодушевлении пропели: «Спаси, Господи, люди твоя» и «Достойно есть». Все вышло просто и неожиданно, но в то же время торжественно и величественно.
Боголюбский лазарет помещается в особом доме, устроен на 5 коек, присоединен в качестве филиального отделения к Владимирскому Епархиальному лазарету, под наблюдением врача того лазарета. Низший медицинский персонал состоит из фельдшера, заведующего Боголюбской монастырской больницей, и двух сиделок. Расходы по содержанию, лечению и по оборудованию лазарета приняло на себя Боголюбовское волостное попечительство.

25 ноября 1914 г. Архиепископ Алексий присутствовал при освящении городского лазарета. См. Лазареты в гор. Владимире 1914-1916 гг.

7 декабря 1914 г. Архиепископ Алексий и Евгений, Епископ Юрьевский, присутствовали при открытии Владимирского Отделения Императорского Русского Музыкального Общества. После молебна Его Высокопреосвященство приветствовал открытое учреждение глубоко назидательной речью о содержании истинного искусства. Искусство делает таковым заключающаяся в творчестве идея. Идея – душа искусственного создания. Чем возвышенннее идея, тем возвышеннее искусство, ее воплощающее в своем творчестве. Главным источником идей служит религия. Христианская религия – самая возвышенная. Истинное искусство одухотворяется христианскими идеями. В благословении открытому учреждению Его Высокопреосвященство передал св. образ. После речи состоялось концертное отделение учеников музыкальной школы свободного художника П.А. Ставровского.
«Летом 1915 г. архиепископом Алексием, по просьбе еписк. Тобольского Варнавы, был рукоположен во Владимире во священники некто Волков, крест. Саратовской губ., без всякого образования. Новый иерей назначался священником в село Покровское, Тюменск. у., Тобольск. губ. – родину Распутина. Когда по каким то причинам Волков не поступил в Покровское к Распутину, архиепископ Алексий назначил его в собор Иваново-Вознесенская викарным священником. О. Волков ездил к Распутину в Петроград и возил ему брошюры архиепископа Алексия с надписью: «Досточтимому старцу Григорию Ефимовичу Распутину от автора». Из Иванова-Вознесенска Волков ушел, где он сейчас – неизвестно» (газета «Старый владимирец», 24 марта 1917 г.).

Алексий III - архиепископ Владимирский и Шуйский с 24 марта 1916 г. по 1917 г.
С 24 марта 1916 г., в связи с учреждением Суздальского викариатства Владимирской епархии, архиепископ Алексий титуловался Владимирским и Шуйским. В управлении епархией помощь архиерею оказывали викарные епископы. В это время во Владимирской епархии существовали 3 викариатства: Муромское (учреждено в 1868 г.), Юрьевское (учреждено в 1912 г.), Суздальское (учреждено в 1916 г.).
23 апреля 1916 г. архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий (Дородницын) в сослужении других архиереев совершил хиротонию архимандрита Павла. Накануне во Владимир прибыла великая княгиня Елизавета Федоровна, которая приняла участие в торжестве.
Пребывание Алексия, Архиепископа Владимирского и Шуйского, в городе Александрове и его уезде в мае 1916 г.
29 марта 1916 г. во Владимире основано Общество Возрождения Художественной Руси. Общество открыло в 1916 г. учебно-показательную мастерскую художественных рукоделий во Владимирском епархиальном женском училище.
Епархиальный Противоалкогольный музей при Александро-Невском Братстве и трезвенническая центральная библиотека в гор. Владимире открыты 2-го октября 1916 года.

Из его деятельности во Владимиро-Суздальской епархии запомнились указания о призрении вдов и сирот духовенства. Однако конструктивные отношения с самим местным духовенством у Алексия явно не сложились. К тому же он считался монархистом. Но пала монархия, и пришла демократия.

К моей пастве.
ПИСЬМО 1-е

В № 14730 (18-го марта 1917 г.) газеты «Новое Время» помещена заметка, в которой я, Архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий, отнесен к числу поклонников Распутина. Меня лично эта заметка нисколько не смущает, так как моя совесть пред этим обвинением совершенно чиста. Но чтобы предупредить соблазн, могущий произойти от этой заметки в моей пастве, мнением которой о себе я дорожу, я считаю нравственным своим долгом печатно опровергнуть эту клевету.
Распутина я никогда не видел и лично не был с ним знаком, никогда ни с какой просьбой к нему не обращался ни письменно, ни через третьих лиц. Но сам Распутин упорно домогался знакомства со мной, выступая предо мной ходатаем за разных лиц. В первый раз он писал мне из с. Покровского Тобольской губ. в 1913 г. в гор. Саратов, выступая ходатаем за Саратовского противомусульманского миссионера. Я это письмо оставил без ответа и никакого значения ему не придал. Но попытки на знакомство со мной со стороны Распутина особенно усилились, когда я заседал в Синоде в 1913-14 г. Под 21-м мая 1914 г. в моем календаре записано: «Звонили ко мне из квартиры товарища Обер-Прокурора, П. С. Даманского. На мой вопрос: «кто у телефона», мне ответили: «сейчас у нас сидит старец Григорий Евфимович, он желает познакомиться с вами, пожалуйста, приезжайте». Я ответил, что я болен и придти не могу. Спрашиваю, кто звонит, мне отвечают: «сестра П. С. Даманского». Через несколько минут снова звонок, говорит по телефону сам П. С. Даманский. Он также приглашает меня приехать познакомиться с Григорием Евфимовичем и при этом присовокупляет: «мы хотели-бы надеть на вас белый клобучек, сначала назначить вас экзархом (тогда была свободна экзаршая кафедра), а потом на митрополию». Я поблагодарил за честь и ответил, что по причине болезни приехать не могу. На этом переговоры и окончились. Отойдя от телефона, я тут же сказал находившимся при мне лицам: личному секретарю А. П. Ливанову и келейнику иеродиакону Софронию (теперь иеромонах в Хвалынском монастыре): «слышите, меня приглашают на свидание с Распутиным и обещают экзархат» — и тут же в резких выражениях осудил это приглашение. П. С Даманский умер, но та особа, которая говорила со мной по телефону и которая назвала себя сестрой П. С. Даманского, если она жива, то должна подтвердить истину моих слов. Впоследствии я об этом приглашении сообщал близким ко мне лицам и все мы единогласно осудили такой образ действий П. С. Даманского. С тех пор попытки Распутина ввести меня в круг своих знакомых прекратились до моего перехода во Владимир, когда он снова возобновил их по следующему случаю.
В начале осени 1915 г. является ко мне некто г. Волков, которого я неоднократно видел у себя в числе просителей в гор. Саратове. Он заявляет мне, что желал-бы поступить во Владимирскую епархию диаконом. Я ответил ему, что для этого прежде всего нужно выдержать экзамен, что без этого я его не могу рукоположить, так как экзамен я требую от всех, кто не получил среднего богословского образования. Волков ушел от меня и я не видел его почти около года. Но, вот, в один день на прием ко мне является священник, в котором я, к удивлению своему, узнаю прежнего Волкова и просит меня разрешить ему поговорить со мной наедине. Он сообщил мне, что после первого визита ко мне, он уехал в Тобольск к Преосвященному Варнаве. Спрашиваю, как вы достигли священства, отвечает, что помог Распутин. Волков стал просить меня принять его во Владимирскую епархию и при этом подал мне клочок бумажки, на котором каракулями было написано: «Владыко, благослови, помоги отцу Сергею. Григорий». Я ответил о. Волкову, что принять его в свою епархию не могу, так как для этого требуется во-1-х, согласие епископа Варнавы, а во-2-х, места священнические мною даются только окончившим курс семинарии или выдержавшим экзамен на священника. Тогда о. Волков стал усиленно просить меня, говоря, что Владимирская епархия — родина его жены, что сибирский климат для нее губителен и просил меня, хотя временно, приютить его во Владимирской епархии, что впоследствии он перейдет в другую епархию. Я предложил ему занять временно должность викарного священника, каковую он и занял при Покровском соборе гор. Иваново-Вознесенска. На письмо Распутина я не обратил внимания и ему не ответил, а при свидании с благочинным гор. Иваново-Вознесенска, протоиереем Д. Сперанским, я предупредил его, что Волков близок к Распутину. Вскоре открылась вакансия штатного священника при том же Покровском соборе гор. Иваново-Вознесенска с доходом не менее 4000 рублей в год. И снова приступает ко мне с просьбой о. Волков и подкрепляет ее новым письмом Распутина. На этот раз я указал о. Волкову на то, что он человек малограмотный, что для Иваново-Вознесенска требуется кончивший курс семинарии и снова ему отказал. Волков ушел от меня, открыто заявив, что при помощи Распутина он устроится в Петрограде и попадет ко Двору, и тогда... Это могут подтвердить лица служащие в моей канцелярии. Волков, действительно, оставил службу в Иваново-Вознесенске, уехал в Петроград, откуда снова обращался ко мне с просьбою устроить его штатным священником при Крестовоздвиженской церкви гор. Иваново-Вознесенска с содержанием не менее 4000 р. в год. Но и на этот раз получил отказ. В самое последнее время о. Волков устроился в Петрограде при военной богадельне. Чтобы освободить себя на будущее время от ходатайств Распутина за о. Волкова, я написал ему письмо приблизительно такого содержания: «Вы просите меня дать о. Волкову лучшее место в епархии, человеку, не получившему образования, который не отведав в жизни горького, сразу хочет попасть за царский стол. Если уж просить, то просите за людей достойных». Это было мое единственное письмо Распутину, которое, действительно, освободило меня от дальнейших его ходатайств за кого-бы то ни было. Но так как за несколько недель до последнего визита ко мне о. Волкова я получил брошюру Распутина, в которой излагаются его религиозные размышления, неизвестно кем мне присланную, то я, действительно, через того-же о. Волкова послал Распутину свою брошюру «Две морали», на которой была еще раньше сделана моя подпись — Автор, что я делаю на всех брошюрах, которые раздаю лицам мало мне известным. Я при этом руководился теми соображениями, как и в тех случаях, когда я свои брошюры, напр. «Мораль Талмуда» посылал евреям, «Коммунизм и Христианство» — студентам, гимназистам и проч. Я из этого не делал никакого секрета, а попросил своего личного секретаря взять из шкафа брошюру и тут-же передал ее о. Волкову. Если-бы окружающие Распутина прочитали эту брошюру, то они могли-бы найти в ней обличение для себя, напр. стр. 19. После этого Распутин ни с какими просьбами ко мне не обращался.
Но подпись и письмо ко мне Распутина... То и другое совершенная лож, внушенная чьим то желанием мне повредит и запятнать мое имя пред моею паствою и пред обществом. Я прошу моего обвинителя быть откровеннее и открыто заявить в печати, как письмо Распутина попало к нему в руки? Если оно было прислано мне, то у меня и должно находиться. Было-ли оно мною ему передано, или же он его добыл от меня другим каким-либо способом? Иначе у меня нет средств оправдаться. Я открыто заявляю, что кроме указанных выше двух писем, иных я от Распутина не получал и надпись мне не принадлежит. Так легко обвинить меня не только в льстивых заискиваниях у Распутина, но и в немецком шпионстве, так как немецкий шпион может написать на мое имя письмо и передать его в руки лица, желающего мне зла.
Распутина и распутинство я всегда ненавидел и насколько мог боролся с ним. Во время пребывания моего в Синоде я на собрании в доме Е. Г. Швартца читал реферат об Антихристе, в котором делал ясные намеки на хлыстовство Распутина и слушателями это так было и понято. Я прошу Е. Г. Швартца подтвердить эти мои слова. Тот же реферат я повторил в Саратове и Владимире.
Скажу больше. Мне писала и известная Вырубова, которой я также никогда не видел и не знал, просила за Суздальского иеромонаха Феодосия. Но ее просьба оставлена мною без удовлетворения, а письмо передано в консисторию. В моем архиве (личном) имеется документ, где салон известной в Петрограде великосветской дамы, в который входит и такая знаменитость, как о. Мардарий, ходатайствует предо мною за священника о. Жука, не получившего среднего образования, но который усиленно добивался получить лучшее в епархии священническое место в с. Орехове-Зуеве с содержанием около 5000 руб. в год. Но и это ходатайство мною было оставлено без удовлетворения.
Сказанного, кажется, вполне достаточно для того, чтобы видеть, что я все время отбивался от Распутина и сильных мира сего и никому из них не льстил и ни перед кем из них не преклонялся. И это ими было прекрасно понято, следствием чего было то, что я попал в число архиереев, Петроградом забытых.
В чем другом я грешен, так как «несть человек, иже поживет и не согрешит», но в лицемерии, в искании покровительства у сильных мира сего и в частности у Распутина, в достижении личных выгод путем разных рептильных приемов меня обвинить нельзя. Я слишком высоко ценю свой священный сан и достоинство человеческой личности для того, чтобы оскорбить их человекоугодничеством.
Усерднейше прошу другие газеты перепечатать мое настоящее письмо во имя торжества правды.
Архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 12-й. 24-го марта 1917 года).

«Бабий митинг. 30 апреля 1917 г. в помещении архиерейского монастыря, после всенощной, состоялся оригинальный митинг «дамскаго сословия». На митинге обсуждался вопрос об отношении об-ва к «преосвященнейшему» и доискивались причины его непопулярности. Энергичные представительницы «слабаго пола» приступали к случившимся тут «батюшкам» с ехидным вопросом: «а ну скажите, чем он вам не нравится?» На 1 мая в 6 час. вечера в ограде монастыря назначено новое собрание. Любопытно, чем окончится эта трогательная забота об архиерее владимирских гражданок» (газета «Старый владимирец», 2 мая 1917 г.).
«Крикливая толпа женщин собралась в одном из зданий монастыря, чтобы «обелить» своего владыку от сыплющихся на него со всех сторон обвинений.
Архиеп. Алексий сказал длинную речь своим почитательницам, опровергая возводимые на него обвинения. Об этом же говорил миссионер Вальков. Выступали с речами и «почитательницы».
Все это «дамское скопище» по возможности руководилось лидерами от «слабаго сословия» матушкой Уваровой и м-м Альбицкой, принимала также деятельное участие булочница Пыльнова.
Собрание постановило послать на предстоящий епархиальный съезд делегаток:
— Снабдив их надлежащими мандатами — посоветовал миссионер, на что получил укоризненное замечание одной из почитательниц:
— Священнее лицо, а такие неприличные слова говорить...» (газета «Старый владимирец», 3 мая 1917 г.).

Владимирский Епархиальный Съезд 3-6 мая

3-го мая 1917 г. в здании Епархиального женского училища открылся Владимирский Епархиальный Съезд, на который прибыло более 350 делегатов от духовенства и мирян. В 12 час. дня в училищной церкви совершен был архиепископом Алексием, со всеми викарными епископами, молебен, перед которым архиепископ Алексий в своей речи призывал членов съезда приступить к работам по созиданию новой церковной жизни и провести эти работы в духе мира и любви. Архиепископ Алексий, объявив съезд открытым, заявил, что если съезд признает нужным участие в его заседаниях представителя епископата, то епископы избрали в качестве делегата на съезд епископа Павла. Председателем съезда избран Н.М. Георгиевский, товарищами: С.Ф. Архангельский, протоиерей Н.А. Преображенский, свящ. А.И. Рождественский, и В.Г. Добронравов, секретарями: Н.В. Малицкий и Н.И. Сергиевский.
В заседании было заслушано послание Св. Синода о скорейшем созыве Всероссийского церковного собора, и приветствие от Владимирского Губернского Временного Исполнительного Комитета с пожеланием плодотворной работы на пользу церкви и общества.
После ознакомления с программой съезда и вступительных приветствий на кафедру входит представитель 4-го благоч. округа покровского уезда гр. Никулин и в решительных выражениях заявляет, что пока на Владимирской кафедре находится арх. Алексий, работа съезда не может протекать в спокойной обстановке. Оратор набросал несколько отрицательных штрихов из деятельности архиепископа и предложил съезду удалить «князя церкви» из пределов Владимирской губернии.
Депутат Гарсков нарисовал картину разрушения церкви под водительством Саблеров—Десятовских и К-о и также предложил парализовать влияние этой клики.
Священник Архангельский (Иваново-Вознесенск) от лица духовенства и мирян крупного фабрично-заводского района потребовал удаления владыки на покой.
Гражданин Быков (Юрьевский у.) в немногих, но сильных, как удар молота, словах выявил весь гнев православных по поводу анти-церковных действий Алексия.
Из груди одного священника вырвался наболевший крик: «Владыка! Если хочешь блага владимирской епархии — уйди!»
Представитель 2 и 3 благочин. округов Гороховецкого уезда сказал, что всякий раз, как ехать к владыке, служитель алтаря проведет несколько мучительных дней и ночей. «Не успокоение мы находили в общении с ним, а унижение»...
Шуя и Шуйский уезд заявили о том, что Алексий не может быть терпим на Владимирской кафедре.
Те же голоса и в тех же выражениях волнами катились на главу владыки из александровского, муромского и др. уездов Владимирской губернии.
Представители монастырей высказались против Алексия.
Была лишь одна заявка от корпорации Влад. епарх. жен. училища (где часть учащих являются ставленниками Алексия), что, по вопросу об удалении Алексия, 12 персон против 11 высказались за владыку (на собрание явились не все).
По воспоминаниям протопресвитера Николая Любимова, на съезде требовали «увольнения архиепископа Алексия; иначе произойти могут в епархии прискорбные эксцессы. В некоторых храмах даже перестали поминать архиепископа.
Результатом этого совещания была посылка срочной телеграммы на имя обер-прокурора Синода следующего содержания: «Владимирский епархиальный съезд духовенства и мирян, в виду несомненного отрицательного отношения архиепископа Алексия к обновлению церковно-общественной жизни, крайне деспотичного характера его, произвольных действий и подозрительных сношений с Распутиным, требует для блага и мира церкви немедленно отстранить архиепископа Алексия от управления Владимирской епархией, способом, каким Вы признаете возможным, поручив временное управление епархией старшему викарию. Подробная мотивировка постановления съезда будет представлена особо.
Архиепископу Алексию сообщено было о состоявшейся посылке телеграммы.
4-го мая на утреннем заседании по выборе секретариата и двух комиссий, съезд почтил память борцов, павших за свободу, и произвел сбор в пользу политических. Затем съезд приступил к обсуждению вопросов: об амнистии членов клира за служебные и дисциплинарные проступки, снятии подсудности с духовенства, понесшего взыскание по суду, а затем о постановке епархиальной миссии при новом государственном строе.
Не последнюю роль в решении избавиться от архиепископа-консерватора сыграла его дружба с Григорием Распутиным. Алексий этих отношений не скрывал. Все знали, что он подарил Распутину книгу с посвящением «Досточтимому старцу». Поэтому Священный Синод даже не решился предоставить Алексию какую-нибудь другую архиепископскую кафедру. Тогда Алексий уехал в Киев, поддержал создание независимой (автокефальной) Украинской церкви, пытался захватить церковную власть в Киеве и объявить на Украине автокефалию. В итоге вообще был запрещен в священнослужении.
Постановление епархиального Съезда было сообщено г. Обер-Прокурору Св. Синода, срочной телеграммой в ночь на 4-е мая. Съезд ожидал получить ответ на эту телеграмму до окончания своих заседаний и потому новой срочной телеграммой просил ускорить ответ, но до закрытия Съезда в 12 ч. ночи 6-го мая никакого ответа не было получено. По закрытии Съезда приведение в исполнение его постановлений должен был взять на себя частью бывший президиум Съезда, а частью избранный Съездом Временный Епархиальный Исполнительный Комитет.

7 мая г, Обер-Прокурору Св. Синода была послана новая телеграмма с указанием, что замедление в удовлетворении Св. Синодом постановления Съезда создает в епархии смуту. 8-го июня был получен ответ от Обер-Прокурора, что он ждет представления, т. е. подробного мотивированного доклада, о котором упоминалось в первой телеграмме. Эта докладная записка была направлена в Петроград 9-го мая, вместе с сим поручено было члену Государственной Думы А. А. Эрн, отправлявшемуся в Петроград, лично переговорить с Обер-Прокурором Св. Синода по поводу постановления Епарх. Съезда относительно Арх. Алексия. Вскоре от г. Эрн была получена телеграмма, что желательна особая делегация. Нужно было сформировать эту делегацию, снабдить ее нужными полномочиями, инструкциями и документами; делегация отправились в Петроград 15 мая, была принята г Обер-Прокурором и лично доложила Св. Синоду те мотивы, по которым Епархиальный Съезд вынужден был просить Св. Синод освободить Владимирскую епархию от такого архипастыря, каким был Архиеп. Алексий. Делегация привезла во Владимир успокоительные вести. Св. Синод согласился удовлетворить настойчивые желания Владимирской епархии об удалении правящего архиепископа. Тем временем арх. Алексий продолжал управлять епархией по-прежнему; во Владимире и даже по епархии шла агитация в целях оставления его, собирались подписи, была будто бы посылаема и особая делегация в Петроград, относительно епархиального Съезда распространялись разные опорочивающие его слухи. Говорили, что сам арх. Алексий послал Св. Синоду особый доклад о Съезде, но тем не менее он все-таки готовился к отъезду из Владимира и назначил этот отъезд на 22 мая.
Постановлением Св. Синода от 18-го мая 1917 г. Архиепископу Владимирскому и Шуйскому Алексию дан двухмесячный отпуск. На 21 мая получен был во Владимире номер Всероссийского Ц. Общественного Вестника, где было напечатано, что «арх. Алексий получил двухмесячный отпуск на лечение, после которого, вероятно, будет уволен на покой». В тот же день получен был арх. Алексием и указ Св. Синода об отпуске на два месяца по болезни, а Преосв. Евгением особый указ о временном управлении епархией. Такая формулировка решения вопроса относительно арх. Алексия произвела в епархии сильное смущение. Появилось опасение, что чрез два месяца арх. Алексий снова вернется во Владимир и будет управлять епархией. При его характере это было вполне возможно. Опасение этому давало достаточное основание и изменившееся после получения указа поведение арх. Алексия. Он отложил свой отъезд, назначенный на 22 мая, и дал консистории официальное предложение, что оставляет за собой управление епархией до 1 июня. Какими мотивами он в этом случае руководился, осталось неизвестным, но после этого стало казаться возможным и то, что он отложит свой отъезд и после 1 июня.
Положение осложнилось и в епархии не могло установиться нормальное течение жизни. Епархия со времени Съезда уже нравственно разъединилась с своим епископом, в некоторых церквах даже перестали поминать его за богослужением, и между тем он продолжал управлять епархией, игнорируя постановления Съезда (напр. по вопросу о выборе делегатов на Всероссийский Съезд духовенства и мирян в Москву), игнорируя Епарх. Исполнительный Комитет и даже угрожая прещениями некоторым из его членов. Вскоре выяснилось, что Св. Синод считает Преосв. Евгения временно управляющим Владимирской епархией со дня получения о том указа, направляя на его имя свои распоряжения, следовательно арх. Алексий произвольно оставил за собой управление епархией до 1 июня. Получилась таким образом новая ненормальность: епархией управляют два лица, один фактически т. с. захватным порядком, а другой юридически, но только номинально. Нужно было принимать новые меры к скорейшему разрешению этого острого для епархии вопроса. К этому побуждали и начавшие поступать решительные требования из епархии. В виду этого посланы были новые телеграммы Обер-Прокурору Св. Синода, Председательствующему в Синоде экзарху Грузии арх. Платону, послан был новый доклад, раскрывающий создавшуюся в епархии ненормальность. В случае неуспеха этих телеграфных и письменных ходатайств предположена была посылка новой делегации в Синод. Получено ли было после этого какое-либо распоряжение арх. Алексием, остается в точности неизвестным, но он почему-то ускорил свой отъезд, не дождавшись 1 июня. Преосв. Евгений получил несколько запоздалую телеграмму о немедленном вступлении в управление.
Отъезд арх. Алексия из Владимира несколько развязал руки. Но опасение его возврата не исчезло. Об этом возврате, по-видимому, думал и он. На воротах архиерейского дома за подписью его секретаря появилось объявление, что Владыка выехал в отпуск до 1 августа. Таким образом вопрос еще не разрешился. Помог ускорению его разрешения Всероссийский Съезд духовенства и мирян. На этом Съезде от Владимирской епархии было 30 делегатов, бывших на епархиальном Съезде; среди них почти все члены президиума Съезда и многие из членов Епарх. Исполнит. Комитета. На Всероссийский Съезд в Москву прибыли члены Св. Синода и Обер-Прокурор и Владимирские делегаты решили воспользоваться столь удобным случаем. В частных сначала беседах они ознакомили Обер-Прокурора и членов Синода с создавшимся во Владимирской епархии ненормальным положением. К экзарху Грузии арх. Платону делегаты явились в полном составе, подробно изложили ему положение дела и просили оказать содействие к немедленному разрешению кризиса. Владыка внимательно выслушал, признал справедливость ходатайства Владимирской епархии и обещал устроить дело в самом скором времени. Особая депутация из делегатов приглашена была на заседанье Св. Синода даже в тот же день. К сожалению, заседание не могло состояться за неприбытием Обер-Прокурора, но члены Синода еще раз выслушали доклад депутации от Владимирской епархии и обещали разрешить вопрос на первом же заседании Св. Синода в Петрограде. Это обещание было исполнено, и 10 июня состоялось определение Св. Синода об увольнении арх. Алексия на покой.
«О предстоящих выборах Владимирского Архиепископа. На имя временно-управляющего Владимирской Епархией, Преосвященного Евгения, епископа Юрьевского, получен Указ Св. Синода от 10 июня 1917 г. следующего содержания: 1) Архиепископа Владимирского и Шуйского Алексия ныне же уволить, согласно прошению, от управления Владимирской епархией; 2) вопрос о местопребывании Архиепископа на покое отложить до истечения данного ему двухмесячного отпуска, и 3) благословить Епархиальный Съезд духовенства и мирян Владимирской епархии произвести выборы кандидата для замещения Владимирской архиерейской кафедры с представлением своего выборного кандидата на утверждение Св. Синода.
В связи с последним пунктом Указа следует напомнить, что на Всероссийском Съезде духовенства и мирян в г. Москве постановлено: что епископы избираются из белого духовенства и мирян (не женатых или вдовых, без обязательного принятия монашества) и из лиц монашествующих» (Известия Владимирского Временного Исполнительного Комитета. Пятница 16-го июня 1917 года).
Скончался в декабре 1919 года в Новороссийске. Есть сведения, что незадолго до смерти покаялся.

Владыка Евгений фактически принял на себя управления Владимирской и Шуйской епархией, официально это было подтверждено Св. Синодом 18 мая 1917 г.
Евгений (Мерцалов) с 18 мая 1917 г. по 9 августа 1917 г. (в/у, еп. Юрьевский);
1917-1922 г. - Сергий (Страгородский).
Владимиро-Суздальская епархия
Собор Владимирских святых.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (13.09.2016)
Просмотров: 853 | Теги: Владимир, шуя | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика