Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
11.12.2016
10:58
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [401]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [27]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [39]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [19]
Религия [1]
Иваново [12]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [6]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Ковровские железнодорожные мастерские

Ковровские железнодорожные мастерские

Неудачная для России Крымская война 1853 - 1856 гг. выявила насущную необходимость в развитии внутренних путей сообщения. Одной из первоочередных задач стала организация строительства железных дорог в стране. 26 января 1857 г. император Александр II утвердил устав Главного общества российских железных дорог. За 10 лет предполагалось построить 4000 верст железных дорог. Самым важным стало устройство железной дороги в 410 верст между Москвой и Нижним Новгородом - крупнейшими торгово-промышленными центрами России. Было установлено, что новая магистраль пройдет в непосредственной близости от Коврова. Работы по строительству Московско-Нижегородской железной дороги начались весной 1858 г. и велись долго.
Первый рейсовый поезд из Нижнего Новгорода в Москву потерпел аварию у станции Ковров-1. Почти два года ликвидировали всевозможные недоделки. 17 апреля 1867 г. у ковровской станции рухнули в реку два пролета железнодорожного моста через Клязьму и здание водокачки. Поврежденный мост так и не был восстановлен.
К 1871 г. русские инженеры возвели новый мост на берегу, почти параллельно течению реки. Затем под ним прорыли канал, и течение Клязьмы было изменено, река приблизилась к городу. Фермы моста, дабы на него в тумане не наскочили баржи и пароходы, окрасили в ярко-красный цвет. Поэтому железнодорожный мост в Коврове до сих пор именуется «Красным мостом».
Несмотря на все неурядицы дорога начала действовать, и маленький уездный город Ковров превратился в важный промышленный центр.

В 1861 году Главное общество Российских железных дорог и Ковровская городская дума заключили соглашение о продаже принадлежащего городу земельного участка под Центральные железнодорожные ремонтные мастерские. Их решено было построить в полуверсте от Коврова на берегу реки Клязьмы. Станция Ковров-1 находилась почти в центре Московско-Нижегородской железной дороги.
Корреспондент газеты «Московские ведомости» М. Никольский в материале, опубликованном в этой газете 17 августа 1862 г., сообщал из Коврова: «В прошедшем году (1861) городское общество продало французам за ничтожную цену гористое пустопорожнее место, из которого «Общество железных дорог» добыло камня на 20 тысяч (рублей), если не более. Обманутые в своих расчетах, жители Коврова не хотели уже продать «Обществу железных дорог» земли, потребной для устройства механического заведения. они опасались, чтобы «Общество…» на покупаемой земле не стало опять разрабатывать камень».
Документы Российского государственного исторического архива в С.-Петербурге свидетельствуют, что в первой половине 1862 г. был приобретен у города земельный участок, исходя из особенностей которого был «в августе 1862 г. разработан проект размещения постоянных железнодорожных мастерских в Коврове». Тот же М. Никольский 25 августа 1862 г. писал в «Московских ведомостях»: «Надобно надеяться, что с устройством механического заведения близ Коврова на линии Московско-Нижегородской железной дороги, потребуются рабочие руки всех возрастов».
Газета «Владимирские губернские ведомости» писала в мае 1876 г. об истории создания мастерских: «Для исправления и возобновления подвижного состава Московско-Нижегородской ж.д. построены центральные мастерские почти посередине линии, на 237-й версте от Москвы, у Ковровской станции, близ уездного города Коврова, на р. Клязьме. Причины, побудившие избрать это место для построения центральных мастерских следующие: удобство местности для расположения строений и путей, дешевизна земли, строительных материалов и топлива, близость к судоходной реке и возможность иметь мастеровых и рабочих, так как во Владимирской губернии металлическое и столярное производство развиты». В просторечии мастерские называли «механическим заведением».
В конце лета – начале осени 1862 г. начались работы по строительству мастерских в соответствии с составленным проектом. Работы велись под наблюдением главного инспектора частных железных дорог России генерал-майора барона Андрея Ивановича Дельвига. 8 мая 1863 г. Дельвиг доносил в Петербург: «Строения для мастерской в Коврове осенью прошлого года покрыты крышей, окна и двери еще не вставлены… В мастерских в настоящее время производится установка механизмов для передачи движения. Кузница при мастерских еще не покрыта, железные стропила, однако, поставлены и поддерживаются временными подпорами. Основание вагонного здания при мастерских еще не выведено до поверхности земли». Возводились слесарные, столярные и обойные отделения, малярный и лесопильный цеха вагонных мастерских, а также паровозосборочный, котельный, токарно-колесный, кузнечный и чугунолитейный цеха паровозных мастерских. В одноэтажных зданиях были установлены 4 паровые машины общей мощностью в 116 лошадиных сил, 2 вагранки, 44 кузнечных горнов, 3 паровых молота и более 300 различных станков, верстаков и приспособлений.
Работы по строительству мастерских и размещению в них необходимого оборудования велись в течение всего 1863 г. 30 декабря того года барон Дельвиг сообщал: «В мастерских в Коврове (лишь) недавно установлены машины и инструменты, и почему (до этого) подвижной состав не мог быть своевременно направляем».
В августе 1864 года из ворот мастерских вышли первые отремонтированные вагоны, но достройка мастерских велась вплоть до 1865 г. С 1865 г. железнодорожные мастерские стали работать на полную мощность. В то время мастерские являлись крупнейшим промышленным предприятием Коврова и одним из значительнейших заводов Владимирской губернии.


Ковровский ж. д. вокзал

Памятник начальнику Московско-Нижегородской железной дороги с 1868 года по 1893 год РЕРБЕРГУ Ивану Федоровичу (1831 – 1917). Открыты 26 июля 2012 года в год 175-летия Российских железных дорог и 150-летия Горьковской железной дороги. Скульптор памятника – заслуженный художник Российской Федерации, член Союза художников России Пурихов Виктор Иванович. Архитектор проекта – главный архитектор Нижегородского проектного института «Нижегороджелдорпроект» - филиал ОАО «Росжелдорпроект» Козлович Татьяна Петровна.

Информация об отремонтированных в мастерских паровозах, вагонах и осях с колесами стала поступать с 1864 г., о чем писал И.Ф. Рерберг: «в 1864 и 1865 гг. по открытии центральных мастерских отремонтировано значительное число паровозов». Первый самостоятельный начальник мастерских инженер Вацлав Рехневский был назначен в 1865 г., до этого мастерские находились в ведении Управления дороги.

Одновременно с возведением производственных помещений велось строительство домов для рабочих и служащих мастерских, с магазинами, клубом, столовой, школой.
В первые десятилетия там работало более 700 человек, из них многие имели семьи и селились близ “заведения”. Посёлок мастеровых стали называть “Заведенским”. Постепенно он слился с городскими кварталами.


Ковровские мастерские

С 1866 г. Ковровские железнодорожные мастерские занимались не только ремонтом, но и постройкой железнодорожных вагонов собственной конструкции. Здесь были созданы первые в России пассажирские вагоны с индивидуальным паровым отоплением, впервые сконструированы и построены специальные вагоны для перевозки живой рыбы, багажа, кресло-кроватный вагон, а также образцовый товарный «нормальный вагон». Ковровские мастерские первыми в России разработали систему водяного отопления в пассажирских вагонах, построили классные вагоны, типовые для всех железных дорог Российской империи. На Санкт-Петербургской мануфактурной (1870 г.) и I Всероссийской политехнической (1872 г.) выставках мастерские за представленные изделия получили золотую медаль и высшую награду - право помещать на своей продукции изображение государственного герба.

В 1882 г. после участия в Московской промышленно-художественной выставке с несколькими десятками экспонатов (наибольший интерес представляли модели вагонов и макет зданий и путей Ковровских мастерских), право использования государственного герба на продукции мастерских было дополнительно утверждено.

Согласно специальному мобилизационному расписанию, Ковров входил в число пунктов по формированию военно-санитарных поездов. При Ковровских железнодорожных мастерских хранилось имущество для снаряжения двух военно-санитарных поездов. С началом войны летом 1914 г. мастерские в короткий срок построили эти поезда. Каждый состав включал 22 вагона IV класса для раненых, 2 вагона VI класса для персонала и офицеров, в 5 вагонах III класса были перевязочные, столовая, канцелярия и помещения для санитаров, а также 4 товарных вагона для кухни и складов. Такой поезд мог принять до 400 раненых, имел специальные вагоны для тяжелораненых и лежачих раненых, а также для бани и аптеки. Укомплектованные поезда уходили на Западный фронт. Всего в России за военные годы было сформировано более 260 поездов, из них значительная часть создавалась и ремонтировалась в Коврове.
Имея важное оборонное и народнохозяйственное значение, ковровские мастерские расширялись и модернизировались. Еще на рубеже XIX-XX веков были выстроены новый токарный цех, рессорные и модельные мастерские. В 1915-1918 гг. по другую сторону железнодорожных цехов выросли строения нового чугунолитейного цеха.

Ковровские железнодорожные мастерские в 1929 году переименованы в экскаваторный завод. В результате реконструкции, по сути дела, построен новый завод, который стал пионером производства экскаваторов в стране. 21 апреля 1931 года из ворот завода вышел первый отечественный экскаватор «Ковровец». Конструкция первенца постепенно совершенствовалась. До 1941 года завод выпустил 1253 землеройных машины.
См. Парк ЭКСКАВАТОРОСТРОИТЕЛЕЙ.

Техническое железнодорожное училище в 1899 г.: Начальник училища – инженер-механик, кос. ассес. Адрей Иванович Яшнов. Инспектор училища и заведующий учебными мастерскими – ученй мастер, кол. сов. Николай Алексеевич Дубов. Преподаватели: железнодорожного дела – инженер-механик, тит. cов. Леонтий Александрович Брюханов; математики – кол. ассес. Иван Федорович Алферов; гимнастики – кол. секр. Константин Константинович Кукарин. Врач – Болеслав Иванович Гриневицкий. Письмоводитель – мещ. Николай Александрович Мендельсон.
Ковровские железнодорожные мастерские в 1899 г.: Начальник – поч. гражд. Оскар Богданович Шуберт. Помощник – инженер-технолог Тимофей Макарович Пекуш. Письмоводитель – поч. гражд. Иван Андреевич Мидро.

Храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери

Адрес: ул. Борцов 1905 г. Пересечение ул. Борцов 1905 г. и Лопатина.
Архитектор: Н.А. Артлебен.

27(14) марта Русская Православная церковь чествует Феодоровскую икону Божией Матери. Один из немногих храмов, освящённых в честь этого образа, есть в г. Коврове Владимирской епархии.


Церковь в честь Феодоровской иконы Божией Матери при Ковровских железнодорожных мастерских

Духовные потребности россиян того времени требовали обязательного посещения православного храма. Мастеровые ходили на богослужения в единственный тогда в Коврове Христорождественский собор. Кроме него в городе имелась кладбищенская церковь во имя мч. Иоанна Воина, которая, однако, не была приходской. Два соборных священника не успевали совершать требы, не имея физической возможности уделять сколько-нибудь значительное время кому-либо из многочисленных прихожан. Поэтому почти сразу после создания механического заведения у мастеровых появился замысел построить свой храм.



Вид южного фасада Феодоровской церкви

План Феодоровской церкви по проекту 1900 года

Вид западного фасада Феодоровской церкви по проекту 1900 года

Храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери

Решающим событием, подтолкнувшим к воплощению этих замыслов в жизнь, стала весть о чудесном спасении императора Александра II во время покушения на него недовольца Д.В. Караказова 4 апреля 1866 г. Ковровские мастеровые обратились к инспектору Московско-Нижегородских железных дорог, подполковнику А. Казначееву с прошением: “День 4 апреля 1866 г. ознаменовался великим чудом над любимейшим Монархом России; в память этого события во всех концах Империи установлено вообще торжество, строятся храмы, часовни и учреждается многое другое… Движимые чувством любви и преданности к Монарху верно подданные Его,.. чтобы увековечить совершившееся в этот день чудо, поручили нам заявить общее свое желание… устроить при Ковровских мастерских, в память события 4 апреля, Православный храм, который при всём том был бы для нас очень полезен…”

После подробного рассмотрения Владимирское епархиальное начальство признало основательными как прошение мастеров, так и изложенные инспектором соображения относительно целесообразности открытия нового прихода. Ковровские мастеровые в пользу нового храма решили жертвовать по одной копейке с получаемого ими каждого рубля, что в общей сложности должно было составить более 1000 рублей в год. Такое обеспечение епархиальное начальство признало вполне достаточным и надёжным.
Между тем во время визита Александра II во Францию 25 мая 1867 г. в Булонском лесу под Парижем на него было совершено новое покушение. Когда царь в сопровождении императора французов Наполеона III возвращался с устроенного в его честь смотра французских войск на Лоншанском поле поляк-эмигрант Березовский стрелял из пистолета в российского императора, но промахнулся, ранив лишь лошадь французского шталмейстера, ехавшего рядом. Этот случай чудесного спасения жизни государя от угрожавшей опасности еще более утвердил ковровских мастеровых в стремлении устроить свою церковь. Была открыта подписка по всей линии Московско-Нижегородской железной дороги для сбора добровольных пожертвований на постройку храма.
22 февраля 1868 г. было получено разрешение Священного Синода на устройство церкви при Ковровских мастерских с образованием при ней особого прихода и определением к ней причта. Об усердии ковровских мастеровых обер-прокурор Священного Синода граф Д.А. Толстой доложил императору, и Александр II “на всеподданнейшем докладе по сему предмету… изволил написать собственноручно: “Благодарить ”.
К августу 1868 г. проект на построение каменной церкви при Ковровских мастерских был утвержден в строительном отделении Владимирского губернского правления. Автором проекта нового храма был епархиальный архитектор Николай Андреевич Артлебен. Работы по постройке храма начались в конце 1868 г. и велись под руководством специально избранного комитета из трех лиц: директора Управления Шуйско-Ивановской железной дороги Ивана Андреевича Бусурина, инспектора Московско-Нижегородской железной дороги А.А. Казначеева и начальника Ковровских железнодородных мастерских О.Б. Шуберта. Непосредственно постройкой занимался И.А. Бусурин. Мастеровые давали по 25, 50, 70 копеек, редко кто рубль. О храме так и говорили, что он выстроен на рабочие пятачки. Всего было собрано 19829 рублей 86 копеек. Ещё около 13 тысяч рублей пожертвовал директор Управления Шуйско-Ивановской железной дороги И.А. Бусурин. Все пожертвования записывались в огромную, переплетенную в кожу книгу. Вплоть до начала 1950-х гг. она сохранялась в заводоупрвлении Ковровского экскаваторного завода. Впоследствии эта книга была утеряна.

К концу 1874 г. здание церкви из красного кирпича в так называемом “русском романтическом стиле” было готово. Купола, крытые кровельным железом, выкрасили в серебристый цвет. До весны 1875 г. продолжались работы по внутренней отделке и благоустройству храма. Они велись под началом первого по времени церковного старосты инженера-технолога мастерских Михаила Яковлевича Косых, занимавшего этот пост с 1875 по 1881 гг. Иконостас, выполненный в древнерусском стиле, клиросы с киотами, шесть местных подсвечников и три паникадила (большое посередине храма с 36 свечами и два по бокам с 18 свечами каждое) были выполнены самими мастеровыми из березы, отполированы с отделкою ореховым деревом и украшены резьбой. Одновременно с возведением здания храма выстроили деревянный дом на каменном основании для причта, крытый железом. В нем находились помещения для священника, псаломщика и церковного сторожа. Позже для священника срубили новый большой деревянный дом, в котором в советское время находилась железнодорожная больница. От церкви к этому дому была насажена липовая аллея. Сильно разросшиеся деревья частично стоят и сегодня.
Новый храм решено было наименовать в честь Феодоровской иконы Божией Матери, которая считалась небесной заступницей царствовавшего Дома Романовых. Судьба иконы тесно связана с историей русского государства и восшествием на престол первого царя из династии Романовых Михаила Феодоровича.
И.Ф. Рерберг в 1887 г. так описывал новопостроенную церковь: «Церковь построена из кирпича, с облицовкою цоколя и карнизов белым известняком местной породы. В плане она имеет форму квадрата с прямоугольными пристройками с трех сторон и полукруглою с четвертой стороны для алтаря. Над входным портиком с западной стороны устроена колокольня, на которую ведет внутренняя лестница; над средней квадратной частью выведен купол диаметром в 5.5 сажен, с фонарем в средней его части, диаметром в 1.5 сажени. Стены церкви и купол внутри оштукатурены».
Освящение новоустроенной церкви в честь Феодоровской иконы Божией Матери при Ковровских железнодорожных мастерских было назначено на 25 мая 1875 г. Для этого из Владимира накануне, 24 мая в 12 часов экстренным поездом прибыл архиепископ Владимирский и Суздальский Антоний (Павлинский).
В Коврове его встретил местный благочинный протоиерей Сила Алексеевич Архангельский, в сопровождении которого архиерей посетил новоустроенный храм. Долго и внимательно Преосвященный осматривал его внутри и снаружи и остался весьма доволен увиденным. В 6 часов в новом храме началось всенощное Богослужение, которое совершали ключарь Владимирского кафедрального Успенского собора священник Иоанн Васильевич Благонравов, священник Ковровского Христорождественского собора Алексей Григорьевич Радугин, священник новой Феодоровской церкви Иоанн Алексеевич Соколов и один из московских священников, имевший прихожанами служащих на Московском вокзале Московско-Нижегородской железной дороги. На литию и величание выходил сам Преосвященный.
Утром следующего дня в 9 часов 30 минут, после продолжительного звона, началось освящение храма, которое совершал архиепископ Владимирский и Суздальский Антоний с теми же священниками. При этом священнодействии присутствовали высокие гости из Владимира, сам губернатор генерал-лейтенант Владимир Николаевич Струков, чиновники из управления Московско-Нижегородской железной дороги, а также начальство Ковровских железнодорожных мастерских. Кроме прихожан-мастеровых, народу собралось великое множество. После совершения освящения тотчас же в новоосвященном храме началась Божественная литургия, которую совершил Преосвященный. Очевидец описывал эти события так: “Трудно передать душевное состояние молившихся здесь мастеровых и служащих по железной дороге. Это была первая литургия в новом храме, построенном на их трудовые деньги, а труд их, всем известно,- труд нелегкий, нередко соединенный с опасностью жизни. Первый раз за них приносилась Бескровная Жертва, приносилась самим Архипастырем, который благословил их на святое дело храмоздания и только что совершил освящение нового храма. Глубже всякого другого они понимали и чувствовали это, - и слёзы благодатной радости струились по лицам многих из них”. Завершилось торжество по случаю освящения храма обедом, устроенном в конторе при мастерских.

Иоанн Алексеевич Соколов

Первоначально причт новоустроенного храма состоял из священника и псаломщика. Позже в состав причта был введен диакон. Первым настоятелем Феодоровской церкви стал выходец из рода священнослужителей Иоанн Алексеевич Соколов. Родился он в 1840 г. в семье дьячка Владимирской епархии, в возрасте 22 лет окончил Владимирскую духовную семинарию одним из первых учеников, а с 1864 года служил священником в Христорождественской церкви Коврова, когда сочетался браком с дочерью бывшего настоятеля Христорождественской церкви Михаила Матвеевича Туторского Ольгой Михайловной. Однако служба о. Иоанна в Ковровском храме продолжалась недолго. В 1865 г. повсеместно была проведена церковная реформа, в результате которой произошло сокращение церковных штатов. Под такое сокращение попал и И.А. Соколов. Заштатным священником он был до 1870 г.
В 1865 г. начал преподавать Закон Божий в училище при механическом заведении. Когда в 1868 г. в Коврове был образован строительный комитет по устройству Феодоровской церкви, то о. Иоанна с момента основания и до завершения работ состоял его постоянным членом.
В 1870 г. Ковровская Христорождественская церковь была переименована в соборную, вследствие чего вырос и ее причт. 18 сентября 1870 г. Иоанна Соколова вновь определили священником в Ковровский собор.
23 мая 1875 г. И.А. Соколов был переведен к Феодоровской церкви во священника. Являясь уже настоятелем новоустроенного храма, Иоанн Алексеевич неоднократно по выбору духовенства от десяти причтов проходил должность депутата съезда уполномоченных Владимирского училищного округа. Епархиальное начальство не оставляло без внимания усердную службу священника нового ковровского храма. В декабре 1873 г. о. Иоанн был награжден набедренником, а в апреле 1879 г. – скуфьей. За годы своей службы настоятель Феодоровской церкви получал неоднократно благодарности от епархиального начасльства и от Св. Синода. Более 24 лет священствовал о. Иоанн в церкви при железнодорожных мастерских. Когда при Феодоровской церкви открыли приходскую школу, он и там исполнял должность законоучителя.
30 сентября 1898 г. он скончался и был погребен на Ковровском городском кладбище при церкви Иоанна Воина.

Николай Александрович Преображенский

После кончины И.А. Соколова в Феодоровскую церковь был определён новый священник – Николай Александрович Преображенский. Он также являлся выпускником Владимирской духовной семинарии, которую окончил в 1888 г. одним из лучших студентов. Благодаря своим способностям он в 1892 г. поступил в Московскую духовную академию, которую в 1896 г. также успешно окончил, получив степень кандидата богословия. Если бы о. Николай принял иноческий постриг, то вполне мог бы достичь высших постов в церковной иерархии – вплоть до архиерейства. Но он предпочел стать приходским священником. В 1897-1898 гг. в ожидании приличной вакансии он состоял надзирателем Владимирской духовной семинарии, а в октябре 1898 г. он был рукоположен в во священника Феодоровской церкви. За всю предшествующую историю Коврова это был самый высокообразованный священник в городе.
Н.А. Преображенский очень скоро показал себя как человек очень деятельный, твердый и властный. Постепенно настоятель Феодоровской церкви распространил свое влияние на весь город. с самого начала служения в Коврове он занял посты законоучителя Ковровского технического железнодорожного училища и Феодоровской двухклассной мужской школы. Позже он стал заведовать как Феодоровской мужской, так и одноименной женской школами. В 1899 г. о. Николай возглавил Ковровское отделение Владимирского епархиального училищного совета, став его председателем. В ведении Н.А. Преображенского оказались все церковно-приходские школы Ковровского уезда. После открытия в Коврове женской гимназии и реального училища о. Николай, помимо прочих своих постов, стал законоучителем и в этих учебных заведений.
Помимо преподавательской деятельности Н.А. Преображенский ревностно занимался делами своего храма, вникал в повседневный быт и нужды своих прихожан-мастеровых. По церковным праздникам он неукоснительно обходил все дома своего прихода (более 150 домов) и поощрял работников мастерских к трезвому образу жизни, добросовестной работе и развитию внутреннего духовного мира. К пьяницам, лодырям и смутьянам о. Николай относился очень жестко, принародно обличал их, захаживал в их дома и в будни, словно заправский участковый, оставляя однако заблудшим овцам возможность возвратиться к праведной жизни. Рабочих Ковровских мастерских в статьях и книгах, написанных в годы Советской власти, обычно изображали почти исключительно как революционеров-подпольщиков, занятых лишь листовками, маевками, забастовками и изучением произведений Маркса и Ленина. Конечно же, были и такие, но абсолютное большинство рабочих жило тогда совершенно другими заботами. Для них главным было умение хорошо выполнить свое дело, возможность получать сравнительно высоких заработок, когда один мастеровой содержал неработающих стариков-родителей, хозяйку-жену и несколько детей. Люди гордились своим заводом, старались качественно делать порученную работу, а церковь, тоже свою, заводскую, сооруженную на свои же рабочие деньги, считали, и во многом справедливо, лучшей церковью города.
Впервые в Коврове в Феодоровской церкви было устроено калориферное отопление. Котельная, отапливаемая дровами и углем, находилась в подвале храма, поэтому церковный пол был всегда теплым, в отличие от холодных каменных плит двух ковровских храмов. Освещение в Феодоровской церкви сделали электрическое, в паникадилах горели лампочки, сделанные в виде свечей. Тогда это было в новинку. По специальному заказу мастеровых был отлит большой церковный колокол, на который для лучшего звону, кроме меди, пошло большое количество серебра. Этот колокол обладал самым чистым и долгим звучанием из всех ковровских колоколов. Его звучный и сильный голос узнавали из любого конца города, и колокол этот был предметом гордости рабочих железнодорожных мастерских. Всему городу был известен звонарь Феодоровского храма Александр Царев – мастер своего дела.

Освященный в 1875 г. храм с течением времени оказался недостаточно вместительным для всё увеличивавшегося числа прихожан. В переполненной церкви порой царили толкотня и давка, как прежде в единственном на весь Ковров городском соборе. В конце 1890-х гг. из-за тесноты и неблагоприятных обстоятельств едва не приключилась трагедия. Вот как передавал обстоятельства этого происшествия автор вышедший в 1903 г. книги об истории Коврова и Ковровского уезда И.Ф. Токмаков.
«Несколько лет тому назад в Великую субботу над входом в церковь Феодоровской иконы Божией Матери, что при мастерских Главного Общества российских железных дорог, по распоряжению церковного старосты, г. Дмитриева, поставлена была громадная транспарант-картина, изображавшая Воскресение Христово.
Перед началом Пасхальной заутрени, керосиновые лампы картины были зажжены, но человека для наблюдения за горением их оставлено не было. Во время заутрени одна из этих ламп, как предполагают, упала; керосин, брызнувший на деревянные рамы картины, вспыхнул и пламя в один момент охватило все это громадное, пропитанное маслянистыми веществами транспарантное изображение.
Один из молящихся, вышедший в это время на паперть, закричал: «пожар!» и в церкви сделалась суматоха. Народ в паническом страхе бросился к выходу, но увидев над собой громадное пламя, в ужасе остановился. В это время, благодаря предусмотрительности некоторых, были затворены железные двери церкви, и огонь кое-какими имевшимися под руками средствами был потушен. Случай этот вызвал со стороны мастеровых ропот на церковного старосту, неосмотрительность которого нарушила торжественный ход пасхального Богослужения».
По инициативе Н.А. Преображенского в 1900 г. было начато переустройство Феодоровской церкви. Проект нового вида храма утвердил начальник II участка пути и сооружений Московско-Нижегородской железной дороги Н. Коновалов. Предусматривалось возведение с западной стороны обширной пристройки-трапезной, а также притвора и новой четырехъярусной колокольни, увенчанной высоким барабаном с вытянутым наподобие шпиля завершением купола. Внутренний объем храма должен был увеличиться более, чем в два раза. Старую колокольню предполагалось разобрать, а ее материал использовать для фундамента новых построек. Работы продолжались с 1900 по 1904 гг. и были выполнены в полном объеме. Строители отошли от проекта только в верхних ярусах колокольни, сделав ее менее вычурной и более традиционной. Строительство велось, как и прежде, на пожертвования рабочих и служащих Ковровских железнодорожных мастерских и Московско-Нижегородской железной дороги. Имена наиболее ревностных жертвователей были опубликованы на страницах Владимирских епархиальных ведомостях». Активную помощь Н.А. Преображенскому в расширении и перестройке храма оказывал церковный староста в 1900-1902 гг. мещанин Иван Розанов, сам много раз делавший пожертвования и передавший в Феодоровскую церковь три серебряные позолоченные ризы для икон Феодоровской Божией Матери, св. Николая Чудотворца и Св. Благоверного Великого князя Александра Невского. Преобразившаяся Феодоровская церковь стала вторым по величине храмом Коврова, лишь немного уступая размерами Спасо-Преображенскому собору.
События 1905 г., когда железнодорожные мастерские стали центром возмущения против тогдашних властей, не оставили в стороне и Феодоровскую церковь. расположенная посреди рабочего поселка, имевшая прихожанами почти исключительно «пролетариат» эта церковь стала своеобразным бастионом в борьбе с приверженцами «великих потрясений». Лишь меньшая часть рабочих была подвержена влиянию левых агитаторов, однако Н.А. Преображенский и в этом видел грядущую угрозу империи и православию. О. Николай в своем стремлении противостоять левым встал на крайне правые позиции, именовавшиеся его противниками не иначе как реакционными. Настоятель Феодоровского храма стал в Коврове одним из лидеров организованного здесь отделения «Союза русского народа», который также возглавили земские начальники Н.В. Култашев и Н.М. Маньков, купцы А.А. Апарин и Г.М. Сазонов, ковровский городской голова В.Д. Мытарев и его заместитель И.Н. Шкинев. Наиболее образованный, талантливый проповедник и оратор Н.А. Преображенский являлся, по сути, главным идейным вдохновителем ковровских «союзников». В 1906 г. им удалось выиграть в рамках Коврова выборы в I Государственную Думу: в выборщики по городу (тогда выборы были многоступенчатыми) прошли исключительно представители правых, в том числе и сам о. Николай. Однако, уже выборы во II Думу они проиграли, уступив партии «народной свободы» (кадетам) по всем статьям.
Неизвестно, как относилась к политическим увлечениям Н.А. Преображенского епархиальное начальство, но его пастырскую деятельность оно ценило весьма высоко. Еще 19 января 1904 г. он был награжден скуфьей, 6 мая 1911 г. – наперсным крестом, 3 февраля 1912 г. – орденом св. Анны III ст., а в 1915 г. пожалован в сан протоиерея.
О. Николай активно работал и в рамках епархии. Он был членом Владимирского отдела Императорского Православного Палестинского общества, избирался депутатом от Коврова на духовные съезды. 9 декабря 1904 г. именно он от лица Коврова поднес поздравительный адрес архиепископу Владимирскому и Суздальскому Сергию по поводу 50-летия служебной деятельности последнего. Н.А Преображенский с 14 мая 1899 г. состоял действительным членом Владимирской ученой архивной комиссии и передал в ее музей вое собрание старинных монет.
8 сентября 1913 г. настоятель Феодоровской церкви принимал в своем храме митрополита Московского и Коломенского Макария (Невского), посетившего Ковров по пути на свою родину – село Шапкино Ковровского уезда.
«Когда поезд подошел к станции Ковров, обширная платформа ее была переполнена встречавшим Владыку Митрополита народом настолько, что с большими усилиями можно было провести его представителям власти городской, гражданской и духовной в станционное помещение. Как только Владыка показался из вагона, вся эта тысячная радостная масса, как один человек, обнажила головы; Владыка преподал общее благословение, послышалось восторженное «ис полла», при пении которого он и проследовал в вокзал, также до тесноты переполненный народом. Здесь Митрополита приветствовали представители Ковровского отдела союза русского народа почтением адреса (довольно пространного), в котором выражена искренняя радость их видеть Великого Святителя Первопрестольной столицы, апостола Алтая, твердого, мощного стоятеля за вековые истины Православия и устои общества и государства особенно во время так называемого «освободительного» движения, к голосу которого (Святителя) тогда прислушивались все искренне верующие русские люди и которому следовали тогда в борьбе с крамолою. Митрополит, принимая адрес, благодарил подносивших за привет, при чем смиренно заявил, что они преувеличивают его деятельность, и что сделано и делалось им, то делалось с помощью Божией и благодати Христовой. Затем Владыке поднесены были хлеб-соль с просьбой принять от осчастливленных его прибытием членов союза и горожан, а также и альбом видов гор. Коврова, последнее от хоругвеносцев. Владыка благодарил за хлеб-соль и в краткой ответной речи высказал благожелание, чтобы хлеб – достаток – был достоянием каждого из них и присутствующих, чтоб его хватало и для других, и на дела благотворения и на украшение храмов, и чтобы соль – мир Христов – царили у них в семьях их и в обществе и во всех взаимных их отношениях, как необходимое условие их благоденствия и процветания.
С вокзала Митрополит, пригласив с собой Епископа Юрьевского, в экипаже значительной частью города Коврова через железнодорожный мост проследовал прямо к вокзальному храму, благословляя по пути народ, которого была масса и около вокзала и около храма, и немало около железнодорожного моста, при чем в улице, ведущей к храму, у каждого дома обывателями были поставлены столы с хлебом-солью и иконой при них. В благолепно-украшенном, ярко-освещенном, переполненном народом вокзальном храме Митрополит был встречен со св. крестом и водой о. настоятелем храма, священником Николаем Преображенским, который приветствовал Владыку краткой речью, выражавшей великую радость по случаю прибытия его, Владыки, хотя и проездом, в гор. Ковров, особенно для железнодорожно-служащих и рабочих, в храме которых Владыка соизволяет быть за вечерним и утренним богослужениями. Приложившись ко св. кресту и окропивши себя св. водой, Владыка проследовал в алтарь, где благословил градское и окрестное (собравшееся для встречи его) духовенство. Началось служение всенощного бдения при стройном пении певчих правого и левого хора и неспешном выразительном чтении псаломщиков. Митрополит выходил со всем собравшимся духовенством на литию и величание, при чем на величание выходил и Епископ Юрьевский Евгений. После 1-й кафизмы Митрополит с облачального амвона обратился к предстоящим с глубоко трогательным словом… По окончании утрени Митрополит поручил помазание св. елеем Епископу Юрьевскому, а сам удалился в алтарь: преподал по прочтении 1-го часа молящимся общее благословение, Митрополит направился в квартиру настоятеля вокзального храма о. Н. Преображенского, где ему был приготовлен ночлег, а Епископ Юрьевский продолжал еще с полчаса помазывать св. елеем прикладывавшихся к св. иконе.
Откушав чаю и едва коснувшись предложенной радушными хозяевами трапезы, Его Высокопреосвященство распорядился чтобы в вокзальной церкви завтра раннюю литургию начали в 7 часов утра и удалился в приготовленную для него комнату.
На другой день 7-го сентября в 6 час. 50 мин. утра послышался благовест к литургии и ровно в 7 часов Митрополит в сопровождении двух иподиаконов проследовал в вокзальный храм, где по обычной встрече и облачении, по прочтении часов, началась божественная литургия, которую Его Высокопреосвященство совершал до сугубой эктении… По окончании божественной литургии, преподав общее благословение, Митрополит, сопровождаемый духовенством и молящимися, вышел на паперть храма, с которой и начал беседу о том, как веровать, жить и молиться… Окончив беседу и выслушав пение нескольких духовных кантов из «Алтайской лепты», которое исполняли бывшие с Его Высокопреосвященством Чудовские певчие трио во время раздачи народу листков и брошюр религиозно-нравственного содержания,- Митрополит направился к квартире о. настоятеля храма при всеобщем пении сопровождавшего его народа «Достойно». В квартире о. настоятеля Владыка пробыл очень недолго, и милостиво благословив и поблагодарив радушных хозяев, снова вышел к ожидавшему его народу, с которым при общем пении «Достойно» направился по тому пути, по которому вчера подъезжал к храму.. дошел до моста через железную дорогу, перешел его; здесь сел в поданную ему карету и по улицам города, переполненным обывателями, при звоне колоколов вокзальной церкви, отправился на свою родину, в село Шапкино. Владыку сопровождали чины полиции с г. уездным исправником, председатель управы, земский начальник и др.»
Во время Первой мировой войны Н.А. Преображенский вел большую работу по сбору пожертвований для солдат действующей армии среди своих прихожан. Особенно распространен был обычай посылать на фронт подарки к празднику св. Пасхи. Так, в 1916 г. рабочие Ковровских железнодорожных мастерских под руководством протоиерея Преображенского собрали на пасхальные подарки сумму в 1135 руб. – весьма немалую по тем временам. Подарки были отправлены в 217-й Ковровский пехотный полк, командир которого флигель-адъютант полковник Поливанов писал в Ковров: «От лица Ковровского полка приношу сердечную благодарность всем вам, железнодорожным мастеровым, за присланные подарки. Мы все очень тронуты и с глубоким уважением относимся к проявленной вами заботе о чинах полка, тем более это ценно, что вы уделяете не от своего избытка, а от заработка, полученного тяжелым трудом. Это доброе внимание каждый солдат чувствует и не забудет никогда».
Отец Николай Преображенский не принял октября 1917 г., насколько возможно он отстаивал права Церкви перед новой Советской властью. В январе 1918 г., когда Церковь декретом Совнаркома была отделена от государства, о. Николай возглавил крестный ход в центре Коврова в поддержку гонимого православия. В марте 1919 г. патриарх Тихон наградил о. Николая наперсным крестом с украшениями за ревностную пастырскую деятельность. Большевики также “оценили” заслуги Н.А. Преображенского, припомнили протоиерею его крайне консервативные убеждения. В их глазах он был вдвойне «контра» - во-первых, поп, а во-вторых, крайне реакционный «служитель культа». Про Преображенского говорили, что он-де шпионил за революционерами при «проклятом царизме». Отец Николай не умел, а скорее всего и не хотел приспосабливаться к новой ситуации. Возможно, именно поэтому Феодоровская церковь, где он был настоятелем, стала первой мишенью для властей, которым нетерпелось закрыть все храмы в Коврове. 28 августа 1924 г. президиум Ковровского удельного исполкома Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов принял решение о закрытии Феодоровской церкви, и о передаче её здания под клуб для рабочих железнодорожных мастерских. В начале сентября церковь была закрыта, просуществовав в качестве храма 49 лет. Вскоре был арестован и о. Николай. После длительного заключения он погиб в одном из северных лагерей в конце 1930-х гг. Сидевшие вместе с ним люди рассказывали, что Преображенский был посажен конвоирами в карцер, где его затравили собаками. Только в годы «перестройки» «служитель культа» Н.А. Преображенский был посмертно реабилитирован.

Диакон Василий Евграфович Ставровский

За всю историю Феодоровская церковь имела двух настоятелей, а диаконом при них всё это время, около 50 лет, служил Василий Евграфович Ставровский.
Родился он в 1842 г. в семье дьячка села Ставрово Владимирского уезда Евграфа Васильевича Ставровского, его братом был Алексей Евграфович Ставровский – выдающийся владимирский музыкант, педагог, композитор, регент кафедрального Успенского собора. В 1864 г., не закончив Владимирскую духовную семинарию, Василий Евграфович был посвящен во диакона в село Арефино Муромского уезда, где и прослужил до 1875 г., когда перешле на место псаломщика приФеодоровской церкви г. Коврова. Будучи диаконом в Арефино, В.Е. Ставровский в течение 7 лет учительствовал в Багратионо-Арефинском сельском училище и 5 лет состоял ризничим и библиотекарем церковной библиотеки. За это время он неоднократно получал благодарности епархиального начальства. В 1875 г. Василий Евграфович перешел на диаконское место в ковровский новопостроенный храм. Здесь он продолжал и учительскую деятельность: сначала как учитель 1-го приготовительного класса Ковровского технического железнодорожного училища, а затем как законоучитель начального при Ковровских железнодорожных мастерских училища. После преобразования этого училища в двухклассную церковно-приходскую школу В.Е. Ставровский и там стал преподавать Закон Божий, а затем и чистописание. За отличную службу ему в 1879 г. было преподано благословение Св. Синода, а в 1892 г. за старание о благолепии церкви и порядке в ней он удостоился благодарности архиепископа Владимирского и Суздальского Феогноста. 3 февраля 1902 г. он удостоился высокой и редкой для диакона награды: за усердное исполнение в течение 25 лет обязанностей по обучению в народных школах Василий Евграфович получил орден Св. Анны III ст.
11 апреля 1914 г. в Коврове прошли необычные торжества – отмечался юбилей 50-летней службы диакона В.Е. Ставровского. В этот день в Феодоровском храме при большом стечении прихожан была отслужена Божественная литургия. Литургию совершали настоятель храма священник Н.А. Преображенский и многочисленные родственники юбиляра – священники и диаконы Владимирской епархии. По окончании литургии благодарные прихожане, ценя честное полувековое служение диакона Ставровского, преподнесли ему икону Феодоровской Божией Матери. тогда же архипастырское благословение старцу было передано его родным братом, регентом архиерейского хора Алексеем Евграфовичем Ставровским. После этого в храме отслужили молебен. По окончании церковной службы Василий Евграфович, духовенство и сослуживцы юбиляра отправились в дом диакона, который стоял окруженный зеленью на горке напротив ковровского вокзала. Там им была предложена торжественная трапеза. Служба диакона В.Е. Ставровского в Феодоровской церкви продолжалась вплоть до его кончины в 1923 г. в возрасте 81 года.

Кроме священника и диакона в причте Феодоровской церкви находился и псаломщик. Первым эту должность с 18 мая по 23 декабря 1875 г. занимал Каллистрат Быстрицкий, а затем до 1897 г. В.Е. Ставровский, а с 1897 по 1924 гг. Федор Ефимович Соловьев. Один из сыновей Ф.Е. Соловьева Александр служил табельщиком в железнодорожных мастерских, а другой – Иван учительствовал в Феодоровской церковно-приходской школе.

Двухклассная Федоровская церковно-приходская школа в 1899 г.: Попечитель – мохан.-строит. Михаил Николаевич Дмитриев. Учителя: Иван Михайлович Либеровский; Павел Михайлович Дмитриев; Александр Петрович Миртов; Василий Владыкин; Николай Жаров; диакон Василий Ставровский.
16 мая 1913 года 50 учеников Феодоровской церковно-приходской школы в г. Коврове вошли в отряд потешных, организованный управлением М.-Нижегородской железной дороги. Отряд этот представлен был Императору на ст. Боголюбово.

После закрытия храма в сентябре 1924 г. там был устроен клуб железнодорожных мастерских, по решению рабочих получивший имя скончавшегося в январе того года вождя мирового пролетариата В.И. Ленина. Иконостас был разломан при помощи учеников местного ФЗУ, колокола сбросили на землю и отправили на переплавку. Только самый большой колокол, где серебра было едва ли не больше чем меди, не подошел для плавки и его заброшенные обломки еще долгое время напоминали о варварском разорении храма. Тогда же были разобраны колокольня и барабан церковного купола. Открытие нового клуба было приурочено к празднику 7 ноября 1924 г. На это торжество приехал из Москвы тогдашний нарком путей сообщения Ян Эрнестович Рудзутак, чье имя получил ковровский железнодорожный техникум, устроенный на базе бывшего технического училища. На открытии клуба произнес речь и Николай Николаевич Широков, старый большевик, занимавший позже некоторое время пост директора экскаваторного завода и получивший на склоне лет орден Ленина и звание почетного гражданина Коврова. Однако, клуб просуществовал в здании бывшей церкви очень недолго. Как говорили бывавшие в этом клубе современники, акустика этого помещения оказалась крайне неподходящей, «Звук в горло лез»,- так выражались они. К тому же на прежний храм положили глаз военные Ковровского гарнизона. В мае 1929 г. они добились передачи бывшей церкви под учебный пункт 14-й пехотной дивизии, стоявшей в Коврове. Вплоть до Великой Отечественной войны в бывшем церковном здании размещался городской допризывный пункт. В войну оттуда уходили на вокзал для отправки на фронт вновь сформированные воинские части. Тогда же была разобрана на дрова деревянная церковная ограда. В послевоенное время в бывшей церкви поместилась база промторга.

В нач. 1990-х гг. руководство Ковровского экскаваторного завода предприняло некоторые шаги к восстановлению Феодоровской церкви. Был составлен эскизный проект восстановления храма и начато выполнение рабочего проекта.
Храм Феодоровской иконы Божией Матери вновь открыл свои двери для молящихся в 1999 г. С первых дней силами прихожан ведётся нелёгкая работа по восстановлению былого великолепия храма. С 2000 г. регулярно служатся литургии, исполняются различные требы, функционирует детская воскресная школа. Настоятелем вновь открывшегося храма стал рукоположенный 21 июля 1998 г. в сан священника Борис Витальевич Липатов.
В настоящее время, как и в былые времена, храм наполняется молящимися, восстанавливаются его стены и в душах людей возрождается истинная вера, которая вдохновляла и поднимала наших предков на создание великолепных храмов, украшающих лицо нашей Православной земли.

Литература:
Фролов Н.В. Фролова Э.В. Церковь в честь Феодоровской иконы Божией Матери при Ковровских железнодорожных мастерских. Ковров 1998 г.

См. Храмы Коврова.

Город Ковров.

Московско-Нижегородская железная дорога
Волнения рабочих на постройке Московско-Нижегородской железной дороги 1859-1860 гг.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (24.04.2016)
Просмотров: 437 | Теги: промышленность, Ковров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика