Главная
Регистрация
Вход
Пятница
25.06.2021
07:14
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1393]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [231]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [163]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [90]
Учебные заведения [132]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Стасевич Елена Титовна

Елена Титовна Стасевич

Елена Титовна Стасевич родилась в 1888 году.


Елена Титовна Стасевич

Домик сторожихи железнодорожного переезда Елены Титовны Стасевич примыкал к казармам 197-го запасного полка, расквартированного с начала империалистической войны в г. Александрове. Жить с тремя малолетними сыновьями на скудную зарплату сторожихи было нелегко при тогдашней дороговизне, поэтому Елена Титовна в одну из двух комнат своего домика пустила на постой солдат. И еще стирала солдатское белье. Вот и 28 февраля 1917 года она стояла с утра у корыта, отдежурив ночь на переезде. В избу вошли постояльцы, точнее ворвались, словно спешили сообщить небывалую новость.
— Революция! — крикнул один из них с порога. — Ты знаешь это слово, мать?
Елена Титовна вытерла о фартук руки. Улыбнулась. Как ей не знать такое слово?
— Мама не только знает это слово, она сама революционерка, — сказал десятилетний сынишка Алеша.
— Придумываешь, Алексей, — возразила Елена Титовна.
- И вовсе я не придумываю, — твердил сын. — Наша мама даже в тюрьме сидела! Расскажи, мама.
И она рассказала:
— Муж дорожным мастером работал на станции Берендеево, а я, как и теперь, сторожила на переезде. Поехали как-то с бабами в Переславль-Залесский. Ну, пристал к нам жандарм. Я сгоряча обозвала его «крючком». «Вяжетесь, говорю ему, понапрасну к рабочим людям...» Он меня схватил и поволок в кутузку. Неделю в ней высидела.
— Вот! А я что говорил! — запрыгал Алеша. — Революционерка наша мама, революционерка...
А события в тот день и в последующие развивались стремительно, словно с горы сорвалась снежная глыба и понеслась вниз, все сокрушая на своем пути. 28 февраля, когда из Питера в Александров поступила весть о свержении монархии, к солдатам запасного полка пришла делегация железнодорожников и предложила провести 1 марта совместную демонстрацию. Рядовые Петр Еремеев, Николай Толстобров, Алексей Большаков и другие вожаки революционных солдат горячо приняли предложение железнодорожников. Еремееву поручили вывести полк на демонстрацию с красным знаменем, выступить с речью на митинге, который единодушно решили провести на центральной площади города.
День 1 марта 1917 года выдался солнечным, погожим, будто сама природа тоже выражала свои чувства. Но большинство офицеров полка были решительно против демонстрации. Тогда эти офицеры, по предложению Еремеева, были взяты под стражу. Полк с оркестром, исполнявшим «Марсельезу», с развернутым впереди красным знаменем двинулся по улицам Александрова.
Елена Титовна участвовала в этом первом митинге на площади, вслушивалась в слова ораторов, каждое слово которых вызывало у нее огромный прилив душевных сил. Хотелось пойти дальше в революцию с Глазуновым, Тихонравовым, Большаковым, Савельевым и другими пламенными александровскими большевиками.
Но жизнь сложна. Не все в ней так делается, как хочется. Много встает препятствий. Из Казани приехал муж, работавший там на строительстве железной дороги. Он получил направление на работу дорожным мастером в Минскую губернию. Ему, человеку очень религиозному, консервативному в своих взглядах, не понравилось, что жена посещала митинги, проходившие в городе.
Второй раз за последние четыре года супруги Стасевичи со всем семейством и скарбом уезжали в Белоруссию, на их родину.
И вот опять Елена Титовна с детьми в Белоруссии. Муж хотел, чтобы она даже не упоминала о революции.
— Не бабье это дело заниматься революцией, — наговаривал он ей. — И богу она противна. Молись крепче, проси у бога прощения за свои грехи. Может, он и смилостивится к тебе. Уймет твою прыть.
Но Елена Титовна не хотела молиться богу, просить у него прощения, поскольку не считала себя виноватой. Да и не верила она уже в бога. Всем сердцем верила в революцию, в Советскую власть. И хотела бороться за власть трудящихся, чтобы все люди сделались свободными и счастливыми. Муж, чтобы отвлечь жену от «греховных» мыслей, вечерами читал ей и детям библию, комментировал священное писание.
— Много ли стоят эти библейские слова: возлюби ближних, как самого себя, — послушав чтение мужа, иронически заметила Елена Титовна. — Сколько лет их твердят людям, а никто еще не возлюбил ближних, как самого себя. Почему так?
— Много знать хочешь, — злился муж, не зная, как ответить.
В семье Стасевичей назревал конфликт.
А тут еще произошло такое событие: в 1918 году старший их сын Иван, в возрасте 14 лет, вступил добровольцем в Красную Армию, ушел сражаться за власть Советов. — Ты во всем виновата, задурила парнишке голову своими разговорами о революции, — возмущался муж.
О многом Елена Титовна передумала в те тревожные дни, волнуясь за себя, сына, уже участвовавшего в бою с какой-то белогвардейской бандой, за судьбу младших сыновей. Жить совсем стало невмоготу. И она с двумя детьми поехала обратно в Александров, твердо решив стать хозяйкой своей судьбы, своего счастья.
Вернувшись в Александров, Елена Титовна не узнала город. Стены домов обклеены плакатами, лозунгами, листками-обращениями к трудящимся. Елена Титовна задержалась у одного листка. Это было обращение Александровского уездного комитета РКП (б) ко всем женщинам, работницам и домохозяйкам, с призывом включиться в активную общественную работу, в строительство социализма.
Елена Титовна прочла обращение один раз, второй. Подходили женщины. Неграмотным, а их было большинство, она пересказала обращение укома партии, другим, кто проявлял повышенный интерес, читала обращение вслух. Одни иронически относились к тексту, другие задумывались.
— И нам, что ли, революционерками делаться? — раскричалась одна женщина. — А кто стирать белье будет, обихаживать дом, с ребятишками нянчиться, щи и кашу варить? Мужики, что ли? — и, махнув рукой, пошла восвояси.
Но другие женщины не уходили, смотрели на Елену Титовиу, словно она одна могла им сказать что-то такое, чего не знали они. Никогда Стасевич прежде не выступала, только на митингах речи слушала, поражаясь умным выступлениям ораторов, как у них все складно получается. А теперь, кажется, ей пришла пора сказать свою первую в жизни речь, пусть еще не на митинге, а просто на улице, на которой случайно собрались женщины.
— Вот что я думаю, товарищи женщины, — сказала Елена Титовна. — К нам большевистская партия не случайно обращается. И мы, знаете, какой силой будем, если организуемся, если уйдем от своей постылой жизни, если не только о своей семье будем думать, а о Советской власти, чтобы повсюду она побеждала, чтобы жизнь была все лучше и лучше. И поэтому я так считаю: нам, женщинам, надо организоваться.
Женщины захлопали в ладоши. Эти неожиданные аплодисменты смутили Елену Титовну.
А между тем 4 июня 1919 года бюро уездного комитета РКП (б) обсуждало вопрос: «О работе среди женщин и подыскании организатора-агитатора». Подыскать среди женщин организатора-агитатора поручили члену бюро укома, редактору уездной газеты «Голос труда» Степану Базунову. Спустя несколько дней выяснилось, что... в Александрове в настоящее время нет подходящей кандидатуры среди женщин на этот пост. Тогда уком партии поручил организацией александровских женщин заняться самому Степану Базунову. Так появился на стенах домов, заборов тот сочиненный С. Базуновым листок-обращение, который с волнением читала Елена Титовна. Через несколько дней новый листок броскими буквами созывал женщин на первое их собрание в здание бывшей мужской гимназии. Пришла на это собрание и работница Стасевич. Среди собравшихся она оказалась самой старшей. Ей было уже за 30 лет.
Степан Базунов приметил Елену Титовну сразу. Выделялась она своей редкостной красотой, стройностью фигуры, будто березка вошла в зал. Перед началом Базунов подошел к Елене Титовне, познакомился с ней, расспросил подробно о жизни, ребятишках.
— Наслышан о вас, Елена Титовна, и надеюсь, что вы станете нашей наипервейшей активисткой, поборницей раскрепощения женщин, чтобы их интересы не сводились только к заботам о доме, очаге. Согласны со мной?
— Согласна, — тихо ответила Елена Титовна.
Ее разволновал разговор с этим парнем (ему тогда было 20 лет), брала за сердце его приветливость.
После этого первого собрания состоялось в городе немало других собраний женщин. На все ходила Елена Титовна, на всех перед собравшимися женщинами выступал Базунов. Вскоре при укоме партии создалась группа, состоявшая из первых в городе женщин-активисток. В нее вошли Поля Козлова, Настя Романова, Мария Николаева и другие. Елена Титовна подружилась с ними, особенно с Марией Сергеевной Николаевой, с которой и в партию большевиков вступали одновременно — в октябре 1919 года.
Для примирения с женой в Александров приехал Михаил Владимирович Стасевич. Он надеялся, что ему удастся отвлечь Елену Титовку от участия в собраниях и митингах, неугодных его богу. Но, увы. Пропасть между ним и женой стала шире и глубже. А когда Елена Титовна сказала мужу о том, что она вступает в партию, то он, от страха перед своим богом, завертелся юлой по избе:
— Нет, нет, ты, Елена, не сделаешь этого. Коммунисты против бога...
То, что сейчас будет рассказано, кое-кому, может быть, покажется непохожим на правду. А это быль, быль тех далеких теперь уже лет, полных тревог, волнительных ожиданий, стремительных взлетов человеческого духа. Словом, ничего я не придумывал. В Александрове состоялся показательный суд. Елена Стасевич расходилась со своим мужем по политическим мотивам. За ходом процесса следил весь Александров. Многие оправдывали Елену Титовну, восхищались ей. Но и мещанских пересудов было тоже немало.
Елена Титовна на суде выступила с взволнованной речью. Она говорила о социализме, о новых семьях, отношения в которых будут строиться на взаимной любви и общности взглядов, на идейной убежденности. И не будет уже больше никогда такого, как было с ней, когда ее, шестнадцатилетнюю девчонку, выдали насильно замуж за человека, который по возрасту годился ей в отцы.
Некоторые присутствующие на судебном процессе, слушая Елену Титовну, плакали. А когда она закончила свою речь, то зал горячо аплодировал ей, ее мужеству, силе воли, красоте ее души. На процессе присутствовали сыновья. Когда их спросили, с кем они остаются, с матерью или с отцом, ребятишки заявили в один голос:
— Мы — с мамой. Мы так же, как она, будем коммунистами.
В хмурый октябрьский день на площади Советской провожали на борьбу с Деникиным новый отряд александровских коммунистов. На бочку, заменявшую трибуну, от имени добровольцев поднялся Степан Базунов.
— Если суждено истории, — сказал Базунов, — переход от рабства и капитализма к свободе и коммуне совершить через горы трупов, моря крови и слез, — то пусть. Нас не пугает этот «кошмар». Мы готовы и уже вступили в великую схватку со старым миром. И мы похороним его, каких бы это усилий и жертв ни стоило. А потому вперед! Наступил момент последней и решительной схватки.
Через три дня Елена Титовна прочитала эти слова Степана Михайловича Базунова в газете «Голос труда», в которой была опубликована последняя статья журналиста революции, участника Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Он ушел и погиб за революцию.
Спустя много лет, одна из первых женщин-активисток Александрова Анастасия Николаевна Романова, вспоминая о давно минувших днях, писала: «Под влиянием С. M. Базунова целая группа женщин Александрова вступила в партию. Oн создал при укоме РКП (б) бюро женской комиссии. А когда С. М. Базунов ушел добровольцем на Южный фронт, то мы уже сами, без опеки мужчин, могли работать по-боевому, сплачивать вокруг себя, ядра нашей группы, женщин города, поднимать их на социалистическое строительство. И мы всегда с теплым чувством вспоминали С. М. Базунова, погибшего смертью героя в декабре 1919 года, поскольку многим обязаны ему своим пробуждением к активной общественной жизни».
В конце 1919 года Елена Титовна Стасевич была назначена заведующей женотделом уездного комитета РКП (б). Работала она в комиссии по борьбе с тифом, занималась организацией детских учреждений, сбором продовольствия для голодающих Поволжья.
Дальнейшая судьба этой женщины такая: губернский комитет РКП (б) перевел Елену Титовну во Владимир, где она до 1930 года работала в женотделе, председателем губсоюза деревообделочников.
В 1930 году по семейным обстоятельствам она переехала в Москву, к сыну Алексею. В столице была на ответственных должностях.

Умерла в 1942 году на Урале от тяжелой и продолжительной болезни в возрасте 54 лет.

***

Старший сын Иван с гражданской войны вернулся в г. Александров, стал работать в локомотивном депо слесарем, затем выучился на машиниста паровоза. В 1926 году Иван вступил в члены Коммунистической партии. Более 40 лет он водил поезда. За свой самоотверженный труд на железнодорожном транспорте был награжден орденом Ленина. Умер в 1975 году.
Младший сын Яков до 1928 года работал токарем на александровской ткацкой фабрике имени рабочего Ф. Калинина, здесь вступил в комсомол. По комсомольской путевке был направлен на учебу во Владимирский механический техникум. Парень умер в возрасте 22 лет от тяжелой болезни сердца.
Судьба среднего сына Елены Титовны Алексея уже совсем удивительная. В 1920 году он вступил в г. Александрове в комсомол. Было ему тогда 13 лет. Пятнадцатилетним подростком Алексей приехал в Москву, работал курьером в Центральном Комитете комсомола. Впрочем, вот что писал об Алексее Михайловиче 12 февраля 1970 года выдающийся советский писатель Михаил Александрович Шолохов, ходатайствуя об установлении ему персональной пенсии:
«... тов. Стасевич А. М. многие годы является активным журналистом, научным публицистом. Журналистскую деятельность он начал в 1923—1924 гг., работая на железнодорожном транспорте — рабочим корреспондентом газеты «Гудок», затем в 20—30 гг. по направлению комсомола работал в издательстве Моссовета «Новая Москва» и МК ВКП (б), «Московский рабочий». Несмотря на имевшиеся в то время трудности, им было успешно организовано издание детской, пионерской, юношеской и художественной литературы...».
В одном из писем из станицы Вешенской Михаил Шолохов сообщал Алексею Стасевичу о том, что написал две части романа под названием «Тихий Дон», который он высылает ему, шутливо попросил его о том, что нельзя ли за рукопись получить кое-какой гонорар.
Но с напечатанием романа «Тихий Дон» возникли немалые трудности. В издательстве отнеслись к книге, прямо скажем, равнодушно. Но понимая, какое огромное значение роман может иметь для развития советской литературы, Алексей Стасевич, когда к нему в Москву приехал Михаил Шолохов, организует ему встречу со знаменитым писателем Александром Серафимовичем, автором «Железного потока». На эту встречу он ходил вместе с Шолоховым. Серафимович радушно встретил их, усадил за стол, на котором домовито пыхтел тульский самовар. Тогда же Александру Серафимовичу была передана рукопись «Тихого Дона». А через несколько дней в газете «Правда» появилась рецензия А. Серафимовича на роман «Тихий Дон». Это был редкий случай, чтобы рецензия на рукопись печаталась раньше, чем выйдет книга.
«Дорогой Алексей! — писал Михаил Александрович Шолохов в 1970 году А. М. Стасевичу. — С радостью подписал бумагу о назначении тебе персональной пенсии. По чести говоря, ты ее заработал, старик...».
Я не мог без волнения читать эти слова М. А. Шолохова.
Однако, возвращаясь к прошлому, надо сказать, что не стал Алексей Стасевич профессиональным журналистом. Комсомол направил его на учебу в Промакадемию, поскольку страна нуждалась в инженерных кадрах. Алексей Михайлович успешно окончил Промакадемию, получил диплом инженера-строителя. В тридцатые годы он руководил двухтысячной комсомольской организацией на строительстве крупнейшего в стране Челябинского станкостроительного завода имени С. Орджоникидзе. Вот тогда-то он стал горячим сторонником использования в строительстве сборных железобетонных конструкций. Сборный железобетон па всю жизнь завладел его мыслями.
Началась Великая Отечественная война. Партия направила Алексея Михайловича на Урал, где он возглавил строительство нефтеперегонного завода. Фронт крайне нуждался в бензине, керосине, нефтесмазочных материалах. В труднейших условиях он мобилизует людей на быстрейший ввод объекта.
После войны А. М. Стасевич на Кубани — управляющий трестом «Краснодарнефтестрой». Работал долгое время в Министерстве строительных материалов СССР, возглавлял строительство первых в стране железобетонных заводов в Москве, Ленинграде, Свердловске, Челябинске. Под его руководством началось строительство первых сборных пятиэтажных домов в московских Новых Черемушках. В те годы он был директором Московского домостроительного комбината.
И все же Алексею Михайловичу пришло время вернуться к увлечению комсомольской юности! В шестидесятые годы он работал главным редактором Стройиздата. Он — член Союза журналистов СССР с 1962 года. Его перу принадлежит немало трудов. Он автор научно-технических монографий, учебных пособий, технических статей в журналах и газетах, способствующих, как отмечал М. А. Шолохов, ускорению научно-технического прогресса, повышению технического уровня и подготовке технических кадров. Ему присвоено почетное звание — заслуженный строитель РСФСР. Его труд отмечен орденами и медалями.

В ознаменование 60-летия Великого Октября, решением исполкома Александровского городского Совета народных депутатов одна из улиц в городе стала называться улицей Елены Стасевич. Тем же решением горисполкома еще четыре улицы были переименованы в честь александровских большевиков, активных участников установления Советской власти в городе, Петра Еремеева, Павла Савельева, Николая Тихонравова, Григория Козлова. Есть в Александрове улица имени Степана Базунова.

Источник:
А. СОФРОНОВ. Елена Стасевич и ее сыновья
Владимирский Губженотдел
Город Александров и уезд в 1917-м году

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Николай (12.02.2020)
Просмотров: 268 | Теги: 1917, Александров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru