Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.07.2020
14:26
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1277]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [107]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 16
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Путешествие из гор. Александрова — до Петербурга (1909 год)

Из гор. Александрова — до Петербурга (1909 год)

14-го июня 1909 года было около 2-х часов по полудни, когда мы собрались в Александровский Христорождественский собор, чтобы помолиться о благополучном нашем путешествии в С.-Петербург. Здесь, после молебна в путь-шествие, совершенного организатором экскурсии о. Протоиереем Н. Флоринским при пении учителей, учительниц и учеников церковно-приходских школ, имеющих отправиться в путь, мы выслушали краткое напутствие от о. Николая и пожелание счастливого пути. После всего намечено было время, к которому должны были собраться на вокзал.
3 часа 30 мин. по полудни. Вокзал станции Александров оживлен: там и здесь кучки учащих и учащихся, отправляющихся в экскурсию. Тут же провожающие их родители, братья, сестры и знакомые; настроение у экскурсантов повышенное. Выправлены уже билеты. Поезд, идущий из Ярославля к Москве, незаметно подкрался к станции. Мы все на платформе. Любезность господина начальника станции к экскурсантам выше всякого сравнения; нам отведен особый вагон для проезда до Москвы. Все мы заняли места; каждый садился, где хотел; только учащиеся дети должны были сесть вместе со своими учащими.
Пробил 3-й звонок, и все мы перекрестились, отдавая себя в волю Божию в этом путешествии. Никто из нас еще не видал С.-Петербурга, а большинство из учащихся не видывало и Москвы. Провожающие напутствовали нас пожеланием счастливого пути; кланялись нам чрез окна, махали платками и фуражками, пока мы не скрылись у них из виду. Время в разговорах шло незаметно. В 5 часов вечера мы подходили к ст. Сергиево. Проезжая мимо Лавры Пр. Сергия, Радонежского Чудотворца, мы помолились и ему, прося у него помощи в этом путешествии полезном, но вместе и не безопасном, потому что в С.-Петербурге началась холера. На станции встретили нас 12 человек, наших соэкскурсантов и соэкскурсанток из учащих в школах западного района Александровского уезда. В Москве с Ярославского вокзала мы перебрались на Николаевский, где было уже известно о прибытии экскурсантов, отправляющихся этим вечером в С.-Петербург. Руководящему экскурсией пришлось обратиться к начальнику станции с просьбой дать место в поезде к С.-Петербургу. Начальник предупредительно отнесся к заявлению, — говоря, что распоряжение о вагоне для нас им уже сделано; как только поезд подадут, нам будет отведен особый вагон. Было около полуночи, когда мы, разместившись как кому было удобнее и осеняя себя крестным знамением, тронулись в путь. В вагоне было свободно и мы расположились на ночлег. Хотя можно было спать, но немногие заснули; большинство разговаривали и рано поднялись с лавочек, желая посмотреть местность, по которой мы ехали в первый раз. Около гор. Твери почти все были на ногах и следили за видами, мелькавшими пред нами. Умылись, помолились, попили чайку и не оставляли окон, наблюдая местность. Нам казалось, что мимо нас бегут леса, луга, деревни, села, города, фабрики и заводы.
12 часов дня 15-го июня. Мы въезжали в предместия С.-Петербурга; вдали налево нам показывали Царское Село с его золотыми главами; ближе к С.-Петербургу нам пришлось пересекать кладбище, где покоятся городские бедные, как нам объяснил кондуктор, — сюда вывозят погребать из больниц. И много же тут могил и крестов над ними! А вот и С.-Петербург. Город большой; глазами его не обоймешь; дымом обтянуло его; фабрики и заводы дают себя знать обывателю и приезжему. Отобрали проездные билеты, мы все приготовились к выходу. Вокзал не произвел на нас впечатления: тут темно и тесно. Но вот мы на площади пред вокзалом; нас приветствует памятник Царю Миротворцу Александру III, тому, кто дал жизнь церковной школе, которой все мы служим и в которой учатся дети, прибывшие в С.-Петербург. Что это за мощь, сказали мы все в один голос. Это русский богатырь и телом и душой; величие и сила Царя олицетворены в этом памятнике как нельзя более. Все мы сказали, как жаль, что неумолимая смерть взяла к себе этого богатыря, судя по человечески, не в пору и не во время. Царствие ему небесное!
Осмотревши памятник, мы сели на конку, которая нас доставила к зданию Училищного Совета при Св. Синоде, где помещалась церковно-школьная выставка. Главная цель нашей поездки осмотр этой выставки. Здесь нас любезно встретила администрация выставки, которую мы осматривали под руководством нашего Владимирского Епархиального Наблюдателя В.Г. Добронравова. Впечатление колоссальное. Все говорили: да, видно, что школы церковные трудятся немало, что они на высоте своего призвания; труды их перед нами. Много пришлось положить уменья и сил организаторам выставки. Осмотревши выставку и поблагодаривши Василия Гавриловича, мы отправились по квартирам, отведенным нам администрацией выставки: женский пол должен был отправиться в Свято-Владимирскую школу, а мужчины в Эстонскую школу. При выходе с выставки мы встретили всю администрацию Училищного Совета, ожидающую приезда Великого Князя Константина Константиновича. Мы поторопились отправиться по местам отведенным, чтобы толпой не встретить Великого Гостя выставки на ее порогах, и только успели отойти от подъезда, как на автомобиле прибыл Августейший Посетитель выставки.
В отведенных нам помещениях, благодаря распорядительности и вниманию к экскурсантам администрации Училищного Совета, нас уже ожидали; помещение и койки для каждого были приготовлены, и мы расположились здесь отдохнуть от пути. Попили чаю, немного перекусили, усталость исчезла, и мы отправились гулять по С.-Петербургу: были в Летнем саду, прокатились на катере по Неве; часть мужчин была на Стрелке, наблюдая заходящее солнце. К вечеру собрались все; долго разговаривали, делились впечатлениями, время было около полуночи, а в комнатах было так светло, что можно было читать без огня; тут мы узнали о белых ночах Петербурга. Было далеко за полночь, когда мы все успокоились, намереваясь встать пораньше, чтобы с первым катером по каналу отправиться на Неву к Летнему саду, где нас должен был ожидать женский персонал, дабы вместе отправиться на пристань и оттуда в Кронштадт, чтобы там посетить храм, где священствовал незабвенный общий всех молитвенник о. Протоиерей Иоанн Ильич Сергиев, а вместе с тем и посмотреть взморье.
Утро 16-го июня. В 6 часов мы все уже на ногах; умылись, помолились и в первом от помещения канале сели на катер и отправились в Летний сад. В саду нас ожидали наши экскурсантки, прибывшие из Свято-Владимирской школы; отсюда все вместе отправились на пристань Кронштадтского пароходства. Здесь нас встретили очень любезно: капитан парохода сделал нам 50% скидку с билета 2-го класса. 9 часов утра, и мы уже на пароходе. После 3-го звонка свисток дал знать едущим об отправлении; мы все поднялись на палубу II класса, перекрестились и отплыли от берега. Тихо и мирно закачался пароход по реке Неве, — проходили мы здесь мимо массы судов военных и торговых, — тут были и броненосцы, и крейсера, и миноносцы и др. суда, — мыслями переносились к Цусиме и невольно переживали то, что переживали наши моряки той бедной эскадры, которая с своими пловцами погибла в море. Все видимое нас интересовало; и мы не сводили своих глаз со всего, что проходило мимо нас. Взморье, взморье Финский залив, картина для небывалого человека поразительная, душу захватывающая; впереди даль, направо и налево на расстоянии 3 — 4 верст берега; вдали же из воды как бы вырастает золотая глава нового Кронштадтского собора; не хочется отрываться от этой дивной картины: на встречу идут большие суда и пароходы, кое-где мелькают и небольшие лодочки. Время летит быстро. Кронштадт с его фортами как бы выплыл из воды, и мы у пристани. Все настроены повышенно; всем хочется поскорее видеть место молитвенных подвигов усопшего молитвенника. По выходе мы поспешно отправились к цели, в собор, где служил покойный о. Иоанн. В соборе нас встретили очень любезно; от храма веяло простотой, настраивающей душу на молитву; здесь мы не видали богатых украшений, золота и серебра; но как только вспомнили, что здесь лились потоки слез кающихся у почившего, становилось на душе торжественно и грустно. Радовались за прошлое, грустили за настоящее; грустили, что „батюшки" нет с нами, а он встретил бы нас; помолился бы с нами, благословил бы нас. Осмотревши храм, невольно мы преклонили колена здесь и пропели почившему „Со святыми упокой" и „вечную память"; молитва нас объединила с ним, и мы, не видя, как будто видели его, духовно беседовали с ним. Вышедши из собора, преклонились мы и пред могилою почившей супруги о. Иоанна. Направо невдалеке виднелся новый, колоссальный, отстраивающийся собор с той золотой главой, которая занимала нас не мало, когда мы вышли из Невы в Финский залив. Чтобы поспеть на пароход, мы заняли места в дилижансах, которые и доставили нас на пристань к отходу парохода. Не хотелось расставаться с Кронштадтом, еще бы побыть здесь; побывать бы в домике, где жил почивший; но нас предупредили, что там еще все заперто и запечатано.
Снова 3-й звонок, снова свисток и мы, перекрестившись, отплываем от Кронштадта: остров как бы тонет, погружается в воду, впереди же из воды начинает расти С.-Петербург. Чрез несколько времени мы были на знакомой нам пристани. Поблагодарив администрацию парохода за ее любезность, мы сошли с парохода, сели на трамвай и отправились в Иоанновский монастырь, на могилу о. Протоиерея Сергиева; несколько минут, и мы были уже у цели; перед нами монастырь с его чудными постройками; а дальше мы и на могиле о. Иоанна. Подземный храм, мраморный алтарь, мраморная гробница, масса народа, многие обливаются слезами, служится панихида, все благоговейно настроены, все пришли как бы на родную могилу. Хор монашествующих запел „вечная память", все преклонили колена.
После панихиды, с разрешения монашествующих и причта, о. Протоиерей Н. Флоринский отслужил еще панихиду; экскурсанты пели. Усыпальница снова наполнилась молящимися, снова слезы, снова все преклоняют колена. Мы пропели „вечную память", приложились к св. Кресту и Евангелию, что на гробнице; не хотелось выходить из этого святого места, долго бы, долго мы здесь молились, но нужно было торопиться далее, чтобы видеть святыни С.-Петербурга. Осмотрели верхний храм, побеседовали с бывшими тут, и мы узнали, что волна верующих и преклоняющихся пред гробом о. Иоанна только сменяется, но не прерывается от раннего утра до позднего вечера.
Снова в трамвае; быстро доставил нас он к Петропавловской крепости; мы пришли в собор, к гробницам наших царей. У экскурсантов особенное настроение; всем хочется видеть эти гробницы, хочется преклониться пред гробницами почивших созидателей родной нам России. О. руководитель провозгласил вечную память здесь лежащим Императорам и Императрицам, князьям и княгиням. Экскурсанты, коленопреклоненно стоя пред св. алтарем собора, пропели вечную память. Все с чувством глубокого благоговения оставили эту святыню. После этого мы прибыли в храм Воскресения Христова, что на крови Царя-Мученика Александра II. Подходя к этому памятнику, мы долго осматривали его снаружи. Стиль и благоукрашение поражали нас; а когда мы вошли внутрь храма и увидали мозаичную живопись и иконы из мозаики, то невольный восторг перед великолепием охватил всех нас.
Но вот мы и у решетки, близ крови Царя-Мученика; все невольно настроились благоговейно; осмотрели место и камни, покрытые его кровью, и, преклонив колена, пропели: „Со святыми упокой". Тяжело было на душе, когда мы уходили от места, где пострадал Царь-Освободитель. Отсюда отправились в Исаакиевский собор, осматривали памятник Императору Петру Великому. Хотели побывать в Зимнем дворце, но было уже поздно. Величие Исаакиевского собора поразительно. Святые иконы, стенная живопись — все приковывало наше внимание; так и хотелось сказать: здесь дом Божий, здесь врата небесные. После сего экскурсия разделилась на части: одни пошли на Невский проспект купить что-нибудь на память о С.-Петербурге, учащиеся, утомленные, отправились по квартирам. Некоторые из экскурсантов успели побывать в Казанском соборе. Были и в Александро-Невской лавре и преклонялись пред ракой мощей Св. Благоверного и Великого Князя Александра Невского, как покровителя земли Владимирской, где он покоился после своих земных трудов до дней Петра I.
Был девятый час вечера, и мы все собрались в места нашей остановки. Здесь поблагодарив заведующих школами, на трамваях, почти одновременно, хотя и с разных сторон, прибыли к вокзалу, где еще раз полюбовались памятником Царя-Миротворца. Было уже около полуночи, когда мы заняли места в вагоне, отведенном администрацией на нашу экскурсию в количестве 40 человек; из них было учащихся 10, учащих 29 и о. Уездный Наблюдатель школ, он же и организатор экскурсии. Пробил 3-й звонок, и мы, осенив себя крестным знамением, благополучно отбыли со станции. Несмотря на утомление, наши экскурсанты долго не засыпали; все время разговаривали, делились впечатлениями, произведенными столицей. Эта экскурсия всех так объединила, что разговорам не было и конца.
За все время пути, можно сказать, каждый пережил все со дня вступления на подвиг учительства. Каждый рассказал свою биографию, случаи из школьной жизни. От разговоров перешли к пению; экскурсанты оказались незаурядными певцами, что еще более их сплотило в одну семью. В разговорах и в пении время прошло так быстро, что незаметно доехали до предместьев Москвы. Здесь верст за 20 перед Москвой нас встретил санитарный врач и, проходя по вагону, спрашивал, не болит ли у кого голова, или нет ли у кого недомогания. Тут мы только вспомнили про холеру, которой побаивались в С.-Петербурге и которая заставила оставить город Петра так быстро. Нас в С.-Петербурге смущали объявления на столбах: „бойтесь холеры!"
А вот и Москва! Все от радости перекрестились и благополучно перебрались на Ярославский вокзал, где пришлось заявить о нашем прибытии. Начальник станции был так-же любезен, как и прочие начальники: он отвел нам особенный вагон, и мы благополучно доехали до Сергиева, где должны были расстаться с частью экскурсантов. Чудное было прощание: тем не хотелось оставлять нас, а нам не хотелось расставаться с ними. Эта экскурсия так нас всех связала и объединила, что со слезами мы прощались с остающимися в Сергиеве. Экскурсанты выразили желание, чтобы и на будущее время организовалась экскурсия до Киева или Соловок, если только Министерство Путей Сообщения так-же любезно отнесется к экскурсии, как и ныне, т. е. даст возможность пользоваться удешевленным тарифом со скидкой 75%. Учащиеся в школах церковных по большей части дети бедных родителей; в ту же экскурсию, если некоторые и ездили, то только потому, что попечители и попечительницы школ им оказали помощь.
Было около 2-х часов ночи, когда мы прибыли в гор. Александров, где экскурсанты распростились Друг с другом и с о. Протоиереем Н.И. Флоринским, которого ранее и в минуты расставания не знали как благодарить, как за труды по организации, так и за труды по обозрению всего, что видели в С.-Петербурге. Все мы расстались с пожеланием новой экскурсии и по тому же тарифу. Наша экскурсия обошлась по пяти рублей с копейками с каждого лица даже с незабвенным для всех нас ужином в одном из ресторанов С.-Петербурга, поездками на трамваях из конца в конец по С.-Петербургу и другими расходами по содержанию в пути и на месте. Не могу не сказать того, что все имели маленький запас содержания из домашнего обихода.
(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 12-й. 1910 г.).
Святители, священство, служители Владимирской Епархии
Владимиро-Суздальская епархия.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Николай (17.06.2020)
Просмотров: 17 | Теги: Александров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика